Галагузова М.А. Социальная педагогика: Курс лекций - файл n1.doc

Галагузова М.А. Социальная педагогика: Курс лекций
скачать (668.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2252kb.18.09.2009 13:21скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
УДК 364(075.8) ЦБК 74.6Оя73 С69

Авторы:

М.А. Галагузова, Ю.Н. Галагузова, Г.Н. Штинова, Е.Я. Тищенко, Б.П. Дьяконов

Рецензенты:

доктор педагогических наук, профессор,

действительный член РАО

ВЛ. Сластенин;

доктор педагогических наук, профессор Н.М. Назарова
Социальная педагогика: Курс лекций: Учеб. пособие для С69 студ. высш. учеб. заведений / Под общ. ред. М.А. Галагузовой. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — 416 с. ISBN 5-691 00372-0.
Учебное пособие представляет собой курс лекций, в которых рассматриваются культурно-исторические традиции возникнове­ния социальной педагогики, ее категории и принципы, методы со­циально-педагогических исследований и особенности работы соци­ального педагога с различными категориями детей.

В пособие включены семинарские и практические занятия по курсу «Социальная педагогика».

Учебное пособие адресовано студентам вузов, осваивающим со­циально-педагогические профессии, преподавателям, а также всем, кого интересуют проблемы социальной педагогики.

УДК 364(075.8) ББК 74.60я73

ISKN 5-691-00372-0

© Коллектив авторов, 1999

© Гуманитарный издательский

центр «ВЛАДОС», 1999 © Серийное оформление обложки. Гуманитарный издательский центр «ВЛАДОС», 1999

1* 3
УДК 364(075.8) ЦБК 74.6Оя73 С69

Авторы:

М.А. Галагузова, Ю.Н. Галагузова, Г.Н. Штинова, Е.Я. Тищенко, Б.П. Дьяконов

Рецензенты:

доктор педагогических наук, профессор,

действительный член РАО

ВЛ. Сластенин;

доктор педагогических наук, профессор Н.М. Назарова

Социальная педагогика: Курс лекций: Учеб. пособие для С69 студ. высш. учеб. заведений / Под общ. ред. М.А. Галагузо-вой. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — 416 с. ISBN 5-691 00372-0.

Учебное пособие представляет собой курс лекций, в которых рассматриваются культурно-исторические традиции возникнове­ния социальной педагогики, ее категории и принципы, методы со­циально-педагогических исследований и особенности работы соци­ального педагога с различными категориями детей.

В пособие включены семинарские и практические занятия по курсу «Социальная педагогика».

Учебное пособие адресовано студентам вузов, осваивающим со­циально-педагогические профессии, преподавателям, а также всем, кого интересуют проблемы социальной педагогики.

УДК 364(075.8) ББК 74.60я73

ISKN 5-691-00372-0

© Коллектив авторов, 1999

© Гуманитарный издательский

центр «ВЛАДОС», 1999 © Серийное оформление обложки. Гуманитарный издательский центр «ВЛАДОС», 1999
ОГЛАВЛ ЕНИЕ

Обращение к студентам.................................................... 5

ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ «СОЦИАЛЬНЫЙ ПЕДАГОГ»

Лекция 1. Культурно-исторические предпосылки возникновения социальной педагогики в России ...................................................... 8

Лекция 2. Профессиональная деятельность

социального педагога.................................. 21

Лекция 3. Система профессиональной подготовки

социальных педагогов................................. 37

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ

Лекция 4. Социальная педагогика как наука и как

сфера практической деятельности.............. 52

Лекция 5. Развитие ребенка в социуме....................... 69

Лекция 6. Понятие нормы и отклонения от нормы

в социальной педагогике............................. 85

Лекция 7. Категории социальной педагогики.............. 101

Лекция 8. Принципы социальной педагогики .............. 120

Лекция 9. Социально-педагогическое исследование .. 131

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Лекция 10. Методика и технологии социально-педагогической деятельности ..................... 146

Лекция 11. Социально-педагогическая деятельность

с семьей......................................................166

Лекция 12. Социально-педагогическая деятельность с детьми, оставшихся без попечения родителей.................................................... 192

1* 3Лекция 13. Девиации как социально-педагогическая

проблема...................................................... 212

Лекция 14. Алкоголизм как форма проявления

девиантного поведения детей.....................227

Лекция 15. Наркомания как форма проявления

девиантного поведения детей..................... 240

Лекция 16. Проституция как форма проявления

девиантного поведения детей.....................260

Лекция 17. Преступность как форма проявления

делинкветного поведения детей.................. 276



Лекция 18. Социально-педагогическая деятельность

с детьми девиантного поведения................294

Лекция 19. Социально-педагогическая деятельность с подростками, склонными к употреблению алкоголя......................................................307

Лекция 20. Социально-педагогическая деятельность с несовершеннолетними правонаруши­телями .......................................................319

Лекция 21. Социально-педагогическая деятельность

в конфессиях...............................................342
ОБРАЩЕНИЕ К СТУДЕНТАМ

Дорогие студенты!

Вы выбрали благородную, новую для нашего общества про­фессию — социальный педагог. Да, действительно в России эта профессия — новая. Только в 1990 году специальность «соци­альная педагогика» была включена в Классификатор направле­ний и специальностей высшего профессионального образова­ния, ей был присвоен номер; была введена соответствующая должность и в тарифно-квалификационный справочник. Нача­лась подготовка кадров для этой профессии.

Однако в нашей стране социальная педагогика имеет столь же глубокие и давние традиции, как и в других странах мира. Толь­ко это развитие было более извилистым и драматичным, как, впрочем, и вся история страны. Именно этим и обусловлены главные трудности становления социальной педагогики как новой профессиональной сферы, которая включает в себя не только собственно социально-педагогические учреждения и службы, органы управления ими, но и систему подготовки спе­циалистов, а также научно-исследовательскую базу социально-педагогической деятельности.

К числу таких трудностей в первую очередь можно отнести утрату традиций милосердия, благотворительности в советском обществе, глубоко укоренившуюся в общественном сознании ориентацию на «общее благо» при глубочайшем пренебрежении к отдельному человеку. Преодоление этого « наследия » социализ­ма чрезвычайно трудно, но необходимо, ибо идеология социаль­ной педагогики требует отношения общества к ребенку как к высшей ценности, понимания его судьбы и смысла жизни.

Много и таких проблем, которые порождены уже современ­ной российской действительностью. Ее динамичность, конф­ликтность, неопределенность приводят к тому, что сегодня практически нет социальных групп населения, которые чув­ствовали бы себя социально защищенными, благополучными. И в первую очередь это касается детей. Это усложняет задачи, стоящие перед специалистами в области социальной защиты и социальной помощи детям, но, с другой стороны, именно это формирует чрезвычайно высокий спрос на специалистов, уме­ющих профессионально оценить проблемы и помочь решить их,на ученых и политиков, способных точно диагностировать и прогнозировать социальное развитие общества, формировать эффективную социальную политику государства. Именно по­этому на современном этапе становление социальной педагоги­ки и системы подготовки специалистов в области социальной педагогики приобретают такое важное значение.

Социальный педагог в обозримой перспективе ближайших десятилетий станет столь же массовой профессией, как учитель или медицинский работник, ибо предотвращать и лечить соци­альные болезни отдельного ребенка значительно легче, нежели бороться с социальными эпидемиями.

Социальная педагогика как область науки и соответствую­щий ей учебный курс, который сегодня является одним из ве­дущих курсов в профессиональной подготовке многих специа­листов для социальной сферы, делают свои первые шаги. Одна­ко нельзя сказать, что развитие социальной педагогики в Рос­сии началось с нуля. Истоки социальной педагогики можно найти в трудах многих отечественных философов, психологов, педагогов, таких, как Н. Бердяев, В. С. Соловьев, Л. С. Выгот­ский, А. Н. Леонтьев, К. Д. Ушинский, А. С. Макаренко и др. Кроме того, уже более ста лет насчитывает развитие этой науки за рубежом.

Достаточно много книг, освещающих те или иные проблемы социальной педагогики, появилось и за последнее десятилетие. Такие ученые-педагоги, как В. Г. Бочарова, А. В. Мудрик, В. Д. Семенов, Ю. В. Васильева, Л. Д. Демина, Б. 3. Вульфов, Р. А. Литвак и другие, высказывают в своих работах авторское видение основ социальной педагогики. Но следует отметить, что эта развивающаяся область педагогической науки пока еще четко не определила свой предмет и объект исследования, дис­куссионными являются ее основные категории, есть и много других спорных вопросов в этой науке, которые предстоит ре­шить вам в будущем.

В первой части книги представлены материалы лекций, про­читанные авторами на протяжении семи лет для студентов, го­товящихся стать социальными педагогами. Материал лекций скомпонован в три раздела: «Введение в профессию «соци­альный педагог», «Основы социальной педагогики», «Основы социально-педагогической деятельности*.

В первом разделе рассматриваются культурно-исторические предпосылки возникновения социальной педагогики в России, специфика профессиональной деятельности социального педа­гога и особенности его профессиональной подготовки.

6

Во втором разделе освещаются вопросы становления социаль­ной педагогики за рубежом и в России, основные категории и принципы данной науки, методы социально-педагогических исследований.

Третий раздел книги посвящен основам социально-педагоги­ческой деятельности. В нем рассматриваются проблемы, кото­рые возникают у детей с девиантным и делинкветным поведе­нием, оставшихся без попечения родителей, других категорий детей, в зависимости от того социума, в котором находится ре­бенок: семья, образовательные учреждения, детские дома и приюты, пенитенциарные учреждения (воспитательные коло­нии) и др.

В конце каждой лекции приводятся вопросы для самостоя­тельной работы, литература по данной теме.

Авторы выражают надежду, что эта книга поможет студен­там не только освоить основные положения социальной педаго­гики, но и подойти творчески к пониманию и решению важных проблем этой науки.

В заключение хочу выразить благодарность Людмиле Яков­левне Олиференко, ученому и педагогу, которая стояла у исто­ков введения социальной педагогики в России и которая под­вигла меня заняться этой новой, а потому загадочной, интерес­ной и привлекательной областью науки; студентам Социально­го института, которые прослушали наши лекции и активно участвовали в проведении семинарских и практических заня­тий, а также написали и защитили дипломные работы по соци­альной педагогике; моей дочери Галагузовой Юлии Николаев­не, которая взяла на себя труд и смелость выступить соавтором этой книги, Штиновой Галине Николаевне за труд по редакти­рованию книги; а также молодому пастору Борису Петровичу Дьяконову. Особую благодарность хотелось бы выразить уважа­емым оппонентам: доктору педагогических наук, профессору, действительному члену Российской академии образования Сла-стенину Виталию Александровичу и доктору педагогических наук Назаровой Наталье Михайловне, которые внимательно прочитали рукопись и своими критическими замечаниями по­могли авторам снять некоторые сомнения, возникавшие при написании книги.

М. А. Галагузова, проф., д-р пед. Паук
ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ «СОЦИАЛЬНЫЙ ПЕДАГОГ»

ЛЕКЦИЯ 1
КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ В РОССИИ

Милосердие и благотворительность как культурно-исторические традиции социально-педагогической де­ятельности. Этапы развития благотворительности в России. Введение профессии «социальный педагог» в России,

Милосердие и благотворительность как культурно-исторические традиции социально-педагогической деятельности

Теория и практика социальной педагогики связаны с истори­ко-культурными, этнографическими традициями и особенно­стями народа, зависят от социально-экономического развития государства, опираются на религиозные и нравственно-этичес­кие представления о человеке и человеческих ценностях.

Если говорить о социальной педагогике как области практи­ческой деятельности, то необходимо четко разграничивать со­циально-педагогическую деятельность как официально при­знанную разновидность профессиональной деятельности, с одной стороны, и как конкретную, реальную деятельность организаций, учреждений, отдельных граждан по оказанию помощи нуждающимся в ней людям, с другой.

Социально-педагогической деятельности как профессии, ко­торая предполагает специальную подготовку людей, способных оказать квалифицированную помощь нуждающимся в социаль­ной, педагогической и морально-психологической поддержке детям, до недавнего времени в нашей стране не было. Что же касается реальной деятельности общества по оказанию помощи обездоленным детям, то она имеет в России глубокие историчес­кие корни.

8

Надо сказать, что на протяжении всего развития человечес­кой цивилизации любое общество так или иначе сталкивалось с проблемой отношения к тем его членам, которые не могут са­мостоятельно обеспечить свое полноценное существование: де­тям, старикам, больным, имеющим отклонения в физическом или психическом развитии и другим. Отношение к таким лю­дям в разных обществах и государствах на разных этапах их развития было различным — от физического уничтожения сла­бых и неполноценных людей до полной интеграции их в обще­ство, что определялось характерной для данного общества ак­сиологической (ценностной) позицией, т. е. системой устойчи­вых предпочитаемых, значимых, имеющих ценность для чле­нов общества представлений. Аксиологическая позиция, в свою очередь, всегда бывает обусловлена идеологическими, социаль­но-экономическими, нравственными воззрениями общества.

История русского народа показывает, что в его культуре еще в период родоплеменных отношений стали закладываться тра­диции гуманного, сострадательного отношения к немощным и обездоленным людям и особенно — к детям как наиболее без­защитным и уязвимым среди них. С принятием на Руси хрис­тианства эти традиции получили свое закрепление в различных формах милосердия и благотворительности, которые существо­вали на всех этапах развития российского общества и государ­ства.

Несмотря на то, что слова «благотворительность» и «милосер­дие», на первый взгляд, очень близки по своему значению, они не являются синонимами. Милосердие — это готовность помочь кому-либо из человеколюбия, сострадания, или, по определе­нию В. Даля, «любовь на деле, готовность делать добро всяко­му »1. Русская православная церковь с самого своего основания провозгласила милосердие как один из важнейших путей ис­полнения основной христианской заповеди «возлюби ближне­го как себя самого». Причем милосердие как деятельная любовь к ближнему, через которую утверждалась любовь к Богу, дол­жно было выражаться не просто в сострадании, сочувствии к страждущим, а в реальной помощи им. В древнерусском обще­стве практическое исполнение этой заповеди сводилось, как правило, к требованию подавать милостыню нуждающимся. В дальнейшем

получили развитие и другие формы проявления милосердия, наиболее значимая из которых — благотворитель­ность.

1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М., 1956. Т. 2.

- С. 327.Благотворительность подразумевает оказание частными ли­цами или организациями безвозмездной и, как правило, регу­лярной помощи нуждающимся людям. Возникнув как прояв­ление милосердного отношения к ближнему, благотворитель­ность стала сегодня одной из важнейших составляющих обще­ственной жизни практически каждого современного государ­ства, имеющей свою юридическую базу и различные организа­ционные формы. Однако в каждой стране развитие благотвори­тельности имеет свои исторические особенности.
Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России.

I этап IX-XVI вв. В этот период благотворительность на­чиналась с деятельности отдельных лиц и церкви и не включа­лась в обязанности государства.

Добрыми делами, милосердным отношением к нуждающим­ся прославился великий князь Владимир, которого в народе называли «Красное солнышко». Будучи от природы человеком широкой души, он призывал и других заботиться о ближнем, быть милосердным и терпеливым, совершать добрые дела. Вла­димир положил начало и осуществил ряд мероприятий по при­общению россиян к просвещению и культуре. Он учредил учи­лища для обучения детей знатных, среднего состояния и убо­гих, видя в образовании детей одно из главных условий разви­тия государства и духовного становления общества.

Князь Ярослав Владимирович, принявший престол в 1016 г., учредил сиротское училище, в котором обучал на своем ижди­вении 300 юношей.

В тяжелый период междоусобиц и войн, когда появилось ог­ромное количество людей, нуждающихся в материальной и моральной помощи, именно церковь взяла на себя эту благород­ную миссию. Она вдохновляла русский народ на борьбу за на­циональное возрождение и имела исключительно важное зна­чение для сохранения в народе присущей ему духовности, веры в добро, не давала ему озлобиться и утратить нравственные ори­ентиры и ценности. Церковь создала систему монастырей, где находили приют нищие и страждущие, обездоленные, сломлен­ные физически и морально. В отличие от западной церкви, ко­торая видела свою основную благотворительную задачу в том, чтобы призреть нищих и немощных, т. е. дать им приют и про-

10

питание, русская церковь взяла на себя выполнение трех важ­нейших функций: обучения, лечения, призрения.

В России среди монастырей и крупных храмов не было таких, которые не содержали бы больницы, богадельни или приюты. Среди священников мы находим немало ярких примеров, ког­да их жизнь и деяния посвящались помощи людям. Так, вызы­вают глубокое уважение и восхищение Преподобный Серафим Саровский, Старец Амвросий, что служил людям верой и прав­дою в Оптикой пустыни, Сергий Радонежский и многие другие. Они учили словом и делом соблюдать нравственные заповеди, вырабатывать достойные образцы поведения, относиться ува­жительно к людям, заботиться о детях, совершать акты мило­сердия и любви к ближнему.

Но традиции благотворительности в русском народе не огра­ничивались деятельностью церкви и отдельных князей. Про­стые люди часто оказывали поддержку друг другу, и в первую очередь — детям. Дело в том, что в этот период дети не осозна­вались государством и церковью как ценность для общества. Епископы домонгольского периода, по свидетельствам истори­ков, не ознаменовали себя ничем в деле оказания помощи де­тям, особенно брошенным матерями, тогда как народ не оста­вался безучастным к судьбам сирот.

Сложившаяся еще в догосударственный период традиция заботиться о ребенке всей родовой общиной преобразовалась в заботу о брошенных детях при скудельницах. Скудельница — это общая могила, в которой хоронили людей, умерших во вре­мя эпидемий, замерзших зимой и т. п. При скудельницах соору­жались сторожки, куда привозились брошенные дети. Занима­лись их призрением и воспитанием скудельники — старцы и старухи, которые специально подбирались и выполняли роль сторожа и воспитателя.

Содержались сироты в скудельницах за счет подаяний насе­ления окрестных сел и деревень. Люди приносили одежду, обувь, продукты питания, игрушки. Именно тогда сложились такие пословицы, как *С миру — по нитке, а бедному сироте — сорочка», «Живой — не без места, а мертвый — не без могилы». В скудельницах покрывались народным милосердием и несча­стная смерть, и несчастное рождение.

При всей своей примитивности дома для убогих детей яв­лялись выражением народной заботы о сиротах, проявлени­ем человеческого долга перед детьми. Скудельники следили за их физическим развитием, с помощью сказок передавали им нравственные правила человеческого общежития, а кол-

11
лективные отношения сглаживали остроту детских пережи­ваний.

К началу XVI в., наряду с личным участием любого человека в благотворительной деятельности, в деле оказания помощи нуждающимся наметилась новая тенденция, связанная с бла­готворительной деятельностью государства. В частности, на Стоглавом Соборе в 1551 г. Иван Васильевич Грозный высказал идею о том, что в каждом городе необходимо выявлять всех нуждающихся в помощи — убогих и нищих, строить специаль­ные богадельни и больницы, где им был бы обеспечен приют и уход.

II этан с начала XVI1 в. до реформы 1861 г. В этот пери­од происходит зарождение государственных форм призрения, открываются первые социальные учреждения. Историю при­зрения детства на Руси связывают с именем царя Федора Алек­сеевича, а точнее —с его указом (1682 г.), в котором говорилось о необходимости обучения детей грамоте и ремеслам.

Но более всего истории известно имя великого реформатора — Петра I, который в свое правление создал государственную систему призрения нуждающихся, выделил категории нужда­ющихся, ввел превентивные меры борьбы с социальными поро­ками, урегулировал частную благотворительность, закрепил законодательно свои нововведения.

Впервые при Петре I детство и сиротство становятся объектом попечения государства. В 1706 г. открываются приюты для «за­зорных младенцев », куда было приказано брать незаконнорож­денных с соблюдением анонимности происхождения, а за «погубление зазорных младенцев» неминуема была смертная казнь. Младенцы обеспечивались государством, и в казне были предусмотрены средства на содержание детей и обслуживаю­щих их людей. Когда дети подрастали, их отдавали в богадель­ни на пропитание или приемным родителям, детей старше 10 лет — в матросы, подкидышей или незаконнорожденных — в художественные училища.

Екатерина Великая реализовала замысел Петра I строитель­ством вначале в Москве (1763 г.), а потом в Петербурге (1772 г.) императорских воспитательных домов для «зазорных младен­цев».

Благотворительная деятельность Российского императорско­го двора, прежде всего его женской половины, приобретает в этот период форму устойчивой традиции. Так, Мария Федоров­на, жена Павла I и первый министр благотворительности, про­являла большую заботу о сиротах. В 1797 г. она пишет импера-

12

тору доклад о работе воспитательных домов и приютов, в кото­ром, в частности, предлагается «...отдавать младенцев (сирот) на воспитание в государевы деревни к крестьянам «доброго поведения». Но только когда малыши в воспитательных домах окрепнут, а главное — после оспопривития. Мальчики могут жить в приемных семьях до 18 лет, девочки —до 15». Как пра­вило, эти дети вступали в брак в деревне, а их будущее управ­лялось органами общественного призрения. Так было положе­но начало системе воспитания сирот в семьях, а чтобы воспита­тели были «искусны и умелы», Мария Федоровна на собствен­ные средства открывала педагогические классы при воспита­тельных домах и пепиньерские (пепиньерка — девушка, окон­чившая среднее закрытое учебное заведение и оставленная при нем для педагогической практики) классы — в женских гимна­зиях и институтах, которые готовили учительниц и гувернан­ток. Ею же в 1798 г. было основано Попечительство о глухоне­мых детях.

В этот же период начинают создаваться общественные орга­низации, самостоятельно выбирающие объект помощи и рабо­тающие в той социальной нише, которую государство не охва­тывало своим вниманием. Так, при Екатерине II (середина XVIII в.) в Москве открывается государственно-филантропи­ческое «Воспитательное общество». В 1842 г., также в Моск­ве, создается опекунский совет детских приютов, который воз­главляет княгиня Н. С. Трубецкая. Первоначально деятель­ность совета была сосредоточена на организации свободного времени бедных детей, остающихся в дневное время без при­смотра родителей. Позднее при совете стали открываться от­деления для сирот, а в 1895 г. — больница для детей московс­ких бедняков.

Александр I обращает свое внимание на детей с нарушением зрения. По его приказу в Петербург был приглашен знаменитый французский учитель Валентин Гаюи, который разработал ори­гинальную методику обучения слепых детей. С этого времени начинают строиться учреждения для этой категории детей, а в 1807 г. открывается первый институт слепых, где обучалось лишь 15 слепых детей (рассчитывали принять 25), так как уже в то время был живуч тезис «в России слепых нет».

В этот период в России начинает развиваться определенная социальная политика и законодательство, складывается систе­ма призрения людей, и в частности — детей, нуждающихся в помощи. Церковь постепенно отходит от дел призрения, выпол­няя другие функции, а государство создает специальные инсти-

13туты, которые начинают осуществлять государственную поли­тику в деле оказания социальной поддержки и защиты.

III этап с 60-х гг. XIX в. до начала XX в. В этот период времени наблюдается переход от государственной благотвори­тельной деятельности к частной благотворительности. Зарож­даются общественные филантропические организации. Одна из них — «Императорское человеколюбивое общество», в котором были сосредоточены денежные благотворительные пожертвова­ния частных лиц, включая и особ императорской фамилии.

Как и в Западной Европе, в России постепенно формирова­лась сеть благотворительных учреждений и заведений, налажи­вались и совершенствовались механизмы благотворительной помощи, которой охватывался все более широкий круг детей с разными социальными проблемами: болезнь или дефект разви­тия, сиротство, бродяжничество, беспризорность, проституция, алкоголизм и т. д.

Общественные филантропические деяния распространились и на детей с физическими недостатками. Были организованы приюты для глухонемых, слепых детей, детей-инвалидов, где их образовывали и обучали различным ремеслам в соответствии с их недугом.

Попечительство о глухонемых детях, основанное еще импе­ратрицей Марией Федоровной, содержало за счет своих средств школы, учебные мастерские, приюты и убежища для детей, выдавало пособия семьям, имеющим глухонемых иждивенцев. Бедным воспитанникам выдавалось казенное обеспечение.

Не менее значительным было Попечительство Марии Алек­сандровны о слепых детях. Основным источником дохода По­печительства был кружечный сбор — материальное пожертво­вание всех церквей и монастырей, которое собиралось на пятой неделе после Пасхи. В училища принимались дети от 7 до 11 лет на полное казенное содержание в случае крайней нужды.

В 1882 г. открылось Общество попечения о бедных и больных детях «Синий крест», руководила которым Великая Княгиня Елизавета Маврикиевна. Уже в 1893 г. в рамках этого общества появилось отделение защиты детей от жестокого обращения, включая убежища и общежития с мастерскими.

В это же время на средства частной предпринимательницы А. С. Балицкой был создан первый приют для калек и парализо­ванных детей. В конце XIX в. становится необходимым откры­тие приютов для детей-идиотов и эпилептиков, которые также требуют специального ухода и заботы. Такую благородную мис­сию взяло на себя Общество призрения калек несовершеннолет-

14

него возраста и идиотов, которое открыло приют для детеи-идиотов в Петербурге. Там же врач-психотерапевт И. В. Маляревс-кий открывает врачебно-воспитательное заведение для умствен­но отсталых детей, преследуя цель содействовать детям с пробле­мами психического здоровья в обучении их честной трудовой жизни.

Таким образом, система общественно-государственного при­зрения детей в России в конце XIX века представляла собой разветвленную сеть благотворительных обществ и учреждений, деятельность которых значительно опередила становление про­фессиональной социальной работы и социальной педагогики в Европе.

В этот период благотворительность принимает светский ха­рактер. Личное участие в ней воспринимается обществом как морально-нравственный поступок. Благотворительность связы­вается с благородством души и считается неотъемлемым делом каждого.

Примечательной чертой этого периода является зарождение профессиональной помощи и появление профессиональных спе­циалистов. Начинают организовываться различные курсы, став­шие началом профессионального обучения кадров для соци­альных служб. «Социальная школа» была образована на юриди­ческом факультете Психоневрологического института, где одной из кафедр была «кафедра общественного призрения» (октябрь 1911 г.). В этом же году был сделан первый набор студентов по специальности «общественное призрение». В 1910 и 1914 гг. со­стоялись первый и второй съезды деятелей социальной сферы.

Одним из важнейших направлений деятельности ученых и практиков в этот период было оказание помощи и построение системы воспитательно-исправительных учреждений, куда попадали нищие и беспризорные дети.

В Москве при Городской думе действовал Благотворительный совет и образованная им специальная Детская комиссия, кото­рая осуществляла статистический сбор данных о детях, исклю­ченных из школы или выгнанных из приютов за дурное пове­дение; контролировала условия содержания малолетних пре­ступников; содействовала в открытии детских приютов.

Вопросам исправления малолетних преступников путем пси­хического воздействия на почве любви к ближнему были посвя­щены съезды представителей русских исправительных заведе­ний для малолетних (с 1881 до 1911 года прошло 8 съездов).

В России широкие масштабы принимала просветительская деятельность по отношению к малолетним преступникам. Чи-

15тались лекции, проводились беседы по вопросам деятельного участия каждого гражданина в судьбе ребенка, совершившего правонарушение. Открывались благотворительные общества, которые на собственные деньги создавали учреждения для ока­зания помощи детям, вставшим на путь преступления.

В начале XX в. в России успешно развивалась система раз­личных социальных служб. В 1902 г. действовало 11400 благо­творительных учреждений, 19108 попечительских советов. Только в Петербурге их приход составил 7200 рублей, по тем временам сумма огромная. Деньги шли на создание учебно-вос­питательных учреждений, содержание домов для бедных детей, ночных приютов для бродяжек, народных столовых, амбулато­рий и больниц. В обществе сохранялось и укреплялось устойчи­вое положительное отношение к благотворительности.

IV этап — с 1917 г. до середины 80-х гг. XX в. Переломным моментом в развитии благотворительности в России стала Ок­тябрьская революция 1917 г. Большевики осудили благотвори­тельность как буржуазный пережиток, а поэтому любая благо­творительная деятельность была запрещена. Ликвидация ча­стной собственности закрыла возможные источники частной благотворительности. Отделение церкви от государства и фак­тически ее репрессирование закрыло путь церковной благотво­рительности.

Уничтожив благотворительность, которая являлась реальной формой помощи нуждающимся детям, государство взяло на себя заботу о социально обездоленных, число которых в резуль­тате острейших социальных катаклизмов (первой мировой вой­ны, нескольких революций, гражданской войны) резко возрос­ло. Сиротство, беспризорность, правонарушения среди подро­стков, проституция несовершеннолетних — острейшие соци­альные и педагогические проблемы того периода, которые тре­бовали своего решения.

Советская Россия поставила задачу борьбы с детской беспри­зорностью и ее причинами. Этими вопросами занимались так называемые соцвосы — отделы социального воспитания при органах власти всех уровней. Были созданы учреждения по со­циально-правовой охране несовершеннолетних, в вузах Моск­вы и Ленинграда была начата подготовка специалистов для системы социального воспитания.

В этот период активно начала развиваться педология, кото­рая ставила перед собой задачу на основе синтезированных зна­ний о ребенке и среде обеспечить наиболее успешное его воспи­тание: помочь детям учиться, предохраняя детскую психику от

16

перегрузок, безболезненно овладевать социальными и профес­сиональными ролями и т. д.

На 20-е гг. пришлось появление целой плеяды талантливых педагогов и психологов — как ученых, так и практиков, в чис­ле которых А. С. Макаренко, П. П. Блонский, С. Т. Шацкий, Л. С. Выготский и многие другие. Их научные труды, впечат­ляющие достижения в практической работе по социальной ре­абилитации «трудных» детей и подростков (Первая опытная станция Наркомпроса, трудовая колония им. М. Горького и др.) получили заслуженное международное признание.

Однако система социального воспитания и педология раз­вивались недолго, фактически они прекратили свое суще­ствование после печально известного постановления 1936 г. «О педологических извращениях в системе Наркомпроса». Педологии была инкриминирована роль «антиленинской те­ории отмирания школы», будто бы растворяющей последнюю в среде. Многие представители этой теории были репрессиро­ваны, а социальное воспитание и понятие среды дискредити-

, рованы и изъяты из профессионального сознания педагогов

' на долгие годы.

С 30-х годов, названных в наглей истории «великим перело­мом», опустился «железный занавес», надолго отделивший

) советских ученых и практиков от зарубежных коллег. В сло-

< жившемся тоталитарном государстве произошла подмена обще-

I человеческих ценностей на классовые. Провозглашение утопи­ческой идеи построения самого совершенного и справедливого

: общества, ликвидации всех пережитков прошлого, в том числе и социальных бед, сделало закрытой тему социальных проблем

,- и систему социальной помощи нуждающимся детям.

Новые социальные потрясения, связанные с Великой Отече­ственной войной (1941-1945 гг.), вновь обострили положение детей. «Теперь, когда тысячи советских детей лишились род­ных и остались без крова, — писала газета «Правда», — их нуж­ды должны быть приравнены к нуждам фронта». Изменяется отношение общественности к социально обездоленным детям — к ним стали относиться как к жертвам войны. Государство пы­тается решить их проблемы путем создания школ-интернатов для эвакуированных детей, расширения сети детских домов для детей воинов и партизан. Но наряду с этим фактически возрож­дается благотворительность (хотя это слово и не употребляется), которая проявляется в открытии специальных счетов и фондов, в перечислении солдатами и офицерами денег для детей, в пере­даче личных сбережений населения на их нужды.

17В 60-70 гг. в педагогической науке и практике наметился яв­ный поворот в сторону социальной педагогики, создания и раз­вития ее организационных форм и институтов, возобновления теоретических исследований в области педагогики среды, свя­занных с разработкой системного подхода в обучении и воспи­тании.

Введение профессии «социальный педагог» в России

Глубокие социальные потрясения, происходящие в нашем обществе в последние годы, кризисное состояние экономики, культуры, образования катастрофически ухудшают условия жизни и воспитания детей. Как результат этого растет преступ­ность среди подростков и молодежи, увеличивается количество беспризорных и безнадзорных детей, становятся социальной проблемой детский алкоголизм, детская проституция, детская наркомания, возрастает число детей, имеющих отклонения в физическом и психическом развитии, и т. д.

В условиях реформирования общества изменяется и соци­альная политика государства. В 1990 г. Верховным Советом СССР была ратифицирована Конвенция ООН о правах ребенка, которая вступила в силу для Российской Федерации как право­преемника СССР с 15 сентября 1990 г. В статье 7 новой Консти­туции России записано, что в Российской Федерации «обеспе­чивается государственная поддержка семьи, материнства, от­цовства и детства, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии и иные гарантии со­циальной защиты». Приняты многочисленные нормативные акты: Закон об образовании, Указ Президента о социальной поддержке многодетных семей, Постановление правительства о неотложных мерах по социальной защите сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.

В начале 90-х годов были приняты и начали реализовывать-ся три большие социальные программы: «Социально-психоло­гическая поддержка, обучение и воспитание детей с аномалия­ми развития», «Творческое развитие личности» и «Социальные службы помощи детям и молодежи »; тогда же были разработа­ны и по настоящее время действуют такие государственные со­циальные программы, как «ДетиРоссии», «ДетиЧернобыля» и др.

Вопросами социальной защиты и поддержки детства в насто­ящее время занимаются различные министерства и ведомства:

18



Министерство общего и профессионального образования; Мини­стерство труда и социального развития; Министерство здраво­охранения; Министерство юстиции.

Повсеместно в стране создаются учреждения нового типа: центры социального здоровья семьи и детей, социальной реаби­литации трудных подростков; открываются приюты для детей, убегающих из дома; работают социальные гостиницы и телефо­ны доверия и многие другие службы, оказывающие соци­альную, медицинскую, психологическую, педагогическую и иные виды помощи.

Возвращается в наше общество благотворительность, причем на новой законодательно закрепленной основе. Закон РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных органи­зациях» вызвал процесс бурного развития благотворительных фондов, ассоциаций, союзов, объединений. В настоящее время успешно действуют Фонд милосердия и здоровья, Детский фонд, благотворительный фонд «Белый журавлик» и многие другие, которые оказывают социальную защиту и помощь де­тям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, воспитанникам детских домов. Организованы и действуют про­фессиональные ассоциации социальных педагогов и соци­альных работников, набирает силу волонтерское движение, оказывающее помощь и поддержку нуждающимся детям.

В 1991 г. в России был официально введен институт социаль­ной педагогики. В системе профессионального образования была утверждена новая специальность «социальная педагоги­ка», разработана квалификационная характеристика социаль­ного педагога, а также внесены соответствующие дополнения в квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих. Тем самым юридически и практи­чески были заложены основы новой профессии.

Понятие «социальный педагог» стало привычным и вошло в теоретические изыскания ученых и педагогическую практику.

Официальное открытие нового социального института дало огромный импульс для методологических, теоретических и научно-практических исследований как в сфере деятельности новых кадров, так и в их подготовке. Последние годы характе­ризуются тем, что после 70-летнего перерыва Россия возвраща­ется в мировое образовательное пространство. Изучается зару­бежный опыт, издается переводная литература, происходит активный обмен специалистами.

Мы с Вами стоим у истоков нового периода — периода профес­сиональной социально-педагогической деятельности. Он толь-

19ко начинается, но начинается не с нуля. Человечество накопи­ло огромный опыт работы с детьми, требующими особой защи­ты и заботы, оно владеет методами и методиками разрешения возникающих у них проблем, создает новые технологии. Да и развитие самой российской культуры давно подготовило почву для этой профессии в различных сферах социальной деятельно­сти, i

Социальная педагогика в современных условиях политичес­ких, социальных, экономических преобразований страны, вхождения России в мировое сообщество, принятия Россией Конвенции о правах ребенка становится символом изменений, нацеленных на создание эффективной системы помощи, защи­ты и поддержки детства.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации