Рождественский Ю.В. Общая филология - файл n1.doc

приобрести
Рождественский Ю.В. Общая филология
скачать (749.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2345kb.13.08.2007 19:58скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Рождественский_ Общая_филология_p



ББК 80.81 Р62

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Р62 Рождественский Ю.В.

Общая филология. — М.: Фонд "Новое тысячелетие", 1996.— 326 с.

Редактор-составитель Яхненко В.В.

ISBN 5-86947-0I9-6

В п|хм'мм«гмой чита1елк> khmic Ю В Рождественского определяется предмет

общей 1'н и 'I......' ......питой научной дисциплины гуманитарного профиля.

Общая |н ......i * се*.» ► люченме знания для понимания закономерно-

стей pu in» 11 и рп - иii.iiKHiей словесности в разных типах культур на

всем npoiN*' пни . 14H' i щи шиш человеческом цивилизации.

Дйннаа мш1« > , гсовама иудсшам филологического профиля, а также всем, xioHinqxiyriv* и|»>ОЛ(мамм i уманитарного знания.

В предлагаемую читателю книгу акад. Ю.В. Рождественского вошли избранные работы по общей филологии. Выбор работ определялся, во-первых, потребностью в более полной публикации, и, во-вторых, принципиальным характером сочинений.

Статья "Язык в семантическом информационном процессе" описывает ключевые проблемы общей филологии, тесно связанные с современными задачами общественно-языковой практики нашей страны. Это как бы предисловие к основному обширному тексту, давшему название всей книге — "Общая филология".

Основной текст представляет собой новую редакцию, расширенную и исправленную, книги автора, ранее опубликованной в сокращенном виде под названием "Введение в общую филологию" (М.1979.) и ставшей уже библиографической редкостью.

В качестве приложения помещена статья "Теория языка и проблема существования языка", в которой раскрывается методология общей филологии как самостоятельной научной дисциплины.

Избранные работы по общей филологии акад. Ю.В.Рождественского выходят в свет в год 70-летия автора, многолетние плодотворные труды которого создали целое направление в отечественной филологии.

В.В.Яхненко

ISBN V
ББК 80.81

© Рождественский Ю.В., 1996

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

ЯЗЫК В СЕМАНТИЧЕСКОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ (ПРОБЛЕМА РЕЧИ И ДЕЙСТВИЯ)

Термин "информация" далек от однозначного понимания: в математике и кибернетике он означает, с одной стороны, снятие неопределенности, с другой,— негэнтропию, т.е. процессы, противоположные рассеянию энергии; в естественных науках этот термин применяется редко и обычно связан с изучением структурирования материи. В гуманитарных науках под информацией понимают результаты деятельности мыслящей материи, закрепленные в семиотических системах. Вот почему такая информация получила название семантической информации. Все то, что создано человеческим замыслом и закреплено в знаковой форме, сохранено в ней, передано, принято, усвоено другими людьми как результат деятельности мысли, принято называть семантической информацией.

Семантическая информация — важнейший признак общества как собрания мыслящих существ, объединяющий и разделяющий общества и их части.

Семантическая информация создается, передается, накапливается, распределяется и хранится по общественным законам. Семантическая информация влияет на деятельность людей. Это влияние касается всех сторон деятельности людей.

Так, для того чтобы продолжить себя в потомстве, человек должен заключить брак. Это значит, надо устроить мельчайшую ячейку общества, а для того вести надлежащие переговоры, пройти соответствующий обряд, перейти в категорию семейных людей и т.п., и все это опираясь на обычаи, нравственные и юридические нормы и общественные установления, свойственные культуре данного общества.

Сходным образом семантическая информация регистрирует рождение, отмечает социальное положение человека и его изменения (в разных обществах ценимые по разным критериям), болезнь, смерть и характер памяти о человеке.

Труд человека тоже невозможен без организации. Эта организация охватывает человека со стороны той общественной структуры, в которой он трудится: род, семья, коллектив, сословие, общество, государство и т.д. Все это освещается семантической инфор-

мацией. Разделение труда: труд бытовой, сельскохозяйственный, ремесленный, промышленный, строительный, семиотически-управленческий, торговый, творчески-умственный в области науки и искусств и т.д.— организуется семантической информацией.

Так, например, прежде чем состоится какой-либо обмен, необходимо знать, что именно и как будет обменено, прежде чем ввести деньги или род валюты (сами по себе являющиеся разновидностью социальной семантической информации), необходимо через речь установить ее стоимостное содержание и форму денег.

Культура физическая, материальная и духовная создаются, отбираются, хранятся и используются также лишь благодаря семантической информации. Благодаря семантической информации человеку становится доступным любой вид культуры как накопленной, сберегаемой и используемой обществом семантической информации.

Принятие творческого решения в значительной мере зависит от объема и характера семантической информации: чем она полнее и систематичнее, тем с большим основанием принимается решение, формулируется и реализуется его замысел и оцениваются результаты принятия решения.

Семантическая информация охватывает общество, обеспечивает общественное производство, с одной стороны, его состав (классы, слои, прослойки и т.п.) и их интересы, выступающие как идеология, с другой. Семантическая информация требует затрат времени и труда. Доля этого времени и труда растет с ростом и усложнением общества. В настоящее время труд, затрачиваемый отдельным человеком на семантическую информацию, стал столь велик, что вступает в конкуренцию с долей времени, затрачиваемого на производительный труд, на семью, на отдых и другие занятия.

Рост семантической информации объясняется прежде всего усложнением всех видов труда и соответствующей этому социальной структуры.

Современный человек затрачивает на семантическую информацию значительно больше времени, чем в прошлом: возрос объем обучения всех видов и время обучения, возрос объем оперативной информации, которую человек черпает из всех видов устной речи, документов, книг и массовой коммуникации, одновременно возрос объем культурной информации, которую человек черпает из посещения театров, музеев, стадионов, из туризма и т.п.

Объем семантической информации таков, что требует от человека большей продолжительности активной жизни, а также умения переключаться с одного вида деятельности на другой, с одной разновидности труда на другую. Это значит, что человеку предъявляются требования искусно распорядиться своим временем, уметь сделать должный выбор необходимой семантической информации,

правильно и быстро ее освоить и применить с должным

Отсюда человек предъявляет к обществу требование снабдить tr<* необходимой семантической информацией, снабдить в нужное ■|ч мц и и такой форме, когда информация была бы уместной и вос-М| имасмой легко, полностью и с удобством, с тем чтобы потра-III11 мл поиск семантической информации минимум времени, чтобы о|о<>рнм> нужное с должным эффектом и быстро и полностью вос-И|м1пчп.. осмыслить и применить эту семантическую информацию. Ч' иск начинает ценить блага общества еще по одному критерии ■ - информативной обеспеченности личности, информативного ршмообразия жизни и информативной защищенности существования члена общества

СВ Неверов описал так называемую "теорию языкового существования", развиваемую в японской филологии. По данным С И Неверова, в этот предмет японские филологи включают также тмрение времени, которое человек тратит на речевую деятельна к.. )то измерение ведется дифференцированно по видам речи — устная речь, письменная речь и т.д., и по видам речевых действий (р.мюворы дома, приготовление школьных заданий, болтовня на у пще, писание писем, чтение писем, чтение газет и т.п.). Дифференцируются также разные группы населения по возрасту, полу, роду Ш1ЯТИЙ, состоянию и т.п. Благодаря этим измерениям удается по-i i роить сводные характеристики разных социальных категорий населения Японии по объему и типу их речевой нагрузки.

Одновременно с этим подвергается анализу сама речь, прежде Hcci о с точки зрения ее филологической организации, т.е. ее уместности, объема, доступности содержания, времени создания и получения, а потом с точки зрения ее языковой организации: объема словаря, применяемого в разных видах речи, характера произношения и графики, типов грамматических конструкций.

Из этих двух родов данных делаются два рода выводов. Во-первых, в Японии уже перешли к массовому обучению наиболее |ффективным речевым действиям всех видов: построению и восприятию устной речи в разных ситуациях, построению письменной речи и искусству чтения, умения пользоваться массовой коммуникацией. Во-вторых, нормируется графика, фонетика и словарь, нормируется и объем школьного словаря. Все это делается с ориентацией на установление и поддержание верных речевых отношений между людьми, развитие правил вежливости во всех видах речевого общения.

В США с начала XX в. и особенно после второй мировой нойны организованно развиваются исследования в области учебного предмета, который стали называть термином Speech ("Речь"). )тот предмет, как предмет научного исследования и преподавания в школе, прежде всего, в высшей, содержит следующие части: пра-

\\

вильное и красивое произношение и декламация, основные положения риторики, традиционно принятой в обучении в США, и обучение риторической практике, включая и новейшую, такую как ведение диспутов, собраний и т.п., основы психологии речи, обучение правилам восприятия устной и письменной речи, а также правилам создания разных видов речи, обучение правилам социального устройства речевых коммуникаций и их соотношения с культурой.

Изучение "языкового существования" в Японии и исследования по "Речи" в США преследуют по сути дела одну цель — дать члену общества определенные умения и навыки эффективного пользования социальной семантической информацией в ее речевой форме. В этих работах рассматривается социальная структура семантической информации, однако обычно игнорируются вопросы защиты личности от недолжного действия социальной информации, права личности на защиту от дезинформации (кроме ложной рекламы и диффамации), права на обеспеченность информацией и т.п. В то же время защищаются военные, политические и коммерческие секреты. Развивается криптография и дешифровка. Частная жизнь может стать предметом шпионажа, получает распространение промышленный шпионаж. Реклама в средствах СМИ формирует моду на еду, одежду, транспорт, жилище.

Целенаправленные попытки решения проблем социальной информации в России и СССР приходятся на время революционного преобразования общества и связываются с явлением т.н. тоталитаризма. Полезно рассмотреть, хотя бы в сжатой форме, его истоки.

В результате преобразовательной деятельности В.И.Ленина и его сторонников в сфере социальной информации:

1. Изменяется отношение к содержанию и применению речи. Речь как носитель семантической информации монополизируется государством, чтобы стать двигателем во всех областях общественной жизни, производства и культуры. Возникает новый критерий оценки содержания речи: а) речь, направленная на общее благо и прогресс общественной, производственной и культурной жизни; б) речь, не направленная на это, содержащая разные виды добросовестных заблуждений, неверные и неточные сведения, а также намеренный обман и дезинформацию.

Верная речь основывается, как тогда полагали, на знании законов общественного развития, т.е. знании законов науки (общественной и естественной), и на точном знании и объективном, непредвзятом истолковании реального положения дел. Верная речь должна быть, кроме того, действенной, т.е. своевременно доведена до максимально широкой аудитории, доступной однозначному и ясному пониманию, мобилизующей на конкретные действия, расширяющей и углубляющей понимание положения дел каждым человеком.

2. Первым условием, обеспечивающим появление такой речи, является подготовленная аудитория. Чем выше культурный уровень

8

аудитории, чем глубже ее знания, тем более широкие возможности получения и использования семантической информации. Вот почему стало необходимым развитие образования всех степеней от ликвидации безграмотности до постоянного совершенствования всех форм обучения. Идеалом становится тот случай, когда люди, за вычетом общественно необходимого времени на обучение, учатся всю жизнь, совмещая учебу с трудом.

3. Вторым условием, как тогда полагали, является максимально полное удовлетворение населения необходимой информацией. Эта информация должна быть трех видов: культурная информация, формирующая общую подготовку людей (для этого развертывается сеть библиотек, читален, театров, филармоний, системы художественной самодеятельности и др. подобных культурных учреждений, а в массовую информацию вводится пропаганда усвоения общекультурной информации); оперативная информация, т.е. информация, необходимая для ориентации и вынесения решений в данный момент; специальная информация, т.е. информация, связанная с конкретной деятельностью человека и имеющая как культурную (в специальной сфере), так и оперативную (в этой же сфере) компоненты. От того, насколько более полно удовлетворяется человек этими тремя видами информации, зависит его подготовка в вынесении творческих решений.

4. Третьим условием верной речи считалось развитие демократических форм жизни: участие людей в коллективном вынесении решений (партийных, государственных, профсоюзных, кооперативных, производственных, женских, молодежных, бытовых, в разных их видах — от охраны общественного порядка до организации общежития). Создание самоуправления во всех сферах предполагает, в свою очередь, организацию собраний для вынесения коллективных решений, их обсуждения, принятия и т.д.

5. Четвертое условие верной речи — разделение речи по сферам общения, отсутствие взаимных помех в содержании, когда одна речь в одной сфере общения противоречит речи в другой сфере общения и когда каждая сфера общения полностью развивает присущую данной сфере общения сферу содержания. Это обеспечивалось единством идеологии. Разномыслие приносилось в жертву этому единству.

6. Пятым условием верной речи справедливо считалось совершенное владение языком и мастерское речевое выражение в понятных и точных формах. Для этой цели привлекаются дополнительно развивающиеся семиотические средства: кино, диаграммы, таблицы, расчеты, фотографии, звукозаписи и т.п.

Задача создания всех перечисленных условий формирует необходимость в общем для всех и совершенно устроенном языке, обладающем способностью как соединять в одно целое лю^й во всех сферах общения, так и легко переходить в сферы специального

общения. Для этой цели развивается также техника и технология речи, такие средства как усиление громкости речи, увеличение дальности речи, механизация письма, развитие типографского дела и т.д. и т.п.

Вне этих условий нельзя было достигнуть верной речи, нельзя было достигнуть единства общества, т.к. выпадение хотя бы одного из условий приводит к невозможности полно реализовать объединяющую речь, а это в свою очередь ведет к оживлению предрассудков, темных верований, искажению нравственности, ослаблению активности людей в личной, общественной, производственной, культурной сферах, а через это ослабляется развитие физической и материальной культуры народа.

Это значит, что интенсификация производства, активизация общественной жизни, как полагали РСДРП, КПР, ВКП(б) во многом зависели от единства в устроении семантической информации советского общества. Это и есть тоталитаризм.

Однако изменение содержания и роли речевого общения поставило несколько кардинальных проблем.

Первым вопросом является проблема техники и технологии речи.

Классическая устная, письменная речь и книгопечатание являются ограниченными в досягаемости, темпах, распределении и хранении речи. XX в. внес в технику речи целую серию усовершенствований. Сюда относится пишущая машинка, телеграф, копировальные устройства, радио, кино и фотография, голография, разные виды звукозаписи, новые виды печатного производства (в частности, плоская печать, ротационные машины, фотонабор, электронный набор), телевидение, ЭВМ и т.п. Техника речи требует развития двух видов технологий. К первому виду технологий относится промышленная технология, т.е. обеспечение массового и дешевого введения этой техники в производство и ее использование. Ко второму виду технологии относится разработка знаковой стороны сообщений.

Речь начинает эффективно сочетаться с музыкой, всеми видами изображений, математической символикой всех видов, а также становится возможным автоматическое калькулирование элементов речи и иных семиотических систем, сопутствующих ей.

Эффективная эксплуатация техники речи зависит не только от промышленной технологии, но и от семиотической технологии. Русские футуристы ясно чувствовали эту проблему и делали попытки перейти к широкой практике создания новой семиотической технологии. Их опыт в этой отношении весьма ценен. Однако большой ошибкой русских футуристов был недоучет историко-культурной стороны создаваемых технологий. Эта слабость опытов футуристов показала, что при создании семиотических технологий необходима полная эксплуатация культурных ресурсов. Забвение и недоучет

10

этого приводят к разрыву с историей и тем, по существу, делают негодными новые семиотические технологии, которые должны быть прямым развитием своего культурного наследия.

Создание семиотических технологий означает разработку новой стилистики. Связь нового материала речи и новых семиотических средств есть предпосылка создания новой стилистики. Содержательной стороной новых стилей становится развитие социалистического образа жизни. Для нового стиля необходим тщательный учет и освоение всего наследия исторических стилей, на что, кстати, неоднократно указывал и В.И.Ленин.

Вторым вопросом является исследование сфер общения и упорядочение их. Создание новой стилистики касается всех сфер языкового общения*, и не только языка как целого, но и всех семиотических систем. Стиль выступает как интегрирующее начало. Но общие черты стиля не должны привести к смешению разных сфер общения. Каждая из сфер общения обладает своей системой жанров и своим отношением к действительности. Например, документы, разбиваясь на серию жанров, формирующих эту сферу, в целом отличаются от устного общения, даже делового, тем, что формируют свой тип отношения речи к действительности. Речь письменная и официальная предусматривает точное фиксирование состояния цЛ и положения объектов, различает строго предполагаемое от долженствующего, исполненное от неисполненного.

Документы организуют деятельность людей со всех сторон: кадровой, уставной, финансовой, технологической, проектной, снабженческой, психологической. Стиль документов — ясные элементы веления, соответствие слова делу при формировании согласованного, слаженного труда в условиях его разделения.

В современных условиях это предполагает переход к компьютерным технологиям. В этом в 60—70 годы мы начали безнадежно отставать.

Речь письменная и печатная в научной сфере отличается другими качествами. Ей свойственны свои жанры и свой тип отношения к действительности. Научная речь предусматривает не организацию действий, а изучение природы предмета (независимо от того, каков этот предмет: человек, общество, живая или неживая материя). В этом процессе движущим началом является поиск истины относительно строения изучаемого предмета. Вот почему научная речь, будучи подобна деловой письменности, предполагает индивидуализацию точек зрения, развитую аргументацию о природе предмета при единстве методических и методологических посылок науки. Научная речь ведется от лица частных лиц, в ней открывается исти-

* * Сферами общения В.В.Виноградов называет речевое общение с помощью

определенного вида речи.

11

на, но никто не обладает монополией на нее. Но тоталитаризм приводил к закрытию дискуссий в науке, к марризму, к лысенков-щине, к травле "безродных космополитов" и т.п.

Примеры показывают, что необходима точная систематизация сфер общения. Необходимо различать большие сферы общения и их частное разделение, а вместе с этим необходимо исследовать предметно-тематические области, характеризующие подразделение сфер общения, различие модальностей, темпы обмена речевыми произведениями и характер обмена. Например, устная речь как сфера общения делится на диалогическую речь с живым обменом реплик, речь ораторическую, т.е. чистый монолог перед новой аудиторией, речь гомилетическую — новый монолог перед известной аудиторией, речь театральную, речь массовой информации с подразделением на телевизионную речь и радио-речь, речь в средствах звукозаписи и чтение вслух. Все эти виды речи делят сферу устного общения на малые сферы. В каждой большой и малой сфере есть своя система жанров, своя предметная область и свой тип модальности высказываний.

Изучение и систематизация сфер общения есть раскрытие системы речи в модальном, знаковом и словарно-тематическом отношении. Закономерности системы речи до сих пор не раскрыты, и в этом основная трудность современных рыночных реформ, провалы в экономике, научной и культурной жизни. Риторика как наука о речи фактически была под запретом с 60-х годов прошлого столетия. Общая и частная риторика начала XIX в. активно занималась разработкой сфер общения. Однако с тех пор система речи развилась и переструктурировалась. Вот почему необходимы новые исследования и в этой области.

Третьим вопросом является вопрос нормирования речи в различных ее сферах. До сих пор нормирование речи шло по двум разным и несообщавшимся между собой каналам. К первому принадлежит административное, юридическое, нравственное нормирование формы и содержания речи, а также нормирование формы и содержания речи по обычаю. Здесь существуют такие нормы, как правила вежливости, речевой этикет, формуляры писем и деловых бумаг, канцелярские и нотариальные правила обращения документов, почтовые правила, законы о речи (особенно законы о наказаниях за оскорбление словом), законы о печати, цензурные правила, авторское право и законодательство о распространении печатных произведений через торговлю, библиотечные правила и библиотечные уставы, архивные правила, определяющие создание, хранение и упорядочение архивов и работу архивов, административные правила и законодательные акты, касающиеся работы органов массовой информации и информатики, правила патентного дела и т.п.

Ко второму каналу принадлежит филологическое нормирование устных, письменных и литературных произведений. Это такие

12

правила, которые вводятся через школьное обучение и представляют собой итоги развития филологических наук: орфоэпии, каллиграфии, орфографии, грамматики, лексикологии, фонетики и фонологии, теории и истории литературы, теории и истории журналистики и т.п.

Оба ряда правил (первые в общей филологии называются внешними правилами словесности, а вторые — внутренними правилами словесности) нуждаются в согласовании для верного различения деталей семиотических актов языка и для эффективного развития социальной семантической информации.

Сравним, с данной точки зрения, документы и научные тексты.

Документ как текст, общезначимый для организации совместных действий, имеет коллективные разделенные авторство и ответственность. Так, авторы документа представлены лицом составителя документа, лицом, подписавшим документ, а также учреждением и ведомством, от которых исходит документ. Каждый из этих иерархически организованных юридических лиц, авторизующих документ, имеет каждый свой пласт ответственности за содержание документа и за вытекающие из него действия. Существенно, что эти пласты ответственности организованы иерархически. Если же документ исходит от двух разных юридических лиц, не связанных иерархическими отношениями, то речь идет об объединении двух иерархий.

Развитие системы научно-технической документации и тесная связь науки и производства рождает иногда неправильное смешение авторства документа и авторства научного. При этом возникает неоправданное научное соавторство, организованное по служебной иерархии. Соавторы выступают не как лица, делавшие качественно разные части работы, а как лица, авторизующие документ в иерархически ведомственном отношении. Известно, что авторство научного текста представляет собой личное авторство, которое для общества в целом — одно из суждений в общем накоплении разных взглядов на природу изучаемого предмета. Коллективное научное авторство возникает тогда, когда разработка одной темы ведется разными специалистами, рассматривающими один предмет в разных аспектах и с параллельным применением разных методик. Неразличение соавторства и документального авторства приводит к появлению текста, не имеющего ценности ни как документ, ни как научное произведение.

Документом такому тексту мешает быть предмет речи — исследование природы объекта, которое само по себе административно неподведомственно. С другой стороны, как научный текст такой текст становится неконкурентным, т.к. в нем отсутствует личная авторизация и появляется ведомственная. Поэтому при использовании достижений науки исчезает возможность выбора наилучших решений, и решения без выбора и обсуждения вводятся в производственную практику, что тормозит научно-технический прогресс. Вот почему при аттестации научных кадров на ученую степень пришлось специально вносить в правила пункт о личном вкладе автора в состав коллективных научных разработок. Введение этих правил при аттестовании научных кадров несомненно распространится в будущем на все виды научных работ, и авторство "по иерархии" будет упразднено.

Не менее сложны проблемы смысловых контактов между разными сферами общения. Например, сообщение, не вошедшее в текст массовой информации, но попавшее в такую сферу устной речи как молва, приобретает характер слухов. Полное дублирование сообщений массовой информации в гомилетической речи приводит к ослаблению обоих сфер общения. Можно сказать, что контакты между текстами по содержанию на сегодня разработаны только для книгопечатных изданий, где специально авторским правом оговорено ложное авторство — плагиат.

В целом, можно сказать, что проблема смысловых связей между текстами разных сфер общения еще не разработана. Разра-

13

ботка правил такого рода относится к теории речи и предполагает изучение речевых форм и их эффективное использование. Такая теория должна строиться на основе учета истории внешних правил словесности и их отношения к внутренним правилам словесности, в координации с историей стилей. Результатом этого исследования должны быть нормы и правила, преподаваемые как особая дисциплина — речеведение, центральной частью которой является общая филология.

Четвертым вопросом об использовании языка в сфере семантической информации является сложнейшая проблема речевой культуры. Здесь с самого начала необходимо отделить вопросы речевой культуры личности от вопросов речевой культуры общества.

Речевая культура личности субъективна и индивидуальна. Она представляет собой эрудицию в области речевой культуры общества и умение пользоваться этой эрудицией, а также отвечающими ей навыками. Речевая культура общества есть отбор, собирание и хранение лучших образцов речевой деятельности. Использование и обучение этим образцам формирует речевую культуру личности. В этом смысле культура личности зависит от культуры общества.

К речевой культуре общества, во-первых, относятся сами языки: бесписьменные, письменные, мертвые, живые, развитые и неразвитые, специальные и неспециальные.

К формированию речевой культуры в этой области относится, прежде всего, описание и исследование этих языков всех видов от элементарного первоначального учебника до сложных, методически оснащенных исследований. Эти описания должны вестись не только на том языке, который описывается, но и на возможно большем числе языков. В связи с этим особую важность приобретает сопоставительное описание и разные виды сравнительных описаний.

Другим моментом формирования речевой культуры общества является образование литературной классики как из литературных публикаций, так и из разнообразных фольклорных, письменных и литературных источников. На первое место здесь ставится издание текстов на языке оригинала, а не в переводах. Чем обширнее ведется эта текстологическая работа и научно-переводческая работа, тем более основательно формируется речевая культура общества.

К сожалению, классовый подход в нашем литературоведении привел к практическому отсутствию стилистических исследований и критериев в оценке богатейшей художественной литературы на русском языке, изданной в XX в. Поэтому пока Не удается построить хрестоматию литературных произведений для литературного и языкового образования.

Еще одним важным моментом в формировании речевой культуры общества является работа, ведущаяся на базе собраний текстов: архивов, библиотек и музеев (в том числе, и частных коллекций). Сбор, систематизация, сохранение оригинальных текстов, их

14

обработка являются существенным моментом в создании речевой культуры. В этой области чрезвычайно важно создание описаний фондов, выполняемое в виде описаний текстов, каталогов, библиографий, систематизации всех видов и словарей.

Если первые два вида работы интенсивно ведутся уже давно, то третий вид работы нуждается в значительном усилении и упорядочении. На этом пути есть много важных нерешенных и увлекательных проблем, касающихся жизни текстов.

Речевая культура личности опирается на речевую культуру общества как на фундамент, но составляет отдельный предмет. Этим предметом занимается языковая педагогика и языковая дидактика. Общее языкознание, рассматривая речевую культуру личности по отношению к речевой культуре общества, устанавливает их различие. Речевая культура личности заимствует часть речевой культуры общества, строит свое образование на некоторой части речевой культуры общества, разумеется, со знанием основ этой культуры, с возможностью доступа в любой отдел речевой культуры общества. Однако частичность знаний и их специализированность всегда останутся характерной чертой речевой культуры личности.

Речевая культура личности, вместе с тем, шире речевой культуры общества. Это потому, что личность является активным, действующим и культуротворческим началом. Кроме того, личность способна осуществлять не просто культурные, но и высококультурные речевые акты, построенные на основе норм культуры.

Правильное пользование языком включает в себя не только использование классических прецедентов речи, но и создание собственных качеств стиля в высказываниях, а следовательно — чувство стиля. Чувство стиля предполагает осознание современной общественной потребности в том или ином стиле, а равно и вкус, верный и достаточно развитый. Вкус требует правильно воспитанной речевой эмоции и верного и уместного ее выражения.

В условиях быстрого развития материальной культуры, совершенствования и изобретения новых технических средств речи в хороший вкус входит умение искусно владеть новыми средствами записи (такими, как ЭВМ, магнитофон, видео и прочие новые виды техники речи, с ее характерными смыслами и стилем), понимание нового в речевой культуре и искусное владение классическими языковыми средствами — устной речью, пером и другими орудиями письма.

При формировании культуры речи необходимо подчеркивать, что речь является инструментом общественной организации, что пользоваться ею необходимо ответственно и что искусство человека в использовании речи является одним из самых существенных компонентов общественного авторитета этого человека. Пустомыслие, празднословие — признак некультурной, дефектной речи, равно как и страх перед речевой культурой, перед ее материальными компо-

15

нентами есть признак бескультурья, равно как и отсутствие чувства вкуса, чувства стиля или неумение тактично обойтись со своими партнерами по речи.

Поражение тоталитаризма было предопределено тем, что КПСС сдерживала развитие технологии речи. Не развивалось в должной мере производство магнитофонов, видео, персональных компьютеров, современных средств речевых коммуникаций (факс, модем и мн. другое). Комитет по делам печати разрешал издавать только одну книгу на данную тему в год. Именно такое положение дел породило движение т.н. диссидентов, пропагандировавших либеральную идеологию как протест против сдерживания речевых процессов и речевых смыслов.

Материальная и семиотическая технология речи, деление единого языка на сферы общения в зависимости от видов речи, правовая, административная, нравственная, повседневная организация каждого вида речи по сферам общения в отдельности и согласование этой организации во всех видах речи вместе, стиль и культура создания и использования семантической речевой информации — все это вопросы, которые приходится решать обществу на каждом этапе его развития. В разное время жизни как одного языкового общества, так и разных языковых обществ они решаются с разной степенью эффективности.

Критерием эффективности является успешность действия в соответствии со словом. Иначе говоря, эффективность семантической информации проверяется отношением слова и дела.

На сегодня проблема слова и дела, как одна из проблем динамики структуры общества и воспитания личности, по сути дела, не поставлена, эта проблема до сих пор решается только на уровне пословиц и поговорок, т.е. фольклорных знаний, и лишь в некоторых частных случаях, например, в психологии восприятия речевых актов, преимущественно в сфере приложений к теории рекламы и журналистики, имеются отдельные практические рекомендации.

Проблема соотношения слова и дела, слова и других знаков в человеческой деятельности — это проблема социальной организации и социальных взаимодействий. Структура соотношения слова и дела есть также основа человеческой индивидуальности, социальной психологии.

Соотношения слова и дела необычайно сложны. В каждой сфере общения есть свой тип соотношения слова, и действия со своими типами опосредования в психической деятельности. В разных сферах общения, в разных видах и формах словесности слово по-разному соотносится с делом и по-разному управляет делом. Например, поэзия управляет делом иначе, чем деловая проза, фольклор — иначе, чем устный диалог, научное сочинение — иначе, чем сообщение в средствах массовой информации. Эти различия касаются не только близости слова к делу, но и показывают разные аспекты этих отношений.

16

Вместе с тем слово управляет делом совместно со всеми семиотическими системами и отдельными знаками. Каждая семиотическая система имеет свое отношение к предметной деятельности. Так, математическая символика и математические тексты имеют иное отношение к действительности, чем живопись и музыка. Команды, подаваемые музыкальным инструментом, иначе соотносятся с действием, чем команды, подаваемые светом, но любые команды иначе соотносятся с действием, чем, например, единицы измерения. Но и сами меры соотносятся с действиями различно, например, деньги как мера стоимости иначе относятся к вещам и действиям с ними, чем линейные меры. Однако любые семиотические системы и отдельные знаки зависят от языка, который назначает знаки всех семиотических систем и потому играет роль посредника между семиотическими системами.

Это значит, что язык соотносится с действием не только прямо, как в разных сферах общения, но и опосредованно, через семиотические системы и отдельные знаки разного характера.

Язык, рассмотренный вместе со знаками в цепях действий, составляющих деятельность, дает конкретную картину разделения труда и трудовых взаимодействий человека во всей ее сложности. Эта картина определяет конкретные цели педагогики и объясняет установки социальной психологии.

Кроме прямого и опосредованного отношения языка к действиям, делу, бывает еще и третье, особое отношение. Язык может информировать о состоянии дел не конкретно, по отдельным действиям, а интегрально.

Например, историк, рассматривая документы, раскрывает по их содержанию особенности исторического процесса в интересующей его области. Это может относиться не только к древности, но и к современности. Изучение текущей истории давно стало одной из областей исторической науки. При этом, разумеется, пользуются не одними документами и их публикациями, но и иными текстовыми источниками: массовой информацией, журналистикой, художественными произведениями и т.п., включая и диалогическую устную речь. При этом изучение исторической действительности проходит через анализ текстов языка и знаков семиотических систем.

Возможен, однако, и другой подход. При этом подходе к изучению исторической действительности изучаются не тексты с их целостным содержанием, а значимые для данного исследования их фрагменты, например, слова.

Так, словарь-справочник "Высшие классификационные группировки общесоюзного классификатора промышленной и сельскохозяйственной продукции" (Москва, "Экономика", 1972) дает по сути дела интегральную картину продукции народного хозяйства на это время. Если соединить данный словарь со словарем терминов, обозначающих технологии, то можно получить картину производственных связей, когда полупродукт обращается в конечный продукт..

17

Слово в своем терминологическом и стандартизованном значении интегрирует картину и определяет нормы действий и характер взаимоотношения людей в их деятельности. Слово в составе именованного числа может стать показателем в любой области социальной деятельности, создавая, тем самым, интегральную картину этой деятельности.

Таким образсм, соотношение слова и действия сложно и включает в себя следующие аспекты: типы отношения слов и действий по видам словесности (иначе, модальные отношения текстов к действительности), опосредованные отношения через знаки других семиотических систем, введенные словом, и интегральные отношения, данные в обобщениях, терминах и показателях.

Выводы:

1. Современная жизнь ставит проблему интенсификации производства и развития эффективных форм общественной жизни. В плане реальной жизни языка и изучения жизни языка — это значит исследовать соотношения слова и действия.

2. Соотношения слова и действия отличаются большой сложностью. Выделяются три аспекта таких соотношений: модальные — за счет особых непосредственных отношений разных текстов к действительности, опосредованные — через знаки несловесных семиотических систем и интегральные — с помощью исторического анализа действительности и путем обобщений действительности в словах, терминах и показателях.

3. Соотношения слова и действия развиваются исторически как совершенствование материальной и семиотической речи, развитие сфер общения, создание и развитие форм и методов регулирования речи, изменение и развитие стиля и совершенствование культуры речи.

18

'! .'У:

ВВЕДЕНИЕ

Филологическое знание состоит в проникновении не только в содержание того или иного текста, но и в его истолкование.

Определяя предмет филологии, акад. Н.И.Конрад в своей книге "Запад и Восток" говорит: "Филология родилась и на Западе, и на Востоке. И там и там — в пору поздней античности, каковой была на Западе эпоха эллинизма, на Востоке, в Китае — эпоха Ханьской империи.

Александрийские книжники собирали литературные произведения классической поры своей античности — эпохи полисов, китайские — классической поры своей античности — эпохи лего. Они не только собирали, но и работали над установлением их текстов; работа же над текстом влекла за собой работу над самим произведением. Так сложилось, ставшее классическим, существо филологической работы: собирание письменных памятников прошлого, установление их текста и истолкование их." [53, с.7]

Исследование текста включает три ступени: а) анализ конкретных условий возникновения текста, в ходе которого решается проблема авторства и аудитории, определяется конкретное содержание, индивидуальный характер исполнения и т.п.; б) изучение условий вхождения текста в данную область культуры, его роль в данной области культуры, взаимоотношения данного текста с другими текстами, проявляющиеся в содержании и языковой форме текстов; в) общие исторические закономерности понимания и истолкования текстов на фоне развития культуры, прогресса в знаниях и речевом общении, технического прогресса в создании текстов.

Если первые две ступени принадлежат частной филологии, то последняя ступень относится к общей филологии.

Принципы общей филологии понимались в истории филологии по-разному. До 70-х годов XIX в. общая филология стремилась систематизировать все виды текстов. Были выработаны особые принципы классификации текстов: по родам и видам словесности, с одной стороны, по формам словесности — с другой.

С конца 70-х годов XIX в. и до 30-х годов XX в. в общей филологии произошло смещение интересов. Классификация текстов по родам и видам словесности была фактически как бы исключена из предмета общей филологии, а учение о формах словесности было поставлено на первое место. Филологи занялись исключительно поэтическими формами речи. Предмет филологии был сведен к литературоведению и языкознанию. Из внимания филологов ушло то, что,

19

на наш взгляд, является важной составляющей предмета самой науки, в частности — исследование разных риторических форм устной речи, языка и стиля документов, языка и стиля научной литературы и многое другое.

Жизнь языка заставляла, однако, изучать эти стороны речи. Ими занялась лингвистика. Однако лингвистика никогда не была общим знанием о языке. Методы лингвистики специально приспособлены к нормированию и описанию лишь одной из сторон языка, именно — звуков речи, слов и предложений. Лингвистика не включает и не может включать в себя учения о языковых текстах — основе общественно-языковой практики.

Между тем первоначальное и отправное представление о языке дает именно филология. От того, как филология определит состав языковых текстов и правила их формирования, зависит направление и содержание лингвистического исследования.

В начале 60-х годов нашего столетия возникла так называемая теория текста, явившаяся как бы своеобразным замещением филологии. Это учение занялось описанием текста лингвистическими методами. Оно не ставит своей целью рассматривать тексты как целое, не дает их классификацию, не изучает их функционирование в обществе и место в культуре. Однако очень важно, что теория текста занимается самим текстом. Этим она привлекает внимание к ключевым проблемам жизни языка.

XX век, особенно его вторая половина, характеризуется существенным прогрессом в языке. Этот прогресс выразился, во-первых, в том, что сложились средства массовой информации и информатики — новые виды языковой деятельности или новые виды словесности, рожденные научно-техническим прогрессом; во-вторых, в том, что с помощью этих новых видов словесности стали складываться и новые языковые отношения людей.

Научно-технический прогресс существенно изменил не только жизнь языка, но и связь языка с производственной и культурной деятельностью людей. Это ставит перед всем комплексом филологических наук существенно новые задачи. Решение этих задач возможно лишь на основе учета всего исторического опыта филологии, который сопрягает культурное наследие языков с развитием материалов и орудий речи.

В филологии каждое высказывание, созданное кем-либо и так или иначе завершенное, принято называть произведением словесности или словесным произведением. Для создания каждого произведения словесности необходим целенаправленный труд, представляющий собой объединение мысли с материалом речи. Такой труд совершается как реализация определенного замысла с помощью орудий речи, приложенных к материалам речи.

Под орудиями речи понимают органы артикуляции, орудия письма, печатное оборудование и т.п. Материалами речи называются те предметы природы или искусственно изготовленные вещи, в которых с помощью орудий речи воплощаются словесные произве-

20

дения, например, воздух, кожа, бумага, электромагнитная лента и т.п.

Текстом словесного произведения называется материал речи, обработанный орудиями речи в соответствии с замыслом словесного произведения и потому осмысливаемый.

Поскольку существует много видов материалов речи и относящихся к ним орудий, речь может обладать разной фактурой. Под фактурой речи имеется в виду обработанный определенными орудиями определенный материал речи. Существует четыре основных рода фактуры речи: устная речь, письменная речь, печатная речь, речь массовой коммуникации. Фактуры первых трех родов понятны из их названий. К речи массовой коммуникации относятся радио, кино, телевидение, массовая пресса, ЭВМ и другие машинные носители информации, а также обслуживающие их системы устной, письменной и печатной речи.

Границы текста определяются его фактурой. Так, драматургическое произведение сначала пишется автором, а затем произносится со сцены актерами. Здесь две разных фактуры речи и, с точки зрения филологии, два разных, хотя и связанных по смыслу, текста. Соответственно существует два разных словесных произведения: драматургическое словесное произведение (письменный текст) и сама драма или драматическое произведение, разыгрываемое на сцене (устный текст).

По родам фактуры речи в филологии различаются роды произведений словесности или роды словесности: устная словесность, письменная словесность, печатная словесность, массовая коммуникация.

Словесное произведение, как правило, создается ради сообщения некоторого замысла другим лицам. Процесс приобщения замысла словесного произведения к другим лицам принято называть актом словесного общения или актом общения. В акте общения создатель словесного произведения так или иначе передает текст словесного произведения его получателю, который принимает словесное произведение и понимает его.

В разных родах словесности акт общения происходит по-разному, что обусловлено фактурой речи. Создание, передача, прием и понимание словесного произведения не могут совершиться самопроизвольно. Это всегда сознательные и целенаправленные действия или труд. Этот труд может быть разделен и специализирован. Вот почему для создания, передачи, приема и понимания словесных произведений создаются особые правила. Эти правила принято называть правилами словесности.

Примером правил словесности может служить речевой этикет, определяющий искусство беседы. Особым разделом правил словесности являются искусства речи и науки о речи: логика, грамматика, поэтика, риторика и стилистика.

21

Искусства речи определяют и регламентируют внутреннее лингвистическое строение текста произведений словесности. Вот почему искусства речи могут быть названы внутренними правшами словесности.

Кроме внутренних правил словесности существуют еще и внешние правила словесности. Внешние правила словесности занимаются установлением порядка создания, приема и хранения словесных произведений. Например, правила принятия и утверждения рукописей к печати, законы о печати, канцелярские правила приема, движения и хранения документов и т.п. Эти правила не касаются внутреннего строения текста. В них словесное произведение рассматривается как целый предмет, конкретный же текст словесных произведений не рассматривается.

Особое место среди правил словесности занимает речевой этикет, который ведает по преимуществу произведениями устной словесности и их письменным аналогом, личной корреспонденцией. Его правила могут определять и внутреннее строение текста, и внешние правила обращения со словесными произведениями.

С фактурой текста и правилами словесности связано деление словесных произведений на виды и разновидности словесности, с одной стороны, и формы словесности — с другой.

По типам фактуры текстов и внешним правилам словесности каждый род словесности делится на виды и разновидности. Совокупность родов, видов и разновидностей словесности может быть наглядно представлена классификацией (см. схему 1., с.23).

Разные искусства речи играют в образовании разных форм словесности разную роль.

В каждом роде, виде и разновидности словесности существуют свои языковые действия. Тем самым речедеятель ведет себя по-разному. Это различие в действиях речедеятеля может быть рассмотрено с двух точек зрения: а) с точки зрения социологии речи и б) с точки зрения психологии речи.

С социологической точки зрения словесность возникает в разделении труда.

Рассмотрим в качестве примера сложное разделение труда, которое мы видим при действиях с документами.

Труд по передаче или рассылке, воспроизведению, хранению и побуждению к прочтению, составлению документов берет на себя канцелярия и нотариат, которые реализуют в своей деятельности внешние правила словесности.

Исполнители документов — сотрудники учреждений и частные лица — занимаются составлением и прочтением текста документов, применяя внутренние правила словесности, т.е. искусства речи.

Канцелярия и нотариат, с одной стороны, и исполнители документов, с другой стороны, осуществляют дальнейшее разделение труда в данной разновидности словесности. Так, внутри канцелярии выделяются функции приема документов, их воспроизведения, рассылки и хранения и т.п. При исполнении документов возникают свои функции — замысла и указания на составление документа, личного или коллективного, прочтения и верификации документа визами и подписями.

22



Исполнительская работа по созданию докумснюн р.кч iciieiia в современных научно-технических документах: до составлении тмчешл передке предварительно требуется специальная научная конструкторская panoia, воплощаемая в иных видах текста — языковых и общесемиотических.

Разделение труда, по-видимому, присуще языку с самого начала, если понимать под языком состав имен. Создание имени обязательно требует разделения труда между создателем имени, лицом или лицами, апробирующими и утверждающими имя к использованию, и пользователями имени. Эта схема выдерживается от древности до нашего времени.

Так, личные имена даются обычно родителями, утверждаются государственными органами, ведающими актами гражданского состояния, и используются всеми людьми, включая носителя имени.

Термины даются как названия авторами, создателями вещей, изобретений, открытий, создателями названий товаров, утверждаются к использованию соответствующими органами и ведомствами и используются всеми, кто в этом нуждается.

Слова-неологизмы поэтического литературного языка создаются писателями, апробируются критикой в составе литературных произведений и входят в язык как равное достояние всех пользователей словесных искусств.

Совокупность имен перерабатывается в руководствах по языку — словарях и грамматиках — филологами, создающими из имен систему слов и их форм, затем принимается и утверждается педагогикой, а далее вводится дидактикой как стандарт литературного языка.

С точки зрения психологии речи всякая языковая личность речедеятель — совпадает с индивидом. В психологии речи классификация должна вестись по данным языковой педагогики и лингводи-дактики с привлечением внутренних правил словесности или искусств речи. Языковая личность оценивается по тому, каким искусствам речи и с какой полнотой она обучена и каким опытом и навыками она владеет в разных родах, видах и формах словесности.

С точки зрения социологии речи речедеятель не совпадает с индивидом. Один индивид может совмещать в себе несколько языковых личностей..

Так, А.П.Чехов был и писателем, и врачом. Группа индивидов или учреждений могут представить одну языковую личность, поскольку они совместно создают единый текст, например, редакция газеты есть единый речедеятель и единое юридическое лицо с точки зрения социологии речи.

Разделение и классификация речедеятелей в социологии речи строится на основании внешних правил словесности.

Для всех видов устной словесности создатель речи совпадает с языковой личностью — индивидуальнымречедеятелем.

В письменной словесности при рукописной технике создатель речи также совпадает с индивидом во всех видах словесности, кроме документов. В документах создатель речи может быть коллегиальным. Разные реквизиты документального текста могут быть отнесе-

24

ны к разным юридическим лицам. Поэтому документы в целом могут исходить от совокупности юридических лиц. Эта совокупность юридических лиц является единым речедеятелем с точки зрения социологии речи. Вот почему такую языковую личность можно назвать коллегиальной.

Произведения печатной словесности создаются автором и издательством. Здесь реализуется разделение труда по созданию и тиражированию текста. Поэтому произведение печатной литературы есть результат кооперации. Создатель текста есть кооперативный речедеятель, состоящий из автора и издательской организации.

Тексты массовой информации с точки зрения социальной структуры создателя текста совмещают в себе черты коллегиальной и кооперативной языковой личности. Так, ведущий жанр массовой информации — информативный, возникает в результате коллегиальной работы информационных агенств и аппарата редакции и требует для своей реализации работы издательства. Поэтому создатель массовой информации является коллегиалъно-кооперативнъш речедеятелем.

Информатика как вид словесности содержит три основные разновидности: а) реферирование, аннотирование и его эквиваленты; б) информационный поиск; в) автоматизированное управление.

Для реализации любой разновидности информатики необходима работа особых учреждений — органов информатики. Органы информатики являются создателями текстов информатики. Они занимаются сжатием, переработкой так называемых первичных, исходных текстов и созданием на этой основе так называемых вторичных текстов. Для этого необходимо сложное разделение труда по анализу первичного текста и синтезу вторичного. Это может быть реализовано лишь в результате глубокого разделения труда над структурой текста, а часть этой работы механизируется. Поэтому всякий орган информатики представляет собой коллективного рече-деятеля.

Итак, с точки зрения социологии речи бывают следующие типы создателей словесных произведений: а) индивидуальный речедеятель; б) коллегиальный речедеятель; в) кооперативный речедеятель; г) коллегиально-кооперативный речедеятель; д) коллективный речедеятель.

Все социальные типы речедеятелей закреплены соответствующими внешними правилами словесности и, в частности, юридически. Между всеми типами представлены разные переходные формы.

Таким образом, социальная характеристика речедеятеля не совпадает с речедеятелями-индивидами- (языковыми личностями), изучаемыми в психологии речи. Но эти два плана понимания языковой личности противопоставлены друг другу лишь в контексте социологии речи и психологии речи. В словесных произведениях это противопоставление нейтрализуется.

25

Всякий получатель любого рода, вида и формы словесного произведения как социальный речедеятель совпадает с психологической языковой личностью — индивидуальным речедеятелем. Получатель речи, как правило, воспринимает словесное произведение со стороны его внешней материальной формы (звучащая живая речь, магнитофонная запись, радиоречь, телеречь, рукописная речь в ее разных видах и разновидностях, книга, журнал, газета и т.д.) и со стороны содержания.

По внешней форме получатель речи судит о социальном типе создателя словесных произведений и заранее предполагает тот тип содержания словесного произведения, который связан с данным социальным типом создания речи. Это суждение получатель речи выносит на основании знания внешних правил словесности. Вслед за определением типа содержания получатель переходит к анализу и восприятию конкретного текста. При этом он пользуется искусствами речи и сложившимися речевыми навыками.

Глубина понимания текста словесного произведения зависит от трех факторов: а) знания типов содержания, присущих разным родам и видам словесности; б) понимания конкретного содержания словесного произведения, основанного на применении внутренних правил словесности; в) языкового опыта, воспитания и способностей получателя речи.

Так социология речи обусловливает психологию речи и сама обусловливается ею применительно к языковой личности.

Таким образом, развитие социальных форм языка влечет за собой развитие психологических форм его существования. И наоборот, развитие социальных форм языка должно быть подготовлено развитием психологических форм существования языка. Диалектическая и историческая связь социальных и психологических моментов языковой личности составляет особую языковедческую проблему. Этой проблемой занимается общая филология.

Общая филология не противостоит ни частной филологии, предметом которой является изучение конкретных фактов конкретной языковой культуры, ни специальным наукам о речи: языкознанию, литературоведению, стилистике и т.п., а дополняет их.

Общая филология разъясняет принципы построения каждой науки о речи и систематизирует их историю. Она строится на основании обобщения данных частных филологии: каждая частная филология содержит описание состава текстов на данном языке, их историческую интерпретацию и современное состояние исследований.

Филологию, ни общую, ни частную, нельзя по-настоящему усвоить без обращения к конкретному анализу конкретных текстов. Общая филология имеет только одну цель — дать первоначальную ориентировку в океане текстов и ориентировку в принципах их исследования.

26

Часть I. УСТНАЯ РЕЧЬ Глава I. КУЛЬТУРА ДОПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

1.1. ЖАНРЫ УСТНОЙ РЕЧИ

Устная речь — многообразное, исторически складывающееся явление. Классификация текстов устной речи сложна и многоаспектна. Существуют разнообразные подходы к классификации текстов устной речи.

Один из таких подходов, при классификации жанров и видов устной речи, исходит из ситуации общения. Так, типы устноречевых текстов различаются по числу участвующих в создании и получении речи (монолог и диалог), по смысловой направленности речи {филиппика, полемика, панегирик и т.п.).

Другой подход к классификации устноречевых текстов опирается на назначение речи {бытовая, литургическая, судебная, пропагандистская, сценическая, учебно-дидактическая и т.п.). В пределах классов устной речи по назначению выделяются жанровые разновидности устноречевых текстов. Так, в сфере бытовой речи различаются разновидности диалога по бытовым контекстам: например, диалог в гостинице, диалог в транспорте, диалог на приеме врача и т.д. (см. [60]). Другим примером может служить кодификация жанровых разновидностей в сфере литургики — это проповедь, чтения и серия гимнологических жанров: псалом, тропарь, кондак, возглас и т.д. Сферы судебного, церковного, военного, политического, пропагандистского красноречия охватываются при изучении ораторской речи [82].

Разнообразно кодифицированы жанры речи телевидения и радио: информация, рассказ, обзор, радиодрама, интервью и т.д. Столь же подробно кодифицированы и жанры сценической речи: драма, комедия, сценический монолог, сценический диалог, эстрадные разговорные жанры и т.п. Жанры учебно-дидактической речи различаются по методическим задачам: лекция, семинар далее делятся по типам учебного задания.

Таким образом, создание общей жанровой классификации устной речи — задача достаточно сложная и требующая особого подхода.

Приведенные выше классификации относятся к частной фило-, логии, т.к., в конечном счете, зависят от исторически сложившейся структуры частных филологических дисциплин: риторики, литурги-.

27

ки, методики обучения языкам, теории журналистики и т.п. Общая филология опирается на единое основание при классификации текстов, различающее их фактуры. Потгому классификация устной речи в общей филологии строится иначе, чем приведенные выше классификации.

Современная устная речь по характеру ее создания делится на три больших класса.

К одному из этих классов относится речь в полном смысле слова литературная, т.е. такая речь, которая сначала пишется, а затем читается или заучивается и лишь затем произносится. К такому роду устной речи относится прежде всего сценическая речь (кроме жанра конферансье), речь литургическая (кроме жанра проповеди), практически все жанры устной речи по радио и телевидению (кроме жанра интервью) и т.п. При произнесении такой речи говорящий репродуцирует устно вполне определенный письменный прототип.

В другой класс входит речь, которая принципиально не имеет и не может иметь письменного прототипа. Таковы, например, все бытовые диалоги, различного рода деловые устные переговоры, различные виды изустно передаваемых слухов, бытовые, волшебные и другие сказки, сочиняемые во время рассказа или воспроизводимые по памяти. Словом, это все устные тексты, которые рождаются в устной речи и лишь потом могут быть так или иначе зафиксированы в виде письменной, магнитофонной или иной записи.

Надо заметить, что некоторые из таких текстов нередко нарочно охраняются от записи. Так, фольклорист или этнограф могут столкнуться с такой ситуацией, когда информант по особым соображениям не хочет, чтобы какой-то текст, ему известный, был записан. Прямо запрещается записывать или протоколировать многие беседы, носящие интимный или секретный характер.

Наряду с этими двумя большими классами существует промежуточный, третий класс текстов устной речи, в котором содержатся признаки обоих вышеназванных классов. Так, все разновидности речи, относимые к ораторскому искусству (т.е. судебные, политические, военные речи, лекции, пропагандистские и проповеднические выступления, различные речи в собраниях, доклады и т.п.), отличаются тем свойством, что не обязательно сначала пишутся, а потом произносятся. Они могут произноситься экспромтом, могут быть предварительно представлены в письменной форме и лишь затем произнесены вслух на память, прочитаны или свободно пересказаны, однако в любом случае, надо заметить, для них характерна обязательная возможность записи или протокольной фиксации.

Таким образом, в устной речи, при ее соотношении с письменной речью, выделяется три области: а) устная речь, обязательно имеющая определенный письменный текст в качестве прототипа; б) устная речь, которая не имеет и не может иметь письменного прототипа (хотя и допускает иногда, в определенных случаях, пись-

28

менную фиксацию); в) устная речь, для которой наличие письменного прототипа не является обязательным.

Функциональное разделение областей устной речи необходимо учитывать при описании правил восприятия речи и правил построения речевых текстов.

Та устная речь, которая обязательно имеет свой письменный прототип-источник, строится по правилам письменной речи, т.е. она литературна, стремится быть верной нормам логических искусств (грамматики, риторики, поэтики, логики и стилистики), несмотря на то, что пишется для устного произнесения и рассчитана на устное воздействие.

Та устная речь, которая не обязательно имеет, но может иметь письменный прототип-источник, не обязательно строится, но может строиться по правилам письменной речи, учитывать нормы грамматики, риторики, поэтики, логики, стилистики, в той или иной степени ориентироваться на них.

Ориентации на письменную речь лишена только та область устной речи, которая не имеет и не может иметь письменного прототипа-источника. В силу характера своего построения эта область устной речи по тематическому и ситуативному содержанию совпадает с устной речью в языках, не имеющих письменности. Именно она составляет устно-разговорный фундамент языка, т.е. тот устно-разговорный источник, который отражается и проявляется в ходе дальнейшего становления языка (на стадиях возникновения и развития рукописного, печатного и других типов текстов). Именно в этой области устной речи мы можем, скорее всего, наблюдать исторические начала исходных разновидностей устной речи и основополагающих правил обращения с устной речью, представленных в наиболее простом виде.

Вот почему изучение правил обращения с устной речью нужно начинать с той ее области, которая не имеет и не может иметь письменного источника-прототипа. Лишь после выделения в этой области основных разновидностей устной речи, становится возможным, с одной стороны, переход к исследованию правил обращения с письменной речью, т.е. к изучению исторически последовавшего слоя языка, а с другой стороны — к изучению воздействия письменной речи на устную, представленного в двух других областях устной речи, так или иначе связанных с письменной речью через письменный источник-прототип, т.е. к изучению судебной, политической, литургической, учебно-дидактической, пропагандистской и других разновидностей устной речи, включая присущие им системы жанров.

Однако изучение речевых отношений в этой области осложняется целым рядом моментов национального, личностного, социального, историко-культурного, возрастного, полового характера, которые реально влияют на конкретные речевые отношения и суще-

29

ственно влияют на осознание основных фактов правил пользования устной речью, правильного обращения с ней, правильного речевого поведения.

Кроме того, область собственно устной речи, не связанной с письменной, достаточно сложна и запутана, а самое главное, трудна для наблюдения из-за сложности и эфемерности материи речевых звучаний.

В этом отношении внушают некоторые надежды исследования по гэнго сей-кацу — "существование языка", проводимые в Японии как массовая фиксация устной речи в магнитофонной записи [79].

Вот почему классификация видов и разновидностей собственно устных текстов в общей филологии опирается на особенности фактуры устной речи, т.е. на характер материала и способы создания устной речи.

1.2. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ УСТНОЙ РЕЧИ: СООБЩЕНИЯ, МОЛВА, ФОЛЬКЛОР

Все люди, за малым исключением, со всеми их разнообразными биологическими, психологическими, культурными, классовыми, возрастными, образовательными и другими особенностями, владеют и пользуются устной речью. В речи каждого человека присущая ему совокупность признаков проявляется, прежде всего, через намерения говорящего, его цели и состав речи. Однако влияние этих факторов на устную речь очень мало исследовано. Обычно оно становится достоянием филологического изучения в той степени, в какой правила письменной речи традиционно дифференцированы в зависимости от ситуаций общения. Так, в малайском языке представлены высокий, низкий и средний регистры общения (нгоко, кромо и мадью), имеющие каждый свои особенности выражения в лексике и грамматике [108\. Подобными признаками характеризуется также классический тибетский язык, в котором выделяются два полярных регистра: высокий и низкий [97].

Слова "регистры общения" означают тот языковой факт, что между общающимися людьми регистрируются в их речи возрастные, социальные или образовательные различия. При этом эти различия отмечаются в языке существованием особых речевых форм (слов и выражений), характерных для того или иного типа ситуаций общения .

Известны языки, которые обладают системой грамматических форм вежливости [4], специально описываемых лингвистикой (например, японский язык).

В стилистике традиционно изучаются лексические и фразеологические различия, характеризующие речевые отношения собеседников, их возрастные, образовательные и социальные признаки

30

(ср. понятие речевых характеристик в курсах литературы [80]). В риторике предлагается учитывать характер взаимоотношения оратора и аудитории и в построении речи, и в схемах обращения, темпе, длительности речи и типах аргументов [см.J18]. Аналогично и в других науках о языке отмечаются отдельные особенности отношений людей, влияющие на свойства устной речи. Так, Н.С.Трубецкой в "Основах фонологии" специально отмечает различия фонации женской и мужской речи [111].

Все эти разнородные сведения раскрывают проблему речевых взаимоотношений людей в устной речи только частично и не содержат исчерпывающих данных об основных и всеобщих правилах построения речевых отношений в сфере устной речи. Для определения исходных и самых существенных сторон речевых взаимоотношений в сфере устной речи надо прибегнуть к характеристике самой устноречевой фактуры языка, т.е. к характеристике существенных свойств материала устной речи и необходимой структуры актов устноречевой коммуникации.

Устноречевая коммуникация характеризуется как такой вид языкового общения, который материально существует только в момент общения и только в пределах досягаемости на слух при громкости, доступной человеческому голосу.

Исходя из материальных свойств устной речи, мы должны заключить, что всегда круг участников определенной устноречевой коммуникации составляет коллектив заведомо более узкий, чем общий состав лиц, владеющих данным языком. И поскольку актов устноречевой коммуникации может быть много, то может быть много и элементарных коллективов, объединяемых в каждом акте устноречевого общения. Эти элементарные коллективы возникают и распадаются в зависимости от того, где, когда, как и в каком количестве совершаются акты устноречевой коммуникации, сводимой, в конечном итоге, к образованию устных текстов.

Представим себе в предельно обобщенном виде основную особенность создания таких коллективов посредством устной коммуникации: потенциальным членом элементарного коллектива может быть любое лицо, владеющее данным языком, но не бывает такого члена элементарного устноречевого коллектива, который входил бы только в один коллектив. Участники устной коммуникации обязательно входят в разные элементарные коллективы устно-речевых коммуникантов.

Отсюда устная речь принципиально не может объединить в целый коллектив всех знающих данный язык, если ее не подвергнуть репродукции. Необходимость в репродукции вытекает из того, что материал устной речи является точечным и мгновенным и потому не охватывающим всех говорящих на данном языке. Это значит, что лица, принадлежащие к данному языку, вынуждены разделиться на мелкие (элементарные) коллективы, постоянно общающихся между

31

собой лиц (например, семьи); причем устноречевая связь между такими коллективами будет иметь непременную склонность к затуханию. Единственным средством объединения в целостный языковой коллектив служит репродукция устной речи.

Репродукция устной речи означает воспроизведение по памяти какого-либо ранее услышанного текста, т.к. единственным средством хранения текстов в устной речи (учитывая их материальную нехранимость) является память.

Репродукция в целом может быть двух видов: а) однократная и б) многократная.

а) При однократной репродукции каждый член коллектива воспринимает речь один раз. Покажем это так: А—► В—► С...

Однократная репродукция устной речи основана на принципе: лицо В выслушало текст, передало его другому лицу С, не знающему текст, и т.д. При этом передавать текст лицу, уже знающему его, нельзя.

б) При многократной репродукции каждый член коллектива, как говорящий или как слушающий, имеет дело с текстом не один , а много раз, т.е. один и тот же текст может быть как угодно много раз передан говорящим другим лицам, уже знающим его, и они всякий раз должны выслушать этот текст.

В обоих случаях текст устной речи, благодаря смешению однократной и многократной репродукции, охватывает всех членов языкового коллектива.

Таким образом, для установления языкового единства коллектива устная речь должна репродуцироваться. При репродукции участники устной коммуникации суммируются в элементарные коллективы (например, семьи), а применение обоих видов репродукции приводит к суммированию элементарных коллективов в целостный языковой коллектив.

Такое суммирование может иметь и обычно имеет целые серии промежуточных ступеней, когда репродукция первого и второго типа (однократная и многократная) охватывает не весь коллектив, а только его часть и суммирует элементарные коллективы не в пределах всего языкового коллектива, а лишь частично. Поскольку на практике допускается частичная репродукция и смешение ее типов, то оба типа репродукции ясно различаются особыми правилами. В том случае, когда эти правила применяются непоследовательно, образуются промежуточные группы людей, которые в социологии носят название "неформальных групп"[У^У].

Тексты, подвергаемые тому или иному типу репродукции, имеют в языке особые названия. Так, однократно репродуцируемый для каждого слушающего текст обычно называется молвой. Тексты, подвергаемые множественной репродукции, образуют область собственно устной словесности (или, иначе, фольклор).

32

Нерепродуцируемые тексты особых языковых названий не имеют. Будем называть их сообщениями, т.е. сообщения — это единичные, нерепродуцируемые тексты.

Эти три разновидности устной речи (сообщения, молва, фольклор) выполняют в языковом сообществе разные функции. Сообщения и молва не могут быть носителями культуры, так как содержание этих текстов, в силу характера репродукции, не воспроизводится из поколения в поколение, тогда как фольклор является носителем культуры. Культурное содержание, представленное в текстах устной словесности, общезначимо, воспроизводимо из поколения в поколе-, ние и распространяется на каждого члена общества.

При создании сообщений не возникает текстовой общезначимости, поскольку не каждый член языкового сообщества оказывается приобщен ко всем сообщениям.

При создании молвы все члены языкового сообщества объединены одним репродуцируемым текстом, но каждый человек имеет дело с текстом только один раз, поэтому молва прекращается, когда она достигнет границ языкового коллектива. Молва не предполагает преемственности, и сама не может служить основанием для новой молвы (может быть только искажение старой молвы). Человек, приобщаясь к молве, не может почерпнуть из нее того содержания, которое значимо для исторической жизни языкового сообщества, поэтому молва также не имеет культурной значимости.

Поскольку фольклор многократно репродуцируется каждым членом языкового сообщества, то тексты устной словесности оказываются значимыми для всего языкового коллектива в целом, их репродукция не может прекратиться с распространением на всех членов коллектива (в отличие от молвы). Отсюда следует, что устно-речевая культура, приобщение к которой является обязательным для членов языкового сообщества, представлена текстами устной словесности.

Различительные свойства сообщений, молвы и фольклора целесообразно описать в таблице, где будет указано на отношение текстов к людям и людей к текстам.

Матрица 1. Типы устноречевых текстов

Отношение "текст человек"

Сообщение

Молва


Фольклор

Слушающий не может повторно общаться с текстом

+

+

-

Текст создается для всего языкового коллектива

-

+

+

Отсутствие запрета на повторение

+

-

+
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации