Юровская Е.Е., Кривогуз И.М. Новая история стран Европы и Америки. Том 1 - файл n1.doc

приобрести
Юровская Е.Е., Кривогуз И.М. Новая история стран Европы и Америки. Том 1
скачать (2817.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2818kb.22.08.2012 15:29скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Глава 3. Франция во второй половине XVII-XVIII вв.

Франция до конца XVIII в.

Социально-экономическое развитие

Во вто­рой по­ло­ви­не XVII в. Фран­ция пред­с­тав­ля­ла со­бой од­но из са­мых боль­ших и цен­т­ра­ли­зо­ван­ных го­су­дарств Ев­ро­пы. По­бе­да в Трид­ца­ти­лет­ней вой­не (1618- 1648) обес­пе­чи­ла ей во­ен­но-по­ли­ти­чес­кое пре­об­ла­да­ние в Ев­ро­пе. Фран­ция бы­ла стра­ной аг­рар­ной­, с на­се­ле­ни­ем бо­лее 28 млн. че­ло­век (К се­ре­ди­не XVI­II в. на­се­ле­ние Фран­ции сос­тав­ля­ло око­ло 21 млн. че­ло­век. К 1800 г. во Фран­ции, сог­лас­но ста­тис­ти­ке, нас­чи­ты­ва­лось 27 млн. че­ло­век); око­ло 90% его сос­тав­ля­ли крес­ть­яне, ко­то­рым вой­на при­нес­ла уве­ли­че­ние на­ло­гов (они вы­рос­ли поч­ти втрое), мно­го по­гиб­ших и ра­не­ных. Од­на­ко в стра­не быс­т­ро раз­ви­ва­лись рас­се­ян­ные ма­ну­фак­ту­ры, ис­поль­зо­вав­шие труд крес­ть­ян. Это бы­ли в ос­нов­ном тек­с­тиль­ные пред­п­ри­ятия, вы­пус­кав­шие про­дук­цию как на внут­рен­ний­, так и на внеш­ний ры­нок. Фран­цуз­с­кая про­мыш­лен­ность из­го­тов­ля­ла глав­ным об­ра­зом пред­ме­ты рос­ко­ши: до­ро­гие тка­ни, го­бе­ле­ны, ча­сы, ви­на и дру­гие то­ва­ры. Су­щес­т­во­ва­ли и цен­т­ра­ли­зо­ван­ные ма­ну­фак­ту­ры: ору­жей­ные пред­п­ри­ятия, бу­маж­ные ма­ну­фак­ту­ры, кни­го­пе­ча­та­ние и др. В не­ко­то­рых пло­до­род­ных се­вер­ных рай­онах Фран­ции раз­ви­ва­лась уже и арен­да ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го ти­па.

    Поместное дво­рян­с­т­во Фран­ции, жив­шее за счет при­над­ле­жав­ших ему зе­мель и крес­ть­ян, ос­ку­де­ва­ло. «Дво­рян­с­т­во ман­тии», т. е. прид­вор­ные, су­дей­ские чи­ны и т. п., по­пол­ня­лись за счет вы­ход­цев из бур­жу­азии. Но в от­ли­чие от ан­г­лий­ских джен­т­ри фран­цуз­с­кий дво­ря­нин не мог за­ни­мать­ся ни тор­гов­лей­, ни про­мыш­лен­ной де­ятель­нос­тью. Дво­рян­с­т­во во­ен­ное - «дво­рян­с­т­во шпа­ги» - так­же при­хо­ди­ло в упа­док. Нес­коль­ко раз про­из­во­ди­лись «чис­т­ки» дво­рян­с­т­ва: дво­ря­нин дол­жен был юри­ди­чес­ки до­ка­зать свои пра­ва. На­рож­дав­ша­яся фран­цуз­с­кая бур­жу­азия в XVII в. бы­ла еще сла­бой­, не пре­тен­до­ва­ла на по­ли­ти­чес­кую са­мос­то­ятель­ность и нуж­да­лась в под­дер­ж­ке аб­со­лю­тиз­ма.

    Вторая по­ло­ви­на XVII в. во Фран­ции в ос­нов­ном прош­ла в борь­бе про­тив аб­со­лю­тиз­ма, уси­лив­ше­го­ся во вре­мя прав­ле­ния кар­ди­на­ла Ри­шелье (1624-1642). Пос­ле его смер­ти и смер­ти Лю­до­ви­ка XI­II Бур­бо­на (1643) ре­ген­т­шей при ма­ло­лет­нем Лю­до­ви­ке XIV (ему бы­ло все­го 5 лет) ста­ла его мать Ан­на Ав­с­т­рий­ская. Фак­ти­чес­ки стра­ной пра­вил ее фа­во­рит италь­янец Ма­за­ри­ни, по­лу­чив­ший кар­ди­наль­с­кий сан.

    Политика Ма­за­ри­ни и Фрон­ды. Ма­за­ри­ни, по­ли­тик ум­ный и из­во­рот­ли­вый­, по­доб­но Ри­шелье, стре­мил­ся про­во­дить по­ли­ти­ку аб­со­лю­тиз­ма. Это выз­ва­ло не­до­воль­с­т­во в раз­лич­ных сло­ях об­щес­т­ва. На юго-за­па­де Фран­ции вос­ста­ли крес­ть­яне, с ко­то­ры­ми рас­п­ра­ви­лись пос­лан­ные влас­тя­ми вой­ска. В оп­по­зи­ции к пра­ви­тель­с­т­ву на­хо­ди­лись и пар­ла­мен­ты го­ро­дов, так как власть тре­бо­ва­ла их сан­к­ции на но­вые на­ло­ги. Ког­да па­риж­с­кий пар­ла­мент - выс­шая су­деб­ная па­ла­та - от­ка­зал­ся ут­вер­дить на­ло­ги, ко­ро­лев­с­ким при­ка­зом бы­ли зап­ре­ще­ны его за­се­да­ния. Раз­го­ра­лась борь­ба, и пар­ла­мент Па­ри­жа при­нял ре­ше­ние о ря­де ре­форм про­тив ко­ро­лев­с­ких ука­зов, под­дер­жан­ное на­ро­дом и го­род­с­ки­ми ма­гис­т­ра­та­ми. В 1648 г. бы­ли арес­то­ва­ны два ли­де­ра па­риж­с­ко­го пар­ла­мен­та. В от­вет па­ри­жа­не пос­т­ро­или в Па­ри­же ты­ся­чи бар­ри­кад. Это дви­же­ние бы­ло наз­ва­но Фрон­дой. Ее обыч­но счи­та­ют пар­ла­мен­т­с­кой­, хо­тя она бы­ла ши­ро­кой на­род­ной и про­дол­жа­лась с 1648 по 1649 г. В 1650-1653 гг. Фрон­ду воз­г­ла­ви­ла часть арис­ток­ра­тии, ко­то­рая пот­ре­бо­ва­ла ог­ра­ни­чить ко­ро­лев­с­кую власть и соз­дать Ге­не­раль­ные шта­ты. Вто­рая Фрон­да по­лу­чи­ла наз­ва­ние «Фрон­ды прин­цев». Ма­за­ри­ни спра­вил­ся и с этой Фрон­дой.

Абсолютизм Людовика XIV.

В 1661 г. Ма­за­ри­ни скон­чал­ся, и Лю­до­вик XIV стал пра­вить еди­но­лич­но. Имен­но при Лю­до­ви­ке XIV фран­цуз­с­кий аб­со­лю­тизм дос­тиг сво­его апо­гея, но это бы­ло и на­ча­ло его упад­ка. Этот пе­ри­од час­то на­зы­ва­ют «зо­ло­тым ве­ком», «ве­ком Лю­до­ви­ка XIV», а его са­мо­го - «ко­роль-сол­н­це». При нем рез­ко воз­рос­ла власть ко­ро­ля и уси­ли­лась го­су­дар­с­т­вен­ная цен­т­ра­ли­за­ция. Воз­ве­ли­чи­ва­ние осо­бы ко­ро­ля, тор­жес­т­вен­ный прид­вор­ный це­ре­мо­ни­ал, бес­ко­неч­ные праз­д­нес­т­ва, со­ору­же­ние пыш­ной ко­ро­лев­с­кой ре­зи­ден­ции в Вер­са­ле - все это дол­ж­но бы­ло сим­во­ли­зи­ро­вать тор­жес­т­во аб­со­лю­тиз­ма.

    Основные сред­с­т­ва го­су­дар­с­т­ва пог­ло­ща­ли вой­ны. Из 54 лет са­мос­то­ятель­но­го прав­ле­ния Лю­до­ви­ка XIV 33 го­да прош­ли в вой­нах. Од­на­ко глав­ная их цель - до­бить­ся ге­ге­мо­нии в Ев­ро­пе - не бы­ла дос­тиг­ну­та. Поч­ти бес­п­ре­рыв­ные тя­же­лые вой­ны, ко­то­рые Фран­ция ве­ла как с от­дель­ны­ми стра­на­ми, так и ко­али­ци­ями стран, пог­ло­ща­ли мно­го средств и че­ло­ве­чес­ких жиз­ней. В ре­зуль­та­те че­ты­рех войн при Лю­до­ви­ке XIV на­се­ле­ние стра­ны силь­но сок­ра­ти­лось. Ес­ли в пос­лед­ней чет­вер­ти XVII в. во Фран­ции бы­ло бо­лее 15 млн. че­ло­век, то в на­ча­ле XVI­II в.- лишь 12 млн. Осо­бен­но тя­же­лой бы­ла вой­на за Ис­пан­с­кое нас­лед­с­т­во (1701-1714). Во вре­мя этой вой­ны в Се­вен­нских го­рах не ути­ха­ли вос­ста­ния ка­ми­за­ров (от сло­ва che­mis - ру­баш­ка: вос­став­шие крес­ть­яне на­де­ва­ли по­верх одеж­ды бе­лые ру­ба­хи).

    Войны силь­но по­дор­ва­ли эко­но­ми­чес­кое по­ло­же­ние го­су­дар­с­т­ва. В Па­ри­же и дру­гих го­ро­дах пос­то­ян­но ощу­ща­лось не­до­воль­с­т­во на­род­ных масс, бур­жу­азии и да­же дво­рян­с­т­ва. Про­ис­хо­ди­ли мя­те­жи и вос­ста­ния. Да­же по­пыт­ки та­лан­т­ли­во­го эко­но­мис­та - ге­не­раль­но­го кон­т­ро­ле­ра про­мыш­лен­нос­ти, тор­гов­ли и фи­нан­сов Фран­ции Коль­бе­ра не смог­ли вы­вес­ти Фран­цию из тя­же­ло­го эко­но­ми­чес­ко­го по­ло­же­ния. Коль­бер ак­тив­но про­во­дил по­ли­ти­ку мер­кан­ти­лиз­ма. Он вво­дил про­тек­ци­онис­т­с­кие пош­ли­ны, суб­си­ди­ро­вал соз­да­ние круп­ных ма­ну­фак­тур, пре­дос­тав­лял им раз­лич­ные при­ви­ле­гии. Для за­во­ева­ния и ос­во­ения но­вых ко­ло­ний бы­ли соз­да­ны при учас­тии го­су­дар­с­т­ва Ост-Индская, Вест-Индская, Ле­ван­тий­ская тор­го­вые ком­па­нии.

Кризис французского абсолютизма

После смер­ти Лю­до­ви­ка XIV прес­тол пе­ре­шел к его пя­ти­лет­не­му прав­ну­ку Лю­до­ви­ку XV (1715- 1774). Ре­ген­том при нем стал гер­цог Фи­липп Ор­ле­ан­с­кий­, пра­вив­ший 8 лет. Глав­ной за­да­чей но­во­го пра­ви­тель­с­т­ва бы­ло вы­вес­ти стра­ну из эко­но­ми­чес­ко­го кри­зи­са. Ге­не­раль­ным кон­т­ро­ле­ром был наз­на­чен шот­лан­дец Джон Лоу, ко­то­рый при­вел Фран­цию к фи­нан­со­во­му кри­зи­су, вы­пус­тив ог­ром­ное ко­ли­чес­т­во ни­чем не обес­пе­чен­ных де­неж­ных бан­к­нот.

    В 40-60-е го­ды XVI­II в. Фран­ция учас­т­во­ва­ла в вой­нах, ко­то­рые ос­лож­ни­ли ее и без то­го тя­же­лое эко­но­ми­чес­кое сос­то­яние. Фран­ция выс­ту­пи­ла на сто­ро­не Прус­сии в вой­не про­тив Ав­с­т­рии (1740-1748), а в Се­ми­лет­ней вой­не (1756-1763) - про­тив Ан­г­лии. В ре­зуль­та­те пос­лед­ней вой­ны она по­те­ря­ла все свои ко­ло­нии в Но­вом Све­те и в Ин­дии.

    Финансовый кри­зис дво­ра уси­ли­вал­ся ог­ром­ны­ми тра­та­ми на его изощ­рен­ную рос­кошь, со­дер­жа­ние па­ра­зи­ти­чес­кой прид­вор­ной арис­ток­ра­тии. Ко­роль пос­вя­щал вре­мя охо­те, фа­во­рит­кам (мар­ки­за де Пом­па­дур, гра­фи­ня Дю­бар­ри). Ес­ли Лю­до­ви­ку XIV при­пи­сы­ва­ли сло­ва: «Го­су­дар­с­т­во - это я»,- то Лю­до­ви­ку XV: «Пос­ле нас хоть по­топ».

    В се­ре­ди­не XVI­II в. ус­ко­ри­лось раз­ви­тие про­мыш­лен­нос­ти, тор­гов­ли и сель­с­ко­го хо­зяй­ст­ва. На­се­ле­ние Фран­ции воз­рос­ло, дос­тиг­нув в 1790 г. 26 млн. жи­те­лей­, из ко­то­рых 84% ос­та­ва­лись сель­с­ки­ми жи­те­ля­ми. Про­цесс внед­ре­ния ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го ук­ла­да в аг­рар­ные от­но­ше­ния про­те­кал бо­лее ин­тен­сив­но. Уси­ли­лась со­ци­аль­ная диф­фе­рен­ци­ация крес­ть­ян­с­т­ва. В не­ко­то­рых рай­онах Фран­ции часть дво­рян-зем­лев­ла­дель­цев пе­ре­хо­ди­ла на ка­пи­та­лис­ти­чес­кий путь ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Крес­ть­янам при­над­ле­жа­ло при­мер­но 40% зем­ли в фор­ме цен­зи­вы (веч­но­нас­лед­с­т­вен­но­го дер­жа­ния). Крес­ть­янин не мог уй­ти, а вла­де­лец (обыч­но сень­ор) не мог его сог­нать и ли­шить зем­ли. Око­ло 90% крес­ть­ян бы­ли лич­но сво­бод­ны­ми, но все же кое-где еще сох­ра­ня­лась и лич­ная за­ви­си­мость крес­ть­ян (т. е. сер­важ). Крес­ть­яне - и лич­но сво­бод­ные, и лич­но за­ви­си­мые - бы­ли свя­за­ны мно­жес­т­вом ста­рин­ных обы­ча­ев. Поч­ти до са­мой ре­во­лю­ции сох­ра­нял­ся обы­чай «мер­т­вой ру­ки», т. е. пла­та при пе­ре­да­че нас­лед­с­т­ва, за вы­печ­ку хле­ба и по­мол зер­на во вла­де­ни­ях сень­ора и т. д., хо­тя дав­ным-дав­но уже не бы­ло ни пе­чей­, ни мель­ни­цы, да и са­ми сень­оры уже не жи­ли в сво­их по­мес­ть­ях. Сох­ра­ня­лись не толь­ко цен­зи­ва, но и шам­пар (на­ту­раль­ный на­лог), де­ся­ти­на в поль­зу цер­к­ви, все­воз­мож­ные до­рож­ные, мос­то­вые и дру­гие пош­ли­ны.

    Хотя Фран­ция ос­та­ва­лась сель­с­ко­хо­зяй­ст­вен­ной стра­ной­, про­мыш­лен­ность иг­ра­ла уже зна­чи­тель­ную роль в ее эко­но­ми­ке. Для фран­цуз­с­кой про­мыш­лен­нос­ти бы­ло ха­рак­тер­но ши­ро­кое рас­п­рос­т­ра­не­ние руч­но­го про­из­вод­с­т­ва, но ма­ну­фак­ту­ра дос­тиг­ла вы­со­кой сте­пе­ни раз­ви­тия. Уве­ли­чи­лось чис­ло круп­ных цен­т­ра­ли­зо­ван­ных ма­ну­фак­тур, на них на­чи­на­ют при­ме­нять­ся ма­ши­ны. Ус­ко­ря­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние об­щеф­ран­цуз­с­ко­го рын­ка, раз­ви­ва­ет­ся внут­рен­няя и внеш­няя тор­гов­ля.

    Вместе с раз­ви­ти­ем ка­пи­та­лис­ти­чес­ких от­но­ше­ний воз­рас­та­ет роль тор­го­во-про­мыш­лен­ных кру­гов, уси­ли­ва­ет­ся их эко­но­ми­чес­кая и со­ци­аль­ная зна­чи­мость. Од­на­ко даль­ней­ше­му раз­ви­тию тор­гов­ли и про­мыш­лен­нос­ти во Фран­ции ме­шал аб­со­лю­тизм. Раз­ви­тие ка­пи­та­лис­ти­чес­ких от­но­ше­ний тре­бо­ва­ло унич­то­же­ния су­щес­т­ву­юще­го строя, сох­ра­няв­ше­го­ся в сель­с­ком хо­зяй­ст­ве, а так­же це­хо­вой сис­те­мы и мо­но­поль­ных при­ви­ле­гий­, пре­дос­тав­ля­емых от­дель­ным при­ви­ле­ги­ро­ван­ным ком­па­ни­ям и вла­дель­цам «ко­ро­лев­с­ких ма­ну­фак­тур». Скла­ды­ва­нию об­щеф­ран­цуз­с­ко­го рын­ка ме­ша­ли ос­тат­ки фе­одаль­ной раз­д­роб­лен­нос­ти: от­сут­с­т­вие еди­ной сис­те­мы мер и ве­сов, внут­рен­ние та­мож­ни и т. п.

    Недовольство вы­зы­ва­ла сис­те­ма граж­дан­с­ко­го не­ра­вен­с­т­ва и сос­лов­ных при­ви­ле­гий­, ко­то­ры­ми об­ла­да­ли дво­рян­с­т­во и ду­хо­вен­с­т­во. Они, нап­ри­мер, бы­ли ос­во­бож­де­ны от уп­ла­ты ос­нов­ных на­ло­гов, мог­ли за­ни­мать выс­шие дол­ж­нос­ти в ад­ми­нис­т­ра­ции, су­де, ар­мии. Во вто­рой по­ло­ви­не XVI­II в. про­тив аб­со­лю­тиз­ма под­ни­ма­ет­ся мощ­ная вол­на оп­по­зи­ции. Про­мыш­лен­ни­ки, ко­то­рые уже не нуж­да­лись в опе­ке аб­со­лю­тиз­ма, бы­ли во гла­ве этой оп­по­зи­ции. По­тен­ци­аль­ным ее со­юз­ни­ком ста­ли на­род­ные мас­сы и преж­де все­го крес­ть­ян­с­т­во. К со­юзу с бур­жу­ази­ей скло­ня­лась и часть обур­жу­азив­ше­го­ся дво­рян­с­т­ва. В оп­по­зи­ции к аб­со­лю­тиз­му на­хо­ди­лись пар­ла­мен­ты во гла­ве с па­риж­с­ким. Они тре­бо­ва­ли ог­ра­ни­че­ния аб­со­лю­тиз­ма в поль­зу при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сос­ло­вий. Это бы­ла арис­ток­ра­ти­чес­кая оп­по­зи­ция аб­со­лю­тиз­му.

    Таким об­ра­зом, к кон­цу XVI­II в. во Фран­ции на­рас­та­ет об­щес­т­вен­ное не­до­воль­с­т­во про­мыш­лен­ни­ков, ли­бе­раль­но­го дво­рян­с­т­ва, крес­ть­ян и на­ем­ных ра­бо­чих.

Французское Просвещение

К се­ре­ди­не XVI­II в. про­изо­шел мощ­ный взлет фран­цуз­с­ко­го Прос­ве­ще­ния - ши­ро­ко­го идей­но­го те­че­ния, От­ра­жав­ше­го ан­ти­фе­одаль­ные стрем­ле­ния фран­цуз­с­кой бур­жу­азии и На­род­ных масс. Его твор­ца­ми ста­ла блес­тя­щая пле­яда вы­да­ющих­ся мыс­ли­те­лей­, пи­са­те­лей­, уче­ных. По­яви­лось мно­жес­т­во сло­ва­рей по мно­гим от­рас­лям на­уки (к се­ре­ди­не XVI­II в. их бы­ло уже бо­лее 600), мно­го­том­ные из­да­ния: «Естес­т­вен­ная ис­то­рия» Бюф­фо­на, «Энцик­ло­пе­дия на­ук и ре­ме­сел» Дид­ро и Д'Алам­бе­ра. Эн­цик­ло­пе­дия то раз­ре­ша­лась, то зап­ре­ща­лась - все­го ее выш­ло 28 то­мов; впер­вые в ней объ­яс­ня­лись та­кие сло­ва, как де­пу­тат, дес­по­тия, кон­с­ти­ту­ция, при­ви­ле­гия и др. Вы­хо­ди­ли и биб­ли­ог­ра­фи­чес­кие жур­на­лы; во Фран­ции ста­ли ши­ро­ко из­вес­т­ны кни­ги о пу­те­шес­т­ви­ях Ку­ка, Ла­пе-ру­за, Рей­на­ля и др. Ес­ли до XVI­II в. биб­ли­оте­ки со­би­ра­ли лишь мо­нас­ты­ри и арис­ток­ра­ты, то к се­ре­ди­не XVI­II в. биб­ли­оте­ки име­лись уже у пи­са­те­лей­, чи­нов­ни­ков, ап­те­ка­рей­, от­куп­щи­ков и т. д. Во мно­гих фран­цуз­с­ких го­ро­дах ус­т­ра­ива­лись книж­ные аук­ци­оны; кни­ги пе­ча­та­лись в Гол­лан­дии, Швей­ца­рии, а це­лые ар­мии кни­го­нош пе­реп­рав­ля­ли их во Фран­цию. Кни­ги пе­ре­во­зи­лись в че­мо­да­нах с двой­ным или трой­ным дном; кни­го­но­ши пе­реп­лы­ва­ли с ни­ми ре­ки; поч­ти во всех круп­ных го­ро­дах Фран­ции - Па­ри­же, Лил­ле, Ру­ане, Мар­се­ле и др.- в под­ва­лах, на заб­ро­шен­ных мель­ни­цах, ста­рых ко­нюш­нях сох­ра­ня­лась при­ве­зен­ная из-за гра­ни­цы не­ле­галь­ная ли­те­ра­ту­ра.

    Во вто­рой по­ло­ви­не XVI­II в. по всей стра­не су­щес­т­во­ва­ли тай­ные ти­пог­ра­фии и скла­ды с зап­ре­щен­ны­ми кни­га­ми. Зап­ре­щен­ную ли­те­ра­ту­ру при­суж­да­ли к сож­же­нию пар­ла­мен­ты, чи­нов­ни­ки и дру­гие офи­ци­аль­ные ли­ца, но в боль­шин­с­т­ве слу­ча­ев ли­те­ра­ту­ра не унич­то­жа­лась, сжи­га­лись же тю­ки с не­нуж­ны­ми бу­ма­га­ми. Зап­ре­щен­ные кни­ги про­да­ва­ли обыч­но по до­ро­гим це­нам, а пос­коль­ку гра­мот­ность сре­ди на­се­ле­ния зна­чи­тель­но вы­рос­ла, то их чи­та­ли да­же ку­че­ры, гор­нич­ные, а иног­да и вил­ла­ны. Рас­п­рос­т­ра­не­ние по­доб­ной ли­те­ра­ту­ры во Фран­ции ока­за­ло су­щес­т­вен­ное вли­яние на приб­ли­же­ние ре­во­лю­ци­он­но­го взры­ва: про­ис­хо­ди­ла как бы «ду­хов­ная се­ку­ля­ри­за­ция» - мас­со­вое выс­во­бож­де­ние от ду­хов­но­го гне­та.

    Французские прос­ве­ти­те­ли - фи­ло­со­фы, пи­са­те­ли, эко­но­мис­ты, ис­то­ри­ки - убеж­ден­ные про­тив­ни­ки фе­одаль­но-абсо­лю­тис­т­с­ко­го строя под­вер­га­ли бес­по­щад­ной кри­ти­ке его иде­оло­ги­чес­кие ус­тои, выс­ту­па­ли за сво­бо­ду и граж­дан­с­кое ра­вен­с­т­во. Ду­хов­ны­ми вож­дя­ми это­го те­че­ния бы­ли Воль­тер, Мон­тес­кье, Рус­со, Дид­ро, Д'Алам­бер и дру­гие прос­ве­ти­те­ли. Их идеи зак­лю­ча­ли в се­бе ог­ром­ный ре­во­лю­ци­он­ный по­тен­ци­ал и сыг­ра­ли ог­ром­ную роль в раз­ви­тии ду­хов­ной куль­ту­ры Фран­ции XVI­II в., ока­зав боль­шое вли­яние на стра­ны За­пад­ной Ев­ро­пы, Се­вер­ной и Юж­ной Аме­ри­ки, Рос­сию и дру­гие стра­ны.

Канун революции

Кризис фе­одаль­но-абсо­лю­тис­т­с­ко­го строя во Фран­ции рез­ко обос­т­рил­ся в кон­це 80-х го­дов XVI­II в. В 1787-1789 гг. раз­вер­нул­ся тор­го­во-про­мыш­лен­ный кри­зис. Усу­гу­бил его до­го­вор с Ан­г­ли­ей в 1876 г., от­к­рыв­ший фран­цуз­с­кий ры­нок для бо­лее де­ше­вых ан­г­лий­ских из­де­лий. Упа­док и зас­той про­из­вод­с­т­ва, без­ра­бо­ти­ца ох­ва­ти­ли стра­ну. Из-за не­обы­чай­но су­ро­вой зи­мы в 1788 г. был по­лу­чен пло­хой уро­жай­, что при­ве­ло к нех­ват­ке зер­на, до­ро­го­виз­не про­до­воль­с­т­вия. Обос­т­ри­лись нуж­да и бед­с­т­вия на­род­ных масс. 68

    Со всей оче­вид­нос­тью об­на­ру­жи­лась нес­по­соб­ность гос­под­с­т­ву­юще­го клас­са вый­ти из кри­зи­са. Го­су­дар­с­т­вен­ный долг с 1,5 млрд. вы­рос за 14 лет к 1789 г. ров­но в три ра­за. Мо­нар­хия ока­за­лась на по­ро­ге фи­нан­со­во­го бан­к­рот­с­т­ва. Ге­не­раль­ный кон­т­ро­лер Тюр­го пред­ло­жил воз­ло­жить часть на­ло­гов на при­ви­ле­ги­ро­ван­ные сос­ло­вия. Был раз­ра­бо­тан про­ект бес­сос­лов­но­го по­зе­мель­но­го пря­мо­го на­ло­га.

    В 1787 г., на­де­ясь по­лу­чить под­дер­ж­ку дво­рян­с­т­ва и ду­хо­вен­с­т­ва - двух при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сос­ло­вий­, мо­нар­хия соз­ва­ла соб­ра­ние «но­таб­лей­» - выб­ран­ных ко­ро­лем име­ни­тых пред­с­та­ви­те­лей этих сос­ло­вий. Од­на­ко они на­от­рез от­ка­за­лись одоб­рить пред­ло­жен­ные ре­фор­мы и пот­ре­бо­ва­ли соз­вать Ге­не­раль­ные шта­ты, рас­счи­ты­вая ог­ра­ни­чить ко­ро­лев­с­кую власть в сво­их ин­те­ре­сах. Ло­зунг со­зы­ва Ге­не­раль­ных шта­тов, ко­то­рые не со­би­ра­лись с 1614 г., был под­х­ва­чен ши­ро­ки­ми кру­га­ми треть­его сос­ло­вия, выд­ви­нув­ше­го свою по­ли­ти­чес­кую прог­рам­му. Со­зыв шта­тов был наз­на­чен на вес­ну 1789 г. В го­ро­дах и де­рев­нях вы­ра­ба­ты­ва­лись на­ка­зы де­пу­та­там, в ко­то­рых яс­но прос­ту­па­ли тре­бо­ва­ния и на­деж­ды сос­ло­вий. В боль­шин­с­т­ве крес­ть­ян­с­ких на­ка­зов по­ли­ти­чес­кие тре­бо­ва­ния не выд­ви­га­лись, за­то бы­ли тре­бо­ва­ния от­ме­ны «дур­ных обы­ча­ев», умень­ше­ния на­ло­гов и т. п. Ку­пе­чес­кие на­ка­зы со­дер­жа­ли тре­бо­ва­ния от­ме­ны сред­не­ве­ко­вой рег­ла­мен­та­ции про­мыш­лен­нос­ти, рав­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния всех сос­ло­вий и да­же не­ко­то­ро­го ог­ра­ни­че­ния ко­ро­лев­с­кой влас­ти. В обо­рот вош­ло да­же сло­во «кон­с­ти­ту­ция», ко­то­рую мно­гие жда­ли от Ге­не­раль­ных шта­тов. Лю­до­вик XVI (1774-1792) вы­нуж­ден был пой­ти на ус­туп­ки. На пост ге­не­раль­но­го кон­т­ро­ле­ра фи­нан­сов, про­мыш­лен­нос­ти и тор­гов­ли он приз­вал швей­цар­с­ко­го бан­ки­ра Нек­ке­ра - сто­рон­ни­ка уме­рен­ных ре­форм, по­пу­ляр­но­го в про­мыш­лен­ных и фи­нан­со­вых кру­гах.

    Исходя из ко­ли­чес­т­ва вы­бор­щи­ков, чис­ло де­пу­та­тов треть­его сос­ло­вия уд­во­илось. Вы­би­рать мог­ли все муж­чи­ны на­чи­ная с 25 лет, имев­шие пос­то­ян­ное мес­то жи­тель­с­т­ва и вно­сив­шие на­лог. Го­ло­со­ва­ние пред­по­ла­га­лось, как и преж­де, по­сос­лов­ное (во Фран­ции де­ле­ние шло по сос­ло­ви­ям, т. е. не по иму­щес­т­вен­но­му сос­то­янию жи­те­лей­, а по при­ви­ле­ги­ям, ко­то­ры­ми они поль­зо­ва­лись), т. е. пер­вые два сос­ло­вия мог­ли иметь вдвое боль­ше мест, чем третье.

Французская революция XVIII в.

Складывание революционной ситуации и начало революции (5 мая 1789 г.-10 августа 1792 г.)

С вес­ны 1788 г. раз­вер­ну­лось мощ­ное на­род­ное дви­же­ние. Хлеб­ные бун­ты, на­па­де­ния на зем­ли сень­оров, раз­г­ром на­ло­го­вых кон­тор, сти­хий­ные ра­бо­чие выс­туп­ле­ния - все это ста­ло обыч­ным яв­ле­ни­ем. Са­мым круп­ным из них бы­ло выс­туп­ле­ние ра­бо­чих Па­ри­жа в от­вет на по­пыт­ку бо­га­то­го обой­щи­ка Ре­вель­ена сни­зить ра­бо­чим за­ра­бот­ную пла­ту. Ра­бо­чие раз­г­ро­ми­ли его дом и ма­ну­фак­ту­ру, всту­пив в ру­ко­паш­ную схват­ку с вой­ска­ми. Пе­чать поч­ти ос­во­бо­ди­лась от цен­зу­ры. Вы­хо­ди­ло в свет мно­жес­т­во бро­шюр, пам­ф­ле­тов, ав­то­ра­ми ко­то­рых бы­ли пуб­ли­цис­ты из ли­бе­раль­ных дво­рян или треть­его сос­ло­вия. Од­ной из са­мых по­пу­ляр­ных ста­ла и бро­шю­ра аб­ба­та Сий­ес­са «Что та­кое третье сос­ло­вие?». В этих бро­шю­рах фор­му­ли­ро­ва­лась прог­рам­ма пе­ре­до­вых лю­дей дво­рян­с­т­ва и треть­его сос­ло­вия: граж­дан­с­кое ра­вен­с­т­во, ли­бе­раль­ные пра­ва и сво­бо­ды, ог­ра­ни­че­ние мо­нар­хии пред­с­та­ви­тель­ным уч­реж­де­ни­ем.

    5 мая 1789 г. при ог­ром­ном сте­че­нии на­ро­да в Вер­са­ле соб­ра­лись Ге­не­раль­ные шта­ты. Соб­ра­лись, как и в преж­ние вре­ме­на, по­сос­лов­но. Пер­вое сос­ло­вие - ду­хо­вен­с­т­во - пред­с­тав­лял 291 де­пу­тат; око­ло 200 из них, сель­с­кие кю­ре, хо­ро­шо знав­шие жизнь сво­их при­хо­жан, бы­ли склон­ны к ре­фор­мам. Лишь 90 из 270 де­пу­та­тов от дво­рян­с­т­ва бы­ли нас­т­ро­ены ли­бе­раль­но.

    Третье сос­ло­вие пред­с­тав­ля­ли 578 де­пу­та­тов. В боль­шин­с­т­ве это бы­ли юрис­ты, вы­ход­цы из ин­тел­ли­ген­ции, тор­гов­цы, бан­ки­ры, про­мыш­лен­ни­ки, зем­лев­ла­дель­цы. Но сре­ди них не бы­ло тех, ко­го уже иног­да на­зы­ва­ли чет­вер­тым сос­ло­ви­ем, т. е. крес­ть­ян и бед­но­ты. Де­пу­та­ты треть­его сос­ло­вия от­вер­г­ли по­сос­лов­ный прин­цип пред­с­та­ви­тель­с­т­ва и на за­се­да­нии 17 июня про­воз­г­ла­си­ли се­бя На­ци­ональ­ным соб­ра­ни­ем (400 го­ло­сов про­тив 90), т. е. пол­но­моч­ны­ми пред­с­та­ви­те­ля­ми всей на­ции (к это­му вре­ме­ни из пер­во­го и вто­ро­го сос­ло­вий в третье пе­реш­ли око­ло 100 де­пу­та­тов). Соб­ра­ние приз­ва­ло не пла­тить на­ло­гов, ес­ли оно бу­дет рас­пу­ще­но. Ко­роль при­ка­зал зак­рыть зал за­се­да­ний и пос­та­вил там во­ен­ный от­ряд для ох­ра­ны. Ут­ром 20 июня де­пу­та­ты На­ци­ональ­но­го соб­ра­ния пе­реш­ли в зал для иг­ры в мяч и по при­зы­ву де­пу­та­та Ми­ра­бо пок­ля­лись не рас­хо­дить­ся, по­ка не бу­дет вы­ра­бо­та­на кон­с­ти­ту­ция.

    27 июня ко­роль был вы­нуж­ден пред­пи­сать ос­таль­ным де­пу­та­там при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сос­ло­вий при­со­еди­нить­ся к На­ци­ональ­но­му соб­ра­нию. 9 июля На­ци­ональ­ное соб­ра­ние, сос­то­яв­шее уже из всех трех сос­ло­вий­, про­воз­г­ла­си­ло се­бя Уч­ре­ди­тель­ным.

    Желая пре­сечь на­чи­нав­шу­юся ре­во­лю­цию, ко­роль поп­ро­бо­вал ввес­ти в Па­риж на­ем­ные вой­ска. 11 июля был сме­щен Нек­кер. 12-13 июля не прек­ра­ща­лись стыч­ки с вой­ска­ми, в ход пош­ли кам­ни. На­род зах­ва­ты­вал ору­жей­ные лав­ки и во­ору­жал­ся. Го­род­с­кие зас­та­вы, где взи­ма­лись ввоз­ные пош­ли­ны на про­до­воль­с­т­вие, бы­ли раз­ру­ше­ны.

Взятие Бастилии

Утром 14 июля на­род вор­вал­ся в Дом ин­ва­ли­дов, где на­хо­дил­ся ар­се­нал, и зах­ва­тил ору­жие. За­тем тол­па дви­ну­лась к кре­пос­ти Бас­ти­лия, слу­жив­шей по­ли­ти­чес­кой тюрь­мой и став­шей сим­во­лом про­из­во­ла и дес­по­тиз­ма. На­род пот­ре­бо­вал, что­бы ко­мен­дант кре­пос­ти при­ка­зал уб­рать пуш­ки с ба­шен и вы­дать ору­жие, ко­то­рое хра­ни­лось в кре­пос­ти. Но ко­мен­дант от­ка­зал­ся это сде­лать. Тол­пы па­ри­жан и сол­дат фран­цуз­с­кой гвар­дии штур­мом взя­ли Бас­ти­лию, гар­ни­зон кре­пос­ти сдал­ся. Ко­мен­дан­ту кре­пос­ти мар­ки­зу де Ло­нэ от­ру­би­ли го­ло­ву, вод­ру­зи­ли ее на пи­ку и как тро­фей по­нес­ли по го­ро­ду. Бас­ти­лия бы­ла раз­ру­ше­на.

    Сохранилось три спис­ка, в ко­то­рых пе­ре­чис­ле­ны те, кто брал Бас­ти­лию. В од­ном из них наз­ва­ны 662 че­ло­ве­ка и ука­за­ны их про­фес­сии. Боль­ше все­го в спис­ке вла­дель­цев мел­ких ла­вок и ре­мес­лен­ни­ков - 426 че­ло­век, под­мас­терь­ев, уче­ни­ков и ра­бо­чих - 149, сол­дат - 77, ком­мер­сан­тов - 4, слу­жа­щих - 5, учи­тель - 1. Пос­ле взя­тия Бас­ти­лии Фран­ция бы­ла ох­ва­че­на мощ­ным подъ­емом на­род­но­го дви­же­ния. На­род свер­гал ста­рые ор­га­ны влас­ти, фор­ми­ро­ва­лась на­род­ная ми­ли­ция. Крес­ть­яне на­па­да­ли на зам­ки сень­оров и мо­нас­ты­рей­, от­би­ра­ли зах­ва­чен­ные сень­ора­ми об­щин­ные зем­ли. Мэ­ром Па­ри­жа был из­б­ран Бай­и, ко­ман­ду­ющим На­ци­ональ­ной гвар­ди­ей Па­ри­жа - Ла­фай­ет. Фак­ти­чес­ки аб­со­лю­тизм был свер­г­нут, на­ча­лась эмиг­ра­ция дво­рян­с­т­ва. Ре­аль­ная по­ли­ти­чес­кая власть на­хо­ди­лась в ру­ках Уч­ре­ди­тель­но­го соб­ра­ния, т. е. бы­ла от­ня­та у арис­ток­ра­тии и пе­реш­ла, глав­ным об­ра­зом, к треть­ему сос­ло­вию.

    Напуганное раз­ма­хом на­род­но­го дви­же­ния Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние в ав­гус­те 1789 г. при­ня­ло два важ­ных за­ко­но­да­тель­ных ак­та. В ночь с 4 на 5 ав­гус­та - мно­гие сов­ре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли ее «ночь чу­дес» - был вы­ра­бо­тан за­ко­ноп­ро­ект, ко­то­рый при­ни­мал­ся в ви­де об­на­ро­до­ван­ных дек­ре­тов с 4 по 11 ав­гус­та, от­ме­няв­ших сос­лов­ные пре­иму­щес­т­ва, фе­одаль­ные пра­ва, цер­ков­ную де­ся­ти­ну и объ­яв­ляв­ших ра­вен­с­т­во всех пе­ред за­ко­ном в уп­ла­те го­су­дар­с­т­вен­ных на­ло­гов. Од­на­ко все цен­зы, шам­па­ры - глав­ные, свя­зан­ные с зем­лей по­вин­нос­ти - ос­та­ва­лись в си­ле и под­ле­жа­ли вы­ку­пу. Эти дек­ре­ты по­ло­жи­ли на­ча­ло по­ли­ти­ке час­тич­ных ус­ту­пок крес­ть­янам и про­би­ли брешь в фе­одаль­ных от­но­ше­ни­ях. Вмес­те с тем Соб­ра­ние рас­сы­ла­ло ка­ра­тель­ные от­ря­ды про­тив тех крес­ть­ян, ко­то­рые тре­бо­ва­ли бо­лее ре­ши­тель­ных мер. Бы­ло объ­яв­ле­но об унич­то­же­нии вся­ко­го ро­да при­ви­ле­гий и «воль­нос­тей­». Что­бы ус­по­ко­ить не­до­воль­ных крес­ть­ян и го­род­с­кой плебс, бы­ло ре­ше­но опуб­ли­ко­вать вве­де­ние к бу­ду­щей кон­с­ти­ту­ции, так как са­ма она не мог­ла быть под­го­тов­ле­на так быс­т­ро.

    26 ав­гус­та 1789 г. Соб­ра­ние при­ня­ло «Дек­ла­ра­цию прав че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на» - до­ку­мент ог­ром­но­го ре­во­лю­ци­он­но­го зна­че­ния. В его ос­но­ве ле­жа­ли идеи Прос­ве­ще­ния, про­воз­г­ла­ша­лись прин­цип на­род­но­го су­ве­ре­ни­те­та, ра­вен­с­т­во всех пе­ред за­ко­ном, пра­во че­ло­ве­ка на бе­зо­пас­ность и соп­ро­тив­ле­ние уг­не­те­нию, сво­бо­да сло­ва, пе­ча­ти и со­вес­ти. Не­сом­нен­но, что «Дек­ла­ра­ция не­за­ви­си­мос­ти США», из­дан­ная ра­нее, 4 июля 1776 г., ока­за­ла вли­яние на «Дек­ла­ра­цию прав че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на». В пос­лед­ней­, 17-й статье «Дек­ла­ра­ции» про­воз­г­ла­ша­лось «свя­щен­ное и неп­ри­кос­но­вен­ное» пра­во час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти.

    Революция на­рас­та­ла, но эко­но­ми­чес­кое по­ло­же­ние Фран­ции не улуч­ша­лось. Нех­ват­ка хле­ба, спе­ку­ля­ция, до­ро­го­виз­на уси­ли­ва­ли не­до­воль­с­т­во на­ро­да. 5 ок­тяб­ря око­ло 20 тыс. че­ло­век дви­ну­лись в Вер­саль - ре­зи­ден­цию ко­ро­лев­с­кой семьи и Уч­ре­ди­тель­но­го соб­ра­ния. От­каз ко­ро­ля под­пи­сать «Дек­ла­ра­цию прав» и дек­ре­ты 4-И ав­гус­та выз­вал мас­со­вое не­до­ве­рие к ко­ро­лю.

    В тот же день око­ло 6 тыс. воз­буж­ден­ных жен­щин, а за ни­ми и ос­таль­ные вор­ва­лись в Вер­саль­с­кий дво­рец. На­род тре­бо­вал пе­ре­ез­да ко­ро­лев­с­кой семьи в Па­риж. 6 ок­тяб­ря в сто­ли­цу пе­ре­еха­ли ко­роль и Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние; та­ким об­ра­зом ко­роль ока­зал­ся под кон­т­ро­лем на­ро­да и вы­нуж­ден был под­пи­сать дек­ре­ты 4-11 ав­гус­та и «Дек­ла­ра­цию прав че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на». На­род­ное дви­же­ние 5-6 ок­тяб­ря сор­ва­ло враж­деб­ные ре­во­лю­ции за­мыс­лы двор­ца, зак­ре­пи­ло ее пер­вые за­во­ева­ния и обес­пе­чи­ло ус­ло­вия для ее даль­ней­ше­го раз­ви­тия.

Деятельность Учредительного собрания

Упрочив свои по­зи­ции, Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние, в ко­то­ром боль­шин­с­т­во при­над­ле­жа­ло про­мыш­лен­ни­кам и ли­бе­раль­но­му дво­рян­с­т­ву, по­лу­чи­ло воз­мож­ность про­дол­жать свою ра­бо­ту и про­во­дить даль­ней­шие ре­фор­мы. Вид­ную роль в нем иг­ра­ли мар­киз Ла­фай­ет, учас­т­ник Аме­ри­кан­с­кой ре­во­лю­ции, и граф Ми­ра­бо, ора­тор-три­бун, че­ло­век не­за­уряд­но­го ума, не­обуз­дан­ных страс­тей и гро­мад­но­го чес­то­лю­бия. Од­на­ко в Соб­ра­нии уже бы­ли и но­вые си­лы, по­ка не выд­ви­нув­ши­еся в пер­вые ря­ды; сре­ди них - мо­ло­дой ад­во­кат из Ар­ра­са Мак­си­ми­ли­ан Ро­бес­пь­ер (1758-1794) и не­ко­то­рые его сто­рон­ни­ки.

    Следуя прин­ци­пу граж­дан­с­ко­го ра­вен­с­т­ва, в 1790-1791 гг. Соб­ра­ние от­ме­ни­ло сос­лов­ные при­ви­ле­гии, лик­ви­ди­ро­ва­ло ин­с­ти­тут нас­лед­с­т­вен­но­го дво­рян­с­т­ва, дво­рян­с­кие гер­бы и ти­ту­лы. Ут­вер­ж­дая сво­бо­ду пред­п­ри­ни­ма­тель­с­т­ва, оно унич­то­жи­ло го­су­дар­с­т­вен­ную рег­ла­мен­та­цию и це­хо­вую сис­те­му. От­ме­на внут­рен­них- та­мо­жен, тор­го­во­го до­го­во­ра 1786 г. с Ан­г­ли­ей спо­соб­с­т­во­ва­ла скла­ды­ва­нию на­ци­ональ­но­го рын­ка.

    Обеспечивая бур­жу­азии сво­бо­ду кон­ку­рен­ции и най­ма, Соб­ра­ние от­ка­за­ло ра­бо­чим в пра­ве на соз­да­ние соб­с­т­вен­ных ор­га­ни­за­ций и борь­бу за свои ин­те­ре­сы. Ког­да в 1790-1791 гг. учас­ти­лись стач­ки ра­бо­чих и ста­ли воз­ни­кать ра­бо­чие со­юзы, Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние при­ня­ло так на­зы­ва­емый во­ен­ный за­кон о су­ро­вой рас­п­ра­ве с во­жа­ка­ми и под­с­т­ре­ка­те­ля­ми, т. е. о смер­т­ной каз­не без су­да. 14 июля 1791 г. был при­нят за­кон Ле Ша­пелье (по име­ни пред­ло­жив­ше­го его де­пу­та­та) о зап­ре­ще­нии ор­га­ни­за­ций и ста­чек. Этот за­кон был от­ме­нен лишь в 1864 г.

    Новый подъ­ем крес­ть­ян­с­ких вос­ста­ний по­бу­дил Соб­ра­ние вер­нуть­ся к аг­рар­но­му воп­ро­су. Дек­ре­том 2 но­яб­ря 1789 г. Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние кон­фис­ко­ва­ло мно­гие цер­ков­ные вла­де­ния. Объ­яв­лен­ные на­ци­ональ­ным иму­щес­т­вом, они бы­ли пу­ще­ны в про­да­жу. Пос­коль­ку зем­ля про­да­ва­лась за вы­со­кую це­ну, ее по­ку­па­ли в ос­нов­ном бур­жу­азия и за­жи­точ­ные крес­ть­яне. Бед­ные крес­ть­яне по­ку­пать эти зем­ли не мог­ли.

Конституция 1791 г.

В сен­тяб­ре 1791 г. Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние за­вер­ши­ло вы­ра­бот­ку Кон­с­ти­ту­ции. Все граж­да­не бы­ли раз­де­ле­ны на «актив­ных» и «пас­сив­ных», т. е. на имев­ших пра­во из­би­рать и не имев­ших это­го пра­ва. «Актив­ны­ми» граж­да­на­ми бы­ли муж­чи­ны с 25 лет, ко­то­рые яв­ля­лись соб­с­т­вен­ни­ка­ми и пла­ти­ли пря­мой на­лог не мень­ше 1,5-3 лив­ров (раз­мер трех­д­нев­ной пла­ты сред­не­го за­ра­бот­ка). Из 9 млн. муж­чин этим пра­вом об­ла­да­ли 4,3 млн. Вы­бо­ры бы­ли двух­с­те­пен­ны­ми: сна­ча­ла из­би­ра­лись вы­бор­щи­ки (их бы­ло око­ло 50 тыс.), за­тем де­пу­та­ты. Вы­бор­щи­ки вно­си­ли не трех­д­нев­ный­, а де­ся­тид­нев­ный на­лог, а кан­ди­да­ты в де­пу­та­ты Соб­ра­ния дол­ж­ны бы­ли вно­сить на­лог в од­ну мар­ку се­реб­ра (т. е. 52 лив­ра) и об­ла­дать еще зе­мель­ной соб­с­т­вен­нос­тью. Кон­с­ти­ту­ция не рас­п­рос­т­ра­ня­лась на ко­ло­нии, раб­с­т­во в них не от­ме­ня­лось.

    Конституция ус­та­но­ви­ла во Фран­ции кон­с­ти­ту­ци­он­ную мо­нар­хию. За­ко­но­да­тель­ная власть при­над­ле­жа­ла од­но­па­лат­но­му За­ко­но­да­тель­но­му соб­ра­нию, ис­пол­ни­тель­ная - нас­лед­с­т­вен­но­му мо­нар­ху и наз­на­чен­ным им ми­нис­т­рам. Ко­роль мог на вре­мя от­к­ло­нить одоб­рен­ные Соб­ра­ни­ем за­ко­ны, пос­коль­ку имел пра­во «за­дер­жи­ва­юще­го ве­то». Фран­ция раз­де­ля­лась на 83 де­пар­та­мен­та, в ко­то­рых власть осу­щес­т­в­ля­лась вы­бор­ны­ми со­ве­та­ми и ди­рек­то­ри­ями, в го­ро­дах и де­рев­нях вы­бор­ны­ми му­ни­ци­па­ли­те­та­ми.

    Таким об­ра­зом, Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние ут­вер­ди­ло и юри­ди­чес­ки офор­ми­ло со­ци­аль­ное и по­ли­ти­чес­кое гос­под­с­т­во иму­щих. В ла­ге­ре ре­во­лю­ции на­ча­лось со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кое раз­ме­же­ва­ние. Третье сос­ло­вие уже не бы­ло еди­ным. На­род­ные мас­сы и бо­лее ра­ди­каль­ные слои бур­жу­азии выс­ту­па­ли за про­дол­же­ние ре­во­лю­ции. Вер­хи бур­жу­азии и ли­бе­раль­ное дво­рян­с­т­во, по­лу­чив то, че­го они до­би­ва­лись, стре­ми­лись за­тор­мо­зить ее.

Вареннский кризис

Это раз­ме­же­ва­ние яс­но об­на­ру­жи­лось во вре­мя Ва­рен­нско­го кри­зи­са, выз­ван­но­го по­пыт­кой бег­с­т­ва ко­ро­ля. Лю­до­вик XVI с семь­ей ре­шил бе­жать из Па­ри­жа в Ва­ренн, где соб­ра­лись мно­гие эмиг­ран­ты из Фран­ции и близ­ко, в Бель­гии, сто­яла ав­с­т­рий­ская ар­мия, на ко­то­рую и рас­счи­ты­ва­ла ко­ро­лев­с­кая семья. В ночь на 21 июня 1791 г. под ви­дом ку­че­ра, вез­ше­го ба­ро­нес­су Корф, Лю­до­вик XVI и Ма­рия Ан­ту­анет­та, пе­ре­оде­тая гор­нич­ной­, вы­еха­ли из Па­ри­жа, яко­бы соп­ро­вож­дая рус­скую ба­ро­нес­су, а на са­мом де­ле фран­цуз­с­кую гер­цо­ги­ню де Тур­нель в Бель­гию. Но на пер­вой же поч­то­вой стан­ции сын на­чаль­ни­ка стан­ции опоз­нал ко­ро­ля, и тол­па на­ро­да зас­та­ви­ла от­п­ра­вить бег­ле­цов под кон­во­ем об­рат­но в Па­риж. Имен­но это со­бы­тие выз­ва­ло фор­ми­ро­ва­ние доб­ро­воль­ных от­ря­дов (во­лон­те­ров) в за­щи­ту ре­во­лю­ции. По воз­в­ра­ще­нии в Па­риж к ко­ро­лю бы­ла прис­тав­ле­на стра­жа. На ули­цах Па­ри­жа раз­би­ва­ли бюс­ты ко­ро­ля и на­зы­ва­ли его из­мен­ни­ком.

Клубы, народные общества, печать

Недовольство на­род­ных масс и час­ти ли­бе­раль­но­го дво­рян­с­т­ва де­ятель­нос­тью сто­яв­ших у влас­ти уме­рен­ных мо­нар­хис­тов-кон­с­ти­ту­ци­она­лис­тов на­хо­ди­ло свое от­ра­же­ние в клу­бах, ко­то­рые фор­ми­ро­ва­лись по по­ли­ти­чес­ким ин­те­ре­сам и иг­ра­ли роль еще не воз­ник­ших во Фран­ции по­ли­ти­чес­ких пар­тий. Это бы­ли клу­бы фель­янов, яко­бин­цев, кор­дель­еров и др. В 1791-1792 гг. на­ибо­лее де­мок­ра­тич­ным был клуб кор­дель­еров, к ко­то­ро­му тя­го­те­ли так на­зы­ва­емые брат­с­кие об­щес­т­ва, т. е. объ­еди­не­ния ре­мес­лен­ни­ков, «пас­сив­ных» граж­дан; в не­го вхо­ди­ли Ма­рат, Дан­тон, Де-му­лен и др. Клуб кор­дель­еров со­би­рал­ся в мо­нас­ты­ре кор­дель­еров - мо­на­хов, но­сив­ших вла­ся­ни­цы и под­по­ясы­вав­ших­ся ве­рев­кой (от фр. cor­de).

    Большое вли­яние имел клуб яко­бин­цев, со­би­рав­ший­ся в мо­нас­ты­ре Св. Яко­ба; член­с­т­во в нем оп­ла­чи­ва­лось до­ро­го, осо­бен­но вна­ча­ле. Он объ­еди­нял сто­рон­ни­ков раз­ной ори­ен­та­ции. Клуб имел фи­ли­алы в про­вин­ци­ях. В 1791 г. их бы­ло бо­лее 400, в даль­ней­шем - бо­лее 1000. Его чле­на­ми бы­ли Ми­ра­бо и Ро­бес­пь­ер. В ре­зуль­та­те рас­ко­ла в 1791 г. клу­ба яко­бин­цев об­ра­зо­вал­ся (кро­ме яко­бин­с­ко­го) кон­с­ти­ту­ци­он­но-мо­нар­хи­чес­кий по­ли­ти­чес­кий клуб фель­янов, проз­ван­ный так по на­име­но­ва­нию ду­хов­но­го ор­де­на, в мо­нас­ты­ре ко­то­ро­го чле­ны клу­ба за­се­да­ли. Ли­де­ра­ми клу­ба бы­ли М. Ла­фай­ет, А. Бар­нав, А. Ла­мет.

    Революция выз­ва­ла к жиз­ни мно­жес­т­во га­зет. Боль­шой ав­то­ри­тет за­во­ева­ла га­зе­та «Друг на­ро­да», из­да­ва­емая Ма­ра­том. Ее чи­та­ли боль­ше все­го в пред­мес­ть­ях, ра­бо­чих квар­та­лах и об­щес­т­вах. Ве­ли­ка бы­ла по­пу­ляр­ность га­зе­ты жур­на­лис­та Эбе­ра «Па­па­ша Дю­шен», в ко­то­рой он об­ли­чал арис­ток­ра­тов и бо­га­чей­, ис­поль­зуя фран­цуз­с­кий фоль­к­лор, а иног­да и прос­то­реч­ный жар­гон.

Начало революционных войн

Революция во Фран­ции вы­зы­ва­ла бес­по­кой­ст­во и не­на­висть мо­нар­хов и дво­рян­с­т­ва ев­ро­пей­ских дер­жав. Бо­лее все­го опа­са­лись Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции Ав­с­т­рия и Прус­сия. В фев­ра­ле 1792 г. в Сак­со­нии в зам­ке Пиль­ниц пра­ви­тель­с­т­ва Ав­с­т­рии и Прус­сии зак­лю­чи­ли во­ен­ный со­юз про­тив ре­во­лю­ци­он­ной Фран­ции. Ко­роль и его сто­рон­ни­ки стре­ми­лись к вой­не, ибо ви­де­ли в ней един­с­т­вен­ное спа­се­ние от ре­во­лю­ции. Часть фель­янов, а так­же Ро­бес­пь­ер, Ма­рат и мно­гие чле­ны яко­бин­с­ко­го клу­ба бы­ли про­тив вой­ны и опа­са­лись ее. Жи­рон­дис­ты, в ос­нов­ном тор­го­вые и про­мыш­лен­ные кру­ги из де­пар­та­мен­та Жи­рон­ды и дру­гих де­пар­та­мен­тов, бы­ли за вой­ну и рас­счи­ты­ва­ли на быс­т­рую по­бе­ду.

    Верх взя­ли сто­рон­ни­ки вой­ны, и 20 ап­ре­ля 1792 г. Фран­ция объ­яви­ла вой­ну Ав­с­т­рии. Это бы­ла вой­на ре­во­лю­ци­он­ной Фран­ции про­тив мо­нар­хи­чес­кой Ев­ро­пы. На­ча­ло вой­ны бы­ло не­удач­ным для Фран­ции: ста­рая ар­мия де­зор­га­ни­зо­ва­на, мно­гие офи­це­ры эмиг­ри­ро­ва­ли; во­лон­те­ры бы­ли не обу­че­ны, пло­хо во­ору­же­ны, не до­ве­ря­ли офи­це­рам.

Законодательное собрание

Еще 1 ок­тяб­ря 1791 г. пос­ле при­ня­тия Кон­с­ти­ту­ции от­к­ры­лось За­ко­но­да­тель­ное соб­ра­ние. Его сос­тав от­ли­чал­ся от Уч­ре­ди­тель­но­го. Пра­вую часть За­ко­но­да­тель­но­го соб­ра­ния сос­тав­ля­ли фель­яны - пар­тия круп­ных фи­нан­сис­тов и не­го­ци­ан­тов, су­дов­ла­дель­цев-ра­бо­тор­гов­цев и план­та­то­ров, круп­ных зе­мель­ных соб­с­т­вен­ни­ков, про­мыш­лен­ни­ков и при­мы­кав­ше­го к ней ли­бе­раль­но­го дво­рян­с­т­ва. Эта пар­тия бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в сох­ра­не­нии мо­нар­хии и Кон­с­ти­ту­ции 1791 г.

    Левая часть соб­ра­ния сос­то­яла из де­пу­та­тов, свя­зан­ных с яко­бин­с­ким клу­бом. Вско­ре они рас­ко­ло­лись на две груп­пы. Од­на из них по­лу­чи­ла наз­ва­ние жи­рон­дис­тов (мно­гие на­ибо­лее вид­ные де­пу­та­ты этой пар­тии бы­ли из­б­ра­ны в де­пар­та­мен­те Жи­рон­да) - их пред­с­тав­ля­ли тор­гов­цы, про­мыш­лен­ни­ки и но­вые зем­лев­ла­дель­цы, глав­ным об­ра­зом юж­ных, юго-за­пад­ных и юго-вос­точ­ных де­пар­та­мен­тов, за­ин­те­ре­со­ван­ных в пе­ре­ус­т­рой­ст­ве об­щес­т­ва. На пер­вых по­рах они так­же под­дер­жи­ва­ли Кон­с­ти­ту­цию 1791 г., но в даль­ней­шем пе­реш­ли на рес­пуб­ли­кан­с­кие по­зи­ции.

    Крайне ле­вая груп­па де­пу­та­тов в За­ко­но­да­тель­ном соб­ра­нии бы­ла пред­с­тав­ле­на мон­тань­яра­ми. Они по­лу­чи­ли это наз­ва­ние по­то­му, что в За­ко­но­да­тель­ном соб­ра­нии за­ни­ма­ли мес­та на са­мых вер­х­них скамь­ях в за­ле за­се­да­ний­, на «го­ре» (la mon­tag­ne). В ус­ло­ви­ях мас­со­во­го ре­во­лю­ци­он­но­го подъ­ема 48 па­риж­с­ких сек­ций на­ча­ли ак­тив­но учас­т­во­вать в об­щес­т­вен­ной жиз­ни. Сек­ции ус­та­нав­ли­ва­ли свя­зи друг с дру­гом и пред­п­ри­ни­ма­ли кол­лек­тив­ные дей­ст­вия. Они-то в ос­нов­ном и под­го­то­ви­ли ре­во­лю­цию 10 ав­гус­та 1792 г. В на­ча­ле ав­гус­та, дей­ст­вуя сов­мес­т­но с фе­де­ра­та­ми, сек­ции энер­гич­но го­то­ви­ли свер­же­ние мо­нар­хии. Стен­ды до­мов в Па­ри­же за­пес­т­ре­ли при­зы­ва­ми к вос­ста­нию. На­ибо­лее ре­ши­тель­но нас­т­ро­ен­ные сек­ции при­ня­ли пос­та­нов­ле­ние об от­ме­не мо­нар­хии (32 сек­ции из 48).

Народное восстание 10 августа 1792 г.

25 июля гер­цог Бра­ун­ш­вей­гс­кий от име­ни мо­нар­хов Ав­с­т­рии и Прус­сии об­ра­тил­ся к па­ри­жа­нам с тре­бо­ва­ни­ем под­чи­нить­ся ко­ро­лю, ина­че он уг­ро­жал не ос­та­вить от Па­ри­жа кам­ня на кам­не. В от­вет на это 47 сек­ций из 48 пот­ре­бо­ва­ли у За­ко­но­да­тель­но­го соб­ра­ния низ­ло­же­ния Лю­до­ви­ка XVI и со­зы­ва На­ци­ональ­но­го кон­вен­та. Од­на­ко Соб­ра­ние не сог­ла­си­лось с эти­ми тре­бо­ва­ни­ями. В ночь на 10 ав­гус­та над сто­ли­цей за­гу­дел на­бат - сек­ции на­ча­ли вос­ста­ние; боль­шин­с­т­во их из­б­ра­ли сво­их ко­мис­са­ров. Так воз­ник­ла Пов­с­тан­чес­кая ком­му­на Па­ри­жа, ко­то­рая взя­ла власть в свои ру­ки. Ее чле­на­ми бы­ли из­б­ра­ны Шо­метт (бу­ду­щий про­ку­рор Ком­му­ны), жур­на­лист Эбер и др.

    Члены Пов­с­тан­чес­ко­го ко­ми­те­та объ­яви­ли о том, что Соб­ра­ние пред­ла­га­ет соб­рать На­ци­ональ­ный кон­вент. Без го­ло­со­ва­ния бы­ли воз­в­ра­ще­ны на свои пос­ты уво­лен­ные в июле ми­нис­т­ры-жи­рон­дис­ты. Ми­нис­т­ром стал и Дан­тон, хо­тя он жи­рон­дис­том не был. В тот же день вос­став­шие ов­ла­де­ли ко­ро­лев­с­ким двор­цом Тю­иль­ри. 13 ав­гус­та ко­ро­лев­с­кую семью пе­ре­ве­ли в за­мок Тампль, ко­то­рый од­нов­ре­мен­но яв­лял­ся и тюрь­мой. Вып­ла­ты ко­ро­лю по ци­виль­но­му лис­ту бы­ли прек­ра­ще­ны.

    11 ав­гус­та дек­ре­том от­ме­ня­лось де­ле­ние граж­дан на «актив­ных» и «пас­сив­ных», хо­тя сек­ции у се­бя про­ве­ли эту от­ме­ну еще в кон­це июля 1792 г. Тог­да же Ком­му­на пред­ло­жи­ла за­ме­нить сло­во «гос­по­дин» сло­вом «граж­да­нин». Из­би­ра­тель­ны­ми пра­ва­ми поль­зо­ва­лись все муж­чи­ны с 21 го­да, не сос­то­яв­шие в лич­ном ус­лу­же­нии, а вы­бор­щи­кам и из­би­ра­емым (вы­бо­ры ос­та­ва­лись двух­с­ту­пен­ча­тые) дол­ж­но бы­ло быть не ме­нее 25 лет. Пра­во го­ло­са име­ли те, кто про­жил в од­ном мес­те не мень­ше го­да.

    На пло­ща­ди Ка­ру­се­ли бы­ла пос­т­ро­ена гиль­оти­на, скон­с­т­ру­иро­ван­ная док­то­ром Ж. Гиль­оте­ном. 17 ав­гус­та 1792 г. был об­ра­зо­ван три­бу­нал из су­дей и при­сяж­ных Ком­му­ны Па­ри­жа. 21 ав­гус­та впер­вые на­чал дей­ст­во­вать Чрез­вы­чай­ный три­бу­нал и впер­вые гиль­оти­на от­сек­ла го­ло­ву ко­ро­лев­с­ко­му вер­бов­щи­ку сол­дат. 26 ав­гус­та был при­нят за­кон о вы­сыл­ке неп­ри­сяг­нув­ших свя­щен­ни­ков из Фран­ции. В ав­гус­те 1792 г. бы­ли при­ня­ты дек­ре­ты о про­да­же эмиг­ран­т­с­ких и раз­де­ле об­щин­ных зе­мель меж­ду чле­на­ми сель­с­кой об­щи­ны. Од­на­ко эти дек­ре­ты так и не бы­ли осу­щес­т­в­ле­ны, и воп­рос ос­тал­ся не­ре­шен­ным. Дек­рет 25-28 ав­гус­та ус­та­но­вил, что фе­одаль­ные по­вин­нос­ти от­ме­ня­ют­ся без вы­ку­па, ес­ли быв­ший сень­ор под­лин­ным до­ку­мен­том смо­жет до­ка­зать, что в свое вре­мя за еже­год­ную уп­ла­ту этих по­вин­нос­тей крес­ть­янин по­лу­чил от не­го зем­лю. Мно­гие сень­оры не мог­ли пред­с­та­вить по­доб­ные до­ку­мен­ты.

    От влас­ти бы­ли от­с­т­ра­не­ны сто­рон­ни­ки кон­с­ти­ту­ци­он­ной мо­нар­хии, а Ком­му­на Па­ри­жа ста­ла, хо­тя и при боль­шом соп­ро­тив­ле­нии жи­рон­дис­тов и мон­тань­яров, ор­га­ном па­риж­с­кой го­род­с­кой влас­ти.

Победа при Вальми.

Между тем 19 ав­гус­та прус­ская ар­мия пе­реш­ла гра­ни­цу Фран­ции и вой­ска гер­цо­га Бра­ун­ш­вей­гс­ко­го за­ня­ли Вер­ден и Лон­г­ви. Ком­му­на зак­ры­ла зас­та­вы, ор­га­ни­зо­ва­ла стро­итель­с­т­во ук­реп­ле­ний и объ­яви­ла на­бор во­лон­те­ров. 20 сен­тяб­ря у мес­теч­ка Валь­ми ре­во­лю­ци­он­ная ар­мия от­би­ла ата­ку прус­са­ков и вы­ну­ди­ла их к от­с­туп­ле­нию. Эта по­бе­да име­ла ог­ром­ное зна­че­ние: она ук­ре­пи­ла бо­евой дух фран­цуз­с­кой ар­мии, с нее на­чал­ся пе­ри­од по­бед. В этот пе­ри­од Кон­вент и ар­мия ста­ви­ли пе­ред со­бой за­да­чу ока­за­ния по­мо­щи на­ро­дам со­сед­них дер­жав. По док­ла­ду од­но­го из чле­нов Кон­вен­та был при­нят ло­зунг: «Мир хи­жи­нам - вой­на двор­цам», оз­на­чав­ший­, что на ок­ку­пи­ро­ван­ных Фран­ци­ей тер­ри­то­ри­ях от­ме­ня­ет­ся кре­пос­т­ное пра­во, про­воз­г­ла­ша­ет­ся су­ве­ре­ни­тет на­ро­да и т. п. В ре­зуль­та­те по­бед ре­во­лю­ци­он­ной ар­мии к. Фран­ции бы­ли при­со­еди­не­ны Са­вой­я и Ниц­ца, ле­вый бе­рег Рей­на и Бель­гия.

    Австрия и Прус­сия не ожи­да­ли та­ко­го по­во­ро­та со­бы­тий. Ан­г­лия, соб­лю­дав­шая ней­тра­ли­тет, пос­ле ус­пе­хов Фран­ции в Бель­гии от­к­ры­то пе­реш­ла на сто­ро­ну вра­гов Фран­цуз­с­кой рес­пуб­ли­ки. Поз­д­нее во­ен­ные ус­пе­хи Фран­ции спо­соб­с­т­во­ва­ли скла­ды­ва­нию ан­тиф­ран­цуз­с­ких ко­али­ций со все боль­шим чис­лом учас­т­ни­ков.

Открытие Конвента.

Провозглашение рес­пуб­ли­ки. На­ци­ональ­ный Кон­вент соб­рал­ся 20 ав­гус­та 1792 г. сра­зу пос­ле за­се­да­ния За­ко­но­да­тель­но­го соб­ра­ния. В Кон­вент бы­ли из­б­ра­ны 749 де­пу­та­тов от Фран­ции и 34 де­пу­та­та от ко­ло­ний (из них яви­лись лишь 18). Нес­мот­ря на то что он из­би­рал­ся на ос­но­ве все­об­ще­го из­би­ра­тель­но­го пра­ва (для муж­чин), поч­ти все из­б­ран­ные де­пу­та­ты име­ли ка­кую-ли­бо нед­ви­жи­мую соб­с­т­вен­ность. Пред­с­та­ви­те­лей же на­ро­да бы­ло нем­но­гим бо­лее 40 че­ло­век.

    Жирондисты име­ли в Кон­вен­те 165 мест, при­чем в ос­нов­ном это бы­ли де­пу­та­ты от про­вин­ций. Они об­ра­зо­ва­ли пра­вое кры­ло Кон­вен­та. Мно­гие из них выш­ли из яко­бин­с­ко­го клу­ба, и клуб стал сос­то­ять прак­ти­чес­ки из од­них мон­тань­яров. В ав­гус­те 1792 г. мон­тань­яров бы­ло при­мер­но 110 че­ло­век и до 155 че­ло­век в на­ча­ле 1793 г. Они тре­бо­ва­ли су­да над ко­ро­лем и про­дол­же­ния на­ча­тых ра­ди­каль­ных ре­форм. Око­ло 500 че­ло­век не вхо­ди­ли в эти груп­пи­ров­ки, их на­зы­ва­ли «рав­ни­ной­» или «бо­ло­том». 21 ав­гус­та Кон­вент при­нял дек­рет об унич­то­же­нии ко­ро­лев­с­кой влас­ти. 22 сен­тяб­ря Фран­ция бы­ла про­воз­г­ла­ше­на рес­пуб­ли­кой.

    К зи­ме 1792/93 г. на­род­ные мас­сы в го­ро­дах и де­рев­нях все бо­лее нас­той­чи­во тре­бо­ва­ли даль­ней­ше­го уг­луб­ле­ния ре­во­лю­ции. В го­ро­дах по­ло­же­ние бед­но­ты бы­ло осо­бен­но тя­же­лым. В Кон­вент пос­ту­па­ли пе­ти­ции с тре­бо­ва­ни­ем ус­та­но­вить твер­дые це­ны на хлеб и дру­гие про­дук­ты.

    В Кон­вен­те был пос­тав­лен воп­рос о про­до­воль­с­т­вии, но он не был ре­шен. Толь­ко Ком­му­на Па­ри­жа при­ни­ма­ла ме­ры к ус­та­нов­ле­нию твер­дых цен на хлеб. За­ку­пая му­ку по до­ро­гой це­не и пок­ры­вая раз­ни­цу из го­род­с­ко­го бюд­же­та, Ком­му­на Па­ри­жа на­ло­жи­ла на­лог на бо­га­чей. Кон­вент дек­ре­ти­ро­вал на­лог, но эти ме­ры не улуч­ши­ли по­ло­же­ния бед­ных сло­ев на­се­ле­ния. Воп­рос о твер­дых це­нах, осо­бен­но на хлеб, не схо­дил с по­вес­т­ки дня Кон­вен­та. Сек­ции, Ком­му­на Па­ри­жа нас­то­ятель­но тре­бо­ва­ли так­са­ции цен. 4 мая 1793 г. яко­бин­цы до­би­лись дек­ре­та о так на­зы­ва­емом мак­си­му­ме на му­ку и зер­но, а 20 мая - дек­ре­та на при­ну­ди­тель­ный за­ем в 1 млрд. лив­ров у бо­га­чей. Ин­те­ре­сы бед­но­ты за­щи­ща­ли сек­ции Па­ри­жа, ко­то­рые рас­по­ла­га­ли сво­ими ба­таль­она­ми. Тес­но с сек­ци­ями бы­ла свя­за­на Ком­му­на Па­ри­жа. В ней энер­гич­но дей­ст­во­ва­ли про­ку­рор Ком­му­ны Гас­пар Шо-метт и за­мес­ти­тель про­ку­ро­ра Жак Эбер. В сек­ци­ях и в клу­бе кор­дель­еров за­щи­ща­ли ин­те­ре­сы бед­но­ты кю­ре од­но­го из при­хо­дов Па­ри­жа Жак Ру, поч­то­вый слу­жа­щий Жан Вар­лен и др. Они тре­бо­ва­ли упот­ре­бить тер­ро­рис­ти­чес­кие ме­ры про­тив спе­ку­лян­тов хле­бом и скуп­щи­ков. Не­ко­то­рые из их тре­бо­ва­ний бы­ли при­ня­ты Кон­вен­том.

    К вес­не 1793 г. вновь стал воп­рос о зем­ле. В не­ко­то­рых рай­онах на­чал­ся са­мо­воль­ный зах­ват зе­мель крес­ть­яна­ми. Кон­вент при­нуж­ден был дек­ре­ти­ро­вать про­да­жу зем­ли эмиг­ран­тов и ко­ро­лев­с­ких зе­мель мел­ки­ми учас­т­ка­ми. Так, Вер­саль­с­кий парк пред­по­ла­га­лась по­де­лить на арен­д­ные учас­т­ки. В де­рев­нях сель­с­кая бед­но­та до­би­ва­лась раз­де­ла об­щин­ных зе­мель, дроб­ле­ния на­ци­ональ­ных иму­ществ, раз­де­ла на не­боль­шие учас­т­ки круп­ных ферм и зе­мель­ных вла­де­ний. Од­на­ко ре­аль­но в аг­рар­ном воп­ро­се бы­ло сде­ла­но ма­ло. Мно­гие пред­ло­же­ния и про­ек­ты о зем­ле, вне­сен­ные в Кон­вент, бы­ли осу­щес­т­в­ле­ны поз­д­нее.

    Вопрос о на­ка­за­нии Лю­до­ви­ка XVI де­ба­ти­ро­вал­ся в Кон­вен­те и вне Кон­вен­та, на ули­цах Па­ри­жа и по всей Фран­ции. Де­пу­та­ты Ион-вен­та рез­ко ра­зош­лись по это­му воп­ро­су. Боль­шин­с­т­во жи­рон­дис­тов и часть «бо­ло­та» бы­ли про­тив каз­ни ко­ро­ля, но мон­тань­яры, да и часть жи­рон­дис­тов и «бо­ло­та» сто­яли за казнь. В но­яб­ре - де­каб­ре бы­ла об­на­ру­же­на сек­рет­ная пе­ре­пис­ка ко­ро­ля с мо­нар­ха­ми ко­али­ции, в ко­то­рой речь шла о вой­не про­тив рес­пуб­ли­ки. Это ре­ши­ло де­ло.

Казнь Людовика XVI.

В ночь на 30 де­каб­ря в Кон­вент яви­лись сот­ни чле­нов сек­ций и Ком­му­ны Па­ри­жа с тре­бо­ва­ни­ем каз­нить ко­ро­ля-измен­ни­ка. Пос­ле бур­ных де­ба­тов 17 ян­ва­ря 1793 г. 387 че­ло­век про­го­ло­со­ва­ли за казнь; 344 де­пу­та­та - за око­вы, тю­рем­ное зак­лю­че­ние и ус­лов­ную казнь. 21 ян­ва­ря в 11 ча­сов ут­ра при ог­ром­ном сте­че­нии на­ро­да Лю­до­вик XVI был каз­нен. В ок­тяб­ре то­го же го­да по при­го­во­ру ре­во­лю­ци­он­но­го три­бу­на­ла гиль­оти­ни­ро­ва­ли и Ма­рию Ан­ту­анет­ту. До­фи­на от­да­ли са­пож­ни­ку для обу­че­ния ре­мес­лу, но он за­бо­лел и скон­чал­ся в 1795 г.

    Несмотря на казнь ко­ро­ля и це­лый ряд дек­ре­тов, из­дан­ных по тре­бо­ва­нию на­род­ных масс, и нес­мот­ря на при­ня­тие мак­си­му­ма на хлеб и зер­но, уде­шев­ле­ние хле­ба в Па­ри­же до 3 су, на­кал борь­бы в пар­ла­мен­те и вне его воз­рас­тал. Ус­тан­б­в­т­ге­ние твер­дых цен не улуч­ши­ло по­ло­же­ния па­ри­жан, так как ма­те­ри­аль­ной за­ин­те­ре­со­ван­нос­ти у крес­ть­ян не бы­ло, а час­т­ная ини­ци­ати­ва пол­нос­тью по­дав­ля­лась. Опи­ра­ясь на ряд де­пар­та­мен­тов, жи­рон­дис­ты уг­ро­жа­ли мон­тань­ярам раз­ру­ше­ни­ем Па­ри­жа. Жи­рон­дис­т­с­кий Кон­вент соз­дал «Ко­ми­тет 12» для рас­сле­до­ва­ния де­ятель­нос­ти сек­ций и Ком­му­ны. Был из­дан при­каз об арес­те Эбе­ра, Вар­ле­на и др. Их на­зы­ва­ли «бе­ше­ны­ми». Про­тив жи­рон­дис­тов объ­еди­ни­лись Ком­му­на, боль­шая часть сек­ций­, мон­тань­яры, чле­ны клу­ба кор­дель­еров. Борь­бу с жи­рон­дис­та­ми под­дер­жи­ва­ла часть на­ро­да в Па­ри­же. Еще 10 ав­гус­та Ком­му­ной был соз­дан Пов­с­тан­чес­кий ко­ми­тет. По его при­ка­зу 31 мая 1793 г. мно­го­ты­сяч­ная во­ору­жен­ная тол­па и бой­цы На­ци­ональ­ной гвар­дии под гром на­ба­та со 163 ору­ди­ями ок­ру­жи­ли Кон­вент. Опо­ясав­шись трех­ц­вет­ны­ми шар­фа­ми, жи­рон­дис­ты пы­та­лись прой­ти сквозь тол­пу. Им это не уда­лось: Вер­ньо, Брис­со и дру­гие ли­де­ры жи­рон­дис­тов бы­ли арес­то­ва­ны. На­род­ное вос­ста­ние по­бе­ди­ло. К влас­ти приш­ли яко­бин­цы.

Якобинский блок и якобинская диктатура.

Якобинцы приш­ли к влас­ти при по­мо­щи всех групп яко­бин­с­ко­го бло­ка, под­дер­жан­ные мас­са­ми го­ро­да и де­рев­ни, все­ми, кто был не­до­во­лен жи­рон­дис­т­с­ким Кон­вен­том. По­ло­же­ние как во всей Фран­ции, так и в Па­ри­же бы­ло тя­же­лым и слож­ным: око­ло 60 де­пар­та­мен­тов, где бы­ли вли­ятель­ны фон­дис­ты, из 83 ох­ва­тил так на­зы­ва­емый фе­де­ра­лис­т­с­кий мя­теж; мно­гие го­ро­да и пор­ты (Ту­лон, Мар­сель, Ли­он и др.) ока­за­лись в мя­теж­ных зо­нах. К то­му же вспых­нув­шее в мар­те 1793 г. вос­ста­ние в Ван­дее, нап­рав­лен­ное про­тив Кон­вен­та, раз­го­ра­лось все силь­нее. Сель­с­кое хо­зяй­ст­во бы­ло на­ру­ше­но, жи­рон­дис­т­с­кий Кон­вент приз­вал в ар­мию 300 тыс. че­ло­век. В Ван­дее, от­с­та­лой в про­мыш­лен­ном от­но­ше­нии, крес­ть­ян­с­т­во на­хо­ди­лось под вли­яни­ем дво­рян-мо­нар­хис­тов, ко­то­рые раз­вя­за­ли нас­то­ящую вой­ну про­тив Кон­вен­та, пос­лав­ше­го в Ван­дею ка­ра­тель­ные от­ря­ды. Вна­ча­ле ван­дей­ца­ми ко­ман­до­ва­ли са­ми крес­ть­яне, но уже ле­том 1793 г. вос­ста­ние взя­ли в свои ру­ки дво­ря­не-мо­нар­хис­ты. Ван­дей­цы не име­ли еди­ной фор­мы, они но­си­ли на гру­ди свою эм­б­ле­му из крас­но­го сук­на «сер­д­це Иису­са». По­ли­ти­ка, ко­то­рую вел яко­бин­с­кий Кон­вент че­рез сво­их ко­мис­са­ров, еще бо­лее раз­жи­га­ла борь­бу. Обе сто­ро­ны жгли, уби­ва­ли и ве­ша­ли. В том же 1793 г. вос­ста­ние в ос­нов­ном бы­ло по­дав­ле­но, но от­дель­ные выс­туп­ле­ния ван­дей­цев при по­мо­щи эмиг­ран­тов и ан­г­ли­чан про­дол­жа­лись до 1795 г. С обе­их сто­рон в Ван­дее по­гиб­ли бо­лее 600 тыс. фран­цу­зов.

    Понимая сло­жив­ше­еся тя­же­лое по­ло­же­ние в стра­не, стре­мясь уп­ро­чить свою власть, яко­бин­с­кий Кон­вент сра­зу же за­нял­ся воп­ро­са­ми о зем­ле и крес­ть­ян­с­т­ве. Бы­ли из­да­ны один за дру­гим нес­коль­ко аг­рар­ных дек­ре­тов, не­ко­то­рые уже при­ня­тые, но не осу­щес­т­в­лен­ные жи­рон­дис­та­ми. Так, 3 июня 1793 г. яко­бин­с­кий Кон­вент при­нял дек­рет о про­да­же зе­мель эмиг­ран­тов мел­ки­ми учас­т­ка­ми с тор­гов то­му, кто даст за нее боль­шую сум­му, и вы­де­ле­нии по од­но­му ар­па­ну зем­ли (1 ар­пан = ме­нее 1 де­ся­ти­ны) на гла­ву семьи, не имев­шей ее вов­се. Но этот дек­рет че­рез пол­то­ра ме­ся­ца был от­ме­нен и не ус­пел дой­ти до де­рев­ни.

    10 июля пос­ле­до­вал но­вый дек­рет о раз­да­че об­щин­ных зе­мель, ес­ли бо­лее тре­ти чле­нов крес­ть­ян­с­кой об­щи­ны бу­дут за раз­дел. Сень­ор из раз­де­ла ис­к­лю­чал­ся. 17 июля 1793 г. был из­дан дек­рет о без­воз­мез­д­ной от­ме­не всех фе­одаль­ных по­вин­нос­тей (нес­мот­ря на то что они от­ме­ня­лись нес­коль­ко раз на­чи­ная с 1789 г., ре­аль­но они про­дол­жа­ли су­щес­т­во­вать). Все про­тес­ты из-за не­до­имок и су­ды, свя­зан­ные с фе­одаль­ны­ми от­но­ше­ни­ями, прек­ра­ща­лись; под­ле­жа­ли сда­че и сож­же­нию в трех­ме­сяч­ный срок со­от­вет­с­т­ву­ющие бу­ма­ги. Од­на­ко сжи­га­лись они не всег­да, так как обыч­но на об­рат­ной сто­ро­не до­ку­мен­та бы­ла ука­за­на куп­ля-про­да­жа зем­ли уже в пе­ри­од ре­во­лю­ции, и вла­дель­цы этих куп­чих не сда­ва­ли. Но все по­вин­нос­ти, свя­зан­ные с вла­де­ни­ями или арен­дой зем­ли, ос­та­ва­лись в си­ле. Вы­ше­наз­ван­ный до­ку­мент от­ме­нял фе­одаль­ные по­вин­нос­ти, ко­то­рые в боль­шин­с­т­ве слу­ча­ев уже бы­ли ан­ну­ли­ро­ва­ны, и был в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни дек­ла­ра­тив­ным, так как по­вин­нос­ти, свя­зан­ные с зем­лей­, ос­та­ва­лись в си­ле. За про­па­ган­ду «аграр­но­го за­ко­на» (т. е. тре­бо­ва­ния о раз­де­ле зем­ли) по-преж­не­му арес­то­вы­ва­ли и мож­но бы­ло по­пасть на гиль­оти­ну. Зем­ля мог­ла при­об­ре­тать­ся лишь те­ми, у ко­го бы­ли день­ги. Зем­ля на­чи­на­ла ста­но­вить­ся ка­пи­та­лис­ти­чес­кой соб­с­т­вен­нос­тью, ко­то­рая ле­галь­но про­да­ва­лась и по­ку­па­лась. Это, не­сом­нен­но, бы­ло прог­рес­сив­ным яв­ле­ни­ем.

    Принятые дек­ре­ты, хо­тя прак­ти­чес­ки в жизнь и не про­во­ди­лись, от­час­ти об­лег­ча­ли яко­бин­цам при­зы­вы в ар­мию и по­дав­ле­ние фе­одаль­ных мя­те­жей. Воп­рос же о про­до­воль­с­т­вии ре­шен не был, по-преж­не­му спе­ку­ли­ро­ва­ли про­дук­та­ми и звон­кой мо­не­той. Про­дол­жа­лось дав­ле­ние на Кон­вент и его ко­ми­те­ты со сто­ро­ны бед­но­ты, тре­бо­вав­шей не толь­ко ус­та­нов­ле­ния мак­си­му­ма на не­об­хо­ди­мые то­ва­ры, но и не­мед­лен­но­го на­ка­за­ния спе­ку­лян­тов вплоть до от­п­рав­ки их на гиль­оти­ну. Вто­рой мак­си­мум, вве­ден­ный 29 сен­тяб­ря 1793 г., ус­та­нав­ли­вал твер­дые це­ны на то­ва­ры пер­вой не­об­хо­ди­мос­ти и тем от­ли­чал­ся от пер­во­го мак­си­му­ма (4 мая 1793 г.). Но и этот, вто­рой мак­си­мум ни­че­го не из­ме­нил, так как эко­но­ми­чес­кая по­ли­ти­ка яко­бин­цев ос­та­ва­лась без вни­ма­ния Кон­вен­та.

    В са­мом яко­бин­с­ком бло­ке шла по­ля­ри­за­ция сил. И «бе­ше­ные», и «ле­вые яко­бин­цы» стре­ми­лись к уг­луб­ле­нию ре­во­лю­ции. С од­ной сто­ро­ны, Дан­тон, воз­г­лав­ляв­ший Ко­ми­тет об­щес­т­вен­но­го спа­се­ния, один из ак­тив­ней­ших ор­га­ни­за­то­ров ты­ла и фрон­та в вой­не с ко­али­ци­ей­, и с ним его еди­но­мыш­лен­ни­ки (Ка­мил Де­му­лен и др.) счи­та­ли, что тер­рор на­до ог­ра­ни­чить, за что их наз­ва­ли «снис­хо­ди­тель­ны­ми»; с дру­гой - Ро­бес­пь­ер и его сто­рон­ни­ки хо­те­ли удер­жать твер­дую власть лю­бой це­ной. Пос­те­пен­но ре­во­лю­ци­он­ный тер­рор прев­ра­щал­ся в за­щи­ту лич­ной влас­ти Ро­бес­пь­ера и его груп­пы. Осо­бой ос­т­ро­ты борь­ба груп­пи­ро­вок в яко­бин­с­ком бло­ке дос­тиг­ла к кон­цу июня, сра­зу же пос­ле при­ня­тия но­вой Кон­с­ти­ту­ции.

    Конституция 1793 г. бы­ла до не­ко­то­рой сте­пе­ни прог­рес­сив­ной для то­го вре­ме­ни, хо­тя и под­вер­г­лась рез­кой кри­ти­ке сле­ва. 29 июня 1793 г. Кон­вент при­нял но­вую Кон­с­ти­ту­цию Фран­ции, в со­от­вет­с­т­вии с ко­то­рой стра­на объ­яв­ля­лась рес­пуб­ли­кой с од­но­па­лат­ным соб­ра­ни­ем, из­би­ра­емым пря­мым все­об­щим го­ло­со­ва­ни­ем для муж­чин с 21 го­да. Весь­ма рас­п­лыв­ча­то она про­воз­г­ла­ша­ла «все­об­щее счас­тье», но в то же вре­мя и пра­ва на­ро­да на вос­ста­ние, об­ра­зо­ва­ние, на труд и об­щес­т­вен­ную по­мощь ка­ле­кам и обез­до­лен­ным. Де­мок­ра­ти­чес­кие пра­ва и сво­бо­ды про­воз­г­ла­ша­лись чис­то дек­ла­ра­тив­но, без га­ран­тий и пра­во­вых обос­но­ва­ний. Ут­вер­ж­да­лось и пра­во час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти без урав­ни­тель­ных мер. Жак Ру, кю­ре сек­ции Грев­лье, од­ной из не­бо­га­тых и на­ибо­лее ре­во­лю­ци­он­ных сек­ций Па­ри­жа, выс­ту­пил с рез­кой кри­ти­кой Кон­с­ти­ту­ции. Про­тив не­го опол­чи­лись и сто­рон­ни­ки Ро­бес­пь­ера, и ле­вые яко­бин­цы. Кон­с­ти­ту­ция да­же в та­ком ви­де не бы­ла осу­щес­т­в­ле­на, а от­ло­же­на «до кон­ца вой­ны», ког­да и яко­бин­с­кий Кон­вент уже пе­рес­тал су­щес­т­во­вать.

    13 июля 1793 г. был со­вер­шен тер­ро­рис­ти­чес­кий акт: за­ко­лот кин­жа­лом один из ак­тив­ных яко­бин­цев, член Кон­вен­та, ре­дак­тор ре­во­лю­ци­он­ной га­зе­ты «Друг на­ро­да», уче­ный Жан Поль Ма­рат. Ра­бо­тая до­ма в ван­не, зак­ры­той дос­кой­-сто­лом, по­чеч­ный боль­ной Ма­рат при­нял жен­щи­ну по ее прось­бе, яко­бы при­нес­шую спи­сок вра­гов Кон-ве­ита, дво­рян­ку Шар­лот­ту Кор­де. Ему, бе­зо­руж­но­му, она на­нес­ла смер­тель­ный удар кин­жа­лом. Это, как и убий­ст­во яко­бин­ца Шалье в Ли­оне, и кон­т­р­ре­во­лю­ци­он­ный тер­рор во мно­гих го­ро­дах, выз­ва­ло уси­ле­ние тер­ро­ра яко­бин­цев.

    Художник Луи Да­вид изоб­ра­зил сце­ну убий­ст­ва в кар­ти­не «Смерть Ма­ра­та». От­ря­ды, шед­шие на фронт, при­ни­ма­ли при­ся­гу пе­ред этой кар­ти­ной.

Перелом в войне. Продолжение террора.

В те­че­ние осе­ни и на­ча­ле зи­мы 1793/94 г. нас­ту­пил на­ко­нец пе­ре­лом в вой­не. Мо­би­ли­за­ция всех сил рес­пуб­ли­ки пе­ред ли­цом вра­гов при­нес­ла по­бе­ду. Бы­ла про­ве­де­на амаль­га­ма, т. е. сли­яние ре­гу­ляр­ных обу­чен­ных час­тей с не­обу­чен­ны­ми ре­во­лю­ци­он­но нас­т­ро­ен­ны­ми во­лон­тер­с­ки­ми час­тя­ми. Мо­ло­дые ко­ман­ди­ры, сре­ди ко­то­рых очень ско­ро вы­де­ли­лись бу­ду­щие мар­ша­лы, вве­ден­ный рас­сып­ной строй вмес­то ли­ней­но­го, прак­ти­чес­кое ис­поль­зо­ва­ние ма­те­ма­ти­ки, хи­мии и дру­гих на­ук - все это вмес­те да­ло весь­ма ощу­ти­мый эф­фект. Кро­ме то­го, впер­вые бы­ла вве­де­на все­об­щая во­ин­с­кая по­вин­ность, ко­то­рой не зна­ли дру­гие стра­ны. Уже зи­мой 1794 г. бы­ли по­ту­ше­ны фе­одаль­ные мя­те­жи, раз­г­ром­ле­ны ос­нов­ные си­лы ван­дей­цев, зем­ли Фран­ции ос­во­бож­де­ны от ар­мий ко­али­ции. В июне 1794 г. фран­цуз­с­кая ар­мия одер­жа­ла ре­ша­ющую по­бе­ду под Фле­рю­сом и дви­ну­лась в Бель­гию. Это бы­ли по­бе­ды фран­цуз­с­ко­го на­ро­да, од­на­ко счи­тать их ис­к­лю­чи­тель­но зас­лу­гой яко­бин­с­ко­го Кон­вен­та оши­боч­но: нель­зя ис­к­лю­чать ор­га­ни­зу­ющей си­лы яко­бин­цев, но ве­ли­ка роль и Ком­му­ны Па­ри­жа, и сек­ций­, Дан­то­на и его сто­рон­ни­ков, а так­же жи­рон­дис­тов, не го­во­ря уже о на­род­ных ни­зах.

    Однако по ме­ре сдер­жи­ва­ния по­бед над внеш­ни­ми вра­га­ми в хо­де ре­во­лю­ции уг­луб­ля­лись про­ти­во­ре­чия в яко­бин­с­ком бло­ке. Су­мев­шая взять в свои ру­ки Ко­ми­тет об­щес­т­вен­но­го спа­се­ния (глав­ный ор­ган го­су­дар­с­т­ва) груп­па ро­бес­пь­ерис­тов во гла­ве с «не­под­куп­ным», как на­зы­ва­ли Ро­бес­пь­ера, уг­луб­ля­ла рас­кол меж­ду его сто­рон­ни­ка­ми и дру­ги­ми груп­пи­ров­ка­ми. Сто­рон­ни­ки Ро­бес­пь­ера и про­вод­ни­ки в жизнь иде­алов мел­кой и сред­ней бур­жу­азии (за­щи­та ог­ра­ни­чен­ной соб­с­т­вен­нос­ти - од­на лав­ка, один дом, од­на мас­тер­с­кая и т. д.) лишь в на­чаль­ный пе­ри­од пос­ле ре­во­лю­ции (31 мая -9 июня) ста­ра­лись при­ми­рить все те­че­ния яко­бин­с­ко­го бло­ка. С раз­во­ро­том со­бы­тий­, уже пос­ле 24 июня и осо­бен­но со вре­ме­ни ус­пе­хов в вой­не, сто­рон­ни­ки Ро­бес­пь­ера не­тер­пи­мо от­но­си­лись к дру­гим груп­пам яко­бин­цев, в пер­вое вре­мя к «бе­ше­ным» и ле­вым яко­бин­цам, а за­тем и к «снис­хо­ди­тель­ным», при­чем эта борь­ба за­кан­чи­ва­лась быс­т­ро и ре­ши­тель­но тер­ро­ром. Ни о ка­ком юри­ди­чес­ком раз­бо­ре дел и ре­чи не бы­ло. На это тол­ка­ли как «бе­ше­ные», так и ле­вые яко­бин­цы. Но с ни­ми-то рас­п­ра­ви­лись ро­бес­пь­ерис­ты в пер­вую оче­редь, от­п­ра­вив на гиль­оти­ну сле­дом за Жа­ком Ру Шо­мет­та, Эбе­ра и дру­гих в мар­те 1794 г. Вмес­те с тем в кон­це фев­ра­ля - на­ча­ле мар­та Кон­вент при­нял так на­зы­ва­емые ван­тоз­с­кие дек­ре­ты о раз­де­ле меж­ду бед­но­той иму­щес­т­ра «по­доз­ри­тель­ных». Но эти дек­ре­ты не бы­ли про­ве­де­ны в жизнь.

    Эбер дей­ст­ви­тель­но ра­то­вал за свер­же­ние Ро­бес­пь­ера и его груп­пи­ров­ки, но Шо­метт, на­обо­рот, счи­тал, что это­го де­лать нель­зя. Од­на­ко оба ли­де­ра на­род­ных масс бы­ли от­п­рав­ле­ны на гиль­оти­ну. 5 ап­ре­ля за­кон­чил­ся суд над Дан­то­ном и его сто­рон­ни­ка­ми - их так­же от­п­ра­ви­ли на гиль­оти­ну. До пос­лед­ней ми­ну­ты Дан­тон не ве­рил в то, что его осу­дят, дер­жал се­бя на су­де сме­ло и да­же вы­зы­ва­юще. Ро­бес­пь­ер же не­до­уме­вал, по­че­му «на мес­те од­ной от­руб­лен­ной го­то­вы у гид­ры кон­т­р­ре­во­лю­ции вы­рас­та­ют тут же семь го­лов».

Распад якобинского блока и падение якобинской диктатуры.

Телеги с осуж­ден­ны­ми ежед­нев­но еха­ли к пло­ща­ди Ка­ру­се­ли, где сто­яла гиль­оти­на, и это не мог­ло не нас­т­ра­ивать на­род про­тив Ро­бес­пь­ера. Его дей­ст­вия не при­нес­ли об­лег­че­ния бед­ня­кам и все бо­лее раз­д­ра­жа­ли за­жи­точ­ных, осо­бен­но раз­бо­га­тев­шую во вре­мя ре­во­лю­ции бур­жу­азию. Обе­ща­ния «рай­ской­» жиз­ни в бу­ду­щем уже не вы­зы­ва­ли до­ве­рия, а нас­то­ящее, нес­мот­ря на ус­пе­хи в вой­не, бы­ло до­воль­но мрач­ным. Яко­бин­с­кий блок с вес­ны 1794 г. быс­т­ро рас­па­дал­ся. Зна­чи­тель­ная часть чле­нов Кон­вен­та хо­те­ла сво­бо­ды куп­ли-про­да­жи. Фе­одаль­ные фор­мы от­но­ше­ний бы­ли раз­ру­ше­ны.

    Наступала дру­гая эпо­ха, а до­ро­га ей бы­ла зак­ры­та. По­пыт­ка объ­еди­нить на­род на поч­ве но­вой ре­ли­гии - ее на­зы­ва­ли «культ вер­хов­но­го су­щес­т­ва», т. е. ра­зу­ма, спра­вед­ли­вос­ти, люб­ви к Ро­ди­не и т. д. - не уда­лась. Ни «сле­ва», ни «спра­ва» ее не под­дер­жа­ли. В то же вре­мя 10 июля был при­нят дек­рет об ус­ко­ре­нии и уп­ро­ще­нии тер­ро­ра, ко­то­рый и так от­пу­ги­вал не толь­ко бо­га­тых, но и го­род­с­кой плебс и крес­ть­ян­с­т­во. В са­мом Кон­вен­те зрел за­го­вор. Об этом зна­ли мно­гие, не­сом­нен­но, знал и Ро­бес­пь­ер. Глав­ную роль в за­го­во­ре иг­ра­ли раз­бо­га­тев­шие во вре­мя ре­во­лю­ции чле­ны Кон­вен­та Таль­ен, Бар­рас и др., но не мень­шую роль и те, кто не мог прос­тить Ро­бес­пь­еру рас­п­ра­вы с быв­ши­ми со­рат­ни­ка­ми. 8 тер­ми­до­ра 1794 г. (26 июля 1794 г.) Ро­бес­пь­ер выс­ту­пил в Кон­вен­те с речью, в ко­то­рой при­зы­вал к бди­тель­нос­ти, но не наз­вал ни од­но­го име­ни. Пос­ле за­се­да­ния Кон­вен­та мно­гие его чле­ны - за­го­вор­щи­ки ос­та­лись в ку­лу­арах об­суж­дать про­ис­хо­дя­щее, о чем друзья пре­дуп­ре­ди­ли Ро­бес­пь­ера, од­на­ко ни­ка­ких мер он не при­нял и ушел до­мой.

    9 тер­ми­до­ра (27 июля) вновь про­дол­жа­лось за­се­да­ние Кон­вен­та. С речью выс­ту­пил Сен-Жюст, ко­то­рый рас­хо­дил­ся с Ро­бес­пь­ером в мне­ни­ях о тер­ро­ре. Сен-Жюст хо­тел смяг­чить тер­рор и выд­ви­гал свою аль­тер­на­ти­ву, но Кон­вент не при­нял во вни­ма­ние его мне­ния, хо­тя Сен-Жюс­та фак­ти­чес­ки и при­чис­ля­ли к груп­пе Ро­бес­пь­ера. Са­мо­го Ро­бес­пь­ера и его груп­пу ста­ли об­ви­нять в узур­па­тор­с­т­ве влас­ти, как на са­мом де­ле и бы­ло. На­ча­лись кри­ки с мест, воз­ник бес­по­ря­док, ни­ко­му поч­ти не из­вес­т­ный де­пу­тат из про­вин­ции Му­лие пред­ло­жил арес­то­вать Ро­бес­пь­ера. Во­ца­ри­лась мгно­вен­ная ти­ши­на, но тут же это пред­ло­же­ние под­дер­жа­ли мно­гие чле­ны Кон­вен­та: Ро­бес­пь­ер, а так­же его брат Опос­тен, Ку­тон, Ле­ба, Сен-Жюст и дру­гие его яв­ные сто­рон­ни­ки бы­ли арес­то­ва­ны. Их всех соп­ро­во­ди­ли в тюрь­му. Но на­чаль­ник тюрь­мы не (при­нял Ро­бес­пь­ера, так как, ви­ди­мо, бо­ял­ся вод­во­рить в нее «не­под­куп­но­го». Сек­ции и Ком­му­на Па­ри­жа ос­во­бо­ди­ли и ос­таль­ных ро­бес­пь­ерис­тов и дос­та­ви­ли их всех в ра­ту­шу. По­мог это­му на­чаль­ник гвар­дии Ан­пио. В ра­ту­ше все жда­ли, что Ро­бес­пь­ер ор­га­ни­зу­ет соп­ро­тив­ле­ние Кон­вен­ту. До двух ча­сов но­чи сол­да­ты прож­да­ли око­ло ра­ту­ши, при­зы­вая все сек­ции Па­ри­жа на по­мощь. Из 48 сек­ций лишь 16 прис­ла­ли свои от­ря­ды, но в кон­це кон­цов они ра­зош­лись. От­ряд Кон­вен­та во­шел в ра­ту­шу и жес­то­ко рас­п­ра­вил­ся со все­ми сто­рон­ни­ка­ми Ро­бес­пь­ера. Ему са­мо­му прос­т­ре­ли­ли че­люсть, как го­во­ри­ли, для то­го что­бы он боль­ше не мог выс­ту­пать. На сле­ду­ющий день всех жи­вых и мер­т­вых сто­рон­ни­ков Ро­бес­пь­ера и его са­мо­го (23 че­ло­ве­ка) гиль­оти­ни­ро­ва­ли. В пос­ле­ду­ющие два дня бы­ли гиль­оти­ни­ро­ва­ны еще бо­лее 80 чле­нов Ком­му­ны Па­ри­жа.

    Якобинская дик­та­ту­ра бы­ла унич­то­же­на, дей­ст­во­вать на­чал очи­щен­ный от яко­бин­цев Кон­вент. Яко­бин­с­кая дик­та­ту­ра не об­лег­чи­ла жизнь на­се­ле­ния Фран­ции, мак­си­мум не дал ожи­да­емых ре­зуль­та­тов, а на ка­пи­та­лис­ти­чес­кий путь раз­ви­тия Фран­ция ста­ла пе­ре­хо­дить во вре­мя Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­го кон­вен­та и окон­ча­тель­но ста­ла на этот путь в пос­ле­ду­ющие го­ды.

Термидорианский Конвент.

Термидорианский пе­ре­во­рот был на­ча­лом кон­ца ре­во­лю­ции, ко­то­рая всту­пи­ла те­перь на дру­гой путь - путь, при­вед­ший Фран­цию к им­пе­рии На­по­ле­она Бо­на­пар­та.

    После 9 тер­ми­до­ра II го­да по рес­пуб­ли­кан­с­ко­му ка­лен­да­рю (27 июля 1794 г.) власть пе­реш­ла в ру­ки Кон­вен­та, в ко­то­ром пре­об­ла­да­ли про­мыш­лен­ни­ки, фи­нан­сис­ты и но­вые вла­дель­цы зем­ли, раз­бо­га­тев­шие в ре­зуль­та­те ре­во­лю­ции. Тер­ми­до­ри­ан­с­кий Кон­вент длил­ся с 27 июля по 26 ок­тяб­ря 1795 г. Яко­бин­с­кий клуб и его фи­ли­алы в стра­не бы­ли не­мед­лен­но зак­ры­ты, об­щес­т­вен­ные ор­га­ни­за­ции рас­пу­ще­ны, а мак­си­мум цен на про­дук­ты был уп­раз­д­нен. Сво­бо­да тор­гов­ли прев­ра­ти­лась в сво­бо­ду спе­ку­ля­ции. Под пред­ло­гом борь­бы с тер­ро­ром жес­т­кие ме­ры бы­ли при­ня­ты про­тив не­до­воль­ной бед­но­ты.

    Весной 1795 г. до­ве­ден­ная до от­ча­яния го­ло­дом и нуж­дой бед­но­та Па­ри­жа под­ня­ла вос­ста­ние. 12 жер­ми­на­ля (1 ап­ре­ля) тол­пы не­до­воль­ных но­вым ре­жи­мом с пла­ка­та­ми и ло­зун­га­ми за­пол­ни­ли ули­цы Па­ри­жа. Ос­нов­ны­ми тре­бо­ва­ни­ями бы­ли хлеб и Кон­с­ти­ту­ция 1793 г. Тол­па дос­тиг­ла Кон­вен­та, но бы­ла лег­ко рас­се­яна и мно­гие арес­то­ва­ны. Это вос­ста­ние, ко­то­рое бы­ло пер­вой по­пыт­кой час­ти на­ро­да Па­ри­жа про­ти­вос­то­ять Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­му Кон­вен­ту, час­то на­зы­ва­ют Жер­ми­наль. Вто­рое вос­ста­ние, ор­га­ни­зо­ван­ное луч­ше, про­изош­ло 1 пре­ри­аля (20 мая). Ес­ли пер­вое вос­ста­ние бы­ло бе­зо­руж­ным, то во вто­ром при­ня­ли учас­тие во­ору­жен­ные ба­таль­оны На­ци­ональ­ной гвар­дии. Вос­став­шие (бо­лее 20 тыс.; в пер­вом вос­ста­нии учас­т­во­ва­ло при­мер­но 11 тыс.) зах­ва­ти­ли зда­ние Кон­вен­та и удер­жи­ва­ли его бо­лее 24 час. Но вос­ста­ние бы­ло по­дав­ле­но. Мон­тань­яры, уце­лев­шие пос­ле Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­го пе­ре­во­ро­та, бы­ли унич­то­же­ны.

Конституция третьего года Республики. Директория.

В 1795 г. Тер­ми­до­ри­ан­с­кий Кон­вент при­нял но­вую Кон­с­ти­ту­цию, Кон­с­ти­ту­цию III го­да Рес­пуб­ли­ки (сог­лас­но ре­во­лю­ци­он­но­му ка­лен­да­рю, при­ня­то­му в 1793 г., ко­то­рый сде­лал 1792 год пер­вым го­дом Рес­пуб­ли­ки). Эта Кон­с­ти­ту­ция сох­ра­ня­ла рес­пуб­ли­ку, но лик­ви­ди­ро­ва­ла од­но из ос­нов­ных за­во­ева­ний ре­во­лю­ции - все­об­щее из­би­ра­тель­ное пра­во. Она про­воз­г­ла­ша­ла пра­ва час­т­ных соб­с­т­вен­ни­ков; мно­гие статьи Кон­с­ти­ту­ции 1791 г. и дек­ре­ты, при­ня­тые в 1792 г., про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать. Но­вая Кон­с­ти­ту­ция под­т­вер­ж­да­ла и уза­ко­ни­ва­ла вла­де­ние соб­с­т­вен­нос­тью, зах­ва­чен­ной во вре­мя ре­во­лю­ции (в боль­шин­с­т­ве соб­с­т­вен­ность эмиг­ран­тов). Вмес­то Кон­вен­та бы­ли выб­ра­ны Со­вет ста­рей­шин (250 че­ло­век от 40 лет и стар­ше) и Со­вет пя­ти­сот. Эти две па­ла­ты име­ли за­ко­но­да­тель­ную власть. Вы­бо­ры бы­ли двух­с­ту­пен­ча­тые (приб­ли­зи­тель­но 32 тыс. из­би­ра­те­лей­). За­ко­но­да­те­ли вы­би­ра­ли Ди­рек­то­рию, сос­то­ящую из трех ди­рек­то­ров с пол­ной ис­пол­ни­тель­ной влас­тью.

    Сразу пос­ле при­ня­тия Кон­с­ти­ту­ции Кон­вент был рас­пу­щен и власть пе­реш­ла к Ди­рек­то­рии. В Со­вет ста­рей­шин и Со­вет пя­ти­сот вош­ли в ос­нов­ном чле­ны Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­го Кон­вен­та. В це­лом по­ли­ти­ка Ди­рек­то­рии бы­ла нап­рав­ле­на в ин­те­ре­сах про­мыш­лен­ных и фи­нан­со­вых кру­гов - ну­во­ри­шей­, ко­то­рые на­жи­ли се­бе сос­то­яния во вре­мя ре­во­лю­ции.

    Состав Ди­рек­то­рии ме­нял­ся, но в те­че­ние все­го пе­ри­ода ее прав­ле­ния (4 брю­ме­ра 1795-18 брю­ме­ра 1799 г.) сос­то­яние го­род­с­ко­го плеб­са и де­ре­вен­с­кой бед­но­ты ос­та­ва­лось тя­же­лым. Не­ко­то­рые из чле­нов За­ко­но­да­тель­но­го кор­пу­са по­ни­ма­ли опас­ность ухуд­ше­ния по­ло­же­ния на­ро­да, и вре­ме­на­ми Ди­рек­то­рия де­ла­ла нес­коль­ко ус­ту­пок «ле­вым». Но это бы­ло толь­ко пос­ле не­удач, по­не­сен­ных во вре­мя вто­рой по­ло­ви­ны прав­ле­ния. По­это­му вто­рую по­ло­ви­ну прав­ле­ния Ди­рек­то­рии на­зы­ва­ют по­ли­ти­кой «ка­че­лей­».

«Гракх» Бабеф и «Общество равных».

В об­с­та­нов­ке не­до­воль­с­т­ва и ра­зо­ча­ро­ва­ния бед­ней­ших сло­ев на­се­ле­ния об­ра­зо­ва­лась груп­па лю­дей­, ко­то­рая стре­ми­лась сде­лать что-ни­будь для ос­лаб­ле­ния их уг­не­те­ния. Вы­да­ющей­ся фи­гу­рой сре­ди них был Фран­суа Но­эль Ба­беф (1760-1797), юрист и зем­ле­мер, по­лу­чив­ший хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, хо­тя и был сы­ном бед­но­го сол­да­та. Уро­же­нец Пи­кар­дии, Ба­беф хо­ро­шо знал жизнь крес­ть­ян. При­ехав в Па­риж во вре­мя ре­во­лю­ции, он поз­на­ко­мил­ся с жиз­нью го­род­с­ко­го плеб­са. Ба­беф ра­бо­тал в про­до­воль­с­т­вен­ных ко­мис­си­ях Ком­му­ны Па­ри­жа и бо­рол­ся за вве­де­ние мак­си­му­ма на це­ны. Он был бли­зок к эбер­тис­там, кри­ти­ко­вал Кон­вент, осо­бен­но Ро­бес­пь­ера, и поч­ти сра­зу пос­ле Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­го пе­ре­во­ро­та на­чал из­да­вать «Le Tri­bu­ne du pe­up­le». Уже в пер­вые го­ды ре­во­лю­ции Ба­беф был ре­ши­тель­ным про­тив­ни­ком час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти на зем­лю и при­вер­жен­цем идеи при­ми­тив­но­го урав­ни­тель­с­т­ва. Он был арес­то­ван, но ос­во­бож­ден и за­тем сно­ва арес­то­ван.

    I В тюрь­ме Ба­беф сдру­жил­ся с О.А. Дар­те и Фи­лип­пом Ми­ше­лем Бур­нар­ро­ти, а так­же с дру­ги­ми ре­во­лю­ци­оне­ра­ми, вмес­те с ни­ми он ор­га­ни­зо­вал «Общес­т­во рав­ных». Об­щес­т­во ус­та­но­ви­ло кон­так­ты за пре­де­ла­ми тюрь­мы, с бой­ца­ми и ак­ти­вис­та­ми па­риж­с­ких сек­ций. Во вре­мя Тер­ми­до­ри­ан­с­ко­го Кон­вен­та Ба­беф, ко­то­рый те­перь на­зы­вал се­бя Грак­хом, по име­ни рим­с­ко­го три­бу­на и ре­фор­ма­то­ра, из­ме­нил свое ч от­но­ше­ние к яко­бин­цам, учи­ты­вая их же­ла­ние соз­дать но­вое об­щес­т­во.

    Однако в «Общес­т­во рав­ных» про­ник пре­да­тель и вы­дал учас­т­ни­ков пра­ви­тель­с­т­ву. Ба­беф и Дар­те бы­ли каз­не­ны, а ос­таль­ные сос­ла­ны или по­лу­чи­ли раз­ные сро­ки на­ка­за­ния. По­ли­ти­чес­кая прог­рам­ма об­щес­т­ва, из­вес­т­ная как «Ма­ни­фест рав­ных», бы­ла сох­ра­не­на Фи­лип­пом Бу­онар­ро­ти и опуб­ли­ко­ва­на в Бель­гии в 1828 г.

Внешняя и внутренняя политика Директории

Временами Ди­рек­то­рия ис­ка­ла под­дер­ж­ки яко­бин­цев про­тив ро­ялис­тов, а по­рой про­ти­вос­то­яла де­мок­ра­там. Та­кая по­ли­ти­ка ла­ви­ро­ва­ния меж­ду про­ти­во­по­лож­ны­ми по­ли­ти­чес­ки­ми ла­ге­ря­ми мог­ла быть удач­ной толь­ко до тех пор, по­ка Ди­рек­то­рия одер­жи­ва­ла по­бе­ды на фрон­тах. А фран­цуз­с­кая ар­мия с ее но­вы­ми ме­то­да­ми ве­де­ния вой­ны, раз­ви­ты­ми ре­во­лю­ци­ей­, с ее но­вой так­ти­кой и стра­те­ги­ей про­дол­жа­ла одер­жи­вать по­бе­ды. Од­на­ко ха­рак­тер вой­ны во вре­ме­на Ди­рек­то­рии рез­ко из­ме­нил­ся: на­чав­шись как вой­на в за­щи­ту Фран­цуз­с­кой рес­пуб­ли­ки, с 1797 г. она прев­ра­ти­лась в вой­ну за за­во­ева­ние чу­жих тер­ри­то­рий. На­по­ле­он Бо­на­парт, ко­ман­до­вав­ший ар­ми­ей в Се­вер­ной Ита­лии, на­нес по­ра­же­ние италь­ян­цам и ав­с­т­рий­цам, про­шел в Ав­с­т­рию че­рез Ита­лию и зас­та­вил неп­ри­яте­лей под­пи­сать мир­ный до­го­вор у Кам-по­фор­мио (1797). Пос­ле из­г­на­ния ав­с­т­рий­ских войск из боль­шин­с­т­ва италь­ян­с­ких го­су­дарств Ди­рек­то­рия прев­ра­ти­ла Лом­бар­дию в Ци­заль­пин­с­кую, а Ге­ную - в Ли­гу­рий­скую рес­пуб­ли­ки, за­ви­си­мые от Фран­ции. Фран­цуз­с­кие вой­ска всту­пи­ли в Рим и Не­аполь. Ве­не­ци­ан­с­кая Рес­пуб­ли­ка пе­рес­та­ла су­щес­т­во­вать как от­дель­ное го­су­дар­с­т­во. 80-лет­не­го па­пу рим­с­ко­го увез­ли из Ри­ма. По пу­ти сле­до­ва­ния фран­цуз­с­кая ар­мия ок­ку­пи­ро­ва­ла и объ­яви­ла «до­чер­ней­» Гель­ве­ти­чес­кую рес­пуб­ли­ку (Швей­ца­рия); к Фран­ции был при­со­еди­нен Пьемонт; Ве­не­ция, Ис­т­рия, Дал­ма­ция и дру­гие тер­ри­то­рии отош­ли к Ав­с­т­рии, ле­вый бе­рег Рей­на, Бель­гия, Иони­чес­кие ос­т­ро­ва - к Фран­ции. Фран­ция име­ла те­перь так на­зы­ва­емые до­чер­ние рес­пуб­ли­ки. Из этих вас­саль­ных го­су­дарств фран­цу­зы вы­во­зи­ли уни­каль­ные про­из­ве­де­ния ис­кус­ства и дру­гие цен­нос­ти.

    Но глав­ным вра­гом Фран­ции все еще про­дол­жа­ла ос­та­вать­ся Ан­г­лия. В стрем­ле­нии на­нес­ти чув­с­т­ви­тель­ный удар по этой стра­не и по­дор­вать ее ко­ло­ни­аль­ное мо­гу­щес­т­во Ди­рек­то­рия ре­ши­ла пос­лать эк­с­пе­ди­цию в Ин­дию, но для на­ча­ла зах­ва­тить Еги­пет как путь в Ин­дию, ле­жа­щий че­рез араб­с­кие стра­ны. Воз­г­ла­вил эк­с­пе­ди­цию На­по­ле­он Бо­на­парт. Он раз­бил еги­пет­с­кую ар­мию и вы­иг­рал зна­ме­ни­тую бит­ву у пи­ра­мид (20 июня 1798 г.). Обод­рен­ный по­бе­дой На­по­ле­он по­вел свою ар­мию в Си­рию. Но здесь об­с­то­ятель­с­т­ва не бла­гоп­ри­ят­с­т­во­ва­ли ему: от­сут­с­т­вие прес­ной во­ды, ма­ля­рия, ко­сив­шая фран­цуз­с­ких сол­дат, как тра­ву.

    1 ав­гус­та ан­г­лий­ский флот под ко­ман­до­ва­ни­ем Нель­со­на раз­бил под Абу­ки­ром фран­цуз­с­кую эс­кад­ру. Это ус­ко­ри­ло соз­да­ние ан­тиф­ран­цуз­с­кой ко­али­ции, в сос­тав ко­то­рой вош­ли Ан­г­лия, Рос­сия, Тур­ция, Не­апо­ли­тан­с­кое ко­ро­лев­с­т­во и Ав­с­т­рия. Вой­на в Ев­ро­пе во­зоб­но­ви­лась вес­ной 1799 г., и фран­цуз­с­кая ар­мия бы­ла раз­би­та в Гер­ма­нии. В Ита­лии фран­цуз­с­кой ар­мии приш­лось ху­до, ког­да рус­ские вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем фель­д­мар­ша­ла Су­во­ро­ва выг­на­ли ее из обе­их час­тей этой стра­ны и с не­дав­но ок­ку­пи­ро­ван­ных Иони­чес­ких ос­т­ро­вов.

18-е брюмера.

Военные не­уда­чи и опас­ность внеш­не­го втор­же­ния, а так­же не­пос­ле­до­ва­тель­ность и про­ти­во­ре­чи­вость по­ли­ти­ки Ди­рек­то­рии встре­во­жи­ли за­жи­точ­ные слои Фран­ции. Ро­ялис­т­с­кие вос­ста­ния, раз­бой­ни­ки в го­ро­дах и на боль­ших до­ро­гах, от­сут­с­т­вие за­ко­но­по­ряд­ка в стра­не - все это убе­ди­ло боль­шин­с­т­во на­се­ле­ния, осо­бен­но в Па­ри­же, в не­об­хо­ди­мос­ти пе­ре­да­чи влас­ти в твер­дые ру­ки. Не­ко­то­рые вы­со­ко­пос­тав­лен­ные во­ен­ные из ок­ру­же­ния На­по­ле­она Бо­на­пар­та стре­ми­лись к во­ен­ной дик­та­ту­ре. Они под­дер­жи­ва­ли связь с На­по­ле­оном в ос­нов­ном че­рез его бра­та - Люсь­ена Бо­на­пар­та, близ­ко­го к пра­ви­тель­с­т­вен­ным кру­гам Ди­рек­то­рии и па­риж­с­ким фи­нан­сис­там. На­по­ле­он, на­хо­див­ший­ся в это вре­мя со сво­ей ар­ми­ей в Егип­те, счи­тал­ся вер­ным рес­пуб­ли­кан­цем; во Фран­ции пом­ни­ли о его до­воль­но тес­ных от­но­ше­ни­ях с семь­ей Ро­бес­пь­еров, а так­же о по­дав­ле­нии им ро­ялис­т­с­ко­го вос­ста­ния в Ту­ло­не. На­по­ле­он пе­ре­дал ко­ман­до­ва­ние ар­ми­ей в Егип­те ге­не­ра­лу Кле­бе­ру и с 500 гре­на­де­ров вер­нул­ся во Фран­цию.

    18 брю­ме­ра (9 но­яб­ря 1799 г.) слу­хи о яко­бин­с­ком мя­те­же за­пол­ни­ли хол­лы За­ко­но­да­тель­но­го кор­пу­са. За­се­да­ния Кор­пу­са бы­ли не­мед­лен­но пе­ре­не­се­ны в при­го­род­ный дво­рец Сен-Клу, и На­по­ле­он при­был ту­да. Во вре­мя по­ез­д­ки из Па­ри­жа в Сен-Клу он до­го­во­рил­ся с дву­мя кан­ди­да­та­ми о том, что они зай­мут пос­ты в но­вом пра­ви­тель­с­т­ве,- Эма­ну­элем Жо­зе­фом Сий­есом, быв­шим ли­де­ром кон­с­ти­ту­ци­она­лис­тов, и фи­нан­сис­том Ро­же-Дю­ко. Все пять Ди­рек­то­ров обе­ща­ли На­по­ле­ону, что они уй­дут в от­с­тав­ку. В этот день Люсь­ен Бо­на­парт пред­се­да­тель­с­т­во­вал в Со­ве­те пя­ти­сот. На­по­ле­он по­явил­ся на за­се­да­нии, но так как он не был чле­ном Со­ве­та, ему пред­ло­жи­ли уй­ти; На­по­ле­он от­ка­зал­ся. В за­ле на­ча­лась по­та­сов­ка. Тог­да Люсь­ей Бо­на­парт с кри­ком:. «На­по­ле­она Бо­на­пар­та бьют!» - вы­бе­жал к гре­на­де­рам. Пос­лед­ние вбе­жа­ли в зал и че­рез нес­коль­ко ми­нут очис­ти­ли его от не­сог­лас­ных. Чле­ны Со­ве­та пя­ти­сот, ос­тав­лен­ные в за­ле вмес­те с нес­коль­ки­ми чле­на­ми Со­ве­та ста­рей­шин, бы­ли вы­нуж­де­ны при­нять дек­рет о пе­ре­да­че влас­ти трем кон­су­лам. Пер­вым кон­су­лом стал На­по­ле­он Бо­на­парт. Власть те­перь сос­ре­до­то­чи­лась в ру­ках пер­во­го кон­су­ла.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Глава 3. Франция во второй половине XVII-XVIII вв
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации