Удальцова З.В., Карпов С.П. (ред.) История средних веков в 2 томах. Том 1 - файл n1.doc

приобрести
Удальцова З.В., Карпов С.П. (ред.) История средних веков в 2 томах. Том 1
скачать (3666.5 kb.)
Доступные файлы (6):
n1.doc3653kb.19.05.2008 12:55скачать
n2.jpg321kb.19.05.2008 12:55скачать
n3.jpg567kb.19.05.2008 12:55скачать
n4.jpg615kb.19.05.2008 12:55скачать
n5.jpg558kb.19.05.2008 12:55скачать
n6.jpg487kb.19.05.2008 12:55скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
ББК 63.3(0)4 И 90

С. В. Близнюк, Л. М. Брагина, В. М. Володарский, А. Я. Гуревич, Т. П. Гусарова, Е. В. Гутнова, М. А. Заборов, С. П. Карпов, Г. Г. Литаврин, Б. Г. Могильницкий. И. И. Орлик, В. И. Рутенбург,

А. А. Сванидзе, 3. В. Удальцова. В. И. Уколова, И. С. Филиппов, Б. Н. Флоря, Н. А. Хачатурян, С. Д. Червонов. В. П. Шушарин

Редколлегия: Е. В. Гутнова, С.П.Карпов, [Л. А. Котельникова], А. А. Сванидзе, В. И. Уколова

Рецензенты:

кафедра истории древнего мира и средних веков

Уральского государственного университета (зав. кафедрой профессор М. А. Поляковская); доктор исторических наук, профессор Н. И. Басовская (Московский государственный историко-архивный институт)

Допущено Государственным комитетом СССР по народному образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «История»
История средних веков. В 2 т. Т. I: Учеб. для вузов по И90 спец. «История»/Л. М. Брагина, Е. В. Гутнова, С. П. Карпов и др.; Под ред. 3. В. Удальцовой и С. П. Карпова. — М.: Высш. шк., 1990. — 495 с.

ISBN 5-06-000011-7 (т. 1)

В первом томе учебника изложены важнейшие события истории средневекового общества на протяжении десяти столетий — с конца V до конца XV в. Специальные главы посвящены возникновению и развитию средневековых городов, крестовым походам, международным связям, истории христианства и еретических движений, культуре Западной Европы и Византии.

ISBN 5-06-000011-7 (т 1)

ISBN 5-06-001521-1 С Коллектив авторов, 1990

Предисловие


Учебник «История средних веков» для студентов университетов охватывает период с V до середины XVII в. В первом томе, согласно принятой в советской историографии периодизации, излагается история раннего (V — середина XI в.) и развитого (конец XI — XV в.), во втором томе — позднего (XVI — середина XVII в.) средневековья.

В главах учебника нашли отражение теоретико-методологические и историографические проблемы истории феодальной общественно-экономической формации в целом, важнейшие процессы в жизни средневекового общества, развитие отдельных регионов и стран Западной Европы и Византии. Материал по истории южных и западных славян, а также истории стран Азии и Африки в средние века не включен в учебник, так как по учебному плану исторических факультетов университетов эти курсы изучаются отдельно. Исключение сделано лишь для тех тем, где анализируются международные отношения и контакты между западноевропейскими государствами и славянскими странами, Османской империей и т. д.

Данная книга является новым изданием учебника по истории средних веков, в котором авторы стремились отразить достижения отечественной и зарубежной медиевистики последних лет. Вместе с тем редколлегия сочла оправданной ту структуру учебника, которая была принята в изданиях 1966 и 1977 гг., сохранив лучшие традиции университетских учебников, заложенные выдающимися советскими медиевистами академиками Е. А. Косминским и С. Д. Сказкиным. Впервые в университетский учебник введены главы и специальные разделы о развитии производительных сил средневекового общества с V по XV в. (гл. 19), о Северной Европе и Испании в VIII-—XI вв. (гл. 6), о Латинской Романии (гл. 17).

В авторском коллективе учебника — профессора и преподаватели кафедры истории средних веков исторического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, научные сотрудники сектора истории средних веков и других секторов Института всеобщей истории АН СССР, Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, Института славяноведения и балканистики АН СССР, Томского государственного университета, а также сотрудники ряда других научных учреждений (авторы глав и параграфов указаны в оглавлении).

После кончины 3. В. Удальцовой и М. А. Заборова принадлежащие им разделы учебника были отредактированы Т. Ю. Бородай (гл. 22) и С. П. Карповым (гл. 5, § 1, гл. 8, гл. 22). Научно-вспомогательная и организационная работа проведена М. А. Бойцовым (т. I) и О.В.Дмитриевой (т. II).

Библиография ко всему курсу дана во втором томе учебника. В редактировании библиографии принимал участие Л. Д. Беспалько.

Введение


История средних веков охватывает длительный период, насыщенный многообразными событиями. Он ознаменовался возникновением и развитием новых форм экономической и общественно-политической жизни, значительным прогрессом в развитии материальной и духовной культуры по сравнению с предыдущими историческими эпохами. Наряду с проявлением феодального насилия, невежества, господством догматического мировоззрения и жестоким преследованием инакомыслия, голодом и опустошительными эпидемиями средневековье оставило в памяти человечества примеры героической борьбы народных масс против угнетения, патриотических движений против иноземных завоевателей, ранних проявлений свободомыслия. В сокровищницу мировой культуры по праву вошли выдающиеся произведения писателей, поэтов и мастеров средневековья, памятники народного творчества. К концу этой эпохи относится переворот в развитии естествознания, расцвет гуманистической мысли, появление шедевров Ренессанса.

Термин «средние века» (точнее «средний век» — от лат. medium aevum) возник в Италии в XV—XVI вв. в кругах гуманистов'. На разных этапах развития исторической науки в понятие «средние века» вкладывали различное содержание. Историки XVII— XVIII вв., закрепившие деление истории на древнюю, среднюю и новую, считали средние века периодом глубокого культурного упадка в противовес высокому взлету культуры в античном мире и в новое время. В дальнейшем буржуазные историки не смогли выдвинуть какого-либо единого научного определения понятия «средние века». В современной немарксистской историографии преобладает мнение, что термины «средние века», «древний мир», «новое время» лишены определенного содержания и приняты лишь как традиционные деления исторического материала.

Марксистско-ленинская историческая наука вкладывает в эту традиционную периодизацию совершенно иное содержание. Рассматривая исторический процесс как закономерную смену общественно-экономических формаций, историки-марксисты понимают средние века прежде всего как время возникновения, господства и упадка феодальной общественно-экономической формации, сменившей рабовладельческий или первобытнообщинный строй, а затем в новое время уступившей историческую арену капитализму. Тем не менее понятия «средние века» и «феодализм» не вполне тождественны. С одной стороны, в период средневековья с феодализмом сосуществовали и иные общественно-экономические уклады (патриархальный, рабовладельческий, затем капиталистический). Более того, долгое время в раннее средневековье в ряде регионов Европы (особенно в Византии, Скандинавских странах) феодальный способ производства не был господствующим. С другой стороны, феодальный уклад сохранялся в экономике многих

От этого латинского термина ведет свое происхождение и термин «медиевистика), которым называют область исторической науки, изучающую историю средних веков

стран столетиями спустя после средневековой эпохи. Поэтому лишь рассматривая формацию в диалектике всех этапов ее развития, можно говорить о том, что по своей сущности средневековая эпоха была феодальной.

Почти все народы, ныне населяющие Европу и Азию, а также многие народы Африки и Латинской Америки прошли в своем развитии стадию феодальной формации и, следовательно, пережили свое средневековье. Поэтому в советской исторической науке понятие «средние века» относится не только к истории европейских народов. Ему придается всемирно-историческое значение. Данный учебник посвящен истории стран Западной и Центральной Европы, а также Византии.

Периодизация истории средних веков. Переход к феодализму у разных народов происходил не одновременно. Поэтому хронологические рамки средневекового периода неодинаковы для разных континентов и даже отдельных стран. В странах Западной Европы у истоков средневековья по периодизации, принятой в советской историографии, стоит крушение во второй половине V в. Западной Римской империи, которая погибла в результате кризиса рабовладельческого строя, сделавшего ее беззащитной перед варварскими вторжениями германских и славянских племен. Эти вторжения привели к распаду империи и постепенной ликвидации рабовладельческого строя на ее территории, стали началом глубокого социального переворота, отделяющего средние века от древней истории. Для истории Византии началом средневековья считают IV век, когда Восточно-римская империя оформилась в качестве самостоятельного государства.

Рубежом между средними веками и новым временем в советской историографии считается первая буржуазная революция общеевропейского значения, положившая начало господству капитализма в Западной Европе, — английская революция 1640— 1660 гг., а также окончание первой общеевропейской — Тридцатилетней— войны (1648). Эта периодизация используется в данном учебнике.

Она не является, однако, ни единственной, ни бесспорной. В зарубежной историографии как капиталистических, так и социалистических стран гранью, отделяющей средние века от нового времени, принято считать либо середину XV в., либо конец XV — начало XVI в. То есть в качестве рубежа рассматривают завоевание турками-османами Константинополя и крушение Византии, окончание Столетней войны (1453) или начало эры Великих географических открытий, особенно открытие Колумбом Америки. В частности, некоторые советские исследователи полагают, что XVI век, эпоху первых буржуазных революций, следует отнести к особому периоду нового времени. С другой стороны, ряд историков придерживаются той точки зрения, что если рассматривать средневековье как период господства феодальной формации, то в него следует включать для Западной Европы и XVIII век — до Великой французской революции 1789—1794 гг. Таким образом, этот вопрос принадлежит к числу дискуссионных.

В советской историографии историю средних веков принято делить на три основных периода: I. Конец vb. — середина XI в.— раннее средневековье (раннефеодальный период), когда феодализм только складывался как господствующий способ производства; II. Середина XI в.—конец XV в. — период развитого феодализма, когда феодальный строй достиг наивысшего расцвета; III. XVI в. — первая половина XVII в. — период разложения феодализма, когда в недрах феодального общества зарождаются и начинают складываться капиталистические отношения.

Сущность феодального строя. Буржуазно-дворянская историография, широко пользуясь с начала XVIII в. термином «феодализм», не сформулировала, однако, его единое научное определение. Чаще всего историки-немарксисты определяют феодализм по его второстепенным, главным образом политическим и юридическим, признакам. Одни считают его главной отличительной чертой политическую раздробленность; другие — феодальную иерархию; третьи — соединение политической власти с землевладением; некоторые — господство личностных связей и т. д.

Историки-марксисты видят сущность феодализма не в этих вторичных признаках, а в имманентно присущих ему производственных отношениях, обусловленных определенным уровнем развития производительных сил общества.

Для производственных отношений феодального строя характерно прежде всего господство крупной земельной собственности, которая находилась в руках класса феодалов и «была подлинной основой средневекового, феодального общества 1. Другой важной чертой, отличавшей феодальный строй от рабовладельческого, с одной стороны, и от капиталистического — с другой, было сочетание крупной земельной собственности с мелким индивидуальным хозяйством непосредственных производителей — крестьян, которым феодалы раздавали в держания большую часть своей земли. Крестьяне в феодальном обществе не являлись собственниками обрабатываемой ими земли; они были лишь ее держателями на тех или иных условиях, вплоть до права наследственного пользования. На этой земле они вели самостоятельное мелкое хозяйство. В отличие от античного раба и наемного рабочего при капитализме непосредственный производитель феодального общества был наделен основным средством производства — землей — и, кроме того, являлся собственником орудий труда и рабочего скота. Сущность производственных отношений феодализма, по словам В. И. Ленина, состояла в том, что «земля разделена была между крупными землевладельцами, помещиками, что помещики наделяли крестьян этой землей для того, чтобы эксплуатировать их, так что земля была как бы натуральной заработной платой: она да-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 6. С. 258.

вала крестьянину необходимые продукты, чтобы он мог производить прибавочный продукт на помещика...»1.

Эти отношения собственности порождали необходимость внеэкономического принуждения, применения насилия для обеспечения эксплуатации крестьян, а для этого — наделения феодалов политической властью в больших или меньших масштабах. «Если бы помещик не имел прямой власти над личностью крестьянина, то он не мог бы заставить работать на себя человека, наделенного землей и ведущего свое хозяйство»2. Формы и степень внеэкономического принуждения при феодализме были самые различные: личная и поземельная зависимость, судебное подчинение власти феодала; в позднее средневековье — сословное неполноправие крестьянства.

Перечисленные характерные черты феодального способа производства порождали многие специфические особенности социальной структуры, политической, правовой и идеологической надстройки феодальной социально-экономической формации. В области права к их числу относится условный характер феодальной земельной собственности на землю и разделение права на нее между несколькими феодалами. Развитая форма феодальной собственности — «феод» (отсюда «феодализм») являл собой наследственную земельную собственность представителя господствующего класса, связанную с обязательным несением военной службы и выполнением некоторых других обязательств в пользу вышестоящего сеньора. Последний, а иногда и другие стоявшие над ним сеньоры юридически также считались собственниками данного феода. Такое юридическое разделение земельной собственности в феодальном обществе придавало ей, а вместе с тем и классу феодалов иерархическую структуру, определявшую значительную роль в его среде личных вассально-ленных связей. Объединяя представителей господствующего класса всех рангов поземельными и вассальными связями, феодальная иерархия играла важную роль в организации военных сил общества, а также в эксплуатации крестьянства и подавлении его сопротивления.

Лишенные права собственности на землю крестьяне противостояли феодалам — собственникам земли — как эксплуатируемый антагонистический класс. Эксплуатация крестьянства осуществлялась, как правило, в рамках феодальной вотчины (сеньории, манора), в которой наиболее полно реализовались экономическое и социальное назначение феодальной собственности. Вотчина была организацией для взимания феодальной ренты. Однако в некоторых случаях и особенно в раннее и позднее средневековье эксплуатация крестьян осуществлялась и феодальным государством с помощью системы государственных налогов. Феодальная земельная рента — это часть прибавочного труда или прибавочного продукта зависимых крестьян, присваиваемая землевладельцем. Таким образом,

' Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 1. С. 191. 2 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 3. С. 185.

феодальная рента выступает как экономическая форма реализации собственности феодала на землю. Средством этой реализации является внеэкономическое принуждение, которое проявляется также в личных отношениях — в той или иной степени зависимости крестьянина от феодала. Феодальная рента выступала в трех формах: отработочная рента (барщина), продуктовая (натуральный оброк), денежная (денежный оброк).

В IX—XI вв., когда складывалась феодальная вотчина, ее владельцы обычно вели домениальное хозяйство и в ней преобладала отработочная рента и связанная с ней барщинная система, или рента продуктами. Во второй период феодализма в большинстве стран Западной и Центральной Европы наряду с отработочной и продуктовой рентой приобретает большое значение и денежная, что было связано со значительным распространением в этот период товарно-денежных отношений и ростом городов как центров ремесла и торговли. Использование в широких масштабах ренты продуктами, и особенно денежной ренты, исподволь подрывало систему барщинного хозяйства. На смену ей шла другая система, при которой феодал почти полностью свертывал свое собственное хозяйство, передавал барскую землю в держание крестьянам и жил за счет натурального или денежного оброка крестьян-держателей. Это вело к росту экономической независимости крестьянского хозяйства, укреплению владельческих прав крестьянина на землю и как следствие этого — к дальнейшему развитию производительных сил в деревне.

В позднее средневековье, когда в феодальном обществе зарождаются капиталистические отношения, денежная рента еще господствует в большинстве стран Западной Европы. Вместе с тем в этот период начинается ее разложение; наряду с феодальной денежной рентой постепенно распространяется капиталистическая земельная рента.

Место феодального способа производства в истории человечества. Одни народы перешли к феодализму от рабовладельческого строя, другие — непосредственно от первобытнообщинного. И в том и в другом случае переход к новой формации был важным прогрессивным фактом. Прогрессивность феодального строя по сравнению с рабовладельческим заключалась прежде всего в том, что при феодализме утвердилось мелкое крестьянское производство, которое при достигнутом к тому времени уровне производительных сил и сложившихся феодальных производственных отношениях было «единственно выгодной формой земледелия»1.

В отличие от античного раба, лишенного средств производства и не заинтересованного в результатах труда, крестьянин феодального общества как самостоятельный хозяин ищет пути для повышения производительности своего труда. При переходе к феодализму смягчились и формы внеэкономического принуждения: даже

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 148.

самые тяжелые формы личной зависимости крестьян, широко распространившиеся в странах Европы еще в раннее средневековье, были значительно легче, чем рабство. В еще большей степени это относится к зависимости поземельной и судебной, которые стали преобладающими в большинстве стран Западной Европы уже в конце второго периода средних веков, когда основная масса крестьян оказалась лично свободной. Такие смягченные формы зависимости при феодализме по сравнению с рабовладельческим строем, как подчеркнул Ф. Энгельс, давали крестьянам средство к постепенному освобождению их как класса, что было абсолютно недоступно для рабов'.

Исторически прогрессивным был переход к феодализму и от первобытнообщинного строя. Этот переход, обусловленный развитием производительных сил, требовал роста индивидуального производства, снятия или смягчения ограничений, налагавшихся на него родоплеменным и общинным строем. Хотя в условиях крайне низкой производительности труда этой переходной эпохи развитие мелкого хозяйства с неизбежностью вело к зарождению частной земельной собственности, а общественное разделение труда — к возникновению классов и эксплуатации, все же феодальный строй открывал большие возможности для дальнейшего укрепления индивидуального производства и повышения производительности мелкого крестьянского хозяйства, чем первобытнообщинный. Вот почему, несмотря на жестокую эксплуатацию крестьянства, низкое и рутинное состояние техники, обусловленное отчасти этой эксплуатацией, отчасти мелким характером производства, в феодальном обществе росли производительные силы.

Уже в раннее средневековье в рамках барщинной системы повышение производительности труда в сельском хозяйстве, развитие торговли создали предпосылки для отделения ремесла от земледелия и развития товарного производства. Во второй период средневековья на этой основе стали быстро расти средневековые города — центры ремесла и торговли, значительно ускорившие прогресс производительных сил в феодальном обществе и во многом изменившие его облик. В позднее средневековье на основе дальнейшего роста производительных сил в недрах феодального строя начали формироваться новые капиталистические отношения.

В феодальном, как и во всяком классовом, обществе на всех этапах его развития шла повседневная классовая борьба крестьянства с феодалами, которая во второй и третий периоды средних веков принимала часто форму массовых крестьянских восстаний. И хотя эти восстания обычно терпели поражения, они немало способствовали некоторому ослаблению феодальной эксплуатации, побуждая феодалов к осторожности в давлении на крестьянство. Более свободное развитие крестьянского хозяйства приводило к дальнейшему повышению уровня производительных сил. Во второй период средних веков горожане вели упорную борьбу с феодаль-

1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 155.

ными сеньорами. Сами города становились часто ареной ожесточенной внутренней социальной борьбы массы цеховых ремесленников с городской верхушкой (патрициатом), а затем и борьбы городских низов (плебса) против купеческой и цеховой олигархии. В позднее средневековье массовые антифеодальные крестьянские и плебейские восстания являлись уже составной частью ранних буржуазных революций и сыграли решающую роль в ниспровержении феодального строя.

Государство, право и церковь в феодальном обществе. Социально-экономический строй феодального общества и порождаемая им классовая структура определили характер и функции его политической и идеологической надстройки. Государство, право, официальная религия и церковь в средние века стояли на страже интересов феодалов и были враждебны массам народа. Вместе с тем они оказывали обратное и в некоторых отношениях прогрессивное воздействие на жизнь общества.

Феодальное государство в разные периоды выступало в разных формах: в раннефеодальный период — в форме крупных, но непрочных государственных объединений (подобных империи Карла Великого); затем в X—XII вв.—в виде мелких политических образований — княжеств, герцогств, графств и т. п., располагавших значительной политической властью над их подданными, иногда совсем самостоятельных, иногда лишь номинально объединенных под властью слабого короля (так называемый период феодальной раздробленности); в XIII—XV вв. во многих странах идет процесс централизации государства, которое постепенно принимает форму сословной монархии, где уже относительно сильная королевская власть сочетается с наличием сословно-представительных собраний; только в Византии на протяжении всего средневековья сохранялось сильное централизованное государство. Наконец, в позднее средневековье феодальное государство принимает свою последнюю, наиболее централизованную форму — абсолютной монархии. Процесс централизации, способствуя созданию национальных государств, укрепляя экономическое и культурное единство стран средневековой Европы, имел несомненно во многом прогрессивное значение. Вместе с тем сопровождавший его рост государственных налогов, аппарата насилия и его злоупотреблений давил на все слои общества, но в первую очередь на трудовое население.

Феодальное право, зафиксированное либо обычаем, либо королевским законодательством, закрепляло и освящало монополию земельной собственности феодалов, часто их права на личность крестьян, на судебную и политическую власть над ними.

Большую роль в укреплении господства феодалов в странах Западной и Центральной Европы играла римско-католическая, а в Византии — православная церковь. Ортодоксальное христианское вероучение в руках церкви превратилось в идеологию господствующего класса. Вместе с тем церковь, как католическая, так и православная, в средние века оказывала огромное, долгое время монопольное влияние на всю духовную жизнь общества, способствуя, особенно до XII — XIII вв., развитию его культуры — письменности, литературы, архитектуры, изобразительного искусства. Христианская религия содействовала укреплению единства европейских народов, приобщению их к новым этическим ценностям, складыванию общеевропейской цивилизации. Однако церковь отчасти подавляла народную культуру, уходящую корнями в языческую древность, а в XI—XV вв. жестоко преследовала всякое инакомыслие, в том числе и многочисленные средневековые ереси.

История средних веков и современность. Чем дальше изучается история средних веков, тем более сложной, многогранной, богатой нюансами она представляется и тем более односторонним и упрощенным становится ее изображение как мрачного провала в истории. Средневековый мир предстает перед нами не только как закономерный этап в прогрессивном развитии общества, но и как самобытная, неповторимая эпоха в истории Европы со своей своеобразной, одновременно примитивной и утонченной, духовной культурой, знакомство с которой обогащает и современного человека.

Средневековье отделено от нашего времени многими столетиями развития общества и рядом революций. Казалось бы, в современном мире история средних веков представляет лишь академический интерес. Однако и в наши дни изучение эпохи феодализма имеет большое теоретическое и практическое значение. Без знания истории этого многовекового периода, через который прошли почти все народы, невозможно понять общие закономерности возникновения, развития и гибели формаций, основанных на эксплуатации человека человеком.

Не менее важно и то, что корни многих явлений и отношений современности уходят в далекое средневековое общество, когда начали складываться основные классы капиталистического общества — буржуазия и пролетариат — и образовалось большинство народностей и государств современной Европы. К этому периоду относится зарождение национальной культуры, формирование языка и национального характера этих народов, начало складывания наций, окончательно оформившихся уже при капитализме, и государственных границ. В средневековой эпохе коренятся многие национальные, этнические, религиозные конфликты современной Европы, всплески провинциального сепаратизма в разных частях континента. В средние века были сделаны первые шаги колониализма, последние остатки которого исчезают теперь на наших глазах. От массовых крестьянских и городских движений средневековья, от первых буржуазных революций ведут свое начало революционные традиции народов, опыт их борьбы против национального угнетения и духовной диктатуры церкви. В средние века в Европе возникли первые университеты, многие из которых продолжают существовать и сегодня, сословно-представительные собрания, к которым восходят исторические корни ряда современных парламентов. В аграрном строе многих стран Европы (в Испании, Португалии, Южной Италии, даже в Англии) сохранились пережитки средневековья.

Не зная природы феодализма и общих закономерностей развития этой формации, невозможно с научных позиций рассмотреть современное положение и судьбы большинства стран Европы. Одним из влиятельных институтов, унаследованных ею от средневековья, является церковь — римско-католическая, православная, разные виды протестантской. Выросшие на феодальной почве, приспособившиеся позднее к новым капиталистическим отношениям и сохранившиеся в социалистических странах, эти церковные организации до сих пор оказывают значительное влияние на сознание народных масс Европы. Для правильной оценки их места в современном мире необходимо знать средневековое прошлое этих церковных организаций, основы их идеологии.

Многие города современной Западной Европы сохраняют аромат средневековой эпохи в планировке, архитектуре, в романском и готическом стиле их соборов и ратуш, в иконописи и витражах, в удивительной скульптуре и резьбе по камню, в книжной миниатюре. Все это давно вошло в общий фонд культуры и исторического сознания нашего времени, во многом их обогащая. Живая связь времен, запечатленная в памяти европейских народов, делает изучение средних веков всегда актуальным.

Об этом свидетельствует и то, что вокруг многих проблем истории средневековья до сих пор идут оживленные споры как между историками-марксистами и немарксистами, так и среди тех и других. Эти споры касаются вопросов типологии генезиса и развития феодализма в разных странах Западной Европы, роли рабовладения в средние века, путей возникновения средневековых городов и различий в их характере на разных этапах этой многовековой эпохи, их места в феодальном обществе. Ведутся дискуссии о характере средневековой общины, роли вотчины при феодализме, о значении государства и его политики в эту эпоху, о соотношении в феодальном обществе экономического и внеэкономических факторов, в частности о роли социальной психологии и идеологических структур, церкви и религии. Ученые спорят о том, был ли кризис феодализма в XIV—XV вв., о границах собственно средневековой культуры и культуры Возрождения, о соотношении гуманизма и Реформации и, как уже отмечалось, о периодизации средневековой истории.

Серьезное знание конкретной истории и основных закономерностей развития феодального общества необходимо для аргументированного участия в подобных дискуссиях.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


ББК 63.3(0)4 И 90
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации