Курсовая работа - Идентификация личности неопознанных трупов - файл n1.doc

Курсовая работа - Идентификация личности неопознанных трупов
скачать (79.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc80kb.08.07.2012 22:21скачать

n1.doc



Федеральное агентство по рыболовству

Федеральное государственное  образовательное  учреждение

высшего профессионального  образования

«Астраханский государственный  технический университет» 


Юридический факультет 

Кафедра «Уголовный право  и уголовный процесс» 

КУРСОВАЯ РАБОТА 

по  дисциплине «Судебная  медицина»

на  тему:

«Идентификация личности неопознанных трупов» 

Выполнил: cтудент гр. ДЮФ – 32

Филатова А.В.; Зач. книжка № 071640

                                                                   Проверил: д.м.н., доцент 

                                                                   Ишков Ю.В. 


                                                       Астрахань, 2010 г.

План

Введение…………………………………………………………………………...3

1. Использование прижизненных рентгенограмм для идентификации личности неопознанных трупов…………………………………………………5

2. Применения морфологических методов при идентификации личности…8

3. Медико-криминалистическая идентификация личности неопознанного трупа с помощью дерматоглифики пальцев рук и ног……………………….10

Заключение……………………………………………………………………….15

Список использованной литературы…………………………………………..


Введение

В современных условиях сложной криминогенной обстановки установление личности по неопознанным трупам оказалось одним из слабых звеньев в оперативно-розыскной и следственной деятельности правоохранительных органов.

Проблема установления личности неопознанных трупов и розыска без вести пропавших граждан актуальны как для России, так и для Астраханской области в частности.

Установление личности неопознанных трупов с признаками насилия играет важную роль в раскрытии и расследовании убийств, а также в розыске без вести пропавших лиц, исполнении конституционных требований по охране законных прав и интересов граждан.

В практической деятельности следователей, судебных экспертов возникают существенные трудности по идентификации неопознанных трупов, вызванные, прежде всего, значительной степенью гнилостного разложения, плохим состоянием костных останков. Названные трудности, возникающие в процессе идентификации неопознанных трупов, обусловливают необходимость постоянного совершенствования существующих и разработку новых методик идентификации неопознанных трупов.

В практике расследования убийств имеются немало случаев обнаружения расчлененных, обезображенных и захороненных трупов, что и является спецификой идентификации трупов в отличие от массовых беспорядков, ДТП, чрезвычайных ситуациях.

Кроме того важность идентификации личности неопознанных трупов связана с возросшим числом неопознанных трупов, которые нуждаются в идентификации в связи с локаль­ными вооруженными конфликтами и катастрофами с массовыми человеческими жертвами. Традиционные методы не являются дос­таточными в таких условиях, особенно в отношении первичной сортировки объектов идентификации. Это диктует необходимость поиска новых методов иден­тификации личности, среди которых ведущее место за­нимают морфологические методы, метод дерматоглифики пальцев рук и ног, а также с помощью использования прижизненных ренгенограмм, рассмотрению пер­спектив применения которых посвящено определенное количество научных исследований

   Разработкой проблем в области идентификации личности на основе изучения признаков внешности занимались Н.В. Терзиев, В.А. Снетков, А.М. Зинин, А.В. Савушкин, И.Ф. Виниченко, В.М. Кузин, А.Ю. Пересункин и др.

      Отдельным вопросам в области судебно-медицинских идентификационных исследований трупов посвящены труды М.И. Авдеева, С.А. Бурова, В.И. Громова, М.М. Герасимова, В.И. Добряка, В.Н. Звягина, М.И. Кисина, Ю.М. Кубицкого, В.И. Пашковой, В.П. Петрова, В.Л. Попова, С.С. Самищенко, Т.Н. Шамоновой, Б.А. Федосюткина и других.

1. Использование прижизненных рентгенограмм для идентификации личности неопознанных трупов.

Современная судебная медици­на, находясь на стыке различных отраслей знания, об­ладает широким арсеналом технических и медико-биологических методов исследования, позволяющих с той или иной степенью достоверности устанавли­вать личность человека. Такие методы как геномная идентификация, эмиссионный спектральный анализ, метод фотосовмещения, рентгенологическое исследо­вание и некоторые другие имеют высокую разреша­ющую способность, и позволяют судебно-медицинс­кому эксперту во многих случаях делать категорич­ные выводы о принадлежности тела или его останков конкретному лицу1. Тем не менее, большинство из этих методов являются отно­сительно трудоемкими, дорогостоящими, недостаточ­но доступными, требуют высокой специальной под­готовки врачей2. В ряде случаев, рентгенологический метод исследования, давно и ши­роко используемый клиницистами и судебными ме­диками, является простым и надежным и может сам по себе и в совокупности с другими методами иден­тифицировать человека. Необходимым условием при этом, является наличие качественного прижизненно­го рентгеновского снимка какой-либо части тела с фиксацией малоизменяемых со временем структур строго индивидуальных для данного человека. В данной работе хотелось бы отметить два случая идентификации человека по прижизненным рентгеновским снимкам.

Пример 1. На одном из шоссе города, по обе стороны от проезжей части были обнаружены раз­бросанные, неполностью скелетированные останки человека. При судебно-медицинской экспертизе тру­па было установлено, что все части скелета принад­лежали одному человеку женского пола в возрасте 18-25лет. Был установлен так же рост. Помимо это­го, обнаружено полное пересечение шейного отдела позвоночника в горизонтальной плоскости между 5-м и 6-м позвонками предметом с острой кромкой, множественные насечки на передней поверхности тел и отростков позвонков, резаные повреждения на частично сохранившемся кожном лоскуте шеи. В ходе следствия было выдвинуто предположение, что останки принадлежат без вести пропавшей гражданке Д., возраст и рост которой соответствовали установлен­ному экспертизой, а время исчезновения соответство­вало давности наступления смерти. Экспертам для идентификации личности был представлен прижиз­ненный рентгеновский снимок головы, произведен­ный стоматологами в прямой полуаксиальной про­екции с целью выявления патологии гайморовых пазух. При его исследовании было обращено внима­ние на несколько необычную форму лобной пазухи — она имела ромбовидную форму, несимметричную, с преобладанием в размерах правой половины. Об­наруженный череп был снят на той же рентгенустановке, в тех же условиях и проекции. После углуб­ленного сравнительного анализа обоих снимков до­полнительно было выделено еще несколько строго индивидуальных признаков. В итоге, в качестве идентифицирующих единиц были отобраны следу­ющие полностью сформированные, устойчивые, малоизменяемых со временем костные образования и структуры: стреловидный шов, дуговидно изогнутый влево; очень крупные ямки пахионовых грануляций; ромбовидная лобная пазуха со специфичным распо­ложением перегородок; контур орбит в области верхневнутренних углов; контуры верхних краев боль­ших крыльев основной кости, а так же точки их пе­ресечений с краями орбит, форма и величина углов, образованных данными пересечениями; форма, размеры и контуры грушевидного отверстия; дуговид­но-изогнутая вправо носовая перегородка; форма, размеры и контуры краев гайморовых пазух.

Все перечисленные признаки на обоих снимках полностью совпадали по форме, размерам, количеству, степени выраженности, соотношению и простран­ственному расположению, характеру контуров и границ, симметричности-ассимметричности, парности-непар­ности, что было дополнительно подтверждено методом одномасштабного фотоналожения. В результате дан­ный метод исследования позволил высказаться о при­надлежности обнаруженного черепа гражданке Д.

Пример 2. На берегу реки Иж обнаружен труп мальчика с далеко зашедшими гнилостными измене­ниями. При судебно-медицинской экспертизе трупа были обнаружены множественные ушибленные раны головы и рубленые раны грудной клетки. С целью уточнения возраста в МКО направлена левая кисть с дистальными отделами костей предплечья, верхний отдел бедренной кости. В результате установлен воз­раст — 12-13лет, а так же выявлена посттравматичес­кая деформация концевой фаланги 4-го пальца. След­ствием было выдвинуто предположение, что обнару­женный труп мог принадлежать мальчику

Л., сбежавшему из дома и длительное время отсут­ствующему. Однако мать мальчика усомнилась в том, что обнаруженный труп является трупом ее сына, мо­тивируя это тем, что его длина значительно превышает прижизненный рост ребенка. Экспертам, с целью иден­тификации личности представлено несколько рентге­новских снимков левой кисти и предплечья, произве­денных прижизненно по поводу травм - размозжения концевой фаланги 4-го пальца и двух переломов кос­тей левого предплечья. Наиболее поздний из снимков был произведен в той же — прямой задней проекции, что и снимки, сделанные в МКО. В результате сравни­тельного исследования снимков выявлено несколько строго индивидуальных рентгеновских признаков, по­зволивших установить принадлежность обнаруженно­го трупа мальчику Л. Идентифицирующие признаки были разделены на 2 большие группы:

  1. Естественные: ядро окостенения в головке пер­вой пястной кости имеет одинаковую на обоих снимках локализацию, необычную неправильную овальную фор­му, контуры, интенсивность и неоднородность, однотип­ную топографию прилегающих балок губчатого веще­ства; компактная пластинка 1-й пястной кости с меди­альной стороны имеет две косых сосудистых щели.

  2. Искусственные, посттравматического происхож­дения: деформация концевой фаланги 4-го пальца; ко­стный рубец на дистальном конце локтевой кости име­ет одинаковое расположение, форму и протяженность соответственно месту бывшего перелома.

Таким образом, рентгенологическое исследование, являясь достаточно простым и широко используемым в практике, позволяет в ряде случаев с высокой степе­нью достоверности идентифицировать личность че­ловека, не прибегая к дорогостоящим и трудоемким методам.
2. Применения морфологических методов при идентификации личности
Известно, что для каждого человека имеется спектр характерных перенесенных заболеваний, по­вреждений и интоксикаций, оставивших по себе тот или иной морфологический след.

Например, некоторыми авторами разработана сис­тема обнаружения признаков, характеризующих со­стояние наркотической интоксикации, как в остром, так и в хроническом виде. Несомненно, что при наличии антемортальной информации об этих и иных патологичес­ких состояниях, их постмортальное обнаружение будет полезно в деле ИЛ. Комплекс регистрацион­ных мероприятий по обнаружению этих состояний и соответствующие экспертные мероприятия нам представляется обозначить термином нозоскопия (от известных корней nosos-болезнь, scope-смотреть, обнаруживать).

Морфологические методы могут оказаться полез­ны в случае приложения их к традиционным мето­дам, например, к остеометрии.

Было проведено морфометрическое исследова­ние гистологических препаратов костной ткани, взятой у 400 трупов мужского пола с достоверно из­вестным возрастом от 0 до 90 лет. Использовались фрагменты третьего ребра и нижнего эпифиза большеберцовой кости слева из зоны перехода костной ткани в хрящевую ткань. Материал подвергался стандартным методам гистологического исследова­ния (в том числе с использованием недекальцини-рованных шлифов костной ткани) и микроостео-метрическому анализу с помощью компьютерной системы анализа изображений. Учитывались коли­чественные характеристики основных структурных элементов костной ткани, в том числе губчатой: длина и площадь кортикального слоя поперечного среза ребра в поле зрения (на основании которых вычислялась его средняя толщина), площадь миелоидной и жировой ткани на поперечном срезе реб­ра в поле зрения, количество клеток, сосудов и остеонов на поперечном срезе ребра в поле зрения, пло­щадь хрящевой и костной ткани в переходной зоне продольного среза ребра в поле зрения и их соот­ношение, протяженность зоны активного остеогенеза в продольном срезе ребра в поле зрения, пло­щадь и длина остеоида, площадь трабекулярной ко­сти, длина трабекулярной поверхности, диаметры гаверсовых каналов, площадь и длина субхондраль-ной пластинки в поле зрения (на основании кото­рых вычислялась ее средняя толщина), площадь хряща в субхондральной пластинке.

Проведен статистический анализ базы данных, полученных в ходе микроостеометрической коли­чественной оценки гистологических препаратов ре­бер и большеберцовых костей, в результате кото­рого выяснилось, что наиболее сильно коррелиру­ют с возрастом следующие признаки: толщина кор­тикального слоя ребра, объем трабекулярной кости ребра и большеберцовой кости, плотность клеток в костной ткани ребра, протяженность зоны активно­го остеогенеза в продольном срезе ребра в поле зре­ния и отношение объема хрящевой ткани к объе­му костной в переходной зоне продольного среза ребра. Одним из наиболее ценных признаков для определения возраста оказалось наличие линии минерализации хряща, которая наблюдается исклю­чительно после 17 лет и, таким образом, позволяет достоверно различать соответствующие возраст­ные группы. На основании этих признаков разра­ботан опытный вариант автоматизированной сис­темы OSTEO микроостеометрической идентифика­ции возраста индивида по гистологическим препа­ратам больших берцовых костей.

Таким образом, многочисленными исследованиями были показаны возможности микроостеометрического определения возраста погибших по их кост­ным останкам с использованием комплексного анали­за основных структур костной ткани в их количествен­ном выражении.

Микроостеометрическое исследование других костей, а также расширение перечня учитываемых па­раметров обещает значительно совершенствовать предлагаемый метод идентификации личности по костным останкам.

Немалые возможности морфологических мето­дов в деле идентификации таит в себе возрастная морфология. Известно, что с годами морфология органов и тканей закономерно меняется, причем эти изменения касают­ся как минерализованных, так и иных тканей.

Вышеупомянутые морфологические методы имеют смысл лишь в том случае, если они сопровождаются количественной оценкой соответствующих гистологических феноменов, что подчеркива­ет. Особенно продуктивно было бы на наш взгляд при­менение морфологических методов исследования в совокупности с другими — генетическими, меди­ко-криминалистическими и др.

3. Медико-криминалистическая идентификация личности неопознанного трупа с помощью дерматоглифики пальцев рук и ног.

Дерматоглифика является одним из наиболее информативных и удобных для исследования «комплексов» внешности человека, что способствует широкому использованию этого метода в судебно-медицинской практике. Прогнозируемая результативность установления личности, в т.ч. с применением дерматоглифики составляет около 85% из всего мас­сива неопознанных тел и только в 16% появляется необходимость применения дорогостоящего молекулярно-генетического метода исследования.

К наиболее актуальным проблемам современной судебной медицины относятся совершенствование и дальнейшая разработка методов идентификации лич­ности при исследовании неизвестных трупов.

Многие авторы, занимающиеся исследованием вопросов идентификации неопознанных трупов, отмечают, что среди нерешен­ных задач, связанных с восстановлением имени чело­века, наиболее важными являются научные и органи­зационные вопросы идентификации личности, соот­носящиеся, в свою очередь, с безопасностью государ­ства.

Ежегодно в Российской Федерации регистрирует­ся 55 тысяч пропавших без вести, обнаруживается 45 тысяч неопознанных тел, из них устанавливается лич­ность 60% . По другим данным, в судебно-медицин­ские морги поступает З0 тысяч неизвестных трупов и лишь 20-25% идентифицируется. Особенно эта проблема обострилась в начале 90-х г.г. в связи с воо­руженным конфликтом в Чеченской республике.

В связи со сложившейся необходимостью в последние годы исследователями используются новые, хотя и мало изученные, но от этого не менее эффективные методы идентификации личности неопознанных трупов. Одним их таких методов является использование метода дерматоглифики пальцев рук и ног.

Давно известно, что основные особенности папил­лярного рисунка не изменяются с возрастом. Отпеча­ток легко фиксируется и долго хранится, доступен для использования в практике. Однако сравнение дерматоглифического рисунка не с пальцевыми отпечатка­ми идентифицируемого, а с отпечатками его близких родственников для определения родства, в том числе при исследовании неопознанного трупа, используется недавно.

В отличие от дактилоскопии, где ключевую роль в идентификации принадлежности данного отпечатка данному человеку играет сопоставление индивидуаль­ных особенностей папиллярного узора (минуций), дер­матоглифика исследует общие закономерности обра­зования узоров гребешковой кожи, механизм их насле­дования, взаимосвязь с другими антропологическими характеристиками3. Как справедливо утверждают Звягин В.Н. и Шпак Л.Ю., «дерматоглифика явля­ется одним из наиболее информативных и удобных для исследования «комплексов» внешности человека», что способствует широкому использованию этого ме­тода в судебно-медицинской практике.

Наследственная природа гребешковых узоров на коже человека в настоящее время никем не оспарива­ется. В литературе, а также в различных исследовани­ях показано, что одинаковые узоры (дуги, петли, завитки) и некоторые их характеристики (высота узо­ра, форма потока линий, гребневой счет) у ребенка и ро­дителей на одноименных пальцах рук и ног совпада­ют значительно чаще, чем в случайных выборках. На­следуется не форма узора, а параметры роста пальце­вых подушечек и собственно кожи. При росте объема подушечки значительно меньшем, чем рост поверхно­сти кожи, последняя формирует складчатый рельеф. В зависимости от соотношения параметров этого роста частота встречаемости того или иного узора различна. В этом случае можно говорить о статистическом ха­рактере наследования узора.

Интересен и тот факт, что формирование пальце­вых узоров происходит на 1З-14 неделе внутриутроб­ного развития ребенка, когда формируется и кора го­ловного мозга4. Статистически выявленная связь сложных узоров на левой руке с функциональной асим­метрией мозга и леворукостью также может служить косвенным признаком при установлении личности.

Следует отметить, что практика использования дак­тилоскопических отпечатков кровных родственников для определения спорного отцовства была предметом обсуждения еще в 1926 году, когда методы дерматоглифики ис­пользовались при судебно-медицинских экспер­тизах по делам о спорном отцовстве, материнстве и подмене детей. Однако данная проблема была далека от практического всестороннего решения, особенно в отношении отождествления личности.

Наибольшей практической пользой обладают гребешковые участки кожи дистальных фаланг пальцев рук. Значи­тельно реже встречаются упоминания о кожных узо­рах основных и средних фаланг, впервые детально ис­следованных в 1937 году. По особенностям узоров в ряде случаев возможно определить палец и фалангу, которым они принадлежали, что имеет значение в экспертизе по рас­члененным трупам.

До сегодняшнего дня мало изученными остаются дерматоглифические признаки пальцев ног. В 1996 году группой авторов5 была предложена де­тальная классификация пальцевых узоров, в том чис­ле и пальцев ног, разработанная на основе классифи­кации Камминса и Mидло, а также определена инфор­мативность пальцевых узоров. На большом практичес­ком материале проведен анализ пригодности трупов для дерматоглифического исследования, из которого сделан важный вывод о преимуществах, с точки зрения сохранности, графических элементов стоп по сравне­нию с кистями и необходимости внесения соответству­ющих поправок в действующий закон о дактилоско­пической регистрации.

Выявляемые в исследованиях механизмы наследо­вания характеристик папилярных узоров находят при­ложение в судебной медицине при определении спор­ного отцовства, при определении возможной принад­лежности визуально неопознаваемого тела погибшего с сохраненной гребешковой кожей к данной родствен­ной группе. Как правило, число тестируемых пре­тендентов при определении возможного кровного род­ства всегда ограничено. Поэтому зачастую «срабаты­вают» и довольно простые алгоритмы определения родства, такие как: число совпадений однотипных узо­ров на одноименных пальцах; суммарный гребневой счет; более сложные энтропийные оценки.

Ранее предполагалось, что наследование узоров от отца и от матери происходит примерно в равной степени. Однако параметры формообразования папиллярных узо­ров наследуются преимущественно от одного из ро­дителей. Для изученной выборки семейных групп (140 истинных семейных триплетов, включающих мать, отца и ребенка, по пальцам рук и 100 — по паль­цам ног) наследование по материнской и отцовской линиям было примерно одинаковым. Примечатель­но и то, что доминирование дерматоглифических признаков одного из родителей в наследовании ти­пов узоров на пальцах рук и ног очень часто не со­впадает, поэтому мера близости вычисляется для пальцев рук и ног раздельно.

В практике судебной медицины методы дерма­тоглифики для индивидуализации и идентификации личности путем сопоставления отображений гребешковой кожи погибших и предполагаемых родительс­ких пар стали применяться относительно недавно. Прогнозируемая результативность установления лич­ности, в том числе с применением дерматоглифики, составляет примерно 84% из всего массива неопознан­ных тел и только в 16% появляется необходимость применения молекулярно-генетических методов ис­следования. Этот важный итог накопленного опы­та показывает, что помимо малодоступного, сложного и дорогостоящего молекулярно-генетического иссле­дования есть иные, например дерматоглифические, которые нередко оказываются достаточными в ком­плексе с другими методами для решения вопроса об установлении личности.

Таким образом, планируя проведение идентифи­кационной экспертизы, важно четко определить обяза­тельный перечень и рациональную последователь­ность применения различных методов исследования и, в частности, место дерматоглифики в каждом конк­ретном случае в зависимости от полученных механи­ческих, термических или иных повреждений и трупных изменений.

Заключение

В последнее время все чаще совершаются преступления, где преступник умышленно затрудняет процесс опознания, и пытается скрыть преступление и свою причастность к совершению убийства.

Но все же, такие преступления в основном раскрываются. Предъявление для опознания имеет важное значение для установления личности неопознанных трупов и раскрытия преступлений, так как на практике в большинстве случаев такие трупы опознаются родственниками, близкими погибших, а отсюда, есть возможность раскрыть данные преступления в кратчайший срок.

Судебно-медицинская экспертиза трупа и различные криминалистические экспертизы имеют особое значение для идентификации личности неопознанного трупа, особенно в таких случаях, когда находят расчлененный труп или его части, скелетированный или разложившийся труп, когда невозможно установить личность путем предъявления для опознания, либо когда личность потерпевшего не может быть установлена без специальных криминалистических экспертиз.

Важность идентификации личности неопознанных трупов связана с возросшим числом неопознанных трупов, которые нуждаются в идентификации в связи с локаль­ными вооруженными конфликтами и катастрофами с массовыми человеческими жертвами. Традиционные методы не являются дос­таточными в таких условиях, особенно в отношении первичной сортировки объектов идентификации. Это диктует необходимость поиска новых методов иден­тификации личности, среди которых ведущее место за­нимают морфологические методы, метод дерматоглифики пальцев рук и ног, а также с помощью использования прижизненных рентгенограмм.


1


2


3


4


5




Федеральное агентство по рыболовству
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации