Реферат - Архитектура и изобразительное искусство Беларуси XIV - середины XVII вв - файл n1.doc

Реферат - Архитектура и изобразительное искусство Беларуси XIV - середины XVII вв
скачать (112 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc112kb.01.06.2012 14:21скачать

n1.doc



Министерство образования республики беларусь

учреждение образования

«Белорусский Государственный Университет Транспорта»

Кафедра «Философии, истории и политологии»



Реферат


по Истории Беларуси

на тему:

«Архитектура и изобразительное искусство Беларуси
XIV— середины XVII вв.»


Выполнил: Проверил:

студент группы МГ-11 старший преподаватель


Гомель 2011

Содержание

Содержание 3

Введение 4

Развитие архитектуры и изобразительного искусства XIV—первой половины XVI вв. 5

Развитие архитектуры и изобразительного искусства
конец XVI—первой половины XVII вв 12

Заключение 22

Список литературы 23


Введение

Познание родного края, его истории вопроса, его культуры содействует позитивному отношению к национальному наследию, приобщает нас, молодежь, к жизни современного общества. Помогает создать положительные внутренние эмоции. На базе которых формируются новые ценности и идеалы. У каждого народа большого или маленького есть своя история, культура, и ее надо знать, ибо мы являемся частью этой истории, ее продолжателями и создателями.

Архитектура и изобразительное искусство представляют собой значительный вклад богатого наследия нашего белорусского народа, являются частью его достояния. Поэтому изучение изобразительного искусства и архитектуры актуально в наше время. Изучение культуры XIV-XVII вв. способствует приобщению сегодняшнего человека к вечным историческим ценностям своего народа, формированию его самосознания на фундаменте общечеловеческих моральных ценностей и принципов.

Время безмолвно. И только душа человека способна вдохнуть жизнь в нашу историю и культуру. Поэтому каждый гражданин нашей страны должен своими делами и поступками восстанавливать связь времен, возвращать в современную жизнь имена тех, кто когда-то прославил белорусский народ.

Архитектура и изобразительное искусство XIV— середины XVII вв является ценным памятником культуры белорусского народа. Поэтому изучение ее формирует национальное самосознание, поддерживает творческий огонь, который передается от поколения к поколению.

Развитие архитектуры и изобразительного искусства XIV—первой половины XVI вв.

С XIV в. на белорусских землях появляется новый тип монументального сооружения — замок, соединяющий в себе жилые и оборонительные функции.

Один из первых замков Беларуси — замок в Лиде, построенный в годы, когда натиск крестоносцев на Великое княжество Литовское (ВКЛ) достиг наибольшей силы. Чтобы закрыть немецким рыцарям доступ в глубь страны, великий князь Гедимин в 1323 г. приказал заложить в Лиде каменный замок, строительство которого велось около пяти лет.

Противостоять натиску крестоносцев тогда могли только те оборонные сооружения, в конструкции которых учитывалась тактика осады войск, вооруженных лучшей по тому времени военной техникой. С XII по XIV в. в Северной Европе и Прибалтике распространился тип особых замков-кастелей, которые возводились на искусственных насыпях, в наиболее важных местах с точки зрения военной стратегии. Основу их мощи составляли высокие каменные стены в виде четырехугольника, под защитой которых находился гарнизон.

Другую группу памятников оборонительной архитектуры XIV — XV вв. представляют замки на естественных возвышенностях, строительство которых планомерно велось на протяжении нескольких столетий. К ней относится замок в Новогрудке, руины нескольких башен которого сохранились до наших дней. Когда-то он представлял собою целый комплекс оборонительных сооружений, который прошел сложный путь развития от одиночного «каменного столпа» до многобашенного замка, окруженного рвом и валом. К сожалению, замок разрушился. С 1956 г. Новогрудок и его замок стали объектом внимания археологов, открывших немало интересных страниц истории древнего города.

В первой половине XVI в. в замковой архитектуре происходят существенные изменения, связанные с ростом городов и усовершенствованием осадной техники.

Расположение оборонительных сооружений в центрах городов мешало их дальнейшему развитию, поэтому замки стали возводить на городских окраинах, у внешней линии укреплений, а замки в центрах городов превращались в дворцовые резиденции великого князя или магнатов. В небольших городах и местечках, принадлежавших магнатам, где невозможно было создать многоступенчатую систему обороны, замки также постепенно преобразовывались в дворцовые резиденции, но одновременно сохраняли характерные оборонительные приспособления. Яркий пример такого замкового комплекса — замок в Мире (Кареличский район, Гродненская область).

Строительство Мирского замка велось в три этапа. Его начало относится к первому десятилетию XVI в., когда были возведены стены и башни замка, а в юго-западном углу двора построено одноэтажное кирпичное жилое помещение. Второй этап датируется 20 — 30-ми гг. XVI в., когда к южной и восточной стенам пристроили одноэтажный дворцовый корпус с обширным подвалом. Во второй половине XVI — первой половине XVII в. (третий этап) дворцовый корпус надстроили до трех этажей. Внешними стенами дворца стали северная и восточная стены замка. В них замуровали бойницы среднего боя, а на уровне второго и третьего этажей сделали большие оконные проемы.

Родоначальником нового типа бастионных укреплений в Беларуси — новоитальянской системы — стал радзивилловский замок в Несвиже (Минская область), считавшийся одним из самых мощных и совершенных сооружений подобного типа.

Наряду с замковым зодчеством ярко выраженный оборонительный характер имеют также произведения культовой архитектуры конца XV — начала XVI в.: Михайловская церковь в д. Сынковичи (Зельвенский район, Гродненская область; конец XV — начало XVI в.) и церковь Рождества Богоматери в д. Мурованка (Щучинский район, Гродненская область; 1516 — 1542 гг.).

В них наиболее полно и выразительно воплотилась свойственная белорусской церковной архитектуре XV в. инкастелляция (перестройка храмов в своеобразные замки). Их стены высокие и толстые, а объемно-пространственная структура проста и компактна: они представляют собой цельный массив, завершенный высокой двухскатной крышей, равной по высоте стенам. Подземелья были превращены в склады военной амуниции и продуктов, а углы фланкированы массивными башнями с бойницами, винтовыми лестницами, ведущими на боевую галерею чердака. Бойницы располагались также вдоль стен у сводов храмов, а изнутри под ними были сделаны особые деревянные настилы для перемещения защитников во время боя. В завершении западного фронтона Михайловской церкви находится также специальный трехгранный «фонарик» — выступ с бойницей, который выполнял роль наблюдательного пункта. А в церкви Рождества Богоматери еще в начале XIX в. существовала герса — решетка-дверь, которая опускалась сверху на цепях через специальный проем. Являясь символом веры, церкви в Сынковичах и Мурованке становились воплощением крепости веры в прямом и переносном смысле

Один из интереснейших элементов архитектуры белорусских церквей-крепостей — потолочное перекрытие в виде крестов и многогранных звезд, образованных вытянутыми стрельчатыми арками, расходящимися от центра по радиальным направлениям. Использование данных арочных форм в конструкции сводов является одним из характерных элементов готики — европейского художественного стиля, сложившегося во Франции в первой половине XII в. К XIII в. готика широко распространилась на территории Европы, и в разных вариантах существовала почти до конца XVI в.

Усиление влияния западноевропейского искусства на архитектуру и изобразительное искусство Беларуси во многом было обусловлено историческим развитием страны. В 1385 г. великому князю литовскому Ягайле был предложен брак с польской королевой Ядвигой. В это время Польша переживала очень сложный период своей истории: ей угрожали немецкое завоевание и потеря независимости.

В таких условиях многие польские феодалы видели выход в объединении своего королевства с Великим княжеством Литовским. Тем более, что это обеспечило бы полякам спокойствие и на границах с ВКЛ. Переговоры польских послов с Ягайлой завершились в августе 1385 г. подписанием в Кревском замке унии Великого княжества Литовского и Польского королевства.

По акту Кревской унии Ягайло должен был принять католичество и обязывался распространять его на своих землях. Что и было сделано: в 1386 г. он крестился в Кракове по католическому обряду, женился на Ядвиге и был коронован под именем Владислава II. В течение нескольких лет в католическую веру окрестили языческое население ВКЛ, а представители шляхты, при условии ее принятия, по приказу Ягайлы получали дополнительные вольности и права.

С этого времени на белорусских землях стали строить католические костелы и монастыри, в формах которых, как правило, стремились придерживаться отличительных черт художественного стиля Западной Европы — готики.

Один из самых прославленных готических памятников Беларуси — Троицкий костёл в д. Ишкольдь (Барановичский район, Брестская область), который был построен около 1472 г. по инициативе шляхтича Николая Немировича и практически полностью сохранил свой первоначальный вид до наших дней.

Интерьеры белорусских костелов декорированы деревянной многоцветовой скульптурой и резьбой, которая была неотъемлемой частью алтарей. Одно из замечательных произведений белорусской позднеготической скульптуры — «Архангел Михаил» из п. Шерешево (Брестская область; 1470 — 1480 гг.).

Уникальный памятник белорусской католической живописи первой четверти XVI в. — алтарная картина «Поклонение волхвов» из д. Дрисвяты (Браславский район, Витебская область). В ней хорошо заметны отличия католической алтарной картины от православной иконописи. Западно-европейские художники были более свободными в изображении христианских сюжетов, нередко перенося события библейской истории в современную им действительность, а образам святых придавая облик реальных людей. Стремясь к естественности, они широко использовали прямую и объемную перспективы, светотеневую моделировку. В этом же направлении развивалась и алтарная живопись Беларуси.

Конец XV — начало XVI в. были временем создания первоклассных образцов белорусской православной иконописи, в которых традиции византийской и древнерусской культуры очень органично соединялись с отдельными чертами западноевропейского искусства, как, например, в иконах «Богоматерь Одигитрия» со Слутчины (Минская область; конец XV — начало XVI в.) и «Богоматерь Одигитрия Смоленская» из д. Дубенец (Столинский район, Брестская область; XVI в.).

Связь с византийским и древнерусским искусством особенно заметна в иконографии. Тип Богоматери-Одигитрии (греч. Одигитрия — «указывающая путь») был одним из ведущих в православном искусстве. Его каноническим традициям соответствуют также сдержанная цветовая гамма и подчеркнуто граничная манера письма с резкими белильными штришками на ликах и словно вычерченными складками одежд. Прием украшения нимбов над головами Богоматери и младенца Христа лепным растительным орнаментом (техника которого была широко распространена в итальянском и испанском искусстве XIV — XVI вв.) говорит о несомненном европейском влиянии.

Особое историческое развитие белорусских земель, располагающихся на стыке православного Востока и католического Запада, делало подобное взаимодействие культур на белорусской почве не только возможным, но и неизбежным.

Постепенно белорусские иконописцы переходят от византийско-древнерусской техники письма к освоению профессиональных приемов западноевропейской алтарной и светской живописи. Светотеневой моделировкой лепят объем, передают глубину, перспективу, что хорошо заметно в таких шедеврах иконописного искусства Беларуси XVI в., как «Святая Параскева» со Слутчины (Минская область; середина — вторая половина XVI в.) и «Спас Вседержитель» из д. Бытень (Ивацевичский район, Брестская область; ХVI в.). При сохранении каноничных композиций, плоскостности и условности в написании одежд лики Спаса и Параскевы наделены индивидуальными чертами. Фоны икон заполняет резной орнамент крупного рисунка, имитирующий узоры европейских бархатных и парчовых тканей того времени. Создание этих произведений стало отправным пунктом формирования самобытной белорусской школы иконописи, расцвет которой приходится на XVII в.

Наряду с иконописью влияние западноевропейского искусства хорошо заметно в скульптурной пластике, которая была неотъемлемой частью иконостасов православных храмов. Прекрасный пример ранней белорусской церковной резьбы — царские врата из д. Ворониловичи (Пружанский район, Брестская область.).

Врата имеют полуциркульное завершение, форма которого повторяется в четырех нижних клеймах с рельефными изображениями евангелистов. В полукружии двух верхних клейм согласно канону мастер разместил сцену «Благовещения». Старательно проработанный архитектурный и пейзажный фон, умелое расположение персонажей в пространстве, анатомически верная передача их фигур, подчеркнутых складками одежд, естественность поз и движений, индивидуальность характеров и конкретность лиц — все это черты европейского ренессансного искусства, влияние которого распространилось на Беларуси в конце XV — XVI в., принеся с собой новое гуманистическое представление о мире и человеке, которое нашло глубокое отражение и своеобразное развитие во всех сферах культуры.

Интенсивно развивались науки, книгопечатание, возрастал интерес к культурным традициям и ценностям античности. Ярко выраженный ренессансный характер имела деятельность белорусских просветителей и гуманистов Франциска Скорины, Николая Гусовского, Сымона Будного, Василия Тяпинского и др.

Развитие архитектуры и изобразительного искусства
конец XVI—первой половины XVII вв


С начала XVI в. Европа переживала период религиозных волнений, вызванных активным движением Реформации. Идеи Лютера и Кальвина, направленные против догматов католической церкви, стали его основой и вызвали появление протестантизма. Во второй четверти XVI в. идеи Реформации приходят и на белорусские земли, достигнув апогея в 60-х гг. Представители многих крупных магнатских родов Великого княжества Литовского, чтобы идеологически закрепить свою независимость, стали активными сторонниками протестантской веры и инициаторами строительства новых храмов.

Наиболее ранним каменным протестантским храмом в Беларуси стал Кальвинский сабор в Заславле (Минский район; в настоящее время — православная Спасо-Преображенская церковь). Он был заложен в 1577 г. по приказу князя Яна Глебовича в центре замковых укреплений.

Конструкция храма без алтарной апсиды обусловлена особенностями протестантской религии, отрицающей все религиозные таинства, кроме крещения и причастия, что, в свою очередь, отрицает и необходимость алтаря как сакрального места для священника.

Монолитность и строгую гармонию архитектурных форм здания подчеркивает скромный ренессансный декор в виде рустованных пилястров и арочного пояса, расположенного в верхней части стен по периметру храма.

В 1569 г. в Люблине было подписано соглашение о государственно-политическом союзе Великого княжества Литовского и Польского королевства, в соответствии с которым образовалось новое федеративное государство — Речь Посполитая. Оно находилось под властью одного правителя — польского короля и великого князя литовского с общим органом законодательной власти — сеймом, единой внешней политикой и денежной единицей.

Изменения в структуре государственного строя привели к существенным изменениям и в религиозной сфере жизни страны. К моменту объединения единственной религией Польши было католичество. А в Великом княжестве Литовском бытовали три христианские конфессии: православие, католичество и протестантизм. После заключения в 1596 г. церковной Брестской унии к ним присоединилась и греко-католическая униатская церковь, которая сохраняла православную обрядность, церковно-славянский язык богослужения, юлианский календарь, традиционные праздники, но признавала главенство Папы Римского и католическое вероучение.

Подобной религиозной ситуации не было ни в одном другом европейском государстве. Однако вскоре после образования Речи Посполитой при поддержке королевской власти католическая церковь начала активную борьбу за религиозно-политическое лидерство в стране.

В год заключения Люблинской унии в Великом княжестве Литовском появился орден иезуитов, созданный в Риме в 1534 г. с целью восстановления могущества и господства католической церкви. Свое основное внимание иезуиты направили на миссионерскую и культурно-образовательную деятельность. С орденом иезуитов связано появление в белорусской архитектуре и искусстве нового европейского художественного стиля — барокко.

Первым примером барочной архитектуры в Беларуси стал иезуитский костёл Божьего Тела в Несвиже (Минская область), возведенный в 1584 — 1593 гг. по проекту итальянского архитектора, монаха-иезуита Джованни Марии Бернардони. Инициатором строительства являлся несвижский князь Николай VIII Криштоф Радзивилл Сиротка.

Несвижский костел строили по образцу римского храма Иль Джезу — первого европейского барочного храма, главного храма иезуитов. Вместе с тем белорусский костел имеет ряд отличий от итальянского прототипа: в общей композиции — боковые граненые капеллы прилегают к основному объему, декоративное оформление главного фасада упрощено, более детально разработаны боковые фасады, а высоко вздымающийся купол и по сей день формирует силуэтную панораму города.

Несвижский костел — пример первой в белорусской архитектуре трехнефной крестово-купольной базилики с планом в виде вытянутого («латинского») креста и безбашенным фасадом. Главный фасад закрывает все остальные части сооружения, поэтому объемно-пространственная структура здания раскрывается постепенно, а это важный принцип барочной композиции.

Постепенно новый художественный стиль вошел в жизнь представителей разных христианских конфессий и фактически определил культуру Беларуси XVII — XVIII вв.

В сооружениях раннего барокко классические итальянские барочные формы и приемы упрощаются, они приспосабливаются к местным условиям и историко-культурным традициям, кроме того, наряду с барочными элементами нередко проступают черты византийской, романской или готической архитектуры: массивность конструкций, преобладание массы над пространством, многогранные формы алтарных апсид и др.

Наиболее ранний памятник такого типа — костeл Oбретения Святого Kреста ордена бернардинцев в Гродно (1595 — 1618 гг.). В его архитектуре отражено несколько периодов строительства храма. Наиболее древняя алтарная часть — полукруглая апсида, более низкая, чем сама базилика, со стрельчатыми оконными проемами с витражами, со стенами, укрепленными ступенчатыми контрфорсами, — несет на себе отпечаток готического стиля. Главный фасад храма, богато декорированный пилястрами и арочными нишами, с криволинейным силуэтом верхнего яруса выполнен как самостоятельный элемент конструкции в духе раннего барокко

Однако в отличие от несвижского костела гродненский храм не имеет ни поперечного нефа — трансепта, ни купола. Своеобразным продолжением фасада храма воспринимается башня-колокольня.

Строительство безбашенных базиликальных костелов продолжалось почти до второй половины XVII в. Однако уже во второй четверти столетия начинают активно возводить храмы с двухбашенным главным фасадом. Именно такой тип становится наиболее характерным для архитектуры белорусского барокко, а художественное решение главного фасада с двумя башнями по сторонам — одной из его главных особенностей. Считается, что истоки подобной композиционной структуры фасадов восходят к оборонительным сооружениям белорусской готики. Утратив свою оборонительную функцию, башни акцентировали главный фасад и поддерживали свойственную барочному стилю динамику архитектурных масс, при которой башенные вертикали являлись логичными завершающими элементами.

Один из лучших ранних памятников данной группы — костeл Благовещения ордена бригиток в Гродно — однонефный, с полукруглым алтарным завершением, вписанным в общий прямоугольный план здания. Он был построен в 1634 — 1642 гг. по инициативе Криштофа Веселовского, маршалка ВКЛ и его жены Александры. Главный двухбашенный фасад храма, больший по ширине, чем основной объем сооружения, решен по-барочному пышно и декоративно. Башни имеют лишь один ярус и не возвышаются над фронтоном, что придает фасаду тектоническую целостность и завершенность.

По-настоящему уникальный памятник ранней барочной архитектуры Беларуси — Петропавловская (Екатерининская) церковь в Минске, построенная в 1612 — 1630 гг. В ее облике нашли отражение те весьма непростые условия, в которых оказалась православная церковь после заключения Люблинской и Брестской уний. О существенном давлении на православное население Великого княжества Литовского рассказывают многие исторические документы.

Одним из его проявлений была передача православных храмов униатскому духовенству, а также резкое сокращение, а с 1623 г. и практически полный запрет нового строительства православных церквей. Поэтому памятники православной каменной культовой архитектуры данного периода в каждом отдельном случае представляют собой уникальное явление.

В 1611 г. землю под строительство православного монастыря и церкви св. Петра и Павла пожертвовала Авдотья Друцкая-Горская. Строительство было активно поддержано жителями Минска, однако в сентябре 1612 г. городские власти, ссылаясь на королевский указ, под угрозой значительного штрафа его запретили. После смерти короля Сигизмунда III православные депутаты, приехавшие на сейм, решительно заявили, что не примут участия в выборах нового короля, пока не будут удовлетворены их требования относительно свободы вероисповедания.

Итогом стали утвержденные в 1632 г. «Статьи для успокоения народа русского греческой религии», которые вновь разрешали строительство православных храмов, но по образцу костелов. Возможно, именно по этой причине возведенная из камня в 20 — 30-х гг. XVII в. Петропавловская церковь получила барочный двухбашенный фасад, разделенный карнизами на высоте перекрытия нефов.

Если в храмах раннего барокко башни на главном фасаде трактовались как цельные объемы, то памятники архитектуры белорусского раннего и позднего барокко дают примеры их более сложной, динамичной и художественно выразительной конструкции — ярусной, с постепенным уменьшением в высоту.

В XVII в. в условиях стремительных перемен в общественно-политической и религиозной жизни, вызванных Люблинской и Брестской униями, окончательно складывается самобытная белорусская школа иконописи, памятники которой приобретают все более светский, подчеркнуто декоративный характер. Живописная проработка деталей, смелое соединение цветов, стремление к реалистическому изображению ликов и одновременно орнаментальность фонов — все это характеризует лучшие произведения культовой живописи. Среди них — икона «Богоматерь Одигитрия Неувядаемый цвет» из д. Бастеновичи (Мстиславский район, Могилевская область; первая половина XVII в.). Барочный орнамент богато украшает накидку Богоматери — мафорий, формирует короны Богоматери и младенца Христа, определяет фон.

Поля иконы обрамлены деревянными накладками, имитирующими драгоценные камни, что превращает ее в картину «с рамой» и свидетельствует об активном развитии реалистических тенденций.

Яркий пример барочных черт в белорусской иконописи — «Троица Ветхозаветная» из д. Достоево (Ивановский район, Брестская область; середина XVII в.). Ее характеризует колорит, возникший на соединении насыщенных ярких цветов. В лицах ангелов, пусть и однотипно-условных, подчеркнуты объем и материальность, а небольшие изображения Авраама и Сары предельно конкретны. Интерес к этнографическим деталям передает старательно выписанное угощение на столе, а торжественность события подчеркивает великолепный растительный орнамент фона.

В иконе «Рождество Богоматери» из Могилева (1649 г.) этнографически точно переданы предметы из народной жизни.

Каноничный сюжет из священной истории художник трактует почти как событие из жизни небогатого белорусского горожанина того времени. Он придает персонажам индивидуализированный облик, смело изображает предметы быта: керамическую посуду, деревянную детскую кроватку на колесиках, подушки с наволочками, украшенными вышивкой, кувшин с полевыми цветам, намитки (традиционный белорусский женский головной убор) на головах св. Анны и ее помощниц, а также вводит элементы архитектурного пейзажа за окном.

Характерные для барокко патетика повествования, повышенное внимание к пространственной глубине, яркий, насыщенный колорит, стремление к передаче жизненных наблюдений и многочисленных бытовых подробностей запечатлелись в иконе 1649 г. «Покров» из г. Малориты (Брестская область). Созданию богатой эмоциональной гаммы способствовал сам сюжет произведения, рассказывающий о чудесном спасении Константинополя в X в. от войск сарацинов: услышав молитвы жителей, Богоматерь накрыла город своей накидкой, сделав его неприступным для врагов

В изображениях людей, обступивших Романа-псалмопевца, разворачивается настоящая полифония характеров и переживаний. Каноническую канву иконы пронизывают жанровые элементы, придающие ей удивительную теплоту и жизненную убедительность. Например, в верхней части иконы изображены иностранные гости в костюмах голландских купцов XVII в., они держатся свободно и естественно и напоминают зрителей на спектакле.

В конце XVI — начале XVII в. в изобразительном искусстве Беларуси под влиянием ренессансных идей сложился самостоятельный жанр портрета. Его расцвет приходится на XVII — начало XVIII в., что во многом было обусловлено социально-политическим и культурным развитием белорусского общества того времени и, прежде всего, широким распространением в нем так называемой сарматской идеалогии. В ее основу был положен генеалогический миф о происхождении аристократического сословия страны от воинственных сарматских племен, которые в древние времена якобы пришли на территории будущей Речи Посполитой, подчинили коренное население и стали править им.

Потомки потерпевших поражение аборигенов — люди простых сословий, потомки сарматских завоевателей — шляхта и магнаты. С конца XVI в. сарматизм приобрел сословную окраску и стал использоваться для обозначения стиля жизни и способа мышления аристократии, подчеркивая ее исключительность и объясняя многочисленные политические права и свободы, вплоть до возможности выбирать себе короля или сорвать решение сейма одним голосом «против» (liberum veto), до правомерности неподчинения королю, если он действует наперекор шляхте, и вооруженного выступления против него.

В данных условиях в обществе стремительно возрастал интерес к роду, семье, личности, а каждый аристократ не только жаждал богатства и влиятельности в государственных делах, но и хотел оставить наследникам свидетельства своей известности и значимости. Таким свидетельством мог стать портрет с изображением на нем всех атрибутов древнего происхождения, власти и богатства. И уже в XVII в. портретные галереи предков становятся неотъемлемой частью родовых замков и усадеб белорусских аристократов

Особая функциональная направленность портрета обусловила выработку ряда стилистических черт, которые оставались практически неизменными на протяжении многих десятилетий: фигуры изображаются в рост (значительно реже поколено или погрудно), в парадном одеянии с атрибутами власти, на фоне драпировки и (или) элементов архитектуры. Изображение дополнялось длинной надписью, сообщавшей имя, титул, награды и должности портретируемого, а также некоторые биографические данные. Зачастую в правом или левом углу портрета можно было увидеть и герб заказчика. Такой тип портрета получил название «сарматский портрет». Внутри него обычно выделяется несколько видов: рыцарский портрет, портрет ученого, женский портрет и др. Наиболее распространенным и популярным среди них был рыцарский — портрет национального и социального героя, личности, концентрирующей в себе основные черты гражданского идеала того времени — рыцаря-защитника родины

Именно к данному виду относится «Портрет Юрия I Радзивилла» первой половины XVII в. работы неизвестного художника (коллекция НХМ РБ).

Если в художественной манере исполнения «Портрета Юрия I Радзивилла» ощущается значительное влияние западноевропейской (прежде всего немецкой) живописи, то «Портрет Криштофа Веселовского» 1636 г. (коллекция НХМ РБ) принадлежит кисти местного, вероятно, гродненского художника

Декоративность цветового решения, статичность фигуры, словно распластанной на плоскости холста, отсутствие перспективного сокращения в изображении мраморных плит пола сближают этот портрет с иконописными произведениями XVII в. Вместе с тем художник тонко почувствовал сущность характера Криштофа Веселовского и акцентировал ее в портретном образе, создав изображение активной личности, готовой ради общего блага подняться над личными симпатиями и амбициями.

Сарматская идеология и традиции барочного искусства оказали значительное влияние на развитие белорусской мемориальной пластики, памятники которой отвечали стремлению представителей аристократии сохранить свой облик для следующих поколений, утвердить престиж рода и почтить память умерших предков. Характер надгробных памятников
XVI — XVII вв. определяют скульптурные надгробия, культ и культуру которых на белорусские земли принесли итальянские мастера, работавшие в Речи Посполитой.

Один из лучших образцов мемориальной пластики Беларуси начала XVII в. — надгробие Николая VIII Криштофа Радзивилла Сиротки, находящееся в несвижском костеле Божьего Тела. Оно создано после 1616 г. и решено в виде рельефной плиты, на которой в обрамлении архитектурного портика, в молитвенной позе и одежде пилигрима изображен умерший. Подобное одеяние не случайно: известно, что в 1583 — 1584 гг. Николай Криштоф осуществил паломничество на Ближний Восток, которое описал в своем дневнике, где также просил похоронить себя «без помпы, в одежде пилигрима». Таким и показал его скульптор. Сиротка был участником многих военных походов, поэтому рядом с его фигурой мы видим атрибуты воина: шлем с закрытым забралом, латы, краги, перчатки, шпоры, меч, знамена, изображенные очень точно, как и характерное, волевое лицо с высоким лбом и крепко сжатыми губами.

Принципиально иное композиционное решение имели ярусные надгробия с лежащими фигурами, выполненными почти в полный объем, которые изображали несколько членов семьи.

Частью такого надгробия, к сожалению, не сохранившегося до наших дней, были скульптуры Павла Сапеги и его жeн Регины Халецкой и Елизаветы Весселини, созданные в 20-е гг. XVII в. (коллекция МДБК). Сапега изображен в рыцарском одеянии, он слегка повернут к женам, держащим в руках молитвенники. Плавные линии замкнутых контуров подчеркивают величественность фигур, а спокойные, лишенные всяких эмоций лица придают скульптурам особое вневременное состояние.

В первой половине XVII в. на Беларуси было создано много архитектурно-скульптурных алтарей, из которых до наших дней сохранились лишь единицы.

Заключение

На процесс становления и развития белоруской архитектуры и изобразительного искусства значительно повлияли древнерусские традиции, а также лучшие достижения архитектуры и искусства западноевропейских стран. Переосмысливая это наследие, белорусские мастера создали самобытные памятники в готическом, романском стиле и стиле барокко. Образцом белорусской готики являются церкви оборонительного типа в Сынковичах, Мало-Можейкове, Супрасли, Заславле. Во второй половине XVI в. были построены культовые здания в традициях ренессанса (протестантский собор в Сморгони и костел в Несвиже). С конца XVI в. появляется борокко. В этом стиле итальянским архитектором Дж.М. Бернардини в Несвиже был построен иезуитский костел. В светской архитектуре появляются крепости-замки в Новогрудке, Лиде, Гродно, Мире, Несвиже и др. Их возникновение было вызвано необходимостью обороны.

В тесной связи с архитектурой развивалась живопись и скульптура. Наиболее активно развивалась иконопись. Она создавалась под влиянием древнерусского и византийского искусства. Характерными являются иконы "Матерь божья Замилованне", "Матерь божья Иерусалимская", "Матерь божья Смоленская" и др. С XV в. появляются произведения светской живописи в жанре портрета. А уже с конца XVI – начала XVII вв. под влиянием ренессансных идей портрет становится самостоятельным жанром в изобразительном искусстве Беларуси. Скульптурные произведения украшали церкви, костелы, дворцы феодалов.

Таким образом, XIV – середина XVII вв. – это яркий и самобытный период в развитии белорусской культуры, которая включалась в европейский культурно-исторический процесс, пользовалась лучшими находками материальной и духовной культуры соседних народов и сама внесла существенный вклад в этот сложный и многосторонний процесс.

Список литературы

  1. Парашкоў С.А. Гісторыя культуры Беларусі. – Мн.: Беларуская навука, 2004.

  2. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т.2. Беларусь у перыяд Вялікага Княства Літоўскага /Ю. Бохан [і інш.]; рэд. кал.: М. Касцюк (гал.рэд) і інш. – Мінск: Экаперспектыва, 2008

  3. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т.3. Беларусь у часы Рэчы Паспалiтай (XVII – XVIII стст.)/Ю. Бохан, В. Голубеў, У. Емельянчык і інш.; рэд. кал.: М. Касцюк (гал.рэд) і інш. – Мінск: Экаперспектыва, 2007

  4. Художественные и архитектурные шедевры Беларуси — электронное приложение к книге «Я – гражданин Республики Беларусь»



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации