Байдаров Е.У. и др. Проблемы национальной интеграции казахстанского общества - файл n1.doc

приобрести
Байдаров Е.У. и др. Проблемы национальной интеграции казахстанского общества
скачать (550.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc551kb.08.07.2012 21:17скачать

n1.doc

  1   2   3   4
ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ

КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Алматы, 2008 г.
ББК 66.3 (5 Каз)

К 13


Ответственный редактор:

доктор философских наук, профессор Р.К. Кадыржанов

Проблемы национальной интеграции казахстанского об­ще­ст­ва. – Алматы: СаГа, 2008. – 60 с.
ISBN 9965-443-74-2
Одним из важных факторов консолидации казахстанского общества является на­циональная интеграция, которая направлена на формирование у граждан Казахстана общей идентичности и разделение всеми этническими группами чувства общей судьбы. Национальная интеграция современного Казахстана рассматривается в работе как процесс формирования гражданской нации вокруг ведущего этноса – казахов. В основе этого про­цесса лежит смешение двух концепций нации – этнокультурной и гражданской. В работе исследуются важнейшие факторы национальной интеграции Казахстана: отношения этнических групп; культурная идентичность населения; трансформация этнодемо­гра­фической структуры Казахстана в постсоветский период; возрастание численности каза­хов и связанное с этим изменение их роли и статуса в этноструктуре Казахстана; языковая ситуация; государство как ведущий субъект национальной политики Казахстана; поли­тические и неполитические институты. Основной метод исследования – социологический опрос. Представленный в брошюре анализ результатов социоло­ги­чес­кого опроса пока­зывает, как указанные факторы влияют на национальную интеграцию Казахстана.

Брошюра адресуется государственным органам, неправительственным организациям и институтам гражданского общества, политическим партиям, средствам массовой инфор­мации, политическим экспертам и аналитикам, преподавателям политологии и социо­ло­гии, аспирантам, студентам и всем, следящим за эволюцией национальной сферы Ка­захстана.


080301405

К 00(05)-08


ISBN 9965-443-74-2
© Кадыржанов Р.К., Ешпанова Д.Д.,

Нарбекова Г.А., …

© 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение (Кадыржанов Р.К.)
1. Отношения этносов как фактор межэтнической интеграции казах­станского общества (Кадыржанов Р.К., Меирманов А.М.)
2. Перспективы национальной интеграции казахстанского общества в контексте взаимоотношения гражданской и этнической идентичности (Ешпанова Д.Д., Нургалиева М.М.)
3. Проблемы формирования культурной идентичности как основания межэтнической интеграции Казахстана (Нарбекова Г.А.)
4. Этнодемографическая трансформация и языковые аспекты нацио­нальной интеграции Казахстана (Омаров М.М., Кульжанова Г.К.)
5. Роль ведущего этноса в национальной интеграции Казахстана

(Жу­сипов Б.С., Байдаров Е.У.)
6. Государство как ведущий субъект межэтнической интеграции Ка­захстана (Кадыржанов Р.К., Нусипова Г.И.)
7. Политические институты межэтнической интеграции Казахстана

(Ка­дыржанова В.Б., Капасова А.Р.)

ВВЕДЕНИЕ
Одним из важных инструментов модернизации современного Казахстана является консолидация казахстанского общества. Последняя представляет собой осуществляемое через укрепление поддержек политической системы движение к высокому уровню стабильности общества и его самосохранения, а также деятельность системы по поддержанию этого состояния, вклю­чаю­щая в себя:

а) укрепление культурного базиса консенсуса политической системы посредством расширения сферы интегрирующих ее ценностей и сокращения сферы разъединяющих ценностей;

б) достижение такого уровня восприятия ценностей политической системы, когда переход к альтернативной системе ценностей становится невозможным даже в кризисных для системы ситуациях;

в) идентичность индивидов с политической системой превышает уровень их идентичности с их социальными группами;

г) высокий уровень легитимности власти и консенсуса политических субъектов относительно «правил игры» в политической системе.

Одним из важных факторов консолидации казахстанского общества является национальная интеграция. Понятие национальной интеграции тесно связано с понятиями национального строительства, национальной иден­тичности и другими. Для Казахстана как многонационального общества боль­шое значение имеет формирование у проживающих здесь много­численных национальностей общей идентичности с государством, возник­шим на месте прежнего Советского Союза. Появление общей идентичности и разделение всеми национальностями Казахстана чувства общей судьбы означает то, что здесь сформировалась единая нация как надэтническая общность на основе согражданства.

Как и в большинстве новых независимых государств, национальная интег­рация в Казахстане направлена на формирование гражданской нации вокруг ведущего этноса – казахского. При этом, как показывает практика национальной интеграции, так и связанной с ней законодательством, имеет место смешение двух подходов к нации – этнокультурного и гражданского.

Национальная интеграция на основе гражданской концепции нации предполагает направленность действий власти на поддержание политической лояльности всех граждан государства без его посягательства на культурное разнообразие этнических групп общества. Политические права всех членов общества одинаковы независимо от их этнической, религиозной, расовой и иной принадлежности. Для гражданской интеграции принципиальное значение имеет культивация властями общих для всех этнических групп политических традиций и символов. Если же таковые отсутствуют, то власть стремится создать их, как говорится, на ровном месте. Осуществляемая таким образом национальная интеграция способствует консолидации общества и его политической системы в духе пункта а) определения понятия консолидации политической системы, сформулированного нами выше.

Национальная интеграция на основе этнической концепции нации исходит из идентификации традиций и символов государства с традициями и символами титульной нации. Государственная стратегия направлена в этом случае на максимальное сближение этнической и политической нации. Это означает, что ключевые позиции в государственном аппарате принадлежат титульной нации, а другие этнические группы общества полностью, либо в значительной мере исключены из процесса принятия политических решений. Консолидация общества в условиях этнической интеграции направлена на интеграцию всех его этносов вокруг титульной нации.

В Казахстане, как было сказано выше, имеет место смешение обоих типов национальной интеграции, и на основе гражданской концепции нации, и на основе ее этнической концепции. Это ведет к определенной противоре­чивос­ти и неоднозначности реализации национальной интеграции в современном Казахстане.

Характеризуя в целом состояние национальной интеграции в Казахстане, можно указать на определенную позитивную динамику, постепенный ее рост. Это связано с такими факторами, как:

- Укрепление и консолидация во всех отношениях государственности Казахстана, что способствует росту доверия и уважения к нему со стороны его граждан;

- Поступательный рост экономики Казахстана в последние годы и связанное с ним повышение жизненного уровня населения на фоне более низкого жизненного уровня в соседних государствах Центральной Азии и большинстве постсоветских стран;

- Усилия государства по поддержанию межэтнической стабильности, предупреждению конфликтов на национальной почве, а также высокий уровень социальной и этнической толерантности простых граждан;

- Возникновение и функционирование национальной системы образования, одной из главных задач которой является социализация молодого поколения в духе казахстанского патриотизма, уважения к государственным символам, истории Казахстана;

- Увеличение доли казахов в общей численности населения Казахстана, что ведет к увеличению доли людей с казахстанской национальной идентичностью;

- Естественная смена поколений, постепенное уменьшение доли людей с советской ментальностью и увеличение доли людей, для которых Казахстан является единственным отечеством.

Несмотря на указанную позитивную динамику, реализация национальной интеграции сталкивается с рядом серьезных проблем и противоречий, которые препятствуют национальному строительству в республике. Одними из главных среди этих проблем являются следующие:

- Превышение в индивидуальном и коллективном сознании предста­вителей народов Казахстана этнической идентичности над нацио­нальной идентичностью, что способствует доминированию этнокультурной концеп­ции нации в общественном сознании над гражданской концепцией;

- Разделенность, как следствие предыдущего, этносов Казахстана, су­ще­ст­­вование в этническом самосознании жестких пограничных линий по принципу «свои - чужие», что порождает межэтническую дистанцию;

- Неравномерность, несмотря на определенный рост, уровня на­ци­ональной идентичности среди этнических групп Казахстана. Как правило, среди казахов этот уровень выше, чем у других этнических групп;

- Противоречия в языковой сфере, вытекающие из того, что казахский язык, обладая статусом государственного, так и не стал языком меж­этни­ческой коммуникации и функционирует только в казахской этнической среде. Это порождает недовольство казахской элиты и ответное недовольство русскоязычной элиты;

- Аналогичное противоречие существует в культурной сфере в целом, когда казахская культура распространяется и функционирует только в казахской культурной среде и не принимается другими этническими сообществами;

- Слабое гражданское общество способствует распространению и усиле­нию клановых и патрон-клиентных связей в обществе и в то же время пре­пятствует межэтническим связям и межэтнической интеграции.

Можно сказать, что национальная интеграция казахстанского общества представляет собой тот социально-политический процесс, который взял свое начало с самых первых дней обретения суверенитета Казахстаном. Однако это сложный и неоднозначный процесс, который еще весьма далек от своего завершения. Мировой опыт, однако, свидетельствует, что национальная интеграция ни в одной стране или регионе мира не приобрела до сих пор своего окончательного, завершенного вида. Повсюду она сталкивается с теми или иными вызовами.

Сказанное, разумеется, не означает, что в современном мире нет таких моделей национальной интеграции, которые можно рассматривать в качестве успешных для социально-политического развития страны. Такие модели, вне всякого сомнения, имеются, но даже им приходится время от времени иметь дело с теми или иными проблемами. Все модели национальной интеграции в сегодняшнем мире не свободны от противоречий, поскольку в любом обществе всегда имеются этнические и иные социальные группы со своими интересами, которые приходят в противоречие с интересами других этносов и социальных групп.

Существующая в Казахстане модель национальной интеграции или, как ее еще называют, модель межэтнического согласия и консолидации получила высокую оценку не только в нашей стране, но и за рубежом, в том числе и у международных организаций. Например, уже с середины 1990-х годов Казахстан получает высокие отзывы со стороны верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств за достижения в области межэтнического согласия и стабильности.

Основную сложность для национальной интеграции представляют задачи гражданской интеграции многонационального населения Казахстана. Поэтому Казахстану следует ориентироваться на модели национальной интеграции тех стран, в которых успешно решена проблема гражданской консолидации своего многонационального населения. Вместе с тем Казах­стану не следует слепо копировать чужой опыт, так как любая модель национальной интеграции опирается на специфический опыт той или иной страны. Нашему государству требуется разработка своей, специфической модели национальной интеграции, которая опиралась бы на культурный, исторический, духовный опыт Казахстана.

Что представляет собой модель национальной интеграции Казахстана? Ее можно рассматривать как сложную, комплексную концепцию, связывающую воедино различные аспекты, элементы системы межэтнического взаимодействия и стратегию действий государства и гражданского общества по формированию гражданской нации вокруг государствообразующего этно­са.

Выполняемый коллективом авторов данной брошюры прикладной науч­но-исследовательский проект «Национальная интеграция как фактор консо­лидации казахстанского общества» представляет собой один из первых опытов разработки модели национальной интеграции Казахстана. В брошюре представлены результаты работы коллектива за 2007-2008 гг. В целом выполнение проекта рассчитано на трехлетний период 2007-2009 гг.

В 2007-2008 гг. выполнение проекта велось по семи основным разделам, раскрывающим важные аспекты темы национальной интеграции Казахстана. Первый раздел «Взаимоотношения этнических групп и перспективы нацио­нальной интеграции казахстанского общества» направлен на анализ взаимо­отношения основных этнических групп Казахстана как фактора нацио­нальной интеграции мультиэтнического казахстанского общества. В основе взаимоотношения этнических групп лежит доверие групп друг другу. Если этносы доверяют друг другу и открыты в этническом взаимодействии, то перспективы национальной интеграции в обществе можно оценить как весьма благоприятные. Если же уровень доверия основных этнических групп общества невысок, то достижение быстрой и прочной национальной интеграции затруднено.

Второй раздел проекта «Перспективы национальной интеграции казахстанского общества в контексте взаимоотношения гражданской и этнической идентичности» направлен на анализ взаимоотношения граж­данской и этнической идентичности как условия и фактора национальной интеграции мультиэтнического казахстанского общества. Выше мы уже отмечали, что в зависимости от того, какая из трактовок нации - гражданская или этническая – доминирует в общественном сознании, соответствующий характер принимает национальная интеграция общества. При доминировании гражданской концепции национальная интеграция направлена на граж­данскую интеграцию многонационального населения вокруг общих для всех национальностей традиций и символов. В случае доминирования этнической концепции нации общество консолидируется вокруг символов и традиций государствообразующего этноса.

Третий раздел «Проблемы формирования культурной идентичности как основания национальной интеграции Казахстана» раскрывает культурно-идентификационные характеристики населения современного Казахстана. Эти характеристики принципиально важны для определения того, по какому направлению пойдет национальная интеграция Казахстана – гражданскому или этническому.

Четвертый раздел «Этнодемографическая трансформация и языковые аспекты национальной интеграции Казахстана» посвящен изучению влияния этнодемографической трансформации населения страны на отношение населения к казахскому и русскому языкам. Рост численности казахов и уменьшение численности русских оказывают влияние на языковые процессы в казахстанском обществе. В связи с этим представляет интерес вопрос о влиянии языковых процессов на национальную интеграцию Казахстана.

Пятый раздел «Роль ведущего этноса в национальной интеграции Казахстана» имеет большое значение для исследования национальной консолидации казахстанского общества. Изменение этнодемографической структуры населения Казахстана ведет к возрастанию роли ведущего, или государствообразующего, этноса в национальной интеграции общества. В разделе предпринимается попытка дать ответ на вопрос, какому из типов национальной интеграции – гражданскому или этническому – этот рост будет способствовать.

Шестой раздел проекта «Государство как главный фактор национальной интеграции Казахстана» анализирует ведущую роль государства в регулировании национальными процессами в Казахстане. Речь идет о доминировании государства в разрешении конфликтов и поддержании межнационального мира в казахстанском обществе. В то же время роль негосударственных органов и институтов весьма незначительна.

Наконец, в седьмом разделе «Институты национальной интеграции Казахстана» исследуются взгляды населения на президента и Ассамблею народа Казахстана. Доминирует взгляд на президента как на ведущего политического института национальной интеграции Казахстана. В то же время роль Ассамблеи народа Казахстана оценивается в целом поло­жительно.

Главной целью научно-исследовательского проекта было исследование основных факторов, проблем и перспектив национальной интеграции в современном Казахстане в аспекте консолидации казахстанского общества. Основным методом исследования был социологический опрос. В ходе социологического исследования было опрошено 1150 человек в шести регионах Казахстана – городах Алматы и Астана, Западно-Казахстанской, Карагандинской, Кызылординской и Павлодарской областях. Опрос про­водился на основе анкеты, включавшей 25 вопросов по различным аспектам национальной интеграции современного Казахстана.

Самый главный результат проведенного научно-исследовательского проекта состоит в том, что национальная интеграция мультиэтнического казахстанского общества является сложным и противоречивым процессом социально-политического развития современного Казахстана. Эта сложность и противоречивость определяется во многом сложностью и проти­воречивостью предпосылок и факторов национальной интеграции Казахстана.

По мнению участников прикладного НИП «Национальная интеграция как фактор консолидации казахстанского общества», проведенная за отчетный период работа внесла определенный вклад в исследование сложной и малоизученной проблемы политической системы современного Казахстана. Получены интересные результаты, представляющие большую научно-теоретическую и практическую значимость.

1. ОТНОШЕНИЯ ЭТНОСОВ КАК ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАЗАХСТАНА
Данный раздел направлен на анализ взаимоотношения основных этнических групп Казахстана как фактора национальной интеграции мультиэтнического казахстанского общества. В основе взаимоотношения этнических групп лежит доверие групп друг другу. Если этносы доверяют друг другу и открыты в этническом взаимодействии, то перспективы национальной интеграции в обществе можно оценить как весьма благоприятные. Если же уровень доверия основных этнических групп общества невысок, то достижение быстрой и прочной национальной интеграции затруднено.

Для исследования уровня доверия между этническими группами в ходе социологического опроса был задан вопрос «Хотели бы Вы, чтобы Ваш сын (дочь) женился (вышла замуж) за представителя другой национальности?»

Смысл этого вопроса состоит в выявлении и, насколько возможно, измерении культурной и психологической дистанции между этносами Казахстана. Существует ли культурно-психологическая разделенность этнических групп, барьер между ними для более глубокой интеграции, чем только лишь общее гражданство, лояльность Казахстану и его государству. Из психологической науки известно, что если представители одного сообщества (в частности, этнической группы) отделяют себя от другого сообщества, но не испытывают дискомфорта от того, что их дети женятся или выходят замуж за представителя другого сообщества, это означает, что к этому сообществу они не испытывают неприязни. Более того, они испытывают к этому, другому, сообществу ту или иную степень доверия. Доверие может служить психологической основой для сотрудничества, кооперации, интеграции. В частности, доверие между этносами, отсутствие жестких разделительных линий между ними по культурному, религиозному или иному основанию, может служить психологическим фундаментом для межэтнической, национальной интеграции.

Результаты социологического опроса показывают, что твердое «нет» по данному вопросу по обобщенной социологической выборке высказали 41,21% респондентов. Еще 17,01% опрошенных с той или иной оговоркой выразили отрицательное отношение к межнациональному браку своих детей. Суммируя обе категории ответов, имеем 58,22% тех, кто негативно относится к межнациональному браку своих детей. Такова доля тех, кто хочет иметь своими родственниками только лишь представителей своего этноса и не готовы породниться с другими национальностями.

Ответивших «да» или «скорее да» на этот вопрос в общей сложности 11,78%. Это те, кто не чувствует психологического дискомфорта от перспективы иметь в качестве сватов людей других национальностей, а их будущее потомство – смешанной национальности. Соотношение первых ко вторым составляет приблизительно 5:1.

На наш взгляд, к тем, кто не испытывает разделяющего барьера в общении с другими этносами, следует отнести тех, кто ответил на наш вопрос «мне безразлично». Их доля составляет 22,34%. В принципе, эта категория не испытывает дискомфорта от возможности породниться с другой национальностью. По всей вероятности, степень их готовности к такой перспективе меньше, чем у ответивших «да» или «скорее да», но, тем не менее, межэтнический барьер не является для этих людей непреодолимой психологической гранью.

Если прибавить эту категорию к положительно настроенным в данном вопросе респондентам, то получается 34,12% в той или иной мере открытых для такого глубокого межэтнического общения, как брак детей с другой национальностью и соответствующие им родственные отношения людей. Мы имеем, таким образом, приблизительное соотношение 5:3, или 1,67:1, закрытых и открытых к глубокому межэтническому взаимоотношению граждан Казахстана.

Отсюда можно заключить о существовании определенной культурно-психологической границы между этническими группами Казахстана, показателем которой является указанное соотношение 5:3. Дальнейшему изучению этого вопроса помогает его анализ по проведенным в социологическом опросе социальным срезам.

Национальность. Национальный срез является наиболее релевантным по данному вопросу, поскольку речь в нем идет о взаимоотношениях этносов Казахстана. Результаты социологического опроса по казахам показывают, что среди них наименьший процент, 8,57%, тех, кто одобряет полностью или частично межнациональный брак своих детей. Вместе с тем, среди казахов наибольшая доля, 55,30%, полностью отрицающих достаточно глубокий уровень отношений с другими национальностями. Если добавить к ним частично отрицающих такие отношения, 16,67%, то получается почти 72% казахов, не желающих вступать в родственные или иные достаточно глубокие связи с другими этносами. Соотношение отрицающих глубинные связи с другими этносами к поддерживающих такие связи выражается как 8,40:1,00. Если добавить к поддерживающим межнациональные браки казахам безразличных к ним, 12,77%, то получается 21,34% тех, кто не имеет предубеждения против глубинных межэтнических связей. В этом случае мы имеем соотношение 3,37:1 закрытых и открытых к глубокому межэтническому общению казахов. Это в два раза выше, чем в среднем по всем социальным срезам Казахстана.

Если взять другие национальности Казахстана, то здесь наблюдается иная картина, чем у казахов. Другие национальности демонстрируют более позитивное отношение к межэтническому общению, чем казахи. У русских это 14,43%, у тюрко-мусульманской общности 30,77%, у европейско-христианской общности 15,56% в сравнении с 8,57% у казахов. В то же время у других национальностей гораздо выше процентов безразличных к этому вопросу. У русских это 37,68%, у тюрко-мусульманской общности 28,85%, у европейско-христианской общности 37,78% против 12,77% у казахов. Наконец, у других национальностей гораздо меньше доля отрицающих глубинное межэтническое отношение. У русских это 39,34%, у тюрко-мусульманской общности 36,54% (с достаточно высоким уровнем, 26,92%, полностью отрицающих родственные межэтнические связи) и 32,22% у европейско-христианской общности. Их результатов социологического опроса вытекает, что среди других национальностей доля открытых к глубинному межэтническому общению выше доли закрытых к такого рода общению.
Таблица 1.


Хотели бы Вы, чтобы Ваш сын (дочь) женился (вышла замуж) за представителя другой национальности?




казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Да

6,39%

8,80%

23,08%

8,89%

0,00%

8,04%

Скорее да

2,18%

5,63%

7,69%

6,67%

0,00%

3,74%

Скорее нет

16,67%

21,13%

9,62%

11,11%

0,00%

17,01%

Нет

55,30%

18,31%

26,92%

21,11%

50,00%

41,21%

Безразлично

12,77%

37,68%

28,85%

37,78%

50,00%

22,34%

Затрудняюсь ответить

6,70%

8,45%

3,85%

14,44%

0,00%

7,66%


Региональный срез. Вывод о большей закрытости казахов к межэтническому общению подтверждается результатами опроса в региональном разрезе. Наибольшую закрытость к родственным межэтническим отношениям демонстрирует Кызылординская область. Это неудивительно, поскольку казахи составляют более 90% всего населения этой области. Здесь коэффициент закрытости составляет 4,73, что в 2,84 раза выше приведенного выше показателя по всем социальным срезам. Наиболее открытой в этом отношении является Павлодарская область, что опять-таки неудивительно в силу этнодемографической структуры ее населения. Здесь казахи не составляют абсолютного большинства населения, а коэффициент закрытости населения к межэтническому общению составляет 1,16, что заметно ниже общереспубликанского показателя 1,67. Близкой к Павлодарской в плане открытости является Карагандинская область, коэффициент закрытости которой 1,32. Это также объясняется этнодемографическим составом населения области.


Таблица 2.


Хотели бы Вы, чтобы Ваш сын (дочь) женился (вышла замуж) за представителя другой национальности?




Астана

Алматы

Караган

динская

обл.

ЗКО

ВКО

ЮКО

Общий итог

Да

6,40%

11,56%

11,00%

4,00%

7,00%

8,59%

8,04%

Скорее да

7,20%

6,80%

6,50%

2,00%

0,50%

1,52%

3,74%

Скорее нет

19,20%

14,97%

19,50%

19,50%

9,00%

20,20%

17,01%

Нет

38,40%

33,33%

34,00%

27,50%

69,00%

41,92%

41,21%

Безразлично

16,00%

29,25%

23,00%

34,50%

9,00%

21,72%

22,34%

Затрудняюсь ответить

12,80%

4,08%

6,00%

12,50%

5,50%

6,06%

7,66%


Результаты социологического опроса по другим социальным срезам в целом подтверждают приведенные выше обобщенные показатели опроса.

На дальнейшее выявление отношений доверия между этническими группами направлен и другой вопрос социологического исследования. Речь идет о вопросе «Считаете ли Вы, что другие национальности живут лучше, чем Ваша национальность?».

Данный вопрос, как и предыдущий, направлен на выяснение взаимоотношений этнических групп и их влияния на перспективы национальной интеграции в Казахстане. Если предыдущий вопрос был направлен на выяснение готовности этнических групп к достаточно глубокому, а не поверхностному общению, то данный вопрос имеет своей целью выяснение отношения этнических групп в их оценках собственного материального положения и положения других этнических групп.

Если у этнических групп доминирует представление, что другие этносы живут лучше, чем они, то это означает, что в обществе широко распространено недоверие между этносами. Такой психологический фон не благоприятствует национальной интеграции, которая предполагает достаточно высокий уровень доверия между этническими группами.

Если в этнической группе распространено мнение о том, что другие этносы живут лучше, то подспудно предполагается, что другие более ловкие, хитрые, умеют обходить законы, используют родственные и иные связи. В категориях «центр-периферия» такое мнение можно интерпретировать таким образом, что другие этносы расположены ближе к центру и используют блага этого положения, тогда как мы находимся на периферии социальной структуры, и отсюда вытекают наши проблемы. В такой ситуации обостряется отношение «мы-они», которое усиливает этническую идентичность в ущерб национальной идентичности.

Результаты социологического опроса показывают, что в рамках обобщенной выборки полностью согласные с тем, что другие национальности живут лучше, чем национальность респондентов, составляют 13,56%.

Доля частично согласных с этим составляет 24,60%. В сумме эта категория составляет 38,16%.

В то же время полностью несогласные с тем, что другие национальности живут лучше, чем мы, составляют 30,59%. Доля частично согласных 16,09%. В сумме по этой категории имеем 46,68%. Затруднились с ответом на этот вопрос 15,06% респондентов.

Таким образом, соотношение полностью или частично согласных с тем, что другие национальности живут лучше к полностью или частично несогласных с этим составляет 38,16:46,68, или 1:1,22. Это говорит о том, что доля тех, кто считает, что все этносы Казахстана материально живут более или менее одинаково, на 22% превышает долю тех, кто считает, что другие живут лучше.

Дальнейший анализ результатов социологического опроса по данному вопросу будет проведен по социальным срезам.

Национальность. Как и в предыдущем вопросе, национальный срез является наиболее релевантным по данному вопросу. Анализ показывает, что среди казахов наиболее высока, 46,86%, доля тех, кто считает, что другие национальности живут лучше, чем их национальность. Среди русских эта доля составляет 38,17%, в тюрко-мусульманской общности 28,93% и у европейско-христианской общности эта доля самая низкая, 21,12%.

Соответственно, среди казахов самая низкая, 41,18%, по всем национальностям доля тех, кто полностью или частично отрицает, что другие живут лучше, чем их национальность. У русских доля таких респондентов 55,18%, у тюрко-мусульманской общности их доля 63,46%, а у европейско-христианской общности 50%.

Эти результаты показывают, что среди казахов, в отличие от других национальностей, преобладает мнение, что другие живут лучше, чем мы. Соотношение согласных с этим к несогласным с этим составляет 1,13:1. Речь идет о незначительном преобладании, но оно все-таки существует.

Среди других национальностей наблюдается противоположная картина. У русских указанное соотношение составляет 1:1,45, у тюрко-мусульманской общности 1:2,19, и у европейско-христианской общности 1:2,37. Эти данные показывают, что наивысший уровень межэтнического недоверия наблюдается у казахов. Другие этнические группы Казахстана, как видно из результатов социологического опроса, демонстрируют более высокий уровень межэтнического доверия. Отсюда видно, что в настоящее время в Казахстане имеются как предпосылки, так и препятствия психологического плана для национальной интеграции мультиэтнического населения страны.

Таблица 3.


Считаете ли Вы, что другие национальности живут лучше, чем Ваша национальность?




казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Полностью согласен

19,03%

5,63%

3,85%

5,56%

0,00%

13,56%

Частично согласен

26,83%

22,54%

23,08%

15,56%

50,00%

24,60%

Частично не согласен

12,79%

23,59%

15,38%

16,67%

0,00%

16,09%

Полностью не согласен

28,39%

31,69%

48,08%

33,33%

0,00%

30,59%

Затрудняюсь ответить

12,95%

16,20%

9,62%

28,89%

50,00%

15,06%


Как и в предыдущем вопросе, наибольшую репрезентативность для анализа данного вопроса представляет региональный срез. Здесь самый низкий уровень межэтнического доверия наблюдается в Кызылординской области. Высший уровень межэтнического доверия наблюдается в Павлодарской и Карагандинской областях. Эти результаты объясняются этнодемографической структурой указанных областей. В то же время они подтверждают приведенное выше объяснение уровня межэтнического доверия для различных национальностей Казахстана.

Таблица 4.


Считаете ли Вы, что другие национальности живут лучше, чем Ваша национальность?




Астана

Алматы

Караган

динская

обл.

ЗКО

ВКО

ЮКО

Общий итог

Полностью согласен

11,20%

10,88%

16,50%

4,00%

23,00%

14,21%

13,56%

Частично согласен

20,00%

24,49%

21,00%

20,00%

30,50%

29,95%

24,60%

Частично не согласен

28,80%

17,01%

18,00%

16,00%

10,50%

11,17%

16,09%

Полностью не согласен

20,00%

34,69%

30,50%

38,00%

24,00%

33,50%

30,59%

Затрудняюсь ответить

20,00%

12,93%

14,00%

21,50%

12,00%

11,17%

15,06%


Результаты опроса по остальных срезам не дают существенных отличий от выявленных нами тенденций.

Для межэтнических отношений как фактора национальной интеграции большое значение имеет восприятие общественным мнением происходящих во многих обществах конфликтах между этническими группами. Для анализа национальной интеграции Казахстана важным представляет вопрос «Согласны ли Вы с тем, что столкновения в Тенгизе, Чилике и Маловодном являются не межнациональными конфликтами, а бытовыми беспорядками?».

В последние два года в различных регионах Казахстана произошли конфликты, в которых противоборствующими сторонами оказались представители казахской национальности, с одной стороны, и представители другой этнической группы, с другой стороны. Эти события получили широкое освещение в СМИ как межнациональные конфликты. Тем самым под сомнение ставилась национальная политика государства, главной целью которой является укрепление межнациональной стабильности и согласия.

Разумеется, с такой трактовкой указанных событий не согласно политическое руководство страны, которое не считает их провалом своей национальной политики. Поэтому власть предлагает свою трактовку этих событий как бытовых беспорядков, а не как межэтнических конфликтов.

Стремление к межэтнической стабильности и согласию может быть рассмотрено как важнейший политический фактор национальной интеграции в Казахстане. Межэтнические конфликты, напротив, препятствуют национальной интеграции и общественной консолидации Казахстана.

В связи с этим изучение отношения казахстанцев к произошедшим событиям имеет большое значение для исследования перспектив национальной интеграции Казахстана. От того, насколько этносы и другие сообщества воспринимают эти события, зависит то, как они будут на них реагировать и относиться к другим этносам и к роли государства в регулировании межэтнических отношений.

Результаты социологического опроса демонстрируют неоднозначное отношение казахстанцев к локальным межэтническим конфликтам, произошедшим в последнее время. Общество разделено на три примерно равные части, первая из которых (34%) демонстрирует лояльность к трактовке власти указанных событий и, следовательно, лояльность к национальной политике государства. Вторая треть (31%) в той или иной мере не согласна с официальной трактовкой событий и, следовательно, представляет собой потенциал для этнической мобилизации, которую могут вызвать, в том числе, и неофициальные этнические элиты. Наконец, еще одна треть (35%) затруднилась с ответом и не имеет своего отношения к событиям и потому может в перспективе оказаться как в одном, так и в другом лагере.

Рассмотрение социальных срезов социологического опроса поможет детализировать обрисованную выше картину.

Национальность. Наиболее близко к общесоциологическому соотношению 34:31:35 ответов респондентов на данный вопрос подходит соотношение 35,2:34,73:30,06 ответов казахов. У русских это соотношение выглядит 29,22:24,65:46,13; у тюрко-мусульманской общности 35,38:25:34,62 и у европейско-христианской общности 37,78:25,56:36,67. Из этих данных можно заключить, что среди казахов наибольшая среди всех национальностей доля несогласных с официальной трактовкой респондентов и в то же время наименьшая доля затруднившихся с ответом. Наблюдается практически полное равенство согласных и несогласных с официальной трактовкой респондентов казахской национальности. Наибольшая доля затруднившихся с ответом среди русских и среди них же наименьшая доля согласных с официальной трактовкой событий. По этой категории наблюдается иная конфигурация согласных, несогласных и затруднившихся с ответом. Применительно к русским речь идет не о третях, а о четвертях согласных и несогласных и половине затруднившихся с ответом. Определенные изменения конфигурации «три трети» характерна и для тюрко-мусульманской и европейско-христианской общностей.

Если считать лояльность государству и проводимой им национальной политике одним из главных политических факторов национальной интеграции Казахстана, то результаты социологического опроса в разрезе национальностей говорит о том, что среди казахов наиболее велика доля тех, кто ставит под сомнение официальную трактовку произошедших событий, а следовательно, не во всем согласных с национальной политикой государства. Другие национальности демонстрируют большую лояльность национальной политике государства и меньший уровень несогласия с ней.
Таблица 5.


Согласны ли Вы с тем, что столкновения в Тенгизе, Чилике и Маловодном являются не межнациональными конфликтами, а бытовыми беспорядками?




казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Полностью согласен

19,47%

13,73%

15,38%

17,78%

0,00%

17,57%

Частично согласен

15,73%

15,49%

25,00%

20,00%

0,00%

16,45%

Частично не согласен

13,86%

13,38%

11,54%

10,00%

0,00%

13,27%

Полностью не согласен

20,87%

11,27%

13,46%

15,56%

0,00%

17,48%

Затрудняюсь ответить

30,06%

46,13%

34,62%

36,67%

100,00%

35,23%


Возраст. Отличительной особенностью возрастного среза является различие в соотношении согласных и несогласных с официальной трактовкой событий между более молодыми и более старшими категориями. В старших возрастных группах наблюдается преобладание согласных с официальным мнением над несогласными с ним, причем по мере взросления соотношение возрастает в пользу согласных. По двум молодым группам наблюдается иная картина. Если в самой молодой группе (18-30 лет) численность согласных и несогласных почти совпадает с небольшим преобладанием согласных, то в следующей группе (31-40 лет) наблюдается достаточно заметное преобладание несогласных, 39,2%, над согласными, 32,8%, с официальной трактовкой событий. В этой же возрастной группе наименьшая доля затруднившихся с ответом, 28%. Как объяснить нонконформизм этой возрастной группы, сказать пока трудно.

Региональный срез. Анализ результатов социологического опроса в данном срезе подтверждает высказанные нами выше заключения. Преобладание несогласных с официальной трактовкой событий над согласными с ней наблюдается в Кызылординской области. Это подтверждает наш вывод о наибольшей доле нелояльных к национальной политике государства среди казахов, поскольку, как известно, в этой области доля казахов в общем населении превышает 90%.

Наиболее благоприятное для власти соотношение согласных и несогласных с ее трактовкой событий наблюдается в Карагандинской области, что опять же неудивительно в силу этнодемографической структуры ее населения.
Выводы

1. Результаты социологического опроса в национальном разрезе показывают, что среди национальностей Казахстана наиболее закрытыми к глубинному межэтническому общению являются казахи. Другие национальности демонстрируют большую открытость к межэтническому общению на уровне родственных связей. Таким образом, достаточно высокий уровень культурно-психологической границы между этносами (1,67:1 закрытых к открытым для глубинного межэтнического общения, или соотношение тех, для кого этническая идентичность безусловно выше их общенациональной идентичности, к тем, кто не придает столь большого значения их этнической идентичности) поддерживается главным образом благодаря казахам. У казахов, иначе говоря, значение, придаваемое их этнической идентичности, по своему уровню значительно выше, чем у других национальностей Казахстана.

2. Выявлено на основе анализа ответов респондентов по вопросу их отношения к межнациональным бракам их детей, что в Казахстане существует в достаточной мере значительная культурно-психологическая дистанция между этносами. Значительное большинство казахстанцев, более 58%, не хотели бы, чтобы их дети вступили в межнациональный брак. Тех, кто выразил свое согласие по данному вопросу, значительно меньше, 11,78%. Чуть более 22% опрошенных выразили свое безразличие к этому вопросу. Таким образом, результаты социологического опроса по данному вопросу дают основание заключить существование достаточно ощутимой культурно-психологической границы, разделенности этносов Казахстана, что может служить препятствием для национальной интеграции.

3. Доказано, что социально-экономический фактор играет важную роль в национальной интеграции мультиэтнического общества. Если этнос считает себя обделенным в социально-экономическом плане, то в нем имеется протестный потенциал и усиливается этническая идентичность в ущерб общенациональной идентичности. Это является серьезным барьером на пути к национальной интеграции, поскольку в обществе усиливается враждебность по отношению к определенным этносам и нарастает межэтническое напряжение. Результаты проведенного в рамках проекта социологического опроса демонстрируют сложную и неоднозначную картину взаимоотношения этносов Казахстана в аспекте социально-экономического положения. Большинство, около 47%, считает, что социально-экономическое положение этносов Казахстана примерно равно. Меньшая, но значительная часть опрошенных, чуть более 38%, считает, что социально-экономическое положение других национальностей лучше, чем их национальности, а 15% респондентов затруднились с ответом. Отсюда следует, что психологический и социально-экономический фактор оценки этносами материального положения других этносов в значительной мере противоречивый и не может служить однозначным основанием для национальной интеграции казахстанского общества.

4. Обосновано, что стремление к межэтнической стабильности и согласию, являющееся главной целью национальной политики государства, может быть рассмотрено как важнейший политический фактор национальной интеграции в Казахстане. Межэтнические конфликты, напротив, препятствуют национальной интеграции и общественной консолидации. Результаты социологического опроса демонстрируют неоднозначное отношение казахстанцев к локальным межэтническим конфликтам, произошедшим в последнее время. Общество разделено на три примерно равные части, первая из которых (34%) демонстрирует лояльность к трактовке власти указанных событий и, следовательно, лояльность к национальной политике государства. Вторая треть (31%) в той или иной мере не согласна с официальной трактовкой событий и, следовательно, представляет собой потенциал для этнической мобилизации, которую могут вызвать в том числе и неофициальные этнические элиты. Наконец, еще одна треть (35%) затруднилась с ответом и не имеет своего отношения к событиям и потому может в перспективе оказаться как в одном, так и в другом лагере. Отсюда можно заключить, что отношение к межэтническим конфликтам оказывается сложным и противоречивым политическим фактором национальной интеграции в современном Казахстане.

5. Показано, что несмотря на известную толерантность этносов Казахстана, их взаимоотношения не дают однозначной благоприятной картины для утверждения о беспрепятственной интеграции этносов в единую казахстанскую нацию. Как показывают результаты социологического опроса, культурные, психологические, социально-экономические и политические установки казахстанцев по вопросу взаимоотношения основных этносов Казахстана отличаются неоднозначностью и противоречивостью. Это не может не сказаться на характере национальной интеграции и общественной консолидации в Казахстане.


2. ПЕРСПЕКТИВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ И ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
Представления человека о себе, о своем месте в мире формируют особенности политических институтов и структур гражданского общества, механизмы представительства интересов и характер политического участия, в конечном счете, социальный климат в обществе. Важнейшим источником самоидентификации выступают и так называемые «другие» – общество, нация, цивилизация. Соотнесение с «воображаемыми сообществами» (Б. Андерсон) осуществляется в ходе взаимодействия комплекса культурных факторов, создающих субъективные представления. В результате складывается национально-цивилизационная идентичность – одна из основ жизнеспособности политических сообществ современности.

Складыванию в Казахстане современной нации как сообщества всех его граждан препятствует традиционное сохранение модели интеграции на основе этничности. В результате этого в казахстанском социуме присутствуют жесткие вертикальные связи по линии «власть» - «население». Такой подход исключает возможность интеграции культур. Только переход к политике «культурной свободы» позволит этническим группам и диаспорам без принуждения приспосабливаться к образу жизни этнического большинства.

Основное содержание современного процесса взаимодействия этносов в Казахстане – это развитие двух противоречивых и взаимосвязанных процессов – национально-государственной интеграции и в то же время этнической дифференциации, при которой происходит как консолидация людей на культурно-этнической основе, так и разделение в отстаивании своих специфических социально-статусных интересов. Эту тенденцию нельзя игнорировать при определении основных направлений этнополитики.

В условиях полиэтничного Казахстана в этнополитике должна воплощаться идея гражданского общества, которая сочетает в себе два начала: национальное и демократическое, права нации и права человека, обеспечивает соблюдение правового равенства людей, принадлежащих к различным этносам. К основным идеологическим концептам можно отнести идеи независимости, демократического, правового государства, казахстанского патриотизма, консолидации. Долговременные стратегии и некоторые срочные меры должны стать основой и инструментом воплощения целей политики налаживания межэтнического согласия, сотрудничества и в то же время национального возрождения казахов.

С обретением независимости граждане Казахстана столкнулись с необходимостью переосмысления пространства страны, в которой они живут: ее новых территориальных очертаний, этнического состава населения, политического устройства, рождающихся и отмирающих ценностей, изменяющейся социальной стратификации. Скорости и масштабы осознания трансформационных изменений, встраивание в новую систему отношений, освоение новых смыслов и значений были разными.

Все это определяло многообразие жизненного мира, в котором происходила, с одной стороны, индивидуализация идентичностей людей, а с другой - росла потребность в пространстве, где тебя понимают и разделяют какие-то интересы. Благодаря этому усиливалась важность больших, воображаемых сообществ - областного, республиканского, государственного масштаба, и, наконец, политической нации.

Укрепление государственности и государства традиционно воспринималось массовым сознанием как главный инструмент преодоления кризисов и противоречий. На протяжении практически всей истории национальный интерес последовательно и целенаправленно отождествлялся с интересом государственным и часто подменялся им.

Возникновение современной государственности связано не только с утверждением суверенитета и четкими границами государственной территории, но и с возникновением новой эволюционной формы существования человечества – наций. Концепт нации используется в исключительно широком, предельно обобщенном смысле и представляет натуральное единство всех аспектов или аналитических проекций существования людей, которые взаимодействуют благодаря демопопуляционным и языковым общностям (социетальный план), структурам целедостижения (политика), механизмам адаптации (экономика) и системам общих образцов и ценностей (культура). Нация оказывается чем-то большим, чем общность-общение, чем политическая система, чем рынок и хозяйство, чем, наконец, литература, искусство и т.н. образ жизни. /1/.

Возможна ли устойчивая идентичность вне рамок национального сообщества? Как соотносятся государственная, национальная и наднациональная составляющие идентичности? Эти вопросы находятся сегодня в центре внимания интеллектуальной элиты.

Отношение к государству всегда выступало главным критерием идейно-политической идентификации. Государствоцентричность вытесняла национально ориентированную самоидентификацию как на уровне личного выбора, так и в системе приоритетов больших социальных групп. Позиционирование по отношению к государству оказывалось важнейшей составляющей национальной идентичности, а государственное строительство – постоянным приоритетом национального развития, задававшим параметры последнего. В системе самоидентификации современного поколения государство во многом сохранило за собой эту функцию. Уровень ожиданий, связанных с государством, по-прежнему высок, и именно нереализованностью таких ожиданий во многом объясняется глубокое недоверие к властным институтам.

Вместе с тем ориентация граждан на государство не соотносится напрямую с их самоидентификацией. Дело, по-видимому, в том, что задача построения нации-государства современного Казахстана еще не решена. Отсюда – неопределенность культурных характеристик «казахстанского» образа. Не будучи этноцентричным, понятие «казахстанской» идентичности медленно наполняется осязаемыми для массового сознания смыслами и позитивными ценностями. И хотя, по данным эмпирических исследований, большинство жителей страны (особенно представители младших и средних возрастных групп) на вербальном уровне уже определяют себя в качестве казахстанцев, «казахстанская» составляющая редко занимает ведущее место в их идентичности.

Как справедливо отмечает А.С. Панарин «политическая нация – понятие нейтральное по отношению к этническим конфессиональным различиям, которые в таком случае лишаются собственно политического статуса и приобретают сугубо социокультурное содержание. Там, где политической системе удалось произвести свой «конечный» продукт – политическую нацию, общества успешно решают важнейшую задачу: формулировку национальной цели, национального интереса, безопасности и приоритетов. Если общество выстроило свою идентичность как интегрированный политический субъект, то власть, формирует национальные цели, не боясь обвинений в «национализме», «шовинизме» и т.д.» /2/.

Относительно Казахстана можно отметить, что объективно имеется достаточно исторических, духовных, культурных, политических, экономических оснований для формирования нации как политически организованной общности. Однако, это ни в коем случае не сокращает роль «фактора этничности» в жизни общества и человека. Формирование единой нации раскрывает широкие горизонты для этнической самоидентификации. Как известно, этническая идентичность базируется на комплексе воспринимаемых на личностном уровне факторов (язык, традиции и обычаи, культурная память, территория и т.п.). Что же касается идентичности национальной, то она в большей степени зиждется на представлениях о цивилизационном развитии, экономических ресурсах, обществе, культурном и историческом прошлом. Эти компоненты идентичности не противоречат друг другу. Но для того чтобы произошло их совмещение, государство должно выстроить систему отношений, основанную на взаимопонимании и доверии, на признании прав и интересов «других», т.е. создать костяк мультикультурного общества /3/.

Национально-цивилизационная идентичность казахстанского социума оказалась размытой. Общество находиться в стадии поиска своего национального и цивилизационного лица. Возможность свободного развития получили этнический и этнокультурный, религиозный, идейно-политический и другие векторы идентичности. Однако для Казахстана, решающего масштабные модернизационные задачи, национально-цивилизационное самоопределение является приоритетным.

Становление нации-государства в Казахстане происходит в условиях, когда сама «национально-государственная модель общества поколеблена глобализацией и глобальностью» /4/. В сложившейся непростой ситуации содержание национальной составляющей идентичности зависит не только от государства, всегда выполнявшего роль ключевого ориентира, но и от форм социальной самоорганизации, задающих уровень «напряженности» связей современного мира. Успешность социальных инноваций тесно связана со становлением и укреплением гражданского общества, которое вырабатывает механизмы социальной и национальной консолидации вне, помимо и во взаимодействии с государством.

Вопрос «Кто я?», который ставит перед собой каждый человек, органически связан с соотнесением себя с теми социальными группами и общностями, которые он воспринимает как «свои» и, по отношению к которым в наибольшей степени способен почувствовать родство и сказать «мы». В большинстве случаев эти показатели связаны с функционированием таких социальных общностей, как гражданство, этнос, религия, профессия.

Каково понимание нации у рядовых казахстанцев? Опрос показал, что для большей части населения понимание нации связано с гражданственностью. Так, более половины опрошенных, 55,81%, считают, что все национальности вместе взятые, без выделения особого положения отдельных из них, составляют единую казахстанскую нацию. Здесь понимание нации определяется как сообщество, объединенное общей политической культурой, образом жизни, независимо от этнической принадлежности граждан. Вместе с тем, есть сторонники мнения о существовании в Казахстане одной нации – казахов (23,08%) а также мнения, что в республике существуют две нации – казахи и русские, остальные являются национальными меньшинствами (14,02%).
Таблица 7.


Согласны ли Вы с одним из следующих определений нации в Казахстане?»





казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

В Казахстане существует только одна нация – казахи, тогда как остальные являются диаспорами

29,44%

12,32%

19,23%

14,44%

0,00%

23,08%

Нацию в Казахстане составляют казахи и русские, тогда как остальные являются национальными меньшинствами

11,37%

21,48%

11,54%

10,00%

50,00%

14,02%

Все национальности вместе взятые, без выделения особого положения отдельных из них, составляют единую казахстанскую нацию

51,25%

59,86%

65,38%

67,78%

0,00%

55,51%

Другое

1,56%

0,70%

1,92%

0,00%

50,00%

1,31%

Затрудняюсь ответить

6,39%

5,63%

1,92%

7,78%

0,00%

6,07%


Отношение к национальным меньшинствам у респондентов достаточно лояльное, оно предопределено, как и в ответах на предыдущий вопрос, приоритетом этнического равенства. Так, на вопрос «Кто в Казахстане принадлежит к национальному меньшинству?» ответы распределились следующим образом: «В Казахстане нет национальных меньшинств», так считает 40,19%, «Все кроме казахов и русских» - 22,19%, «Все, кроме казахов» - 18,79%, другое-1,50%, затрудняюсь ответить - 16,54%.

Таким образом, значительная часть казахстанцев считает, что в Казахстане нет национальных меньшинств. Вместе с тем, в массовом сознании, как видно из результатов опроса, есть и другие мнения, пусть и менее устойчивые.

Для выяснения степени выраженности установок на этническое равенство и «этноцентричность» у представителей различных этнических групп проанализируем вопросы в соответствии с типом межэтнического взаимодействия: конфронтационный и интеграционный. Мы подчеркиваем достаточно условный характер данной типологии. Учитываем также факт, что причины и следствия выделенных типов межэтнического взаимодействия и типов этнической идентичности могут иметь различную природу. Например, этноцентричная идентичность может быть защитной реакцией на действия преобладающего иноэтнического окружения. Поэтому, анализируя полученные результаты, мы старались не упускать из вида причинно-следственную связь рассматриваемых явлений.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что конфронтационный тип взаимоотношений и соответствующий этноцентричный тип идентичности не является выраженным в рассматриваемых этнических группах, вместе с тем, нельзя сказать, что он полностью отсутствует. Так, в этническом разрезе есть ощутимая разница в понимании нации: так если среди казахов 29,44% считают, что «В Казахстане существует только одна нация - казахи», то среди русских таковых только 12,32%. «К национальным меньшинствам принадлежат все, кроме казахов» - считают 21,65% казахов и 13,03% русских. Государство должно представлять интересы в первую очередь казахов считает 30,37% респондентов-казахов и 4,58% русских респондентов. «Позитивная» установка на казахстанскую идентичность во всех группах является преобладающей. Разница в показателях интеграционных установок в разрезе этносов невелика по таким позициям, как «Все национальности вместе взятые составляют единую казахстанскую нацию», «В Казахстане нет национальных меньшинств», «Государство должно в равной мере представлять и защищать интересы всех проживающих в нем национальностей». Она составляет 5-6%. Итак, в казахстанском обществе доминирующим является понимание нации как гражданской, вместе с тем, в общественном мнении присутствует и понимание нации как этнической, и, прежде всего, казахской.
Таблица 8.


Кто в Казахстане принадлежит к национальному меньшинству?




казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Все, кроме казахов

21,65%

13,03%

19,23%

16,67%

0,00%

18,79%

Все кроме казахов и русских

22,90%

27,82%

9,62%

15,56%

50,00%

22,99%

В Казахстане нет национальных меньшинств

37,23%

41,55%

51,92%

50,00%

50,00%

40,19%

Другое

1,71%

1,06%

0,00%

2,22%

0,00%

1,50%

Затрудняюсь ответить

16,51%

16,55%

19,23%

15,56%

0,00%

16,54%


Таким образом, можно констатировать, что в целом для казахстанского населения характерно толерантное сознание. Однако, нельзя проходить мимо того, что в массовом сознание присутствует и конфронтационные установки.

Соотношение человека с гражданством своей страны, является для многих людей значимой характеристикой и показателем соответствующего образа жизни. Именно на этой основе формируются активное или пассивное участие человека в общественной жизни, представление о себе как о гражданине своей страны. Речь идет о высоком чувстве приверженности, которое переходит в чувство гордости. Любовь и гордость к своему государству, родине означает, как известно, патриотизм. Следовательно, формирование гражданской нации и патриотизма оказываются близкими друг другу понятиями.

Данные опроса показали, что подавляющее большинство (72,15%) респондентов испытывают гордость от того, что являются казахстанцами. Но при этом, есть существенные различия в разрезе национальностей. К примеру, среди русских таковых 58,45%, тогда как среди казахов 81,15%.

Несмотря на то, что в общественном мнении существует некоторая противоречивость, тем не менее, у населения Казахстана наблюдается ориентированность на гражданскую идентичность, что является залогом истинного патриотизма.

На вопрос «Какую страну Вы считаете своей родиной?» респондентам было предложено семь вариантов ответов. Большинство респондентов (77,48%) ответили, что их Родиной является Республика Казахстан.

Таблица 9.


«Какую страну Вы считаете своей родиной?»





казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Республика Казахстан

87,54%

61,62%

71,15%

61,11%

0,00%

77,48%

СССР

6,39%

21,83%

17,31%

22,22%

50,00%

12,43%

Казахская ССР

3,89%

7,75%

1,92%

10,00%

0,00%

5,33%

Россия

1,09%

5,63%

0,00%

1,11%

50,00%

2,34%

Другая страна

0,47%

1,06%

7,69%

4,44%

0,00%

1,31%

У меня нет родины

0,31%

1,06%

1,92%

0,00%

0,00%

0,56%

Затрудняюсь ответить

0,31%

1,06%

0,00%

1,11%

0,00%

0,56%


По этническому срезу самый большой процент считающих своей родиной Республику Казахстан среди казахов – 87,54%. У русских этот показатель намного ниже – 61,62%. Среди русских 21,83% считают СССР своей родиной. Для сравнения, по данной позиции казахов, считающих своей родиной СССР, всего 6,39%. Среди ответивших, что родиной является Казахская ССР, опять-таки, выделяются представители европейско-христианской общности – 10,00% и русские – 7,75% (при итоге в 5,33%). Россию, как родину выбрали русские – 5,63% (итог – 2,34%). По остальным позициям разница в ответах небольшая.

Результаты анализа свидетельствуют о различиях в позициях представителей рассматриваемых этнических групп и уровне их этнической толерантности. В частности, в группе русских при высоком уровне декларируемой гражданской концепции нации и идентичности с Казахстаном отмечается меньшее по сравнению с казахами стремление идентифицировать себя с Республикой Казахстан. Это обстоятельство может свидетельствовать и об их более низком, чем у казахов, потенциале к проявлению реальной гражданской идентичности. Возможно, что причиной этого является специфичность занимаемого русскими положения в современном казахстанском обществе.

Известно, что этнос в границах «своего государства» и вне его находится в принципиально разных условиях воспроизводства. В «своей» среде этнос утверждается и модернизируется по нормам и логике собственной этнокультурной эволюции. В инонациональной среде, подчиняясь необходимости адаптации к ней, этнос может трансформироваться в соответствии со спецификой осваиваемого инонационального пространства.

Сказанное было верно для всей советской нации и их представителей. Только русские в этом смысле составляли исключение, так как их интересы и культура ни в коей мере не замыкались в то время во многом формальными республиканскими границами. Русские в большей степени, чем народы других республик, воспринимали всю страну как подлинную Родину, не испытывая вне России – в других союзных республиках – особых трудностей адаптации.

Роль национального меньшинства, в которой вдруг они оказались, была для них совершенно непривычной. Отток русских из стран ближнего зарубежья вызывал немалые сложности, особенно у тех, кто должен был покинуть свои давние места жительства. Поэтому, осознавая трудности перемены мест, люди теперь больше стремились адаптироваться там, где они уже находились. В той или иной степени это постепенно им удавалось, к тому же наметились определенные позитивные тенденции в социальной сфере Казахстана и некоторых других государств СНГ, что сказалось на снижении миграционного потока русского населения из бывших советских республик.

Очевидно, что стратегически решить проблему русских ближнего зарубежья нужно не столько путем миграции, сколько иными, «более капитальными» средствами. Наиболее решительный путь к таким переломам в «этнических маркерах» сопряжен с максимальной адаптацией русских к местной национальной среде, приобщению их к культуре новых государств, овладению языками и, в конечном счете, тесным содружеством.

Итак, опрос показал, что доминирующей в Казахстане является гражданская трактовка нации. Более половины всех респондентов, 55,51%, считают, что все национальности вместе взятые, без выделения особого положения отдельных из них, составляют единую казахстанскую нацию. Почти в два с половиной раза, 23,08%, тех, кто придерживается этнического понимания нации, в соответствии с которым в Казахстане существуют только одна нация – казахи, тогда как остальные являются диаспорами. Доминирование гражданского понимания нации в сознании казахстанцев создает благоприятные идейные предпосылки для национальной интеграции в Казахстане.

Наибольшая доля респондентов, 40,19%, считает, что в Казахстане нет национальных меньшинств, что соответствует гражданской трактовке нации как сообщества равных по статусу и всем иным отношениям этнических групп и индивидов. Более чем в два раза, 18,79%, меньше тех, кто придерживается этнической концепции нации, в соответствии с которой все, кроме казахов, относятся к национальным меньшинствам. Таким образом, доминирование гражданской концепции нации в отношении к вопросу о национальных меньшинствах является благоприятным моментом для процесса национальной интеграции Казахстана.

Подавляющее большинство респондентов, 74,30%, считает, что государство в Казахстане должно в равной мере защищать и представлять интересы всех проживающих в нем национальностей. Такое мнение лежит в русле гражданской концепции нации. В три с лишним раза, 20,56%, ниже доля тех, кто считает, что государство в Казахстане должно защищать и представлять в первую очередь интересы казахов. Такой подход к взаимоотношению государства и этноса находится в плоскости этнического понимания нации. Такое отношение гражданской и этнической концепций нации в общественном сознании создает хорошие перспективы для национальной интеграции в Казахстане.

В ситуации, когда респондентам предлагается выбор между гражданской и этнической трактовкой нации, большинство отдает предпочтение гражданскому пониманию нации. Отсюда, однако, не следует делать скоропалительного вывода о том, что в сознании большинства казахстанцев гражданская идентичность полностью доминирует над этнической идентичностью. Речь может идти только об определенных предпосылках, способствующих преобладанию в сознании казахстанцев гражданской идентичности над этнической идентичностью. Следовательно, перспективы национальной интеграции в Казахстане далеки от однозначной определенности в сторону формирования гражданской нации.

Казахстан относится к мульти-этническим государством, поскольку казахи как численно доминирующий в этнической структуре населения этнос, составляют около шестидесяти процентов. Как известно, в моноэтнических обществах доминирующих этнос составляет восемьдесят и более процентов от общей численности населения страны. На долю остальных этносов в Казахстане приходится 40% численности населения, в том числе на долю русских как второго крупнейшего этноса – около 30%. Общая динамика изменения численности населения свидетельствует о тенденции к формированию моноэтнической структуры населения Казахстана. Это связано с постепенным и неуклонным увеличениям доли казахов и постепенным уменьшением других этнических групп в общей численность населения Казахстана на протяжении последних нескольких десятилетий и сохранения данной тенденции на предстоящие десятилетия.

Но достижение моноэтнической структуры населения Казахстана является, разумеется, делом достаточно далекой перспективы. До этого Казахстан будет оставаться мульти-этническим обществом, в котором отношения этнических групп и формирование национальной идентичности имеет принципиальное значение для судеб государства и общества. Без национальной интеграции невозможна консолидация этнических групп Казахстана, в первую очередь, самых крупных его этносов – казахов и русских в единую казахстанскую нации.
Литература

  1. Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. – М., 1997., С.242.

  2. Панарин А.С. Политология. О мире политики на Западе и на Востоке. М., 1999., с.73.

  3. Социальное неравенство этнических групп. М., 2002., С. 460-461.

  4. Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма – ответы на глобализацию. М., 2001., С.30-51.


3. ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ КАК ОСНОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАЗАХСТАНА
Социологическое исследование свидетельствует о том, что в настоящее время идентифицировать себя в отношении собственной этнической принадлежности люди стали намного активнее, чем это было раньше. В большинстве случаев при этом ориентации на этнические ценности совмещаются с ориентациями на общечеловеческие ценности, а это является свидетельством развития процесса их взаимодействия и взаимодополнения.

Тем самым человек в ходе обретения собственной этнической и культурной определенности субъективирует и общечеловеческие ценности, опредмечивает их в различных областях своей деятельности, он обретает принцип и основу для согласия, понимания, сосуществования с другими, оставаясь этнически и культурно определенным и в то же время целостным в общечеловеческом масштабе.

В действительной жизни нации, этносы и страны разделены не столько политическими, географическими границами, которые легко изменяемы и преодолимы, сколько своими культурно-психологическими особенностями, которые имеют многовековую историю и сопротивляемость к процессам ассимиляции и чужеродным влияниям. Это так называемая «душа» народа, которая представляет и вбирает в себя все признаки суверенитета, индивидуальности и особенности, неповторимости. Вся мировая история учит, что этносы и народы сохранялись и возрождались именно благодаря верности своей культуре, образу жизни, нравам, обычаям, психологическому укладу и т.п.

Таким образом, культура выступает как могучий фактор разграничения и дифференциации между значительными и сравнительно небольшими человеческими группами, что не исключает, однако, и процессов их взаимообогащения и взаимодействия.

Конечно, процессы формирования культурной идентичности не могут проходить без противоречий, которые при определенных условиях могут вызвать как внутри - так и межэтническую напряженность, непонимание, конфликты. Однако, такое обычно происходит в том случае, если процесс обретения человеком этнокультурной определенности будет политизирован и использован как средство борьбы с политическими оппонентами для достижения власти. В этой связи очень важную роль приобретает перестройка и совершенствование существующих, а также развитие и создание новых форм, которые способны осуществить функцию воспитания, просвещения, приобщения индивидов к национальной культуре, традициям, языку, обычаям. Элементы культурного достояния и обращение к истории прошлого могут играть важную положительную роль в процессе перехода от старого к новому. При этом обязательным условием должно быть непременное формирование системы культурно-идеологических ориентаций, отвечающей интересам движения к качественно новому состоянию общества, которая бы позволяла бы дать новую интерпретацию национальным ценностям, символам, традициям. Таким образом, становится актуальной задача соединения инновации и традиции в единую систему, эффективно и качественно регулирующую общение между нациями и этносами.

Необходимо помнить, что при формировании культурной идентичности как основания национальной интеграции в Казахстане должны учитываться характер связи и соотношение традиций и новаций национальной культуры, которые жестко коррелируют с научным пониманием сущности культуры и культурного процесса. В культуре выражается субъектно-личностный аспект общественного развития, она формирует и характеризует человека как деятельного субъекта национальных и социокультурных отношений. Для создания условий при формировании культурной идентичности необходима выработка всеми участниками культурного процесса единой стратегии, которая учитывала бы существующие культурные различия и противоречия и одновременно основывалась на таком понимании культурного развития, которое могло бы стать общим фундаментом объединенных действий всех этнических общностей Казахстана.

Известно, что по государственным символам узнают страну, в них заложена история, традиции, культура в целом, они являются проявлением патриотических чувств. В этом ракурсе был задан следующий вопрос.

Данные социологического опроса показывают, что более половины респондентов (52,06%) считают, что государственные символы Республики Казахстан должны отражать символы казахского народа и его культуры, более трети (38,50%) считают, что государственные символы должны отражать символы и культуру всех народов, проживающих в Казахстане. Анализ данного вопроса выявил различия, прежде всего, в национальном срезе: среди казахов самый большой процент ответивших «символы казахского народа и его культуры» - 64,64%, у русских этот показатель намного ниже – 28,17%. При ответе «символы всех народов и их культуры» картина обратная, т.е. среди казахов этот ответ выбрали 27,41%, а среди русских – 59,86%.
Таблица 11.


Считаете ли Вы, что государственные символы РК (флаг, герб, гимн) должны отражать:




казах

русский

Представитель тюрко-мусульманской общности

Представитель европейско-христианской общности

Другая (укажите)

Общий итог

Символы казахского народа и его культуры

64,64%

28,17%

46,15%

42,22%

0,00%

52,06%

Символы всех народов Казахстана и их культуры

27,41%

59,86%

50,00%

42,22%

100,00%

38,50%

Другое

1,87%

1,76%

0,00%

1,11%

0,00%

1,68%

Затрудняюсь ответить

6,07%

10,21%

1,92%

14,44%

0,00%

7,66%


Различия, хотя и незначительные, имеются кроме этого, в образовательном и региональном срезах.

Культурная идентичность.

Социально-культурная идентичность связана с духовными аспектами жизни человека. А они, в свою очередь, могут определяться как соответствующей деятельностью, так и предпочтениями в организации своего стиля и уклада жизни. В таком случае образ жизни определяется направленностью духовных и творческих потребностей.

Для выявления культурной идентичности респондентам был задан вопрос: «Рассматриваете ли Вы себя представителем:»

- советской культуры

- русской культуры

- казахской культуры

- азиатской культуры

- европейской культуры

Было предложено 3 варианта ответов (Да, Нет, Затрудняюсь ответить).

Таблица 12.


Рассматриваете ли Вы себя представителем:




Да

Нет

Затрудняюсь ответить

советской культуры

42,99%

41,87%

15,14%

русской культуры

35,73%

47,52%

16,74%

казахской культуры

61,21%

26,92%

11,87%

азиатской культуры

23,64%

52,15%

24,21%

европейской культуры

21,96%

53,55%

24,49%


Как видно из общей таблицы более половины респондентов считают себя представителями казахской культуры (61,21%). Довольно большой процент респондентов считают себя представителями советской культуры (42,99%), русской культуры (35,73%)

Таким образом, большинство казахов идентифицируют себя с казахской культурой, русские в основном идентифицируют себя с русской культурой. Более того, казахи менее всего идентифицируют себя с европейской культурой, а русские – с азиатской. Следовательно, культурная идентичность зависит от этнической принадлежности.

Большинство респондентов в городе считают себя представителями советской культуры – 43,88%, в сравнении, в селе – 40,37%. Такая же картина и по ответу «представителем русской культуры»: город – 37,92%, село – 29,26%. Но, считающих себя представителями казахской культуры, больше в селе – 75,93%, чем в городе – 56,25%. Разница ощутимая.

Подавляющее большинство респондентов во всех регионах идентифицируют себя с казахской культурой. Наибольшее их количество в Кызылординской области – 82,50% и в Карагандинской области – 68,50%. Примечательно, что меньше остальных так считают в столицах: г. Астана – 49,60%, г. Алматы – 57,82%. С русской культурой наибольшее количество респондентов идентифицируют себя в Павлодарской области – 53,00% и в Карагандинской области – 51,50%. Представителями советской культуры считают себя в основном респонденты г. Астаны – 59,20%, в Карагандинской и Павлодарской областях – по 57,50% (при общем итоге в 42,99%). По ответу «представителем азиатской культуры» можно также выделить две столицы: г. Астана – 38,40%, г. Алматы – 29,25%. Наибольшее количество респондентов, считающих себя представителями европейской культуры в Астане – 39,20%, в Павлодарской области – 30,50%. В региональном срезе отмечается большое количество респондентов, затруднившихся с ответами по различным позициям.
  1   2   3   4


ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации