Жеты Жаргы - файл n1.doc

приобрести
Жеты Жаргы
скачать (47.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc48kb.08.07.2012 21:15скачать

n1.doc

Жеты Жаргы


(Публикация сохранившихся фрагментов по изданию:

Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. А., 1992. с.318-323)
Извлечение из книги:

А. Левшин. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. Часть третья. Этнографические изве­стия. СПб., 1832.С.170-178.
«Сей золотой век, о котором воспоминают они [казахи — Т.С.] со вздохами, есть царствование знаменитого хана их Тявки (Тауке), который, если верить преданиям, был действи­тельно в своем роде Гений, и в летописях казачьих должен стоять на ряду с Солонами и Ликургами. Усмирив волно­вавшиеся долго роды и поколения, он не только ввел в них устройство, порядок, но и дал им многие законы.

Киргизы Большой и Средней Орд утверждают, что на­родные законы их гораздо древнее хана Тявки.

Не останавливаясь на изысканиях о том, кому принад­лежит первенство законодательства киргиз-казачьяго, изло­жим краткий свод онаго.

Первое место в нем занимает закон возмездия: за кровь мстить кровью, за увечье таким же увечьем.

За воровство, грабеж, насилие, прелюбодеяние казнить смертью.

По сим постановлениям, родственники убитого име­ют право лишать жизни убийцу; а отрубивший руку, ногу, ухо и проч. должен быть лишен той же части тела. Впрочем, наказания могут быть смягчаемы по приговорам судей, или согласию истцов, и тогда преступник наказы­вается только установленною за всякое преступление платою. Убийца возвращает себе жизнь, платя кун, т.е. отдавая за каждого убитого мужчину 1000, а за женщину 500 баранов. Изувечивший, или отрубивший другому ка­кой-нибудь член, платит равным образом определенное число скота. Большой палец стоит 100 баранов, мизинец — 20 и так далее.

Кто убьет султана или ходжу, тот платит родствен­никам убитого кун за семь человек. Обида султана, или ходжи словами, наказывается пенею в 9 скотин; а за побои 27 скотин.

Если жена умертвит мужа, то она непременно пред­ается смертной казни, от которой не может спасти заплата купа, если родственники не простят ее. Из правила сего исключаются беременные жены, которые за убийство му­жей не наказываются; но навсегда предаются презрению и почитаются безчестными. Если муж убьет жену, то он может избавиться от казни, заплатив кун.

Родители за убийство детей своих ни чем не наказы­ваются; но женщина, умертвившая от стыда младенца, незаконно прижитого, предается смерти.

Самоубийцы погребаются в отдельных местах.

Ежели женщина будет сбита с ног всадником и изувечена, и от того родит мертвого младенца, то с виновного взыскивается плата по следующему расчету: за младенца до пяти месяцев, за каждый месяц по одной лошади; a за младенца от 5-ти до 9-ти месяцев, за каждый месяц по одному верблюду.

Изнасилование равняется убийству, и потому подвергает виновного смертной казни, или заплате куна мужу жену, и родственникам за девицу; но женитьба на изнасилованной девице и уплата за нее калыма избавляет преступника как от смертной казни, так и от куна.

Муж, заставший свою жену в прелюбодеянии, может ее убить и, если сделает сие тотчас по открытии преступ­ления, остается безнаказанным. Во всяком другом случае он может просить судей о приговоре к смертной казни неверной жены и ее соблазнителя, если преступление их доказано; если же 4 благонадежные человека присягнут за них в невинности, то суд не подвергает их ни какому взысканию.

Увезший чужую жену, без ее согласия, наказывается смертью или взысканием куна; а если похищение последо­вало с согласия увезенной, то похититель может удержать ее, заплатив мужу калым, и доставив ему сверх того деви­цу, без калыма.

Обидевший женщину обязан просить у нее прощения, а в случае отказа в оном, платить безчестие.

Кровосмешение подлежит смертной казни; но она заменяется наказаниями по приговору семейства, ибо пре­ступления сего рода не передаются на рассмотрение сторон­ним людям.

Богохульника, изобличенного семью свидетелями, должно убивать каменьями.

Ежели кто приимет христианскую веру, у того род­ственники отнимают все его имение.

Над рабами владельцы имеют неограниченное право жизни и смерти. Жалоба раба на господина нигде не при­емлется.

Сына, осмелившегося злословить или бить отца или мать свою, сажают на черную корову, лицом к хвосту, с навязанным на шею старым войлоком: корову сию водят вокруг аулов и сидящего на ней бьют плетью; а дочь связывается и предается матери для наказания по ее про­изволу.

Изобличенный в воровстве возвращает трижды девять (27) раз украденное, и наказание сие называется айбана. Если покража состоит в скоте, то виновный должен придать к верблюдам одного пленноro, к лошадям одного верблюда, к овцам одну лошадь. Сто верблюдов равняются 300 лоша­дям и 1000 овцам.

Кто сделал и воровство и убийство вместе, тот платит за два преступления.

Женщины, знавшие о воровстве мужа или отца и недонесшие на него, не подвергаются никакому взысканию, ибо на старшего в семействе не позволено доносить.

За убитую охотничью собаку или беркута хозяин может требовать невольника или невольницу.

Ежели сын, отдельный от отца, умрет бездетен, то имение его поступает к отцу его. Малолетные дети отда­ются в опеку ближайшим родственникам, а если их нет, посторонним надежным людям,

Духовные завещания делаются при родственниках и муллах.

Лошади, коровы и овцы, бывшие в чужих руках, взыскиваются с приплодом, какой был, кроме скота, барантою угнатого; а для удостоверения в том, что нет утайки, требуется от передержателя присяга.

Разбирать ссоры и произносить приговор над винов­ным должны, если не сам хан, то правители или старей­шины тех аулов, к которым принадлежат истец и ответчик, приглашая к разбирательству еще и избранных обеими сто­ронами двух посредников.

Если ответчик имеет подозрение на судей, он может их устранить.

Если ответчик к суду не явится или присужденной пени заплатить не может, то оная взыскивается с его род­ственников или с его аула, предоставляя оному право воз­вратить свою потерю совершением над виновным судебного приговора.

Для удостоверения в преступлении требуется не ме­нее двух, и иногда трех, свидетелей. За отсутствием сви­детелей, позволяется прибегать к присяге; но давать оной ни истец, ни ответчик сами за себя не могут: за них должны присягать люди, известные своею честностью. Если же ни кто за обвиненного не присягает, то он осуждается. Женский пол, равно как работники, слуги и рабы, к сви­детельству не допускаются.

Судьям и посредникам, за решение дела, положено давать 10-ю часть всего иска.

Если осужденный не исполняет приговора суда, или начальник аула умышленно уклоняется от разбирательства дела и тем покровительствует преступнику, то истец пол­учает право, с позволения своего старейшины, произвесть баранту, т.е. с родственниками или ближайшими своими соседями ехать в аул ответчика и тайно отогнать к себе скот его; но, возвратясь домой, должен объявить о том своему начальнику, который наблюдает, чтобы количество возмездия соразмерно было иску.
В дополнение к сим законам, должны быть присоедине­ны следующие достопамятные постановления хана Тявки:

Чтобы сам хан, равно как и все султаны, старейшины и правители родов, собирались осенью в одно место, в средине степи, для рассуждения о делах народных.

Чтобы ни один киргиз не являлся в собрания народ­ные иначе, как с оружием. Безоружный не имел голоса, и младшие могли не уступать ему места.

Чтобы всякий, могущий носить оружие (кроме сул­танов), платил хану и правителям народным в подать 20-ю часть своего имущества, ежегодно.

Всякому поколению, роду и отделению иметь свою собственную тамгу (знак, заменяющий герб). Тамги сии тог­да же и розданы, с обязанностью накладывать их на весь скот и имущество, для различения что кому принадлежит».

Таково содержание «Уложения» хана Тауке в за­писи А. Левшина.

Приведем теперь, в качестве дополнительного материа­ла, еще 11 фрагментов «Жети Жаргы», записанные Г. Спасским.
Извлечение из публикации:

Г. Спасский.

Киргиз-кайсаки большой, средней, и малой орды. — «Сибирский вестник», 1820, ч.9.

Санкт-Петербург, 1820, с.185-188.

(Известие об «Уложении» хана Тауке, представленное старшиной «яппасского рода» Кубеком Шукуралиевым «на татарском языке 1804 года апреля 8 дня»).
«Некогда народ киргизкий с общего согласия Тявку султана признал своим ханом, и в то же самое время трех поколений киргизы большей, средней и меньшей орд, избрали по одному главному бею: в большей Тюля бея, средней Казбек бея и меньшей Айтяку бея. Сей хан, посоветуясь с сими беями, в рассуждении случавшихся между киргизами частых ссор, сделали и утвердили нижеследую­щие положения (прежде у киргизов существовавшие):

Если кто умертвит человека, то отмщалась кровь за кровь, или за убийство платили по 200 лошадей всем родом того виновника.

За увечье мужского пола, например: плетьми, палка­ми или же ранами, осмотря человека и его увечья, по согласию платили скотом, или за плети также ударами плетью, за палку палками, за рану ранами; а когда пола­галось платить скотом, то платили всем родом того убийцы.

За честь женского пола, когда кто растлит или насильно учинит блудодеяние, того человека умерщвляли, или за безчестие взыскивали с него 200 лошадей.

Кто украдет верблюда и будет в сем обличен, с того взыскивали за одного верблюда трижды по девяти верблю­дов и одного слугу. По сему же платили, если украдено и более того.

За кражу лошадей также взыскивали за одну трижды по девяти лошадей и одного верблюда. Если и более, то по сему же положению платили.

За кражу рогатою скота: за одну трижды по девяти готов и одного верблюда и так далее.

За кражу мелкого скота по вышеописанному же по­ложению платили, с придачею одной лошади.

За похищение имущества взыскивалось верблюдами или иным скотом, на толикую же сумму, сколько у кого украдено, по оценке.

Воров за кражу верблюда или лошади, когда сделает сам признание или доказан будет четырью свидетелями, для страху другим убивали.

Когда убиенных наследники, а похищенному хозяева не могут и не в силах виновных привести к paзбиpaтeльству беям, а хан и беи не имеют для взятия их при себе войска, то сделали предположение, чтобы обиженные с от­деления причинствующего человека, от сильных и хороших людей, на четвертую часть против потери, отогнали в ба-ранту скотом, днем или хотя ночью, токмо потаенным об­разом, дабы хозяева отогнанного скота вора отделения сво­его насильно могли представить на разбирательство беям.

Обиженный получает в баранту толикое число, сколько ему следует и чтобы сие положение было ненарушимо, да объявится при поездке на баранту родовым стар­шинам и вероетия достойным людям, а при возвращении с добычею всем попавшим на пути людям или в аулах; и когда кто потаенно пригнав из того скота, сколько возьмет себе в баранту, задержит или куда продаст, за то получает подобное наказание, какое определено ворам».

Как видно из приведенных материалов, дошедший до нас текст «Жети Жаргы», несмотря на его фрагментар­ность, довольно разнообразен. Он содержит нормы админи­стративного, уголовного и гражданского права, а также по­ложения о налогах, религии и др., охватывая, таким обра­зом, разные стороны жизни казахского общества. Из его состава ясно, что основная направленность «Уложения» Тауке — соблюдение привилегий казахской феодальной вер­хушки, защита собственности и господствовавших в патри­архальной семье порядков, поддержка мусульманской рели­гии. Судя по тому, что в составлении (или принятии) «Же­ти Жаргы» участвовали представители всех трех казахских жузов, можно заключить, что зафиксированная в нем со­вокупность правовых норм территориально действовала не только в отдельных жузах, но и в пределах всего Казах­ского ханства.

Период действия «Жети Жаргы» нам в точности неизве­стен. По мнению М. Красовского, повторенному рядом иссле­дователей, «Жети Жаргы» имело силу, «да и то, условно-обязательную», только при жизни хана Тауке. Согласно Мнению других, «Уложение» хана Тауке сохраняло действенную силу и при правлении казахского хана Абу-л-Хайра, то есть до середины XVIII в. Есть исследователи, которые считают, что «Жети Жаргы» оставался основным актом правового регули­рования общественно-политических отношений в казахском обществе в течение XVIII и XIX веков.

Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации