Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах - файл n1.doc

приобрести
Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах
скачать (1845 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1845kb.08.07.2012 21:12скачать

n1.doc

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19
Искусство и наука в мусульманском мире

ний. «Состояние» же нисходит на сердца, но не длится долго. К «состояниям» относятся наблюдение, любовь, страх, надежда, успокоение и т. д.

У суфийской практики много общего с православным старче­ством — беспрекословное подчинение учителю, правила внутрен­него распорядка и т. п. Суфийские братства с их иерархической ор­ганизацией и определенным уровнем дисциплины напоминают христианские монастыри. Но в отличие от монашеских орденов на Западе они менее строго организованы и не имели централизован­ного управления.

Известный мусульманский мыслитель Ибн-Лраби создал уче­ние о «единстве бытия», включающее в себя суфийскую теософию, мусульманскую метафизику, неоплатонизм и другие компоненты. Оно основано на примате боговдохновенного интуитивного зна­ния. Ибн-Араби считал, что душа, воплощаясь в объекты матери­ального мира, подвергается искажениям «низкой природы» мате­риального бытия, происходящей от мутности материальных эле­ментов. Здесь объяснение жертв, к которым вынуждается культура в мире, и подмен, случающихся, когда соответствующая отрасль культуры достигает материального господства.

Философские вопросы решались и в произведениях искусства. Проблему закона ставит «Шах-наме»:

Ты правый суд зовешь, но где же он? Что — беззаконье, если смерть — закон?

18

Искусство и наука в мусульманском мире

Последовательность развития мусульманской культуры напо­минает средневековую европейскую: сначала создается религия, а затем эпос, в котором присутствует религия, дорелигиозная мифо­логия данного народа и частично подлинная история, которая еще не более важна, чем мифология и религия.

К наиболее прославленным поэтам мусульманского мира отно­сятся А. Фирдоуси (ок. 940—1020/1030) — автор грандиозного эпоса «Шах-наме»; Омар Хайям (ок. 1048—после 1122), бывший еще ма­тематиком и философом; Низами (1141 — 1203) — автор знаменитой поэмы олюбви «Лейли и Меджнун»; Саади (1203/1208—1292) — его ПеРУ принадлежит поэма «Бустан».

Мусульманский эпос — это прежде всего «Шах-наме» ( «Книга 0 Царях»), написанная на рубеже X—XI вв. Исследователи делят

187

Культурология в вопросах и ответах

«Шах-наме» на три части: мифологическую, эпико-героическую и историческую, что соответствует трем ступеням в развитии искус­ства: мифологической, эпической и реалистической. Сюжеты «Шах-наме» не новы. Если в «Царе Эдипе» сын убивает отца, не зная, что это его отец, то в «Шах-наме» отец убивает сына, не зная, что это сын. В египетской сказке о двух братьях жена одного из них обвиняет в насилии другого брата, отвергнувшего ее домогательст­ва. В «Шах-наме» сын отвергает домогательства жены отца, и за это она ему мстит. Поединок богатыря Сухраба с Гурдафарид на­поминает сказание об амазонках и бой Зигфрида с Брунхильдой в «Песне о нибелунгах». В «Шах-наме» включен мотив подвигов ге­роя. Здесь их не 12, как у Геракла, а 7 в соответствии с иранской традицией. Как в любом эпосе, видим противоречия и логические нестыковки. В одном повествовании шах Кей-Кавус выглядит за­урядным человеком, в другом он богатырь. Низами в самом начале поэмы «Лейли и Меджнун» утверждает необходимость свободы писательского творчества:

Изящество и легкость — вот узда, Чтоб речь была отважна и тверда, А от печали рабской и цепей Она звучит трусливей и слабей. И если нет на волю мне пути, Откуда слово ценное найти!

Написать поэму предложил Низами шах, и он сомневается, что сможет выполнить работу по заказу.

А дальше о том, как относиться к словам: Цени слова дороже всех жемчужин, Чтоб голос твой услышан был и нужен.

«Лейли и Меджнун» — одна из лучших поэм о любви в мировой культуре. Любовь Меджнуна и Лейли поднимается над чувствен­ным желанием. Как писал позже А. Джами (1414-1492), «любви чистота, в коей жажды слияния нет». Это напоминает суфийскую любовь к Богу, которая в свою очередь близка к платонической любви.

Наиболее известной из мусульманской перс идс ко-таджике кой поэзии (ее основоположник — живший в IX-XX вв. Рубаки) при­сущи такие малые формы, как газель — лирическое стихотворение, в котором рифмуются первая, вторая и четвертая строчки каждого четверостишия; касыда ~ аналог европейской оды; рубай — риф­мованное афористическое четверостишие. Наиболее известный

188

Искусство и наука в мусульманском мире

автор рубай Омар Хайям — последовательный критик ислама. Ре­зультат этого — безутешность и безнадежность, проглядывающая сквозь чашу с вином. В поэзии Хайяма преобладает скептицизм.

Приход наш и уход загадочны — их цели Все мудрецы земли осмыслить не сумели. Где круга этого начало, где коней, Откуда мы пришли, куда уйдем отселе?

Слышны у Хайяма и буддистские мотивы:

Жестокий этот мир нас подвергает смене Безвыходных скорбей, безжалостных мучений. Блажен, кто побыл в нем недолго и ушел, А кто не приходил совсем, еще блаженней.

К этому выводу приходит тот, кто считает:

Я душу получил на полержанье только И возвращу ее, когда настанет срок.

Саади почти повторяет Конфуция:

Муж благородный радостей нигде Не ищет, коль народ его в беде.

А притчи Д. Руми (1207—1273) напоминают «Притчи Соломо­новы». Дальше идет «Пленник шелковых кос» Хафиз (1325-1390).

Непритязательные, но глубокие стихотворные рассказы о муд­рости писал Джами, последний из славной плеяды мусульманских поэтов, который был и суфийским шейхом. В рассказе о городе людей, чистых нравом, он создал утопический образ страны, в ко­торой нет ни богатых, ни бедных, ни господ, ни рабов. О себе Джа­ми написал, что он нанизывает «ожерельем жемчуг слова на нитку строк»1.

Прозаик Ибн аль-Мукаффа (723/724—759/760), в «Кадиле» и «Димне» перенесший ирано-эллинистическую традицию обрам­ленного повествования на арабскую почву, провозгласил принцип «забавляя — поучай», ставший основным в арабской дидактиче­ской прозе (или, если сказать по-восточному цветасто, «облек он мудрость в одеяние смеха»).

Крупным памятником арабской культуры и по значению, и по объему является «1001 ночь». Древнейшую основу ее составляет арабский перевод VTII в. с персидского индо-иранских сказок, вхо-

Классическая восточная поэзия. М., 1991. С. 577.

189

Культурология в вопросах и ответах

ливших в сборник «1000 сказок». Составленный в IXX вв. араб­ский сборник «1000 ночей» содержал, помимо индо-иранских, арабские материалы. В XIIXIII вв. собрание обогатилось новыми текстами азиатского и египетского происхождения и получило окончательное название, По мере увеличения арабского ареала росло разнообразие сказок. Форма произведения — так называе­мая «обрамленная повесть», рассказ в рассказе — восходит к древ­неиндийской литературе. «1001 ночь» напоминает и европейский «Декамерон».

Широко известны сказания о Ходже (что значит духовный на­ставник) Насреддине — тюркском народном герое, похождения которого широко распространены в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Историческим прототипом был турок-сельджук, живший в XIII в. Впервые рассказы о Насреддине записаны в XVI в.

Несколько неожиданна знаменитая «Книга попугая» Нахшаби, законченная в 1330 г., которая по форме «обрамленного рассказа» напоминает «1001 ночь», но содержит много стихотворных вклю­чений. Книга написана характерным для Востока изысканным вычурным слогом, да еще с необыкновенно тонким юмором.

Общее направление развития мусульманской литературы напоминает европейское Средневековое: от героического эпоса «Шах-наме» через куртуазный эпос газелей Саади и Хафиза к сати­ре «Книги попугая», в чем-то аналогичной прозе Рабле, в свою очередь восходящей к Лукиану. Здесь та же линия, что в европей­ской культуре.

Мусульмане унаследовали от иудаизма запрет на изображение живых существ, и поэтому из изобразительных искусств особое развитие в исламе получила орнаменталистика преимущественно растительного характера. Одной из форм орнамента была калли­графия. Знаки и слова имели символическое религиозное значе­ние. Слово «Аллах» обозначалось четырьмя вертикальными линия­ми, которые символически изображали буквы, входящие в данное слово. Два пересеченных квадрата образовывали восьмилучевую звезду — самый распространенный элемент мусульманской орна­ментики. Например, треугольник изображал око Бога, а пяти­угольник символизировал пять заповедей ислама.

В VI в. сложился тип арабской мечети, напоминающий кре­пость с глухими стенами и квадратным или прямоугольным дво­ром. Рядом воздвигался минарет — башня, с которой специальный служитель — муэдзин обращался с призывом правоверных на мо­литву. Минарет мог быть квадратным или круглым. Замечательны­ми примерами мусульманского зодчества могут служить мечеть

190

Искусство и наука в мусульманском мире

: «Купол скалы» в Иерусалиме, построенная на месте разрушенного римлянами храма царя Соломона в 687—691 гг.; мечеть Омейядов, '; построенная в Дамаске в 705—715 гг., перестроенная из христиан-1 ской базилики Иоанна Крестителя, воздвигнутой на месте римско­го храма Юпитера Дамасского, основанием которого стало святи­лище арамейского бога Хадада; мавзолей Тадж-Махал в Индии; крепость Алькасаба в Испании и др.

То, что в Коране не славили «нищих духом», дало возможность исламу овладеть духовными богатствами других народов. В отли­чие от христианства, которое завоевывало себе место под солнцем, борясь с высокоразвитой языческой культурой Рима, ислам поле­мизировал с христианством и не отрицал значения рациональных отраслей культуры. Через христиан арабы познакомились с грече­ской наукой. Центр научной деятельности перемещался на берега Тигра и Евфрата, в Куфу и Басру. Все научные знания делились на науки о природе, науки о боге и математические науки. К послед­ним относились арифметика, геометрия, астрономия и музыка, т. е. те из «семи свободных искусств», которые в средневековой Ев­ропе составили квадривиум. Математические науки вместе с логи­кой считались подготовительными для изучения естествознания и богословия. Кроме этих наук, которые относили к теоретической философии (четкого разделения науки и философии не было), вы­деляли практическую философию, в которую входили этика, эко­номика и политика. Из европейского тривиума риторика и диалек­тика входили в логику, а грамматика — в богословие. Кроме грече­ской, на мусульманство оказала влияние индийская наука. Арабы использовали возникшие в Индии цифры, которые под именем арабских попали в Европу через Персию и Египет. Европейцы пе­реняли и арабское название алгебры (алджебр).

В целом мусульманской культуре благодаря глубокому освое­нию ею греческой культуры и прежде всего философии удалось в I и начале II тысячелетия осуществить культурный синтез, до которого европейская культура дошла к концу ХШ в. Позже европейская культура восприняла от арабов греческую философию (особенно весьма почитаемого ими Аристотеля), что повлияло на приход Воз-Рождения. Взаимопроникновение средневековой европейской и арабской культур было весьма плодотворным.

Раздел V

ОКЕАНИЧЕСКИЕ

ЦИВИЛИЗАЦИИ И СТАНОВЛЕНИЕ

НАУКИ И ИДЕОЛОГИИ

1 • Наука как универсальная культурная система

Наука в ее современном понимании возникла в эпоху Возрож­дения, хотя ее зачатки можно обнаружить в предшествующих ци­вилизациях, особенно древнегреческой. Подлинная наука нача­лась с Коперника, когда от обыденной очевидности и здравого смысла она перешла к идеальному эксперименту и математическо­му расчету и затем продолжала исследовать мир, спускаясь на бо­лее глубокие уровни реальности. Как сказал древний философ, «колодец — символ науки, ибо природа ее не на поверхности, а в глубине и не лежит у всех на виду, а любит прятаться где-то в не­зримом месте»1.

Наука включает обыденное знание, магическую веру в сущест­вование неизменных объективных законов бытия, веру в целесооб­разность созданного Богом мира, философский рационализм. Наука противостоит мистике по методу, но не по содержанию. Она начинает с изучения простых систем и постепенно распространя­ется на более сложные, которые ранее исследовались мистикой. В предметной экспансии видится дальнейший прогресс науки. Продемонстрировать, как наука появляется из мистики и мифоло­гии, можно на примере превращения алхимии в химию, астроло­гии в астрономию. Миф обращает внимание на наиболее важные события в начале истории, а наука — на законы, лежащие в осно­вании функционирования мира. Показать, как наука появляется из обыденного опыта, можно на примере превращения закона дви­жения Аристотеля в классическую механику Ньютона. Задача нау­ки — не только сформулировать понятия, но и связать их с эмпи­рической реальностью и сопоставить их с нею, что не обязательно для религии и философии. «Методологический номиналист нико­гда не считает, что вопросы «Что такое энергия?», «Что такое дви­жение?» или «Что такое атом?» являются важными для физики, но

Фрагменты ранних греческих философов. М, 1989. Ч. 1. С. 192.

192

Становление науки

придает большое значение таким вопросам, как «При каких усло­виях атом излучает свет?», «Как можно использовать энергию Солнца?» или «Как движутся планеты?»1.

Философы спорили о том, какое познание более важно: чувст­венное или рациональное. Наука соединила то и другое. Конечно, чтобы это стало возможным, потребовалось в философии отдельно и тщательно рассмотреть и сопоставить оба вида познания. Пока­зать, как наука появляется из философии, можно на примере ис­пользования понятия атома Демокрита в физике Нового времени. Наука использует другую, чем философия, рациональность, опи­рающуюся на эмпирический опыт. Наука есть результат синтеза философской рациональности и эмпирического знания. Показать, как наука появляется из религии, можно на примере отношения к открываемым наукой законам как к божественному установлению. В научном познании нужны образы, как в искусстве, но наука не останавливается на них, а стремится к формулированию теории.

В целом можно определить науку как отрасль культуры, имею­щую дело с теоретическим познанием мира, допускающим эмпириче­скую проверку или математическое доказательство.

it • Становление науки

По поводу отмены Людовиком XIV Нантского эдикта и гоне­ния на протестантов французский со ц и ал ист- утопист Клод Лнри Сен-Симон в «Мемуарах» справедливо замечает: «Люди, испове­дующие истинную веру, поступают с заблуждающимися и еретика­ми точно так же, как языческие тираны и еретики поступали с гла­шатаями истины — проповедниками и святыми мучениками... без счету людей самого разного состояния и обоего пола вынесли те же муки, которые претерпели христиане при правлении императо-ров-ариан и особенно при Юлиане Отступнике, чью политику то­гда, казалось, переняли и чьи жестокости повторяли; и если в тот раз старались не проливать кровь, то, уверенно скажу, лишь пото­му, что многие жертвы и без этого заплатили жизнью»2. 3. Фрейд пишет, что людям «всегда как-то удавалось эсктеоризировать Религиозные предписания и тем самым расстроить их замысел... Дело не в том, что ее (религии. — А.Г.) обещания стали менее

1 Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т, 1. С. 65.

2 Сен-Симон К. А. де Рувруа. Мемуары. М., 1991. Кн. 2. С. 285.

•члиурология в вопросах и ответах 193

Культурология в вопросах и ответах

заманчивыми, а в том, что в глазах людей они уже не кажутся заслуживающими прежнего доверия. Согласимся, что причина этой перемены — упрочение духа научности в верхних слоях чело­веческого общества (есть, возможно, и другие причины). Критика подточила доказательную силу религиозных документов, естество­знание выявило содержащиеся в них заблуждения, сравнительные исследования обратили внимание на фатальную аналогичность принятых у нас религиозных представлений и духовной продукции примитивных народов и эпох»'.

Христос искупил грехи живших до него людей. Можно ли это распространить на живших после? Церкви самой пришлось отве­чать за индульгенции и инквизицию кризисом религии. «Я не нуж­даюсь в этой гипотезе», — ответил ученый Наполеону на вопрос, почему в его системе мироздания нет Бога, и действительно наука начала свободное плавание в океане явлений.

Социальные условия зарождения экспериментальной науки аналогичны древнегреческим в период зарождения философии — маленькие города и относительная независимость их жителей. Становление науки в эпоху Возрождения не могло не заставить ее вступить в смертельную схватку с нежелающей уступить свое гос­подство религией. Соперничество сначала велось исподволь, а за­тем — после создания Коперником гелиоцентрической системы мира — выплеснулось наружу и дошло до костра инквизиции, где был сожжен Джордано Бруно (1548—1600).

Бельгийский физик, лауреат Нобелевской премии (1977 г.) Илья Пригожий писал, что в Новое время «интеллекту ученого, в сущности, передавались функции только что вытесненного бога»2. При Копернике наука еше не смела вступать в борьбу с религией. Это случилось при Дж. Бруно, и его казнь помогла Галилею от­стаивать свои взгляды, хотя он и вынужден был от них отречься. Почему пострадал именно Дж, Бруно? Потому что он вышел за рамки собственно науки в ее стремлении к господству. «Ни сам Коперник, ни его последователи Кеплер и Галилей не сделали фи­лософских обобщений из развитой и обоснованной ими гелиоцен­трической системы мира. Честь философского осмысления новы* открытий выпала на долю Джордано Бруно»3. Наука, как любая

1 Сумерки богов. М., 1989. С. 126.

2 Краткий миг торжества: О том, как делаются научные открытия. №■■
1988. С. 315.

3 Дж. Бруно: О героическом энтузиасте. Киев, 1996. С. 9.

194

к

Становление науки

отрасль культуры, тогда становится главенствующей, когда отвеча­ет на вопросы о смысле жизни. Этим, по существу, и занимался Дж. Бруно, и потому был опасен для церкви больше, чем Копер­ник, который не выходил из рамок науки.

Коперник и Галилей, раздвигая рамки науки, неизбежно стал­кивались с областью религии, хотя не хотели этого. Должен был объявиться человек, рвущийся в бой. Чтобы во имя научных истин пойти на казнь, нужно верить, что наука сделает человека счастли­вым, что с ее помощью можно создать Новую Атлантиду, которая будет процветать благодаря применению научных достижений. Необходима особая атмосфера веры в науку, под стать первому ве­ку новой эры, когда родилось христианство. Эта атмосфера приве­ла сначала к жертве Бруно, а потом к торжеству науки.

В 1600 г. Бруно сожгли, а в XVII в. наука восторжествовала. Ученый действительно занимает место бога, познавая природу и управляя ее законами, перестраивает ее в соответствии со своими целями, с помощью техники становится демиургом. Бэконовская «Новая Атлантида» — это научная утопия, достойная Бруно и под стать будущим идеологическим утопиям. Мощь науки требовала себе пространства, и науки получили полное развитие там, где оно было. Все западные цивилизации — океанические, в конце концов связавшие мир в единое целое и создавшие единое человечество и универсальную культурную систему — науку. Как мифология объ­единила людей в великие речные цивилизации, как философия объединила их в морские цивилизации, так наука послужила осно­вой для создания океанических цивилизаций и благодаря своему универсальному языку сплачивала людей везде, куда проникала.

Все европейские цивилизации сообща стали работать на науку, и в этом разгадка их прогресса. Ф. Бэкон в Англии, Декарт во Франции, Галилей в Италии, Лейбниц в Германии. Несмотря на различия культур, у всех них оказалось общее качество, обеспечив­шее развитие науки, — рационализм, не чуждающийся опыта. Спорили о том, что преобладает в новоевропейской культуре — ра­ционализм или чувственность. Питирим Сорокин называет запад­ную культуру чувственной, точнее, наверное, назвать западную кУльтуру рационально-чувственной, а это было именно то, что не­обходимо для развития науки — определенное сочетание разума и чувств. Наука получила развитие на основе особого западного Менталитета. В философии Нового времени боролись английский

МпиРизм и континентальный рационализм, но в науке они удачно

°поднили друг друга.

195

Культурология в вопросах и ответах

Представитель эмпиризма англичанин Ф. Бэкон (1561 — 1626) так писал в «Новом органоне» о роли понятий в развитии науки. «То, что до сих пор открыто науками, почти целиком относится к области обычных понятий. Для того чтобы проникнуть в глубь и в даль природы, необходимо более верными осторожным путем отвлекать от вещей как понятия, так и аксиомы, и вообще необхо­дима лучшая и более надежная работа разума»1. Он же обосновал необходимость эксперимента. «Всего вернее истолкование приро­ды достигается посредством наблюдений и соответственных целе­сообразно поставленных опытов»2. И еще сильнее: «Самое лучшее из всех доказательств есть опыт, если только он коренится в экспе­рименте»3. Итак, в «Новом органоне» Ф. Бэкон обосновал методо­логию науки. Он говорил о важности «рассекания мира и прилеж-нейшего его анатомирования», т. е. о роли анализа в научном по­знании.

Почему возможны были в то время культурные титаны, зани­мавшиеся одновременно наукой и искусством? Потому что наука только создавалась и еще не отпочковалась от других отраслей культуры. А затем наступил ее полный триумф. Высокая степень динамичности науки связана, во-первых, с ее критическим настро­ем по отношению даже к собственным успехам (этим наука отли­чается от консерватизма и догматизма религии), а во-вторых, с ее кумулятивно-преемственым принципом развития (кумулятивным на эмпирическом уровне и преемственным на теоретическом), в соот­ветствии с которым последующее знание строится на основе пре­дыдущего (в отличие от искусства, которое, как утверждается, все­гда начинается с самого начала). Первая научная цивилизация была создана на Западе и продолжала христианскую цивилизацию. Создав гипотезу рождения материи, наука перешла к решению фундаментальных вопросов бытия, но это случилось гораздо позд­нее.

В процессе развития наука приходила во все большую связь с техникой, чему способствовала их схожая рациональная структура. Техника (от греч. techne — искусство, мастерство, умение) — сово­купность средств, создаваемых для производства и обслуживания непроизводительных потребностей общества. Промышленная рево­люция конца XVIII — начала XIX в. создала индустриальное энер-

1 Антология культурологической мысли. М., 1996. С, 40-41.

2 Там же. С. 41.

3 Там же. С. 42.

196

Становление науки

гетическое общество, поскольку применение парового двигателя выдвинуло в качестве важнейшего ресурса общества энергию. На­учно-техническая революция в XX в. создала постиндустриальное информационное общество, выдвинув информацию в качестве главного ресурса человечества. И промышленная, и научно-техни­ческая революции — цивилизационные изменения на культурной основе. Современное господство техники — результат того, что люди поклонились «делу рук своих, тому, что сделали персты их» (Исайя. 2: 8).

Э. Кассирер считал науку «последней ступенью в умственном развитии человека... высшим и наиболее специфичным достиже­нием человеческой культуры»1. Значение науки в том, что она со­храняет усилия многих людей. Ученый, устанавливающий закон природы, дает возможность миллионам следовать ему, не обдумы­вая своих действий. Наука создает гораздо больше прибавочной стоимости, чем рабочий. Наука обладает еще более жесткой внут­ренней ненасильственной властью над человеком, чем религия. Человек может сомневаться в религиозных истинах, и это считает­ся нормальным, но отрицание данных науки заставляет относиться к нему с подозрением.

Господство науки привело к созданию течения, верящего, что все проблемы человечества могут быть решены именно наукой, — сциентизма. Сциентизм стремится перенести в сферу гуманитар­ных наук то, что считается методом естествознания (например, К. Поппер распространил методологию фальсификационизма на социальную сферу, создав концепцию «открытого общества»). Противоположная позиция, обвиняющая науку в бедах человече­ства, получила название антисциентизма. Его историческая право­та в том, что, как часто бывает, на вершине могущества науку ждал кризис, который она не смогла преодолеть. Он имел внутренние и внешние причины. Внутренние заключались в том, что: 1) отказ от наглядности в науке, который стал неизбежен после создания тео­рии относительности и квантовой механики, отдалил людей от ставшей им непонятной сферы; 2) применение научных методов к исследованию психики продемонстрировало их принципиальную ограниченность. Обосновав возможность научного знания, Кант остановил притязания науки на абсолютную истину. Если учение Коперника было началом науки, то «коперниканская революция» Канта была началом конца ее господства. С афоризмом Канта

1 Кассирер Э. Избранное. М., 1998. С. 685.

197

Культурология в вопросах и ответах

«Я ограничил разум, чтобы дать место вере» можно согласиться, имея в виду, что вера, которой он дал место, — не религиозная, а идеологическая. Это начало идеологической и одновременно мас­совой культуры. Внешние причины заключались в том, что наука создала средства разрушения природы и уничтожения человека в ядерной войне и экологической катастрофе.

«3 • Новоевропейская философия

История Европы начиная с XVII в. — это история абсолютиз­ма, буржуазных революций — в Англии (1640—1660) и во Франции (1789—1794) — и, наконец, утверждение республиканской формы правления. Это время борьбы за господство на суше и на море, создание третьего, по Л.И. Мечникову, типа цивилизаций — океа­нических. Продолжая идеи Мечникова, Тойнби пишет, что рево­люционное изобретение Запада — это использование Океана вме­сто Степи в качестве основного средства всемирной коммуника­ции. Благодаря этому был объединен весь мир и возникло человечество как таковое. Центр мира перемешается из степей в Португалию, Испанию, затем Англию.

В XIX в. создаются крупные колониальные империи Англии. Испании, Франции, Голландии. Борьба за передел колоний, в ко­торой наиболее активную роль играла Германия, привела к Первой мировой войне, а стремление той же Германии разорвать условия Версальского договора, закрепившие победу Антанты, — ко Вто­рой мировой войне. Последствием было крушение колониальной системы, освобождение Индии, Вьетнама и других государств Азии и Африки.

После окончания Второй мировой войны была создана Орга­низация Объединенных Наций (ООН), призванная обеспечить ус­тойчивый мировой порядок, и при ней глобальная культурная ор­ганизация — ЮНЕСКО, в чью задачу входит помощь развитию различных культур и их сближению и взаимообогащению.

Еще в XVII в. в эпоху Реставрации протестантизм получил рав­ные права и стал столь же влиятельным, как и католицизм. В нем развивался ряд течений (лютеранство, кальвинизм, англиканство) и множество сект. В самом католичестве выделился янсенизм, ра3" работанный К. Янсением (1585-1638), отрицавший свободу воли. и квиетизм, созданный М. Молиносом (1627—1696) и требовавши11 мистического слияния человеческой души с Богом. Получивши'

198

Новоевропейская философия

печальную известность орден иезуитов в 1773 г. был распущен. XVIII в. продолжил критику религии. В «Катехизисе честного человека» известнейший деятель эпохи Просвещения Вольтер (1694-1778) заявил, что христианство началось с фанатизма, а кончается мошенничеством. Труды энциклопедистов и просвети­телей духовно подготовили Великую французскую революцию, ко­торая нанесла удар по материальному положению церкви, отменив десятину и конфисковав церковные и монастырские земли. Свет­ская власть церкви сошла на нет.

Эпоха Просвещения объемлет XVIII в. и понимается в двух смыслах. Во-первых, сами ученые желали быть просвещенными, т. е. много знать и решать проблемы доводами разума, а во-вторых, они старались просвещать других, распространяя полезные и дос­тойные изучения сведения. Виднейшими деятелями Просвещения были, помимо Вольтера, Ж.Ж. Руссо (1712—1778), Ш.Л. Монтескье (1689-1755), Д. Дидро (\7l3-\784), И. Гердер (1744-1803), который сформулировал просветительское представление о прогрессе, фи­лософски обоснованное в XIX в. Г. Гегелем (1771 —1830).

Общепринято деление на восточную и западную как культуры преимущественно нерациональные и рациональные. На Востоке ро­дились менее рациональные отрасли культуры — мифология и рели­гия, а на Западе наиболее рациональные — философия и наука. Для античной философии главной была этика, для средневековой — теология, для новоевропейской — теория познания. Как познавать мир — вот основной вопрос новой философии. Большинство фи­лософов Нового времени смотрели на человека как на познающее, прежде всего, существо.

Рене Декарт (1596—1650) методологически освободил филосо­фию от власти религии, как Сократ освободил ее от власти мифо­логии. Наступило возрождение философии как часть возрождения культуры. Были обретены нити, потерянные Средневековьем, и Восстановлена преемственность. Декарт родоначальник рациона-лизма Нового времени (как Сократ — основатель философии как Рационального подхода к целостному бытию), и неудивительно, Что для него столь же большое значение имел метод. Критерием Истинности познания Декарт признает ясность и отчетливость иДей. Учение Декарта о непосредственной достоверности самосоз-нания, врожденных идеях, интуитивном характере аксиом — опора Рационализма Нового времени. Культивирование рационального в ^вРопе подчеркивается Ницше: «Школьная дисциплина разума Желала Европу Европой; в Средние века она была на пути к тому,

199

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19


Искусство и наука
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации