Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах - файл n1.doc

приобрести
Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах
скачать (1845 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1845kb.08.07.2012 21:12скачать

n1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19
Философия и религия Древнего Китая

но-нравственный и социально-утопический — исчерпали собой фи­лософский диапазон, и дальше были лишь систематизация и пере­певы.

Древнекитайская мысль сформулировала свои варианты реше­ния основных проблем, стоящих перед человеком. Для китайцев истинен этот мир. Китайская мысль реалистична и социально-фе-номенологична по преимуществу.

Двумя великими народами заложена содержательная база фи­лософии как дисциплины. Но для ее формирования нужны фор­мальные предпосылки: метод получения результатов и их общезна­чимость. Это обеспечила древнегреческая мысль начиная с Сокра­та, который не только, по заключению Диогена Лаэртского, «ввел этику», но и создал философию, став ее олицетворением.

В Древнем Китае не было эпоса, но были исторические сочи­нения, а также стихи и ритмизованная проза. Самый известный историк Китая — Сыма Цянь, чьи «Исторические записки» («Шиц-зи») датируются III вв. до н. э. Очень популярна в Китае «Книга песен и гимнов» («Шицзин») — свод песен в основном устного на­родного творчества первой половины I тыс. до н. э.

В число книг, считавшихся в Китае обязательными для обуче­ния, входили также «Книга перемен» («Ицзин»), «Книга истории» («Шуцзин»), «Записки о ритуале» («Лицзи») и «Весны и осени» («Шуньцю») — хроника царства Лу. Вместе они составили пять книг конфуцианского канона.

Китайцы изобрели порох, фарфор, бумагу, которая появилась к началу новой эры, и бумажные деньги — в X в. В VIII в. в Китае появилось рулевое управление современной конструкции в море­плавании (для сравнения в Европе — в XIII в.). Руль стал большим по размерам, устанавливался на достаточной глубине, и стало воз­можным строить крупные корабли, могущие плавать против ветра. С XI в. китайские моряки пользовались компасом. Больших успе­хов достигли медицинские знания: например определение диагно­за по пульсу, а с IV—III вв. до н. э. — иглоукалывание. Одним из чу­дес света может считаться Великая Китайская стена, построенная в 220-210 гг. дон. э. Ее длина свыше 6 тыс. км, ширина 5—5,5 м, вы­сота в среднем 9 м, а дозорных башен — 12м.

Раздел IV

МОРСКИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

СТАНОВЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ

И МИРОВЫХ РЕЛИГИЙ

Начинаются морские цивилизации — новый этап эволюции че­ловечества. «Одна особенно яркая черта, по моему мнению, харак­теризует этот второй период развития цивилизации: отныне от­дельные народы и нации могли исчезать с исторической арены, могли умирать, как это случилось с древними египтянами и сами­ми финикийцами, но светоч всемирной цивилизации от этого не угасает и, разгораясь все ярче и ярче, преемственно передается од­ним народом другому»1. Роль моря столь велика, что до настояще­го времени большинство человечества живет не далее 60 км от мор­ской береговой линии.

1 Философия как первая отрасль рациональной • культуры

В переводе с греческого «философия» определяется как любовь к мудрости, и это исходный пункт ее становления. В целом фило­софия представляет собой отрасль культуры, вдохновленную лю­бовью к мудрости и занимающуюся рациональным поиском отве­тов на все те же основные вопросы: каково происхождение и уст­ройство мира; что такое человек; как познается мир; в чем смысл жизни; что такое истина, добро, красота и т. п. Размышление над этими вопросами отличает мудрость, которую французский като­лический философ Габриель Марсель относит к метатехническому уровню, поскольку она «часто вынуждает ставить под вопрос тех­нические приемы и вообще технику как таковую»2.

1 Мечников Л.И. Цивилизации и великие исторические реки. М., 1995.
С. 330-331.

2 Марсель Г. К трагической мудрости и за ее пределы // Самосознание
европейской культуры XX века. М,, 1991. С. 352.

126

Философия как первая отрасль рациональной культуры

Одна из главнейших проблем философии — проблема жизни и смерти. «Те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути ве­щей, только одним,— умиранием и смертью»1. Под умиранием можно понимать способ философского мышления — использова­ние вечных понятий, и жизнь философа, который, умирая для все­го временного и обретая знания, готовит себе бессмертие. «Стрем­ление к мудрости имеет то общее с умиранием, что человек отвра­щается от телесного», — комментирует Штейнер Сократа2. Итак, умирание представляет собой жертву телесного духовному. Фило­софы стремятся к отделению души от тела, т. е. к смерти. В этом нет ничего нового. Рассматривая мифы, Элиаде делает вывод: смерть также символизирует и мудрость. Обретение мудрости — задача философии. Такая параллель ведет к пониманию всей куль­туры как жертвы и мудрости как жертвования собой. Философст­вование есть медленное умирание для преодоления смерти. В этом диалектика как сознательное разрешение противоречия между жизнью и мышлением.

Философию сравнивают и с родами. Метод вопрошания, по­могающий духовному рождению человека и его самостоятельному приходу к истине, Сократ по аналогии с ремеслом своей мате­ри-повитухи назвал «майевтикой». «В моем повивальном искусстве почти все так же, как у них; отличие, пожалуй, лишь в том, что я принимаю роды у мужей, а не у жен и принимаю роды души, а не плоти. Самое же великое в нашем искусстве — то, что мы можем разными способами допытываться, рождает ли мысль юноши лож­ный призрак или же истинный и полноценный плод»3. Здесь про­слеживается связь между философией и обрядами инициации у примитивных народов. «Сама мудрость, а значит, и все созидатель­ные знания постигаются как плод инициации, т. е. как результат и космологии, и духовного рождения. Сократ не ошибался, сравни­вая себя с акушеркой, так как он помогал людям родиться в само-ознании»4.

В процессе философской рационализации мифа боги из лич-ых существ превращаются в безличные категории, отвлеченные ушности, что и послужило предпосылкой становления филосо-ии. А окончательно укрепляется она тогда, когда эти сущности

1 Платон. Фелон. 64.

2 Штейнер Р. Христианство как мистический факт. С. 47.
s Платон. Теэтет. 150.

4 Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М., 1996. С. 265.

127

Культурология в вопросах и ответах^

начинают рассматриваться как понятия, формирующиеся в мозгу человека и выступающие в качестве предмета мышления. От веч­ных и неизменных понятий берет начало философия, и именно они — гарант бессмертия человеческого духа.

Когда говорят, что философия — высшее достижение челове­ческого разума, то под этим можно иметь в виду, что в философии достигает своего расцвета отличающее человека от животных поня­тийное, отвлеченное, абстрактное мышление. В этом смысле фило­софия в наибольшей степени соответствует понятию Homo sapiens. Так можно переинтерпретировать известный афоризм Декарта «я мыслю, следовательно, я существую», существую как представи­тель человеческого рода.

Философия — искусство рассуждения, способ обучения крити­ческому мышлению. Только возникновением новой традиции критического обсуждения мифов и теорий, основу которого со­ставляет «изобретение критического мышления», можно «объяс­нить тот факт, что в ионийской школе три первых поколения фи­лософов создали три различных философских учения»1.

Начиная с философии, развитие культуры происходит на на­ших глазах, что облегчает ее анализ. «Даже само возникновение философии, на мой взгляд, может рассматриваться как ответ на крах закрытого общества и его магических верований. Филосо­фия — это попытка заменить утраченную магическую веру рацио­нальной верой. Она модифицирует традицию теории или мифа и закладывает новую традицию — традицию постановки под сомне­ние теорий и мифов и их критического обсуждения»2. Философия имеет дело с теми же проблемами, что и мифология, но рассматри­вает их по-своему.

Философское рождение в самосознании предполагает личные усилия, а критическая направленность мышления заставляет под­вергать сомнению не только общепринятые архетипы, но и собст­венные выводы. В обсуждение фундаментальных проблем, стоя­щих перед человечеством, тем самым вносится новая, личност-но-трагическая нота. Впрочем, развитие как природы, так и культуры предполагает драматические повороты.

1 Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. 1. С. 371.

2 Там же. С. 234.

128

Становление философии в Древней Греции

Zt m Становление философии в Древней Греции

Примерно 2500 лет тому назад мифологическому периоду с его спокойствием и самоочевидностью пришел конец. Сразу в не­скольких точках — в Древней Индии, Древнем Китае, Древней Греции — «началась борьба рациональности и рационально прове­ренного опыта против мифа... и вызванная этическим возмущени­ем борьба против ложных образов бога»1. В результате целостность мифа была разрушена, и он стал элементом рефлектирующего соз­нания. Новое вопрошание, обращенное к миру, привело к иным ответам. Человек открыл внутри себя духовный источник, подняв­ший его над самим собой и миром. Общим было растущее осозна­ние человеком себя как индивидуальности в пределах целого.

Политическая ситуация в трех регионах была сходной: неболь­шие свободные государства, взаимодействующие друг с другом. Индийская и китайская культуры подготовили появление филосо­фии, но возникла она в культуре греческой. Более того, философия в отличие от мистики, искусства и мифологии не является всеоб­щей отраслью культуры, т. е. свойственна не всем народам. Мисти­цизм Востока помешал становлению философии в Индии и Китае, а греческая мифология помогла, создав набор образов, перешед­ших в понятия. На то были особые причины. Греция — страна наи­более четкой, последовательной и логичной мифологической сис­темы. Мотив жертвы предстал в ней особенно выпукло (вспомним Прометея). По мере роста драматизма мифы очеловечивались; не­даром именно в Греции возникла концепция Эвгемера о том, что боги — это мифологизированные культурные герои. Человекопо­добное изображение богов подрывало веру в мифы (на что спра­ведливо указывали впоследствии христиане) и способствовало пе­реходу к философии, который совершается, когда мифология дос­тигает апогея.

Древние греки обладали наиболее рациональным складом ума из всех древних народов. Имели значение социальные условия, ко­торые находятся в соответствии с психологией и менталитетом на­рода, а именно становление демократического образа правления. В демократическом обществе, утверждал Перикл, бесполезным считается тот, «кто вовсе не участвует в государственной деятель­ности. Мы сами обсуждаем наши действия или стараемся правиль-

1 Ясперс К. Истоки истории и ее цель. М., 1991. Вып. 1. С. 31.

5 Культурология в вопросах и ответах 129

Культурология в вопросах и ответах

но оценить их, не считая речей чем-то вредным для дела; больше вреда, по нашему мнению, происходит от того, если приступать к исполнению необходимого дела без предварительного уяснения его речами»1. Стало быть, каждый афинянин не только имел право, но и обязан был как гражданин высказывать свое мнение о делах государства, понимая его как республику («общее достояние»), и отстаивать это мнение, рассчитывая на восприимчивость слушате­лей к рациональным доводам и не опасаясь наказания. Собствен­ное мнение надо уметь обосновывать. Эта государственная необхо­димость в демократическую эпоху требовала обращения к филосо­фии. Люди, умеющие говорить логично и красиво, выходили победителями в спорах и пользовались авторитетом.

Так родилась первая из двух философских цивилизаций — гре­ческая. Вторая — римская — много заимствовала от греческой по­сле завоевания Греции, что привело к расширению ареала фило­софии на все пространство великой Римской империи и приобще­нию к ней других народов. Заметим, что становление новой господствующей отрасли культуры произошло в цивилизации но­вого типа — морской: недаром подчеркивалась роль образа жизни населения морской торговой державы в становлении философии и общего высокого уровня культуры. Греки много сделали для создания целостной личности в том смысле, что хотели видеть таковыми всех свободных людей.

Необходимость систематизации мифов вела к формированию логики и правил понятийного мышления и тем самым была внут­ренней культурной причиной, приведшей к возникновению фило­софии. Выход философии из мифа хорошо виден в «Диалогах» Платона, например, «Пире», где миф, во-первых, выступает в ка­честве отправной точки философствования, а во-вторых, в качест­ве иллюстрации.

Помогла становлению философии известная предусмотритель­ность, если не хитрость Сократа, о которой пишет Ксенофонт. «Когда он сам разбирал какой-либо вопрос, то приступал к нему путем общепринятых истин, считая это основанием речи. Отто­го-то, когда он говорил, у него более всех, насколько я знаю, ока­зывалось соглашающихся слушателей. Он говорил, что и Гомер потому придал Одиссею славу надежного оратора, что тот умел вести речи путем общепризнанных истин»2. Конечно, за такими

1 Фукидид. История. II, 40.

2 Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. VI, 15.

130

Становление философии в Древней Греции

«общепринятыми истинами» было собственное понимание вешей, как в притчах Христа, был иной, более глубокий смысл. Прием Со­крата напоминал христианский — в том и другом случае это было необходимо, чтобы слушатели лучше поняли и скорее согласились с говорящим.

Миф широко использовался в период становления философии как удобная, привычная всем согражданам форма, в которую вкла­дывается новое, рациональное содержание. Например, вспомина­ется, что для обеспечения возможности совместной жизни боги решили «ввести среди людей «стыд и правду», но что это определя­ется по-философски. Исследователи отмечают, что довольно дли­тельное время античная философия была своеобразной рациона­листически стилизованной мифологией.

Корни философии — в обыденных представлениях, прошед­ших стадию мифологизирования. В одной из основных философ­ских категорий — материи слышится слово «мать», которое в ми­фологии поднялось до символа Матери-Земли, Матери-природы как бесконечного пространства, понимаемого в виде бесформен­ной протяженности, доходящей до бескачественности в философ­ском понятии материи. А в понятии идеи как образца для всех вешей — отголоски представления об отце или — в мифологизиро­ванном варианте — об Отце-Небе как основателе и творце мира. Отыскивая корни философии, можно уйти и глубже — в мистику.

Еще одной составляющей философии были правила ведения спора, которые начали формироваться в Греции под влиянием странствующих учителей мудрости — софистов и вызывались практическими потребностями демократической системы управ­ления полисом. Разногласия людей могут быть результатом раз­личного понимания слов. Один говорит: «Человек — это звучит гордо». Другой заявляет: «Не было более вредного существа на Земле». Первый уверен, что в каждом человеке есть искра божия; Для второго же человек — существо с двумя руками на двух ногах. Они могут согласиться друг с другом, только договорившись об оп­ределении слова «человек». Однозначно определенное слово есть Понятие. Ввел понятия как инструменты поиска истины Сократ (ок. 470—399 до н. э.). Коль скоро есть понятия и любовь к истине, ее можно найти посредством размышления и спора. Итак, нужно определить слова и спорить о них — таков метод философствова­ния, с помощью которого приходим к общечеловеческой истине. Сам Сократ не говорил, что нашел истину, а что ее надо искать и можно обрести, тем самым стимулируя поиск.

131

Культурология в вопросах и ответах

Всегда босой, в старом плаще Сократ шагнул с улиц и площа­дей Афин в историю культуры. Как случилось, что в небольшом го­роде, в котором насчитывалось около 20 тыс. граждан, родились Сократ, Платон, а к ним стекались сотни учеников со всей Греции и философия росла наподобие снежного кома? Отправной точкой стала казнь Сократа. Платон стал Платоном, каким мы его знаем, наблюдая за осуждением и смертью Сократа (его первый знамени­тый диалог «Апология Сократа»), а дальше начался процесс, кото­рый, то затухая, то снова воспламеняясь, продолжается по сю пору.

Сократ — «одна из поворотных точек и осей так называемой всемирной истории»1. Если бы вся пробужденная Сократом сумма сил была бы обращена не на познание, а на эгоистические цели индивида, то тогда, по Ницше, произошла бы всеобщая губитель­ная борьба народов.

Сократ сформулировал определенное мировоззрение и своей жизнью и смертью подтвердил верность своим взглядам. И если поверим современному философу Г. Марселю, что истина есть то, за что человек может умереть, то Сократ истину нашел. Сам Со­крат самокритично сказал в своей речи, что дельфийский оракул, признавший его мудрейшим из всех людей, воспользовался его именем ради примера, все равно как если бы он сказал: «Из вас, люди, всего мудрее тот, кто, подобно Сократу, знает, что ничего поистине не стоит его мудрость»2. Но мудрость Сократа стоила торжества философии Сократа. «Страстный философский порыв Сократа к полям блаженным на том свете обернулся духовным бес­смертием на этом свете»3. Тот свет связан с этим, культура — с жизнью.

Чтобы отстоять себя духовно, Сократ пожертвовал собой физи­чески. «Он защищался ради правды с той искренней готовностью к смерти, которая так расковывает и освобождает человека... Согла­сие на смерть — необходимое и неизбежное условие борьбы за справедливость, если, конечно, эта борьба серьезна и принципи­альна»4. Услышав фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смер­ти», — философ спокойно ответил: «А их к смерти осудила при­рода».

1 Ницше Ф. Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм // Соч.: В 2 т.
М., 1966. Т. 1.С. 153.

2 Платон. Апология Сократа. 23в.

3 Нерсесянц B.C. Сократ. М., 1977. С. 31.

4 Там же. С. 132, 136.

132

Мифология Древней Греции

Сократ входит в историю как культурный герой. Его слова, взя­тые в качестве эпиграфа, поразительны по глубине предвидения, так смерть движет развитием культуры, несмотря на, а, пожалуй, благодаря внешнему противодействию. Английский философ и логик XX в. Бертран Рассел сомневается, что описываемый Плато­ном и Ксенофонтом Сократ вообще существовал. Что ж, в изобра­жении любого культурного героя присутствует элемент фантастич­ности, и в этом смысле Сократ оказался также похож на легендар­ных героев, статуса которых и он, без сомнения, достоин по своей роли в развитии культуры.

«5* Мифология Древней Греции

Говоря о природе Греции, отмечают близость к морю (самая дальняя точка в Греции удалена от моря на 100 км), способствую­щую развитию торговли; мягкий климат, благоприятствующий произрастанию таких растений, которые не плодоносят в других местах; особый прозрачный воздух. «И вообще все блага, какие только боги посылают людям в различные времена года, все это здесь раньше всего появляется и позже всего кончается», — пишет : Ксенофонт1. Есть мрамор, необходимый для строительства и вая­ния, серебряные руды и многое другое.

Как природа определяет становление культуры? Есть ли связь : между прозрачным воздухом Греции и ясностью ее мысли? Может быть, ясный воздух позволяет лучше разглядеть смысл бытия? Этот вопрос еще недостаточно выяснен, но несомненно, что на разви­тие греческой культуры повлиял особый рациональный склад ума ее народа. Греция была богатой рабовладельческой страной. Рабы выполняли все тяжелые работы, а у свободных людей было много досуга и денег, нажитых ремеслами и торговлей.

Предшественницей греческой считают крито-минойскую (или эгейскую) островную цивилизацию, существовавшую на Крите и островах Эгейского моря, которая равна по возрасту шумерской и египетской. История собственно греческой культуры начинается с приходом в Грецию с севера примерно в XXII в. до н.э племен, Которые называли себя ахейцами. Расцвет ахейской культуры приходится на XV-ХШ вв. до н. э. Эту цивилизацию называют ми­кенской, поскольку одним из ее важнейших центров был город

Хрестоматия по истории Древнего мира. М., 1991. С. 142.

133

Культурология в вопросах и ответах

Микены. В XIII в. происходит осада Трои, описанная Гомером в «Илиаде». В конце XIII в. ахейская культура погибает, по-видимо­му, в результате нового нашествия с севера европейских континен­тальных племен дорийцев.

В истории греческой цивилизации имеется момент, который напоминает кульминационную точку развития цивилизации ин­дийской: как арийцы дравидов, так дорийцы завоевали ахейцев, но переняли их более древнюю мифологическую культуру, распро­странив ее на большую территорию. Еще раз встречаемся с фено­меном победы культуры побежденного народа, доказывающим, что эволюция культуры идет иными путями, часто противополож­ными путям социальной эволюции.

Период расцвета древнегреческой культуры в VI—V вв. до н. э. называют классическим. Возникают философия, скульптура, дра­ма, возводятся великие храмы, начинают проводиться Олимпий­ские игры. Важнейшими политическими событиями этого периода были греко-персидские войны и возникновение демократического общественного устройства.

Период с IV в. до н. э. по V в. н. э. носит название эллинизма. Он начинается с завоеваний Александра Македонского и заканчивает­ся захватом варварами Рима, покорившего Грецию ранее в начале II в. до н. э. Затем Греция входит в Византийскую империю до ее завоевания турками в XV в.

Благодаря «отцу истории» Геродоту (490/480-43,0/422 до н. э.), который, объехав большую часть известного грекам мира, описал в своей «Истории» то, что видел и слышал, мы имеем важные све­дения не только о греческой, но и о других древних культурах — египетской, ближневосточных. Другой греческий историк Фукидид (ок. 465-399 до н. э.) написал «Историю Пелопонесской войны» и считается родоначальником исторической критики.

Представления греков о происхождении мира сходны с пред­ставлениями об этом других народов. Раньше всего зарождается хаос, а следом широкогрудая Гея и сумрачный Тартар, «в земных залегающий недрах глубоких», — сообщает Гесиод в поэме «Теого­ния», написанной в VII в. до н. э. В «Теогонии» систематизирова­ны местные мифологии многочисленных городов-государств. По­лучилось четыре поколения богов. Исходная пара бог Неба Уран и его жена — богиня Земли Гея. От них происходит поколение тита­нов. Младший из сыновей Крон (отсюда время — хронос) и его се­стра Рея порождают новое поколение богов. Наиболее известны из него Зевс, ставший верховным богом Олимпа, его жена Гера — по­кровительница брака, их братья Посейдон и Аид, сестра Деметра —

134

Мифология Древней Греции

богиня плодородия. Вселенная была поделена между Зевсом, По­сейдоном и Аидом. Зевсу досталось небо, Посейдону — море, Аи­ду — подземное царство.

Следующее поколение: Аполлон — бог света и искусства, Афи­на — богиня мудрости, Афродита — богиня красоты, Арес — бог войны и т. д. К этому же поколению относятся титан Атлант, дер­жавший на своих плечах небесный свод, и Прометей, давший огонь людям и за это прикованный к Кавказской скале по приказу Зевса.

От Зевса у Мнемозины — богини памяти — родилось девять муз: Урания — муза астрономии, Клио — муза истории, Каллио­па — муза эпоса, Эвтерпа — муза лирической поэзии, Полигим­ния — муза гимнов, Эрато — муза любовной поэзии, Терпсихора — муза танца, Мельпомена — муза трагедии, Талия — муза комедии.

В «Теогонии» встречаем непорочное зачатие Теей Урана, нимф, Понта. Зевс рождал богов, имея, помимо жены, многочис­ленных любовниц, но при желании мог справиться и один, как бы­ло с Афиной, которая родилась из его головы. Боги появлялись на свет и без посторонней помощи — Афродита родилась из пены морской после оскопления Зевсом своего отца Крона.

Кроме богов, есть в греческой мифологии и герои, такие, как полубог Геракл. Знаменитые 12 подвигов совершены им с целью достичь того, о чем мечтал Гильгамеш, — бессмертия.

У греков сформировалось представление о Золотом веке — дав­но прошедшем времени, когда появились первые люди. «Жили они без забот и трудов, питаясь желудями, дикими фруктами и ме­дом, который капал прямо с деревьев, пили овечье и козье молоко, никогда не старели, танцевали и много смеялись. Смерть для них была не более страшна, чем сон»1. Затем наступил Серебряный век, когда люди жили до 100 лет и не воевали друг с другом; люди Медного века, напротив, любили воевать, были грубы и жестоки. Нынешние железные люди — нечестивые, злобные, несправедли­вые и лживые. Впрочем, не сами они во всем виноваты. Как Ева в Библии, так Пандора в греческой мифологии ответственна за чело­веческие неурядицы. Первая женщина, сотворенная Зевсом, из любопытства открыла сосуд, в котором заключены людские поро­ки, болезни и несчастья, и выпустила их на волю, отчего до сих пор страдает род человеческий. По мнению Вико, название Золотому

1 Грцнденко Г.В. Хрестоматия по истории мировой культуры. М., 1998. С. 196.

135

Культурология в вопросах и ответах

веку дала пшеница, что свидетельствует о том значении, которое придавалось возделыванию земель. Золотом называли и шерсть («Золотое руно»), а дальше идут золотые яблоки, золото как металл и золотые монеты.

Греческая мифология была гораздо более развита по сравне­нию с предыдущими, хотя многие сюжеты повторяются. Так, миф о Деметре, вынужденной ежегодно спускаться в Аид, заменяя свою дочь Персефону, напоминает мифы об Осирисе и Инанне. Штей-нер интерпретирует миф о Деметре как символ души и ее вечного превращения в смене рождений и смертей.

Греческие боги совершали огромное количество деяний, кото­рые копировались с человеческих поступков, что привело к «зазем­лению» божественного и не понравилось Платону, советовавшему правителям брать пример с египетской культуры. Этот совет ока­зался утопическим, и мифология.погибла, уступив место филосо­фии. Значение мистерий (элевсинских, посвященных богине Де­метре и др.) постепенно сходило на нет, и вместе с тем миф поки­дали мистические силы, ослабляя его.

Греческая мифология — самая четкая, логичная, последова­тельная и яркая, и поэтому не случайно именно она прорвала соб­ственные рамки и превратилась в философию. Психея преврати­лась в понятие души, Афродита — в понятие любви и т. п.

4 • Искусство Древней Греции

Греческая письменность возникла, по-видимому, на основе финикийской в IX — VTII вв. до н. э. Принципиальное отличие от всех предшествовавших алфавитов состоит в том, что в нем появи­лись буквы для обозначения гласных звуков, т. е. именно греки создали законченную формальную систему письменности. Из Гре­ции алфавит проник в Италию, Северную Европу, Малую Азию. Индию... Со II в. до н. э. греки писали на пергаменте (специально выделанной коже, изобретенной в городе Пергаме).

Олицетворением творческого настроя греческой культуры слу­жит почитание, оказываемое музам. То, что они греческого проис­хождения, справедливо, так как Греция — родина многих видов искусства. Один из таковых классический эпос. Мы встречаем в вавилонской культуре сказание о Гильгамеше, но там оно еще на­половину миф, сквозь который пытается пробиться художествен-

136

Искусство Древней Греции

ное произведение. Поэмы Гомера (условно, поскольку авторство Гомера не установлено) в полном смысле слова сказание о людях и реальных событиях, хотя в них также действуют боги.

«Илиада» и «Одиссея» сложены в VIII, а записаны в VI в. до '<, н. э. В том же веке появляется лирика. Знаменитые поэты Гре­ции — Сафо (начало VI до н. э.), Анакреонт (VI до н. э.) и Пиндар (518—438 до н. э.). Пиндару принадлежит знаменитая поэма «Ост­рова блаженных», в которой описывается райская жизнь наиболее достойных людей. Эзоп (VI дон. э.) — родоначальник жанра басни.

Веком позже из магии, как философия из мифологии, появля­ется драма. Греческая драма как новый вид искусства — результат рационализации и секуляризации магических обрядов вследствие потери ими практической функции. Произведения «отца траге­дии» Эсхила (524—456 до н. э.), полубога, как его называют другие поэты, демонстрирует, как драма возникла из древнегреческой оды, хотя Эсхил был современником Пиндара. Истоком трагедии стал хор — ее самое древнее архаичное ядро. Слово «трагедия» зна­чит в переводе «козлиная песнь», что указывает на происхождение трагедии из песнопений в честь Диониса, участники которых наде­вали козьи шкуры, т. е. были ряжеными, и завершали обряд жерт­воприношением козла. Не случайно в трагедии мотив жертвы играет первостепенную роль, постепенно отдаляясь от своей куль­товой основы, обрядовые песни превратились в литературное про­изведение, в котором, однако, вплоть до Еврипида обязательной принадлежностью остается жертвенник. Первоначально спектакли шли только раз в году в дни дионисийских празднеств.

Трагедия связана и с эпосом (в Греции с гомеровским), в кото­ром много трагичного. Корни трагедии — в неизбежности смерти, поэтому трагедия — удел не богов, а людей. О жертвенности траге­дии Ницше говорит так: «Трагедия... при посредстве трагического мифа, в лице трагического героя способствует нашему освобожде­нию от алчного стремления к этому существованию, напоминая нам о другом бытии и высшей радости, к которой борющийся и Полный предчувствий герой приуготовляется своей гибелью, а не своими победами»1.

Три греческих драматурга — Эсхил, введший в действие второ­го актера; Софокл (496—406 до н. э.), введший третьего актера; и Еврипид (480—406 до н. э.). Ницше находит в развитии греческой трагедии шаги рациональности: каждый последующий из трех вы-

' Ницше Ф. Указ. соч. С. 140.

137

I'

Культурология в вопросах и ответах

дающихся авторов более рационален, чем предыдущий: Эсхил бо­лее дионисичен, Софокл более психологичен, а Еврипид чутьли не аналог Сократа в трагедии.

Обряд захоронения для греков был столь важен, что сюжет тра­гедии Софокла «Антигона» основан на готовности главной герои­ни пожертвовать своей жизнью ради его совершения. «Что хочешь делай, схороню его. Мне сладко умереть, исполнив долг», — гово­рит Антигона и приносит себя в жертву мертвому брату и закону богов. «Антигона» соединяет в себе идею «Гамлета» — мщения за убийство отца и «Ромео и Джульетты» — увидя мертвой Антигону, лишает себя жизни Гемон, сын правителя, приговорившего Анти­гону к смерти.

Отвергая мысль, что художник должен творить бессознательно, как сказал об Эсхиле Софокл и что свойственно ему самому, Еври­пид аналогично сократовскому: «Лишь знающий добродетелен», считал, что «все должно быть разумным, чтобы быть прекрас­ным» '.

Трагедии с такими персонажами, как сатиры, положили начало сатире как роду литературы, определившему специфику многих жанров: басни, эпиграммы, бурлеска, памфлета, фельетона, коме­дии и сатирического романа. К трем великим трагикам добавляет­ся комедиограф Аристофан (ок. 446-385 до н. э.}, который не брал сюжеты из мифологии, а придумывал сам, часто пародируя траги­ческое действие. Драма все дальше отходила от мифологии.

Греческий театр включал в себя «скену», на которой играли ак­теры, «орхестру» для хора и «театрон» — места для зрителей. Са­мый крупный театр в Афинах был рассчитан на 17 тыс. зрителей, т. е. вмещал почти всех граждан Афин. Посещение спектаклей счи­талось для свободных людей обязательным.

О значении музыки в Древней Греции говорит миф об Орфее, от пения которого приходили в движение деревья и скалы. Греки играли на лире, флейте и других инструментах. Древнегреческий миф об Орфее близок мифам об Осирисе и Инанне. Возможно, этот миф, так же как алфавит, попал к грекам от финикийцев.

В V в. до н. э. в Греции была открыта перспектива в живописи, и это — шаги рационализации в изобразительном искусстве.

В микенский период сооружен огромный Кносский дворец, так называемый Лабиринт (от слова Лабрис — двуострая секира, свя­щенный на Крите предмет), занимающий площадь около 10 тыс. кв. м

1 Ницше Ф. Указ. соч. С. 104.

138

Искусство Древней Греции

и насчитывающий несколько сотен помещений. Но самым замеча­тельным архитектурным памятником Древней Греции считается Афинский акрополь, построенный в V в. до н. э, под общим руко­водством скульптора Фидия (500/490 — ок. 431 до н. э.), с Парфе­ноном, который часто фигурирует в качестве символа культуры. В это же столетие творил знаменитый автор «Дискобола» Мирон, а из IV в. до н. э. наиболее известен скульптор Пракситель. Грече­ская скульптура наравне с философией и трагедией принадлежит к высшим достижениям мировой культуры. Алтарь на Делосе, устроенный, по преданию, самим Аполлоном из рогов диких коз, убитых Артемидой, причислялся к семи чудесам света.

Древней Греции мы обязаны названиями нескольких наук. Пе­ру греческого ученого Страбона (64/63 до н. э. — 23/24 н. э.) при­надлежит книга «География», в которой он описал природу и дал сведения о народах, живущих в различных странах, и об их исто­рии. Надо иметь в виду, что называемое греками наукой сильно от­личалось от наук Нового времени. Греческая наука опиралась на обыденный, а не на экспериментальный опыт, и это не столь ска­зывалось на описательных науках типа географии, но имело прин­ципиальное значение, когда речь шла о физике, астрономии и дру­гих дисциплинах, претендующих на статус теоретических. Точнее сказать, в Древней Греции зарождались рациональные предпосыл­ки создания наук, но им далеко до того эмпирико-теоретического синтеза, с началом которого можно говорить о становлении науки в современном понимании.

К таким научным и образовательным центрам, как Академия Платона и Ликей Аристотеля, во времена эллинизма добавился Мусей (букв, «святыня муз») в Александрии, совмещавший в себе научное учреждение, университет и библиотеку, количество книг в которой достигало 700 тыс.

Древнегреческая математика зародилась в школе Пифагора, а «Начала» Евклида представляют собой классический образец гео­метрии. В греческой цивилизации, согласно немецкому философу и историку XX в. Освальду Шпенглеру, нет времени, как оно суще­ствует в Египте, Вавилоне, Западной Европе. В качестве примера он ссылается на евклидову геометрию и математику. Величайший математик древности Архимед (ок. 287—212 до н. э.) определил чис­ло «пи» и заложил основы механики. Окружность Земли первым вычислил Эратосфен (ок. 276—194 до н. э.), который был одним из руководителей Александрийской библиотеки. Мы пользуемся вве­денной им системой меридианов и параллелей. Все трое предста­вители Александрийской математической школы.

139

Культурология в вопросах и ответах

В эллинистический период в Александрии построен маяк Фа-рос, который причислен к семи чудесам света; появился первый зоологический сад.

Древняя Греция славилась своим ораторским искусством (дос­таточно вспомнить Демосфена и его речи против Филиппа — «фи­липпики») и риторикой — наукой об умении правильно говорить.

Даже спорт в Древней Греции был рационален и введен в циви-лизационные рамки. Греция — родина Олимпийских игр, которые проводились раз в четыре года начиная с 776 г. до н. э., пока их в 394 г. до н. э. не запретил римский император Феодосии I как несо­вместимые с христианством. Учредил Олимпийские игры, по пре­данию, Геракл, и на время соревнований во всей Греции объявлял­ся мир. Физическому развитию в Древней Греции уделялось боль­шое внимание. Слово «гимнастика» имеет тот же корень, что и «гимназия», потому что в древнегреческих учебных заведениях — гимнасиях не только изучали науки, но и занимались физическими упражнениями на различных снарядах, уделяя этому по несколько часов в день. Поговорка «в здоровом теле — здоровый дух» пришла к нам из Древней Греции.

Одежда древних греков отличалась простотой и рационально­стью. Они носили хитон, плаш — гиматий и сандалии, а во время путешествий надевали плаш — хламиду.

Э • Мифология Древнего Рима

Рим — вторая великая морская цивилизация, ее размеры пора­жают воображение. Основанный, по преданию, Ромулом и Ремом в 753 г. до н. э., Рим к IV в. до н. э. захватил всю территорию Италии, а с середины III по середину II в. до н. э. в Пунических войнах сокрушил Карфаген. Во II в. до н. э. Рим захватил Грецию; в I в. до н. э. — Египет, Иудею, Галлию, часть Британии. В середине I в. до н. э, единоличным правителем римского государства становится Гай Юлий Цезарь, а после его убийства и гражданской войны импе­ратором провозглашается приемный сын Цезаря Октавиан Август. В III в. император Константин переносит столицу в г. Визант на берегу Боспора, которому дает название Константинополь. В кон­це IV в. Римская империя делится на Западную и Восточную, полу­чившую название Византии. В 410 г. варвары впервые захватывают Рим, а в 476 г. Западная Римская империя прекращает свое сущест­вование.

140

Мифология Древнего Рима

Важным этапом римской экспансии было поглощение греков вместе с их культурой, проводниками которой отныне стали рим­ляне. Потерявшие независимость греки покорили Рим своей ми­фологией и философией и тем самым одержали культурную побе­ду, «Греческая философия уже целые века воспитывала высшее римское общество. Почти все наставники были греки. Преподава­ние все шло на греческом языке. Блистательнейшая победа Греции была одержана ее педагогами и профессорами»1. Когда римляне покорили Малую Азию, на территории Римской империи стал рас­пространятся культ персидского бога Митры. После захвата Егип­та в Риме получили известность египетские боги. Захват Иудеи привел в конечном счете к торжеству христианства в Римской им­перии и во всей Европе. Странствующий немецкий поэт XIII в. Фрейдам объяснил это так:

Владык великих древний Рим Поработил мечом своим, Но за неправду осужден Принять поверженных закон.

Строгий и практичный стиль римской цивилизации соответст­вовал задаче, которую она выполняла, — расширение ареала грече­ской и других культур, их перенесение на громадные расстояния и массы. Рим можно назвать первой цивилизацией, которая пыта­лась создать единое культурное поле на огромной захваченной тер­ритории, где уже существовало несколько достаточно развитых культур (новый момент.'). Этому помогало отсутствие у римской культуры собственной целостности, которая могла бы противосто­ять другим культурам. Она впитывала в себя и духовно подчинялась культурам покоренных народов, придавая им свою специфику. В гигантском котле варились многие культуры. Римская империя объединила большинство известных в то время цивилизаций — египетскую, ближневосточные, еврейскую. Это потребовало бес-рецедентной культурной работы. Начиная со II в. н. э. после за-оевания Греции эту роль выполняла греческая мифология и фи-ософия, в новую эру она перешла к христианству, ставшему ми-овой религией. Сама же римская культура участвовала в этом Интезе искусством в лице Овидия, создавшего в своих «Метамор-

Ренан Э. Марк Аврелий и конец ангичного мира. М., 1991. С. 2§.

141

Культурология в вопросах и ответах

фозах» единую художественную картину мира, и философией в ли­це римских стоиков, создавших единый этос.

Римская культура — прообраз мировой культуры, позволяю­щий сделать вывод, что это возможно. Правда, Римская империя объединила не весь мир, но можно представить, что было бы, если бы римляне захватили Индию и Китай. Итак, в римской культуре произошел первый в истории синтез, повлиявший на последующее развитие культуры (достаточно вспомнить, что христианство при­шло в Европу из Рима, а мусульманство было бы невозможно без христианства).

Три великих историка Древнего Рима — Тит Ливии (59 до н. э. — 17 н. э.), Тацит (ок. 58 — ок. 117 н. э.) и Плутарх (ок. 46 — ок. 127 н. э. ) — грек, прославившийся сравнительными биогра­фиями исторических деятелей. Титу Ливию, написавшему «Исто­рию Рима от основания города» и относящемуся к «золотому веку» древнеримской литературы, мы обязаны сведениями о мифологии Древнего Рима.

Первичные мифы римской цивилизации, например миф о вы­кармливании волчицей двух братьев — основателей Рима, мало чем отличаются от мифов первобытных народов. Тит Ливии пишет, что первым культом, учрежденным на римской земле Ро-мулом, был культ Геркулеса (Геракла), так как Ромул был ревност­ным почитателем бессмертия, порожденного доблестью. Для древ­нейшего периода римской истории характерен культ семейно-ро-довых духов-покровителей — богини домашнего очага Весты, пенатов и ларов. Еще один исконно римский бог — двуликий Янус. После завоевания Греции происходит отождествление рим­ских богов с греческими и перенимание структуры греческого пан­теона: Сатурн отождествляется с Кроносом, Юпитер — с Зевсом, Марс — с Аресом, а взятые от греков боги приобретают новые имена: Афина называется Минервой, Афродита — Венерой, По­сейдон — Нептуном, Гера — Юноной, Гермес — Меркурием.

Ежегодно в Риме в декабре устраивались празднества — сатур­налии — в честь бога Сатурна — покровителя земледелия. Торжест­во сопровождалось карнавалом, во время которого стирались со­словные различия, а также пиршествами; бедным гражданам раз-давали деньги, друг другу делали подарки.

Поэт Овидий в «Метаморфозах» повторяет в расширенном ва­рианте «Теогонию» Тесиода. Он попытался собрать воедино все предшествующие знания — от первобытного хаоса до системы Пи­фагора — и соединил мифы, научные и исторические сведения в художественую картину мира, где все находится в процессе изме-

142

Мифология Древнего Рима

нения, метаморфоз. Такой синтез вполне соответствовал истори­ческому значению Римской империи, включившей в себя к началу нашей эры большинство известных земель. Создателем человека у Овидия выступает Прометей: «Между тем, как, склонясь, осталь­ные животные в землю смотрят, высокое дал он (Прометей. — А.Г.) лицо человеку и прямо в небо глядеть повелел, подымая к созвез­диям очи»1. В Золотой век не было страха, земля все «сама прино­сила, плугом не ранена», реки текли из молока и т. д. При Юпитере зародился Серебряный век. Появились четыре времени года, люди стали жить в пещерах и трудиться на земле. Дальше был Медный век и худший, Железный, когда ушло благ,очестие и справедли­вость, а пришло насилие и «проклятая жажда наживы», а вместе с ней частная собственость на землю и войны. Юпитер решает унич­тожить человеческий род и устраивает потоп. В живых остается один человек с женой, и от них берут начало новые поколения лю­дей.

В «Метаморфозах» Овидия Юпитер в основном занимается лю­бовными интригами, заставляя вспоминать написанную Овидием ранее «Науку любви». Пантеон богов намеренно заземляется, и те­перь ему трудно соперничать с нарождающимся христианством. Можно сказать, что здесь происходит подмена. Юпитер Овидия намного легкомысленнее Зевса Гесиода, и верить в благостность так себя ведущего бога становится все сложнее.

В императорский период утверждается культ императоров. В новую эру в Рим проникают мифологические системы из поко­ренных стран — Египта и Малой Азии. Между ними разворачива­ется борьба за господство. Во П в. в Риме обрел популярность культ персидского бога света и правды Митры, который в религи­озном плане был самым сильным конкурентом Христа. Это был шаг от политеизма к монотеизму, и в этом смысле почитание Мит­ры подготовило народ к принятию христианства в начале TV в. на закате Римской империи. А на протяжении длительного времени римские сатурналии воспринимались как дикий анахронизм, в то время как жертва Сократа для римских стоиков оставалась образ­цом мужества. Философия в Древнем Риме лидировала вплоть до победы христианства.

! Публий Овидий Назон. Собр. соч. СПб., 1994. Т. II. С. 11.

143

Культурология в вопросах и ответах

О Философия Древнего Рима

Древний Рим не создал новых философских систем. На древне­римскую почву переходят учения, которые появились в Древней Греции в эпоху крушения афинского государства, — эпикурейство, стоицизм, скептицизм. Престиж философа достигает высшей точ­ки. «Сильные мира содержали при своей особе домашнего филосо­фа, который был в то же время их ближайшим другом, наставни­ком, стражем их души... В больших печалях приглашали философа, чтобы он утешил»1. Философ выполнял роль, которую впоследст­вии в христианстве играли духовники. «Таким образом, осущест­вилось настоящее историческое чудо, которое можно назвать вла­дычеством философов»2. Практическая направленность римской души привела к тому, что в Древнем Риме интересовались не диа­лектикой и метафизикой, а преимущественно этикой. Римляне взяли из греческой философии две основные темы: как избежать страха смерти (к этому стремились эпикурейцы) и как ее достойно встретить (стоики). В Древней Греции противопоставленные, в Древнем Риме стоики и эпикурейцы дополняли друг друга (Сенека охотнее всего цитировал Эпикура).

Популярности Эпикура способствовала поэма «О природе ве­щей» Лукреция Кара (ок. 99~ок. 55 до н. э.), уроженца Рима. Лукре­ций был не теоретиком, а поэтом, скорее даже эпикурейцем, чем поэтом, потому что сам объяснял, что взялся изложить взгляды Эпикура в поэтической форме для облегчения их восприятия, сле­дуя принципу, что главное — наслаждение, как, скажем, больному дают горькое лекарство вместе с медом.

Проблема «бог и зло» одна из самых сложных в этике. Христи­анство отвечает на нее утверждением, что Бог дал людям свободу воли; индийская философия — концепцией кармы. Эпикурейцы да­ют свой ответ, считая, что боги не вмешиваются в жизнь людей, по­тому что в противном случае, по Эпикуру, пришлось бы признать, что допускающие зло боги или не всемогущи, или не всеблаги.

И интересное дело: сам Эпикур, по Лукрецию, оказывается вы­ше богов, потому что боги не вмешиваются, а Эпикур своим уче­нием спас челбвечество от страхов. Еще раз убеждаемся: чем ниже ставятся боги, тем выше оказывается человек. «О богах ничего не

1 Ренан Э. Указ. соч. С. 29-30.

2 Там же. С. 32.

144

Философия Древнего Рима

знаю», — говорит Будда и... обожествляется. «Боги не вмешивают­ся», — утверждает Эпикур и... почитается богом. Недавний при­мер — обожествление правителей атеистического государства.

Оканчивается поэма Лукреция описанием массовой смерти от эпидемии. Так оптимистическое учение Эпикура неожиданно обо­рачивается пессимистическим выводом римского поэта: это уче­ние невозможно претворить в жизни.

Эпикурейство больше подходит для свободных людей, могу­щих забраться в «башню из слоновой кости». А раб? Как он может жить незаметно и без страхов наслаждаться жизнью? Каждый че­ловек в эпоху империи был под пятой тирана. В этих условиях уче­ние Эпикура теряет свою жизненную силу, уже не подходит к со­циальным обстоятельствам Римской империи, когда человек вы­нуждается на противостояние с властью. В дальнейшем со становлением империи места для оптимистических учений вообще не осталось, и мы видим только стоиков и скептиков.

Ни один из многочисленных последователей Эпикура ничего не изменил в его учении. Или оно настолько целостно, что не при­бавишь, не убавишь, или в эпикурейцы не шли творческие люди. Напротив, метафизика стоиков сделала сильный крен в сторону платоновского идеализма, тогда как этика, а для стоиков, тем бо­лее римских, именно она была главной, изменилась мало.

Взгляды римских стоиков отличались от греческих по тональ­ности — силой своего чувства и выразительностью позиции, и это объяснялось изменением социальных условий. Постепенно подта­чивалось достоинство людей и вместе с тем их уверенность. Исся­кал психологический запас прочности, и начинали преобладать мотивы обреченности. Б. Рассел писал, что в плохие времена фи­лософы придумывают утешения. «Мы не можем быть счастливы­ми, но мы можем быть хорошими; давайте же представим себе, что пока мы добры, не важно, что мы несчастливы. Эта доктрина ге­роическая и в плохом мире полезная»1.

У римских стоиков ведущими чертами становятся не гордость, достоинство, уверенность в себе и внутренняя непоколебимость, а скорее слабость, ощущение ничтожности, растерянность, надлом­ленность. Нет у них оптимизма греков. Понятия зла и смерти вы­ходят на первый план. Римские стоики демонстрируют стойкость отчаяния и терпения, сквозь которую прорывается мотив духовной свободы.

Рассел Б. История западной философии. М, 1959. С. 286.

145

Культурология в вопросах и ответах

С конца II в. христианство завладевает умами масс. Можно сказать, что христианство в борьбе с философией победило самую могущественную в истории человечества империю, а единствен­ный в истории император-философ Марк Аврелий (121 — 180) потер­пел сокрушительное духовное поражение. Почему это произошло? Ослабление творческих потенций античной философии, измене­ние духовного климата и социальных условий жизни тогдашнего общества привели к триумфу христианства. Философия была сна­чала низвергнута, а потом использована для нужд религии, превра­тившись на полторы тысячи лет в служанку богословия.

В римской цивилизации философия теряет свою теоретиче­скую мощь, становясь преимущественно практической мудростью, что лишает ее главного достоинства — разумного поиска истины. Стараясь быть прежде всего полезной, философия исчерпывает себя.

/ • Искусство Древнего Рима

В подтверждение идеи неравномерного, пульсирующего разви­тия культуры американский теоретик истории культуры Алфред Кребер пишет: «Такой тип конфигурации представляет нам латин­ская культура. Она получает первый, предварительный импульс под прямым воздействием греков, характеризующийся ярким дра­матическим мастерством. Он приходится на период до и после 200 г. до н. э., скажем, на 240—120 гг. Далее следует полувековой промежуток низкого уровня развития. Затем с 70 г. до н. э. до 10 г. н. э. — пик развития, достигающий апогея в творчестве Верги­лия, — это годы распада Республики и начала правления Августа. Поздние годы его правления и последующие несколько десятиле­тий, с 10 до 50 г. н. э., опять относительно бесплодны... Далее, со времен Нерона до правления Трояна — скажем, с 50 до 120 г., — вновь создается качественная литература»1. Эти три импульса Кре­бер называет ранним, золотым и серебряным.

Золотой век римского искусства (I в. до н. э. — начало Г в. н. э.) — это век Лукреция, Катулла (87/84 до н. э. — ок. 54 до н. э.), Вергилия (70—19 до н. э.), Горация (65-8 до н. э.), Овидия (43 до н. э. — 17/18 н. э.). Катулл был первым латинским лирическим по­этом, его дело продолжил Гораций сатирами и одами. «Памятник»

Антология исследований культуры. СПб., 1997. С. 470.

146

Искусство Древнего Рима

Горация, вольно переведенный Пушкиным как вознесшийся выше Александрийского столпа в Петербурге, в оригинале — выше пира­мид, не сокрушимых ни природой, ни временем. «Лучшая часть меня, — писал Гораций, — избежит похорон». Мотив бессмертия поэта {в широком смысле творца культуры) прозвучал у Горация с непревзойденной силой и породил много подражаний. В этом же стихотворении Гораций откровенно признается в своем собствен­ном следовании образцам греческой поэзии. «Встав из ничтожест­ва, пердым я приобщил песню Эолии к италийским стихам»1. Го­рацию принадлежит и выражение «Молчат» из стихотворения «К римскому народу», использованное Карамзиным и Пушкиным, вспомним «Бориса Годунова»: «Народ безмолвствует».

Создание единой античной художественной картины мира продолжил Вергилий, принявший в «Энеиде» за отправную точку то, чем закончил «Илиаду» Гомер, — победу греков над троянцами. Часть жителей Илиона во главе с Энеем, сыном троянского царя Приама, спасается от гибели и по морю добирается до Италии. По­роднившись с тамошним населением, они дают начало новой ци­вилизации. Таким образом Вергилий рассказал в художественной форме о переходе от греческой к римской культуре. Затем Овидий обобщил достижения античной культуры. Его «Метаморфозы» — собрание мифов, отражающее жизнь Римской империи. Встречаем и «Метаморфозах» и древнее мистическое понимание природы с ее сверхъестественной составляющей. Например, миф о нимфе Эхо, которая от несчастной любви к Нарциссу сохнет, «и одни остались лишь голос да кости. Голос живет; говорят, что кости каменьями стали»2. Образ самого Нарцисса интересен не только в плане кри­тики эгоизма, айв том смысле, что художник любит образы, кото­рые создает, и в этом сам немного Нарцисс. Шекспировский сю­жет «Ромео и Джульетты» уже присутствует у Овидия в рассказе о влюбленных Пираме и Фисбе. Пирам, договорившись встретиться ночью с Фисбой, увидев ее обагренную кровью накидку, думает, что ее растерзал лев, и вонзает в себя кинжал, что позже делает и заставшая его мертвым Фисба. История любви Циклопа к нимфе Галатее, рассказанная Овидием, много позже задаст, видоизме­нившись, сюжет русской сказки «Аленький цветочек».

У Овидия в «Метаморфозах» величие сочетается с наслаждени­ем. Затем величия становится все меньше, а наслаждения, точнее,

1 Хрестоматия по истории Древнего мира. С. 262—263.

2 Публий Овидий Назон. Собр. соч. Спб., 1994. Т. II. С. 65.

147

Культурология в вопросах и ответах

стремления к нему, все больше. Вот яркий пример подмены: Эпи­кур, признававший самыми ценными душевные наслаждения, и римские эпикурейцы, для которых главным стало наслаждение те­лесное.

К Серебряному веку принадлежат историк Тацит (55—120), сатирик Ювенал (ок. 60-127), автор эпиграмм Марциал (ок. 40— ок. 104). Наконец, выделяют Бронзовый век, начавшийся с прав­ления императора Адриана (117—139), в это время жил прославив­шийся биографиями двенадцати римских цезарей Светоний (ок. 70- ок. 140). Литературу народов, покоренных Римом, счита­ют древнеримской. Поэтому сюда попали и сочинения древнегре­ческих поэтов и писателей эпохи эллинизма, например Лукиана (120—185), историка Плутарха (ок. 46— ок. 126) и др.

Постепенно в художественной литературе начинает преобла­дать сатирический жанр: не только Ювенал и Марциал, но и Луки-ан, Апулей, Петроний. Великое оборачивается смешным по мере упадка самой Римской империи. Именно в Древнем Риме появля­ется настоящая в полном смысле слова сатира. Как философия кончилась скепсисом, так искусство — сатирой, и точку поставил Лукиан. Несколько смертельных ран богам нанес Овидий, но Лу-киан откровенно их третирует. На его «собрании богов» Мом гово­рит, что люди презирают богов из-за того, что среди них есть лег­комысленный Дионис с Силеном и сатирами. Обвиняется сам Зевс за то, что обратил свой взор на смертных женщин. «Чем больше нас стало, тем сильнее увеличиваются клятвопреступления и свя­тотатства, и справедливо поступают люди, что нас презирают», — заключает Мом!. Римляне дискредитировали богов, которых поза­имствовали у греков, и приход новой религии стал неизбежен. Удар по античным представлениям был нанесен с двух сторон — и философией, и искусством. Боги, над которыми можно смеяться, уже не вызывают уважения.

Древнейшее произведение изобразительного искусства Рима — знаменитая бронзовая капитолийская волчица, по преданию, вскормившая Ромула и Рема и ставшая символом Вечного города. От Древнего Рима дошла и скульптура Венеры Милосской, най­денная на острове Милос.

Римляне были большими любителями устраивать празднества по случаю побед полководцев — доказательство воинственности духа. Победы отмечались строительством триумфальных арок,

Лукиан. Избранная проза. М., 1991. С. 269.

148

Искусство Древнего Рима

некоторые из которых сохранились до наших дней. В центре итальянской столицы и сегодня стоит Колизей — самый большой амфитеатр Древнего Рима на 56 тыс. зрителей, наблюдавших бои

(гладиаторов, травлю диких зверей... Наиболее значительным пред­ставителем римской архитектуры Аполлодором Дамасским в 25 г. н. э. построено крупнейшее сооружение римского зодчества — Пантеон (храм во имя всех богов). Диаметр его купола 43,2 м не имеет себе равных во всей античной архитектуре. В архитектуре, пишет Данилевский, где «римляне своей аркой и куполом осмели­лись быть самобытными, они создали Колизей и Пантеон, стоя­щие наравне с лучшими произведениями греческого искусства»1.

В эпоху заката Рима, когда доминировал лозунг «Хлеба и зре­
лищ», стало модно строить грандиозные бани. Крупнейшие из
: них — термы Диоклетиана и Каракаллы, построенные в начале
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19


Философия и религия Древнего Китая
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации