Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах - файл n1.doc

приобрести
Горелов А.А. Культурология в вопросах и ответах
скачать (1845 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1845kb.08.07.2012 21:12скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Раздел II СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

1 • Начало материальной и духовной культуры

Современная антропология в качестве первого представителя рода Homo называет Человека Умелого, останки которого найдены английским ученым Л. Лики в 1960 г. в Восточной Африке. Остан­ки принадлежат существам, которых относят к австралопитекам, т. е. «южным обезьянам» ростом 120 см и с объемом мозга не более, чем у других человекообразных обезьян. Почему их назвали Чело­веком Умелым? В тех же слоях была обнаружена речная галька, за­остренная при помощи сколов. Так как сколы на гальках, по-види­мому, сделаны этими существами и представляют собой таким об­разом первые орудия труда, то и назвали их Человеком Умелым. Животные способны применять предметы и даже видоизменять их с помощью зубов и конечностей, но использование одних естест­венных предметов (например, камней) для обработки других счи­тается созданием орудий труда, присущим только человеку.

С изготовлением орудий труда начинается материальная куль­тура, т. е. производство специфически человеческих материальных продуктов его деятельности. Человек Умелый начал активное пре­образование природы в материальном плане.

За 3—5 млн. лет, прошедших после начала изготовления ору­дий, Человек Умелый выпрямился и стал Человеком Прямоходя­щим. Он подрос до 150 см, объем его мозга имел 900 куб. см, при­менял ножи, сверла, скребки, ручные рубила. Относящийся к Че­ловеку Прямоходящему синантроп питался мясом, использовал сосуды и огонь. Вот простое объяснение «приручения» огня: при оббивании камней сыпались искры, которые могли зажечь трут.

Человек Прямоходящий, как и Человек Умелый, был погружен в природу и жил в мире с ней, что в дальнейшем получило назва­ние единства человека с окружающей средой. Слово «единство», впрочем, мало что выражает. Любая форма взаимодействия частей является их единством. Единство человека и природы создавалось из отдачи человеком себя природе, как прекрасно изобразил Р. Ки-

23

Культурология в вопросах и ответах

плинг в образе Маугли. Первобытный человек был больше похож на Маугли, чем на охотника с дубиной.

Прямохождение называют одним из решающих отличий чело­века от животных, оно позволило освободить руки для выполнения других операций. Человек Прямоходящий создавал достаточно сложные орудия и сильнее изменял окружающую среду. Мощной преобразовательной силой стал огонь. Значение огня столь велико, что давший его людям Прометей был наиболее известным мифо­логическим героем Древней Греции, сравнимым по своей славе с Аполлоном — богом-целителем и прорицателем, покровителем ис­кусств и Афродитой — богиней красоты.

Неандерталец известен нам надбровными дугами и выступаю­щей челюстью по скульптурным воссозданиям. Его рост и объем мозга близки к современному. С неандертальца начинается уси­ленное общественное развитие, и тогда уже существовали стада в шкурах с дубинами в руках, изображенные на диарамах в краевед­ческих музеях.

Именно у неандертальца возникает обычай захоронения тру­пов, и, стало быть, с него начинается духовная культура. Без разума и речи, но с верой в сверхъестественное? Можно ли говорить о воз­никновении таких представлений у бессловесного существа? Изго­товление орудий опередило речь на несколько миллионов лет. По­чему же захоронение трупов должно начаться только после ее по­явления? Конечно, развитые обряды требуют наличия речи, но, вообще говоря, представления о высшем духовном начале совсем не нуждаются в ней, как видно на примере мистики — представле­ния о единстве со сверхъестественным, которое не нуждается в словесном оформлении.

Итак, 350—200 тыс. лет назад произошел важный сдвиг в ста­новлении человека — возникли зачатки духовной культуры. Здесь уместно заметить, что термин «культ» служит основой понятия «культура». Отметим вывод культуролога и писателя Мирче Элиаде, что «в архаических обществах доступ к духовному выражается че­рез символизм смерти»1.

Итак, с осознания смертности и захоронения трупов начинает­ся духовная культура. Известное у обезьян манипулирование пред­метами, не имеющее практических целей, становится самоценным для человека. Стало быть, самоценной становится духовная куль­тура, в которой и проявляется впервые данный феномен.

Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М., 1996. С. 233.

24

Начало материальной и духовной культуры

Захоронения трупов отсутствуют у животных — здесь граница, которую они не в силах перейти. Духовная культура выполняет ту же, но по большей части невидимую работу, что и материальная культура. Человек Умелый оббивает гальку, преврашая ее в нечто иное с другими функциями. Неандерталец заменяет животное вос­приятие на нечто, способное создавать произведения духовной культуры. Духовная культура оказывает влияние на материальную, та — на преобразование среды, а та, в свою очередь, — человека, и получается контур обратной связи, ускоряющий развитие. Отказ от обязательной непосредственной полезности действия ведет к повышению эффективности практической деятельности. Данный контур обратной связи, по-видимому, ответствен за ускорение ис­торического процесса и эволюции человека. Духовная культура — главный фактор человеческого прогресса, а движущей силой его становится творец духовной культуры — человек.

Нет ничего удивительного в том, что сначала развивается мате­риальная культура. На определенном ее этапе складываются пред­посылки для появления духовной культуры, и с этого момента рез­ко ускоряется развитие человека. Несколько миллионов лет пона­добилось для перехода от материальной к духовной культуре. Затем прошло еще 150 тыс. лет — и появляются разум и речь. Отходя все дальше от животных, человекообразное существо превратилось в неоантропа.

Проходит время, и вот наступает решающий этап в становле­нии человека. Это кроманьонец, Человек Разумный, похожий на нас внешним обликом и ростом. Закончилась в целом телесная эволюция, начинается эволюция социальной жизни — род, пле­мя... Дальше пойдет эволюция хозяйственной жизни, определяе­мая развитием техники.

Разум и язык невозможны друг без друга, а вместе они дают то, чего лишена дочеловеческая жизнь, — социальное наследование приобретенных признаков.

Если и не совсем правильно сказать «в начале было слово», тем не менее речь играет ключевую роль в формировании сознания. С появлением языка и разума изменяется мозг. «Ныне атрополо-гии достоверно известно, что у всех представителей семейства троглодитид, даже самых высших, т. е. палеоантропов (неандер­тальцев в широком смысле слова), не говоря о нижестоящих фор-мах, в архитектонике мозга отсутствовали все верхние префрон-тальные формации коры головного мозга, а также те зоны височ­ной и теменной областей, которые осуществляют второсигнальное

25

Культурология в вопросах и ответах

управление и деятельностью, и восприятием, и всеми вообще функциями организма человека»1.

С появлением языка начинается видимая духовная культура — как создание качественно нового, не относящегося к практической материальной деятельности, абстрагирующегося от непосредст­венных задач (хотя еще у неандертальцев появляется то, что можно назвать искусством, — вылепленные фигурки людей).

Главное отличие человека от животных не в материальном бы­тии, хотя у человека оно также специфично, а в его бытии духов­ном, которое у животных полностью отсутствует, т. е. в духовной культуре, сотворившей речь и разум. Именно речь порождает чело­века в полном смысле слова. С речью и мышлением появляется идеальное и берет начало культурное время (но не социокультур­ное, поскольку социальность и культурность не одно и то же — различают социальное и культурное время, каждое со своими осо­бенностями).

Возникновение языка несомненно связано со словесным твор­чеством и ведет к становлению новых форм искусства в дополне­ние к наскальным рисункам. Отметим идею Поршнева: исходный психофизиологический механизм развития искусства тот же, что и возникновения речи, — преодоление внушения со стороны других индивидов.

I* Охотничье-собирательное хозяйство

Чем ближе к порогу собственно человеческой истории, тем больше данных о важной роли охоты в жизни общества. Единство человека и природы было разрушено, когда человек начал созда­вать орудия убийства. Те дубины, с которыми одетый в звериную шкуру первобытный человек гонится за мамонтом на диарамах в краеведческих музеях, были первой подменой жертвы Маугли на благо единства с природой.

По мнению М.М. Будыко, экономической основой жизни че­ловеческого общества в верхнем палеолите (40-15 тыс. лет до н. э.) была охота на крупных животных. Сделавшись охотником, человек вступил на путь разрыва с природой. Теперь его отношения с при­родой оказались чреваты опасностью локальных и региональных

Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории. М., 1974. С. 175.

26

Охотничье-собирательное хозяйство

кризисов, повлекших за собой гибель отдельных культур, пока, на­конец, не привели в настоящее время к глобальному экологиче­скому кризису.

Социализированный и производящий орудия человек мог ак­тивно воздействовать на природу, противопоставляя себя ей и пе­рестраивая ее. В результате разразился первый экологический кри­зис, когда технический прогресс средств охоты привел к уничтоже­нию крупных животных, да и над самим человеком сгустились тучи.

М.М. Будыко, используя метод математического моделирова­ния, пришел к выводу: «Окончание культуры палеолита в Европе, возможно, было в известной мере результатом неразрешимого противоречия между созданной человеком верхнего палеолита тех­никой массовой охоты на крупных животных... и ограниченностью природных ресурсов для этой охоты, которые через некоторый пе­риод времени оказались исчерпанными»1. Ряд исследователей счи­тают исчезновение мамонтов и других крупных млекопитающих в какой-то степени антропогенно обусловленным. Главная причина данного экологического кризиса, по Будыко, в более высокой ско­рости эволюции человека по сравнению со скоростью эволюции преследуемых им животных.

Кризис охотника был, в отличие от кризиса австралопитека, не кризисом слабости, а кризисом силы, как и современный экологи­ческий кризис, хотя древний охотник не выглядит ретроспективно таким уж сильным, как не покажемся, наверное, и мы нашим по­томкам спустя 30—40 тыс. лет.

Дело не только в скорости эволюции, айв направленности применения человеческих сил, разрушавшей прежнее единство че­ловека и природы. Данный промежуток человеческой истории был назван дикостью, и это верно — в те далекие времена преобладал агрессивно-потребительский стиль жизни.

Исследования Будыко показывают опасность агрессивно-по­требительского поведения. Конечно, это в определенной мере тре­буется для существования в «сфере необходимости», но должно преодолеваться культурным прогрессом, который в описываемый период выразился в переходе от присваивающего к производитель­ному хозяйству, к земледелию и скотоводству. Возможности для этого были; вызов превратил их в реальность.

Будыко М. М. Глобальная экология. М., 1977, С. 252.

27

Культурология в вопросах и ответах

Если экологический кризис верхнего палеолита действительно имел место, то он оказал в той или иной степени влияние на эво­люцию человека, способствовал развитию новых форм и способов хозяйствования.

«Э Земледельческо-скотоводческое хозяйство

Одомашнивание животных, переход от охоты к сельскому хо­зяйству и оседлому образу жизни (строительство свайных жилищ) получили название неолитическая революция {неолит — новокамен­ный век). А. Тойнби выделяет два этапа создания земледельче-ско-скотоводческого хозяйства. «В первый приход засухи доземле-дельческие предки кочевников от охоты перешли к земледелию, превратив (охоту в дополнительный и вспомогательный промысел. А в период второго критического наступления засухи патриархи номадической цивилизации смело вернулись в степь и приспосо­бились к жизни в таких условиях, в каких не могли бы существо­вать ни земледельцы, ни охотники»1.

Земледельческие культуры существовали 8 тыс. лет назад в Средней Азии, Малой Азии, Палестине и Северной Месопотамии. Более поздние и значительные зародились в Египте и Шумере 6 тыс. лет назад. Первоначально земледелие дополнялось охотой, позднее появилось скотоводство. Мотыжное земледелие возникло 10 тыс. лет назад, пахотное — на 5 тыс. лет позднее на Ближнем Востоке.

Рассматривая неолитическую революцию с позиции, изложен­ной выше, можно сказать, что мамонты своей жизнью оплатили прогресс человека и культуры.

От неолита происходит само слово «культура», означающее в переводе с латинского «возделывание», и тогда же началось выра­щивание растений как культур сельскохозяйственных. Это, конеч­но, культура материальная, но на ее развитие влияла духовная культура.

Интересно, что одомашнивание диких животных — один из главных результатов неолитической революции — некоторые ис­следователи объясняют религиозными причинами. «Население Юго-Западной Азии, особенно Месопотамии, поклонялось лунно­му божеству. Из-за формы рогов, похожей на полумесяц, тура ис-

ТойнбиЛ. Постижение истории. М., 1994. С. 185.

28

Становление ранних цивилизаций

пользовали как жертвенное животное. Для того чтобы иметь запас жертвенных животных, их держали как пленников. Мясо живот­ных и их шкуры употреблялись человеком как побочные продукты их использования в религиозных целях»1. Древние верования мог­ли, таким образом, натолкнуть на мысль о возможности содержа­ния крупного рогатого скота.

Переход к оседлому образу жизни привел к появлению посто­янных поселений — деревень, мест наиболее интенсивного воз­действия человека на окружающую среду. Производящее хозяйст­во в какой-то степени гуманизировало отношение человека к при­роде, например к убийству животных добавилась забота о них. Однако конечной целью оставалось их выращивание с целью про­кормления. Природа продолжала оставаться жертвой, а агрессив­но-потребительский стиль жизни в целом не подвергался сомне­нию.

Название охотничье-собирательной эпохи дикостью, земле-дельч ее ко-скотоводческой — варварством не противоречит тому факту, что создателем их был Человек Разумный. Он отличается от других существ тем, что обладает разумом, т. е. способностью к аб­страктному, обобщающему, понятийному мышлению, но это не зна­чит, что он всегда и во всем поступает разумно. Разумность сочета­ется и с дикостью, и с варварством. Разумность — предпосылка культуры, но не культурность в ее полноценном проявлении.

Таков путь человека: от единства с природой к охоте, затем к земледельческо-скотоводческому способу хозяйствования и позже к промышленному производству.

• Становление ранних цивилизаций

Аналогично этапам хозяйствования выделяют этапы матери­альной эволюции человечества, исходя из материалов, которые оно применяло для изготовления орудий: каменный век, бронзовый и железный (иногда добавляют медный). Впоследствии выясни­лось, что если каменный век может иметь абсолютную датировку, то следующие два имеют специфичную для каждой культуры дату. Бронзовым веком можно считать время от V до начала I тыс. до н. э., когда бронзовые орудия сменились железными. Это период

Смит Р. Наш дом планета Земля. М., 1982. С. 103.

29

Культурология в вопросах и ответах

цивилизации как третьего этапа общественного развития после ди­кости и варварства.

Двумя основными характеристиками цивилизации являются города и письменность. «Город от деревни отличается в основном по двум показателям. Первый из них состоит в существовании орга­низованного социального ядра, вокруг которого увязывается вся структура общины... Наряду с этой смелой эстетической трансфор­мацией окружающей среды существует и другая тенденция, отли­чающая город от деревни, — тенденция к утере связей, объединяю­щих жителей с природой, и изменению, уничтожению или замене естественных условий местности условиями искусственными, ко­торые усиливают господство человека и создают иллюзию его пол­ной независимости» (Л. Мэмфорд)1. «Каждое из сооружений об­щественного пользования, характеризующих новую городскую форму, — стена, прочное укрытие, сводчатая галерея, мощеная до­рога, водохранилище, акведук, канализация — уменьшало влияние природы и увеличивало господство человека»2. Город — это огоро­женное поселение, где имеется рынок для обмена продуктами. Древнейший из известных город Иерихон в Палестине возник в конце VII тыс. до н. э. Письменность появилась 6 тыс. лет назад сначала в виде пиктографической, где каждый знак обозначал по­нятие, потом иероглифической, клинописной, слоговой и алфа­витной. Изобретение письменности существенно расширило воз­можности приобщения к культуре и передачи «культурного кода». Это как бы новое средство передвижения культуры в пространстве и времени, необходимое для становления цивилизации.

Для цивилизации характерна пространственная экспансия, стремление к расширению вовне. Она несет свою культуру, потре­бителем которой является, и взаимодействует с другими культурами.

Периодизация трех веков — каменного, бронзового и железно­го — рождает вопрос: откуда появилось представление о Золотом веке и что было его основой. Возможно, это отголоски воспомина­ний о длительном (более 9/10 человеческой истории) периоде единства человека с природой.

1 Цит. по: Р. Смит. Наш дом планета Земля. С. 168-169.

2 Там же. С. 169.

30

Составные части духовной культуры

Э Составные части духовной культуры

Культура возникает как новое явление на Земле. Считать ли ее надстройкой или сублимацией — в любом случае она качественно особое образование. Еще у обезьян замечено стремление к мани­пулированию предметами, не имеющее непосредственного прак­тического значения, и это считается их характерным свойством. Из свободного манипулирования и развивается мир духовной культуры.

Вот как объясняет генезис мира культуры Б.Ф. Поршнев: «Это обход неприкосновенности окружающего мира посредством соз­дания отраженного прикосновенного мира, ибо само создание есть приложение рук и телесных сил, а также имеет целью чужое вос­приятие. Люди заменяют естественную среду искусственной, не­естественной — сферой культуры: производством звуков и тело­движений, зрительских, вкусовых и обонятельных воплощений мнимого, т. е. представляемого»1.

Человек.создает собственный символический универсум. Не­мецкий философ Эрнст Кассирер писал: «В виде языка, искусства и всех форм своей культуры человечество в известном смысле созда­ло новое тело, которое принадлежит всем вместе. Отдельный чело­век, конечно, не может передать по наследству те индивидуальные умения, которые он усвоил в течение своей жизни... но то, что он высказывает в своем произведении, что выражает при помощи языка, что изображает образно или пластично, «сращивается» с языком или искусством и продолжает жить через них. В этом про­цессе проявляется то, что отличает простое преобразование, совер­шающееся в кругу органического становления, от образования че­ловечества»2.

«Мир идей» Платона, «Град Божий» Августина Блаженного, «третий мир» интерсубъективного научного знания английского Философа XX в. Карла Поппера — части мира духовной культуры, включающего символические формы, атмосферу (то, что называют экологией духа), духовных творцов и всех, кто попадает в поле пРитяжения духовной энергии (поле в физическом смысле, как гравитационное или электромагнитное). В этом поле происходит

Поршнев Б.Ф. Указ. соч. С. 467.

Кассирер Э. Избранное: Опыт о человеке. М., 1998. С. 139.

31

Культурология в вопросах и ответах

становление человека как творца. «Можно считать доказанным, что гениальные способности даются от рождения, но реализуются они или нет — зависит только от культурного окружения, в кото­ром потенциальные гении оказываются уже после рождения»1. Связь Человека Духовного с культурными формами отнюдь не ог­раничивается тем, что, скажем, прочитав книгу или станцевав, он возвращается как ни в чем не бывало к повседневным делам. В культуре он находит смысл жизни и действует в соответствии с ним.

Мир духовной культуры отличается и от мира культуры, и от мира материальной жизни человека. От первого тем, что в этом мире действует человек, а от второго тем, что здесь действует ду­ховный человек. Далее будут прослежены аналогии между миром духовной культуры и миром природы. Как соотносятся мир духов­ной культуры и мир материальной жизни человека? Бытие не оп­ределяет дух (хотя порой определяет сознание), скорее наоборот: дух определяет бытие. Связующей нитью между миром духовной культуры и миром материальной жизни человека служит матери­альная культура, с которой началось выделение человека из мира природы, но есть иные, не материальные формы воздействия духа на бытие (например, воздействие словом).

В человеке действует воля к власти, но нет основания перено­сить ее на мир культуры, который развивается по своим законам. Культура противостоит инстинктам агрессии и потребительства и борется с ними, но не их методами — это лишь утверждало бы их, а иным путем. Поэтому столь большое значение в духовной культуре приобретали, например, принципы непротивления злому, ахимсы. Это неудивительно, если духовная культура возникла из потребно­сти создать механизм преодоления опасности самоуничтожения. Внутривидовое столкновение в животном мире обычно заканчива­ется признанием себя побежденным более слабым. Инстинкт за­прещает хищнику убийство представителя своего вида. У человека подобного инстинкта нет. Если оы кто-нибудь из волков нарушил запрет убийства себе подобного, сородичи сказали бы ему, если бы умели говорить: «Ты ведешь себя, как человек». Могла бы родиться пословица «волк волку — человек». Культура выполняет роль «со-

КреберД. Антология исследований культуры. СПб., 1997. С. 228.

32

Составные части духовной культуры

циального» инстинкта, препятствующего доведению внутривидо­вой борьбы до убийства и компенсирующего основной инстинкт живой природы — инстинкт агрессии, присущий и человеку.

Культура — специальное завоевание человека, необходимое ему, чтобы выжить и реализовать себя, и поэтому должна тщатель­но оберегаться. Если этого не происходит, Человек Разумный до­водит себя и планету до глобального кризиса, чему мы оказались свидетелями. Прогресс человеческого рода прекращается, если гибнут культурные люди.

К сожалению, становление Человека Духовного идет не такими темпами, как рост количества информации и деятелей культуры. Это заставляет сделать вывод, что далеко не всех ученых и писате­лей следует считать духовными людьми, что на примере науки по­казал один из лидеров исторической школы в методологии и фило­софии науки XX в. Томас Кун, а в области массовой культуры за­метно невооруженным глазом. Не всех и правителей — не только монарха-людоеда из Центрально-Африканской Республики, но и иных цивилизованных — можно зачислить в разряд духовных лю­дей. Появление на Земле Человека Духовного — вопрос отнюдь не скорого будущего. Есть социосфера, антропосфера, даже ноосфе­ра, но нет сферы духовной культуры.

Мир духовной культуры мы подразделили на семь отраслей мистику, искусство, мифологию, философию, религию, науку, идеоло­гию, а также на идеальные и реальные типы.

Идеальные типы выделяются в основном по преобладающим в них отраслям культур. Модифицировав схему американского куль­туролога Д. Фейбмана, мы рассматриваем следующие идеальные типы культур: допервобытный, где преобладает материальная куль­тура; первобытный, где преобладают мистика и искусство; военный, где преобладают технические средства уничтожения; мифологиче­ский, философский, религиозный, научный и идеологический, где гос­подствуют соответственно мифология, философия, религия, нау­ка, идеология. Всего восемь типов.

Среди реальных типов, модифицировав схему цивилизации А. Тойнби, мы в качестве основных выделяем египетский, кри-то-минойский (или эгейский), шумерский, вавилонский, хеттский, ассирийский, персидский, иудейский, индийский, китайский, грече­ский, римский, европейский средневековый, византийский, мусуль­манский, мезоамериканский, андский, западный, американский, юж­нославянский, русский. Всего 21 тип.

2 Культурология в вопросах и ответах 33

Культурология в вопросах и ответах

О Мистика как первая отрасль духовно^ культуры

Слово «мистика» происходит от греческого mystikos — «таинст­венный» и обозначает практику, нацеленную на единение с тем, что лежит за пределами чувственного мира. В более широком пла­не мистика нерациональное знание, основанное на интуиции и со­причастности с Универсумом. Мистика находится на доречевом и . допонятийном уровне. Ее трудно анализировать и описывать, по­тому что она вне и до слов, но это не дает основания ее отрицать.

Английский философ Джон Мак-Тоггарщ в книге «Мистика» утверждает, что в основе мистики лежат дв,е фундаментальные идеи: 1) доктрина мистического единства, corjiacHo которой реаль­но существует большая степень единства, че1М та, которая распо­знается в пределах обычного опыта; 2) доктрина мистической ин­туиции, согласно которой существует способ познания, ставящий познающего в более тесное и непосредственнее отношение к тому, чтб познается, чем отношение между познающим субъектом и по­знаваемым объектом в обычном опыте. Мистическая интуиция служит примером мистического единства. Третьей фундаменталь­ной характеристикой называют мистическую любовь.

Мистическая сопричастность, считает французский этнолог и психолог Люсьен Леви-Брюль, до- и внелогиЧ[На. Источник мисти­ки, как и искусства, — не логика, а эмоции. Логика начнет преоб­ладать со времени становления мифологии.

Леви-Брюль прав — мистика и правда не соответствует логике, и возможность ее развития облегчается тем, 'что первобытные лю­ди не замечают очевидных противоречий. «Э>га позиция тесно свя­зана, с одной стороны, с мистической ориентацией их сознания, которое не придает большой важности физическим или логиче­ским условиям возможности каких-либо веищей, а с другой сторо­ны, с малой склонностью к выработке понятий»1.

Мистика отвлекается от всего существующего в чувственном мире и зовет в иной мир, который становится миром духовной культуры. Создание культуры невозможно б5ез отвлечения от мир­ского. Мистика — начало духовной культурны в фило- и онтогене-

1 Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. М., 1937. С.259.

34

Мистика как первая отрасль духовной культуры

тическом смысле. Каждый творец должен пройти этап абстрагиро­вания. Если он на этом остановится, не переходя к другим отрас­лям культуры, то остается в области мистики.

Формула мистики «все вещи существуют невидимо в такой же мере, как и видимо» применяется ко всем существам и явлениям природы. Название мистики сверхъестественным оправдано и в том смысле, что с мистики начинается культура как то, что отлич­но от природы. Сверхъестественное есть выходящее за непосредст­венно природное. Этот его аспект является новым и важным с точ­ки зрения культуры.

Мистика как первая отрасль духовной культуры. Мистика отве­чает на основные духовные вопросы, стоящие перед человеком: «Что есть истина?», «Что такое жизнь и смерть?», «Что такое сам человек?» В отличие от материальной культуры духовная культура, включая все созданное человеческим духом, не обязательно долж-' на быть видимой. Первая форма духовной культуры — мистика — незрима. Именно с нее началась дифференциация мира и отделе­ние от него человека и его произведений.

Не нуждаясь в понятийном мышлении и слове, мистика возни­кает до появления разума и речи. Как заметил русский биолог и па­толог Илья Ильич Мечников, «быть может, некоторые хорошо уста­новленные явления «ясновидения» можно было бы свести к пробу­ждению особых ощущений, атрофированных у человека, но присущих животным»1. Многие психологи считают, что нижний этаж человеческой психики и познания человеком материального мира — это чувственное познание, независимое от какого бы то ни было воздействия речевых знаков и речевой коммуникации. Такое познание могло иметь место на уровне неандертальца, когда речи не было, но началось захоронение трупов. Одним из подтвержде­ний этому служит тот факт, что слово «предок» у многих первобыт­ных народов означает также мистическую силу, присущую явлени­ям природы. Отсюда берет начало культ, из которого развивается духовная культура. Если примем, что магия и религия исходят из мистического мироощущения, тогда понятно, каким образом ду­ховная культура начинается до речи и разума.

Мистика могла появиться из культа почитания предков, кото­рым передавались функции создателей мира и культуры. Фантазия соединялась с реальностью, как соединяются два мира — чувствен­ный и сверхъестественный. Последующая духовная культура пред-

Мечников И.И. Этюды оптимизма. М., 1987. С. 182.

35

Культурология в вопросах и ответах

ставляет собой материализацию мистического опыта. Поэтому ду­ховная культура идет не столько от сельскохозяйственных культур, сколько от культа — первых ритуалов.

Переход от предков человеческих к предкам мифическим об­легчает то обстоятельство, что «предки человеческого типа при­надлежат, как и другие покойники, к миру невидимых сил. А этот мир очень близок к мифическому миру, если он даже и не сливает­ся с ним... В обоих случаях сношения, которые можно иметь с эти­ми предками, принадлежат к тому разделу опыта первобытных лю­дей, который я, в отличие от положительного опыта, назвал мисти­ческим. Другими словами, они вводят в действие аффективную категорию сверхъестественного. В этом, возможно, заключается объяснение того, что мифическое существо, «творец» или «созда­тель» человеческой группы, признается ее предком без признания его прародителем в собственном смысле слова и что, наоборот, че­ловеческие предки часто облекаются таким сакральным прести­жем, который сходен, если не тождествен, с престижем, каким ок­ружены мифические существа»'.

Леви-Брюль демонстрирует, каким образом культ предков пе­реходит сначала в мистику, а затем в мифы. Он прав в том, что вы­деление сверхъестественного мира не требовало предварительного философствования — философии в тот период не было. Мистика не результат рефлексии, а способ непосредственного освоения ре­альности. По Леви-Брюлю, первобытные умы ориентированы мистически, т. е. всегда готовы видеть во всем мало-мальски странном или необычном действие сверхъестественных существ. В соответствии с основной мистической установкой «внимание их сосредоточено на мире сверхъестественных и мифических су­ществ, в котором находятся подлинные причины»2.

Все сверхъестественное познается путем мистического соеди­нения с ним, не связанного логическими ограничениями. Это и дало возможность Леви-Брюлю выделить дологическое мышление, которое в то же время является «интенсивно мистическим».

Для мистически ориентированного мыщления не существует неизменных причинно-следственных связей. Все может быть, и чудесное наиболее интересно. «Мистически ориентированные, эти умы сейчас же готовы признать позади существ и фактов нашего мира наличие невидимых сил и потенций. Они чувствуют их вме-

1 Леви-БрюльЛ. Указ. соч. С. 300-301.

2 Там же. С. 326.

36

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


Раздел II СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации