Шпоры по Истории Казахстана - файл n1.doc

приобрести
Шпоры по Истории Казахстана
скачать (2064 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2064kb.11.06.2012 05:56скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22

Батыры. К группе привилегированных особ казахского общества ханского периода можно отнести и батыров. Как титул это слово прибавлялось к собственному имени. Значение батыров- профессиональных военных определялось их ролью в военной жизни, а также близостью ко двору хана или влиятельного султана. Эти батыры не имели в обществе иной власти, кроме той, которую дают им их личные качества, и потому чаще других выступали в роли узурпаторов права на управление родами. Значение батыров усиливалось во время войн и обострения межродовой вражды.
Баи – у казахов-кочевников баи составляли довольно многочисленную прослойку общества. Однако баи не составляли особое сословие: они были и среди султанов, и среди биев, и среди рядовых кочевников. Иными словами, баи представляли собой социально-неоднородную группу общества. Богатство, материальное благополучие, несомненно давали огромные выгоды и определяли престиж в обществе. Тем не менее с большим состоянием не соединялись особые политические права. Значение отдельных баев в обществе определялось значением сословия, к которому они принадлежат. Какой-нибудь султан, в имущественном отношении мог быть даже нищим, но он пользовался всеми правами и привилегиями, даваемыми Законом этой социальной группе общества в постоянное обладание.
Кроме аристократии и простых, лично свободных людей в обществе была категория лично не свободных мужчин (кул) и женщин (кюн) – рабов.
Основными источниками пополнения рабов были: плен, работорговля, долговая несостоятельность. Юридически рабы представляли собой самую бесправную группу общества. Раб не мог выступать в качестве свидетеля, не мог жаловаться на хозяина. Рабы не несли никаких государственных повинностей. Общая черта всех рабов, которая отличала их от других слоев общества – личная зависимость от хозяина. Особняком в этой категории стоят туленгуты – ханские слуги, которые также лишены свободы и прав.
Кочевники-скотоводы – (карачу, шаруа) лично свободные общинники, составлявшие основную массу населения,  несли ряд повинностей.
Старинной по времени и главной по важности повинностью казахов – кочевников была воинская повинность. Другой повинностью была постойная повинность, которую они несли в натуральной форме: население должно было содержать хана и его свиту во время объезда улусов;
Шаруа кроме своих повинностей уплачивали также хану ежегодно «зякет»(одну двадцатую часть скота часть скота ), а земледельческих районах – «ушур» ( одну десятую часть  урожая со своего поля), совершали всевозможные подношения (согым, сыбага). В земледельческих районах система налогов и повинностей была более разветвленной и упорядоченной. оседлые земледельцы платили пошлину и поземельную подать. Существовавший, кроме того, натуральный сбор с крестьян и горожан «для снабжения войск продовольствием» назывался «тагар».
Среди шаруа также различались:
консы–шаруа – бедняки, не имеющие скоты, целыми семьями обслуживали хозяйства султанов, биев за предоставленное им право временного пользования молочным и транспортным скотом феодала;
егинши-кедеи – бедняки – земледельцы, которые за часть урожая обрабатывали участки земли, полученные в аренду от богатых землевладельцев.

60.Покажите особенности социального устройства казахского общества в XV-начале XVIII века.

Казахское общество в XV-XVIII вв. сохраняло традиции кочевой государственности. Общество выглядит достаточно иерархичным. Высшее сословие в нем составляют потомки Чингис хана - торе, и ходжи, представляющие высшую религиозную прослойку. Ходжи возводили свою генеалогию к прямым потомкам пророка Мухаммеда. Это давало им возможность иметь привилегированное положение в казахском обществе, хотя кочевое население все еще находилось в плену шаманских традиций, признавая только на словах приоритет ислама и его носителей -ходжей. Носители фактической власти в кочевом обществе -родоплеменная знать, представляющая собой потестарную организацию казахов. Она стоит ступенью ниже, чем чингизиды и ходжи. Далее в общественной структуре представлено основное население - кочевники-скотоводы, объединенные в родовые общины. В разряд особой группы - толенгутов включали приближенных и служащих в окружении торе. Толенгутовство - ближайшее окружение торе. Формирование их идет как за счет свободных кочевников, ушедших из своих родов, так и вольноотпущенников-рабов (кул). Состав этой группы постоянно пополнялся за счет рядовых кочевников и вольноотпущенников-рабов. Настоящие же рабы, немногочисленны в кочевом обществе казахов XV-XVII вв., в общественную структуру не входят, поскольку лишены всех общественных прав.По своему социальному содержанию казахское общество было далеко неоднородным. Суть родовой организации кочевников не имеет ничего общего с родовыми устоями первобытных кровнородственных союзов. Влиятельные баи имели большое количество скота. Богатство способствовало повышению социального статуса людей, им открывалось широкое поле общественной деятельности. Значение баев в обществе определялось ролью сословия, к которому они принадлежали. Баи могли быть выходцами из султанов, из знатных родов, из среды «кара суйек», т.е. они не были однородным сословием. В то же время в обществе встречались неимущие, но очень знатные султаны, бедные, но очень авторитетные бии, батыры. Общественная организация казахов XV-XVII века есть прежде всего переплетение множеств форм коммуникаций, лежащих в основе социальной жизни. Социальное устройство - это результат своеобразного уклада, оно порождается господствующим укладом в данном обществе. Для достижения определенного благосостояния кочевник, прежде всего, должен иметь обширную территорию, достаточное количество сезонных пастбищ. В случае же их нехватки скот гибнет. Потеря скота всегда влечет за собой изменение социальной значимости его хозяина. Широта социальных связей, которыми располагает богатый скотовод, служит мерилом социального положения в обществе: от этого зависит престиж среди соплеменников, наличие реальной власти, занятие общественных и, наконец, возможность создания полигамной семьи. Единство семьи предполагает близкое родство, общие интересы, нераздельное владением богатством. На зимних стоянках такие социальные единицы (ауыл-шанырак) объединяются в большую группу, так как в зимнее время трудности и опасности возрастают и их легче переносить коллективно. Так возникает родовое подразделение «ата баласы». Во главе родственного союза стоят старейшины (аксакалы). С давних пор такие родовые подразделения составляют исторические группировки, объединенные общим происхождением, совместной перекочевкой, военной организацией, и наличием руководителя - бия. Подобная организация носит название ру (род). Роды объединялись в союзы, а те, в свою очередь - в большие орды (жузы). Таким образом, основу социальной организации казахов составляет племенная организация. Каждое сословие имеет свои определенные права и обязанности, свой статус. Социальный фактор в казахском обществе является ведущим, и социальное положение в подобном обществе определяется не столько его имущественным положением, сколько принадлежностью к тому или иному социальному слою. Сословные группы в сочетании с племенной организацией дополняли общую конфигурацию этноса. Казахское ханство состояло из нескольких улусов во главе с чингизидами ханствующего рода. По свидетельству Рузбихана, в начале XVI в., крупных улусов было около десятка. Каждый улус состоял из определенного количества родов. Улус мог выставлять десять тысяч воинов. Во время военных походов общее руководство вели султаны и ханы. В принципе, основная функция ханов заключалась как раз во внешней деятельности, в военном предводительстве. Хотя хан имел совет из улусных султанов, биев и жырау, самые важные дела общества выносились на курултай: решение вопросов территории, дипломатии, престолонаследия и военных действий. В казахском обществе в XV-XVII вв. основным механизмом регулирования выступала чингисова «Ясса». Вместе с тем на основе совершенствования «Яссы» вырабатывались уовые порядки общественной жизни. Таковы: «Касым ханнын каска жолы» - «Ясная дорога Касым хана», «Есим ханнын ески жолы» - «Проторенная дорога Есим хана». В XV т XVII вв. заметно некоторое оживление мусульманского права - шариата (во времена Тауке хана). Таким образом, мы можем сгруппировать все вышеуказанные группы в два разряда: к первому относятся аристократия (ак суйек) и родовая знать, ко второму - независимые кочевники, представлявшие основное население степных просторов.

61.Какие особенности материальной культуры казахов XV-XVIII вв. вы можете отметить?

Материальная культура Казахстана XV-XVII в.в. вобрала в себя все особенности культуры предшествующих времен. Вместе с тем, в ней вырабатывается самобытность, закрепляются и консервируются черты материальной и духовной культуры. Несмотря на то,,что территория Казахских ханств в XV-XVII в.в. охватывала и оседлые районы Средней Азии, специфика его культуры была определена прежде всего кочевым образом жизни, что отразилось на жилищах, на формах одежды.Жилище казахского народа - замечательный памятник материальной культуры. Оно и его убранство были максимально приспособлены к кочевому и полукочевому образу жизни казахов. Основным видом жилища в это время являлась Ц.повозка - передвижное жилище.

Юрта - разборное жилище, изготовленное из дерева и войлока. Она состояла из "кереге" - остова (деревянной решетки), сферического купола - "шанырак", радиально расположенных жердей "уык". Размер юрты зависел от количества крыльев - канатов. Юрта, состоящая из двенадцати крыльев, имела площадь» в 100-120 кв. м.

Для Казахстана XV-XVII в.в. характерны также полуседлые и оседлые стационарные жилища. Большинство таких жилищ, как жер уй, шошала, кора выявлены на юге Казахстана. Огромное значение в жизни казахов имели долины рек Сырдарьи, Таласа и Чу, бассейны Тургая, Ишима и, Иртыша, где находились их главные зимние стоянки.

В народном костюме казахов отразились древние традиции, связанные с этническими, экономическими и климатическими условиями. Одежда изготовлялась из сукна, шерстяных и шелковых тканей, войлока и мехов. Особой ценностью у казахов пользовались шкуры куланов, сайги и тигров, меха ,енота, соболя, куницы, горностая. Из шкур шились шубы. Шубы из меха пушных зверей назывались "ишик1' и различались по покрытию: меховая шуба, покрытая шелком- "бас тон", синим сукном - "кок тон", парчой - '"барша тон".

Казахское оружие было разнообразным; Из особой стали делали кривые сабли - "кылыш"; мечи - "себеле", палаши - "семсер". Широко использовались шпаги - "сапы", кинжалы - "канжар'У длинные ножи с изогнутым клинком - "жеке ауыз", длинные узкие ножи - "буйда пышак". Наиболее распространенным оружием были лук - "садак" и стрелы.

С конца XVII в. стали использовать и ружья, частично купленные в городах Средней Азии, частично изготовленные самими казахами. Ружья были нескольких видов: с фителем и украшенные насечкой серебром или без насечки, с коротким стволом. Короткоствольные ружья, стреляющие на семьсот метров, назывались "козы кеш". Порох, пули казахи изготавливали сами, частью покупали у соседей. Таким образом, материальная культура казахов отличалась самобытностью, оригинальностью, отражала особенности хозяйственной жизни народа, основывалась на традициях культуры предшествующих поколений степных скотоводов. Хозяйственно- экономический уклад казахов, их пища, одежда были наиболее приспособлены к тем природным условиям, в которых они жили.

62.Какие особенности духовной культуры казахов периода Казахского ханства вы можете отметить?

Культура Казахстана XV-XVII в.в. вобрала в себя все особенности культуры предшествующих времен. Вместе с тем, в ней вырабатывается самобытность, закрепляются и консервируются черты материальной и духовной культуры. Несмотря на то, что территория Казахских ханств в XV-XVII в.в. охватывала и оседлые районы Средней Азии, специфика его культуры была определена прежде всего кочевым образом жизни, что отразилось на в представлениях об окружающей природе, в устном народном творчестве и искусстве.

День нового года (Наурыз) казахи праздновали как начало весны. Народные празднества сопровождались музыкой и состязаниями акынов- импровизаторов.

Погребальные обряды XV-XVII вв. были смешанными: основывались как на обрядах ислама, так и на обычаях культа "тенгри". У казахов существовала вера в загробную, жизнь. Поэтому вместе с покойником в могилу клали лук, копье, седло, голову любимого коня; оставляли умершему пищу и питье. В доме покойника проводился обряд ночной охраны. На другой день умерший подвергался очищению огнем, после чего его хоронили рядом с зимовкой. Ханов и знатных людей хоронили в Туркестане. В дальних районах на время зимы покойников подвешивали на лесину (соре) и лишь ^наступлением теплой погоды отвозили в Туркестан или другое место, считавшееся священным.

Основу казахского народного календаря составляли астрономические представления и некоторые знания звездного неба, накопленные многолетним народным опытом. Большое практическое значение в хозяйственной жизни народа имели наблюдения за периодичностью явлений природы. Кочевое хозяйство требовало знания счета времени и понимания периодичнорти явлений природы. Казахи наблюдали за движением небесных светил. Постоянное передвижение в бескрайних степях научило их хорошо ориентироваться в сторонах света, находить по звездам дорогу, точно определять расположение урочищ, колодцев, пастбищ.

Счет месяцев у казахов определялся луной. Для установления числа месяцев в году казахские есепчи постоянно наблюдали за движением луны. Их наблюдения дали возможность разделить год на 12 месяцев, месяц на три декады.

Господствующей формой религии казахов XV-XVII вв. является ислам, но в то же время кочевники по-прежнему выполняли обряды шаманизма, основанные на культе Тангри. В мировоззрении казахов XV- XVII в.в. солидное место занимали анимистические представления и культ сил природы, все объяснялось наличием борьбы дуальных начал - кие (добро) и кесир (зло). Каждое природное явление имело своих хозяев, предписывалось приносить им жертвоприношения и заклинания. Большое значение имел культ огня, как покровитель жилища и домашнего очага, чистоты помыслов и действий.

По свидетельству источников к XV-XVII в.в, относятся мавзолей Жанибека и Касыма в древнем некрополе г. Сарайчик, Так же известны мавзолей Есима и Джангира, настроенные внутри ограды мечети Ахмеда Ясави в Туркестане. Интересные архитектурные произведения появились в этот период на территории Мангышлака, Улытау, в низовьях р. Сырдарьи.

63. Докажите, что в Казахстане в XV-XVIII в. развивалось земледелие и городская культура.

Немаловажное значение в хозяйственной жизни казахов придавалось земледелию. Особое распространение оно получило в южных районах Казахстана, округах Отрара, Туркестана, Саурана, Сыгнака, Созака. Земледелием занимались казахи Западного Казахстана и Сарыарки.

В Казахстане развивалось главным образом поливное земледелие - нерегулярное и регулярное. Для посевов при нерегулярном орошении казахи использовали участки речных долин, обильно заливаемые паводковыми водами. Такой тип земледелия существовал в долинах Сырдарьи, Или, Шу, Таласа, Торгая и Ыргыза. В Прибалхашье заливаемые в половодье низины между барханами ограждали, закрывая сток воды. Собранная таким образом вода стояла все лето, а зимой замерзала. Весной этот участок распахивался. Посевы на усыхающих днищах озер - кольтабан, засевались в низовьях Таласа.

Лиманное орошение было распространено по всей территории Казахстана, хотя занимало довольно скромное место. Небольшие участки речных долин, заливаемые весной паводковыми водами, ограждали валами и использовали задержанную воду для орошения.

Переходной формой от нерегулярного, лиманного к регулярному, арычному орошению была система устройства водосбросов весенней воды. Выбранное место ограждали плотиной - "бегет", и вода из водохранилища спускалась на поля по мере надобности.

Наибольшее значение в казахском земледелии имело регулярное орошение с помощью систем арыков, по которым вода самотеком поступала на поля. Крупные системы были очень редки, так как в Казахстане мало полноводных крупных рек. Казахи искусно использовали мелкие источники орошения - ручьи, степные речки, ключи, озера. Нередко на мелких источниках ставились плотины, образовывающие искусственные водохранилища - тоспа или айдын.

Помимо обычной самотечной системы орошения казахи местами использовали особые системы. По левому берегу Сырдарьи существовало бассейновое орошение: воду на поле вели из 2-3 искусственных озер, соединенных между собой протоками. У южных склонов Каратау было распространено керизное орошение, когда большие глубокие колодцы соединялись подземными водосборными каналами.

Наряду с самотечной системой практиковалось орошение с помощью водоподъемных устройств. Одно из древних и примитивных сооружений для подъема воды - ручные черпаки "атпа", состоящие из треножника и черпака с длинной рукоятью. Им забирали воду и заливали арык, ведущий в поле.

Наиболее распространенным водоподъемным устройством был шыгыр - деревянное колесо до 5 и более метров в диаметре, по ободу которого с определенным наклоном прикреплялись ведра. Специальная система передач соединяла колесо с рычагом, приводившимся в движение волами или верблюдами, шыгыры поднимали воду из степных рек с глубоким руслом. Вода из ведер выливалась в наклонный желоб, который соединялся с арыком или водохранилищем. При подъеме на большую высоту, ставились ярусами два и даже три шыгыра.

На казахских пашнях практиковалось в основном три способа полива: напуском (редко), затоплением и по бороздам. Орошение напуском, при котором поле заливалось струёй воды из источника (арыка или просто ручья), требовало обилия воды и было нерациональным. Значительно шире было распространено затопление. Поле разбивалось на небольшие участки - атыз, разделение валами. Сначала водой заливали один участок и только после основательного орошения его, вода пускалась на следующий участок.

В Жетысу преобладал полив бороздами. Борозды проводили на участке плугом или сохой в направлении, перпендикулярном уклону местности. При поливе нижние концы борозд запруживались, и вода, постепенно заполняя их, просачивалась в почву.

Рассматриваемый период в истории Казахстана достаточно подробно по

сравнению с предшествующими, освещен письменными источниками. По сравнению с предшествующим временем, количество городов, упоминаемых в источниках, сократилось до 20, а городищ, датируемых второй половиной XV— началом XVIII вв.—до 23. Во второй половине XV в. в письменных источниках уже не встречаются названия ссверокаратауских городов Уросогана, Сугулкента,

Кумкента. В низовьяхСырдарьи прекращают жизнь городища (Джан-кала) Кыз-

Кала; на Бугуни — городище Бузуктобс (Чилик), на Средней Сырдарье —

Куйруктобе и Оксус. По сравнению с IX—XII вв. число известных по письменным источникамгородов ЮжногоКазахстана уменьшилось почти в З раза, а число городищ — в 6 раз. В Отраре с середины XV в. пустеет пригород. К XVI в. территория его занимала чуть больше гектара, и вся городская жизнь сконцентрировалась только в центральной части. Сокращение городов, территории отмечено для Сайрама, Сыгна-ка, Узгента, Сузака. Пустеют их рабады и вся городская жизнь сосредоточивается в пределах центральной, наиболее укрепленной части. В XVI—XVII вв. большую роль в политической и экономической жизни региона стали играть города левого берега Сырдарьи, такие, как Аркук, Куджан, Аккурган, Узгснт. На северных склонах Каратау роль главного города перешла к Сузаку. Происходит быстрое возвышение Яссы-Туркестанадо ранга столицы всего Южного Казахстана.

Почти все позднесредневековыс города Казахстана наследуют планировочный

остов городов предшествующего времени. В топографии позднесредневековых

городов различаются «хисар» — центральная часть города, обнесенная стеной,

и пригородные районы. Термин «хисар» понимается и как «город»,

«укрепление», и как «городская стена». Хисар—.«это густонаселенная

укрепленная часть города, в которой концентрировались правительственные

здания, казармы, соборная мечеть, главные рынки и ремесленные мастерские,

жилые дома основныхгородских слоев». Территория со следами застройки за

стеной, за хисаром была пригородом, сельской зоной и жизнь ее резко

отличалась от жизни хисара. собственно города. Уличная сеть, составляющая

скелет города, была достаточно сложной. В Отраре, например, зафиксировано

кроме центральной магистрали, соединявшей южный и северный въезд, еще шесть сквозных улиц, идущих в меридиональном направлении. Центральная магистральная улица соединяла северные и южные ворота. Кольцевая улица опоясывала город по периметру сразу же за стеной. С нее имелись выходы и за город, сделанные уже в позднее время. В Отраре открыто свыше 30 кварталов XVI—XVII вв. Каждый состоял из 6—12 домов, площадь, занимаемая одним кварталом, в среднем не превышала 15М кв. м, а среднее число домов в квартале — 11. Внутриквартальные улочки, шириной до 2 м, начинались от магистральных улиц и объединяли все домовладения квартала. Они, как правило, немощеные, имели плотную, утромбованную поверхность. В качестве благоустройства иногда использовались вымостки участков улицы перед домами и отмостки вдольиз жженогокирпича и его обломков. Улочки имели «карманы» — расширения, видимо. служившие загонами для скота. Иногда внутриквартальная улочка переходила в дворик-площадь, где располагалась серия хозяйственных ям, а чаще всего такой дворик мог использоваться как загон для скота всех жителей квартала. Социальная картина в кварталах, воссозданная на основе археологических материалов (как было отмечено и для более раннего времени), однородная. Нет кварталов «богатых» и «бедных». В каждом квартале есть 2—3 больших многокомнатных дома, 1—2 маленьких одно-, двух- и трехкомнатные и остальные приблизительно одинаковые по площади. Этот факт объясняется

этнографическими параллелями. В Бухаре XIX в., например, в одном и том же

квартале, в одной и той же квартальной общине имелись и богатые и бедняки.

Причем социальное неравенство не нарушало издревле сложившегося бытового

уклада. Напротив, для богатых и знатных семей такое соседство представляло

много удобств, ибо им легко было найти людей для услуг. Интерес представляет вопрос о выяснении специализации кварталов по роду

деятельности проживающих в нем людей. В Отраре лишь один квартал может быть определен как «квартал гончаров». Специализация его жителей гончаров была традиционной и передавалась из поколения в поколение. В числе общественных построек в структуре города, как и раньше, были

общественные бани. В период ожесточенной борьбы между степными правителями за обладание сырдарьинскими городами, в ходе которых страдали в первую очередь сами города, каждый из них должен был иметь мощную систему укрепления. Не случайно стены городов, их высота и неприступность, глубина рвов столь красочно описываются в сочинениях позднесредневековых историков. Остатки крепостных сооружений Саурана до сих пор производят внушительное

впечатление. Стена Саурана построена из пахсовых блоков, чередующихся с

кладкой из сырцовых кирпичей. Сохранившаяся высота ее и сейчас достигает Ь

м. На ней прослеживаются остатки четырех круглых башен. За стеной находился

ров глубиной до 3 м, шириной от 20 до 50 м. К воротам ведут

двадцатиметровые узкие проходы, образованные выступающими отрезками стен.

Достаточно мощными, судя по материалам раскопок, были позднесредневековые укрепления Туркестана. Жилище XVI—XVII вв. продолжает линию развития дома предшествующего

Времени. По сравнению с жилищем второй половины XIV — первой половины XV вв. появляются некоторые новые элементы во внутреннем оформлении помещений. Тандыр переносится из дальнего угла ближе ко входу. Площадкаташнау как бы «стягивает» второе помещение, дворик л ибо айван, л ибо жилое помещен не и

кладовую.Ташнау—не обязательно принадлежность только жилых помещений, есть они в кладовых и во дворах.'Суфа, занимающая большую площадь жилого центрального помещения, приподнята над полом на 30—40 см. В нее вмазан тандыр с устьем, выходящим за край суфы. Дымоход начинается с круглого отверстия в стенке тандыра, он родолжен в суфе по самому короткому отрезку до стены или угла. Дымоход соединялся с вертикальным колодцем в стене дома. Тандыры закрывались крышками. На углу суфы, обычно напротив тандыра, устраивалась прямоугольная тумба, площадка для жаровых углей.

В общем интерьере помещения тандыр и

площадка ташнау перед ним форм ир^тот хозяйственную зону. Здесь на суфе

рядом с тандыром обычно стоит глиняная посуда. На борту или площадке ташнау

лежат жернова от мельничного постава. Иногда в центральном же помещении

ближе к углу находился щелевидный погреб. В стенах помещения устраивались

ниши для хранения утвари. Суфы застилались сплетенными из камыша или чия

циновками, сверху которых расстилалась кошма, ватные одеяла. Отпечатки и

тлен циновок, а также куски кошм и ватных одеял обнаружены при раскопках.

Кладовые с закромами-отсеками предназначались для хранения запасов зерна,

жидких и сыпучих продуктов. В некоторых домах есть дворики, перекрытые

навесами. Кроме двориков у части домов имелся айван, открытый в сторону

внутриквартальной улочки. Он, видимо, использовался в качестве загона для

скота.

При определении количества городского населения в каждом из населенных

пунктов и в целом регионе периода позднссрсдневековья основную роль играют

демографические подсчеты, сделанне для Отрара конца XVI — 80-х гг. XVII в.,

которые можно экстраполировать на другие города.

Площадь жилого квартала Отрара составляет 1200—1300 кв. м (средняя 1500

кв. м). Территория города XVI—XVII вв. равна 20 га, или 200 000 кв. м,

четвертая часть ее была занята зданиями общественного пользования,

площадями, магистральными улицами. Тогда на оставшейся площади 150 000 кв.

м размещались 100 жилых кварталов. В каждом квартале насчитывалось от 6 до

12 домовладений, принадлежавших индивидуальной семье, состав которой, по

общепринятому мнению, равен 5—7 человек.

В квартале прослеживалось в среднем от 45 до 63 человек, а всего в городе

насчитывалось 4500—6300 человек, или в среднем 5500 жителей4. Такое же

количество жило в Сыгнаке и Сузаке.

В Туркестане проживали 9180 человек. Суран был вдвое больше площади

Отрара, в нем должно было быть 11 000 человек. Сайрам имел 7560 жителей, а

всего в центрах вилайетов обитало чуть больше 44 000 населения. В

Карасамане, Икане, Карнаке, Карачуке, Сюткен-те, Аркуке, Кот_анс, Узгенте,

Ак-Кургане проживали от 1500 до 2000 жителей. А в Йаганкенте, Сури,

Йункентс, Куджане, Каракуруне и неотождествленных городищах типа Ран

проживали от 800 до 1000 человек.

Таким образом, число городского населения в период XVI — первых трех

четвертей XVII вв. в Казахстане, видимо, не превышало 70 000 человек.

Как и для предыдущих периодов, наиболее массовый материал получен по

гончарству. На Отраре был раскопан квартал гончаров конца XVI — 80-х гг. и

нескольких керамических мастерских этого же времени в разных городских

кварталах. Наряду с крупными гончарными мастерскими отмечено мелкое

ремесленное производство, когда небольшая гончарная печь устраивалась во

дворике дома. Хозяева больших мастерских Отрара могли иметь одного или

нескольких учеников и подсобных рабочих.

В квартале гончаров ремесленники, видимо, были объединены в цехи,

подобные тем, о которых известно по сохранившимся цеховым уставам

«рисоля».Так, по свидетельству этнографов, ремесленники Хорезма,

принадлежавшие к одной профессии, называли себя «улпа-гар», что означает

«товарищество по профессии». Главой цеха считался «калантар», избиравшийся

на цеховом собрании. В Фергане старшина цеха назывался «бобо» и «аксакал».

Такие же термины употреблялись в Самарканде. Интересно, что при раскопках

Туркестана в слое XIX в. были обнаружены обломки хумов с оттисками штампов,

зафиксировавших в одном случае имя мастера Йунуса, в другом — его имя и

звание — «кулоли калон» — старший гончар. Видимо, мастер Йунус был главой

туркестанского цеха, так же как ими были калантары Хорезма, «бобо» и

«аксакалы» Ферганы.

Традиции и обычаи цехового строя, зафиксированные рисоля, вырабатывались

столетиями и, бесспорно, существовали у гончаров позднесредневековых

городов Казахстана. Отмечается специализация производства. Таким образом,

можно отметить, что по сравнению с периодом раннего и развитого

средневековья тенденция к специализации городских мастеров-гончаров

прогрессирует по мере приближения к новому времени.

Металлургия и кузнечное ремесло, как и прежде, имели в городе широкое

распространение. Ремесленники производили литье чугунных котлов. Из чугуна

делались втулки для колес, имевших характерную форму обоймы с тремя

выступами по периметру. Из железа изготавливались серпы. Ножи и их обломки

— наиболее многочисленная категория изделий из железа. Набор железных

подков свидетельствует о том, что они были достаточно разнообразны по

размерам. Подковывали не только лошадей, но и мулов, и ослов.

Медницкое дело, как и раньше, играло большую роль в ремесленном

производстве города.

Ювелиры широко использовали в производстве цветной камень:

сердолик, огненный опал, яшму, нефрит, агат, гагат, серпентинит, горный

хрусталь. Камни применялись для изготовления бус, вставок в перстни, а

также как поделочный материал и для самих перстней. Из цветного камня

изготавливали также застежки, бляшки и другие вещи. Ювелирное ремесло, как

свидетельствуют обнаруженные при раскопках изделия, характеризовалось

высоким уровнем развития. Мастера знали и применяли различные технические

приемы: ковку, литье, чеканку, штамповку, гравировку, накладную скань,

позолоту, насечку серебром. Им был знаком способ изготовления серебряной и

бронзовой проволоки, гранение и шлифовка, сверление цветного камня... Из

стекла изготовляли посуду и украшения (бусы, подвески).

Обработка кости являлась традиционным ремеслом в казахстан

ском городе. В качестве поделочного материала использовались рога и

трубчатые кости диких и домашних животных.

Мало сохранилось изделий таких широко распространенных ремесел, как

ткачество, ковроделие, производство изделий из кожи. Но о том, чтов городах

имелись ткачи, производившие ткань, свидетельствуют находки напряслиц,

отпечатки ткани на суфах, куски ватных одеял, обрывки сгоревшей

хлопчатобумажной грубой ткани.

Новым явлением в транзитной торговле второй половины XV—XVIII вв. было

налаживание торговых отношений Средней Азии и России через казахские степи

и туркестанские города. Торговля с Россией становится важным фактором в

развитии экономики казахстанских городов. Россия вывозила в Казахстан и

Среднюю Азию сукна, атлас, зеркала, меха, серебро. Торговые караваны шли

через казахстанские города — Сузак, Карачук, Туркестан. Не случайно

источники называют Сыгнак торговой гаванью Дешт-и Кыпчака.

Данные письменных источников подтверждаются археологическими находками.

На городищах Отрар, Туркестан, Сауран найдены китайский селадон и фарфор

XVI—XVII вв., русские медные копейки.

Наряду с международной торговлей существует традиционная торговля

сырдарьи неких городов с кочевым миром и местная торговля. Города снабжали

окрестное земледельческое и кочевое население необходимыми товарами через

базар. Базары городов представляли собой крытые ряды улиц. Дукан-лавка

обычно принадлежала мастеру-ремесленнику и часто служила и мастерской, и

местом торговли.

Наличие дуканов в Туркестане подтверждается сведениями письменных

документов, имеющих отношение к вакфам мавзолея Ахмеда Ясави. На Отраре

выявлены торговые лавки, выходившие на улицу.

О размерах международной торговли и торговли между городами и окрутой,

между отдельными сырдарьинскими городами можно судить по нумизматическому

материалу, главным образом из раскопок Отрара и Туркестана. Медные монеты,

с указанием монетных дворов Ясы и Ташкента представляют собой типологически

однородный комплекс и составляют основу монетных кладов из Туркестана и

Отрара.

К продукции монетного туркестанского двора относятся, возможно, и мелкие

медные монетки. Часто на них вместо надписей выбиты различные знаки,

аналогичные тамгам, изображавшимся на керамической посуде.

В жизни средневековых городищ занятие земледелием играло важную роль.

Жители имели за городом участки обрабатываемой земли, куда переселялись

летом.

Археологические раскопки подтверждают важную роль земледельческих занятий

горожан. Так, отмечен в это время рост площади домовладений, который

происходит за счет айванов, двориков, кладовых, помещений для скота. Эти

изменения свидетельствуют и о переменах в хозяйстве городского населения.

Хозяйственные дворики, частично закрытые навесами, большие кладовые для

зерна и сельхозпродуктов, специальные помещения для скота в позднее рсд

невековом Отраре показывают усилившуюся в это время аграриза-цию города.

Характеризуя развитие городской и оседлой культуры, следует отметить ее

традиционность и преемственность с культурой более раннего времени, с одной

стороны, и то, что многое из того, что было создано в позднесредневековом

городе, вошло органической частью в культуру казахского народа.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации