Лелекина И.А. Социально-экономический статус молодежи в трансформирующемся российском социуме - файл n1.doc

приобрести
Лелекина И.А. Социально-экономический статус молодежи в трансформирующемся российском социуме
скачать (133 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc133kb.08.07.2012 19:34скачать

n1.doc



На правах рукописи
ЛЕЛЕКИНА ИННА АЛЕКСАНДРОВНА

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТАТУС МОЛОДЕЖИ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ РОССИЙСКОМ СОЦИУМЕ

22.00.08 - социология управления


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп - 2007



Работа выполнена в Ессентукском институте управления, бизнеса и права

Научный руководитель: кандидат социологических наук, доцент

Михайлов Юрий Михайлович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Булкин Андрей Николаевич

кандидат социологических наук

Кириченко Сергей Николаевич
Ведущая организация: Ставропольский государственный аграрный университет

Защита состоится 10 апреля 2007 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета КМ 212.001.04 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан 06 марта 2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Ляушева С.А.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социально-экономические трансформации, происходящие в России, затрагивают все сферы социальной практики и все страты общества, и в первую очередь - молодое поколение россиян. С точки зрения гуманитарного знания молодость является наиболее значимым жизненным этапом, когда человек овладевает новыми социальными ролями, формирует свои социальные притязания, личностные надежды и планы, переходит к активной и обычно самостоятельной жизнедеятельности, становясь полноправным представителем своего времени и своего поколения.

В условиях существования техногенных культур молодежь должна тратить все больше времени на овладение статусом взрослого. В этой связи приходится осваивать не только образовательную сферу, но и сферу труда.

Коммерциализация сферы образования вынудила молодых людей сочетать трудовую деятельность с образовательной, поскольку не все родители в состоянии полностью обеспечить своих детей и дать им престижное образование. Современный рынок труда обязывает молодого человека иметь не одно высшее образование, поскольку социокультурные трансформации переходного периода весьма мобильны. В этой связи меняется и сфера деятельности, молодых людей. Отмена системы распределения выпускников, инфляция, безработица - все это превращает выживание современного студента в одну из острейших социальных проблем.

В России вопросы экономического положения и материального обеспечения студентов приобрели острый характер. Снижение уровня жизни большой части населения, развитие форм платного образования, мизерные стипендии заставляют студента обращаться к поискам дополнительных заработков. Сегодня вторичная занятость в среде студенчества приобретает массовый характер.

Очевидно, что работа, никак не связанная с получаемой специальностью, вряд ли способствует процессу профессионализации студента. Однако мы предполагаем, что работа студентов старших курсов чаще приобретает квалифицированный характер, в этот период устанавливается более тесная часть между занятостью и изучаемой профессией. Найденная студентом работа может стать его основным местом труда после окончания вуза.

Место и характер работы, степень ее регулярности могут по-разному влиять на учебу, вынуждая студента перераспределять и интенсифицировать его нагрузки. Степень интенсивности вторичной занятости студентов, в вузах разных типов и профилей по-разному влияет на то, как распределяется время, уделяемое учебе. Кроме того, характер профессий, приобретаемых в различных вузах - с более теоретической или практической направленностью, большей или меньшей востребованностью на рынке труда - предоставляет различные возможности для дополнительных заработков студентов, определяя особенности их поведения на вторичном рынке труда.

Социально-демографические характеристики студента, его социальное происхождение и степень благосостояния родительской семьи могут оказывать существенное воздействие на отношение студента к проблеме вторичной занятости, определять его трудовые мотивации и степень необходимости вторичной занятости. Дополнительными факторами, усиливающими потребность в работе, могут выступать семейное положение студентов, жилищные условия, притом в сочетании с другими факторами они могут оказывать различное воздействие на учебу.

Степень разработанности проблемы. Обращение к теме занятости студентов отмечается еще в русской литературе XIX века, у
Ф.М. Достоевского в романе «Преступление и наказание», Н.Г. Гарина-Михайловского в романах «Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры», а также других классиков русской литературы, особенно периода народничества. Поднимаемые в них вопросы, с точки зрения интересующей нас вторичной занятости студентов, материально-бытового обеспечения студенческой жизни стояли очень остро. Они нашли свое отражение в труде А.Е. Иванова «Студенчество России конца XIX - начала XX века. Социально-историческая судьба», в которой подробно и всесторонне рассматривается «искусство выживания» дореволюционного русского студенчества. Проанализировав статистические и исторические документы, автор приходит к выводу, что, помимо родительской помощи и государственных ссуд и субсидий, обществ вспомоществования и кооперативных студенческих организаций, собственные заработки студентов составляли существенную статью доходной части их бюджета. Затем данная тема затухает и реанимируется уже в западной социологической науке в 60-х годах ХХ века и эксплицируется у таких авторов, как Д. Белл, М. Брею, Х. Вильямс, Ф. Коэн, Ф. Малер, Э. Ноэль.

В отечественной социальной науке тема занятости студентов вообще не была затронута на протяжении долгих лет и лишь в 80- годах прошлого века к ней начали обращаться. Важнейшим элементом базовой методологической структуры диссертационного исследования стали работы отечественных ученых. Это, прежде всего, относится к фундаментальным трудам Т.И. Заславской, Б.Ф. Ломова, И.С. Кона и Г.М. Андреевой.
В настоящее время проблемы социальной мобильности и интегрирования молодежи в социальные структуры плодотворно изучают А.Г. Асмолов,
В.А. Горшков, А.А. Радугин, А.И. Кравченко, М.В. Удальцова, Е.Н. Шиянов. Социальная адаптация и интеграция молодежи в общество всесторонне рассмотрена в исследованиях Ю.Р. Вишневского, Н.А. Свиридова,
В.Т. Шапко и др.

Значимые аспекты формирования и развития молодого поколения в системном контексте представлены в психолого-педагогическом элементе базиса диссертационного исследования (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев,
Б.Ф. Поршнев, С.Л. Рубинштейн и д.р.).

Тема социализации российской молодежи все более рассматривается в научной литературе по социологии в последнее время. В этой связи особенно хочется отметить работы Т.И. Афасижева, В.В. Герчикова,
А.Н. Булкина, Г. Баляна, В.И. Добрынина, О.М. Дудиной, А.Е. Иванова,
Д.Л. Константиновского, Т.Н. Кухтевич, Т.П. Меркулова, В.Т. Харчева, О.М. Цудиной, Ф.Р. Филиппова, С.А. Ляушевой и др.

Сегодня следует отметить социологические исследования, проводимые МГУ имени М.В. Ломоносова, Новосибирским государственным университетом, Томским государственным университетом, Северо-Кавказским региональным центром социологических исследований по данной проблеме.

Объектом исследования является социально-экономический статус молодежи.

Предметом исследования являются социальные трансформации статусных позиций работающих студентов.

Цель и задачи исследования. Основная цель исследования - осуществление системного анализа в определении основных причин поиска работы, степени распространенности и профессиональной структуры вторичной занятости студентов; связи между специальностью обучения и сферой труда; влияния вторичной занятости на успеваемость студентов и качество подготовки специалистов; тенденций развития этих процессов.

Данная цель реализуется в решении следующих задач:

определить аксиологического статуса образования в условиях трансформирующегося российского социума;

эксплицировать дефинитивных показателей рынка труда в регионах и показателей роста числа работающих студентов;

установить социально-экономических параметров современной студенческой семьи;

выяснить мотивации трудовой деятельности студентов и их трудовой активности;

определить характер занятости студентов и ее специфических особенностей.

Основная гипотеза исследования. Распространенность вторичной занятости среди студентов означает, что современный рынок труда формирует спрос на определенный тип работника промежуточного уровня квалификации, а в сферах представительских и информационных служб - на «интеллигентный» тип работника с высокими культурными характеристиками, развитой речью. Спрос и предложение на студенческий труд совпадают еще и в том смысле, что и рынок труда, и само студенчество заинтересованы во временной занятости. Таким образом, можно предположить, что студенчество соответствует целому ряду специфических требований современного российского рынка труда.

Дополнительная гипотеза исследования. Дополнительная работа не может не оказывать влияния на академическую успеваемость, ибо она вызывает перераспределение бюджета времени студента в сторону сокращения часов, отводимых на посещение занятий и на учебную подготовку. Можно предположить, что студент, концентрирующий свои интересы на учебе, будет изыскивать время для работы за счет сокращения времени досуга и развлечений, а также за счет интенсификации учебного процесса.

Методологической основой исследования является применение принципов последовательности, системности, историзма и детерминизма, обеспечивающих достоверность концептуальных обобщений. Диалектический подход позволяет определить совокупность исследовательских процедур, техники и методов, обеспечивающих реализацию основных методологических функций теории: ориентирующей, предсказательной и классифицирующей. Процессуальный подход реализован в совокупности методов сбора и анализа социологической информации по теме исследования - наблюдение, анализ документов, опросы, анкетирование, экспертные оценки, контроль надежности первичной информации и обоснованности выборки.

Эмпирическая база диссертационного исследования составлена, исходя из целей и задач научного анализа данной темы. Репрезентативность выборки определялась в соответствии с общепринятыми методиками, в зависимости от потребностей количественного и качественного анализа эмпирической информации по теме. В целом, колебания количественных параметров выборки составили, от Nmin=140 до Nmax=1500 человек. Объем пилотажных исследований во всех случаях составлял 25-30 респондентов. Самостоятельное значение для проведения исследования, обобщения и анализа научного материала, имело обращение к публикациям в специальной литературе и учебно-методических сборниках.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

установлено, что на сегодняшний день образование в молодежной среде не является приоритетной ценностью, а сохраняется в виде реальной фиксированной установки молодых людей и их родителей;

выявлены основные трансформации на рынке труда вызванные наступлением информационного общества, а также адаптация к ним молодых россиян;

институализированы параметры современной семьи работающих студентов, определены ее социально-экономические показатели;

мотивация вторичной занятости студентов ассоциирована с существующими в современном обществе социально-экономическими реалиями, выявлены основные противоречия мотивов и последствий вторичной занятости;

определены социально-экономические особенности вторичной занятости студентов в соотношении с основной сферой их деятельности - получением образования, выяснены негативные и позитивные аспекты влияния вторичной занятости на учебный процесс.

Исходя из указанных пунктов новизны, на защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Современная российская молодежь демонстрирует стремление к образованию, которое проявляется в реальных поступках. Учеба у молодежи выступает как форма основного вида деятельности и способ отсрочки от активного включения во «взрослую жизнь». В этом смысле она не может претендовать на роль первой жизненной потребности и занимает в общей системе ценностных ориентации отнюдь не приоритетное место.

  2. Процессы деиндустриализации, происходящей в народном хозяйстве России в целом, и развитие информационного общества обусловили занятость в сферах сельского хозяйства и промышленности менее образованной, традиционалистски ориентированной молодежи. В информационной сфере представлена наиболее образованная часть молодежи, среди которой много специалистов естественнонаучного и еще больше гуманитарного профиля.

  3. Семья для современной российской молодежи остается значимой ценностью бытия, сознательное одиночество и бессемейная жизнь большинством молодого российского населения не приветствуются. Главными ценностями семейной жизни большинство молодых россиян традиционно считает детей и эмоционально-духовную близость супругов.

  4. Студент на рынке труда - фигура во многом нелегитимная по причине неоформленности статуса работника с частичной занятостью. Такое положение будет продолжаться до тех пор, пока положение студента как временного работника не будет реально подкреплено правовыми нормами, пока не будет соблюдаться и реализовываться на практике трудовое законодательство в отношении временных, контрактных, частичных и т.п. работников. Необходимо развивать систему частичной занятости, виды занятости с неполным рабочим днем, вводить и распространять принцип минимального обязательного размера почасовой оплаты труда.

  5. На сегодняшний день первостепенной задачей государства в отношении высшего образования является обеспечение условий для полноценной учебы, минимизация неблагоприятного влияния внешних материальных обстоятельств на тех студентов, кто сегодня попадает в группы «недостаточных». Это необходимо учитывать при планировании мер поддержки студенчества.

Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование эксплицирует работающих студентов как социальное явление в системе социально-экономических отношений в российском социуме. Полученные данные могут быть использованы в анализе существующей социальной группы - «Работающие студенты», в прогнозировании ее динамики, в критериальном анализе экономической ситуации в стране, а также в принятии управленческих решений органами власти. Результаты исследования могут представлять практический интерес для руководителей высших учебных заведений, а также малого и среднего бизнеса, найти применение на региональном и федеральном уровнях власти.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии и политологии ЕИУБиП. Ряд положений работы, а также основные результаты исследования обсуждались и были одобрены на методологических, аспирантских совещаниях и семинарах. На Всероссийской научно-технической конференции (гуманитарный сектор, г. Москва, 2005), научно-практической конференции «Актуальные проблемы социогуманитарного знания» (г. Ставрополь, 2006), на межвузовской научно-практической конференции «Высшее образование в современной России» (г. Ставрополь, 2006). Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в научных публикациях общим объемом 5,7 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографии.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» дается обоснование темы диссертационного исследования, рассматривается степень ее разработанности, формулируются основные цели и задачи исследования, указывается новизна. Определяется когнитивная стратегия, излагаются основные тезисы исследования, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В перовой главе «Социализация молодежи и модернизация общества» - автор определяет ценностный статус образования в современном российском социуме, эксплицирует экономические характеристики российского образовательного аппарата, рассматривает социальные страты российского студенчества, объединяя их в социальные группы, из которых выделяет две - работающих студентов и студенческую семью.

В первом параграфе «Аксиологический статус образования» - автор подчеркивает, что в стране продолжается антиинтеллектуальная политика, которая приносит плоды в виде растущего пренебрежения к интеллектуалам, безнравственного согласия властей на сотрудничество с Западом на основе технологического геноцида (размещения грязных производств, захоронения ядерных отходов и пр.), превращения страны в сырьевую колонию. Пресловутая помощь Запада российской науке бесследно расходуется многочисленными зарубежными экспертами, а результаты экспертиз, увы, далеки от реальной жизни, как и пресловутый Указ № 1 Президента России или бесконечно запаздывающая индексация заработной платы преподавательских кадров.1

Молодежь сохранила высокую оценку значения высшего образования. С ним связывают такие следствия, как «получение хорошей профессии» (об этом заявила примерно половина опрошенных во всех возрастных когортах), «диплом, дающий определенный статус» (30-40% опрошенных), «высокий уровень культуры» (около трети опрошенных) и даже «материальное благополучие» (40% 17-летних и каждый 4-5-й в старших когортах).

Парадоксальность современной социокультурной ситуации в России заключается в том, что, несмотря на низкий рейтинг ценности «быть образованным, духовно богатым человеком», стремление получить образование сохраняется и в ряде случаев даже растет, например, когда молодые люди хотят получить работу в инофирме, престижную и хорошо оплачиваемую должность или уехать на постоянное место жительства за рубеж.

В инструментальном отношении к образованию как к ценности доминирующее положение высшего образования в общей структуре образовательных ориентации и социальных намерений сохранялось в регионе в течение всех лет наблюдения. Однако удельный вес выпускников полной средней школы, планирующих поступление в вузы сразу по ее окончании, неуклонно снижался: 2001 г. - 86%; 2002 г. - 75%; 2003-2004 гг. - 66-67%; 2005г. - 57%; 2006 г. - 46% (в среднем по России - 65% по поселенческой выборке в опросе молодежи в возрасте от 17 лет).2

По прогнозу автора: в последующие годы будет происходить снижение доли молодых людей, ориентирующихся на учебу в ПТУ как образовательном учреждении, не дающем качественного общего образования. Тенденция специализации (а по сути, профессионализации - классы журналистики, медицинские, бизнес-классы и т.п.) сохранится еще определенное время, а затем пойдет волна универсализации общего образования.

Современная российская молодежь демонстрирует стремление к образованию, которое проявляется в реальных поступках - посещении образовательных учреждений и более-менее успешном обучении в них. Учеба у молодежи зачастую выступает как форма основного вида деятельности и способ отсрочки от активного включения во «взрослую жизнь». В этом смысле она не может претендовать на роль первой жизненной потребности и занимает в общей системе ценностных ориентации отнюдь не приоритетное место. Вместе с тем, будучи помноженной на нежелание молодежи активно приобщаться к делам общества путем службы в армии, труда за мизерную зарплату и пр., ценность образования сохраняется в качестве не просто положительной мотивации, но реальной фиксированной установки молодых людей и их родителей. Новый принцип современной России - образование по финансовым возможностям старших и по уровню толковости младших.

Во втором параграфе «Рынок труда и молодежь в регионах» - автор отмечает, что там, где существует рынок, обязательно наличествуют определенная экономическая свобода действий, конкуренция между субъектами рыночных отношений, реализуются индивидуалистические принципы и нормы поведения, востребованы такие качества, как предприимчивость, способность к риску, индивидуальная ответственность и свобода воли, выражающаяся в инициативе. В связи с этим становление рыночных отношений в современной России во многом оказывается зависящим от современных молодежных когорт, их личностных качеств и стандартов поведения, а также от системы их ценностей, не только провозглашаемых, но и отражающихся в практике повседневного поведения в виде определенных фиксированных установок.

Анализ распределения трудовых ресурсов в современной России свидетельствует о необходимости существенного их перемещения внутри четырех производственных сфер: сельского хозяйства, промышленности, информации и услуг, поскольку, согласно мировой практике, до 75% всех занятых должны трудиться именно в сфере информации и услуг.

Проведенные исследования показывают, что реальная занятость респондентов весьма далека от рекомендаций социально-экономической науки, ратующей за становление в России информационного общества. Развитие рыночных отношений должно сопровождаться формированием нового мышления, которое необходимо для адаптации к новым явлениям в трудовой деятельности.

Исследования, проведенные среди молодых предпринимателей (в том числе и студентов), позволили составить следующий рейтинг факторов, без которых, по мнению опрошенных, невозможно становление предпринимателя: - умение общаться с людьми, предприимчивость и инициативность; - деньги, протекции и знакомства; - хорошее образование и специальная подготовка.

Сегодня большая часть молодых людей, с одной стороны, не реализует свой интеллектуальный, организационный, аксиологический потенциал, а с другой стороны, не способствует укреплению и развитию тех нововведений, без которых невозможно осуществить модернизацию российского общества и его интеграцию в мировое сообщество.

Экономические преобразования в России поставили молодежь в особые условия на рынке труда. Так, с одной стороны, она не может копировать образ жизни старшего поколения, а с другой стороны, стать полноценным созидателем рыночных отношений ей мешают разрушенное хозяйство и противоречивый менталитет.

Как показывают социологические исследования, сегодня положение молодежи на рынке труда и пути преодоления ею своих трудностей имеют отчетливо выраженный региональный аспект. Образовательный и производственный потенциал регионов и России в целом является главным дифференцирующим фактором в использовании и развитии человеческих ресурсов. На рынке труда появляются новые профессии, требующие большого творческого потенциала и высокой квалификации работника, и исчезают многие традиционные профессии, особенно связанные с физическим и рутинным умственным трудом.

Информационное производство и информационные услуги представляют в России новую, динамично развивающую сферу народного хозяйства, которую осваивает, прежде всего, молодежь. Проведенное социологическое исследование дает в региональном плане четкую картину процесса рождения новой профессиональной структуры, где нет места многим традиционным профессиям и в то же время появляется много новых.

В целом, молодежь притягивают наиболее динамично развивающиеся отрасли, а те из них, которые не затронуты рыночными реформами, ориентированы на дотации, явно «стареют». Результаты исследования свидетельствуют о том, что трудности, переживаемые страной, молодежь не склонна драматизировать. Не желая быть пассивным наблюдателем, молодежь активно участвует в преобразовательном процессе.

В третьем параграфе «Социальное измерение современной молодой семьи» - автор рассматривает семью как приоритетную ценность любого современного государства, заинтересованного в сохранении своего народонаселения, укреплении международного статуса и всех социокультурных институтов, составляющих основы социального бытия. Положение семьи, тенденции, характеризующие ее состояние (тип семьи, брачность, детность и пр.), являются своего рода значимыми социальными индикаторами, раскрывающими не только процессы смены поколений, но и общее положение дел в стране, а главное - реальные перспективы конкретного общества.

В условиях социальных перемен, происходящих в нашем обществе, и затянувшегося кризиса эволюция семейных ценностей протекает остро драматично и характеризуется размыванием традиционных предпочтений, ростом значимости ценностей частной жизни. Российские статистики утверждают, что в настоящее время на 1 тыс. мужчин приходится женщин: в возрастной когорте 16-17-летних - в городе 988, на селе 933; в когорте 20-24-летних - соответственно 927 и 938; в когорте 30-34-летних - 1022 и 834. Иными словами, в когортах молодых недостатка в женихах нет, однако, как показывает статистика, среди лиц в возрасте активного деторождения, много холостых и незамужних. Поэтому неудивительно, что из 1 тыс. женщин детородного возраста (до 35 лет) 166 не родили ни одного ребенка.3

Приблизительно аналогичная картина получена по данным авторского исследования. Так, среди 24-летних опрошенных никогда не состояли в браке 53,1% мужчин и 34,3% женщин; 67,6% мужчин и 42,4% женщин не имели детей. Среди 31-летних опрошенных 13,2% мужчин и 9,4% женщин никогда не состояли в браке, а 20,7% мужчин и 12% женщин не имели детей.4

По данным исследования, проведенного автором, не собираются вступать в брак 3,3% 17-летних, 3,5% 24-летних и 2,2% тридцатилетних респондентов; не пожелали или затруднились ответить на вопрос о предпочитаемом возрасте вступления в брак соответственно 13,5, 11,9, 5,4% опрошенных. Таким образом, достаточно большое количество молодых людей (в целом по массиву более 12%) имеют мужество выступить против традиционной российской ценности - брака и семьи.

Значимыми показателями реальной роли семьи являются признание таких традиционных ценностей, как родительское согласие на брак молодых, взгляд на детей как важнейшую ценность бытия, а также предпочитаемые нравственные качества будущих детей. В целом, семья для современной российской молодежи остается значимой ценностью бытия, сознательное одиночество и бессемейная жизнь большинством молодого российского населения не приветствуются. Главными ценностями семейной жизни большинство молодых россиян традиционно считает детей и эмоционально-духовную близость брачных партнеров, к двойной морали старших семей, молчаливо соглашающихся с различными типами семейного поведения для мужчин и для женщин, молодые семьи в своем большинстве относятся отрицательно.

В последнее десятилетие трансформация института семьи происходит значительно быстрее, чем до сих пор. Представляется, что необходимые для современной России социокультурные трансформации общества в значительной степени будут определяться не политическими акциями и даже не экономическими успехами, а интериоризацией новых ценностей бытия именно на семейном уровне, как родителями, так и детьми.

Во второй главе диссертации «Социально-экономическая рефлексия занятости студентов в современной России» - эксплицируются социально-экономические причины занятости студентов, определяется ее характер и специфические особенности, выделяются негативные и позитивные аспекты занятости как на социальном, так и на экономическом уровне.

В первом параграфе «Вторичная занятость: мотивация и реальность» - отмечается, что распространенность вторичной занятости среди студентов означает, что современный рынок труда формирует спрос на определенный тип работника промежуточного уровня квалификации, а в сферах представительских и информационных служб - на «интеллигентный» тип работника с высокими культурными характеристиками, развитой речью, имеющего соответствующий внешний вид. Спрос и предложение на студенческий труд совпадают еще и в том смысле, что и рынок труда, и само студенчество заинтересованы во временной занятости. Таким образом, автор предполагает, что студенчество соответствует целому ряду специфических требований современного российского рынка труда. Такое предположение подкреплено эмпирическими исследованиями автора. В общей сложности в процессе исследования было опрошено 1712 студентов, что и составляет выборочный массив исследования вторичной занятости студентов. Выборка строилась как ступенчатая комбинированная. Для формирования массива автором были использованы два критерия отбора респондентов:
1) пропорционально доле студентов в вузах соответствующих территориально-экономических районов; 2) пропорционально доле студентов по основным профилям высшего образования: гуманитарному, финансово-экономическому, техническому, медицинскому, аграрному, педагогическому, политики и права, военному (сюда вошли также милиция, таможня), художественному (артистический, музыкальный), а также традиционный многопрофильный университет (без разделения по факультетам).

Нас интересовало положение с занятостью среди наиболее массовых слоев студенчества, обучающихся в государственных вузах, поэтому в выборку не включались негосударственные вузы. Для исследования отбирались отраслевые вузы и университеты, получающие финансирование из федерального бюджета. Значительная часть студентов в них учится на «бесплатной» основе. В составе опрошенных студентов четвертых курсов вузов подавляющее большинство обучается бесплатно: 84,5%. Платят за обучение 15,5% опрошенных. Такое соотношение характеризует опрошенных четверокурсников, но оно, безусловно, не отражает сегодняшнего соотношения численности студентов, оплачивающих учебу и обучающихся бесплатно, для других курсов и вузов в целом.

Опрошенные студенты разделились на две различные, но вполне сопоставимые группы: в среднем работают 39% опрошенных, хотя эта доля существенно варьирует в зависимости от профиля вуза и специальности, которой обучаются студенты в вузе (от 89% работающих в вузах политического, правового и управленческого профиля до 10% работающих студентов в вузах военного профиля.

Соответственно, 61% опрошенных - неработающие студенты, причем среди неработающих 81%, т.е. 49,4% от общего числа студентов 4-х курсов, хотели бы работать, если бы им удалось найти работу. Таким образом, с учетом уже работающих студентов (39%), доля работающих и потенциально готовых работать в составе студентов четвертых курсов достигает 88,5%. Эти цифры говорят сами за себя: действительно, занятость студентов сегодня - истинно массовый феномен, который требует самого пристального внимания.

Большая доля студентов от общего числа обследованных хотела бы работать. (Из тех, кто не имеет вторичной занятости, работать хотят 81,1%, т.е. 49,4% от общего числа студентов четвертых курсов). Одной из причин, по которым эти студенты не работают (хотя и желали бы иметь работу), является более низкая материальная мотивация, а не только отсутствие вакансий или несовместимость работы с полноценной учебой, как сами неработающие студенты чаще всего характеризуют причины своей незанятости.

На фоне в целом менее выраженных материальных мотивов у неработающих студентов, в сравнении с мотивацией занятости у работающих, исключение составляют лишь две позиции. Это, во-первых, желание быть среди интересных людей: его значение выше у неработающих студентов (12,8%), чем у работающих (6,5%). Второй такой мотив - стремление к самореализации, желание лучше овладеть изучаемой профессией (15,4% против 12%). Эти факты в совокупности с более низкими показателями по всем другим позициям характеризуют группу неработающих студентов как в большей степени свободную от материальных стимулов и более ориентированную на символические ценности профессиональной работы. Автор заключает, что группа неработающих студентов обнаруживает большую разборчивость относительно характеристик самой работы, они бы хотели, чтобы работа отвечала их профессиональным интересам. Вероятно, именно такой характер требований и объясняет тот факт, что эти студенты не могут найти работу, соответствующую их запросам.

Во втором параграфе «Характер занятости студентов», полученные автором данные показали, что в поисках работы студенты прибегают к самым разнообразным источникам, которые можно объединить в три основные группы: 1) родители, родственники, взрослые знакомые, друзья, сверстники; 2) средства массовых коммуникаций; 3) специальные государственные институции трудоустройства.

Интересно отметить, что 8,5% работающих создали рабочие места для себя сами. Эта группа студентов, по-видимому, обладает особой активностью или специфическими ресурсами, которые обеспечивают ей такую возможность. Следует отметить, что в группе самозанятых больше, чем в других группах, тех, у кого работа совпадает с изучаемой специальностью. Это означает, что при создании себе рабочего места студент смог использовать профессиональные знания, накопленные им в вузе.

Данные опроса показывают, если на первом курсе работали 18% студентов, то на третьем курсе доля работающих составляет 46%. Эти результаты подтверждаются данными других исследований. В дневное время, т.е. во время занятий в вузе, работает значительная доля студентов - 43%. Однако по вечерам и ночью работает еще большая часть студентов - 62%. Из них 17,5% работают по ночам, а 44,1% - по вечерам. Хотя такой режим работы вполне совместим с учебным расписанием, он не может не оказывать негативного воздействия на состояние студента, сокращая время, необходимое для физического восстановления, для полноценной учебной подготовки.

У студентов вузов разного профиля отмечается своя специфика сфер деятельности. Так, студенты технических вузов, где больше удельный вес юношей, чаще, чем все студенты в среднем, выбирают в качестве дополнительного занятия работу, связанную с программированием (18% от всех студентов этих вузов), строительством и ремонтом (12%), охраной, службой безопасности, сыском (16%). Их также больше, чем в среднем, среди работающих в торговле (13%). Будущие педагоги редко получают работу, связанную с программированием (2,9%), строительством и ремонтом (2,9%), их существенно меньше, чем в среднем, в сфере торговли (8,6%), зато гораздо больше в сфере образования и воспитания: 31,4% студентов педвузов работают в школах, детских садах и т.п. в сравнении с 5,4% (показателем для всех студентов) и 0,8% (показателем для студентов технических вузов). Что касается студентов многопрофильных университетов, то их распределение по сферам деятельности близко к средним показателям, кроме программирования, которым студенты этих вузов занимаются чаще (18%), чем в среднем.

Услугами студентов пользуется в основном негосударственный сектор. 29% работающих заняты на частных предприятиях и 25% - у частных лиц. На государственных предприятиях трудятся 24,3%. На акционерных, арендных предприятиях - 13% всех работающих студентов. Имеют собственное дело (3,1%) и заняты ИТД (7,3%) несколько более 10% работающих.

Развитие служб трудоустройства для студентов, находящихся в поисках работы, является важнейшим условием не только трудоустройства студентов, но и институционализации статуса работающего студента, его положения на рынке труда. Не случайно за развитие такого рода каналов трудоустройства высказались более 60% студентов.

В третьем параграфе «Специфические проблемы занятости студентов» - было проведенное исследование вторичной занятости студентов, которое показало, что работа среди студентов - распространенное, массовое явление: работают в той или иной форме около 40% опрошенных нами студентов четырех курсов, а оставшиеся в большинстве своем - это ищущие работу, но не сумевшие ее найти. Занятость студентов носит устойчивый характер, и доля работающих студентов возрастает от первого к старшим курсам. Было установлено, что отсутствует прямая связь между уровнем материальной обеспеченности родителей студентов и их вторичной занятостью. В равной степени подрабатывают студенты как из малообеспеченных, так и состоятельных семей.

Анализ побудительных мотивов, по которым студенты работают или ищут работу, показал, что, на первом месте оказывается потребность поддерживать «статусное» потребление. Вслед за ним идут по убывающей такие побуждения к заработку, как необходимость обеспечивать себе средства существования, оплачивать жилье, поддерживать свою семью. Одновременно выделяется блок менее значимых мотиваций, связанных с потребностями расширять источники знаний, необходимых для будущей профессии, осваивать сферы общения, налаживать контакты и связи. При этом у малоимущих студентов ведущие мотивы занятости связаны с необходимостью обеспечивать себе средства существования, у студентов же из состоятельных семей в структуре мотивов более заметную роль играет стремление к профессионализации, к налаживанию связей, необходимых для успешной профессиональной интеграции.

Сопоставление мотивов вторичной занятости и действительного расходования заработанных денег показало, что реальность существенно корректирует намерения студентов. Главной статьей расходов, на которую приходится более половины бюджета респондентов, становится обеспечение своего повседневного существования. Совместно с расходами, связанными с учебным процессом, на основные потребности материального порядка приходится почти две трети бюджета, а на специфически молодежное потребление, побуждения к которому были столь велики в мотивациях, на самом деле тратится около трети заработка.

Связь между вторичной занятостью студентов и теми профессиями, которыми они овладевают в вузах, носит неоднозначный характер. Половина работающих студентов занята в сферах неквалифицированного или низкоквалифицированного труда вспомогательного характера, в основном в сфере услуг. Остальные студенты из числа работающих заняты более квалифицированным, по преимуществу умственным трудом в сфере услуг и культуры. Непосредственное совпадение характера работы и специальности, приобретаемой в вузе, «полностью» или «отчасти», выявляется в 44,3% случаев.

В параграфе установлена зависимость между вторичной занятостью и успеваемостью студентов, и в целом анализ показал, что занятость снижает успеваемость. Безусловно, этому способствует тот факт, что, в отличие от западной практики, российский студент работает преимущественно не в каникулярное время, а тогда и там, когда и где есть работа. Тем не менее, зависимость между работой и успеваемостью неоднозначна. Анализ факторов, обеспечивающих успешность сочетания учебы с работой, выявил, что отличная учеба легче дается работающему студенту-выходцу из высокообразованной семьи, чем из среды менее образованной, при этом фактор материальной обеспеченности родителей не играет определяющей роли.

Тип работающего студента, который сегодня поставляет на рынок труда система высшего образования с каждой своей ступени, представляет собой некий промежуточный тип работника, своего рода транслятора между рынком труда и сферой образования. С одной стороны, работающий студент предлагает на рынке труда ценности и навыки, приобретаемые в процессе учебы (относительно широкий культурный кругозор, интеллектуализм, инновационное мышление, динамизм и т.п.). С другой стороны, работающий студент привносит в учебный мир дух реальности, практические навыки, приобретаемые в производительном процессе на рынке труда, способствуя тем самым сближению мира высшего образования с практикой и реалиями современного общества.

В целом исследование позволило установить, что студент, занятый в какой-либо сфере деятельности, - новый социальный тип, обладающий высокой трудовой мотивацией, более адаптированный к современным условиям развития рыночной экономики, активный субъект трансформации нашего общества.

Однако такой тип студента-работника - привилегированная фигура. Сегодняшнее студенчество представлено также конгломератом непривилегированных групп: студенты из рабочих, малообразованных и малообеспеченных семей, иногородние, живущие в общежитиях, те, кто хочет, но не может найти работу, те, кто подрабатывает тяжелым физическим трудом и т.п., т.е. те, кто не располагает достаточными социальными и культурными ресурсами, обеспечивающими их активное и инициативное присутствие в поле высшего образования и на рынке труда. Если есть необходимость того, чтобы их доля не продолжала снижаться в общем числе студентов, чтобы внешние обстоятельства жизни не выталкивали их из среды студенчества, то добиться этого возможно лишь с помощью государственной поддержки, активизации общественных сил, а также солидаризации и коллективной «самопомощи» студенчества, не уповающего только на государство.

В «Заключении» подводятся основные итоги исследования, указывается на необходимость дальнейшей разработки темы средствами социологического знания.
По теме диссертации опубликованы следующие работы

  1. Лелекина И.А. Социально-экономические причины занятости студентов. Научное издание. - Ставрополь: Издательство Северо-Кавказского регионального центра социологических исследований, 2007. - 4,7 п.л.

  2. Лелекина И.А. Предпринимательские риски и нормы этики в управлении бизнесом. Научная мысль Кавказа. «Научный и общественно-теоретический журнал». Спец. Вып. 8. - Ростов-на-Дону: Издательство Северо-Кавказского научного центра высшей школы. 2006. - 0,35 п.л.

  3. Лелекина И.А. Социальные страты российского студенчества // Труды кафедры социологии и социальной работы СКСИ. Вып. 4.
    - Ставрополь: Издательство Северо-Кавказского социального института, 2005. - 0,6 п.л.



Отпечатано с авторского оригинал-макета.

Подп. в печ. 29.01.2007. Формат 60х84 1/16

Печ.л. 1,0 Изд. №253. Тир. 100 экз.

Полиграфпредприятие г. Ставрополь

1 Молодежь России: тенденции, перспективы. - М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2004.

2 Рахманин В. Образование как фактор гуманистической безопасности и социального развития // ALMA MATER. 2006. № 2;

3 Российский статистический ежегодник. - М.: 2004.

4 Бурляева В.А. Социологическое исследование «Молодежь в начале ХХI века». - М., институт социологии РАН, 2004.



ЛЕЛЕКИНА ИННА АЛЕКСАНДРОВНА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации