Губер А., Ким Г., Хейфец А. Новая история Азии и Африки - файл n1.doc

приобрести
Губер А., Ким Г., Хейфец А. Новая история Азии и Африки
скачать (2847 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2847kb.08.07.2012 19:12скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Допущено Министерством просвеще­ния СССР в качестве учебника для студентов исторических факультетов педагогических институтов

Губер А. А., Ким Г. Ф., Хейфец А. Н.

Новая история стран Азии и Африки. М., Глав­ная редакция восточной литературы изд-ва «Нау­ка», 1982.

560 с. с карт.

В книге излагается история стран зарубежной Азии и Африки с середины XVII в. до 1918 г. и содержится историографический об­зор дореволюционной русской и советской литературы по истории этих стран в указанный период.

Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1982.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ


Эта книга представляет собой третье, переработанное и дополненное издание учебника по новой истории зарубежного Востока для педагогиче­ских институтов, выпущенного в 1961 г. Государственным учебно-педагоги­ческим издательством Министерства просвещения РСФСР.

Инициатором создания учебника, предназначенного специально для пе­дагогических институтов и излагающего в книге сравнительно небольшого объема общую картину развития стран Азии и Африки в новое время, был выдающийся советский ученый-историк и деятель высшей школы академик Александр Андреевич Губер. Такой учебник был подготовлен А. А. Губером и А. Н. Хейфецем под названием «Новая история стран зарубежного Восто­ка». Рецензентом первого издания был академик Б. Г. Гафуров.

С течением времени назрела необходимость во втором издании учебника, и Министерство просвещения СССР приняло решение о его подготовке. Под руководством А. А. Губера были намечены основные направления и харак­тер тех изменений и дополнений, которые следовало осуществить в новом издании, учитывая опыт использования учебника в педагогических институ­тах и новейшие исследования по истории стран Азии и Африки. Однако безвременная кончина в 1971 г. помешала А. А. Губеру принять личное уча­стие в этой работе. Она была выполнена А. Н. Хейфецем.

При подготовке второго издания в соответствии с действующими учеб­ными планами в книгу были включены новые главы по Африке, арабским странам, Монголии, расширен материал по культуре и религиям стран Вос­тока, внесен ряд других изменений и дополнений. Были учтены замечания преподавателей педагогических вузов и соображения, высказанные при об­суждении проблем преподавания востоковедных дисциплин на страницах журнала «Народы Азии и Африки». В соответствии с многочисленными поже­ланиями, а также в связи с введением в учебные планы исторических фа­культетов педагогических институтов курсов историографии второе издание учебника было дополнено разделом по дореволюционной русской и совет­ской историографии новой истории Азии и Африки, написанным Г. Ф. Кимом.

В процессе отбора материала для второго издания, как и для первого, особое внимание обращалось на те разделы, которые преподаются в средней школе. Это открыло возможность использовать книгу и как пособие для учителей.

Существенную помощь авторам при подготовке второго издания оказа­ли рецензенты с кафедры новой и новейшей истории Московского орденов

Ленина и Трудового Красного Знамени государственного педагогического института им. В. И. Ленина и кафедры всеобщей истории Куйбышевского государственного педагогического института им. В. В. Куйбышева, а также персонально академик А. Л, Нарочницкий, член-корреспондент АН СССР С. Л. Тихвинский, профессора А. Б. Давидсон, А. С. Силин и В. И. Щпилькова.

Второе издание учебника было выпущено Главной редакцией восточной литературы издательства «Наука» в 1975 г. под названием «Новая история стран Азии и Африки».

В настоящем, третьем издании по возможности учтены результаты со­ветских и зарубежных исследований, опубликованные во второй половине 70-х годов. В него внесены также дополнения и изменения в соответствии с пожеланиями, содержащимися в рецензиях на второе издание и высказан­ными преподавателями и студентами. Расширен материал, позволяющий по­нять исторические корни тех традиций афро-азиатских стран, которые влияют и на современное развитие. Приведены новые сведения по истории Вьетна­ма, Лаоса и Кампучии. Больше внимания уделено характеристике религий и религиозных и идеологических течений в странах Востока. Пополнена ис­ториография. Приложены сводная хронологическая таблица наиболее важ­ных событий, указатели имен и географических названий.

Авторы выражают глубокую признательность всем товарищам, высказав­шим критические замечания и пожелания с целью улучшения учебника, я особенно члену-корреспонденту АН СССР С. Л. Тихвинскому, работникам кафедры всеобщей истории Куйбышевского государственного педагогиче­ского института им. В. В. Куйбышева (зав. кафедрой — проф. А. С. Силин) и членам Научно-методического совета по истории Института стран Азии и Африки при МГУ им. М. В. Ломоносова (пред. совета — проф. М. Н. Пак), рецензировавшим рукопись и корректуру настоящего издания.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СТРАНЫ АЗИИ И АФРИКИ с середины XVII в. до 1870 г.

Раздел I

СТРАНЫ АЗИИ И АФРИКИ В НАЧАЛЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Глава I

ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ

И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА АЗИИ И АФРИКИ НА РУБЕЖЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ


Основное содержание истории нового времени, или новой исто­рии,— утверждение и развитие капитализма, последней анта­гонистической общественно-экономической формации, высшая стадия которой, империализм, является кануном пролетарской социалистической революции: Более или менее точным рубежом начала нового времени принято считать английскую буржуаз­ную революцию середины XVII в.

Одной из особенностей капиталистического способа произ­водства, которая определялась его экономическими законами, стала эксплуатация колоний. В результате колониальной аг­рессии капиталистические государства Европы и США уста­новили свое господство над народами Востока. Период победы и утверждения капитализма на Западе, открытый буржуазны­ми революциями в Англии и Франции, стал периодом начав­шегося колониального порабощения стран Азии и Африки. По­этому в новое время развитие стран Востока в еще большей степени, чем в предшествовавшую эпоху, шло иначе, нежели развитие большинства европейских стран и США.

Особенности развития стран Азии и Африки в новое время

Буржуазные авторы утверждают, будто бы к началу нового времени народы Азии и Африки находились в состоянии непо­движности и застоя, были уже не способны к какому бы то ни было прогрессивному развитию без вмешательства цивилизо­ванной Европы. Но история народов Востока, создавших высокоразвитую

материальную и духовную культуру, опровергает эти измышления.

Естественно, что темпы социально-экономического развития отдельных стран и народов в силу разного рода причин были неодинаковыми. На одних этапах истории одни страны дости­гали ведущего положения, на других — другие, но это никогда не было привилегией каких-то «избранных» народов.

Так, неодинаковыми темпами шло социально-экономическое развитие различных народов самой Европы. Раньше, чем в дру­гих странах, капиталистический уклад сложился в итальянских городах и в Нидерландах. К началу нового времени Англия стала страной с наиболее развитыми капиталистическими отно­шениями. Когда в Англии победила буржуазная революция, в большинстве других стран Европы господствовали феодально-абсолютистские порядки.

Еще больше различий наблюдалось в уровне социально-эко­номического развития в Азии и Африке. В то время как Индия, Китай, Япония были уже развитыми феодальными государства­ми, в Афганистане, например, господствовал племенной строй, а многие народы Тропической и Южной Африки находились на различных ступенях первобытнообщинного строя.

Для докапиталистических формаций с их низким уровнем развития производительных сил были характерны относитель­но медленные темпы развития экономики и изменений соци­ально-экономических отношений. В то время не могла иметь и не имела решающего значения разница в уровне и темпах со­циально-экономического развития стран Европы и стран Азии и Африки. Но с выходом на арену исторической деятельности нового класса — буржуазии — положение изменилось. «Бур­жуазия,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс в „Манифесте Ком­мунистической партии",— не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революцио­низируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений»*. Не уди­вительно, что и различие в уровне и темпах социально-эконо­мического развития передовых стран Европы и стран Азии и Африки приобрело существенное значение лишь в период ста­новления нового общественно-экономического строя — капита­лизма. Именно тогда начала отчетливо выявляться относитель­ная отсталость стран Востока.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, с. 427.

В то время как в передовых государствах Европы сравни­тельно быстро формировался капиталистический уклад и созда­вались необходимые предпосылки для победы и утверждения капитализма, во многих странах Азии и Африки этот процесс еще не начался, в других спорадические зачатки капиталисти­ческих отношений развивались крайне медленно.

Советские историки уделяют много внимания проблемам, связанным с определением уровня социально-экономического развития стран Азии и Африки накануне колонизации, особен­ностям генезиса капиталистического уклада в этих странах. Большинство исследователей отвергают однозначные ответы на -вопрос о причинах, задержавших формирование капиталисти­ческого уклада в странах Азии и Африки, подчеркивая влияние и взаимодействие комплекса различных факторов. В ряде стран Востока господствующей формой феодальной собственности на землю была государственно-феодальная собственность; сохра­нялась, как, например, в Индии, замкнутая деревенская общи­на, покоившаяся на соединении сельского хозяйства и ремесла. В большинстве стран Азии город не имел столь тесных эконо­мических связей с деревней, как это было в средневековой Европе. В некоторых случаях развитые феодальные государства Востока отбрасывались вспять в результате нашествий кочев­ников или завоеваний более сильным противником, особенно если опустошительные войны приводили к разрушению иррига­ционных систем, которые играли важную роль в хозяйственном развитии многих стран Востока. Одним из факторов, задержи­вавших формирование капиталистического уклада, было рос­товщичество. «При азиатских формах,— писал К. Маркс,— рос­товщичество может существовать очень долго, не вызывая ни­чего иного, кроме экономического упадка и политической кор­рупции»*. Само собой разумеется, отсутствовали предпосылки появления капиталистического уклада у народов, которые толь­ко еще осуществляли переход от первобытнообщинного строя к феодализму или переживали ранние стадии феодальной фор­мации. Развитие народов Африки было на длительное время задержано работорговлей.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, с. 146.

Вследствие воздействия этих факторов к началу нового вре­мени даже в наиболее развитых странах Востока — Индии, Китае, Японии — появляются лишь спорадические элементы капиталистических отношений: зарождается мануфактура, на­блюдается подчинение мелкого товарного производства скуп­щику.

Хотя вопросы экономического развития отдельных стран Во­стока на рубеже нового времени еще слабо исследованы, но сам факт возникновения спорадических элементов капиталистиче­ских отношений в передовых странах Азии и Африки является бесспорным. Естественное развитие стран Азии и Африки, хотя и намного медленнее, чем это происходило в Западной Евро­пе, должно было вести к созданию капиталистического уклада и замене в конечном счете феодальных производственных от­ношений капиталистическими. Но этот едва только начавший­ся процесс был нарушен вторжением колонизаторов.

Победа капитализма в передовых странах Европы создала предпосылки для быстрого роста производительных сил и тех­нического прогресса. Армии и военно-морские флоты капитали­стических держав, оснащенные новым оружием, получили не­измеримое превосходство над вооруженными силами стран Востока. При помощи пушек державы Запада подчиняли Азию и Африку. Вторжение иностранных колонизаторов, порабоще­ние народов иностранным капиталом подорвало прогрессивные тенденции социально-экономического развития стран Азии и Африки, стало главной и решающей причиной закрепления и усиления их экономической и культурной отсталости в новое время.

Страны Востока были насильственно включены в орбиту мирового капиталистического хозяйства как его аграрно-сырье-вой придаток. Конечно, вторжение колонизаторов в афро-азиат­ские страны дало известный толчок их социально-экономиче­скому развитию, но капиталистические отношения развивались в Азии и Африке уродливо и однобоко, главным образом в тех формах и пределах, которые соответствовали экономическим потребностям колонизаторов. При этом, однако, неизбежным было и формирование там своего, национального капитализ­ма, но колониальный гнет и феодальные пережитки крайне за­трудняли его развитие.

Что именно вторжение колонизаторов и колониальная экс­плуатация явились решающей причиной закрепления отстало­сти стран Востока в новое время, ярко подтверждается исто­рией Японии. В средние века и в начале нового времени Япо­ния по социально-экономическому развитию не отличалась принципиально от других передовых государств Азии. В даль­нейшем она, как и другие азиатские страны, стала объектом колониальной агрессии. Под угрозой американских пушек эта страна была открыта для вторжения иностранного капитала. Однако в силу ряда причин внутреннего и международного по­рядка колонизаторы не смогли укрепиться в Японии. Она ока­залась единственной страной Азии, которая в капиталистиче­скую эпоху смогла выбиться на путь самостоятельного разви­тия и в дальнейшем стала одной из империалистических дер­жав. В. И. Ленин отмечал, что в Азии условия для «наиболее свободного, широкого и быстрого роста капитализма создались только в Японии... в самостоятельном национальном государ­стве...»*.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 25, с. 262.

Создание колониальной системы началось на заре капита­листической эры, когда шло так называемое первоначальное накопление капитала и складывались предпосылки перехода от феодальной к капиталистической социально-экономической формации. По мере утверждения капитализма, развития промышленности в капиталистических странах все новые и новые народы Азии и Африки становились объектами колониального порабощения, а к концу XIX — началу XX в. все страны Азии и Африки, за исключением Японии, были превращены мировым капитализмом в колонии и полуколонии. Таким образом, ко времени завершения территориального раздела мира между ка­питалистическими державами и превращения домонополисти­ческого капитализма в империализм полностью сложилась и колониальная система империализма.

Первые колониальные захваты европейских государств в Азии и Африке

На рубеже средних веков и нового времени колониальные вла­дения европейских государств в Азии и Африке были еще не­велики. Первой европейской державой, создавшей в конце XV — начале XVI в. свою колониальную империю в Азии и Аф­рике, была Португалия. Испания развертывала колониальную экспансию главным образом в Западном полушарии. Португа­лия захватила по побережью Африки, Персидского залива, Юго-Восточной Азии, в Индонезии ряд опорных пунктов, кото­рые позволили ей занять преобладающее положение в торгов­ле Европы с Востоком. В дальнейшем большинство португаль­ских владений в Азии перешло в руки Голландии и Англии. Не­сколько позднее на путь колониальной экспансии вступила Франция.

Европейские державы приобрели первые колониальные вла­дения в Азии еще до английской буржуазной революции сере­дины XVII в. Они располагали несколькими опорными базами в Индии. Португальскими колониями являлись Гоа и некото­рые другие пункты на Малабарском побережье. В начале XVII в. англичане захватили на западном побережье Индии г. Сурат.

Голландцам удалось утвердиться на о-ве Цейлон (ныне Шри Ланка), захватить южную часть Малайи. На юге Китая в руки португальцев перешел Аомынь (Макао).

Но наиболее значительные по территории колониальные владения европейских держав в Азии были к тому времени на Филиппинах и в Индонезии. Филиппинский архипелаг составля­ет свыше 7 тыс. островов; наиболее крупные из них — это Лусон и Минданао. В средние века население Филиппин раз­вивалось под сильным влиянием индийской и особенно индо­незийской культуры, имело торговые связи с Китаем. В XIV— XV вв. часть Филиппин находилась в номинальной зависимости от феодального индонезийского государства, центром которо­го был остров Ява. Ко времени завоевания Филиппин испан­цами (вторая половина XVI в.) народности Филиппин находи­лись на разных ступенях развития — от первобытнообщинного строя до ранних форм феодализма (феодальные султанаты Себу и Минданао, которые сохраняли независимость до середины XIX в.).

Большую роль в колониальном порабощении филиппинцев сыграли католические миссионеры. Используя противоречия между племенными вождями, опираясь на местную феодаль­ную знать, они обращали в христианство и закрепощали филип­пинцев. К середине XVII в. главной экономической и полити­ческой силой в этой колонии феодальной Испании стали като­лические ордены, создавшие здесь многочисленные миссии и монастыри с огромными поместьями. Крестьяне подвергались феодально-крепостнической эксплуатации на помещичьих и мо­настырских землях.

Другая крупная островная страна Азии, Индонезия, с кон­ца XVI в. стала объектом колониальной эксплуатации Нидер­ландов, которые вытеснили португальцев. Хотя к середине XVII в. голландцами была захвачена сравнительно небольшая часть территории Индонезии, они оказывали уже сильное влия­ние на развитие этой страны.

Еще раньше, чем в Азии, началась колониальная агрессия европейских держав в Африке. В 80-х годах XV в. португаль­цы пытались подчинить народности языковой группы банту, проживавшие в устье р. Конго (Заир). Однако первая попытка превратить устье Конго в португальское владение была неудач­ной. Только во второй половине XVI в. колонизаторы смогли подчинить государство Ндонго, монархи которого носили титул Нгола (отсюда название португальской колонии Ангола). Пор­тугальцы закрепились на побережье океана, к югу от устья Конго.

В устье Замбези, на восточном побережье Африки, была создана другая португальская колония — Мозамбик.

В начале XVII в. Африка впервые привлекает к себе вни­мание английских, голландских и французских колонизаторов. В 1618 г. Англия создала свой первый форт в Гамбии (Запад­ная Африка) и закрепилась на Золотом Берегу (Гана). В 1637г. на Золотом Берегу обосновались и голландцы. В этом же году Франция основала форт в устье р. Сенегал. В 1652 г. Голлан­дия захватила район мыса Доброй Надежды, создав здесь Капскую колонию.

Несмотря на то что европейские державы в период Великих географических открытий захватили ряд пунктов в Азии и Аф­рике, к началу нового времени колонизаторы еще не могли ока­зывать сильное влияние на социально-экономическое и полити­ческое развитие подавляющего большинства народов Востока. Правда, уже тогда появление европейских колонизаторов при­вело к тому, что потеряли свое значение старые сухопутные пути, по которым раньше шла торговля Востока с Европой, морская торговля в значительной степени была монополизиро-

вана европейскими купцами, ослабли торговые связи между Восточной и Западной Азией. Но это не могло иметь решаю­щего значения для социально-экономического и политического развития большинства государств Азии, для судеб их народов.

Более ощутимое влияние имел приход европейцев в Афри­ку. Колонизаторы превратили ее в «заповедное поле охоты на чернокожих» *.

*К. МарксиФ. Энгельс. Соч., т. 23, с. 760.

В захваченных европейцами районах и примы­кающих к ним областях местное население было в значитель­ной части истреблено, оставшиеся в живых превращены в ра­бов. Работорговля принесла африканским народам колоссаль­ную убыль населения, деградацию хозяйства, длительную за­держку в развитии производительных сил. Известный американский негритянский историк и политический деятель У. Дюбуа определял общую численность пострадавших от работорговли, включая сюда убитых на охоте за рабами и по­гибших в пути, в 100 млн. человек. Конечно, наибольшие раз­меры работорговля приобрела в новое время, но и к середине XVII столетия народы Африки уже ощущали тяжкие послед­ствия варварской охоты на людей, организованной в широких масштабах колонизаторами.

Обзор колониальных владений европейских государств в Азии и Африке показывает, что на рубеже нового времени су­ществовали лишь отдельные сравнительно небольшие очаги будущей колониальной системы капитализма. Что же касает­ся большинства стран Азии и Африки, то они развивались са­мостоятельно и независимо от европейского влияния.

Политическая карта Азии на рубеже нового времени

Крупнейшим государством Восточной Азии являлся Китай, ко­торым с середины XIV до середины XVII в. правила династия Мин. На протяжении многовековой истории размеры террито­рии, населенной китайцами (ханьцами), неоднократно меня­лись, но их этнографические границы не выходили за пределы провинций собственно Китая, и в частности за Великую китай­скую стену.

Китай был развитым феодальным государством, имевшим экономические и политические связи со многими странами. Он торговал с различными феодальными владениями и государст­вами Азии.

Однако Китай почти не имел связей с Европой и государ­ствами Ближнего Востока. Слабыми были контакты и с такой крупнейшей страной Азии, как Индия.

Китай граничил с более слабыми, чем он, государствами. Это помогало китайским феодалам внедрять в сознание китай­цев представление о «Срединной империи», окруженной «варварами». Правители Китая считали другие народы своими вас­салами и данниками. Иногда им удавалось в той или иной форме навязать вассальную зависимость соседям. Но зачастую она носила чисто номинальный характер. В середине XVII в. сам Китай оказался под властью маньчжурской династии Цин. Маньчжурию и примыкавшие к ней районы населяли чжурч-жэньские племена, объединившиеся к концу XVI в. в единое Маньчжурское ханство — государственное образование ранне­феодального типа со значительными пережитками родового строя.

На севере и северо-западе Китай граничил с территорией монгольских ханств. Завоевательная политика монгольских феодалов во времена Чингисхана и его преемников крайне от­рицательно повлияла на монгольское общество. Войны и внутренние усобицы задержали развитие производительных сил, за­крепилась феодальная раздробленность. К западу от Хангай-ских гор, до верховьев Енисея и Иртыша, находились ханства ойратов-монголов, к востоку от Хангайских гор располагались ханства северных и южных монголов, разделенные пустыней Гоби. Каждый из этих районов распадался на десятки враж­довавших феодальных владений.

Феодальная раздробленность облегчила покорение Монго­лии маньчжурами. В 1636 г. феодалы Южной Монголии, кото­рая в дальнейшем стала именоваться Внутренней Монголией, признали правителя маньчжуров своим ханом. Во второй поло­вине XVII в. маньчжуры покорили Северную (Внешнюю) Мон­голию. Завоеванные маньчжурами монгольские земли с утвер­ждением в Китае маньчжурской династии стали колониальной окраиной феодального Китая. К концу XVII в. сохраняло свою независимость лишь Ойратское (Джунгарское) ханство.

Одним из развитых феодальных государств Восточной Азии была Корея. В конце XVI в. она подверглась нашествию япон­ских феодалов, которое было отражено в результате длитель­ной и упорной борьбы. Вскоре, однако, последовало новое ино­земное вторжение. В 1637 г. маньчжуры навязали правителям Кореи договор о вассальной зависимости, а после утверждения в Китае маньчжурской династии китайские императоры, ссы­лаясь на этот договор, рассматривали Корею как вассальное государство «Срединной империи». Фактически же Корея со­хранила свой суверенитет. Выплата дани китайским императо­рам ограничивалась посылкой символических даров в Пекин. Корейцы решительно отвергали притязания правителей Китая. С давних времен китайские феодалы пытались поработить Вьетнам. Вьетнамский народ вынужден был постоянно бороть­ся против агрессии китайских феодалов. В работах вьетнам­ских историков отмечается, что с начала нашей эры до XVIII в., даже если принимать во внимание только крупные войны все­народного масштаба, вьетнамскому народу пришлось вести более 20 ожесточенных войн за освобождение от захватчиков или в защиту своего суверенитета.

В начале XV в. минские императоры предприняли очеред­ную попытку завоевать Вьетнам, однако вскоре там вспыхнуло мощное народное восстание, возглавленное Ле Лоем. Захват­чики были изгнаны, Ле Лой основал династию Ле *.

* Во Вьетнаме широко распространена легенда о том, что Ле Лой был рыбаком. Как-то к Ле Лою, ловившему в озере рыбу, подплыла черепаха, на спине которой лежал меч. Этот меч стал символом народного восстания. После победы Ле Лоя меч сам вылез из ножен и превратился в дракона нефритового цвета, который бросился в озеро. «Озеро возвращенного меча» в Ханое до нашил: дней почитается вьетнамцами.

При династии Ле Вьетнам превратился в наиболее сильное государство Индокитайского полуострова. Издавна сложились тесные экономические, политические и культурные связи между Вьетнамом и его западными соседями — Камбоджей (Кампу­чией) и Лаосом.

Крупнейшим государством Южной Азии была империя Ве­ликих Моголов. К середине XVII в. власть могольских импе­раторов распространялась на всю Северную и Центральную Индию. Большая часть Афганистана также была подчинена Моголами, которые пытались распространить свою власть и на государства Средней Азии.

На южных склонах Гималаев располагалось несколько сравнительно небольших феодальных государств. Наиболее зна­чительными из них были Непал и Бутан.

С востока кимперии Моголов примыкали государства ран­нефеодального типа — Ассам, Аракан (Ракхайн), Ава, Пегу,— объединенные в XVIII в. правителем Авы в обширное феодаль­ное бирманское государство.

К юго-востоку от Бирмы находилось тайское государство Сиам (ныне Таиланд). В начале нового времени Сиам, столи­цей которого тогда была Аютия (Аюттхая), неоднократно вое­вал с соседними государствами. В 1767 г. Аютия после двух­летней осады была захвачена и сожжена бирманцами. Несколь­ко позднее королевство Сиам было восстановлено, и его столи­цей стал Бангкок.

В Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке выделялись три крупные островные страны: Индонезия, Филиппины и Япо­ния. Как уже отмечалось, Филиппины к началу нового време­ни были испанской колонией, а в Индонезии стали утверждать­ся голландские колонизаторы. В Японии сложилось более или менее централизованное феодальное государство абсолютист­ского типа, и к середине XVII в. она была одним из развитых феодальных государств Азии.

Обширные районы Среднего Востока входили в состав иран­ского государства, которым правила династия Сефевидов. В период наибольшего расцвета, при шахе Аббасе I (1587—1629), империя Сефевидов включала не только Иран (Персию), но и западные районы современного Афганистана, часть Турк­мении, Закавказье, Ирак. Народы, объединенные в этой им­перии, отличались друг от друга по своему социально-экономи­ческому и культурному развитию. Даже в период расцвета им-. перия Сефевидов не была прочным государственным образова­нием, а начиная со второй половины XVII в. феодальный Иран постепенно теряет свое могущество и силу.

Расположенные к западу от государства Сефевидов Малая Азия и арабские страны входили в состав созданной в резуль­тате многочисленных завоеваний турок-османов Османской империи, владения которой были расположены в трех Частях света — Азии, Европе и Африке. Между Сефевидами и осман­скими султанами шла борьба за Ирак и арабское побережье Персидского залива. Сирия, Ливан, Палестина, Ирак, Хиджаз, Йемен были завоеваны турками, но власть османского султа­на над большей частью Аравийского полуострова была в зна­чительной степени номинальной. В середине XVII в. арабские Племена создали на восточном побережье полуострова свой имамат Оман.

Африка к началу нового времени

Большая часть Северной Африки входила в состав Османской империи. Египет был завоеван турками в начале XVI в. К это­му времени там господствовала своеобразная военно-феодаль­ная каста мамлюков, из которых состояла гвардия египетских султанов. После турецкого завоевания страной стал управлять назначаемый османским султаном паша. По мере ослабления Османской империи господство турецкого султана над Египтом становилось все более формальным. К концу XVII в. мамлюкам удалось восстановить свою политическую власть.

В средние века арабские географы объединяли страны Се­верной Африки, расположенные к западу от Египта, т. е. Ли­вию, Алжир, Тунис и Марокко, под общим названием Магриб, которое сохранилось до настоящего времени. Коренное насе­ление Магриба — берберы (в древности их называли ливийца­ми). В VII в. началось арабское проникновение в Магриб, став­ший частью халифата. Арабы смешались с основной массой берберского населения, которое восприняло у пришельцев язык и религию. Народы Магриба превратились в составную часть арабского мира.

В дальнейшем вслед за Египтом Ливия, Тунис и Алжир были завоеваны турками.

Расположенное на северо-западе Африки Марокко в XV— XVI вв. было объектом колониальной агрессии Португалии и Испании. В XVI в. Марокко пыталась завоевать Османская им­перия. Благодаря упорному сопротивлению марокканцев это ей не удалось, а в начале XVIII в. все побережье Марокко было освобождено также и от европейских захватчиков (в руках ис­панцев остались лишь Сеута, Мелилья и Алусемас).

Еще в XV в. началось проникновение португальских, а позд­нее и других европейских купцов и работорговцев южнее Ма­рокко, в Мавританию и Западную Сахару. Но к началу нового времени эти страны еще не были захвачены колонизаторами.

Расположенный на крайнем востоке Африканского матери­ка полуостров Сомали в XVII в. находился под номинальной властью правителей Омана.

К западу or Сомали, на Абиссинском нагорье, и далее на се­вер, до побережья Красного моря, простиралась Эфиопия. Она была раздроблена на феодальные уделы, правители которых нередко вели междоусобные войны.

Обширные территории современного государства Судан на­селяли к началу нового времени многие племена и народно­сти. Еще до нашей эры сюда стали переселяться с Аравийско­го полуострова арабы. Народности северной части страны вос­приняли ислам и арабский язык. Юг населяли племена нило­тов. Социально-экономический строй народностей Судана был неоднороден. В некоторых районах преобладающим занятием было земледелие, в других — кочевое скотоводство. Нилоты и значительная часть населения Северного Судана жили перво­бытнообщинным строем. Но в ряде районов страны уже утвердились феодальные отношения. На территории Судана к XVII в. существовало несколько феодальных султанатов. Наи­более значительными из них были Дарфур (столица — Эль-Фашер), расположенный к западу от Нила, и Сеннар, находив­шийся между Белым и Голубым Нилом. В этих государствах наряду с ведущим феодальным способом производства и при наличии весьма значительного рабовладельческого уклада еще сохранялись остатки первобытнообщинных отношений. Лучшие земли принадлежали феодальной знати, использовавшей труд зависимых крестьян и рабов. В Дарфуре и Сеннаре существо­вало ирригационное земледелие, большое развитие получило ремесленное производство. В Сеннаре выращивался хлопок и производились хлопчатобумажные ткани, которые вывозились в соседние страны. Город Сеннар, столица одноименного сул­таната, в конце XVI столетия насчитывал более 100 тыс. жи­телей.

Территории к западу от современного государства Судан и к югу от Ливии, на которых теперь расположены Республика Чад, Центральноафриканская Республика, Камерун, а также северо-восточную часть Нигерии населяли народности хауса, фульбе и канури. Канури образовали близ оз. Чад государство Борну, расцвет которого относится к XVI в. Борну было госу­дарством раннефеодального типа с наличием сильного рабо­владельческого уклада. Хауса создали несколько рабовладельческих городов-государств — Кано, Кацина, Даура и др.,— на­ходившихся в северной части современной Нигерии. Богатые рабовладельческие города-государства вели широкую торговлю тканями и кожаными изделиями, изготовленными рабами. Пу­тешественники, посетившие эти места уже в XIX столетии, описывают большие, обнесенные стенами ткацкие мастерские, в которых работали сотни рабов.

Арабские источники сообщают о существовавшем в верховь­ях Сенегала и Нигера большом государстве Гана (территория современной Ганы не входила в его состав). В XI в. правители Ганы приняли ислам и распространили его среди подвластных племен. Вместе с исламом распространилась письменность, воз­никли школы, города стали центрами культуры. Один из араб­ских географов XI в., описывая столицу Ганы (ее местораспо­ложение пока не установлено), писал: «В городе живут ученые юристы и высокообразованные люди». Гана славилась своими золотыми месторождениями. Арабский географ IX в. утверж­дал, что «в стране Гана золото растет, как морковь, и его собирают на восходе солнца». На смену Гане пришло новое госу­дарственное объединение — Мали, включавшее в XIII—XV вв. всю обширную область верховьев Сенегала и Нигера.

Восточнее Ганы и Мали, на территории современной Ниге­рии, находилось государство Сонгаи, подчинившее себе в XV— XVI вв. большую часть Западной Африки.

Имеющиеся источники не позволяют дать исчерпывающий ответ на вопрос о социально-экономической структуре средне­вековых государств Западной Африки. В них широко приме­нялся труд рабов. Цари Сонгаи раздавали знати и духовен­ству земли вместе с рабами. Рабы, посаженные на землю, вы­плачивали феодальную ренту натурой, и положение их мало чем отличалось от положения крепостных. Потомки рабов, по существовавшим обычаям, получали известные права и, по сути дела, превращались в крепостных крестьян. Очевидно, боль­шинство сельского населения составляли свободные общинни­ки, но источники не содержат материалов, характеризующих их положение. Власти царей Сонгаи были подчинены также на­родности и племена, находившиеся на стадии родового строя. Таким образом, есть основания считать, что средневековые го­сударства Западной Африки, и в частности Сонгаи, были госу­дарствами раннефеодального типа, в них большой удельный вес сохраняло рабовладение, а значительная часть населения продолжала жить родовым строем.

В XV—XVI вв. Сонгаи достигло наивысшего расцвета. Мно­гие арабские ученые, врачи, архитекторы, бежавшие из Испа­нии после изгнания мавров, переселились в Сонгаи. Располо­женный на Нигере город Томбукту (Тимбукту) наряду с Каи­ром и Багдадом стал одним из крупнейших центров мусуль­манской культуры. В его университете кроме Корана изучались юриспруденция, литература, история, география, математика, астрономия.

Но Сонгаи было непрочным объединением различных тер­риторий и народностей, созданным в результате завоеваний. В конце XVI в. в его пределы вторглись марокканские вой­ска. Одновременно начались восстания крепостных — потомков бывших рабов, посаженных на землю. Сонгаи распалось на многочисленные владения, управляемые племенными вождями и феодальными князьками.

На побережье Гвинейского залива к началу нового време­ни сложилось несколько небольших государств, возникших на основе племенных объединений в результате разложения пер­вобытнообщинного строя. Наиболее значительными из них были государства народностей йоруба (на территории совре­менной Нигерии), объединившиеся вокруг Ойо, Дагомея (ныне Народная Республика Бенин) и государство Ашанти (на тер­ритории современной Ганы). Европейцы, посещавшие Гвиней­ское побережье в XV в., нашли здесь крупные торговые города. Голландский географ Даппер, описывая города Западной Африки в XVII в., сравнивал их с городами Голландии. Он утверждал, что улицы Бенина (столица одноименного государ­ства на территории Нигерии) превосходили по размерам улицы Гаарлема (Харлем), а дворец бенинских царей был не меньше здания амстердамской биржи.

Тропическую и Южную Африку населяли к началу нового времени племена и народности, большинство которых находи­лось на различных ступенях первобытнообщинного строя. Лишь отдельные народности Тропической и Южной Африки вступили в стадию формирования классового общества и создали на­чальные формы государственности.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации