Cоколов А.В. Введение в теорию социальной коммуникации - файл n1.doc

приобрести
Cоколов А.В. Введение в теорию социальной коммуникации
скачать (1741.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1742kb.08.07.2012 19:00скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8




Соколов Аркадий Васильевич (1934 г. р.) — крупнейший отечественный ученый, пионер информатики. Он член-корреспондент Российской академии естественных наук, действительный член Международной академии информатизации, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник культуры России. Научные исследования Соколова А. В. направлены на совершенствование сложившейся практики. Он — главный конструктор автоматизированной системы "Союзкультура" в Российской государственной библиотеке, первый президент Санкт-Петербургского библиотечного общества. Список научных публикаций А. В. Соколова превышает 260 наименований. Его работы изданы на английском, немецком, испанском, китайском, чешском, польском языках.

С начала 90-х годов А. В. Соколов разрабатывает общепрофессиональный курс социальных коммуникаций. По его инициативе этот курс включен в учебные планы ряда вузов страны.

Предлагаемое читателю учебное пособие "Введение в теорию социальных коммуникаций" не имеет аналогов. Оно новаторское и по форме, и по содержанию. В нем впервые систематично и доходчиво излагаются основные положения и понятия теории социальных коммуникаций.

Учебное пособие предназначено для социально-культурных работников, библиотекарей, журналистов, социологов, информационных работников, преподавателей, аспирантов, студентов гуманитарных вузов.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ

ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ

А. В. Соколов

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ

СОЦИАЛЬНОЙ

КОММУНИКАЦИИ


Рекомендовано Государственным комитетом Российской Федерации

по высшему образованию в качестве учебного пособия

для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по специальности Культурологии"

Санкт-Петербург

1996

ББК 88.5

С 59

Рецензенты: доктор философских наук, профессор С.Н. Иконникова,

доктор педагогических наук, профессор В.П. Леонов

СОДЕРЖАНИЕ


Соколов А.В.

С 59 Введение и теорию социальной коммуникации:

Учебное пособие. СПб.: СПбГУП, 1996 320 с.

ISBN 5 –7621-0020-0

В книге видного российского ученого, член-корреспондента Российской академии естественных наук, действительного члена Международной академии информатизации, профессора СПбГУП изложены основы теории социальной коммуникации. Впервые и отечественной литературе разносторонне освещены социальная коммуникация, коммуникационная деятельность, социально-коммуникационная система. В анализе социальной коммуникации использован теоретический инструментарий философии, социологии, психологии, информатики, культурологии. Для студентов и аспирантов гуманитарных вузов.
ББК 88.5

SBN 5-7621-0020-0  Соколов А.В., 1996

 Оформление, СПбГУП, 1996

ВВЕДЕНИЕ
Теория социальной коммуникации одна из репрессированных советской идеологией научных дисциплин. В "Философском словаре", изданном Политиздатом в 1986 г., говорится: "Коммуникация категория идеалистической философии, обозначающая общение, при помощи которого "Я" обнаруживает себя в другом... Доктрина коммуникации в целом утонченная форма кастовых и корпоративных связей. Объективно учение о коммуникации противополагается марксистскому пониманию коллектива"1 . Отказ от научного изучения коммуникационных процессов нанес большой ущерб прикладным дисциплинам, изучающим социально-коммуникационную практику, в том числе педагогике, библиотековедению, журналистике, учению о культурно-просветительной работе. Эти дисциплины сосредоточились на поверхностном описании и систематизации наблюдаемых фактов и выработке идеологически выдержанных рекомендаций, лишившись теоретической глубины.

Между тем, в американских и западноевропейских университетах много лет читаются курсы по коммуникации, существуют специализации и присваиваются ученые степени "коммуникационных наук". Издается более двух десятков научных и технических журналов, посвященных коммуникации, а мировой поток научной, учебной, производственной литературы трудно обозрим. Добытые знания обобщаются в справочной литературе: в 1989 году в Нью-Йорке был переиздан "Стандартный словарь по коммуникации", насчитывающий более 1200 страниц2; в том же году потаилась четырехтомная Международная энциклопедия по коммуникации, подытоживающая разнообразные и обширные знания, накопленные за рубежом3.

Главный редактор этой энциклопедии Э. Барнув, констатируя "коммуникационную революцию, происходящую в индустриальных странах", пишет: "становится очевидным центральное положение коммуникации в человеческой истории, что и объясняет, почему такие различные дисциплины как антропология, искусство, образование, история, журналистика, право, лингвистика, философия, политические науки, психология и социология стремятся к объяснению процесса коммуникации, сотрудничают в создании новой дисциплины", которая именуется теорией коммуникации. Задача этой дисциплины по Э. Барнуву состоит в том, чтобы выявить "все пути, по которым информация, идеи и установки распространяются среди индивидов, групп, наций и поколений".

К сожалению, в пашей стране до сих пор коммуникационная проблематика сводилась к массовой коммуникации или различным информационным системам и никогда не охватывалась в целом. В настоящем курсе впервые предпринята попытка представить проблемы социальной коммуникации во всей полноте и разнообразии. Охарактеризуем кратко это разнообразие.

Исходное определение: социальная коммуникация есть движение знаний, эмоциональных переживаний, волевых воздействий в социальном времени и пространстве. Обратите внимание: более, казалось бы, емкое выражение "социальная коммуникация — движение социальной информации" не используется в качестве исходного из-за расплывчатости понятия "информация", которое нуждается в критическом осмыслении (см. раздел 3). Примерами социально-коммуникационных актов могут служить дружеская беседа и научный диспут, лекция и чтение книги или газеты, телефонный разговор, телепередача, компьютерный поиск информации. Молитва, обращенная к Богу, — это односторонняя коммуникация, которую желательно сделать двусторонней. Каждый человек значительную часть своей жизни посвящает общению с другими людьми, усвоению культурного наследия, самовыражению в речи или письме, короче говоря, — коммуникационной деятельности.

Социально-коммуникационные процессы являются условием и предпосылкой существования всякого человеческого общества. Поэтому в ходе цивилизационного развития человечества образовались специальные социально-коммуникационные учреждения, призванные удовлетворять коммуникационные потребности общества в целом, социальных групп и отдельных личностей. Учреждения такого рода — школы, библиотеки, музеи, книгоиздательства, пресса, телевидение, службы научно-технической и экономической информации, туристические агентства, театры, кино, клубы и т. д. В этих учреждениях работают профессионалы социально-коммуникационной деятельности, специалисты в области социальной коммуникации.

Конечно, содержание деятельности каждого социально-коммуникационного учреждения специфично, поэтому различны квалификационные требования (совокупность знаний, умений, навыков), предъявляемые, например, к учителю или актеру, библиотекарю или журналисту, музейному экскурсоводу или корреспонденту телеграфного агентства. Но есть общая основа их профессионализма, заключающаяся в овладении коммуникационными знаниями, умениями и навыками. Полому курс "Социальные коммуникации" имеет статус обще профессионального курса к системе подготовки социально-коммуникационных работников. В качестве такового он может (и должен!) преподаваться на библиотечных, педагогических, культурологических, журналистских, редакционно-издательских, искусствоведческих факультетах при условии некоторого профилирования.

Главная особенность общепрофессионального курса заключается в том, что он является обобщающим (интегрирующим), а не описательно-рецептурным. Обобщение требует абстрагирования от частностей. Поэтому обобщающий курс неизбежно становится теоретическим и может именоваться "теорией социальной коммуникации".

В научном познании (гносеологии) принято различать объект и предмет данной науки (теории, учения). Объект это часть объективно (независимо oт исследователя) существующей реальности, которую исследователь выбирает для изучения. В настоящем случае таким объектом служит социальная коммуникация, исходное определение которой приведено выше. Познание всякого объекта неисчерпаемо, потому что к нем можно найти бесконечное количество аспектов (свойств, отношений), предоставляющих научный интерес. В связи с этим конкретные (не обобщающие!) научные дисциплины рассматривают объект не в целом, а в определенном, близком им аспекте. Объект, взятый и определенном аспекте, образует предмет науки. Следует обратить внимание на то, что объект существует реально, а предмет это идеальный образ объекта, построенный учеными. Например, такой многогранный объект, как "человек", служит предметом изучения психологии, антропологии, медицины, социологии, но каждая из этих наук лишь частично отвечает на вопрос "что есть человек?"

Социальная коммуникация, бесспорно, имеет мною аспектов, позволяющих образовать целое предметное пространство, которое, ради наглядности, представим в виде предметного куба, имеющего шесть граней (см. рис. 0.1). Согласно рисунку, социальная коммуникация может и, действительно, является предметом изучения по крайней мере пяти фундаментальных наук: философии, социологии, психологии, культурологии, лингвистики, плюс прикладные технические науки. Конкретизируем содержание социально-коммуникационной проблематики.

1. Философская грань предметного куба Социальная коммуникация, как уже было сказано, представляет собой движение знаний, эмоциональных переживаний, волевых воздействий в социальном времени и пространстве. Знания, чувства, волевые побуждения есть смыслы, поэтому социальная коммуникация есть коммуникация смысловая, содержанием которой является движение идеальных, умопостигаемых смыслов, а не перемещение материальных объектов как в случае транспортной или энергетической коммуникации. Постижение сущности социальной коммуникации требует обращения к философским категориям "идеальное", "материальное", "сознание", "смысл", "знак".

Две классические философские дисциплины, помимо современных философских теорий и концепций, непосредственно занимаются социально-коммуникационными процессами: логика и герменевтика. Логика изучает формы мышления и пути постижения истины, в ее предмет входит построение доказательств и опровержений, обнаружение лжи и заблуждений, ведение диалога и спора. Герменевтика учение о понимании (толковании) текстов, о постижении глубинных смыслов записей, например, поэм Гомера, Священного Писания и т.п. Ясно, что социально-коммуникационные сообщения должны быть логичны и понятны, поэтому логика и герменевтика вписываются в проблематику социальной коммуникации.




Рис. 0.1 Предметный куб социальной коммуникации
II. Социологическая грань достаточно очевидна, ибо социальная коммуникация осуществляется социальными субъектами (личностями, социальными группами, массо­выми аудиториями) в социальном пространстве и времени. Строго говоря, теория социальной коммуникации должна быть одной из социологических дисциплин, но этого не произошло. Изучая структуру общества, его социальные институты, динамику социальной жизни, социологи лишь попутно обращались к социально-коммуникационным про­цессам, не занимаясь углубленным их исследованием. Исключениями являются учение о взаимодействиях между людьми П. А. Сорокина4, символический интеракционизм (дословно "взаимодействие посредством символов", т. е. смыслов) — направление, развиваемое в социологии США с 20-х годов нашего века, теория коммуникативной дея­тельности, развиваемая немецким социальным философом Ю. Хабермасом. Тем не менее в проблемном кубе социаль­ной коммуникации социологическим разработкам должно принадлежать видное место.

III. Психологическая грань отчетливо проявляется в двух случаях: в межличностной коммуникации (общении), когда происходит диалог между равными партнерами, и в управлении (манипулировании) массовыми аудиториями. "Общение" признается одной из базовых категорий отече­ственной общей психологии, наряду с такими категориями. Проблематика общения глубоко разработана и трудах I). Г. Ананьева, Л. А. Бодалева, А. II. Леонтьева, I). Ф. Ломова, 13. П. Мясищева. Управление массовыми аудиториями и процессе пропа­ганды, aгитации, рекламы давно изучается социальной пси­хологией, достигшей несомненных успехов. Стало быть, имеются неплохие возможности для раскрытия пси­хологических аспектов коммуникационной деятельности. Следует обратить внимание, что психологическая пробле­матика непосредственно выводит на физиологическую проблематику (асимметрия полушарий головного мозга, "реченые зоны" и мозгу и г. д.). Нет нужды выделять спе­циально физиологические проблемы, так как они легко объединяются с проблемами психологическими.

IV. Культурологическая грань. Культурология не относится к числу наук с четко очерченным предметом ис­следования, ибо базовая для нее категория "культура" понимается учеными по разному. Теоретическая трактовка культуры связана с понятиями "духовная культура", "духовная жизнь", "культурное наследие", которые имеют прямое отношение к социальной коммуникации, точнее к теоретической ее интерпретации. Практическое понима­ние культуры приходит к таким социально-культурным явлениям, как письменность, литература, искусство, рели­гия, паука, а также к культурным социальным институтам школам, библиотекам, музеям и т. д. Пepeчисленные социально-культурные явления и институты (учреждения, службы) выполняют коммуникационные функ­ции, и для некоторых из них именно эти функции являются определяющими и главными. Можно сказать, что социаль­но-коммуникационная деятельность и социально-куль­турная деятельность образуют единство, они нe просто взаимосвязаны, а взаимообусловлены и неотделимы друг от друга. Отсюда вытекают научно-интеграционные связи между теорией социальной коммуникации и такими наука­ми, как литературоведение, искусствознание, науковедение, педагогика, библиотековедение, библиографоведение, журналистика, клубоведение, научная информатика и мно­гие другие. Именно в этом случае может особенно плодотворно проявиться потенциал обобщающей теории социальной коммуникации.

Культурология исторически связана е этнографией (этнологией), изучающей происхождение и жизненный цикл этносов (племен, народностей, наций), их этнические осо­бенности, в том числе знаковые системы, язык, символику, традиции, т.е. социально-коммуникационные явления, выработанные данным этносом. Разумеется, ком­муникационный багаж этнологии представляет интерес для теории социальной коммуникации.

V. Лингвистическая грань социально-коммуника­ционной проблематики достаточно очевидна. Речевая спо­собность, т.е. способность пользоваться выработанным обществом языком, является необходимой предпосылкой всякой коммуникационной деятельности. Современная лин­гвистика не отдельная наука, а цикл научных дисцип­лин, куда входят фонетика, лексикология, грамматика, се­мантика, структурная лингвистика, стилистика, культура речи, сравнительное языкознание и другие учения. Цикл лингвистических дисциплин включается в состав социаль­но-коммуникационных наук, но им не исчерпывается та грань социальной коммуникации, которую мы назвали "лингвистической".

Наряду со словесными (вербальными) средствами в межличностной коммуникации непременно используются жесты, позы, мимика, интонации и другие невербальные средства. Строго говоря, невербальное общение не должно входить в компетенцию лингвистики, но практически мно­гие лингвисты, особенно психолингвисты и социолингвисты, изучают язык жестов, дополняющий вербальное общение.

Обобщающей теорией знаков является семиотика, которая может быть названа "научным партнером" теории социальной коммуникации. Семиотический подход к социальной коммуникации, когда предметом рассмотрения становятся языки и отдельные символы, выражающие смыслы, раскрывает особое "измерение" в ее изучении, Правда, это "измерение" шире, чем сугубо лингвистический взгляд, — оно охватывает культурологические, в частности, литературоведческие, и этнографические знаковые проблемы.

VI. Техническая грань со времен изобретения книгопечатания (XV в.) приобретает все более важное значение в социальной коммуникации. Промышленная революция XIX века вызвала к жизни прессу, ставшую "четвертой властью" в демократических странах Запада, телеграф, телефон, радио. Плодами научно-технической революции XX века стали телевидение и компьютер, воздействие которых на социальную коммуникацию является одним из центральных вопросов коммуникационных теорий.

Итак, мы выделили и кратко охарактеризовали шесть проблемных областей, представляющих предметное поле социальной коммуникации. Но этого мало. Социальная коммуникация, подобно любому социальному процессу, допустим, процессу материального производства или госу­дарственного строительства, обусловлена исторически. Предметный куб социальной коммуникации для Древнего Египта, классической Греции, Киевской Руси или петров­ской России сохранит свою шестигранную форму, но содержание его будет далеко не одинаковым в каждом слу­чае. При изучении всякого социального явления разли­чаются два измерения:

- синхроническое измерение — представле­ние данного явления или ряда одновременно случившихся явлений во всей их полноте, соответствующей данному моменту времени;

- диахроническое измерение — представле­ние эволюции (истории развития) данного явления в тече­ние достаточно длительного промежутка времени.

Осуществляя синхроническое описание и осмысление социальной коммуникации какого-либо исторического общества, мы делаем только первый шаг к диахрони­ческому представлению социально-коммуникационных про­цессов, а, следовательно, к пониманию исторических зако­номерностей, обусловивших эти процессы. Если пред­ставить синхроническое измерение в виде одного предмет­ного куба, то диахроническое измерение — это после­довательность такого рода кубов. Сколько требуется построить кубов социальных коммуникаций, чтобы обна­ружить эволюционные закономерности? Для этого не нужно прослеживать коммуникационные процессы каждого этноса и каждого государства с момента их возникновения до наших дней. Достаточно ограничиться главными вехами в истории человечества. Такими вехами являются цивили­зации. В теории социальной коммуникации вырисовывается проблема "Цивилизации и коммуникации", изучение кото­рой позволит удовлетворить требования принципа исто­ризма, действующего во всех общественных науках.

Обобщающий статус теории социальной коммуни­кации заключается в том, что она становится ядром целой системы социально-коммуникационных наук. Эта систе­ма нуждается в особом рассмотрении (см. раздел 8).

Теперь уточним предмет теории социальной комму­никации, т. е. те аспекты реально существующих социаль­но-коммуникационных явлений, сущность которых вскры­вается данной обобщающей теорией. Движение во времени каких-либо смыслов (знаний, эмоций, волевых импульсов) есть не что иное, как память. Если имеется к виду движение смыслов в социальном (историческом) времени, то речь идет о социальной памяти. Если же рассматривается движение смыслов в социальном пространстве, то гово­рится о социально-коммуникационной деятельности. Социальная намять и социально-коммуникационная дея­тельность неразрывно связаны друг с другом. В памяти нет ничего, что не было бы в содержании коммуникационных сообщений, а субъект коммуникационной деятельности должен обладать памятыо, в противном случае ему не о чем будет сообщать другим людям. Следовательно, предметами изучения теории социальной коммуникации являются:

- социальная намять;

- социально-коммуникационная деятельность;

- взаимосвязи между ними.

Наконец, остановимся на методологических подхо­дах, которые могут быть использованы при изучении со­циальной коммуникации. Реализация методологического подхода состоит в том, что социальная намять и социально-коммуникационная деятельность рассматриваются через призму базовой категории данного подхода, и при этом высвечиваются определенные их свойства, другие же свой­ства затушевываются. Ясно, что для всестороннего поз­нания изучаемого предмета желательно использовать не­сколько методологических подходов. В обществоведении получили распространение следующие подходы;

и н ф о р м а ц и о н н ы й , использующий для тео­ретического воспроизведения изучаемых предметов обще­научную категорию информация;

с е м и о т и ч е с к и й, рассматривающий социальные процессы через призму категории знак:

д е я т е л ь н о с т н ы й, где базовой является категория деятельность;

с и с т е м н ы й, или с т р у к т у р н о - ф у н к ц и о ц а л ь н ы й, где базовыми категориями служат система, структура, функция.

Принята следующая логика построения курса в целом: теоретическое введение, вводящее в оборот основ­ные понятия и термины теории социа-льной коммуникации (раздел 1); эволюция социальной коммуникации от зоокоммуцикации австралопитеков до электронной коммуни­кации постиндустриального общества (раздел 2); раздел 3 посвящен межличностной коммуникации и базируется на психологических разработках; раздел 4 является социоло­гическим и культурологическим но содержанию и но фор­ме. Настоящее издание посвящено разделу 1.

Наконец, уточним способ изложения материала в на­шем курсе. Люди понимают (интериоризируют) новые для них смыслы в зависимости от своих психотипологических особенностей. Существуют 4 полярных способа понимания:

0. 3 а п о м и н а н и е вместо понимания: некритиче­ское воспроизводство запомнившихся текстов. Здесь преобладает сенсорное (чувственное) восприятие, а не рациональное мышление. Фактически имеет место квази-пониманию.

1. Х у д о ж н и ч е с к о е понимание, свойственное художникам, музыкантам, поэтам, где условие постижения смысла заключается в представлении его в виде фантасти­ческих образов, гармонического сочетания цвета, или гра­фики, или звуков.

2. И и ж е н е р н о - т е х н и ч е с к о е понимание, стремящееся к схематизации смыслов, к выражению их в форме наглядных диаграмм, чертежей, таблиц, класси­фикаций и т.п.

3. М а т е м а т и ч е с к о е понимание, где требуется описание смыслов с помощью умозрительных абстракций вероятность, многомерное пространство, мнимая величи­на, дифференциал, интеграл и пр.).

На рис. 0.2. способы понимания упорядочены в виде классификации. Обычный человек (не гений) не может вла­деть в равной мере несколькими способами понимания, так как возможности каждого психологического типа ограни­чены. Одни люди легко воспринимают музыку или поэзию и свободно оперируют ими, другим близки и понятны мате­матические выражения и структурные формулы, повер­гающие в уныние гуманитарную интеллигенцию. При этом все люди пользуются в своей практике квазипониманием, основанном на доверии к автору сообщения и сводящимся к механическому репродуцированию услышанного, увиден­ного или прочитанного.

На какой способ понимания рассчитан наш курс? На инженерно-техническое понимание. Оно является наиболее распространенным в среде рационально мыслящей интел­лигенции и не требует специфических математических или эстетических способностей для постижения смысла текста. Метод некритического запоминания не рекомендуется, поскольку в данном случае он превращается в слишком трудоемкое и неблагодарное занятие.



Рис. 0.2. Классификация способов понимания
1. КОММУНИКАЦИОННАЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И

КОММУНИКАЦИОННЫЕ ЯВЛЕНИЯ
1.1. Понятие о социальной коммуникации
Во введении без развернутой аргументации было предложено исходное определение социальной коммуни­кации. Теперь остановимся на двух немаловажных для ее понимания моментах: во-первых, родовом понятии "ком­муникация" и типах коммуникации; во-вторых, на разно­видностях социальной коммуникации.

Эволюцию понятия "коммуникация" в русском языке легко проследить по справочной литературе. В Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля слово "коммуникация" писалось с одним "м" и толковалось как "пути, дороги, средства связи мест". Именно в этом смыс­ле Н. В. Гоголь писал: "Невский проспект есть всеобщая коммуникация Петербурга". До революции иных значений за термином "коммуникация" не числилось (с начала XX века его стали писать с двумя буквами "м"). Советский энцик­лопедический словарь (М., 1979) указывает два значения:

1. пути сообщения транспорта, связи, сети подземного коммунального хозяйства;

2. общение, передача информа­ции в процессе деятельности, включая сигнальные способы связи у животных. Исчерпывается ли сказанным понятие о коммуникации?

Начнем с элементарной схемы коммуникации, кото­рая имеет то достоинство, что принимается всеми извест­ными дефинициями и концепциями.



Рис. 1.1. Элементарная схема коммуникации
Коммуникация предполагает наличие по крайней мере трех участников: передающий субьект (коммуникант) - передаваемый объект - принимающий субъект (реци­пиент). Таким образом, коммуникация - это разновид­ность взаимодействия между субъектами, опосредованного некоторым объектом. Для отграничения коммуникации от других процессов обратим внимание на следующие ее отличительные признаки:

1. В качестве участников коммуникации выступают два субьекта, которыми могут быть: отдельный человек или группа людей, вплоть до общества в целом, а также живот­ные (зоокоммуникация). В роли субъекта коммуникации можно мыслить Бога, к которому обращаются с молитвой. Из понятия коммуникации исключаются неодушевленные предметы: так, взаимодействие солнца с землей не есть коммуникационный процесс.

2. Обязательно наличие передаваемого объектa, кото­рый может иметь материальную форму (книга, речь, жест, милостыня, футбольный мяч и т.д.) или не иметь ее, на­пример, гипноз. Коммуникант может неосознанно воздействовать на реципиента, внушая ему симпатию, антипатию, доверие, любовь. Вырожденная форма коммуникации общение человека с самим собой (внутренняя речь, раз­мышления и т.п.).

3. Коммуникации свойственна целесообразность, или функциональность, поэтому бред не коммуникационный акт. Целесообразность может проявляться в трех формах:

3.1. Перемещение материального объекта в геоме­трическом пространстве из пункта А в пункт В - в этом заключается цель транспортной или энергетической ком­муникации;

3.2. Цель взаимодействующих субъектов заключается не в обмене материальными предметами, а в сообщении друг другу смыслов, обладающих идеальной природой. Но­сителями смыслов являются знаки, языки, символы, имеющие внешнюю, чувственно воспринимаемую форму, и внутреннее, постигаемое умозрительное содержание;

3.3. Элементарная схема коммуникации (рис. 1.1.) пригодна для генетической связи "родители - дети". Как известно, эта связь осуществляется посредством гене­тической информации (передаваемый объект), представ­ляющей собой особым образом закодированную программу воспроизводства (биосинтеза, репликации) определенного организма. Специфика ситуации состоит в том, что дети, т.е. реципиент, отсутствуют до появления генетической информации и синтезируются на ее основе. Зигота, т.е. оп­лодотворенная клетка, знаменующая образование заро­дыша, еще может рассматриваться как объединение частей родительского тела в виде половых клеток - гамет, но ребенок является не частыо своих родителей, а их подоби­ем. В данном случае цель коммуникации заключается в передаче этого подобия от поколения к поколению, допустим, передача "лошадопдобности" от лошади жеребенку.

Исходя из сказанного, можно дать следующее толко­вание: Коммуникация есть опосредованное и целе­сообразное взаимодействие двух субъектов, реализуемое b трех различных формах:

1) перемещение (транспортировка) материальных объектов, в том числе - энергии, болезнетворных виру­сов, мигрирующего населения, транспортных средств, грузов и т.п.;

2) обмен осмысленными сообщениями;

3) генетическое наследование биологических образов. Соответственно вырисовываются три типа ком­муникации: пространственная (транспортная); смысловая (семантическая); генетическая. Например, путешествия, торговля, почта, электро- и радиосвязь - явления про­странственной коммуникации; рукопожатие, танец, жертво­приношение, политическая демонстрация, передача культурного наследия, диалог культур, перевод с языка на язык — проявления смысловой коммуникации; метисизация, смешение рас и этносов, генетическое наследование - относятся к генетической коммуникации. Конечно, нас интересует смысловая коммуникация, но она связана с дру­гими типами коммуникации, и поэтому нельзя последние упускать из виду.

В зависимости от реципиента различаются два рода смысловой коммуникации: коммуникация внутренняя (точнее - внутриличностная), когда коммуникант и реци­пиент совпадают, и коммуникация внешняя, когда адреса­том является другой человек, группа людей или общество в целом (массовая аудитория). Внешнюю смысловую комму­никацию будем называть социальной коммуникацией5. На рис. 1.2 показаны взаимосвязи различных типов и видов коммуникации.

В связи с разработкой общей типологии ком­муникации уместно привести слова крупнейшего этнографа и антрополога XX века К. Леви-Стросса, который писал:

"В любом обществе коммуникация осуществляется по крайней мере на трех уровнях: коммуникация женщин; ком­муникация имущества и услуг; коммуникация сообщений... Исследования каждой из этих грех систем подчинены одному и тому же методу; они отличаются друг от друга только стратегическим уровнем, который соответствует им внутри некоего единого мира коммуникаций... Культура состоит... из правил, применимых во всякого рода комму­никационных играх, которые происходят как в природе, так и в культуре"6. Три коммуникационных уровня (системы), о которых говорит К. Леви-Стросс, представлены на рис 1.2. в качестве генетической, пространственной и смысло­вой коммуникации.

Обратим внимание также на взаимосвязь социаль­ная — внутриличностная коммуникация (стрелка 4 на рис. 1.2.). Интеллектуальное развитие ребенка, как показали исследования психологов, начинается с эгоцентрической речи вслух, которая затем преобразуется в беззвучную внутреннюю речь. Но непременным условием появления эгоцентрической речи, как и дальнейшего преобразования ее во внутреннюю речь, является нахождение ребенка в еоциально-коммуникационной среде. Говорят, что внутри-личностная (внутренняя) коммуникация ecть интериоризованная социальная коммуникация. Благодаря этой интериоризации взрослый человек становится полноправ­ным участником естественного диалога, т.e. выступает в роли коммуниканта и реципиента внешних сообщений. При этом внутренняя речь выполняет две функции: во-первых, функцию "полуфабриката" внешних высказываний, смысл которых окончательно "совершается в слове" (Л. С. Выгот­ский); во-вторых, функцию особого коммуникационного канала, обращенного к "самости" личности, ее ''внутрен­нему голосу"7. Именно этот скрытый диалог с самим собой служит причиной душевных расстройств (фобии, депрес­сии, мании), которыми занимается психиатрия.


Условные обозначения:

1. Генетические предпосылки смысловых процессов: органы речи и мышления.

2. Генетически обусловленные (врожденные) способности и задатки личности.

3. Социальная обусловленность пространственной коммуникации.

4. Зависимость внутриличностной коммуникации от социальной ком­муникации.

Рис. 1.2. Типы и виды коммуникации
Из сказанного следует, что отличительные особен­ности социальной коммуникации заключаются в том, что объектом взаимодействия между коммуникантом и реци­пиентом является осмысленное сообщение, а совершается это взаимодействие не в психическом пространстве (как в случае внутриличностной коммуникации), а в социальной среде, т.e. в социальном времени и пространстве. Сооб­щение, как правило, имеет чувственно воспринимаемую форму (звук, изображение), но может и не иметь ее гипноз, психическое заражение, парапсихология и т.п., поэтому воздержимся от указания, каким образом выражен смысл сообщения. Получаем: Социальная коммуникация есть движение смыслов в социальном времени и про­странстве. Это наиболее общее философское определе­ние социальной коммуникации, имеющее методологи­ческое значение в дальнейших рассуждениях.

В зависимости от участников социальной коммуника­ции будем различать следующие виды:

микросоциальную (межличиостную) коммуника­цию, где участники непосредственно контактируют друг с другом на психологическом уровне;

мидисоциальную (групповую) коммуникацию, где в роли коммуникантов и реципиентов выступают не инди­видуальные личности, а социальные группы внутри данного общества (социума), например, коммуникация "учителя учащиеся";

микросоциальную коммуникацию, где в качестве коммуникационных субъектов действуют: или общество в целом, не расчлененное на группы (массовая коммуни­кация), или государственные образования (международ­ная коммуникация), или исторически сложившиеся циви­лизации (мeжцивилизациoннaя коммуникация).

Ясно, что виды социальной коммуникации имеют раз­ные цели и задачи, использую! разные коммуникационные средства, различны но специфике и требуют особою рас­смотрения. Вместе с тем во всех случаях их главным содержанием является обмен смыслами (духовными ценно­стями), что и позволяет рассматривать их как разновид­ности социальной коммуникации.
1.2. Коммуникационная деятельность
Всякое не мгновенное, а длительное изменение (дви­жение) есть процесс. Всякая социальная коммуникация но определению представляет собой социально-коммуни­кационный процесс. Движущими силами, детерминирую­щими течение процесса и ею конечные результаты, могут быть:

а) стихийные естественные силы, чуждые сознатель­ному целенолаганию;

б) целенаправленно действующий субъект (деятель), стремящийся использовать доступные ему средства для достижения собственных целей.

Коммуникационные средства и методы, созданные искусственно людьми или возникшие естественным путем, будем называть коммуникационными явлениями. Комму­никационные процессы, целенаправленно осуществляемые субъектами коммуникации, назовем коммуникационной деятельностью.

Элементарная схема коммуникации (рис. 1.1.) иллю­стрирует коммуникационную деятельность, поскольку она акцентирует целесообразность взаимодействия коммуни­канта и реципиента. Но было бы неправильно сводить со­циальную коммуникацию только к коммуникационной дея­тельности, игнорируя сопровождающие эту деятельность явления. Более того, оказывается, что коммуникационная деятельность зависит от коммуникационных явлений как своих необходимых предпосылок, методов и средств. Дос­таточно назвать такие коммуникационные явления как речевая способность и естественный язык, без которых немыслима социальная коммуникация. Поэтому в реаль­ную, а не элементарную схему коммуникации должны быть включены коммуникационные явления. В разделе 1.3 мы рассмотрим эти явления, а теперь обратимся к формам коммуникационной деятельности.

Формы коммуникационной деятельности опреде­ляются в зависимости от целевых установок, свойственных партнерам по коммуникации. Возможны три варианта:

1. Участники коммуникационной деятельности от­носятся друг к другу как к равноправным, самоценным субъектам, не пытаясь управлять (манипулировать) друг другом. Имеет место субъект-субъектное отношение в ви­де диалога равноценных личностей. Коммуникационная деятельность носит творческий характер в том смысле, что достигается общность партнеров, возникает новое психическое образование, обозначаемое словом "мы". Такая форма коммуникации есть общение.

Обычно диалог представляется как последователь­ность активных высказываний говорящего (коммуниканта) и соответственно пассивного восприятия слушающего (реципиента). Ложность этой схемы в том, как отмечал М. М. Бахтин, что реципиент всегда занимает но отно­шению к слышимой речи активную позицию: он согла­шается или не соглашается, готовит ответ, дополняет ее, анализирует мотивы и т. д. "Всякое понимание живой речи, живого высказывания носит активно ответный характер..., всякое понимание чревато ответом и в той или иной форме обязательно его порождает: слушающий становится го­ворящим"8.

Ответ не обязательно должен последовать немед­ленно; услышанное и активно понятое сообщение может проявиться в поведении реципиента спустя много времени. Жанры сложного культурного общения — письменная речь, театр, лекция как раз рассчитаны на ответ замедлен­ною действия.

Реальный единицей речевого общения является не слово, не предложение, не абзац, выделенные в соответ­ствии с лингвистическими критериями членения текста, а высказывание. Высказывание это завершенная единица смысла, дающая возможность ответить на него. Выска­зывания варьируются от коротких реплик бытового диалога и военных команд до научных докладов и многотомных романов. Границы высказывания определяются сменой говорящих.

Особым случаем специально организованного обще­ния является обслуживание. Реципиент выступает в роли клиента (автора запроса, требования), а коммуникант в роли обслуживающего персонала, пытающегося удовлетворить запросы клиента. Например, общение "библиотекарь - читатель", "продавец - покупатель" и т.п. Коммуни­кационное обслуживание особый вид обслуживания, имеющий целью удовлетворение коммуникационных но-гребное той людей.

2. Коммуникант рассматривает реципиента как объект коммуникационного воздействия, как средство достижения своих целей. В этом случае возникают субъект-объектные отношения, которые свойственны коммуникационной дея­тельности в форме управления. Управлять людьми можно путем приказа (коммуникант имеет властные полномочия, признаваемые реципиентом), обучения (педагогические средства и методы, воздействующие на духовное развитие ученика), внушения (суггестия), когда исполь­зуется принудительная сила слова. Именно на внушении строится практика манипулирования сознанием покупа­телей, избирателей, массовых аудиторий, которыми поль­зуются средства массовой коммуникации, политические партии, реклама, пропаганда.

Израильский философ Мартин Бубер (1878 - 1965), распространяя различие между общением (субъект-субъектное отношение) и управлением (субъект-объектное отношение) на жизнедеятельность в целом, постулирует два типа отношения человека к окружающей действительности: .

а) отношение "Я - Ты", предполагающее "перетекание из "Я" в "Ты", подлинное понимание и взаимность об­щающихся людей;

б) отношение "Я - Оно", когда человек, будучи субъектом сознания и действия, воспринимает окружающие его предметы и других людей в качестве безличных объек­тов или вещей, служащих для утилитарного использо­вания, эксплуатации, манипулирования. Бытие людей де­лится таким образом на диалогическое существование, когда развертывается диалог между личностью и окру­жающим миром, между личностью и Богом, и моно­логическое (эгоцентрическое) существование. Полноценная реализация личности, утверждает М. Бубер и своем уче­нии, именуемом ''диалогическим персонализмом, возможна лишь в первом случае9. Таким образом, формы коммуникационной деятельности приобретают мировоззренческое звучание

3. Рецепиент целенаправленно выбирает коммуни­канта и использует его в качестве образца для подражания. Коммуникант при этом зачастую не осознает своего уча­стия в коммуникационном акте. Образуется обьект-субъектное отношение, где активным субъектом стано­вится реципиент, а пассивным объектом, как ни парадок­сально, коммуникант. Коммуникационную деятельность в такой форме назовем подражание (греч. мимесис).

Не следует думать, что подражание не соответствует элементарной схеме коммуникации (рис. 1.1.), ибо не обна­руживается явного сообщения, адресованного реципиенту. На самом деле такое сообщение, обладающее привле­кательностью для реципиента, всегда есть. Это те образцы поведения, внешнего облика, творческой деятельности, образа жизни, которые реципиент выбирает для усвоения. Подражание - древнейший вид коммуникационной дея­тельности, свойственный высшим животным. Особенно велика роль подражания (имитации) в процессе социали­зации, овладения умениями, мастерством и т.п.; достаточ­но вспомнить, что овладение родным или иностранным языком происходит через подражание.

Велика роль подражания (мимесиса) в социальной жизни. Традиции, обычаи, стереотипы поведения пере­даются oт поколения к поколению благодаря подражанию. Недаром в "Поучении Мерикара", памятнике египетской письменности XXII—XXIII ив. до п. э., говорится:

"Подражай отцам своим и предкам своим"10. Можно ска­зать, что подражание — способ существования живой социальной памяти.

На рис. 1.3 систематизированы перечисленные формы коммуникационной деятельности. Следует отметить, что эти формы перетекают друг в друга в зависимости от изме­нения коммуникационных ролей партнеров. Так, управ­ление может принимать форму общения, а обслуживание ставить задачи управления (воспитание, идеологическая обработка и т. д.). Подражание есть фактически само­управление.



Коммуникационные роли

Реципиент в роли:

целенаправлен­ного субъекта

объекта воздей­ствия

Коммуникант в роли:

целенаправлен­ного субъекта

ОБЩЕНИЕ,

ОБСЛУЖИ­ВАНИЕ

УПРАВЛЕ­НИЕ,

ОБУЧЕНИЕ

объекта воздействия

ПОДРАЖА­НИЕ





Рис. 1.3. Формы коммуникационной деятельности

Типичным способом реализации коммуникационного общения является дгшлог двух собеседников; для управле­ния и подражания типичен монолог в устном, письменном или пантомимическом (поведенческом) виде. Диалог близок к поведению по схеме "стимул-реакция", он не требует такого уровня программирования и организации, как моно­логическое выступление. Поэтому именно диалог считается первоначальной формой речи, свойственной первобытным пародам, а монологическая речь — более поздним коммуникационным образованием, требующим более высокой культуры речи и некоторых ораторских навыков.

Для диалога не характерна письменная форма реали­зации (понятно, есть исключения). Монолог же может быть предъявлен как в устной, так и в письменной форме. Пись­менный монолог еще более "запрограммирован", чем устный, поскольку заведомо предполагается отсутствие обратной связи от реципиента, тем более — массовой ауди­тории. Кроме того, в письменной речи отсутствуют мими­ка, интонация и другие невербальные средства, облегчаю­щие правильное понимание устной речи. Ю. Н. Тынянов отмечал, что "слова могут быть вышибленными из их зна­чения той или иной интонацией"11. Следует обратить внимание на то, что в письменной речи обычно "участвует" внутренняя речь, на которой "проговаривается" то, что предполагается записать и отбираются нужные фразы. На­пример, Ф. И. Тютчев отрабатывал свой стихи "в уме", отсеивая без записи ненужные варианты; А. С. Пушкин, как свидетельствуют черновики его произведений, предпочитал записывать варианты на бумаге.

Обратим внимание на расхождения в употреблении терминов "коммуникация" и "общение" в русской научной терминологии. Часто, но не всегда они используются как синонимы. Иногда в качестве общения рассматриваются любые виды взаимодействия людей в рамках социальной общности, к которой они принадлежат. Сюда относятся антропологическое общение, связанное с продолжением рода, совместная производственная и досуговая деятель­ность, военные столкновения и конфликты и т. д. Ясно, что в данном случае понятие "общение" поглощает понятие "социальная коммуникация".

В отечественной психологии общение считается базо­вой категорией, имеющей три взаимосвязанные стороны: коммуникативную (обмен знаниями, идеями), интер­активную (обмен не только словами, но и действиями), перцептивную (восприятие друг друга партнерами но об­щению и установление на этой основе взаимопонимания)12. Получается, что коммуникация - разновидность общения или часть его.

Отсутствие четкого разделения между категориями "деятельность" и "общение" приводит к путанице. есть три точки зрения:

1) общение есть вид деятельности, причем имеется в виду речевая деятельность (А. А. Леонтьев);

2) общение это часть (элемент, аспект) всякой деятельности, оно включено в любую деятельность, в то время как сама деятельность выступает как условие общения (А. Н. Леонтьев);

3) деятельность и общение - две разные и самостоятельные стороны социального бытия человека, его образа жизни (Б. Ф. Ломов).

Наша позиция, как следует из содержания данного раздела, состоит в том, что общение это форма коммуникационной деятельности, а коммуникационная деятель­ность есть разновидность человеческой деятельности, кото­рая имеет типовую структуру (объект, субъект, цель, методы, средства, операции) и может служить областью приложения деятельностного подхода (см. раздел 7).
1.3. Виды коммуникационных явлений
Коммуникационные явления но происхождению де­лятся на два рода: биогенные (врожденные) речевая способность и намять, без которых не обходится ни один полноценный индивид, ни одно человеческое общество, и социогенные (созданные людьми) социально-комму­никационные институты (учреждения, службы).

Род хомо сапиенс биологически приговорен не к при­митивной сигнализации животных, а к речевому общению, требующему использования естественного языка13. В ходе антропогенеза в мозгу человека образовались "речевые зо­ны", которых нет у животных (они обнаруживаются еще у питекантропов, живших более 200 тысяч лет назад). У не­андертальцев появляется артикуляционный аппарат членораздельной речи. Физиологические задатки, позво­ляющие овладеть речью, наследуются генетически; домашние животные не имеют этих задатков, поэтому их нельзя научить говорить. Коммуникативная функция есте­ственного языка нуждается в специальном рассмотрении (см. раздел 4). Однако отметим, что для становления полно­ценной личности необходимо овладение естественным (любым) языком в детском возрасте (до 7 - 8 лет). В про­тивном случае человек получается не только социально, но и умственно ущербным. Известные случаи выращивания человеческих детей зверями ("маугли") или в искусствен­ной изоляции oт других людей подтверждают вывод о печальных последствиях социально-коммуникационной депривации (лишнее доказательство биогенности речевой способности).

Различаются следующие виды памяти (мнемы):

- биологическая намять, включающая инстинкты, безусловные рефлексы, программы развития организма, закодированные в ДНК;

- индивидуальная намять, формируемая в ходе онто­генеза и сохраняющая биосоциальные смыслы личности; амнезия (потеря памяти) делает человека идиотом;

- социальная память, являющаяся достоянием общества и формируемая в процессе социогенеза. Потеря социальной памяти означает распад общества.

Индивидуальная и социальная память — это способы движения смыслов в личностном и социальном времени Не будем останавливаться на загадочном механизме инди­видуальной памяти, — это область психологии, а обратимся) к социальной памяти, которая, к сожалению, не избалована! пристальным вниманием наших ученых14.

1.3.1. Социальная память содержит, во-первых, ретроспективную часть - результаты духовной жизни прошлых поколений (культурное наследие, духовное наследство), овеществленные в виде памятников культуры, и во-вторых, текущую часть — содержание неовеществленной духовной жизни, рассредоточенное в живой памяти современников. Ретроспективная часть включает:

— артефакты (от "арт" — искусство и "фактум" — сделанный) — целенаправленно созданные людьми материальные изделия (орудия труда, оружие, утварь, искус­ственные материалы, машины, постройки и т. д.), смысл которых запечатлен в их назначении;

— документы — произведения письменности и печа­ти, изображения, символические предметы, аудио-, видео- продукция, машиночитаемые носители и т. д., представляющие собой материализованные (документированные) сообщения, смысл которых выражен знаками естест­венного или искусственного языка. Именно о документах сказал И. А. Бунин:
Молчат гробницы, мумии и кости,

Лишь слову жизнь дана.

Из древней тьмы, на мировом погосте

Звучат лишь письмена.
И. А. Бунину вторила А. А. Ахматова:
Ржавеет золото, и истлевает сталь,

Крошится мрамор. К смерти все готово.

Всего прочнее на земле — печаль,

И долговечней — царственное слово.
Живая социальная память, как и все живое, имеет биологическую основу - "массовое бессознательное" (3. Фрейд), "социальное бессознательное" (Э. Фромм), "коллективное бессознательное" (К. Юнг), представляю­щее собой совокупность психических архетипов, переда­ваемую посредством генетической коммуникации15. Сово­купность архетипов предопределяет психологический склад общности — устойчивую психическую структуру этноса (нации, народности), выступающую в качестве на­ционального характера, например, "славянская душа", германский (нордический), еврейский, китайский, арабский и т. д. характер. Национальный характер проявляется в психических установках (аттитюдах) — бессознательной готовности людей действовать определенным образом в стереотипных ситуациях (гостеприимство, бережливость, беззаботность, сдержанность и т. п.). Он же служит социально-психологической основой для формирования сле­дующих составляющих текущей социальной памяти:

Естественный язык, находящийся в общественном пользовании и являющийся необходимым конституирую­щим элементом любого этноса (нации, народа). Мертвые языки (латинский, древнегреческий, древнееврейский и др.) и искусственные языки (эсперанто, математическая и хими­ческая символика и пр.) относятся к документированной части ретроспективной памяти. У И. С. Тургенева, назы­вавшего русский язык "великим, могучим, правдивым и! свободным", были веские основания для уверенности в том, что такой язык "дан великому народу".

Социальные нормы делятся на декретированные вла­стью (например, законы, правила, распоряжения и т. п.) и выработанные в процессе естественно-исторического раз­вития общества (традиции, обычаи, нравы). Традиции16 играют важную роль не только в доиндустриальных обще­ствах, которые не случайно именуются "традиционные", но и в современных индустриальных и постиндустриальных цивилизациях. Традиции требуют особого разговора, и мы к ним еще вернемся.

Недокументированные смыслы — знания о прош­лом и настоящем, эмоциональные переживания и желания, распределенные в индивидуальной памяти живущих ныне современников. Сюда относятся народная память об исто­рических событиях и исторических личностях, фольклор и литературные герои, мифы и практический опыт. Здесь же социальные чувства, например, чувство национальной гор­дости или национального унижения, стремление к национальному освобождению или реваншу, исторически сложившиеся симпатии и антипатии и т. п. Важнейшее зна­чение имеет самосознание социума.

Большую организационную роль в этой части со­циальной памяти играет календарь — мерило социального времени. Однако эта мнемическая структура - не после­довательность наложившихся друг на друга законсерви­рованных состояний общественного сознания, подобно гео­логическим слоям, образующим литосферу Земли. Рабо­тающим оказывается не только последний временной срез, по и довольно глубокие культурные слои; обнаруживаются вертикальные истоки памяти, которые выносят на поверх­ность феномены культуры, разделенные столетиями.

М. М. Бахтин не без основания удивлялся "парадоксальной судьбе" великих произведений духовной жизни прошлого. "Мы можем сказать, говорил он, что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того "великого Шекспира", какого мы теперь знаем. Втиснуть в елизаве­тинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя... Антич­ность сама не знала той античности, которую мы теперь знаем... Древние греки не знали о себе самого главного, они не знали, что они древние греки и никогда себя так не назы­вали"17. Образами римской истории оказалась буквально пропитала европейская, прежде всего - французская куль­тура XVIII века. Не случайно Бабеф принял имя Гракха, Радищев связал свою жизненную программу с Катоном Утическим, а Наполеон с Юлием Цезарем. В наши дни реанимировалось российское общественное сознание конца XIX века, о чем свидетельствует неубывающий спрос на репринтные издания научной, религиозной, мистической, художественной литературы, возрождение православных традиций, возвращение прежней топонимики, символики и т.д.

Технологические умения представляют собой способность производить материальные и духовные ценности соответствующие современному уровню научно-технического прогресса. Уметь что-либо сделать — значит уметь создавать мысленный образ изделия (идея вазы, топора, станка, самолета), составлять целесообразный план мате­риального воплощения этого образа и владеть необхо­димыми для этого методиками (метод литья, способ строительства и т.д.). Умения запечатлеваются на изделиях, чем и обусловлена мнемическая роль артефактов.

Колыбелью технологических умений были ремесла. Изготовление оружия, утвари, орудий труда невозможно без определенных умений, передаваемых от мастера ученикам путем подражания. Технология духовного производства (изобразительное искусство, хоровое пение, танец) также передавалась в живом общении. Изобретение письменности мало повлияло на передачу технологических умений. Дело в том, что умения реализуются в форме навыков, а навыки (ноу-хау) не документируются, они составляют личностное, не выразимое словами достояние мастера. Поэтому технологические умения и их высший уровень — мастерство остаются в составе текущей социальной памяти.

Социальная память по содержанию своему делится на два слоя: слой инноваций и слой традиций. Инновация— творческий вклад личности или коллектива, предложенный ныне живущим или предыдущим поколением для включе­ния в социальную память. Эти предложения в виде памятников культуры (здания, технические изделия, лите­ратурные произведения, произведения искусства и т. п.)1 или в виде неовеществленных идей и сообщений входят в социальную память, но они еще не прошли апробации временем и не получили общественного признания. Иное дело — традиции. Традиция — это жизнеспособное прошлое, унаследованное от дедов и прадедов. Традициями ста­новятся инновации, пережившие смену трех и более поколений, т. е. предложенные 75—100 лет назад. Мы живем в традиционных городах, пользуемся традиционной бытовой утварью, традиционен семейный уклад, тради-ционны национальный язык, называемые классическими литература, музыка, изобразительное искусство, театр. Цитаделью традиционности являются библиотеки и музеи, но не в силу традиционной технологии библиотечного или музейного дела, а в силу присущих им функций хранения документированного культурного наследия и обеспечения общественного его использования. Конечно, распростране­ние инноваций также не обходится без их участия.

Важно отметить, что никакая власть, никакой авто­ритет не в состоянии возвести какую-либо актуальную новацию в ранг традиции. Традиции создаются и охраняют­ся общественным мнением, и их принудительная сила гораздо больше силы юридических законов, ибо она непо­средственно базируется на психологическом строе общества. Механизм передачи традиций заключается не в управленческих воздействиях, а в добровольном подража­нии. Традиции незаметно "выращиваются" в процессе прак­тической деятельности и превращаются в привычки, обла­дающие побудительной силой, погружаются в глубины социального бессознательного.

Традиции в качестве коммуникационного явления обеспечивают духовную связь между поколениями, состоящую в накоплении, сохранении и распространении опыта общественной жизни. Традиции выполняют следую­щие социальные функции: конституирующая — для становления цивилизаций, политических режимов, религий, научных школ, художественных течений и т. д. необходимо формирование соответствующих традиций, в противном случае они не жизнеспособны; эмоционально-экспрес­сивная — устойчивость традиции в ее привлекательности, соответствии психологическому складу этноса; консервативно-охранительная — сопротивление чуждым для данного социума внешним новациям, отторжение непривычного и вместе с тем - неформальный контроль за соблюдением традиционно принятых норм, неявное, но жесткое регламентирование общественной жизни.

Образно говоря, традиции тот инерционный меха­низм, который придает неповторимый облик и устойчи­вость социальному кораблю. Легкомысленное избавление от балласта традиций может вызвать опасный крен, а то и опрокидывание неустойчивого судна; вместе с тем с толь же опасно перегружать трюмы балластом18.

На рис. 1.4 представлена общая структура социальной памяти, где показаны слои инноваций и традиций. В струк­туру социальной памяти включена историческая наука, занимающаяся познанием смысла минувшего. Социальная память в ее овеществленной и неовеществленной форме это объект истории, смысл прошлого - ее предмет. Исто­рия - это социальная намять, обработанная и осмысленная научными методами.

1.3.2. Теперь обратимся к социогенным коммуника­ционным явлениям. Речевая способность и социальная память со всеми ее структурными составляющими есть явления социальные, ибо они развиваются и функциониру­ют в социальной среде, но для их возникновения требуются природные, генетически передаваемые предпосылки, воз­никшие в процессе антропогенеза, поэтому эти явления суть биогенные. На их оспине формируются в ходе цивилизационного процесса сначала внеинституциональные (семейная педагогика, фольклор, народное искусство, ми­фология, суеверия, народные промыслы и пр.), а затем институциональные коммуникационные явления, которые представлены социально-культурными институтами.

Эти социальные институты19 делятся на два класса:

1. Духовно-производственные, осуществляющие по­знание и генерацию смыслов и их первоначальный ввод в социальную память. Им свойственна творческая и комму­никационная функции. Фундаментом духовного произ­водства являются пять старейших первичных социально-культурных институтов: образование, литература, искусст­во, религия, философия и наука. Творческая деятельности этих институтов достаточно очевидна, как очевидно и гщ что результаты творчества воплощаются в коммуникацион­ные сообщения в документированной (публикация, рукопись, картина) или недокументированной (проповедь, доклад, танец) формах.

Путем дифференциации творческой деятельности первичных институтов образовались производные от них вторичные институты, такие как непрерывное (постградуальное) образование; журналистика и средства массо­вой коммуникации; прикладное (декоративное) искусство и дизайн; религиозные общественные движения, преследую­щие просветительские и гуманистические цели; прикладная наука и техника. В некоторых из этих институтов превали­рует коммуникационная функция.

Не следует также упускать из виду неинституционные духовно-производственные явления, такие как самообразо­вание, самиздат, искусство андеграунда, всевозможное самодеятельное творчество, разного рода диссидентские и еретические движения, играющие немаловажную роль в динамике духовной жизни.

II. Обслуживающие институты, играющие роль хранителей социальной памяти и организаторов ее общест­венного использования. Эти институты можно считать коммуникационными службами в полном смысле слова. Они предоставляют коммуникационные услуги, выполняя следующие функции: кумулятивная — формирование и хранение документированной социальной памяти и посред­ническая — оповещение об инновациях, поиск в социальной памяти, селекция (отбор) ценных сообщений. Это их сущностные функции. Кроме того, им присущи образова­тельные, культурно-просветительные, воспитательные, эстетические, научно-вспомогательные и другие приклад­ные функции, являющиеся производными от сущностных функций духовно-производственных институтов. По функ­циональной специализации можно выделить следующие две группы:
  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации