Реферат - Российско-Украинские отношения - файл n1.docx

Реферат - Российско-Украинские отношения
скачать (326.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx327kb.08.07.2012 14:46скачать

n1.docx

Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Южно-Уральский государственный университет»

Факультет «Экономика и предпринимательство»

Кафедра «Экономика и экономическая безопасность»

Российско-Украинские отношения

РЕФЕРАТ
по дисциплине «Геополитика»


Проверил

Саликов Д. Г.

____________/________________/

_______________________20__г.

Автор работы (проекта)

Студент группы ЭиП-119

Дубровин С.В. ________________

____________/________________/

________________________20__г.

Реферат защищен

с оценкой (прописью, цифрой)

_____________________________

________________________20__г.

Челябинск 2010

Оглавление




Оглавление 2

1 Введение 3

2 Исторические отношения 4

2.1 Развитие отношений в 90-е годы 5

3 Геополитическая декомпозиция Украины 6

4 Современные отношения 11

4.1 Газовые конфликты 11

4.2 Внутренние антироссийские идеи и их прозападное происхождение 13

5 Заключение 15

Список литературы 17

1 Введение


Распад СССР начал новую главу в межнациональных отношениях евразийского континента. Появилось множество независимых государств, в каждом из которых к власти приходили различные силы. Взгляд этих сил и их лидеров на ту политику, которую следует проводить на территории бывшего Советского Союза, также был различен. Из-за этих противоречий вспыхивали локальные конфликты, экономические и политические противостояния. Россия, по праву считающаяся правопреемницей СССР, принимала и принимает участие в большинстве из них. Особенно сложны отношения России с ее ближайшим соседом – Украиной.

Суверенитет Украины представляет собой настолько негативное для русской геополитики явление, что, в принципе, легко может спровоцировать вооруженный конфликт. Без черноморского побережья от Измаила до Керчи Россия получает настолько протяженную прибрежную полосу, реально контролируемую неизвестно кем, что само ее существование в качестве нормального и самостоятельного государства ставится под сомнение. Черное море не заменяет собой выхода к «теплым морям» и его геополитическое значение резко падает за счет устойчивого атлантистского контроля над Босфором и Дарданеллами, но оно, по меньшей мере, дает возможность обезопасить центральные регионы от потенциальной экспансии турецкого влияния, являясь предельно удобной, надежной и недорогостоящей границей. Поэтому появление на этих землях нового геополитического субъекта (который, к тому же стремится войти в атлантический союз) является абсолютной аномалией, к которой могли привести только совершенно безответственные, с геополитической точки зрения, шаги.

Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии, и без решения украинской проблемы вообще говорить о континентальной геополитике бессмысленно. Это не значит, что культурно-языковая или экономическая автономия Украины должна быть ограничена, и что она должна стать чисто административным сектором русского централизированного государства (как, до некоторой степени, обстояли дела в царской империи или при СССР). Но стратегически Украина должна быть строго проекцией Москвы на юге и западе.

Абсолютным императивом русской геополитики на черноморском побережье является тотальный и ничем не ограниченный контроль Москвы на всем его протяжении от украинских до абхазских территорий. Можно сколь угодно дробить всю эту зону по этнокультурному признаку, предоставляя этническую и конфессиональную автономию крымским малороссам, татарам, казакам, абхазцам, грузинам и т.д., но все это только при абсолютном контроле Москвы над военной и политической ситуацией. Эти сектора должны быть радикально оторваны от талассократического влияния как идущего с запада, так и из Турции (или даже Греции). Северный берег Черного моря должен быть исключительно евразийским и централизованно подчиняться Москве. [4]

2 Исторические отношения



Украина и Россия имеют общую раннюю историю, а Киев нередко называется «матерью городов русских» и рассматривается как колыбель восточнославянской православной цивилизации. Киевская Русь считается обеими странами своим историческим предшественником. После монголо-татарского нашествия на Русь судьбы русского и украинского народов начали расходиться. Северо-восточной Руси удалось преодолеть феодальную раздробленность и сформировать мощное и единое Русское государство. Юго-западная Русь попала под польско-литовское владычество, однако растущее давление на православных заставило запорожских казаков вновь искать объединения с Россией на Переяславской Раде. После этого Украина была постепенно интегрирована в Российскую империю и этот процесс был завершён в конце XVIII века, когда была разделена Польша и расформирована Запорожская Сечь. Множество уроженцев Украины, называвшейся тогда Малороссией, достигло выдающегося положения в Российской империи, считаясь частью титульной нации.

Под давлением германской оккупации Украины в конце Первой мировой войны, захватившие в России власть большевики согласились на отделение Украины от России. Были сформированы границы между обоими государствами, хотя никогда в истории их не существовало, как не существовало чёткой географической границы между территориями расселения украинского и русского народов. Во многих областях население было смешанным, а культурные различия минимальными. Слобожанщина, Донбасс и большая часть Новороссии вошли в состав Украины. Украина стала ареной боевых действий в Гражданской войне и представители обоих народов воевали в зависимости от своих убеждений в обоих лагерях. В 1922 году Украина и Россия стали основательницами Союза Советских Социалистических Республик. В 1991 ими наряду с Белоруссией было подписано соглашение о его роспуске.

2.1 Развитие отношений в 90-е годы


После роспуска Советского Союза между Украиной и Россией возникли различные спорные вопросы. Одним из них была принадлежность Крымского полуострова, при передаче которого УССР в 1954 году было нарушено действовавшее советское законодательство. Вопрос был урегулирован, когда Россия согласилась на то, чтобы Крым остался в составе Украины сохраняя при этом автономный статус.

Еще одним крупным камнем преткновения была принадлежность Севастополя, а также размещённого в его порту Черноморского флота СССР. В отличие от остального Крыма, Севастополь в административном отношении был напрямую подчинён Москве. После долгих интенсивных переговоров было решено поделить Черноморский флот, а за российской его частью сохранить право использовать Севастополь в качестве базы до 2017 года.

На протяжении 1990-х лет обе страны вместе с другими бывшими республиками СССР основали Содружество Независимых Государств, в рамках которого далее осуществлялось экономическое сотрудничество. Однако назвать успешным это объединение сложно, поскольку действительно получить сильный союз, сравнимый с СССР не удалось. В итоге СНГ остается лишь «ширмой», показательной площадкой для международных отношений. На деле отношения внутри СНГ далеко не идеальны между некоторыми его членами, в том числе к таким можно причислить и Украину с Россией. [2]

3 Геополитическая декомпозиция Украины



Украина как государство не имеет никакого геополитического смысла. У нее нет ни особенной культурной вести универсального значения, ни географической уникальности, ни этнической исключительности. Исторический смысл Украины отражен в самом ее названии «Украина», т.е. «окраина», «пограничные территории». Ни о каком синтезе культур не могло быть и речи. Скорее всего, более архаические, сугубо русские православные пласты подвергались динамическому более «модернистическому» воздействию Западной Европы особенно через Польшу на западе и Австро-Венгрию на юго-западе. Безусловно, украинские культура и язык своеобразны и уникальны, но какого бы то ни было универсального значения они лишены. Казаческие поселения, которые образовали, в значительной мере, украинский этнос, отличались независимостью, особым этическим, хозяйственным и социальным укладом. Но всех этих элементов недостаточно для геополитической самостоятельности, а потамическая карта Украины, где главные реки (Днестр, Днепр и т.д.) текут параллельно друг другу, объясняет замедленное развитие украинской государственности.

По этой причине самостоятельное существование Украины (особенно в современных границах) может иметь смысл только в качестве «санитарного кордона», так как противоположные по геополитической ориентации элементы не позволят этой стране целиком присоединиться ни к восточному, ни к западному блоку, т.е. ни к России-Евразии, ни к Центральной Европе. Все это обрекает Украину на марионеточное существование и геополитическую службу талассократической стратегии в Европе. В этом смысле роль Украины схожа c ролью Прибалтийских республик. На этом основании одно время всерьез обсуждался проект создания «черноморско-балтийской федерации», т.е. типичного «санитарного кордона» подрывного геополитического образования, служащего для провокации нестабильности в Восточной Европе и предуготовления предпосылок для целой серии вооруженных конфликтов. Существование Украины в нынешних границах и с нынешних статусом «суверенного государства» тождественно нанесению чудовищного удара по геополитической безопасности России, равнозначно вторжению на ее территорию.

Дальнейшее существование унитарной Украины недопустимо. Эта территория должна быть поделена на несколько поясов, соответствующих гамме геополитических и этнокультурных реальностей.

  1. Восточная Украина (все, что лежит восточнее Днепра от Чернигова до Азовского моря) представляет собой компактно заселенную территорию с преобладанием великоросского этноса и православным малороссийским населением. Вся эта территория безусловно близка к России, связана с ней культурно, исторически, этнически, религиозно. Это прекрасно освоенная, технически развитая область вполне может составлять самостоятельный геополитический регион, с широкой автономией, но в безусловном и крепчайшем союзе с Москвой. Здесь предпочтительней меридианальная интеграция, связь Харьковской области с более северными (Белгородская, Курская и Брянская области) собственно русскими территориями и распространение конструкции к югу.

  2. Крым это особое геополитическое образование, традиционно отличающееся этнической мозаичностью. Малороссы, великороссы и крымские татары расселены в Крыму в очень сложной конфигурации и представляют собой три достаточно враждебных друг другу геополитическим импульса. Великороссы ориентированы подчеркнуто промосковски (более агрессивно, чем на остальной Украине, даже Восточной). Малороссы, напротив, крайне националистичны. Крымские татары вообще ориентированы больше на Турцию и довольно враждебны России. Об учете геополитической ориентации крымских татар вообще не может идти речи, так как Турция во всех отношениях является прямым геополитическим противником России. Но с наличием в Крыму татар не считаться также нельзя. Прямое присоединение Крыма к России вызовет крайне негативную реакцию малороссийского населения и создаст проблемы интеграции этого полуострова в российскую систему через украинские территории, что вообще малореально. Оставлять Крым «суверенной Украине» также невозможно, поскольку это создает прямую угрозу геополитической безопасности России и порождает этническую напряженность в самом Крыму. При учете всех этих соображений напрашивается вывод о необходимости придания Крыму особого статуса и обеспечения максимальной автономии при прямом стратегическом контроле Москвы, но с учетом социально-экономических интересов Украины и этнокультурных требований крымских татар.

  3. Центральная часть Украины от Чернигова до Одессы, куда попадает и Киев, представляет собой другую законченную область, где этнически доминирует малороссийский этнос и язык, но преобладающей конфессией является православие. Эта православная Малороссия представляет собой самостоятельную геополитическую реальность, культурно родственную Восточной Украине и безусловно входящую в евразийскую геополитическую систему.

  4. Западная Украина неоднородна. На Севере это Волынь, отдельный регион, южнее Львовская область (Галиция), еще южнее Закарпатье (западный выступ), и наконец, восточная часть Бесарабии. Все эти регионы представляют собой довольно самостоятельные области. На Волыни преобладают униаты и католики, эта область культурно принадлежит католическому геополитическому сектору Средней Европы. Почти такая же картина в Галиции и Закарпатье, хотя эти более южные земли представляют собой отдельную геополитическую реальность. Волынь исторически связана с Польшей, а Галиция и Закарпатье с Австро-венгерской империей. Бессарабские земли Украины населены смешанным населением, где малороссы и великороссы перемежаются румынами и молдаванами. Этот регион практически целиком православный и представляет собой православный пояс, наискось уходящий от Великороссии на Балканы к Сербии. Весь сектор от Бесарабии до Одессы следует отнести к центрально-украинскому геополитическому пространству, поэтому его логичнее включать в меридианальный левобережный пояс Днепра, западная граница которого простирается от Ровно до Ивано-Франковска по оси Север Юг и далее по Днестру до Одессы на юге.

Таким образом, Западная Украина, в узком смысле этого понятия, состоит из трех областей Волыни и Галиции и Закарпатья. Будучи территориально близкими, они отличаются по рельефу (Закарпатье горный массив, как и Словакия), этническому составу и политическим традициям. Этим областям, которые сегодня активно влияют на общую политическую атмосферу Украины, активно проводя антимосковскую, прозападную геополитическую линию, следует предоставить значительную степень автономии (вплоть до политической), чтобы оторвать эти «подрывные» территории от православного и в целом прорусского общеукраинского пространства как центрального, так и восточного. Стратегическая граница России на этих параллелях не может зависеть от места прохождения украинско-польской, украинско-венгерской или украинско-словацкой границы. Эта стратегическая граница должна пролегать много западнее, по меньшей мере, на западной оконечности Средней Европы, а в лучшем случае по Атлантике. Именно исходя из такой перспективы предпринимается вся геополитическая переструктурализация этого региона, так как, выступая в роли инициатора геополитических преобразований в Восточной Европе и в качестве главного партнера Германии, Россия должна настаивать, в первую очередь, на условии выведения всей этой области из-под атлантистского контроля и создания на этом месте комплекса евразийской континентальной обороны, состоящей из военно-стратегической кооперации России с Европой в целом.

Волынь, Галиция и Закарпатье могут составить общую «западно-украинскую федерацию», степень интегрированности внутри которой может устанавливаться произвольно в зависимости от конкретных обстоятельств. Здесь важнее всего провести культурно-конфессиональ ную границу между Центральной Украиной (собственно Киевской землей) и Западной Украиной, чтобы избежать дисгармоничного центрально-европейского католического или униатского влияния на православные территории.

Украинский фактор является наиболее уязвимым местом в западном поясе России. Если в других местах опасность разрушения геополитической состоятельности heartland'а является потенциальной, и позиционная борьба за евразийскую геополитическую систему ставит перед собой лишь превентивные цели, то факт существование «суверенной Украины» является на геополитическом уровне объявлением России геополитической войны (а это дело не столько самой Украины, сколько атлантизма и Sea Power). Речь идет не о том, что Украина сама сознательно выбирает роль атлантистского «санитарно го кордона», хотя в некоторых случаях это не может не быть осознанным шагом, но о том, что она на практике начинает выполнять данную роль, коль скоро она не включается активно в интеграционные процессы с Москвой или (по меньшей мере) не распадается на отдельные геополитические составляющие.

Украинская проблема главная и самая серьезная проблема, которая стоит перед Москвой. Если проблемы Севера и «полярной трапеции» связаны с далеким будущим России и Евразии, если освоение Сибири и битва за Lenaland имеет значение для близкого будущего, если, наконец, позиционная стратегия переустройства азиатского Юга имеет для России актуальное, но превентивное значение геополитика Запада и центр этой геополитики «украинский вопрос» требует от Москвы немедленных ответных мер, поскольку речь идет о нанесении России уже в настоящем стратегического удара, не реагировать на который «географическая ось истории» просто не имеет права.

Учитывая то, что простая интеграция Москвы с Киевом невозможна и не даст устойчивой геополитической системы, даже если это произойдет вопреки всяким объективным препятствиям, Москва должна активно включаться в переустройство украинского пространства по единственно логичной и естественной геополитической модели. [4]

4 Современные отношения



Во время президентства Леонида Кучмы Украина придерживались «многовекторного» геополитического курса, благодаря чему отношения между Украиной и Россией оставались на приемлемом уровне. Ситуация обострилась со времён так называемой «Оранжевой революции» 2004 года, рассматриваемой многими как проплаченная акция западных НПО. Новая власть объявила об односторонней ориентации на Запад, и продолжения курса, начатого при президентстве Л. Д. Кучмы, на вступление в НАТО и ЕС, несмотря на то, что, в особенности, первое отвергается большей частью населения Украины. Дополнительное напряжение с одной стороны вносят попытки украинской власти внедрить новые трактовки различных исторических событий и персонажей, таких как Голодомор, УПА или гетман Мазепа.

Значительное место в российско-украинских отношениях занимали «газовые конфликты». Нестабильность политической ситуации на Украине заставила российскую сторону выйти из некоторых крупных совместных промышленных проектов в сфере авиации и оборонной промышленности.[2]

4.1 Газовые конфликты


После распада Союза Советских Социалистических Республик Украина, через территорию которой проходил крупный газопровод в Европу, оказалась в двойственном положении: с одной стороны независимое государство, с другой — братская страна на постсоветском пространстве. Отсюда у Украины сохранились исторические льготы на покупку и транзит природного газа.

Однако реалии рыночной экономики брали свое. Первый российско-украинский газовый конфликт разразился 20 февраля 1993 года, когда глава Газпрома Рэм Вяхирев пообещал прекратить поставки газа на Украину в связи с задолженностью по оплате. Конфликт был быстро улажен и отключения не состоялось

В марте 2005 года вновь назначенный председатель ГАК «Нафтогаз Украины» Алексей Ивченко предложил «Газпрому» пересмотреть тарифы на транзит российского газа в Европу по территории Украины. 29 марта Украина предложила повысить с 2006 года тарифы на транзит до 1,75—2 $/тыс. мі на 100 км.

В ответ 6 июля 2005 года «Газпром» согласился поднять тариф, однако увязал это с повышением цены на газ с 50 $ до среднеевропейского уровня (160—170 $/тыс. мі). Вице-премьер Украины Анатолий Кинах категорически отверг российское предложение, настаивая на продлении существующего с 2003 года режима договорённостей по газу с Россией до 2013 года. Неуступчивость украинской стороны повысила к декабрю жесткость российских требований. Попытка Украины договориться о прямых поставках газа из Туркмении минуя Газпром успехом не увенчались. Конфликт вышел на правительственный уровень. 23 ноября Виктор Андреевич Ющенко в телефонном разговоре с премьер-министром России Михаилом Ефимовичем Фрадковым подтвердил неприемлемость российских требований для Украины.

Следующий газовый конфликт случился в 2006 году. Президент Украины Виктор Андреевич Ющенко заявил, что цена 230$ за 1000 кубометров газа является неприемлемой для украинской стороны. В ответ Газпром с 1 января 2006 года прекратил поставки природного газа на Украину, продолжив, однако, экспортировать газ через украинскую территорию. Сразу же прозвучали обвинения, что Украина «приступила к несанкционированному отбору газа», предназначенному европейским потребителям. Представители \украинского Нафтогаза обвинения отвергли.

В ночь на 4 января 2006 года был подписан договор между Газпромом и Нафтогазом сроком на пять лет (до 1 января 2010). В договоре было указано, что посредническая миссия переходит компании «РосУкрЭнерго», а цена за газ составляет 95 $/тыс. мі (на первое полугодие 2006, в дальнейшем цена меняется по взаимному согласованию сторон). Компромиссная цена стала возможной благодаря «смешению» дорогого российского и дешевого туркменского газа в трубе для Украины.

В 2008 году начался новый виток газового конфликта, в результате которого с 1 января 2009 года прекратилась подача газа для Украины, с 5 января уменьшилась подача для европейских потребителей. С 7 января транзит российского газа через территорию Украины был прекращён полностью. После достижения договорённостей о ценах и подписания 19 января в Москве соответствующих контрактов, 20 января поставки газа для Украины и транзит в Европу возобновились. Итогом конфликта можно считать переход России и Украины на прозрачные принципы в торговле газом и устранение посредников.

В августе 2009 года газовый конфликт между Россией и Украиной приобрел новый оборот. 10 августа 2009 года вице-премьер Российской Федерации Игорь Сечин заявил, что Россия не намерена выдавать кредит Украине на закупку российского газа. В начале августа представители европейских банков подтвердили возможность выделения кредита Украине на закупку газа в размере 1.7 миллиарда долларов. [3]

4.2 Внутренние антироссийские идеи и их прозападное происхождение


После «оранжевой революции» на Украине широкое распространение получили антироссийские идеи. Этому способствовала и политика власти, направленная на подваление русской культуры и языка во всех их проявлениях. Представители радикально-националистической организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО) все последние годы открыто распространяли свое влияние на сопредельные с Украиной государства. Особую активность они проявляют в Белоруссии, организуя там беспорядки. Украинские радикалы, поддержанные местными националистическими организациями («Белый легион», Белорусский народный фронт, Белорусская партия свободы), смогли открыть в Минске свой филиал. УНА-УНСО открыто заявляла о присутствии своих боевиков в Чечне (около 400 человек). Сейчас УНА-УНСО пытается закрепиться в Ингушетии, Дагестане, Ставрополе и в других районах Северного Кавказа. Услугами харьковского филиала этой организации, по сведениям «Независимой газеты», пользуется военная разведка Украины. Харьковское отделение УНСО организует работу в Белгороде, Воронеже, Курске, Луганске, в Ростове на Дону; Донецкое — в Краснодаре; Черниговское — Брянске.

В последние годы украинские политические лидеры часто представляют Россию в образе внешнего врага. Для создания этого образа используются различные приемы: требование своей доли в золотом запасе и Алмазном фонде бывшего СССР, украинских культурных ценностей, погашение задолженности перед юридическими и физическими лицами бывшего Внешэкономбанка СССР, полной информации о состоянии балансов Госбанка, Гохрана, Внешэкономбанка СССР, их международного аудита и т.д. Вместе с тем они закрывают глаза на весьма шаткие с исторической, этнической и правовой точек зрения основания отторжения Крыма от России. Киев требует от России обеспечить полный режим свободной торговли с Украиной, отменить все, якобы, дискриминационные меры и ограничения на ее товары. Для решения таких вопросов в 1993 г. был создан Экономический союз стран СНГ, но Украина сразу же отказалась в нем участвовать. Она не присоединилась к Таможенному союзу России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Наша страна постоянно предоставляет льготы Украине в ущерб своим интересам потому, что Украину поддерживает Международный валютный фонд, т. е. СТА. Вашингтон продолжает, не без помощи Украины, действовать а качестве стратегического противника России. Украина, по мысли 3. Бжезинского, является стратегическим опорным пунктом национальных интересов США.

По этой и другим причинам многие субъекты в двух славянских республиках противодействуют объединению славянских, тюркских и других народов на постсоветском пространстве. Обозначенная политика лидеров Украины, ее националистических организаций ведет курс к сознательному обострению российско-украинских отношений. Украина стала для России «естественным объектом» противоборства. Некоторые политики в Киеве пытаются разыграть антироссийскую карту как плату за вхождение Украины в Европу. Для нашего юго-западного соседа такой курс бесперспективен: на Западе ее как просительницу денег не любят, необходимых Украине средств для модернизации ее экономики у новых западных друзей просто нет. (Например, их нет у самой богатой страны Европы — Германии для модернизации экономики бывшей ГДР, для решения ее социальных проблем).

Рассматривается в украинских политических кругах и другой вариант — параллельное движение наших двух стран. Но история отпустила слишком мало времени для такого развития. Европа объединяется и развивается быстрее, а Азия — чрезвычайно быстро. При таком параллельном движении, при взаимной обособленности и даже отчуждении и Россия, и Украина обречены на отставание от сопредельных стран. Есть еще вариант – стратегия прагматического партнерства. Суть этого видится как совместная работа для экономической модернизации. Подобное сотрудничество на равноправной основе способствует развитию, например, двух стран-соседей — США и Канады. [1]

5 Заключение


Пока же фактически экономика Украины ориентирована на Россию, а политика — на Запад. Это, безусловно, накладывает отпечаток на общественное сознание, мнение жителей республики. В различных ее регионах настроения полярно противоположны. Такая борьба противоположностей, как мы отмечали выше, может привести к развалу Украины. А расширение НАТО на Восток усилит эти негативные процессы в политической и экономической жизни двух славянских республик. Попытка Украины стать связующим звеном между Россией и НАТО может быть рассмотрена как негласное объявление войны России, так как «Украина с территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии, и без решения украинской проблемы вообще говорить о континентальной экономике бессмысленно». Можно сказать, что без абсолютного контроля Москвы над акваторией Черного моря невозможно говорить о пресечении талассократического влияния, идущего с запада, из атлантистской Турции — исторически самого давнего и упорного недоброжелателя России, или других стран Средиземноморья, а этот контроль возможен только после заключения действенного полномасштабного договора.

Список литературы


1. Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов. — М.: ЮНИТИ, 1999.

2. http://ru.wikipedia.org/wiki/Российско-украинские_отношения

3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Газовые_конфликты_между_Россией_и_Украиной

4. Дугин А. Основы геополитики

Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации