Бабаян Э.А., Гонопольский М. Наркология - файл n1.doc

приобрести
Бабаян Э.А., Гонопольский М. Наркология
скачать (459.9 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc1087kb.18.06.2006 21:13скачать
n2.doc4658kb.19.06.2006 12:42скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
ПРЕДИСЛОВИЕ

Вопросам организации борьбы с пьянством и алко!и-лизмом в Советском Союзе всегда уделяется особое вни­мание.

Постановления, принятые 7 мая 1985 г. ЦК КПСС и Советом Министров СССР по преодолению пьянства и ал­коголизма, принципиально по-новому поставили эту задачу перед государственными и хозяйственными органами, партийными и общественными организациями, всеми тру­дящимися. «В принятом постановлении ЦК КПСС отме­тил, что в современных условиях, когда все полнее рас­крываются созидательные силы нашего социалистическо­го строя, преимущества советского образа жизни, особое значение приобретают строгое соблюдение принципов коммунистической морали и нравственности, преодоление вредных привычек и пережитков, прежде всего такого уродливого явления, как пьянство, злоупотребление спирт­ными напитками» '.

Трезвость провозглашена нормой жизни советских людей. Анализируя проделанную в стране работу по вы­полнению этого постановления, ЦК КПСС 18 сентября 1985 г. принял новое постановление «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС „О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма"», в котором констатировал зна­чительные позитивные сдвиги в области борьбы с пьянст­вом и алкоголизмом, происшедшие в стране, за короткий промежуток времени. «Вместе с тем ЦК КПСС считает, что борьба за трезвость находится в начале своего пути, она должна непрерывно и последовательно нарастать»1.

В связи с этими установками партии возникли новые задачи в различных сферах жизни страны. Серьезные за­дачи призваны решать и медицинские работники. Прежде всего это антиалкогольная санитарно-гигиеническая

О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма.— В кн. Трез­вость— закон нашей жизни. М.: Политиздат, 1985, с. 3.

* О ходе выполнения постановления ЦК КПСС «О мерах по пре-i делению пьянства и алкоголизма».— В кн/ Трезвость — закон нашей лизни. М.: Политиздат, 1985, с. 27.

ББК 56.14

Б!2 УДК 616.89-008.441.13 (075)

Рецензенты: М. В. Коркина, проф., зав. кафедрой психиатрии и медицинской психологии Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы; П. Г. Ме-цов, засл. врач УССР, проф., зав. кафедрой пси­хиатрии Крымского медицинского института.

Областям научная
МЕДИЦИНСКАЯ И; 5КА

Липецкого

flu*. М

Бабаян Э. А., Гонопольский М„ X.

Б12 Наркология.—М.: Медицина, 1987.—336

(Учеб. лит. Для 'студ. мед. ин-тов).

с.-

В >чебном пособии приведены данные о современном (.(стоянии проб те мы парко л oi и и в СССР и ja рубежом, отражены медицинские, социальные и правовые аспекты этой проблемы Освещены вопросы эпи­демиологии, этиопатогенеза, клинические проявления алкотлизма, нар­комании и токсикомании, методы про фил а к гики и лечения Описаны ос новные направления и характер юсударственно-административных и общественных мер борьбы с пьянством и алкоголизмом с \четом последних постанов 1снии партии и правитетьства

Учебное пособие написано в соответствии с программой, >твер ждениои Министерством заравоохранения СССР, и предназначено дчя студентов медицинских институтов

4118000000—238
КБ—38—19—86

ББК 56.14

С, Издательство бМедицина'>, Москва, 1987

ВВЕДЕНИЕ

Первые предположения о том, что алкоголизм является болезненным состоянием, известны давно, однако многие вопросы этиологии, патогенеза, клиники оставались не­ясными, Только в последние годы в результате комплекс­ных научных исследований более рельефно выкристалли­зовались факторы, которые в совокупности с данными об особенностях действия этилового спирта на организм че­ловека определяют этиологию заболевания, более понятен с тал патогенез, накопился опыт лечения, улучшился про­гноз. Все это позволило сформулировать понятие алко-iольной болезни. Одновременно появилась определенная завершенность в понимании наркоманий и токсикомании с биологической и медико-социальной точек зрения.

Все это ускорило выделение из психиатрии самосто­ятельной отрасли — наркологии, объединяющей следую­щие нозологические формы болезней — алкоголизм, нар­команию и токсикоманию. Каждое из названных заболе­ваний (особенно наркомания и токсикомания) имеет раз­личный набор симптомов, ведущие этиологические (мор­фин, гашиш, барбитураты, бензин, толуол, ацетон и др.) и патогенетические факторы и т. д.

Начиная с 1975 г. в СССР решается вторая не менее важная проблема — организация самостоятельной служ­бы здравоохранения, призванной заниматься вопросами практической наркологии. В настоящее время эта служ­ба, построенная на научной основе, выросла до завер­шенной системы организации наркологической помощи соответствующим контингентам.

Эта книга предназначена для тех врачей, кто уже пришел работать в систему наркологической помощи, и тех, кто, закончив медицинские институты, придет в нее. В ней авторы сделали попытку собрать воедино все то новое, прогрессивное, а порой и дискуссионное, что имеется в настоящее время по освещенным вопросам в современной наркологии, психиатрии и ряде смежных наук, а также практическом здравоохранении, осмыслить накопленный опыт и закрепить его.

Наркология как самостоятельный раздел медицины только утверждается, поэтому книга начинается с оп-

пропаганда здорового образа жизни, воспитание трезвен­нических установок у всего населения, в первую очередь молодежи, борьба с пьянством и алкоголизмом, начиная с профилактики, а также диагностика и лечение лиц, стра­дающих данными недугами. К работе привлекаются врачи всех специальностей, работники наркологической служ­бы, средний медицинский персонал. На всех уровнях на­чато обучение и переобучение тех, кто должен заниматься этими вопросами.

В медицинских институтах страны введено обучение предмету наркологии не только на кафедре психиатрии, но и 14 кафедрах лечебного профиля — терапии, педиат­рии, акушерства и гинекологии, фтизиатрии, хирургии и др. Введена профессиональная подготовка в интернатуре по специальности психиатр-нарколог. В институтах усо­вершенствования врачей проводится обучение по нарколо­гии на кафедрах терапевтического, хирургического, сто­матологического, фармацевтического профиля.

Настоящее учебное пособие подготовлено для студен­тов медицинских вузов, будущих врачей общего профиля и тех, кто будет работать психиатрами-наркологами. Оно на современном уровне дает систему знаний в области ор­ганизации наркологической службы, а также по медико-юридическим, специальным вопросам наркологии, в том числе по вопросам этиологии, патогенеза, клиники, профи­лактики и лечения.

Это первая попытка дать единый свод знаний в области наркологии студентам и молодым врачам с целью облег­чить и совершенствовать их работу с лицами, страдающи­ми пьянством, хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией.

В учебном пособии синтезированы все новые данные, накопленные за последние годы в теории и практике наркологии, даны им критический анализ и оценка.

Авторы будут благодарны всем, кто сочтет возможным оценить этот труд и сделать пожелания или предложения к дальнейшему улучшению его содержания.

Четвертая часть посвящена вопросам профилактики и лечения алкоголизма, наркомании и токсикомании. Пред­ставлены всевозможные виды и средства профилактики и лечения, известные в настоящее время науке и при­меняющиеся на практике.

В 1975 г. коллегией Министерства здравоохранения СССР было принято решение о создании новой само­стоятельной службы, в компетенцию которой были от­несены проблемы алкоголизма, наркомании и токсикома­нии. Новая служба была названа наркологической службой с учетом того факта, что традиционно учрежде­ния, занимающиеся проблемами наркомании и алкоголиз­ма, назывались наркологическими, хотя в то время понятие «наркологическая» расшифровывалось как раздел медици­ны, занимающийся наркоманией и проблемами наркоти­ков. Понятие же «наркотическое средство» давалось весь­ма расширенно, без учета юридических аспектов этого термина, и нередко к наркотическим средствам, с позиций клинических и фармакологических, относились разнооб­разные лекарственные средства и вещества, в том числе и алкоголь. Даже в настоящее время продолжается такое толкование понятие «наркотик». В «Словаре иностранных слов» (1982), «Русский язык» отдается дань старому толкованию и слово «наркология» переводится как раздел медицины, изучающий последствия злоупотребления нар­котиками и методы лечения наркомании.

Таким образом, взяв на вооружение старый термин для новой службы, мы понимаем, что еще некоторое время этот термин будет нести психологическую нагрузку ста­рого толкования. Возможно в дальнейшем будет предло­жено новое определение, более адекватное задачам нарко­логической службы. Однако сегодня понятиям «нарко­логия» и «наркологическая служба» необходимо дать чет­кое новое толкование.

В связи со сказанным возникает необходимость с по­зиций сегодняшнего дня раскрыть предмет наркологии, оговорив, что отнесено к компетенции наркологии и соот­ветственно наркологической службы. Наркология в совре­менном понимании — отрасль медицинской науки, изу­чающая проявления, этиологию и патогенез алкоголизма, наркомании и токсикомании, медицинские, психологичес­кие, социальные и правовые аспекты этих проблем и раз­рабатывающая методы их предупреждения и лечения.

Из этого определения вытекают следующие задачи,

стоящие перед наркологией:

ределения этой отрасли знания, постановки задач, которые она должна решать, оценки контишентов людей, с кото­рыми она должна иметь дело. В наркологии как ни в какой другой научно-практической медицинской дисцип­лине сталкиваются медицинские, биологические проблемы и критерии с проблемами и критериями из области психологии, социологии, права. Поэтому многие медицинс­кие положения преломляются сквозь призму понятий пра­ва, социологии, психологии.

Это для многих медицинских работников непривычно и может встретить возражения. Однако следует считать­ся со спецификой данной научной дисциплины, ее особым положением в ряду других медицинских специальностей и воспринимать такой подход с пониманием. Именно пото­му, что наркология находится на этапе своего становле­ния, она требует с самого начала ее формирования бе­режного и тщательного отношения к терминологии, специфического определения многих понятий, которые прежде с точки зрения, например, психиатрии возможно имели несколько иной смысл. Поэтому авторы и считают возможным в некоторых случаях по-новому расставлять акценты, давать трактовки ряду понятий, определений и терминов.

Одним из главных разделов в наркологии является система организации наркологической помощи населению. Поэтому книга начинается с той части, в которой сконцен­трированы, кроме данных по чисто организационным сто­ронам деятельности службы, также сведения о распрост­раненности алкоголизма, наркомании и токсикомании в мире и их последствиях, о различных видах экспертиз, деятельности смежных министерств и ведомств.

Во второй части книги изложены современные пред­ставления о хроническом алкоголизме. В ней приведен ма­териал по его этиологии, патогенезу, систематике, про­явлениям, динамике предпочтительных синдромов, особен­ностям в возрастном, половом аспектах, а также при комбинации с психическими расстройствами, приводятся данные о неврологических и соматических осложнениях, нарушениях высшей нервной деятельности и патологичес­кой анатомии.

Третья часть затрагивает вопросы наркоманий и токси­комании. Здесь освещены данные, касающиеся формирова­ния этих болезней, отдельных их классов и видов, поли-наркоманий и психотических состояний, встречающихся при них.

Часть I

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ

НАРКОЛОГИИ

Глава 1 ТЕРМИНОЛОГИЯ

Необходимо напомнить, что термины, особенно в нар-но югии, как правило, носят в себе не только специальный профессиональный критерий, или компонент, но и юриди-че,ьий. Многие медицинские термины связаны с законо-длельными актами и соответственно не могут произвольно использоваться с учетом только их медицинского значе­ния. Это особенно важно в тех случаях, когда термин относили к лекарственному средству, и чрезвычайно важно, кглда он относится к проблемам наркологии, так Kdi-, з этой области термины связаны уже не только с национальным правом, но и международным.

Правильное понимание проблем наркологии требует рассмотрений вопроса о той терминологии, которая ис­пользовалась до настоящего времени специалистами, ра-б-чающими в психиатрии и наркологии. Зачастую исполь-нютсЯ термины, не отражающие полностью юридические, социальные и медицинские аспекты проблемы. Использо­вание терминов с позиции только медицинской, клини­ческой, для наркологии неприемлемо.

Необходимо учесть, что такие термины, как «наркоти­ческое средство», «наркомания», уже являются достоянием не столько медиков, сколько юристов, социологов и об­щественных деятелей. Эти термины используются под оп­ределенным уыом зрения в первую очередь с позиции юридической, социальной как в международных догово­рах и конвенциях, так и в национальных законодатель­ствах.

Термин «наркотическое средство» содержит в себе, если так можно выразиться, 3 критерия: медицинский, социальный, юридический. Они взаимно зависимы и в пра­вовом аспекте обязывают признавать средство наркоти-

изучение социальных, физиологических и психологи­ческих факторов, являющихся совместно с этанолом, наркотическими и токсикоманическими средствами ве­дущими в этиологии алкоголизма, наркомании и токси­комании;

исследование генетических, биохимических, эндокри­нологических, экзогенных и других факторов, влия­ющих на патогенез этих заболеваний;

поиск наиболее рациональных приемов и методов профилактики и лечения, в том числе и принудитель­ного лечения;

построение прогноза при оценке ремиссий и выздо­ровлений;

определение влияния больного на микросоциальное окружение и среды на отдельную личность;

анализ причин смертности;

изучение заболеваемости, болезненности алкоголиз мом, наркоманией и токсикоманией;

сравнительный анализ распространенности алкого­лизма, наркомании и токсикомании в пространстве (от­дельных странах, регионах, континентах мира), во вре­мени (в историческом аспекте и современном общест­ве) ;

планирование и организация наркологической no-j мощи населению;

юридические и правовые вопросы наркологии.

Исходя из международного и национального права, и частности Советского национального права, на совре­менном этапе наркотическим средством может называться только то вещество или лекарственное средство, которое соответствующим правовым актом признано наркоти­ческим. Вещество признается наркотическим в том случае, если оно оказывает соответствующее действие на ЦНС, являющееся причиной повторного его потребления не для медицинских целей, и, кроме того, если такое немеди­цинское потребление принимает масштабы, приобретаю­щие социальное значение. Однако, надо отметить, что юридическое признание не всегда немедленно сопутствует установлению факта того специального явления, которое вызывается злоупотреблением соответствующим вещест­вом. Кроме того, новые вещества или лекарственные средства длительное время могут не проявлять себя как вещество, вызывающее злоупотребление в социальных масштабах.

Термин «наркомания» определяется не только, а скорее не столько с клинических позиций, сколько с медико-юридических и социальных, применим только в тех слу­чаях злоупотребления соответвующими веществами или лекарственными средствами, если они законом признаны наркотическими. Такое применение этих терминов вызвало необходимость введения в терминологию дополнительного понятия — «токсикомания», которое применяется как термин для определения болезни (нозологической еди­ницы), вызванной злоупотреблением веществом или ле­карственным средством, не входящим в список наркотиков.

Становится ясным, что как понятие «наркотическое средство», так и термины «наркомания» и «токсикомания» могут применяться динамически в зависимости от при­знания соответствующего вещества наркотическим или исключения его из числа наркотиков. Данное положение обусловливает тот факт, что после юридического акта признания вещества наркотическим группа больных, ранее проходивших с диагнозом «токсикомания», трансформи­руется в группу больных с диагнозом «наркомания». Та­ким образом, в отличие от других заболеваний наркомания и токсикомания как социальные явления предусматривают трансформацию диагноза, в то время как клиническая картина может оставаться без изменений.

В соответствии с приказом Министерства здравоох­ранения СССР № 39 от 11 января 1978 г. на всей тер­ритории Советского Союза для обозначения болезненного

ческим только при единстве этих критериев, а именно ме­дицинского — если соответствующее средство, вещество, лекарственный препарат оказывает такое специфическое действие на ЦНС (стимулирующее, седативное, галлюцино­генное и т. д.), которое является причиной его немедицинс­кого применения; социального — если это немедицинское применение принимает такие масштабы, что приобретает социальную значимость; юридического — если, исходя из этих двух вышесказанных предпосылок, соответствующая на то уполномоченная инстанция (в Советском Союзе — министр здравоохранения СССР) это вещество признала наркотическим средством и включила в список наркотиков. Отсутствие одного из этих критериев не дает основания признать лекарственный препарат или химическое ве­щество (синтетическое, биологическое, растительное) наркотиком, если даже это вещество или лекарственный препарат может явиться предметом злоупотребления и соответственно вызывать болезненное состояние.

Ряд терминов используется в уголовном законода­тельстве и употребление данного термина для оценки оп­ределенного явления повлечет за собой и применение со­ответствующей статьи Уголовного кодекса.

Вопрос применения терминологии имеет исключитель­но важное значение также и с позиции международных конвенций. Применяя термин «наркотическое средство», следует рассмотреть вопрос о необходимости нотификации и о включении этого вещества в установленном порядке в соответствующие списки Единой Конвенции о наркоти­ческих средствах 1961 г., учесть правовые акты, преду­сматривающие лимитирование производства тех веществ, которые называются наркотическими, и согласование объема этого производства с требованиями международ­ных контрольных органов, а также необходимость регу­лярной информации ООН по вопросам производства, пот­ребления, экспорта и импорта этих веществ. Как известно, | вещества, признанные наркотическими, подлежат экспорту j и импорту только в рамках Единой Конвенции 1961 г. с ; применением системы взаимной информации сторон и контрольного органа ООН.

Таким образом, применение, казалось бы, совершенно
понятного термина «наркотическое средство» по отноше­
нию к любому веществу, исходя только из фармакологи- ,
ческих позиций, недопустимо, так как в это понятие не­
обходимо вкладывать также юридическое и социальное
понимание. ,

10 ',

того, чтобы избежать неприятных симптомов, обусловлен­ных'прекращением приема этого средства».

Следует различать психический и физический типы лекарственной зависимости (Эдди и соавт., 1965). Под психической зависимостью предлагают понимать «состоя­ние, при котором лекарственное средство вызывает чувст­во удовлетворения и психического подъема и которое тре­бует периодически возобновляемого или постоянного введе­ния лекарственного средства для того, чтобы испытать удовольствие или избежать дискомфорта», а под физи­ческой зависимостью — «адаптивное состояние, которое проявляется интенсивными физическими расстройствами, когда прекращается введение соответсвующего лекарст­венного средства... Эти расстройства, т. е. синдром абсти­ненции, представляют собой комплекс специфических симптомов и признаков психического и физического свойства, которые характерны для действия каждого вида наркотика».

Приведенные в 19-м докладе дефиниции лекарственной зависимости психического и физического типов получили одобрение и были приняты Комитетом экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим зависимость (1974). В связи с этим с конца 60-х — начала 70-х годов термин «лекарственная зависимость», а также термины, обозначающие ее различные типы (психическая и физи­ческая), стали использоваться в соответствующих доку­ментах ВОЗ и научной литературе.

Говоря о синдроме зависимости, необходимо иметь в виду, что существует врожденная зависимость и приобре­тенная, нажитая, зависимость. Бесспорным является то, что человек со дня рождения зависим (имеется синдром зависимости) от воздуха, воды, молока матери. Всем из­вестно, что если человека лишить воды, то у него посте­пенно разовьются и симптомы возбуждения, и галлю­цинации, человек начинает видеть водные источники, слы­шать шум воды и, наконец, может погибнуть. Таким обра­зом, картина синдрома зависимости представляется в пол­ном объеме и включает в себя как физическую, так и психическую зависимость. Постепенно расширяется пере­чень пищевых продуктов, от которых человек зависим. Однако эта зависимость развивается по механизмам, ха­рактерным для синдрома врожденной зависимости.

Приобретенная зависимость возникает при применении соответствующих лекарственных средств, веществ в связи с тем, что они снижают интенсивность болезненного

13

состояния, вызванного потреблением наркотических средств, применяется унифицированный термин «нарко­мания».

Как отмечалось, к наркомании относятся случаи неме­дицинского применения только тех веществ или лекарст­венных средств, которые законом признаны наркотически­ми. В остальных случаях применяется термин «токси­комания». Используемый в ряде стран и отдельными спе­циалистами термин «лекарственная зависимость» для этих заболеваний неприемлем. Он может употребляться лишь для обозначения определенного симптома, который, кста­ти, не всегда сопровождает некоторые виды наркомании.

Термин «лекарственная зависимость» (от англ. Drug dependence) был предложен в 50-х годах XX века N. В. Eddy и соавт. вместо термина «наркомания». Моти­вируя свое предложение, авторы указывали, что в связи с появлением новых видов наркоманий, вызываемых «не­классическими» наркотиками, возникла необходимость в термине, которым можно было бы обозначать все формы злоупотребления лекарственными веществами. Термин «лекарственная зависимость» наиболее приемлем с этой точки зрения, так как состояние «зависимости» организ­ма от используемого вещества является особенностью, общей для различных форм злоупотребления лекарст­венными веществами.

Комитет экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим зависимость (до 1964 г.— Комитет экспер­тов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим нар­комании), в своем 13-м докладе (1964) рекомендовал использовать термин «лекарственная зависимость» вместо терминов «наркомания» и «пристрастие к лекарственным средствам». Эта рекомендация была одобрена Научной группой ВОЗ по оценке препаратов, вызывающих лекарст­венную зависимость (1965); такой позиции придержива­ются также Национальная академия наук и Национальный Совет научных исследований США.

Согласно толкованию, данному в 16-м докладе (1969) Комитета экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим зависимость, под лекарственной зависи­мостью подразумевается «психическое, а иногда также фи­зическое состояние.., характеризующееся определенными поведенческими реакциями, которые всегда включают на­стоятельную потребность в постоянном или периодически возобновляемом приеме определенного средства для того, чтобы испытать его действие на психику, а иногда для

термина «наркомания» термином «лекарственная зависи­мость». На 20-й сессии (1965) Комиссия отметила, что термин «наркомания» принят во всех странах мира уже в течение долгого времени и что он включен в тексты национальных законодательств отдельных стран и между­народных договоров, включая Единую Конвенцию о нар­котических средствах 1961 г. В связи с этим Комиссия не могла одобрить внесение изменения в существующую тер­минологию текстов договоров, поскольку можно ожидать, что принятие новой терминологии создаст трудности ад­министративного характера, а также повлечет за собой усложнения с юридической точки зрения. Кроме того, Комиссия отметила, что, поскольку решение о подведении какого-либо вещества под международный контроль ос­новывается на его более или менее вредных эффектах, в каких выражениях эти последние определяются, являет­ся мало существенным. Рассматривая данный вопрос на 23-й сессии (1969), Комиссия ООН по наркотическим средствам подтвердила свое несогласие на замену термина «наркомания» и в своем докладе просила секретариат ис­пользовать во всех документах для комиссии термин «нар­комания» для всех случаев зависимости от наркотических средств и избегать слов «зависимость» или «зависимый» в связи с употреблением наркотических средств.

В соответствии с этим в СССР термин «лекарственная зависимость» не принят вместо термина «наркомания» и используется в наркологии и психиатрии только для обозначения зависимости (психической или физической) как одного из синдромов, выявляемых при наркомании и токсикомании. Под синдромом психической зависимости подразумевают состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо ле­карственного средства или вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики или явлений дискомфорта, возникаю­щих при прекращении приема этого вещества, хотя явле­ния абстиненции и отсутствуют, а под синдромом физи­ческой зависимости — состояние, характеризующееся раз­витием абстиненции при прекращении приема лекарствен­ного средства или вещества, вызвавшего зависимость, или после введения его антагонистов.

Указанные типы синдрома зависимости развиваются в отношении веществ, влияющих на функции ЦНС, причем различные вещества такого типа действия обладают не­одинаковой способностью вызывать психическую или фи­зическую зависимость, либо оба вида зависимости одно-

15

состояния, страдания больных или вызывают эйфорию, возбуждение или опьянение, подобные тем, какие на­блюдаются при применении наркотиков, психотропных (психофармакологических) средств или алкогольных на­питков.

Выделение врожденной зависимости и приобретенной показывает совершенную неправомерность использования термина «лекарственная зависимость» как синонима или заменителя термина «наркомания».

Практика использования термина «лекарственная зави­
симость» показала, что по ряду причин им нецелесообраз­
но заменять термин «наркомания». Так, во многих случаях
к понятию «наркомания» необоснованно приравнивается
понятие «физическая зависимость». Между тем известно,
что само по себе наличие физической зависимости от не­
которых веществ не обязательно сопровождается развити­
ем наркомании. Например, циклазоцин и налорфин об­
ладают способностью вызывать признаки данного типа
зависимости, но, несмотря на это, не становятся объектом
злоупотребления и, следовательно, не ведут к наркомании.
С другой стороны, наркомания может возникать вследст­
вие злоупотребления веществами, которые приводят к раз­
витию только психического типа зависимости (например,
кокаин) либо незначительно выраженной физической за­
висимости на фоне резко выраженной психической зави­
симости (например, фенамин и некоторые другие стиму­
ляторы ЦНС). В ряде случаев злоупотребление вещества­
ми, несомненно вызывающими тот или иной тип зависи­
мости (например, кофеин, никотин и др.), не ведет к
включению этих видов злоупотребления в группы наркома­
нии. В связи с этим психическую и физическую зави­
симость можно рассматривать лишь как проявление опре- ;
деленного вида синдрома, в разной степени характерного !
для различных состояний, в том числе для наркомании j
и токсикомании. \

Таким образом, понятие «лекарственная зависимость» \ нельзя признать тождественным понятию «наркомания». I Кроме того, термин «лекарственная зависимость» не явля- ] ется адекватной заменой термина «наркомания» с юриди- j ческой точки зрения, так как он не отражает степени I социальной опасности, мер контроля и правовых аспектов, ; касающихся злоупотребления наркотиками. В связи с этим 1 Комиссия ООН по наркотическим средствам, рассмотрев ] данный вопрос на ряде сессий (19-я, 20-я, 21-я, 22-я и j 23-я), не согласилась с предложениями ВОЗ о замене s

14

Не исключено также, что в развитии зависимости от аналь-[етиков группы морфина определенную роль играет спо­собность этих веществ влиять на систему так называемых опиатных рецепторов и их эндогенных лигандов (эндо-рфинов и энкефалинов) в ЦНС.

Способность психотропных веществ вызывать явления -зависимости может быть изучена в эксперименте на животных. С этой целью используют главным образом различные модификации условнорефлекторного метода исследования. В качестве подкрепления поведенческих реакций животных в такого рода экспериментах обычно используют методики самовведения испытуемых веществ, методику представления им выбора (предпочтения) и др. При экспериментальной оценке способности морфинопо-добных веществ вызывать явления зависимости могут быть также использованы антагонисты этих веществ.

Установление с помощью указанных методов способ­ности новых веществ вызывать зависимость имеет большое практическое значение, так как еще на стадии доклини­ческих испытаний дает информацию о возможности злоупотребления исследуемыми веществами. Получение подобной информации позволяет уже на ранних этапах внедрения таких веществ в практику установить необходи­мые меры контроля за их использованием.

В свете всего вышесказанного вытекает важность определения терминов, производных от слова «наркомания». Часто в последние годы в Западной Европе встречаются случаи полинаркомании. Доказано, что этот термин не всегда используют для обозначения одного и того же явления.

В нашем понимании полинаркомания — это наркома­ния с одновременным или попеременным употреблением двух и более наркотических средств. В тех же случаях, когда больной длительное время применял какой-то опре­деленный наркотик, а потом, в связи с тем что наркотик стал недоступным или перестал вызывать желаемый эффект, перешел к употреблению другого наркотического средства, следует говорить не о полинаркомании, а о трансформации одного вида наркомании в другой. При постановке диагноза и оценке состояния больного необхо­димо говорить о том виде наркомании, который соответ­ствует наркотику, принимаемому в данное время. В тех же случаях, когда больной, кроме наркотика, принимает другое лекарственное средство или вещество, не отнесен­ное к наркотическим, речь идет об осложненной наркома-

Областная научная иаИ51СК;-, ьиК'ЖУ

Липецкого .*6лздравотдеп!

временно. Поэтому при применении термина «синдром зависимости» в каждом конкретном случае целесообразно уточнять, по отношению к какому веществу данный термин используется (например,синдром зависимости от кокаина, морфина и т. д.).

Синдром психической или физической зависимости может развиваться при злоупотреблении не только ле­карственными средствами, но и веществами или продукта­ми (химическими, растительными и пр.), которые не от­несены к лекарстенным средствам (например, никотин, галлюциногены или психодислептические вещества, про­дукты индийской конопли и т. д.). В связи с этим термином «синдром зависимости» рационально упот­реблять, не уточняя понятие «зависимость» определением «лекарственная», чтобы не ограничивать использование данного термина применительно только к лекарственным средствам.

Следует также иметь в виду, что в широком смысле явления зависимости от лекарств имеют место при ле­чении многих заболеваний (особенно отличающихся хро­ническим и прогрессирующим течением), а также прак­тически во всех случаях заместительной терапии. Ха­рактерной чертой такого рода зависимости является обострение или ухудшение течения какого-либо заболе­вания при отмене лекарственных средств, используемых для его лечения, например обострение коллагеноза при отмене кортикостероидов и противовоспалительных средств, учащение приступов эпилепсии и развитие эпилептического статуса при отмене противоэпилептических средств и т. д. В такого рода случаях зависимость больного от лекарств определяется прежде всего высокой эффективностью сов­ременных препаратов при лечении различных форм пато­логии и не является следствием немедицинского исполь­зования их в целях воздействия на психику.

Механизм развития синдрома зависимости, возникаю­щего от действия психотропных веществ, мало изучен. Раз­витие синдрома, очевидно, происходит путем формирования определенных условнорефлекторных связей. Можно также полагать, что при этом имеет значение влияние вызываю­щих зависимость средств на некоторые нейромедиаторные и биохимические процессы, протекающие в ЦНС. В пользу такого предположения свидетельствуют экспериментальные данные о том, что различные психотропные вещества (например, фенамин) повышают обмен катехоламинов и влияют на содержание циклических нуклеотидов в ЦНС.

16

штрафа в размере от тридцати до пятидесяти рублей... Распитие спиртных напитков на производстве (на рабо­чих местах, в помещениях и на территории предприятий, учреждений, организаций) или пребывание на работе в нетрезвом состоянии влечет наложение административ­ного взыскания в виде штрафа в размере от тридцати до пятидесяти рублей...

К лицам, совершившим правонарушения.., наряду с наложением на них административного взыскания могут быть применены также и меры дисциплинарного взыска­ния» .

Вышесказанное говорит о том, что эти случаи потреб­ления являются злоупотреблением. Следовательно, под термином «злоупотребление алкоголем» понимают всякое погребление алкогольных напитков, ведущее к нарушению правовых и морально-этических норм.

Пьянство — это частный вариант злоупотребления, когда злоупотребляют алкогольными напитками в таких количествах или такой частоте, что они изменяют нор­мальное поведение человека в степени, осуждаемой окру­жающими, обществом. Оно может быть эпизодическим, запойным, постоянным.

Необходимо далее рассмотреть также и термин «пси­хотропные вещества». До 1971 г. этот термин толковался сугубо с профессиональных, медицинских и фармаколо­гических позиций. В 1971 г. в связи с принятием новой Конвенции о психотропных веществах этот термин приобрел уже и юридический оттенок. Конвенция огово­рила, что психотропными веществами являются вещества, включенные в соответствующие списки Конвенции. Кроме того, Конвенция определила, что в список психотропных веществ могут включаться только те вещества, которые вызывают патологическое привыкание, оказывают стиму­лирующее или угнетающее воздействие на ЦНС, обуслов­ливающее галлюцинации или нарушение моторной функ­ции, или мышления, или поведения, или восприятия, или настроения, и если такое воздействие может представить собой угрозу для здоровья населения, т. е. социальную проблему.

Трезвость — закон нашей жизни: Постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Указы Президиума Верховного Совета СССР, Прези­диума Верховного Совета РСФСР о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения. Май, сентябрь 1985 г.— М-: Политиздат, 1986, с. 17—18.

Конвенция о психотропных веществах 1971 г. ООН.— Нью-Йорк,

19

  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации