Ахременко А.С. Политический анализ и прогнозирование - файл n1.doc

приобрести
Ахременко А.С. Политический анализ и прогнозирование
скачать (3259.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3260kb.08.07.2012 01:08скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


А.С. Ахременко

ПОЛИТИЧЕСКИЙ

АНАЛИЗ

и прогнозирование

Учебное пособие

Рекомендовано УМО по классическому

университетскому образованию

в качестве учебного пособия

для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по направлению подготовки

ВПО 030200 - «Политология»
Москва

ГАРДАРИКИ 2006


УДК [316.74:32](075.8) ББК60.561.3я71-1 А 95

ВВЕДЕНИЕ


Р е ц е н з е н т ы: доктор философских наук, профессор Т. А. Алексеева; доктор политических наук, профессор И. А. Василенко

Ахременко, А. С.

А 95 Политический анализ и прогнозирование : учеб. пособие /

А. С. Ахременко. — М.: Гардарики, 2006. — 333 с.

18Б^ 5-8297-0292-4 (в пер.) Агентство С1Р РГБ

Учебное пособие подготовлено в соответствии с государственным стандар­том высшего профессионального образования. В нем рассматриваются кон­цептуальные и методологические проблемы политического анализа и прогно­зирования, множество конкретных аналитических и прогнозных техник с учетом их прикладного использования. Издание ориентировано на студен­тов, обучающихся по специальности «Политология». Многие его материалы представляют интерес также для получающих профессиональную подготовку по специальностям «Международные отношения», «Связи с общественнос­тью», «Социология».

УДК [316.74:32](075.8) ББК 60.561.3я73-1
«Гардарики», 2006 А.С. Ахременко, 2006

5-8297-0292-4

Политический анализ и прогнозирование как научная дисциплина в России пока что делает только первые шаги: это касается и сферы пре­подавания, и сферы теоретических и прикладных разработок. Далек от окончательного формирования единый подход к определению модели специалиста по политическому анализу, в чрезвычайно широком диа­пазоне колеблются оценки предметного поля этой дисциплины.

Позицию автора данного учебного пособия, если опустить некото­рые нюансы, можно определить в нескольких тезисах:

Таким образом, предметное поле политического анализа, совокуп­ность применяемых исследовательских техник остаются очень об­ширными. Политическая реальность, отличаясь чрезвычайно высо­кой сложностью, испытывает воздействие со стороны всех других сфер общественной жизни и, в свою очередь, оказывает на них влия­ние. Отсюда богатый арсенал парадигм, методов и конкретных техник анализа и прогнозирования развития политических процессов.

Собственно говоря, «набор рабочих инструментов» политического аналитика — от аналитических стратегий парадигмального уровня до приемов обработки данных — является в данной книге приоритет­ным. Такие рабочие инструменты окажутся полезными при решении задач как познавательных, так и практических.

Разумеется, автор не ставил перед собой цели описать все подходы и методы, используемые для анализа и прогнозирования политичес­ких процессов и ситуаций. Первой его задачей было показать много­цветную палитру возможностейразнообразие подходов и методов, применяемых в рамках данной научной дисциплины. Политический анализ и прогнозирование может работать в рамках как дедуктивной, так и индуктивной логики; способен обрабатывать как количествен­ную, так и качественную информацию; использует такие принципи­ально разные методы, как искусственные нейронные сети и креатив­ные экспертные оценки.

Второй задачей (по порядку, но не по значимости) было научить основам практической работы если не со всеми, то с большинством изложенных методов, а также продемонстрировать возможности их применения в прикладном и теоретическом анализе политики. По­этому в учебном пособии практически каждое положение иллюстри­руется конкретными примерами.

Наконец, третьей задачей автора было внушить читателям понима­ние политического анализа и прогнозирования как особого стиля науч­ного мышления. Наверное, это самая главная задача, хотя в книге ей не посвящено отдельных глав или параграфов. Автор надеется, что такое понимание придет к читателю по изучении всего представленного здесь материала.

ГЛАВА 1
Политический анализ и прогнозирование: предметное поле


Политический анализ и прогнозирование как научная дисциплина начинает интенсивно развиваться после Второй мировой войны. Период самого бурного ее роста приходится примерно на 1960-е — 1970-е гг. и определяется тремя ключевыми факторами.

Первый фактор — становление мировой политической сис­темы как системы биполярного противостояния двух политических лагерей, возглавляемых Советским Союзом и Соединенными Штата­ми Америки. Одним из важнейших процессов, затронувших все сфе­ры общественной жизни, стала при этом гонка вооруженийсоревно­вание двух сверхдержав за стратегическое военное превосходство. Процесс гонки вооружений требовал не просто колоссальных затрат ресурсов, но и ясного понимания того, куда и каким образом эти ре­сурсы следует направлять, что, в свою очередь, требовало максималь­но точной оценки текущей политической ситуации на мировой арене и понимания возможных перспектив ее развития. В числе первых крупных заказчиков и потребителей разработок по политическому анализу и прогнозированию были структуры, связанные с обороной и военно-промышленным комплексом (в частности, Пентагон).

Можно ожидать следующего возражения: крупные политические альянсы складывались и раньше, и всегда они стремились опередить политических оппонентов с точки зрения военной мощи. Почему же резкий взлет интереса к созданию научно обоснованных разработок в области политического анализа происходит именно в это время? Здесь следует назвать второй фактор, тесно связанный с первым и заключающийся в изменении качества вооружений. В конце Второй мировой войны появляется невиданное по своей разрушительной си­ле оружие массового поражения — ядерное. В условиях глобального противостояния сверхдержав его применение грозило не просто боль­шими или меньшими потерями сторон, но тотальным уничтожением одного из противников, а то и обоих вместе с остальной частью чело­вечества. Таким образом, специфическое сочетание факторов воен­но-технического развития с факторами устройства мировой полити­ческой системы обусловило высочайший уровень планки требований, предъявляемых к политическому анализу и прогнозированию. По­следствия политических ошибок, возникающих из-за недостатка на­дежности и качества в аналитическом обеспечении принятия реше­ний, стали в прямом смысле слова витальными.

Третий фактор носит сугубо технический характер и связан с появлением и развитием электронной вычислительной техники. Она открыла перед исследователями целый спектр принципиально новых возможностей в сфере использования статистических и математичес­ких методов, новых подходов к обработке информации. К примеру, чрезвычайно активно применяемые в современном политическом анализе статистические методы, использующие сравнительно про­стой математический аппарат, требуют огромного массива вычисле­ний. С этой задачей даже первые, маломощные ЭВМ справлялись значительно лучше, чем самый одаренный математик. Появление же соответствующих компьютерных программ сделало статистический инструментарий доступным для широкого круга политологов, не об­ладающих фундаментальной математической подготовкой.

Далее, с учетом рассмотренных трех основных факторов генезиса политического анализа и прогнозирования в качестве научной дисцип­лины, разделим основное ее понятие — «политический анализ и про­гнозирование» — на две составные части: «политический анализ» и «политическое прогнозирование», а затем определим их соотношение.

В современном языке термин «анализ» (от греч. апа1у818 — расщеп­ление, разложение на составляющие) понимается в широком смысле как рассмотрение, разбор чего-либо; в более узком — как метод науч­ного исследования, состоящий в расчленении целого на составные эле­менты, определении состава и свойств объекта изучения. Понятию «анализ» нередко противопоставляется понятие «синтез» (от греч. ауп-Ше818 — соединение, сочетание) — исследование какого-либо явления в единстве и взаимосвязи его частей. Синтез представляет собой обоб­щение, сведение в единое целое данных, добытых анализом, поэтому анализ и синтез — неразрывные, дополняющие друг друга составляю­щие научного исследования. В дальнейшем политический ана­лиз мы будем понимать как аналитико-синтетическую процедуру, соче­тающую расчленение исследуемого объекта на составные части и соединение этих частей на новом познавательном уровне.

Оценив процедуру анализа с несколько иной точки зрения, устано­вим, что она прежде всего представляет собой определенный набор способов и методов преобразования информации. На «выходе» этого преобразования всегда появляется некое новое знание. Отправной точ­кой, «толчком» для осуществления процедуры анализа можно считать определенную проблему — нечто, требующее решения, некое проти­воречие, которое следует преодолеть. Характер проблемы всегда явля­ется главным фактором, определяющим получаемое знание.

Таким образом, в наиболее общем виде анализ — это преобразова­ние информации с целью получения нового знания, направленного на решение определенной проблемы. Однако мы рассматриваем не просто абстрактный «анализ», но анализ политический, имеющий де­ло с процессами распределения и использования власти. И в этой свя­зи закономерно возникают четыре вопроса:





1.1. От проблемы к знанию: теоретический и прикладной уровни политического анализа

Можно выделить три основных класса проблем, имеющих отношение к политическому анализу. Первый из них — познавательные проблемы, образуемые несоответствием между достигнутым уров­нем знания о политических явлениях, их связи с явлениями неполи­тическими и требуемым уровнем знания. Их решение предполагает уменьшение неопределенности относительно связей между полити­ческими явлениями и процессами. Формулируя познавательную про­блему, мы задаемся следующими вопросами: какие факторы влияют на протекание данного процесса и существует ли связь между данны­ми явлениями, каков ее характер?

Преобразуя в ходе политического анализа информацию в соответ­ствии с данным классом проблем, мы получаем в результате знание теоретическое, которое отличается:

•качеством генерализации (обобщения), способностью распро­страняться на широкую совокупность явлений. Конечной целью при этом является формулирование теории — системного знания о зако­номерностях, действующих в определенной области реальности. В политической науке теоретическое знание объясняет не отдельные политические явления, а классы политических явлений и процессов. Конкретная политическая ситуация или процесс интересны не сами по себе, а как носители некой общей закономерности;

•долгосрочной актуальностью сформулированных выводов и за­кономерностей. Объектом теоретического исследования выступают политические процессы, не лимитированные (точнее, ограниченно лимитированные) с точки зрения временных характеристик;

Уровень политического анализа, продуцирующий знание такого характера, мы будем называть теоретическим уровнем.

Второй класс образуют конкретные проблемы полити­ческих акторов — значимых субъектов (участников) политиче­ского процесса. В качестве таковых могут выступать политические лидеры, партии, органы государственной власти, лоббистские груп­пы, задействованные в политике финансово-промышленные компа­нии и т.д. Здесь необходимо выяснить, например, оптимальное рас­пределение полномочий и ресурсов между уровнями властной вертикали: федеральным, региональным и муниципальным; характер действий, способных усилить роль института политических партий в политической системе общества; политические приоритеты, основ­ные в данной ситуации для данного актора.

Третий класс составляют проблемы общественной ж и з -н и, напрямую не затрагивающие властные отношения, но требующие для своего решения политических методов. К таковым относится, на­пример, проблема выработки эффективной государственной полити­ки в определенной сфере: образовательной, торговой, банковской, в области здравоохранения, охраны прав собственности и т.д.

Преобразование информации для решения второго и третьего класса проблем формирует особый тип знания — прикладное. Если теоретичес­кое знание отвечает на вопросы о долгосрочных и общих закономернос­тях, то прикладное — о способах поведения в сложившихся конкретных условиях. Главный вопрос прикладного исследования: «Что делать?» Оно ориентировано на принятие тех или иных политических решений, на снижение неопределенности для политических акторов. При этом до­стигнутое знание не обязательно должно носить рекомендательный ха­рактер типа «следует совершить действия 1, 2, 3...». Обозначение альтер­натив поведения актора с учетом их последствий — это уже прикладное знание, полезное для лица, принимающего решение. Оно может быть сформулировано, например, таким образом: «В рамках данной ситуации существуют три стратегии поведения, каждая из которых несет в себе следующие риски и ориентирована на следующие выигрыши... » В лю­бом случае конкретная форма прикладного знания будет обусловлена потребностями, интересами, особенностями восприятия того политиче­ского актора, чья проблема решается аналитиком. Прикладное знание характеризуется:

•высоким преобразовательным потенциалом, активностью. При­кладное знание имеет целью непосредственное влияние на текущие политические процессы, их коррекцию в соответствии с интересами клиента. Отсюда тесная связь прикладного политического анализа с

политическим менеджментом — наукой об управлении политически-1

ми процессами .

Проблема существования двух уровней политического анализа — теоретического и прикладного — довольно четко выявляется при пере­воде термина «политический анализ» с английского языка на русский. В английском языке существуют по крайней мере два понятия, отража-

' Это дает повод некоторым авторам считать политический анализ политико-уп­равленческой дисциплиной, приуменьшая его роль в создании теорий (см., например: Туронок, С. Г. Политический анализ : курс лекций. М, 2005).

ющие различные интерпретации политического анализа: «ро1Шса1 апа1у818* и «роИсу апа1у818*. Слово «роНИса» означает собственно поли­тическую сферу, совокупность отношений между индивидами и груп­пами по поводу распределения власти в обществе. Слово «роИсу» озна­чает политический курс, сознательно выработанную стратегию, направленную на решение определенной проблемы с использованием властных ресурсов. Нередко встречается также термин «риЪИс роИсу» со значением сферы политического управления, подконтрольной обще­ственности. Соответственно, выделяются термины «ро1Шса1 апа1у818» (анализ политической сферы как таковой) и «роИсу апа1у818*, или «ръш-Цс роИсу апа1у818* (анализ политического действия, определенного по­литического курса). Первый в большей мере отражает теоретический уровень политического анализа, второй — прикладной уровень.

При всей значительности различий между прикладным и теорети­ческим уровнями политического анализа различия эти нельзя возво­дить в абсолют. Между ними нет каменной стены, два уровня полити­ческого анализа имеют много общего, дополняют друг друга. Так, в решении прикладной задачи часто бывает необходимо опереться на теоретические наработки, объясняющие изучаемый класс явлений. Предположим, целью прикладного исследования является выработка рекомендаций по повышению уровня поддержки избирателями на предстоящих выборах депутатов Государственной думы политической партии N, принадлежащей к правому флангу политического спектра. Необходимым теоретическим подспорьем в решении данной пробле­мы будет совокупность знаний о закономерностях влияния различ­ных факторов на уровень электоральной поддержки правых партий в России. Например, знание известного факта, что поддержка правых у нас более высока в городах по сравнению с сельской местностью, ока­жется несомненно полезным при формулировании рекомендаций. От глубины теоретических знаний зависит выбор эффективной приклад­ной модели решения проблемы. Другое дело, что оно не может быть обеспечено только за счет привлечения совокупности теоретических знаний. Необходимо вовлечь в анализ и факторы, изучаемые на тео­ретическом уровне и обладающие долгосрочным влиянием, и факто­ры краткосрочного плана, определяющие специфику конкретной предвыборной ситуации — от расстановки политических сил до даты выборов. В свою очередь, частное знание, получаемое в рамках при­кладных политических исследований, нередко оказывается полезным для формулирования общих, долгосрочных закономерностей. Хотя опять же набор результатов отдельных прикладных исследований не­достаточен для создания теории. Необходимо использование специ­альных процедур, позволяющих удостовериться в действительной общности частных прикладных знаний.

И теоретический, и прикладной уровень политического анализа связаны с преобразованием политической реальности. При этом при­кладной, как уже отмечалось, имеет дело с более близкими временны­ми горизонтами, его преобразовательный потенциал может быть реа­лизован в краткосрочной перспективе. Однако и теоретический уровень анализа отнюдь не представляет собой «башню из слоновой кости»: в конечном счете вся политическая аналитика и прогностика ориентирована на создание активного знания.

Фундаментальной характеристикой политического анализа как научной дисциплины является стремление к пониманию и объясне­нию политической реальности. Теоретический и прикладной уровни различаются глубиной, степенью обобщения, масштабом, актуально­стью объяснительных моделей. Но в любом случае решение даже са­мой «приземленно-практической», самой конкретной проблемы по­литического анализа невозможно без понимания логики происходящих процессов, факторов, влияющих на их развитие.

Теоретический и прикладной уровни анализа имеют много общего и в плане критериев научности получаемого знания, и в плане мето­дологии и методик преобразования информации, и в плане общности информационного массива на «входе» анализа. Чтобы говорить об этом более предметно, рассмотрим еще один уровень политического анализа — методологический.

1.2. Методологический уровень политического анализа

Мы говорили о трех классах проблем, с которыми имеет дело полити­ческий анализ: познавательные проблемы, конкретные проблемы по­литических акторов, проблемы общественной жизни, требующие для своего решения политических методов.

Однако есть и четвертый класс проблем, относящийся не к внешней для политического анализа среде, а к самому процессу преобразования информации в новое знание. Какие научные методы оптимальны для достижения поставленных целей? Как убедиться, что используемые ме­тоды эффективны для решения именно тех задач, которые ставит перед собой исследователь? Какие операции по преобразованию информа­ции следует осуществить, чтобы процедура анализа была оптимальной с точки зрения затрат ресурсов и получаемых результатов? Как отли­чить информацию, действительно нужную для исследования, от «ин-




14

Глава 1. Политический анализ и прогнозирование: предметное поле

1.2. Методологический уровень политического анализа

15


формационного шума»? Как получить обоснованные выводы и что яв­ляется критерием их обоснованности? Какая исследовательская стра­тегия будет оптимальной для решения проблемы данного типа? Отве­чая на эти вопросы, мы получаем знание, которое будем называть методологическим, равно как и соответствующий уровень анализа.

Методология — это система принципов научного исследования, со­вокупность исследовательских процедур по сбору, первичной обработке и анализу информации . Методологический уровень политического ана­лиза «отвечает» за то, чтобы совокупность операций по преобразованию информации в теоретическое и прикладное знание о политике осуще­ствлялась правильным образом. Это означает, во-первых, соответствие общенаучным принципам конструирования нового знания. Важнейшее место среди них занимают принципы логической и эмпирической обос­нованности, проверяемости на истинность/ложность, эксплицитности (т.е. все правила получения нового знания должны быть сформулирова­ны ясно и четко). И прикладной, и теоретический политический анализ являются научными методами познания: здесь ничто не принимается на веру без соответствующих доказательств, обоснований, контрольных процедур. Во-вторых, правильное преобразование исходной информа­ции в новое знание должно учитывать специфику предметной области политического анализа — политической сферы жизни общества.

Методологическое оснащение современного политического ана­лиза включает:

•общие принципы формирования исследовательской стратегии, правила определения проблемы, объекта и предмета, постановки це­лей и задач исследования, операционализации понятий и выдвиже­ния гипотез. Данные позиции фиксируются на программном уровне любого политико-аналитического исследования;

• совокупность методов сбора информации, ее тестирования в со­ответствии с определенными критериями;

•количественные (формализованные) и качественные (содержа­тельные) методы анализа данных;

• аналитические стратегии, формируемые различными парадигма­тическими подходами к пониманию политики и политической науки.

Отличительной чертой политического анализа, самым непосредст­венным образом влияющей на его методологическую и методическую базу, является необходимость работать с разноплановой, разнокачест­венной информацией. Политическая система, которую классик совре­менной политологии Д. Истон определил как «совокупность взаимодей­ствий по властному распределению ценностей для общества», относится к системам высшего порядка. Ее поведение определяется взаимодейст-иием множества переменных и факторов, обладающим сложной струк­турой как внутренних связей между ее элементами, так и внешних связей системы и среды. Статус политики как универсальной регулирующей де-ительности обусловливает тесное взаимодействие и взаимопроникнове­ние политической системы общества и его экономической, социальной, культурной систем, которые, в свою очередь, являются сложными систе­мами высшего порядка. На «входе» политического анализа образуются огромные массивы данных, касающихся самых разных сфер жизни об­щества: это и социально-экономическая статистика, и данные опросов общественного мнения, и материалы политико-психологических иссле­дований, и тексты СМИ, и многое другое. Адекватная работа с этими данными требует привлечения как конкретных аналитических техник, так и общих теоретико-методологических подходов из самых разных об­ластей знания. В результате важной отличительной чертой политическо­го анализа следует считать, используя терминологию АА. Дегтярева, «ге­терогенность его концептуально-методической базы». К этому можно добавить также методическую и информационную гетерогенность базы политического анализа. Политический анализ, по мнению Дегтярева, довольно «космополитичен» в отношении концептуальных подходов и принципов, поскольку заимствует их из самых разных социальных, гума­нитарных и даже естественных наук. Во многом это связано с самим объ-екгом исследования, который необходимо препарировать сразу в не­скольких предметных плоскостях. Например, чтобы проанализировать нею совокупность последствий для российской политики американской поенной кампании в Ираке (2003), нужно привлечь концептуальные зна­ния из теории международных отношений, международной экономики,

1

поенной науки, социологии, истории, психологии, статистики и т.д.

Следует отметить, что обилие разноплановой информации актуаль­но и для теоретического, и для прикладного политического анализа. Се­годня мы все живем в информационно-избыточном мире, но политиче-I кий аналитик ощущает эту избыточность, как, наверное, никто другой. Одна из важнейших функций политического анализа — редукция, «сжа­тие» информационных массивов до разумного, поддающегося реально­му осмыслению объема. Эта функция реализуется как посредством мыслительного приема абстрагирования (от лат. аЪ8(гасИо — мыслен-


См.: Ядов, В. А. Социологическое исследование: методология, программа, мето­ды. Самара, 1995. С. 31.

См.: Дегтярев, А. А. Политический анализ как прикладная дисциплина: предмет­ное ноле и направление разработки // Полис. 2004. № 1.

1.3. Политический анализ и парадигмы политической науки

17

ное отвлечение от тех или иных сторон, свойств и связей объекта с це­лью выделения существенных и закономерных признаков), так и с по­мощью специальных количественных техник. В современной науке тех­ники сжатия данных получили общее название Оа!а Мгшпд (в перев. с англ. буквально — «раскопка данных», поиск практически полезных и нетривиальных сведений в большом объеме сырой информации).

Совокупность методов обработки и анализа информации можно разбить на следующие основные группы:

  1. Методы, применяемые и в гуманитарных, и в естественных на­уках. Это прежде всего статистические методы анализа данных — кор­реляционный, регрессионный, факторный, дискриминантный, клас­тер-анализ, а также математическое моделирование.

  2. Методы, применяемые исключительно в гуманитарных науках, прежде всего в социологии, психологии и лингвистике. В основном это методы анализа текстов (традиционный анализ документов, кон­тент-анализ и др.), однако сегодня в политическом анализе широко используются также методы маркетинга, конкретной экономики (на­пример, ситуационный и 8\УОТ-анализ).

  3. Методы анализа данных, разработанные и используемые исключи­тельно в рамках политической науки (например, ивент-анализ, или анализ политических событий).

Развитие методического арсенала политического анализа идет в двух направлениях: адаптация методов других дисциплин примени­тельно к проблемному полю политической науки и практики и разра­ботка собственных специфических методов анализа данных.

Названные выше методы применяются как на теоретическом, так и на прикладном уровне политического анализа. Например, с помо­щью кластер-анализа (статистического метода многомерной класси­фикации, позволяющего объединять в группы сходства объекты, об­ладающие множеством характеристик) можно решать как сугубо прикладную задачу определения группы территорий, где данная пар­тия способна показать наиболее высокий результат, так и вполне тео­ретическую задачу типологизации регионов России с точки зрения общности электоральной культуры.

Однако есть еще одна, специфическая именно для прикладного ана­лиза методологическая составляющая, пересекающаяся с подходами теории управления. Поскольку прикладной анализ политики нацелен на формулирование знания, ориентированного на принятие определен­ных решений и осуществление определенных действий, зачастую требу­ется — кроме получения адекватного знания о некоторой политической ситуации — адаптировать, приспособить это знание к процессу приня­тия и реализации политических решений. Так, полученное в ходе анали­за знание представляется в форме альтернатив политического действия, которые могут быть протестированы на соответствие определенному критерию (правилу выбора) с помощью созданной аналитиком модели данной ситуации. Такая адаптация осуществляется с помощью специ­альных методов, пограничных для политического анализа и теории управления. К ним относятся 8\УОТ-анализ, методика «стоимость —

эффективность» и др. Здесь мы коснемся методов такого типа лишь

1

вкратце, так как по ним существует отдельная литература .

Подводя некоторые итоги, можно утверждать, что методологический уровень политического анализа обеспечивает исследовательским инст­рументарием и теоретический, и прикладной уровень. Он не просто дает возможность получать обоснованное теоретическое или прикладное зна­ние, но и формирует единое пространство коммуникации «прикладни­ков» и «теоретиков», вырабатывает общий язык, позволяющий полити­ческим аналитикам обогащать свои знания и представления о политической реальности. В конечном счете конструируется единое про­странство понимания политической реальности. Именно методология и методики политического анализа будут в центре нашего внимания.

Графически соотношение трех уровней политического анализа можно представить следующим образом:


1.3. Политический анализ и парадигмы политической науки
В предыдущем параграфе среди основных компонентов методологи­ческого оснащения современного политического анализа мы называ­ли аналитические стратегии, формируемые различными парадигма­тическими подходами к пониманию политики и политической науки. Остановимся на этом подробнее.

' Из работ отечественных авторов следует назвать прежде всего книгу А.А. Дегтяре­ва «Принятие политических решений» (М., 2004), а также вышеназванный курс лекций по политическому анализу С.Г. Туронка.

Современные политологические парадигмы характеризуются не просто различным пониманием связи между явлениями, но принципи­альными подходами к формированию научного знания, магистральны­ми путями построения здания политической науки. Это положение можно наглядно проиллюстрировать сравнением двух ведущих пара­дигм современной западной политологии — теории рационального вы­бора и бихевиоризма (постбихевиоризма) .

Теория рационального выбора (или, как е е иначе на­зывают, позитивная политическая теория) стремится выстроить здание политической науки на основе совокупности простых аксио­матических утверждений, которые затем развиваются в теоремы, эво­люционирующие, в свою очередь, в сложные теоретические конст­рукции. Даже на уровне понятий просматривается явная аналогия с математикой: действительно, теория рационального выбора исполь­зует присущий математике дедуктивный подход к формированию тео­рии. Схематично дедуктивный подход можно изобразить следующим образом:



Как видно из приведенной схемы, отправным пунктом является теория. На основе определенных теоретических положений дедуктив­ным путем формируются предположения относительно фактов реаль­ной действительности, которые затем сопоставляются с этими факта­ми. В случае соответствия предположений фактам теория получает дополнительное подтверждение. В случае несоответствия теория в ее нынешнем виде отвергается, ее место занимает другая, скорректиро­ванная в соответствии с фактами.

В позитивной политической теории ключевым концептом «аксио­матического» уровня является утверждение о рациональности индиви­да. Содержание понятия «рациональность» требует некоторых поясне-
Третьей ведущей парадигмой является неоинституционализм.

ний. Считается, что индивид выбирает из нескольких альтернатив по­ведение в соответствии со своими предпочтениями. Другими словами, индивид способен установить некоторое соотношение между альтер­нативами с точки зрения своих предпочтений, ранжировать их. Так, если А имеет три альтернативы — х, у, I, — он может соотнести их меж­ду собой: предпочесть альтернативу х альтернативе у (символически хРЛу), а альтернативуА — альтернативе I (уРЛ1), и на этой основе при­нимать решения. Также возможна ситуация, когда альтернативы яв­ляются равнозначными для индивида: в этом случае говорят, что он индифферентен в отношении этих альтернатив (например, в отноше­нии альтернатив у и I (у1д1)х- В качестве аксиомы принимается ут­верждение, что при рациональном принятии решений индивид стре­мится к максимизации своей выгоды, т.е. в ситуации хР^у и уРЛ1 выбором А станет альтернатива х.

Чтобы решение, принятое индивидом в соответствии со своими предпочтениями, считалось рациональным, необходимо соблюдение двух дополнительных условий. Первое условие — сопоставимости, или полноты, — гласит, что для любой пары альтернатив должно быть воз­можно установление отношения предпочтения или индифферентности. В соответствии со вторым условием — транзитивностиотношения предпочтения являются транзитивными в случае, если мы, например, знаем, что А предпочитает альтернативу х альтернативе у (хРлу), а альтер­нативу уальтернативе I гуРЛ1), и можем однозначно заключить, что х для А предпочтительнее, чем I (хРЛ7.)- То же самое для отношения индиф­ферентности: если х!$ и у1Л1, то всегда х1Л1-

Содержательно теория рационального выбора концентрируется на проблемах трансформации совокупности индивидуальных выборов в коллективный выбор. Сторонникам этого подхода удалось убедитель­но доказать, что коллективный выбор отнюдь не сводится к простой сумме индивидуальных выборов: он определяется специфическими законами и подвержен влиянию специфических факторов.

Одним из наиболее ярких примеров трудностей, возникающих при агрегировании индивидуальных предпочтений в единый групповой выбор, является открытый около двухсот лет назад парадокс «циклич­ного голосования» (парадокс Кондорсе). Было установлено, что при принятии решения большинством голосов и при наличии более двух альтернатив существует вероятность возникновения ситуации, когда
1 В освещении проблем теории рационального выбора автор использует подходы од­ного из наиболее популярных в США учебных пособий профессоров Гарвардского уни­верситета: 8керЫе, К. А., Вопскек, М.8. Апа1угт§ Ро1Шсз. М.У., 1997.

решение не может быть принято в принципе. Так, есть группа из трех индивидов А, В и С и три кандидата N, М, О. Предпочтения индиви­дов (по нисходящей) относительно кандидатов будут следующие:

А

В

с

N

О

м

М

N

О

О

М

N
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


А.С. Ахременко
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации