Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории - файл n1.docx

приобрести
Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории
скачать (658.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx659kb.08.07.2012 00:59скачать

n1.docx

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

5.3. Продовольственная безопасность и способы ее обеспечения



Продовольственная безопасность даже для стран «золотого миллиарда» до сих пор остается весьма актуальной не только международной, но и национальной проблемой. Свидетельство тому – то внимание, которое они уделяют развитию отечественного сельского хозяйства, обеспечению продовольствием беднейших групп населения, контролю за качеством продуктов питания. Тем более эта проблема является актуальной для развивающихся государств, к которым в 90-х годах присоединилась и Россия.

Что же следует понимать под продовольственной безопасностью? По мнению ряда экономистов, это способность государства гарантировать удовлетворение потребностей в продовольствии на уровне, обеспечивающем нормальную жизнедеятельность населения, либо обеспечение жизненно важными продуктами питания из собственных источников и доступность его всем гражданам страны в объемах и ассортименте, максимально удовлетворяющих необходимые и полезные потребности.

Однако не будем забывать, что, хотя максимальное удовлетворение необходимых и полезных потребностей является целью, к которой нужно стремиться, неполное удовлетворение этих потребностей еще не свидетельствует об отсутствии продовольственной безопасности. Главное, чего недостает в вышеприведенных определениях, - динамичного подхода к проблеме, указания на важность анализа продовольственной безопасности при четырех уровнях потребностей: физиологический минимум, социальный минимум, экономический оптимум и социальный оптимум. Только так можно объяснить, почему данная проблема остается актуальной не только там, где решаются задачи первого и второго этапа продовольственного обеспечения, но и в странах «золотого миллиарда».

В то же время с позиций диалектического подхода нужно признать, что понятие продовольственной безопасности в своих характеристиках должно изменяться в зависимости от того, на каком этапе решения продовольственной проблемы находится общество: для одних государств – это проблема недопущения голода, для других – недопущение сползания с третьего на второй этап решения продовольственной проблемы, для наиболее развитых – проблема удержания питания в стране на достигнутом высоком уровне. И это относится не только к государствам в целом, но и к отдельным регионам (региональная продовольственная безопасность).

Уровень продовольственной безопасности следует определять четырьмя основными параметрами – необходимый объем продовольственных ресурсов, доступность продовольствия для всех слоев населения, уровень продовольственной независимости, безопасность продовольствия с точки зрения его качества.

Рассмотрим каждый из этих параметров применительно к России.

При оценке доступности продовольствия для всех слоев населения России после 80-х годов ХХ века, следует отметить, что либерализация экономики привела к смене акцентов в решении этой проблемы. Если прежде, при в целом высоком объеме потребления продовольствия (7 место в мире, против нынешнего 64-го), приобретение продуктов питания осуществлялось по двум каналам – частично по ценам свободного рынка, а в большей мере по низким ценам в системе государственной торговли, где уже в 80-е годы сложился почти всеобщий дефицит продуктов животноводства, то в настоящее время реализация продовольствия осуществляется только через свободный рынок, и дефицитными стали не продукты питания, а доходы большей части населения. В итоге суммарный (в ккал) объем потребления продовольствия сократился более, чем на 25%.

Нередко доступность продовольствия рассматривается раздельно, как проблема физической и экономической доступности продуктов53. По нашему мнению, нет особой нужды в разделении понятия доступности продовольствия на два вида. Если физическую доступность продовольствия рассматривать через призму экономических характеристик, то есть как его удорожание на сумму стоимости доставки населению в связи с отдаленностью местожительства либо физической немощностью, то можно вести разговор не о физической и экономической доступности, а о доступности продуктов питания вообще.

В таком случае показателем уровня доступности продовольствия является доля населения, располагающая на потребление продуктов питания доходами выше уровня минимальной продуктовой корзины. В 2000 году, по макроэкономическим оценкам, основанным на балансе денежных доходов и расходов населения, у 13 млн человек (9% населения) суммарные доходы были ниже стоимости минимального набора продуктов питания.

Говоря о динамике доступности продовольствия в России, нельзя не отметить резко усилившуюся с началом «шоковых реформ» дифференциацию, фактически поляризацию доходов. Об этом свидетельствует децильный коэффициент, отражающий соотношение доходов между 10%-ными группами населения с наиболее высокими и низкими доходами. Если в 1990 году доходы первой группы населения превышали доходы 10% населения последней группы в 4,4 раза, в 1991 г. – в 4,5 раза, то в 1992 г. разрыв в доходах достиг 8 раз, в 1993 г. возрос до 11,2 раза, в 1994г. – до 15,1 раза.

Продовольственную независимость, можно определить как способность страны удовлетворять потребности населения в продовольствии за счет внутренних источников. В Федеральном законе «О продовольственной безопасности Российской Федерации» от 25.02.1997 говорится: «Продовольственная независимость Российской Федерации считается необеспеченной, если годовое производство жизненно важных продуктов питания в Российской Федерации составляет менее чем 80 процентов годовой потребности населения в таких видах продуктов питания в соответствии с физиологическими нормами питания» (ст. 4). Если принять это определение, то поскольку в 2002 году в России доля импорта продовольствия превышала 30%, а в крупнейших городах она была еще выше (в Москве население на 80-90% питается импортными мясопродуктами), то можно уверенно говорить о том, что по данному параметру продовольственная безопасность в стране не была обеспечена.

Что же касается качества продукции, то можно сказать, что в настоящее время наше государство сосредотачивает свои усилия по обеспечению безопасности и качества пищевой продукции только на контроле готовой продукции (Федеральный закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов»), чего явно недостаточно. Как показывает опыт развитых стран, для поддержания отечественного товаропроизводителя, доведения качества его продукции до конкурентоспособного уровня, государство должно способствовать внедрению современных методов управления качеством, формировать цивилизованные рыночные отношения между участниками производства, реализации и потребления продукции АПК.

Переходя к проблеме количественной оценки показателей продовольственной безопасности, заметим, что хотя исследования в этой области пока носят несистемный характер, тем не менее, можно говорить о следующих способах количественного измерения четырех основных составляющих продовольственной безопасности: необходимый объем продовольствия, уровень продовольственной независимости, доступность продовольствия для всех слоев населения и безопасность продовольствия с точки зрения его качества.

Необходимый объем продовольствия, на наш взгляд, целесообразно выражать в общих для всех видов продовольствия единицах (ккалл, Дж и т. п.). Выше уже отмечалась диалектическая взаимосвязь понятия «продовольственная безопасность» с этапами решения продовольственной проблемы. Но из этого объективно следует особая значимость учета особенностей определения минимальных норм количества и качества продовольствия, обеспечивающих продовольственную безопасность, - по мере перехода общества на более высокий уровень решения продовольственной проблемы. Поэтому на I-III этапах решения продовольственной проблемы учет обеспеченности продуктами питания должен осуществляться в ккал; для IV этапа – в ккал, белках, микроэлементах; для V-VI этапов необходимо учитывать еще и степень экологической безопасности продовольствия.

В таком случае индекс обеспеченности населения страны продовольствием (Ио), может быть рассчитан по следующей формуле:

, (1)

где Фп – фактическое наличие продовольствия (в единицах, измеряемых различно, в соответствии с этапами решения продовольственной проблемы),

Нп – необходимый для обеспечения продовольственной безопасности объем продовольствия (в соответствующих единицах).

Уровень продовольственной независимости (Ин), можно определять с помощью индекса, рассчитываемого по формуле:

, (2)

где Пс – объем продовольствия, производимого внутри страны,

По – общий объем потребляемого продовольствия.

Для количественной оценки доступности продовольствия предлагаем рассчитывать индекс (Ид) следующим образом:

(3)

где Nj1 – численность населения j-й социальной группы, потребляющей продовольствие выше среднего достигнутого уровня;

Nj2 – численность населения j-й социальной группы, потребляющей продовольствие ниже среднего достигнутого;

- средний объем потребленного продовольствия на душу населения в рублях;

Пj1 – объем продовольствия на душу населения той части j-й социальной группы, которая потребляет продовольствие выше среднего достигнутого уровня.

Индекс качества продукции (Ик) можно представить в следующем виде:

(4)

где Пэ – объем потребленного качественного продовольствия;

По – общий объем потребленного продовольствия.

Аккумулируя формулы (1)-(4), уровень продовольственной безопасности страны в самом обобщенном виде можно представить как произведение четырех вышеуказанных индексов:

, (5)

где Ипб – индекс продовольственной безопасности,

a, b, c, d – коэффициенты, показывающие степень влияния каждого фактора на обобщающий показатель. ().

Практическое использование (5) требует определения количественных значений коэффициентов а, b, c, d, что в принципе возможно на основе корреляционно-регрессионного анализа с использованием моделей, над описанием которых работа еще предстоит. При этом особое значение будет иметь исследование (5) на минимум - в целях определения критического значения Ипб, а также изучение влияния индекса продовольственной безопасности на социально-экономическую эффективность производства.

В самом общем виде расчет индексов продовольственной безопасности России на 2000 год можно представить следующим образом:

Индекс обеспеченности (Ио). Принимая фактический объем потребления продовольствия в сутки на душу населения около 2500 ккал при ставшем привычным для россиян в советские годы примерно 3250 ккал, можно определить индекс обеспеченности продовольствием на уровне

Ио= 2500 : 3250 = 0,77.

Индекс доступности продовольствия (Ид). Упрощая формулу (3) с учетом доступной нам статистической информации, примем во внимание, что при сумме доходов населения, использованных на питание в 2000 году, равной 1624,79 млрд. руб., при дефиците денежных доходов населения до прожиточного минимума 147,4 млрд. руб. В таком случае упрощенный расчет индекса доступности будет иметь вид: Ид = 1624,79/(1624,79+147,4)=0,92

Индекс продовольственной независимости (Ин). На питание в 2000 году было потрачено 57,8 % всех доходов населения, что составляет 1624,79 млрд. руб.( 60,177 млрд. долл), за вычетом НДС и налога с продаж - 47,759 млрд. долл., импорт продовольственной продукции в том же году составил 8,1 млрд. долл. В таком случае: Ин= (47,759-8,1):47,759=0,83

Индекс качества (Ик) можно рассчитать при условии, что известна доля некачественной продукции в импортном и отечественном продовольствии. В 2000 году доля некачественной продукции отечественного производства в общем объеме потребления составила 10%, в потребленной внутри страны импортной продукции – 30%. Пользуясь данными для расчета Ин, находим значение Ик: .

Таким образом, без учета степени влияния каждого фактора на результат значение индекса продовольственной безопасности для нашей страны в 2000 году составляло: Ипб =

Очевидно, что крайним выражением отсутствия продовольственной безопасности в стране является голод. В литературе часто отмечается два основных вида голода: абсолютный голод и хроническое недоедание. В сознании обывателя голод ассоциируется, как правило, только с одним из его проявлений – абсолютным голодом. Тем не менее, следует отмечать и другие его формы, которые для современного общества имеют гораздо большее значение. В этой связи заслуживает особого внимания определение одного из видов голода, данное Л.Н. Толстым:

В 1898 г., когда продовольственная ситуация в стране была сравнительно благополучной, Л.Н. Толстой отмечал: “Если под голодом разуметь недоедание, не такое от которого тотчас умирают люди, а такое, при котором люди живут, но живут плохо, преждевременно умирая, уродуясь, не плодясь и вырождаясь, то такой голод уже около 20 лет существует для большинства черноземного центра54”. С учетом этого, можно себе представить, как вынуждены были питаться россияне в истинно голодные 1891, 1897, 1901, 1906, 1911 годы: “...Вот большая деревня Ефремовского уезда (Тульская губерния). Из 70-ти дворов есть 10, которые кормятся еще своим. Остальные сейчас, через двор, уехали на лошадях побираться. Те, которые остались, едят хлеб с лебедой и с отрубями... Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба , то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют55”.

И все же это уже не те голода, которые массово выкашивали население. Даже апофеоз столыпинской реформы - голод 1911 г. - на фоне бедствия 1602-1603 гг, выглядит не столь трагично: “Население в 30 млн. человек (из общей численности свыше 160 млн.) пострадало в сильнейшей степени. Крестьяне за бесценок распродают наделы, скот и все, что только можно продавать. Продают девушек - возвращаются худшие времена рабства... Они пухнут от голода, едят лебеду.., болеют цингой и умирают в мучениях56.

Как видим, от голода в 1911 г. в наибольшей мере пострадало лишь 20 % населения, а как явление хроническое, на данном этапе решения продовольственной проблемы голод касается, видимо, не более 5-7 % россиян (многодетные вдовы, сироты, калеки в сельской местности, городское “дно”).

1918-1921 гг. - это период, когда голод поразил многие страны Европы, но в России он оказался более жестоким. Уже в 1918-1920 гг. в семьях рабочих приходилось в день на взрослого едока около 1800 калорий, в том числе в Петрограде 1600, в Москве - 2070,57 но в сельской местности в производящих губерниях еще сохранялся примерно дооктябрьский объем питания, в потребляющих он был ниже 1913 г. примерно на 20 %.

Однако в 1921 г. засуха настолько существенно подорвала продовольственный потенциал страны, что голод в сельской местности по масштабам и глубине оказался сопоставимым с массовым голодом 1891 г. И только для большей части городского населения его последствия не были столь же трагичными - благодаря налаженной системе карточного снабжения58 и бесплатному питанию детей до 16 летнего возраста, независимо от классовой принадлежности их родителей, введенному декретом Совнаркома еще в мае 1919 г.

Преодоление голода должно поставлять организму достаточную для жизнедеятельности энергию и снабжать его всеми веществами, необходимыми для поддержания биологического равновесия. Поэтому, если разница между получаемой и расходуемой энергией существенна, человек страдает от полуголодания, а если эта разница значительна, начинается абсолютное голодание59. Если же в пищевом рационе отсутствует или имеется в недостаточном количестве один или несколько важных химических элементов, организм страдает от частичного или структурного голода. Многие из этих пищевых недостаточностей, как называют такой частичный голод, внешне маловыразительны, хотя и расшатывают здоровье человека; некоторые проявляются открыто в виде характерных заболеваний. Развитие абсолютного голода обнаруживается в показателях заболеваний дистрофией и высокой смертности. Структурный голод демонстрирует себя дефицитом потребления определенных видов продовольствия, распространением специфических болезней и расстройств.

Для экономически развитых стран явление голода и недоедания в целом уже не характерно. Эти страны ныне производят и потребляют более 1/3 мирового продовольствия, хотя в них проживает менее 15% населения Земли. В большинстве этих стран средняя калорийность питания превышает 3000 ккал в сутки, а в некоторых — и 3500 ккал в сутки. Потребление белков также составляет примерно 100 г в сутки, причем, более 1/2 такой нормы приходится на белки животного происхождения.

В связи с этим в последнее время в литературе особое внимание обращается на то, что в мире все больше людей переедают, имеют лишнюю массу тела и в результате повышается их восприимчивость к болезням, понижается работоспособность и сокращается продолжительность жизни. Общее число переедающих оценивается в 600 млн. человек, в том числе только в США в эту категорию попадают 100 млн. человек, или около половины всех жителей страны в возрасте от 20 лет и старше. Та же проблема встала перед Великобританией и некоторыми другими европейскими странами.

Но это касается лишь небольшого числа высокоразвитых стран. По данным ФАО, в настоящее время голодают или хронически недоедают 25% всего населения земного шара, а достаточное количество витаминов и микроэлементов не получают примерно 40% всех жителей.

Если подходить к проблеме голода не с позиций только биосоциальных, а посредством экономических оценок, то можно ее рассматривать еще и под углом зрения воспроизводства рабочей силы. В таком случае голод – это тот уровень недопотребления продовольствия, который нарушает процесс воспроизводства населения, превращаясь в фактор сокращения рождаемости и роста смертности в социальных группах, обеспечивающих экономику рабочей силой.

Отметим еще одну, социально значимую особенность голодов, которую в свое время отметил Л. Н. Толстой: «… Хлеб с лебедой был в некоторых случаях не признаком бедствия, а приемом строгого мужика для того, чтоб меньше ели хлеба, - так же, как для этой же цели в изобильные года хозяйственный мужик никогда не даст теплого и даже мягкого хлеба, а все сухой. «Мука дорогая, а на этих пострелят разве наготовишься! Едят люди с лебедой, а мы что ж за господа такие!»60. При таком понимании голода становится ясной возможность его возникновения даже там, где при доходах, превышающих прожиточный минимум, состояние общественной нравственности и другие ориентиры понуждают экономить на питании, деторождении, непищевых факторах долголетия и т. п. ради престижной одежды, машины и т. д. Будем называть подобную ситуацию специфическим голоданием.

Скрытое голодание в цивилизованных странах приобрело катастрофические размеры по разным причинам. Назовем лишь несколько наиболее существенных: однообразие пищи; технические процессы, включающие очистку зерна и устранение всех других примесей, в ходе которых получаются очищенный рис, рафинированный сахар и белая мука, приводят к уменьшению содержания витаминов и минеральных солей в пище и делают ее потребителей уязвимыми со стороны специфического голода; в ходе эволюции человек потерял инстинктивную способность точно распознавать, в чем именно нуждается его организм для правильного функционирования.

Самый серьезный и широко распространенный вид специфического голодания – белковое голодание61. Специалисты считают, что при правильном питании половина потребляемых белков должна быть животного происхождения, а половина – растительного. Поскольку продукты питания, содержащие полноценные белки, повсеместно относятся к числу наиболее дорогих, подобное соотношение обеспечить трудно. Вследствие этого недостаточность белковых веществ в настоящее время широко распространена, что ведет к губительным последствиям.

Внешне частичное белковое голодание проявляется в сравнительно низком росте62. Одним из самых серьезных последствий является угрожающее падение сопротивляемости организма к заболеваниям вообще и заразным заболеваниям в особенности. Полное белковое голодание чаще всего сопровождается голодной водянкой, а в районах, где недостаток белков перерастает в острый голод, часто бывает, что совершенно истощенные люди начинают внезапно прибавлять в весе, у них начинают распухать лица и ноги. Это происходит в результате накопления воды в тканях, вызываемого недостатком белка.

Другой вид широко распространенного специфического голодания связан с недостаточным содержанием в пище некоторых минеральных веществ – минеральное голодание63. Человек может время от времени страдать от недостатка одного или всех минеральных элементов, образующих его ткани. Однако наиболее серьезные последствия влечет за собой хроническая недостаточность таких элементов, как кальций, железо, натрий и йод. Недостаток кальция, главной составляющей части скелета, проявляется в появлении рахита, размягчении костей, замедлении роста, разрушении зубов. Типичным симптомом недостатка железа в организме является малокровие (анемия), вызываемое недостатком гемоглобина. Падение содержания натрия в крови и выделяемых организмом жидкостях вызывает тяжелые формы истощения нервной системы и мускульного утомления. Одним из самых показательных примеров минерального голодания может служить йодистое голодание, которое приводит к появлению эндемического зоба и кретинизму. Карликовый рост, зоб, глухонемота, слабоумие – таковы наиболее распространенные проявления эндемического кретинизма, вызываемого недостатком в организме йода.

Из всех видов специфического голодания наиболее разнообразную, богатую различными оттенками и наиболее изученную группу составляют авитаминозы. К числу витаминов, отсутствие которых поражает большие массы людей, относятся витамины А, В1, В2, С, D и РР. Наибольшее количество витамина А содержат жиры животного происхождения. Недостаток витамина А – причина болезни «куриная слепота. Авитаминоз, вызываемый недостатком витамина В1, также проявляется в ряде заболеваний, известных с давних времен. Симптомы этого авитаминоза выражаются в повышенной нервозности, отсутствии аппетита, быстрой утомляемости, бессоннице и пр. Недостаток витамина В2 –рибофлавина выражается в наличии характерных трещин в углах губ, воспалении языка и покраснении глаз. Характерным проявлением острого недостатка витамина С является цынга. Болезнь, сопровождающаяся частыми кровотечениями и изъязвлением десен. Недостаток в пище витамина D проявляется в форме двух типичных авитаминозов – рахита и остеомаляции64.

Говоря о различных видах голода, важно проанализировать причины их появления. В наиболее общем виде их можно разбить на три группы: природного, социального и экономического свойства. К причинам природного свойства можно отнести климатические особенности той или иной местности, обуславливающие состав почв и, следовательно, наличие или отсутствие тех или иных необходимых человеку веществ в растениях, произрастающих на этих почвах. В данном случае речь идет о постоянном специфическом голодании, связанном с засухами, наводнениями и другими подобными факторами, вызывающими неурожаи.

Среди причин социального свойства - войны, избыточная алчность отдельных групп и слоев населения (взятки, вымогательство и т. п.), неадекватная социально-экономическая политика.

Причины экономического свойства, на наш взгляд, можно разделить на связанные с проблемой производства продовольствия и проблемой распределения продовольствия. Причем, следует отметить, что если на ранних этапах развития общества первостепенное значение имело производство продовольствия, то в настоящее время эпизодическое или хроническое недоедание в первую очередь является следствием социально и экономически нерационального распределения продовольственных ресурсов.

Что касается нашей страны, то на протяжении всего XIX и начала ХХ века голода повторялись регулярно и причины тому, как правило, были природные. Периодичность голодов в среднем составляла 5-6 лет. (Голодными были 1821, 1833, 1840, 1846, 1850, 1855; 1859; 1865; 1867; 1871; 1875; 1880; 1885; 1891; 1897, 1901, 1906, 1911 гг.).

Первая мировая война положила начало голодам, потрясавшим Россию реже, но более затяжным характер в силу причин социально-экономического свойства. Таковы голода 1916-1921, 1932-1933, 1946-1947гг. Обращает на себя внимание статистика: за 80 лет ХIX века Россия пережила 15 голодов, за 80 лет ХХ века – 6 голодов, в том числе за 73 года существования советской власти – 3 крупных голода, два из которых были связаны с долговременными войнами и разрухой (1918-1921, 1946-1947 гг), один – с неадекватной экономической политикой (1932-1933 гг).

В качестве основной предпосылки бедствия 1932-1933 гг. исследователи выделяют взятый в 1929 г. курс на ускоренную сплошную коллективизацию сельского хозяйства, сопровождавшийся грубым нарушением элементарных принципов кооперирования (добровольности и постепенности) при одновременном ужесточении государственных хлебозаготовок по ценам, в 8-10 раз ниже рыночных.

Характерный факт: в целях закупок за рубежом промышленного оборудования и ускорения индустриализации страны экспорт зерна продолжался даже в неурожайные 1931-1933 годы. Так, если в 1930 г. при сравнительно высоком урожае было вывезено за рубеж 48,4 млн. ц. зерна, то в 1931 - 51,8 млн. ц., и даже в 1932, в условиях начавшегося массового голода, - 1,8 млн. ц. Прекращение вывоза зерна в этом году могло бы спасти от голодной смерти сотни тысяч крестьян. Налицо исключительно социальные причины особой остроты данного голода.

Предпосылки двух других наиболее масштабных голодов, имевших место в России в прошлом столетии, - голода 1916-1922 гг. и голода 1946-1947 гг. – носят двойственный характер. Здесь переплетаются социальные и природные причины. Так, первый из этих голодов, с одной стороны, был усилен значительной по масштабам засухой 1920-1921 гг., охватившей большую территорию России (все Поволжье, весь бассейн реки Урал, часть среднего течения Дона, многие районы Южной Украины) Однако тяжесть неурожая и его последствий была обусловлена еще и тем, что он разразился в местах, разоренных гражданской войной, интервенцией. Здесь развертывались сражения, проходили линии фронтов, и непосредственное влияние военных действий не могло не сказаться. Не меньшим было и влияние общей экономической разрухи в результате семилетней войны. Нехватка рабочей силы, тягла, инвентаря, недостача семян и ухудшение их качества – все эти следствия разрухи ослабляли крестьянское хозяйство перед лицом стихийных бедствий.

Еще одной трагической страницей в истории нашей страны является разразившийся на фоне послевоенной разрухи голод 1946-1947 гг. Ситуация усугублялась тем, что 1945 и 1946 гг. оказались засушливыми. Если в досоветской России год считался голодным, когда на душу населения производилось менее 350 кг. зерна, то в 1946 г. собрали всего 240 кг на душу населения, против 270 кг в голодном 1921 г. Поэтому заслуживают пристального внимания меры со стороны правительства, которые позволили при таком дефиците зерна избежать многомиллионных потерь населения. В итоге даже на Украине, оказавшейся в центре продовольственного неблагополучия умерло от дистрофии (то есть непосредственно от голода) 46524 человека, что примерно в 45 раз меньше, чем в голодные 1932-1933 гг., когда производство зерна на душу населения в СССР превышало 400 кг.

Каковы же основные способы восстановления продовольственной безопасности? В масштабах страны первостепенная роль в ликвидации голодов отводится государству. Именно оно разрабатывает программы вывода страны из продовольственного кризиса, стратегию и тактику борьбы с голодом.

Возвращаясь к трем наиболее крупным голодам, потрясшим нашу страну в прошлом столетии, укажем на ряд мероприятий, которые использовались для локализации негативных последствий сложившейся ситуации. Прежде всего, это карточная система. Главной ее целью было, исходя из имевшихся в условиях экономической разрухи ресурсов, обеспечить минимальные потребности в продовольствии по доступным ценам для всех трудящихся. При этом основным принципом снабжения населения стал лозунг «кто не работает, тот не ест»65, что становилось стимулом экономического роста в качестве главного условия преодоления голода.

Недостаток продуктов питания в стране требовал изыскания таких форм распределения, которые обеспечивали бы наиболее экономное использование имевшихся ресурсов. Одной из таких форм являлось общественное питание, занявшее важное место в снабжении населения. Введение бесплатного общественного питания существенно улучшило положение трудящихся, частично натурализовав заработную плату, защититв ее от инфляции. Особенно следует отметить меры по защите от голода детей. Так в 1920 году бесплатное питание получали более 6 млн. детей66.

Что касается голода 1932-1933 гг., то здесь трудно выделить мероприятия, направленные непосредственно на его устранение. Правительство настолько было увлечено ускоренной индустриализацией, что фактически только усугубляло и без того крайне тяжелую обстановку в стране строгими директивами и требованиями сдать еще больше зерна государству.

Совсем иная ситуация прослеживается в период голода 1946-1947 гг. Безусловно, жесткость административных мер, использованных правительством, не может сегодня не потрясать. В частности имеются документальные подтверждения тому, что люди осуждались на длительный срок за кражи колосьев или гороха массой в несколько килограммов67. Тем не менее, полный контроль со стороны государства как за распределением продовольствия, так и за состоянием здоровья людей, оказавшихся в голодающих районах (документально фиксировался буквально каждый случай заболевания дистрофией и излечения этой болезни), дал свои положительные результаты. Голод удалось локализовать и устранить намного быстрее, и с многократно меньшими потерями, чем в30-ые годы, несмотря на трудное международное положение.

США даже готовились к атомным бомбардировкам СССР, который должен был рассчитывать только на собственные силы. Поэтому и решение продовольственных проблем того периода осуществлялось в расчете на собственные ресурсы.

Но это специфика определенного этапа развития нашей страны. В принципе же продовольственная безопасность не обязательно должна обеспечиваться только за счет собственных ресурсов. Тем более для таких стран как, например Япония, это вообще невозможно вследствие низкой обеспеченности пригодными для сельскохозяйственного производства землями. Поэтому далеко не всегда низкий уровень обеспеченности собственным продовольствием является признаком потери продовольственной безопасности, при - наличии устойчивых агрохозяйственных связей между странами.

Учитывая исторический опыт восстановления продовольственной безопасности, поставим вопрос: что в этой связи необходимо предпринять в современных условиях РФ, когда по всем четырем позициям (необходимый объем продовольствия, уровень продовольственной независимости, доступность продовольствия для всех слоев населения, безопасность продовольствия с точки зрения его качества) ситуация неудовлетворительна, и при этом для 10% населения необходимо решать задачи первого, для 20% - второго, для 50% - третьего, для остальных – четвертого и пятого этапов решения продовольственной проблемы?

Прежде всего, что необходимо предпринять, чтобы возможно быстрее остановить дальнейшее углубление продовольственного кризиса, а затем не только восстановить докризисный объем потребления, но и подготовить условия его дальнейшего совершенствования - решением задач четвертого, пятого и шестого этапа обеспечения населения продуктами питания?

В рекомендациях международной конференции «Продовольственная безопасность России» (2002 год) по этому поводу отмечалось, что ключевой проблемой повышения уровня продовольственной безопасности является стабилизация аграрного производства и дальнейшее его развитие, изменение его структуры в соответствии с рыночным спросом, повышение качества продукции АПК. Решение этих взаимосвязанных задач может быть обеспечено сочетанием системы государственных мер с использованием внутренних резервов отраслей, предприятий и хозяйств агропромышленного комплекса - на основе их адаптации к рыночным условиям хозяйствования. Для этого предложено:

В специфических условиях России это требует возможно быстрее остановить дальнейшее углубление продовольственного кризиса, а затем не только восстановить докризисный объем потребления, но и подготовить условия его дальнейшего совершенствования - до решения задач четвертого, пятого и шестого этапа обеспечения населения продуктами питания.

Наиболее очевидное решение - начинать нужно с восстановления материально-технической базы села, с создания условий, обеспечивающих производителей продовольствия необходимыми средствами производства: машинами и оборудованием, горючим и топливом, удобрениями, средствами защиты урожая и т.д. Столь же очевидно, что для этого вовсе не обязательно восстанавливать докризисные объемы и структуру материально-технических ресурсов.

Во-первых, потому что последние советские годы отличались исключительно высокой материалоемкостью производства АПК - значительным перерасходом кормов, неэффективным использованием тракторов и комбайнов, большими потерями продукции между полем и прилавком. Во многом это было связано с отсутствием должных стимулов бережного отношения к материальным ресурсам и к технико-технологичекому прогрессу, - ввиду игнорирования созидательного потенциала таких сторон рыночных отношений, как ориентированная на издержки гибкость цен, систем оплаты труда, конкурсность в подборе кадров и т.п. Следовательно, ныне имеется возможность учесть этот негативный опыт, решать проблему вывода страны из продовольственного кризиса, опираясь на малозатратные системы ведения хозяйства. В том числе такие, которые предусматривают внедрение адаптивных технологий, маневра структурой и размещение производства, использование эффекта прямых хозяйственных связей, концентрацию ресурсов в предприятиях с лучшими показателями ресурсоотдачи, материальное стимулирование высшей производительности труда и меньшей материалоемкости.

Во-вторых, обеспечение продовольственной безопасности и последующий прогресс в решении продовольственной проблемы вовсе не требует полного восстановления той структуры продовольственного фонда, которая сложилась в докризисный период и была существенно утяжелена субъективистскими извращениями планового ведения хозяйства. Так, например, нет нужды в восстановлении производства сливочного масла на уровне 5,6 кг на душу населения в год - механизм цен должен стимулировать потребление больших объемов растительного масла, издержки производства которого примерно в 15 раз ниже. Аналогично можно значительно снизить потребности в ресурсах для производства мяса - повышением удельного веса более дешевого мяса птицы. Нет нужды в том, чтобы капиталоемкое молочное скотоводство развивалось повсеместно - оно должно концентрироваться там, где можно рассчитывать на устойчивое получение дешевых зеленых и сочных кормов и минимальные затраты по транспортировке молока. Практически это означает, что скажем, снабжение Москвы цельномолочной продукцией должно осуществляться только за счет близлежащих областей, но никак не таких, как засушливая Воронежская область, отдаленная Белгородская область, и т.д.

Причем, заметим: все эти подвижки в структуре производства не только позволят сократить расходы на восстановление продовольственного потенциала страны, но и в известной мере улучшат потребительские достоинства продуктов питания; приблизят структуру питания россиян к показателям наиболее развитых стран мира. В частности, к показателям США, где потребление растительного масла примерно в 10 раз превышает потребление масла сливочного, доля мяса птицы в общем объеме его потребления - свыше 40%, а г. Нью-Йорк обеспечивается молоком, производимым в пределах одноименного штата.

Определяя потребность в ресурсах для восстановления продовольственного комплекса России, нельзя принимать за основу показатели ресурсоемкости производства в условиях кризиса. Они должны быть значительно ниже, поскольку кризис 90-х годов привел к существенному недоиспользованию наличных производственных мощностей, а потому к увеличению постоянных издержек (амортизация, общехозяйственные расходы и т.п.) в себестоимости продукции. За счет этих постоянных издержек можно ожидать заметное снижение капиталоемкости прироста производства продовольствия.

Важнейшим фактором экономии инвестиционных издержек продовольственного комплекса должно стать наведение элементарного порядка в его социальной структуре - путем преодоления противоречий, порожденных приватизацией предприятий, призванных обслуживать производителя сельскохозяйственного сырья. Приватизация превратила многие из этих предприятий в локальных монополистов сферы финансового, коммерческого, технического обслуживания, хранения, переработки и транспортировки продукции, и тем самым предопределила, с одной стороны, излишние затраты в создание капиталоемких маломощных мелких перерабатывающих и т.п. предприятий. С другой стороны, поставив частноэгоистический интерес выше народнохозяйственного, приватизация стала причиной финансовой недееспособности большей части производителей, а потому и развала их материально-технической базы.

В таком случае рациональное решение должно состоять в том, чтобы перевести частную собственность из разряда «священных коров» в разряд народных кормилиц (наряду с государственной и кооперативной собственностью), а потому не стесняться отправлять ее на бойню, если обнаруживается, что потребляя много кормов, она дает мало конечной продукции. Для этого вовсе не обязательно идти на национализацию неэффективно функционирующих частных предприятий и банков. Можно использовать иные способы государственного регулирования их деятельности. Например, акционирование просроченной задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами, с последующей передачей акций в траст производителям продовольствия. Возможна натурализация финансовых обязательств - в форме услуг хранения, переработки, транспортировки продукции. Возможно квотирование неиспользуемых мощностей, лимитирование избытка процентов за кредит над процентом по вкладам, и т.д.

В любом случае речь должна идти о восстановлении управляемости продовольственным комплексом страны, включая не только все звенья его отечественной составляющей, но и управление внешнеторговым оборотом. Соответственно должна налаживаться стройная система учета, анализа, индикативного планирования хозяйственной деятельности предприятий данного комплекса, регулирования финансовых и товарных потоков, контроля рационального использования продовольственных ресурсов - в соответствии с требованиями законов продовольственного баланса.

В восстановлении управляемости продовольственным комплексом страны особая роль принадлежит государству.

По отношению к сельскому хозяйству государство должно проводить протекционистскую политику. Ее необходимость определяется менее благоприятными, по сравнению с другими странами - конкурентами на продовольственном рынке, природными условиями большинства регионов России, потребностями защиты от ценового диктата естественных монополий и других монополизированных ресурсопроизводящих отраслей, финансирования капиталовложений для преодоления технического и технологического отставания отраслей АПК от развитых зарубежных стран, обеспечения программ сохранения продуктивности почв, лесов, водоемов.

Наряду с этим, необходимо всемерное и целенаправленное использование внутренних резервов повышения эффективности вложений в отрасли агропромышленного комплекса, рациональное сочетание крупного, среднего и мелкого производства, повышение мотивации труда путем поощрения развития наиболее целесообразных форм хозяйствования и интеграции, защиты интересов производителей и потребителей продовольствия.

Сезонность поступления сельскохозяйственной продукции и, соответственно, доходов от ее реализации требует выделения отраслям АПК на льготных условиях краткосрочных и долгосрочных кредитов.

В качестве основной формы государственной поддержки АПК должны получить широкое распространение федеральные и региональные целевые программы, стимулирующие товарное производство тех видов продукции, которые необходимы для насыщения продовольственного рынка и достаточно конкурентоспособны.

Повышение устойчивости продовольственного обеспечения потребует государственного регулирования рынков продовольственных товаров. Это позволит при возникновении по различным причинам дефицита отдельных видов продовольствия и повышения на них цен осуществлять товарные интервенции. Цены закупок и объемы интервенций должны определяться с учетом ситуации на рынке. Так, при падении цен до уровня, не обеспечивающего минимально необходимую доходность сельских товаропроизводителей, должны применяться гарантированные (защитные) цены.

Для повышения устойчивости финансового положения товаропроизводителей следует осуществлять обеспечиваемый государством залог сельскохозяйственной продукции, заключение форвардных и фьючерсных контрактов. Улучшение движения товаров от производителей к потребителям требует создания эффективной рыночной инфраструктуры.

Условием совершенствования питания населения должен стать рост реальных доходов при опережающем увеличении минимальной заработной платы, стипендий, пенсий и других социальных выплат. Предстоит воссоздать систему государственных гарантий продовольственного обеспечения категорий населения с низкими доходами, систему целевой продовольственной помощи.

Продовольственная безопасность, являясь общей задачей для страны и ее регионов, реализуется с помощью региональной политики в продовольственной сфере. Она определяется прежде всего сложившимся делением российских регионов на производящие (вывозящие), самообеспечиваемые и потребляющие (ввозящие). Но выделять региональную продовольственную безопасность как самостоятельную категорию, как предлагают некоторые ученые, нецелесообразно.

Весьма перспективно установление долговременных продовольственных связей между производящими и потребляющими регионами. Их действенной формой может стать привлечение средств ввозящих регионов для инвестиций в агропромышленные комплексы регионов-поставщиков продукции АПК.


Учебное пособие
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


5.3. Продовольственная безопасность и способы ее обеспечения
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации