Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории - файл n1.docx

приобрести
Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории
скачать (658.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx659kb.08.07.2012 00:59скачать

n1.docx

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

5.2. Этапы решения продовольственной проблемы



В последовательном решении продовольственной проблемы можно выделить шесть этапов.

Первый этап предполагает вывод общества либо отдельных его социальных групп из состояния хронического голода (долговременного недоедания) на уровень, обеспечивающий физиологический минимум потребления продовольствия в среднем за продолжительный период – примерно 1750 - 2300 ккал в сутки на душу всем группам населения.

Столь значительный интервал указанных в качестве физиологического минимума потребностей предопределяется как природными, так и социально-экономическими различиями в условиях питания: структура продовольственного фонда, способы обработки и хранения пищевого сырья, технологии приготовления пищи, удельный вес потребителей различных возрастов, доля занятых физическим и умственным трудом, и др.

На уровень физиологического минимума оказывают свое влияние отношения между отдельными социальными группами: в одних случаях это взаимная поддержка, позволяющая эффективней использовать исходное сырье, в других - взаимное отчуждение, ведущее к уничтожению части наличных ресурсов продовольствия в войнах, в издержках хранения и т.п. Наконец, может сказаться активная роль в регулировании общественных отношений государства, церкви, идей, которые, как известно, становятся материальной силой, когда они овладевают массами.

Уже из этого ясно, что реализация основных задач первого этапа решения продовольственной проблемы не может быть ограничена развитием производительных сил до уровня, обеспечивающего создание продовольственного фонда в размере физиологического минимума потребностей всех членов общества. Там, где отдельные социальные группы способны присвоить относительно большую часть продовольственных ресурсов, для вывода из состояния хронического голода остальных социальных групп, необходимо либо достигнуть значительно больших объемов общественного производства, либо перераспределять продовольственные ресурсы - в форме помощи бедным, нормированием потребления и иными способами реализации “уравниловки1”.

И мировая и российская история дают на этот счет богатый фактологический материал. Так, освященные религией посты, достигавшие в России 100 дней в году, позволяли минимизировать физиологический ущерб от суммарного дефицита продовольствия. Запасы продовольствия, накапливавшиеся в монастырях и в боярских житницах, во многих случаях сглаживали бедствия от неурожаев для крестьян и холопов - либо в счет их будущих повинностей, либо через разбой и бунты.

Последнее вынуждало государство принимать со своей стороны определенные меры по регулированию распределения продовольствия. Так, во время жесточайшего голода 1601-1603 гг. Борис Годунов “велел раздавать в Москве ежедневно деньги бедным.., хлеб продавали за половинную цену; бедным, вдовам, сиротам и особенно немцам отпущено было большое количество хлеба даром43”.

Когда ситуация была не столь тревожной, во время голода 1649 г., царь Алексей Михайлович выразил заботу о нуждах своего бедствующего народа рекомендацией - больше молиться и поститься. А вот Петр I действовал, как сегодня сказали бы, по-большевистски: начал принудительно создавать “запасные магазины, дабы в неурожайные годы народ голоду не терпел”. В 1716 г. он запретил экспорт хлеба, а в связи с неурожаем 1722-1723 гг. ввел беспошлинный импорт и выдачу зерна в долг - на пропитание и посев. Судя по динамике численности населения России с послепетровких времен, можно предполагать, что примерно к этому периоду следовало бы относить реализацию основных задач первого этапа решения продовольственной проблемы для большей части россиян.

Это вовсе не означает, что в последующие годы Россия избавилась от голодовок. Нет. Практически каждому существенному неурожаю по-прежнему сопутствовали голода. Но они уже не были столь массовыми, долговременными и трагичными по своим демографическим последствиям, поскольку были созданы материальные предпосылки прогрессивных подвижек в технике и технологии производства продовольствия, в увеличении ассортимента продуктов питания, в улучшении размещения производства продовольствия и в развитии товарооборота. В том числе благодаря расширению границ государства, увеличению межрегиональной и внешней торговли, а значит, за счет реализации эффекта асинхронных колебаний условий формирования продовольственных ресурсов на различных территориях.

Тем не менее, растущий потенциал продовольственного комплекса России не мог в полной мере служить благополучию всех социальных групп ее населения. Алчность господствующих классов не только полнила излишествами их обеденные столы,44 но и сбрасывала за рубеж все большую часть отечественных продуктов питания, удерживая потребление трудящихся семей в рамках, близких к физиологическому минимуму.

На фоне таких объективных реалий можно лишь удивляться публикациям последних десятилетий, в которых рисуются картины сказочного продовольственного благополучия в дооктябрьской России. Это и потолочные данные первого премьера Российской Федерации - И.С.Силаева, утверждавшего, что русское производство главных видов зерновых хлебов в 1906-1911 гг. превышало на 28% суммарное их производство в Аргентине, Канаде и Америке (в действительности эти три страны собирали в указанный период 106 млн. т. зерна, против 72,5 млн. т. в России). И легкомысленные ссылки на объемы продовольственного экспорта, игнорируя практическую реализацию принципа С.Ю.Витте: “недоедим, но вывезем”. И наконец, это просто неграмотная оценка некоторых источников статистической информации, позволившая утверждать, якобы потребление мяса на душу населения в 1913 г. в российских городах превышало показатели США, в том числе в Воронеже достигало 144 кг, в Сибири - 186 кг (С учетом постов, это должно было составить 0.7 кг в день на душу, включая нищих, вегетарианцев, стариков и младенцев).

С началом первой мировой войны продовольственная ситуация в России начала ухудшаться, несмотря на в целом благоприятные погодные условия урожая в 1915 и 1916 гг. Значительно выросли цены на продовольствие, поскольку сократились валовые сборы зерна и картофеля, поголовье рабочего и продуктивного скота, не принималось должных мер для борьбы со спекуляцией. Из-за ухудшавшейся работы транспорта сократился подвоз продовольствия в города.45 В 1917 г. Временное правительство было вынуждено ввести карточную систему распределения продуктов питания, но не смогло ее должным образом организационно поддержать подавлением своекорыстия поставщиков, хотя и попыталось организовать продразверстку (реквизиции).46 Угроза голода нарастала, и лишь с началом становления власти Советов положение начало выправляться.

Так, после принятия декрета Совнаркома (27 октября 1917 г.) о продовольственном снабжении городов, нацеленного на развитие широкой самодеятельности масс в учете и распределении продовольствия, поступление продуктов питания в Петроград за месяц возросло почти в 2.5 раза. При этом главной формой приобретения продовольственных ресурсов был товарообмен.47 Лишь когда костлявая рука иностранной интервенции и пожар гражданской войны довели основные промышленные центры до жесточайшего голода, свободно рыночный оборот продовольствия с мая 1918 г. стал вытесняться сначала государственной монополией на торговлю хлебом, а позднее - продразверсткой.

В годы НЭПа, к 1928 г. удалось не только восстановить, но и значительно превысить потребление трудящимися основных видов продуктов питания дооктябрьского периода (например, в рабочих семьях с 2185 до 2543 ккал в сутки). Причем, во многом этому содействовало, с одной стороны, достижение рекордных для России показателей производства сельскохозяйственной продукции на душу населения (табл. 38), а с другой - радикальное сокращение дифференциации объемов потребления между социальными группами общества.

Таблица 38

Производство сельскохозяйственной продукции

на душу населения в России (СССР) в 1909-2002 гг., кг

Годы

Зерно

Карто-фель

Сахарная свекла

Мясо

Молоко

Яйцо,

шт.

1909-1903

450

192

63

30

181

71

1917

382

х

х

31

168

66

1924-1928

474

280

54

29

200

63

1932-1934

435

270

54

15

128

25

1936-1940

455

290

100

23

155

56

1946-1950

375

470

78

20

187

44

1951-1955

470

370

127

31

201

85

1966-1970

870

400

344

49

340

151

1986-1988

740

270

307

67

374

296

1996-1998

504

248

104

33

239

217

1999-2002

504

231




30

224

234


Если бы сохранялись и далее тенденции развития продовольственного комплекса страны, как они определились в период НЭПа, можно было бы считать, что к началу 30-ых годов СССР в основном справился с задачами второго этапа решения продовольственной проблемы, предполагающего создание социально-экономических условий, исключающих эпизодические голодовки, обеспечивающих устойчивое питание на уровне не ниже физиологического минимума в самые неблагоприятные годы. Однако этого не случилось.

Дело в том, что ввиду сокращения дифференциации доходов населения, при средних доходах уже превышавших дореволюционный уровень, у большей части крестьян появилась возможность существенно изменить структуру питания - в направлении, обеспечивающем повышение удельного веса продуктов животноводства. Это не могло не привести к снижению товарности зернопроизводства. А поскольку одновременно потребность в товарной продукции возрастала как для удовлетворения нужд растущего городского населения, так и особенно - для обмена за рубежом на средства производства в связи с индустриализацией, то из соображений сиюминутной целесообразности был принят курс на ускоренную коллективизацию сельскохозяйственного производства, без предварительного создания надлежащих материальных и организационных предпосылок.

В итоге тяжелейший удар понесло животноводство. Так, в современных границах РФ в 1928-1933 гг. поголовье КРС сократилось на 16.2 млн. гол, в т.ч. коров на 6.6 млн., свиней в 2.2 раза, овец и коз в 2.5 раза. И хотя в земледелии спад производства был сравнительно небольшим (валовой сбор зерна на душу населения в 1932 г. составил почти 480 кг - уровень 1909-1913 гг.), но страна вновь пережила голод.

Лишь спустя несколько лет начали сказываться позитивные следствия индустриализации и коллективизации. Массовые поставки техники48 позволили, путем ее концентрации в МТС, не только облегчить труд селян, но и расширить посевную площадь, повысить урожайность. К 1941 г. страна, как и в 1929 г., снова практически приблизилась к завершению задач второго этапа решения продовольственной проблемы, но в результате немецко-фашистского нашествия вновь оказалась в состоянии долговременного массового недоедания и даже голода - до уборки урожая 1947 г.

Поскольку в 1945-1947 годы производство зерна на душу населения было примерно на четверть ниже, чем в 1917-1921 гг., а масштабы голода оказались заметно меньшими, это можно рассматривать как конкретное подтверждение лучшей организации продовольственного дела в экстремальных условиях. В дальнейшем, уже примерно к середине 50-ых удалось обеспечить минимально достаточное питание практически всего населения и подготовить необходимые предпосылки преодоления угрозы не только хронических, но и эпизодических голодов. Этому содействовало значительное укрепление материально-технической базы АПК, создание крупной резервной базы товарного зернопроизводства на целинных землях, общее увеличение объемов производства сельскохозяйственной продукции в послевоенное десятилетие - среднегодовым темпом 6.4 % .

Еще примерно через 15 лет, сохраняя относительно высокие темпы роста производства продовольствия и реализуя курс на его доступность для всех социальных групп, СССР практически реализовал основную задачу третьего этапа решения продовольственной проблемы - обильного питания, заметно превышающего физиологический минимум потребностей даже в неблагоприятные годы. Подтверждением тому можно считать ситуацию 1971-1975 гг.. когда сельское хозяйство страны столкнулось с долговременно неблагоприятными погодными условиями: из пяти лет четырежды отмечалось падение урожайности, причем, в 1972 и 1975 гг засуха была особенно жестокой. Тем не менее, удалось удержать потребление на заметно более высоком уровне, чем в рекордном для дооктябрьского периода 1913 г. (табл. 39).

Таблица 39

Потребление на душу населения в России, кг

Продукты

1913 г

1970 г.

1972 г.

1973 г.

1974 г.

1975 г.

Мясо и сало

29

48

51

53

55

57

Молочные продукты

154

307

296

307

315

316

Яйца, шт.

48

159

185

195

205

216

Рыбопродукты

6.7

15.4

15.1

16.1

16.5

16.8

Сахар

8.1

38.8

38.8

40.8

41

40.9

Масло растительное

Х

6.8

6.9

7.3

7.9

7.6

Картофель

114

130

121

124

121

120

Овощи и бахчевые

40

82

80

85

87

89

Хлебные продукты

200

149

145

143

142

141


Такая устойчивость обильного продовольственного обеспечения была достигнута не только за счет существенных подвижек в развитии АПК, но и благодаря общему прогрессу национальной экономики. В том числе благодаря накоплению мощных финансовых резервов, которые позволили пополнять продовольственные ресурсы за счет импорта.

В 60-ые - 70-ые годы продолжался рост объемов питания, но особо нужно отметить совершенствование его структуры: существенное повышение удельного веса продуктов животноводства, овощеводства и садоводства. Это уже были задачи четвертого этапа решения продовольственной проблемы, предполагающего достижение не только обильного (в 1990 г около 3400 ккал в сутки на душу населения), но и сбалансированного по основным элементам (белок, витамины, микроэлементы) питания в течение всего года.

Решение задач данного этапа в специфических условиях России было связано с особыми трудностями природного свойства. Короткий вегетационный период не позволял обеспечить круглогодовые поставки на потребительский рынок свежих овощей и фруктов отечественного производства. Организация их зимнего хранения требовала значительных дополнительных издержек, а импорт был затруднен ввиду ограниченных возможностей их доставки потребителям дешевым морским транспортом. Не намного лучше была ситуация и с наращиванием производства в животноводстве. Особенно в молочном скотоводстве, требующем в северных широтах больших затрат на утепление помещений, создание условий полноценного кормления скота в продолжительный зимний период.

Все это, а также необходимость осуществить значительные затраты в развитие социальной инфраструктуры АПК предопределили долговременность в реализации задач четвертого этапа решения продовольственной проблемы. Тем не менее, расчеты показывают, что при сохранении инвестиций в агрокомплекс на уровне 70-ых годов Россия вполне могла началу 20 века обеспечить своему населению сбалансированное обильное питание на уровне наиболее развитых стран мира, и приступить к осуществлению программ пятого этапа - достижению не только обильного и сбалансированного, но и экологически чистого питания.

Однако история распорядилась иначе. Уже в 80-ые годы в связи с негативными деформациями в системе экономического базиса и настройки, выразившимися в развитии таких патологий, как экономический бюрократизм и связанная с ним бесхозность, уравниловка и иждивенчество, диспропорциональность и т.п. - замедлились темпы увеличения производства отечественного продовольствия. Одновременно, в связи с падением цен на нефть, осложнились проблемы импорта, и в целом на продовольственном рынке ситуация ухудшилась. Тем более, что параллельно сохранялся рост покупательной способности населения и приоритетности поставок продовольствия в столичные центры, а также привилегированным категориям покупателей. В итоге для многих социальных групп в провинции (особенно для интеллигенции) условия питания начали ухудшаться.

Радикальный сдвиг к дальнейшему снижению потребления продовольствия связан с началом так называемых “рыночных реформ”. С одной стороны, либерализация внешней торговли заметно расширила ассортимент деликатесной продукции, а с другой, благодаря “демократизации” цен удалось довольно быстро объяснить населению, что продукты животноводства - это привилегия более обеспеченных граждан. Удел остальных - удовлетворение потребностей в продовольствии по преимуществу за счет продуктов растениеводства. Причем, в относительно большей мере тех, которые могут быть произведены ручным трудом, без затрат на подорожавшие технику, горючее и т.п. (картофель, овощи, ягоды).

Так Россия, еще недавно входившая в небольшую группу элитных стран, преодолевших рубежи третьего этапа решения продовольственной проблемы и уже находившаяся примерно в 15 годах от достижения всеобщего не только обильного, но и сбалансированного питания, - всего за 10 лет сделала несколько решительных шагов назад, и по потреблению важнейших видов продовольствия на душу населения опустилась ниже уровня 1970 года (табл. 40).

Но это только часть продовольственной трагедии, переживаемой Россией в постсоветские годы. Реальный трагизм ситуации намного серьезней по трем причинам. Во-первых, в отличие от 1970 года, в 2000 году значительная часть потребленного продовольствия поступила на рынок за счет импорта, тогда как по обеспеченности отечественными ресурсами продуктов питания страна опустилась на уровень 1955 г. по молоку, оказалась ниже 1913 г. по производству зерна и мяса, ниже 1922 г. по картофелю, и т.д.

Таблица 40

Потребление продуктов питания в России

на душу населения в год, кг

Продукты

1970 г.

1990 г.

2002 г.

Мясо и сало

50

70

50

Рыбопродукты

18,6

15

10

Молокопродукты

331

378

229

Сахар

41,7

32

36

Растительное масло

7,1

7

10,6

Яйцо, шт.

182

231

245

Хлебные продукты

144

97

122

Картофель

139

94

122

Овощи и бахчевые

82

85

91

Фрукты

36

37

28


Во-вторых, в отличие от 1970 г., в 2002 году материально-техническая база АПК вошла в состояние ускоренной деградации. Радикально подорвано и финансовое положение производителей продовольствия, что предопределяет дальнейшее углубление продовольственного кризиса, удлиняет сроки его преодоления.

В-третьих, в отличие от 1970 г., когда дифференциация потребления была сравнительно небольшой, к концу 2002 г. свыше 30 млн. россиян практически утратили возможность доступа даже к физиологическому минимуму удовлетворения потребности в продуктах питания, поскольку их денежные доходы были ниже нищенского официального прожиточного минимума. Для этой части населения свершился переход с ранее достигнутого третьего этапа решения продовольственной проблемы - на первый этап, для некоторых даже в условия хронического голодания.

Столь значительное ухудшение питания значительной части населения в условиях, когда совокупные ресурсы продовольствия позволяли его поддерживать в рамках второго этапа решения продовольственной проблемы, предопределено самой сущностью “шокотерапевтических” рыночных реформ, нацеленных на существенное падение покупательной способности той части населения, доходы которой формируются за счет зарплаты и пенсий. Численно конкретно об этом свидетельствуют данные таблицы 41.

Таблица 41

Можно было приобрести в месяц, кг

Продукты

На среднюю зарплату

На среднюю пенсию




в 1960 г.

в 1990 г

в 2000 г.49

в 1990 г.

В 2000 г.1

Хлеб

408

974

220

324

68

Сахар

85

343

181

114

57

Масло растительное

52

177

94

59

29

Молоко

400

1258

302

416

93

Сыр

42

107

27

36

8

Мясо

70

131

39

43

12

Рыба свежая

120

286

73

95

22

Яйцо, шт.

1060

3170

1648

1057

507


Если учесть, что в связи с безработицей и региональными различиями как в оплате труда, так и в расчетах по пенсиям, падение покупательной способности для многих социальных групп в РФ оказалось еще более значительным, чем то выражено в таблице, то причина возврата на российскую землю массового недоедания в постсоветский период становится очевидной: дело, оказывается не только в том, что основательно уменьшились ресурсы продовольствия, но и в том, что к сократившемуся по своим размерам “пирогу” неограниченный доступ получила сравнительно немногочисленная элитная часть населения.

Причем, для этого созданы финансовые и организационные предпосылки. В финансовом отношении - это такое распределение доходов, которое в частности, позволило 1.7 млн. москвичей располагать большими денежными доходами, чем 60 млн. менее обеспеченных граждан. В организационном плане - это возможность практически свободного вздувания цен на продовольствие до уровня, выталкивающего с потребительского рынка все более значительную часть быстро нищающего населения.

В конечном счете, сложилась ситуация, при которой параллельно общему регрессу в решении продовольственной проблемы достигнут заметный прогресс для привилегированных социальных групп. Некоторые из них оказались на четвертом этапе решения продовольственной проблемы, т.е. обеспечили себе устойчиво обильное и сбалансированное во все сезоны года питание, а некоторые успешно решают даже задачи пятого этапа, предполагающего не только сбалансированное обильное, но и экологически чистое питание.

Значительная дифференциация населения по уровню решения продовольственной проблемы - явление типичное не только для постсоветской России. Даже в наиболее развитых капиталистических странах дифференциация населения по возможностям питания (хотя и не столь существенная, как в России конца 90-х гг.) отмечается повсеместно. Ситуацию в РФ отличает лишь три момента. Во-первых, крайняя незначительность числа тех, кто питается на уровне пятого этапа; немногочисленность имеющих возможность обеспечить себе возможность питаться на уровне четвертого этапа, - при возрастающем преобладании очень скромно питающихся, недопотребляющих и хронически голодающих. Во-вторых, в России резко сократились общие ресурсы продовольственного фонда. В-третьих, нарастает деградация структуры продовольственных ресурсов, ввиду снижения доли отечественных продуктов питания и повышения удельного веса менее качественного зарубежного продовольствия.

Сопоставляя динамику решения продовольственной проблемы в России и в Западных странах, следует отметить, что даже в докризисный период наша страна отставала по ресурсам продовольствия (в расчете на душу населения) от многих стран Европы, США и Канады. Одна из причин этого - неблагоприятные климатические условия производства сельскохозяйственного сырья: северная граница земледелия в Канаде - примерно на широте Воронежа и Оренбурга; в близких к теплому дыханию Гольфстрима земледельческих районах Швеции и Великобритании температуры и осадки несопоставимы с российским Поволжьем, Уралом и Сибирью. Но главное даже не это, а исторически сложившееся отставание.

Так, по оценке Ф.А. Щербины50 в 1900 г. душевой расход на питание крестьян в европейской России был в 2.5 раза ниже, чем в Германии, в 3 раза ниже Великобритании, в 4.8 раз меньше, чем во франкоязычной Канаде. Таковым было отставание по общей ценности потребляемого в течение года продовольствия. Что же касается структуры питания, то на этот счет имеются официальные данные государственной статистики (табл. 42).

Как видим, в целом эти данные подтверждают оценки Ф.А.Щербины в том, что касается ситуации на начало XX века. Тем более, если учесть, что питание крестьян европейской России в дооктябрьский период заметно уступало средним показателям потребления по стране.51 Однако материалы таблицы позволяют сделать еще один важный вывод. Оказывается, что в начале века, когда Россия находилась лишь на первом этапе решения продовольственной проблемы, США уже преодолели рубежи третьего этапа и решали задачи четвертого этапа, с показателями примерно такими, каких наша страна достигла только к 1990 г. Причем, достигла при значительных объемах импорта продовольствия.

Таблица 42

Потребление на душу населения, кг

Продукты

США

1908 г.

Россия

1913 г.

Россия (СССР) к показателям США 1908 года(%)

1913 г.

1946 г.

1990 г.

Мясо

80

29

36

24

87

Молоко и молокопродукты

322

154

48

45

117

Яйца, шт.

270

48

18

9

86

Сахар

18

8

44

16

178

Картофель

96

114

119

167

98

Во многом отставание от США в решении продовольственной проблемы более чем на 80 лет связано не только с историческим наследием, доставшимся советской России в 1917 году. Сказались и существенные ошибки в аграрной политике СССР в начале 30-х годов, в конце 70-х и в 80-е годы. Но в качестве главного исторически значимого фактора отставания нужно признать разрушения, нанесенные нашей экономике в годы второй мировой войны - она отбросила потребление россиян на уровень более чем пятидесятилетней давности.

Поэтому сопоставления динамики продовольственного комплекса России с зарубежными государствами следует считать более корректными, если они выполняются за послевоенный период и начинаются с сопоставлений в части отечественных ресурсов продовольствия (табл.43).

Таблица 43

Производство в России (СССР) на душу населения

в % к показателям зарубежных стран.

Продукты по периодам

США

ФРГ

Великоб-ритания

Франция

Зерно 1946 г.

23

184

166

78

1987 г.

65

183

185

76

Молоко 1946 г.

42

106

95

63

1987 г.

138

88

135

60

Мясо 1946 г.

20

105

95

54

1987 г.

56

68

105

61

Яйцо 1946 г.

7

41

23

20

1987 г.

96

124

118

102


Сопоставляя показатели 1946-1987 гг. несложно придти к выводу, что темпы роста производства зерна и молока в СССР на душу населения были примерно на уровне Франции и ФРГ и значительно выше, чем в Великобритании и США; по производству мяса они заметно превосходили темпы Великобритании, Франции, США. Но особенно выразительны показатели яичного птицеводства: среднедушевое производство яиц в СССР за 1946-1987 гг. увеличилось в 8.9 раз, тогда как в ФРГ в 2.9 раза, в Великобритании и Франции в 1.8 раза, в США даже отмечено значительное сокращение.

В итоге к концу 80-ых гг. СССР, несмотря на существенно худшие природные условия производства, по уровню обеспеченности отечественным сельскохозяйственным сырьем заметно приблизился к соответствующим показателям США (по молоку - даже превысил), вышел на более высокую обеспеченность, чем Великобритания.

Заслуга СССР в решении продовольственной проблемы не только в достижении высоких темпов роста производства продовольствия в относительно менее благоприятных условиях. Особенно важно отметить, что здесь продовольственная политика обеспечивала практическую доступность многих видов продуктов питания (хлеб, молоко, яйца, растительное масло, сахар, картофель и ряд других) для всех социальных групп - благодаря стимулированию низких цен на эти виды товаров.

В то же время необходимо отметить серьезные перекосы в организации продовольственного дела: льготирование цен распространилось на мясо, сливочное масло и некоторые другие товары, несмотря на то, что для удовлетворения всеобщей потребности в потреблении этих продуктов нужны были значительно большие, чем к этому времени достигнутые объемы производства. В результате начал нарастать избыток платежеспособного спроса над предложением, сложился устойчивый дефицит ряда продуктов питания, со всеми характерными для него негативными явлениями: очереди, коррупция, спекуляция и т.д. Усиливалось давление на бюджет растущей суммы дотаций к ценам на продовольствие.52

В терминах экономической теории это было одним из проявлений фрондерских патологий, т.е. таких отношений, негативное влияние которых на развитие производства связано с внедрением экономических отношений (в данном случае отношений обмена), опережающих требования эффективного развития производительных сил.

На этом примере можно лишний раз убедиться, что в решении продовольственной проблемы нельзя перепрыгивать через объективно обусловленную смену этапов. Нельзя приступать к решению проблем обеспечения сбалансированного по белку и витаминам питания (четвертый этап), предварительно не решив задачи обильного питания (третий этап), требующего значительно меньше затрат на формирование соответствующего продовольственного фонда. И точно так же было бы опрометчиво концентрировать ресурсы на производстве экологически чистой продукции (пятый этап), не решив предварительно задачи четвертого этапа (обеспечение сбалансированного питания): в Западной Европе это привело бы к сокращению производства продукции растениеводства примерно в 2 раза.

Несмотря на то, что в СССР имело место фрондерство в решении продовольственной проблемы, сам по себе факт дешевизны и общедоступности некоторых видов продовольствия, а потому преодоление недоедания (по общей калорийности) во всех социальных группах населения - сам по себе этот факт оказал серьезное влияние на улучшение организации продовольственного дела во многих как развивающихся, так и особенно в развитых странах. Например, не без ссылок на опыт СССР, под мощным политическим давлением населения в Западной Европе и в США началась реализация социальных программ, призванных облегчить доступ менее обеспеченных граждан к постепенно растущему объему продуктов питания. И через систему рыночного оборота, и на основе различных форм государственной помощи бедным, и в форме частной благотворительности.

По существу все это можно рассматривать в качестве “заблаговременных посевов” под грядущий шестой этап решения продовольственной проблемы, главной задачей которого станет достижение устойчиво обильного, сбалансированного, экологически чистого питания для всех социальных групп.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации