Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории - файл n1.docx

приобрести
Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории
скачать (658.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx659kb.08.07.2012 00:59скачать

n1.docx

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

4.3. Способы сокращения нерентных форм экономических патологий



В системе экономических патологий только рента непосредственно связана с поземельными отношениями, точнее - с монополией на землю как объект хозяйственной деятельности, а потому ее правомерно считать характерной, прежде всего, для отраслей агросферы. Тем не менее, при анализе других видов патологий необходимо использовать примерно те же методологические подходы, что и при изучении рентных отношений: обязательно всесторонне оценивать их влияние на процесс воспроизводства, пытаться выявить законы их развития, определять предпочтительные направления и способы их предупреждения, преодоления, локализации.

При этом выбор предпочтительных решений в некоторых моментах должен повторить принципиальные подходы, обнаружившиеся уже при изучении вопросов регулирования рентных отношений. Один из таких подходов сформулируем как принцип: “Не вызнав брода, не лезь в воду”. С ним мы уже сталкивались, когда отмечали неразумность изъятия ренты через систему подоходного налога, поскольку в этом случае объектом обложения оказывается не только экономическая патология - рента, но и такое отношение нормы, как рационализаторский доход. А поскольку ограничивать и преодолевать нужно только те экономические отношения, которые существенно тормозят развитие производительных сил, то прежде чем начинать “лечение”, следует всесторонне убедиться, что скальпель и игла экономиста-врачевателя обращены именно на патологии, а не на здоровые ткани экономики.

Еще один важный принцип преодоления патологий: “Лучше не сорить, чем убирать”. В том, что касается земельной ренты, этот принцип особо очевиден при анализе неудачной практики зональной дифференциации закупочных цен в СССР, которая лишь частично погашала межзональную ренту, но попутно увеличивала (совершенно искусственно) ренту на границах ценовых зон. В полной мере данный принцип можно отнести и к практике землеустройства, которая позволяет нередко устанавливать границы землепользований, изначально минимизирующие возможности формирования рентных доходов, и таким способом снимать остроту проблемы последующего изъятия ренты.

Если после детального исследования мы приходим к выводу, что действительно имеем дело с экономической патологией, это еще не значит, что ее обязательно и любым способом именно в данный момент нужно уничтожать. Так, следуя принципу «Не навреди», легко убедиться, что на основе практиковавшегося в русской общине уравнительно-чересполосного наделения каждого землепользователя разнокачественными землями вполне было возможно существенное ограничение рентных отношений. Однако в условиях интенсификации земледелия, с появлением мощной земледельческой техники чересполосица и уравнительное землепользование способны порождать такую форму экономической патологии, как перепотребление средств производства, негативные последствия которой на определенном этапе могут оказаться заметно существенней, чем потери от дифференциальной ренты. Поэтому, лишь всесторонне соизмеряя экономические результаты использования различных способов “лечения” рентных отношений, в качестве оптимального варианта мы выходим на тот, который меньше “калечит”, полнее отвечая принципу “Не навреди”.

Все эти принципы будем иметь в виду и тогда, когда рассматриваются вопросы о путях преодоления не только ренты, но и других форм патологий, в частности, бесхозности. Ранее уже отмечалось, что бесхозность, так же как и собственность, есть отношение присвоения. Однако если собственность является отношением устойчивого присвоения определенными субъектами некоторых объектов, то бесхозность представляет собой отношение неустойчивого (неполного либо эпизодического) присвоения условий и результатов производства.

На основе отношений бесхозности осуществлялось землепользование кочевых народов, сегодня ведется сбор дикорастущих грибов и ягод, значительная часть рыболовства. Бесхозность выразительно демонстрирует себя и тогда, когда “только не сжата полоска одна, грустную думу наводит она...”, и когда эпизодически войны и кризисы приостанавливают процесс присвоения ранее созданных производительных сил, когда дремлющие либо подкупленные сторожа позволяют несобственникам присваивать имущество, а управляющий не замечает, что наемные работники на хозяйском оборудовании и из хозяйского сырья производят нечто для себя или на вынос.

Бесхозность многолика и сложно переплетена с отношениями собственности, нередко разлагая их. Она не всегда является патологией (океанское рыболовство до XX века, сбор падалицы и доуборка урожая в плодосовхозах, сбор дикорастущих лекарственных трав и др.). Но когда уровень производительных сил требует определенного упорядочения отношений присвоения, бесхозность превращается в патологию, поскольку неустойчивость субъектов и способов присвоения принимает конфликтный характер, негативно сказывающийся на эффективности производства, обмена, распределения и потребления.

Бесхозность следует отличать от бесхозяйственности, которая является одной из форм проявления бесхозности, - связанной с влиянием на экономику не объективных причин (град, засуха, войны, экономический кризис и т.д.), а субъективных факторов: неумение рационально вести хозяйственную деятельность, обеспечить устойчивое присвоение ресурсов.

Уровень распространения бесхозности зависит от многих факторов, в том числе от природных условий хозяйственной деятельности, уровня развития производительных сил, неадекватности производственных отношений состоянию производительных сил, а надстройки - требованиям экономики.

С сожалением приходится констатировать, что на основе “шоковой терапии” уровень бесхозности в России ныне оказался большим, чем когда-либо в прошлом. Свидетельство тому прежде всего - гигантская масса совершенно не используемых добротных производственных фондов, часть которых по своему техническому уровню соответствует либо близка к лучшим мировым показателям: предприятия птицепрома, тракторостроения. А рядом с ними еще большее число предприятий, мощности которых в значительной мере не загружены, причем, это опять-таки технически лучше оснащенные и специализированные (животноводческие комплексы, оросительные системы, авиаотряды, элеваторы, комбайновые заводы и т.д.).

Никогда в последние 80 лет в стране не было такого количества безработных, а в целом в российской истории никогда не отмечалось столь бесхозного отношения к высококвалифицированным кадрам, используемым не по специальности. Не было столь долговременно бесхозного отношения к ремонту и обновлению основных средств, как в постсоветский период, что поставило экономику на грань техногенных катастроф. Не намного лучше ситуация в отношениях присвоения природных богатств, объектов социальной сферы, оборотных средств, бюджетных ресурсов, значительная часть которых расхищается, либо используется нерационально. Поэтому не будет преувеличением сказать, что локализация бесхозности, ее сокращение хотя бы до того уровня, какой отличал ее в отнюдь не лучшем 1989 году, могло бы стать решающим фактором восстановления России в качестве великой державы.

Что же для этого необходимо предпринять? Прежде всего следует иметь ввиду, что бесхозность относится ко всеобщим патологиям, и поэтому полностью устранить ее невозможно. Она примерно так же сопутствует отношениям собственности, как неустойчивость – устойчивости, диспропорциональность – пропорциональности, планомерность – стихийности, и т.д. Речь может идти только о локализации, сокращении масштабов бесхозности.

В АПК добиться этого заметно трудней, чем в других сферах народного хозяйства, поскольку здесь бесхозность во многом поддерживается влиянием трудноуправляемых природных условий. Поэтому локализация бесхозности в той части, в какой она обусловлена влиянием природных факторов так же, как сокращение неустойчивости воспроизводства в целом, должна осуществляться либо путем приспособления к природным условиям (на основе специализации производства, диверсификации хозяйственных связей и др.), либо путем преобразования отдельных элементов природной среды: орошение, борьба с градом, сорняками и вредителями и т.д.

В том, что касается бесхозности, инициируемой социально-экономическими причинами, то помимо всего, что относится в этой связи к проблеме повышения устойчивости воспроизводства (см. гл. 2, §4) следует иметь ввиду:

1. Тщательный учет объектов и субъектов собственности. Это касается каждого элемента природных, материальных и финансовых ресурсов, готовой продукции - по отдельным субъектам собственности. С четким разграничением, что относится к национальному, государственному, межгосударственному достоянию, что принадлежит коллективам, общественным организация и частным лицам. Для этого необходима периодическая инвентаризация всего наличного имущества и организация учета новых поступлений, а также выбытия и смены владельцев. Нужен полный реестр имущества физических и юридических лиц, независимо от их местонахождения, включая зарубежье.

Технические ресурсы для столь основательной постановки учета в принципе имеются. Трудности связаны с необходимостью преодоления сопротивления тех социальных групп, которые экономически в таком учете не заинтересованы и различными способами ему противятся. Либо потому, что имеют возможность эпизодически присваивать себе чужую собственность, либо потому, что таким способом могут укрыться от полной меры налогообложения, либо, наконец, из соображений, диктуемых интересами конкурентной борьбы.

Было бы неверно искать однозначное решение столь непростой проблемы, но учитывая накопленный отечественный и зарубежный опыт, целесообразно, в частности, законодательно признать бесхозными и подлежащими зачислению в государственную собственность любые ресурсы, собственность на которые не подтверждена соответствующим образом зарегистрированными инвентарными ведомостями, платежными документами, налоговыми декларациями и т.п.

2. Необходима всесторонняя экономическая оценка объектов собственности по их потребительной стоимости и ценности (стоимости). Без знания меры многообразных потребительных стоимостей различных участков земли, марок тракторов, зерна, картофеля и других продуктов практически невозможно обеспечить их рациональное использование. Во многом именно поэтому, например, в ряде районов Орловской области в пашню вовлечено до 30% светло-серых и серых лесных почв в то время, как под застройкой и дорожной сетью, под лесополосами и кустарником оказалось немало темно-серых лесных почв и выщелоченных черноземов. По той же причине нередко можно наблюдать, что часть площади коровников используется для содержания молодняка, а трактор занят на выполнении работ, посильных для лошади, и т.д. Без правильного учета ценности нельзя обеспечить рациональную трансформацию земель, ввести полноценную ответственность за ущерб, нанесенный собственнику, выбрать предпочтительные варианты формирования структуры производства, противодействовать списаниям и приватизации по бросовым ценам народного добра отдельными юридическими и физическими лицами.

К сожалению, наука на сегодняшний день остается в большом долгу перед практикой в том, что касается разработки методики экономической оценки потребительной стоимости и ценности многих видов материальных и интеллектуальных ресурсов, земли, рабочей силы. Но не следует забывать о целесообразности использования, помимо нормативных оценок, чисто рыночных приемов, включая аукционные способы установления цены ресурсов.

3. Объекты собственности должны воспроизводиться технически, путем надлежащего технического ухода, текущего и капитального ремонта. Далеко не всегда для этого нужны значительные затраты. Часто достаточны минимальные расходы, но без них процесс присвоения приостанавливается либо прекращается вообще39. Известно, что когда технические потребности воспроизводства требуют капитального ремонта, а тем более замены износившихся (физически либо морально) ресурсов, соответствующие издержки мобилизуются за счет амортизационных отчислений.

Эффективное использование амортизационных отчислений на практике тормозится в силу многих как объективных, так и субъективных причин, что не позволяет в полной мере преодолеть связанные с технофактором воспроизводства элементы бесхозности. Так, наука пока не дала всесторонне обоснованных рекомендаций о рациональных способах учета в нормах амортизации времени морального износа и прогнозов инфляции. При ухудшениях экономической ситуации проявляются тенденции существенного сокращения реальных объемов амортизационных накоплений с целью увеличения текущих производственных издержек и оплаты труда, что особенно характерно для российской экономики 90-х годов40. В итоге нарастает опасность массового выбытия из производства изношенного оборудования, аварийности, углубления экономического кризиса с последующим растягиванием во времени фазы депрессии, других проявлений бесхозности.

Чтобы этому противодействовать, в частности, необходимо не оставлять на самотек процесс формирования и использования амортизационных ресурсов, а различным образом его рационально стимулировать, в том числе, освобождая используемые по назначению амортизационные средства от налогообложения и применяя штрафные санкции за недовзнос амортизации к нормативному уровню.

4. Объектам собственности должна быть обеспечена защита от неблагоприятных внешних воздействий и от несобственников. Практика выработала немало способов защиты объектов собственности от неблагоприятных природных воздействий - строительство хранилищ, переработка продукции либо заблаговременный ее сбыт, применение специфических технологий производства и систем ведения хозяйства (например, в земледелии - севооборот). В защите от несобственников издавна применяются такие инструменты, как замок, забор и сторож, безналичные расчеты, особые системы стимулирования наемных работников, моральное воздействие. Действенность этих мер заметно колеблется в зависимости от общей социальной ситуации в стране и на определенных территориях, в том числе от глубины и тенденций изменения дифференциации доходов населения, прочности силовых структур государства и др.

5. Необходима система регулярного контроля за функционированием объектов собственности. Эта система должна в себя включать:

  1. закрепление отдельных контролирующих функций за конкретными исполнителями;

  2. умелый выбор минимального числа контролирующих показателей, которые должны быть точнее ориентированы на отражение главной цели хозяйственной деятельности: в одних случаях это объем выполненных работ, в других - сокращение издержек, либо увеличение прибыли, и т.д.

  3. меры материального, морального и административного поощрения (взыскания) за решения и действия, существенно влияющие на уровень бесхозности.

Действенного контроля не может быть там, где нет четкого обозначения субъектов ответственности за функционирование объектов собственности. Контроль практически эффективен только там, где число контролирующих показателей сведено к минимуму - путем отбора экономически наиболее значимых, наиболее полно характеризующих динамику устойчивости присвоения условий и результатов производства. Если введен в действие механизм заинтересованности различных субъектов контроля – нанятых собственником сторожей и управленцев, содержащихся на его налоги государственных чиновников.

Когда чиновник, связанный с экономикой, оплачивается не в форме намечавшихся еще в 20-ые годы “тантьемов с оборота41”, а независимо от роста или спада объемов производства, независимо от динамики экономической преступности, тогда рост бесхозности можно считать закономерным. Когда управляющий предприятием находится на окладе, увеличение численности “несунов” и стоимости их ноши является нормальным и естественным. И точно так же, когда налоги и другие поборы настолько душат фермера, что ему приходится подрабатывать на стороне, его собственность на ферму постепенно превращается в номинальную, деградирует в эпизодическое присвоение условий производства, что количественно конкретно обнаруживается, при продаже фермы “с молотка”.

Система мер, нацеленных на преодоление бесхозности и упрочение отношений собственности для своего осуществления требует немалых издержек. Часть этих издержек, повышая устойчивость присвоения (строительство укрытий от дождя, орошение и др.), одновременно увеличивает объем и стоимость конечной продукции. Эти издержки являются производительными. Однако некоторые расходы на подавление бесхозности – явно непроизводительны. Таковы издержки на организацию защиты от несобственников. Эти издержки особенно велики, когда собственность выступает в капиталистической форме отчуждения производителей от средств производства, особенно с развитием безработицы и пауперизма. А поскольку непроизводительные издержки сокращают ресурсы расширенного воспроизводства, они должны рассматриваться в качестве особой экономической патологии.

Но в таком случае оказывается, что в борьбе с одной из форм патологий (бесхозностью) используется другая форма патологий (непроизводительные издержки), т.е. “клин выбивается клином”. Одновременно возникает закономерный вопрос: “А стоит ли овчинка выделки?”. Ответ на него должен быть получен путем выбора из двух зол меньшего. Путем соизмерения ущерба от бесхозного сбора грибов и ягод в государственных лесах, с одной стороны, и от введения платы за вход в лесные массивы - с другой; сопоставлением затрат на дополнительных сторожей и продавцов - с потерями на хищениях при введении самообслуживания, и т.д. Но в любом случае не следует забывать, что поскольку бесхозность относится к экономическим патологиям всеобщего вида, в каждый данный момент ее сокращение имеет предел, определяемый соответствующими издержками.

В отличие от непроизводительных, производительные издержки подавления бесхозности необходимы для процесса воспроизводства, независимо от его социальных форм, т.е. они технологически необходимы, и именно поэтому влияют индивидуальную и общественную стоимость продукта. Наоборот, непроизводительные издержки, подобно земельной ренте, формируют «ложную социальную стоимость» и увеличивают меновую стоимость на сумму затрат, необходимых для воспроизводства специфических социальных отношений (расходы на межевание землепользований, на охрану производственно-коммерческих тайн, на экономический шпионаж, на рекламу, на коммерческие тяжбы, на сопровождение банкротств, и т.д.)

Сколь значительными могут быть эти издержки, можно судить по следующим фактам: расходы на рекламу нередко приближаются к 10% цены товаров, при расчленении землепользований до размеров 8-12 га потеря земли под межевыми полосами и дорогами достигает 6%общего земельного фонда. Все говорит за то, что сокращение непроизводительных издержек – существенный резерв повышения эффективности воспроизводства в АПК.

В системе мер, обеспечивающих сокращение непроизводительных издержек, можно указать такие, как:

1. Централизация собственности на условия и результаты производства. Она позволяет сокращать расходы на погашение экономической конфликтности в рамках централизуемых имуществ. Это одно из важных конкурентных преимуществ крупных ферм перед мелкими в западных странах и предвестник вероятных потерь тех российских сельхозпроизводителей, которые в процессе фермеризации окажутся на обочине общецивилизованного процесса централизации собственности.

2. Минимизация отчуждения труда от собственности на условия и результаты производства. Это позволяет экономить на издержках принуждения работников к бережному использованию не принадлежащего им имущества, к соблюдению технологической дисциплины; избавляет от потерь, связанных с забастовками и т.п. конфликтами.

3. Минимизация отчуждения собственности от населения территории. В АПК такого рода отчуждение связано с возможностью скупки сельхозугодий и в целом предприятий – нерезидентами, заинтересованными исключительно в получении прибыли, а потому игнорирующими социальные и экологические проблемы местных жителей. Это неизбежно порождает конфликтные ситуации, вплоть до различных форм саботажа, которые в конечном счете потребуют дополнительных затрат на их предупреждение, либо погашение. Поэтому, при прочих равных условиях, целесообразно избегать развитие отношений отчуждения и, например, в процессе интеграции сельскохозяйственного производства, по возможности, отдавать предпочтение горизонтальной интеграции, отношениям синдицирования и трестирования

4. Рационализация размещения ресурсов. Она должна быть ориентирована на выбор таких мест размещения ресурсов и таких пределов их концентрации, которые позволят свести к минимуму расходы на защиту собственности от неблагоприятных внешних воздействий, в том числе от несобственников, уменьшить расходы на организацию рыночного оборота ресурсов и т.п.

5. Совершенствование технологий выполнения операций, финансируемых за счет непроизводительных издержек. Это касается механизации работ в сфере коммерческой и финансовой деятельности, охраны имущества; предполагает поиск принципиально новых технологических и социально-экономических решений, позволяющих даже полностью устранять некоторые виды непроизводительных затрат (например, замена коммунальных платежей – повышенной ставкой налога с недвижимости и с внешнеторгового оборота).

В целом проблема сокращения непроизводительных издержек пока что остается слабо разработанной и еще ожидает творчески мыслящих исследователей.

В современных условиях России особую значимость в системе экономических патологий приобретает экономический бюрократизм. Рассматривая его как отношение отчуждения собственников от собственности через аппарат управления, отметим, что данная форма патологий существовала не всегда, но не может быть полностью устранена до тех пор, пока сохраняются государство и особые службы управления экономикой, заинтересованные в отчуждении собственника от его собственности.

Способы такого отчуждения многообразны. На уровне управленческих звеньев отдельных предприятий - это самоосвобождение управленцев от контроля со стороны собственника за выполнением ряда распорядительных функций, “теневые” каналы использования управленцами имущества собственника и присвоения части его доходов. На уровне государственного управления экономический бюрократизм вырастает из неподотчетности чиновничества - выборным органам власти и населению, из самонаделения привилегиями и льготами, распорядительными функциями.

Экономический бюрократизм может сложиться на базе частной и общественной, государственной и межгосударственной форм собственности. Его негативное влияние на процесс воспроизводства тем больше, чем полнее собственник предприятия облегчает себя в исполнении управленческих функций и чем большую часть этих функций присваивают себе работники государственного аппарата. Экономический бюрократизм развивается тем более основательно, чем больше с усложнением разделения труда и обострением социально-экономических противоречий в обществе увеличивается потребность в росте численности занятых управлением.

Негативная роль экономического бюрократизма особо существенна в АО, кооперативах, в государственных предприятиях в период становления социалистического базиса. И это естественно: если управляющий феодальным поместьем, подобно горьковскому Илье Артамонову, сумел кое-что отсосать из доходов князей Ратских, то наполнялся его карман за счет нетрудовых доходов, использовавшихся князем в основном на паразитарное потребление. Наоборот, из кармана управляющего имением Артамонова его «теневой» доход оказался направленным на созидание в форме первоначального накопления капитала.

Если чиновник получает мзду за недоплату налогов в государственный бюджет или за льготные условия приватизации госсобственности, то это имеет своим следствием лишь перелив из одного кармана в другой части созданной трудящимися прибавочной стоимости. Принципиально это никак не меняет положения производителей, изначально отчужденных от собственности на условия и результаты производства. Иное дело - бюрократизм в рамках АО, кооператива, государственного предприятия. Здесь он, изначально подрывая отношения коллективной собственности, либо частично преобразует ее в частную собственность, либо оставляет в ее дырах - бесхозность, незаинтересованность в труде и в приумножении коллективного достояния.

Экономическая история СССР, особенно последнего его пятнадцатилетия, выразительно иллюстрирует, как по мере развития экономического бюрократизма падали темпы роста производства (см. табл. 6), как по мере упрочения системы чиновничьих привилегий и усиления самольготирования в различных звеньях управления параллельно множились ряды трудящихся - “несунов”, криминально компенсировавших свою долю в госсобственности - в противовес привилегиям управленцев.

Соответственно нарастала волна негодования в рядах тех субъектов присвоения коллективного имущества, положение которых отчуждало их от привилегий и которым нечего было уносить. В основном это была интеллигенция и большая часть работников бюджетной сферы. Позднее, после августа 1991 года, в силу своего особого места в общей системе разделения труда они не только не смогли преодолеть бюрократизм, но и стали жертвами его преобразования в особо агрессивную форму, нацеленную на “шоковый” вариант первоначального накопления капитала.

Это создало тенденцию полного отчуждения подавляющей части населения от собственности на условия и результаты производства, что в частности, проявилось в катастрофическом обесценении денежных сбережений, в ваучерной приватизации, в задержках расчетов по зарплате и другим платежам, в скачкообразном подорожании коммунальных услуг, железнодорожных перевозок, энергоносителей. В этой связи показательна ситуация с ценами на такое, казалось бы, общенародное достояние, как нефть и газ, меновая стоимость которых для сельских товаропроизводителей в 90-е годы возросла в 4 - 6 раз, что позволило управленцам высшего звена в нефтегазовом комплексе осуществить отчуждение в свою пользу такой суммы монопольной ренты, которой оказалось достаточно, чтобы некоторые из них за несколько лет вошли в “клуб” самых богатых людей планеты.

А в итоге, если в 1989 году изъеденный молью советской бюрократии экономический потенциал России обеспечивал среднемесячный объем конечного потребления домашних хозяйств на душу населения в размере 320 долларов (с дифференциацией между крайними по доходам группами в 4,4 раза), то в 2003 году и объем потребления оказался в несколько раз ниже в своих средних показателях, и размах дифференциации доходов превысил 14 раз.

Каковы же основные способы подавления экономического бюрократизма? Определяющими следует признать два направления: сокращение аппарата управления до оптимальных, технологически рациональных размеров, и совершенствование системы контроля за функционированием этого аппарата.

Сокращение аппарата управления до оптимальных размеров предполагает тщательный анализ экономической эффективности различных вариантов структуры и размещения производства, изменений в организации отношений пользования, владения и распоряжения отдельными объектами собственности, сдвигов в отношениях обмена, распределения и потребления. Например, значительного сокращения управленческого аппарата можно достигнуть за счет рационального развития арендных отношений, замены административного распределения ресурсов - состязательным распределением (конкурс, аукцион); лимитированием общей суммы управленческих расходов, с учетом конечных результатов хозяйственной деятельности; коммерциализацией некоторых функций государственного управления экономикой в процессе создания производственно-коммерческих центров, и др. Определенную роль в сокращении аппарата управления может сыграть механизация управленческого труда, особенно на уровне информационного, технического обслуживания управленческой деятельности, а также стимулирование самоуправления.

Контроль со стороны собственника за аппаратом управления предполагает прежде всего полную гласность (для собственника) важнейших показателей хозяйственной деятельности, поскольку тайна - самая уютная колыбель экономического бюрократизма. Такого рода гласность должна обеспечиваться, с одной стороны, регулярной отчетностью на основе системы показателей, позволяющих возможно полнее просвечивать характер использования объектов управления, а с другой - средствами дополнительного отслеживания и защиты собственности от бюрократических поползновений.

Экономическую гласность мало декларировать, ее необходимо всемерно поощрять материально, морально и административно. Жестко и неотвратимо карать за нарушение сроков, сокрытие, умалчивание и, тем более, фальсификацию отчетной информации, за попытки перекрыть неформальные каналы ее движения к собственнику. На государственном уровне это означает прежде всего детальную расшифровку формирования и использования бюджетных средств - как для органов представительной власти, так и для населения, свободное обращение через средства массовой информации данных об эффективности функционирования не только государственной собственности, но и в целом процесса общественного воспроизводства, гласность источников доходов работников аппарата управления и членов их семей.

Контроль со стороны собственника за управленческой деятельностью предполагает, далее, систематический анализ хозяйственной деятельности, оценку динамики ее эффективности, вычленение рационализаторского дохода, создаваемого благодаря работникам управления, определение упущенных по их вине выгод. Собственник должен обязательно сохранять за собой право смещения в любое время каждого управленца, деятельность которого выходит за рамки договора его найма.

В условиях, когда собственником является коллектив, формирование аппарата управления предпочтительно должно быть конкурсным. Там, где в отношении управленцев применяется голосование, оно предпочтительно должно быть тайным.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации