Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории - файл n1.docx

приобрести
Загайтов И.Б., Терновых К.С., Камалян А.К. Основы аграрной теории
скачать (658.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx659kb.08.07.2012 00:59скачать

n1.docx

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

4.2. Законы земельной ренты. Способы регулирования рентных отношений



В исследовании экономических патологий АПК особый интерес представляет изучение рентных отношений. Во-первых, потому что их влияние на развитие агроэкономики более значимо, чем в других отраслях. Во- вторых потому, что учение о ренте в настоящее время можно признать наиболее разработанным разделом теории экономических патологий. В-третьих потому, что на примере земельной ренты можно конкретно проследить процесс формирования как общих (дифференциальная рента I, монопольная рента), так и специфических ( дифференциальная рента II, абсолютная рента) видов патологий; определить законы их динамики и способы использования этих законов для подавления экономических патологий. Рассмотрим схематично процесс образования дифференциальных рент (табл. 29).

Таблица 29

Процесс образования дифференциальной ренты I и II видов


Варианты


Земли

Объем

производства,

Издержки воспроизводства индивидуальные


Рын. цена,

Выручка от реализации продукции,



Рента,







тыс. тонн


всего, тыс.$

на 1 тонну продукции, $


$/т.

тыс. $

тыс.$




A

12

240

20,0




240

0

I

B

8

120

15,0

20

160

40




C

10

100

10,0




200

100




A+B+C

10

153

15,3




153

0

II

B+A+C

10

153

15,3

15,3

153

0




C+B+A

10

153

15,3




153

0




A

12 + 7 = 19

240 + 83 = 323

17,0




323

0

III

B

8 + 4 = 12

120 + 60 = 180

15,0

17

204

24




C

10 + 4 = 14

100 + 40 = 140

10,0




238

98




A

12 + 7 = 19

240 + 83 + 0 = 323

17,0




347,7

0 + 24,7

IV

B

8 + 4 = 12

120 + 60 + 40= 220

18,3

18,3

220

40 + 0




C

10 + 4 = 14

100 + 40 + 100 = 240

17,1




256,2

100 + 16,2


Здесь в варианте I предполагается, что для удовлетворения платежеспособного спроса требуется 30 тыс. тонн некой сельскохозяйственной продукции. Если, как указано в таблице, с земель А можно получить не более 12 тыс. тонн, с земель В - 8 и с земель С - 10 тыс. тонн, то рынок заставит производителей одновременно возделывать земли А, В, С. Предполагается далее, что индивидуальные издержки воспроизводства одной тонны продукта на А составляют 20 долларов, на В - 15, на С - 10 долларов.

Если исходить из того, что одна из групп арендаторов будет вести хозяйство только на землях А (ее можно считать худшей, так как здесь либо из-за низкой урожайности, либо из-за неблагоприятного местоположения относительно выше индивидуальные издержки воспроизводства единицы продукции), другая группа - только на землях В и третья на С, то в этом случае для удовлетворения общественного спроса общая рыночная цена одной тонны продукта должна будет установиться по индивидуальным издержкам худших участков А. Тогда на В появится избыточный доход в сумме 40 тыс. долларов, на С - 100 тыс. долларов. При заключении арендных договоров конкуренция между арендаторами позволит землевладельцам весь этот избыточный доход изъять и превратить в свою регулярно получаемую ренту.

А теперь рассмотрим вариант II той же таблицы, где по сравнению с вариантом I, изменено только одно условие: предполагается, что вместо того, чтобы закрепить все лучшие земли С за одной из групп производителей, земли В = за другой и т.д., землевладельцы выделят каждому из арендаторов примерно равную долю земель и А, и В, и С. В итоге их индивидуальные издержки воспроизводства одной тонны продукции окажутся примерно одинаковыми, общая рыночная цена одной тонны может составить 15,3 доллара, а рента в таком случае исчезнет.

Сопоставляя эти два варианта, мы предметно убеждаемся, что причиной образования ренты в первом варианте является не само по себе различие в качестве земель А, В, С, а особые отношения между производителями по поводу их использования: при отношениях равенства в пользовании разнокачественными участками рента образоваться не может; при отношениях устойчивого неравенства, т.е. монополии пользования лучшими землями В и С (вариант I), появляется возможность формирования рыночных цен по индивидуальным условиям воспроизводства худших земель А, что позволяет на В и С получить земельную ренту.

Но верно и другое: если бы не было свободной конкуренции за аренду лучших участков, если бы не было свободной конкуренции производителей на рынке созданной ими продукции, на землях В и С не появился бы избыточный доход в сумме соответственно 40 и 100 тыс. долларов, а землевладельцы не могли бы превратить его в свою ренту. Следовательно, образование ренты в данном случае связано с развитием противоречий между монополией хозяйства на землях относительно лучшего качества, и свободным рыночным обращением земли и продуктов земледелия.

Не составит труда установить, что если в варианте I будет принята значительно большая дифференциация качества земель, либо потому, что индивидуальные издержки воспроизводства одной тонны продукта на А выше 20 долларов, либо потому, что на В и С они окажутся ниже (соответственно 15 и 10 долларов), то сумма ренты превысит уровень, указанный в таблице. Наоборот, если различия в качестве земель А, В, С не будут столь существенными, сумма ренты понизится. Отсюда выведенный Д. Рикардо закон земельной ренты, который в соответствии с более общей (марксовой) теорией ренты получил название закона дифференциальной ренты I вида: дифференциальная рента I прямо пропорциональна различиям в качестве используемых земель. В расчете на единицу продукта она равна разнице между рыночной ценой и индивидуальной ценой воспроизводства на землях различного качества.

Вернемся к таблице 21 и проанализируем ситуацию, приведенную в варианте III. Здесь предполагается, что общественный спрос увеличился с 30 тыс. тонн до 45 тыс. тонн, на что все производители ответили добавочными вложениями капитала. Известно, что добавочные вложения в зависимости от многообразных объективных условий иногда осуществляются с повышающейся, а иногда с понижающейся отдачей, иногда с более высокой эффективностью на лучших, а иногда - на худших участках. Вариант III исходит из повышающейся эффективности вложений в худшие земли А при неизменной эффективности дополнительных затрат на В и на С. В итоге оказывается, что индивидуальные издержки воспроизводства единицы продукции на А понизились до 17 долларов (в I варианте - 20 долларов), тогда как на В и С остались прежними - 15 и 10 долларов.

Поскольку теперь рыночная цена будет устанавливаться по издержкам воспроизводства несколько улучшившейся земли А, то дифференциальная рента I на В уменьшится до 24 тыс. долларов, на С - до 98 тыс. долларов, что полностью укладывается в требования изложенного выше закона дифренты I вида. Однако в реальной действительности этот результат возможен лишь в том случае, если добавочные вложения осуществляет сам земельный собственник, скажем, в лице государства.

Но если интенсификация производства происходит за счет средств землепользователя, которому необходимо оплачивать фиксированную в арендном договоре ренту, либо равные ренте проценты с цены купленной им земли, то рыночная цена продукции никак не может опуститься с 20 до 17 долларов за тонну. Закон дифференциальной ренты I в данном случае действовать не будет. Рента сформируется так, как указано в варианте IV таблицы 21. В индивидуальные издержки воспроизводства единицы продукции придется включить на земле С дополнительно 7,1 доллара арендной платы, которую вынудят платить при перезаключении арендного договора на основе варианта I (100 : 14 = 7,1). Соответственно на земле В потребуется включить в индивидуальные издержки воспроизводства единицы продукции 3,3 доллара (40 : 12), на А - 0 долларов. В итоге регулирующая рыночная цена будет уже устанавливаться не по худшим землям А, а по условиям воспроизводства земель среднего качества - В, и она составит в отличие от третьего варианта не 17, а 18,3 доллара.

В таком случае на худшей земле А, в противоречии с законом дифференциальной ренты I вида, появляется новая рента (24,7 тыс. долларов). На В сохранится прежний ее уровень, согласно варианту I; на С сверх прежних 100 тыс. долларов появится дополнительная рента в объеме 16,2 тыс. долларов. Продолжая исследования, можно было бы убедиться, что эта новая, отличная от дифренты I вида разновидность ренты (К. Маркс назвал ее дифференциальной рентой II вида) имеет свой, особый закон движения, который гласит, что дифференциальная рента II растет тем больше, чем больше капитала вкладывается в землю и чем чаще происходит смена арендных договоров и землепользователей.

Сопоставляя третий и четвертый варианты рассматриваемой таблицы, можно прийти к выводу, что причиной образования дифференциальной ренты II вида является не сама по себе интенсификация производства в аграрной сфере, а специфические экономические отношения, в которых сталкиваются противоречивые интересы земельного собственника и землепользователя. Дифрента II и есть экономическая реализация монополии частной собственности на землю в условиях ее отчуждения от монополии хозяйства на земле.

По мере развития дифференциальной ренты II появляется возможность постепенного накопления земельных рент на землях любого качества, в том числе и на худших участках. В итоге все используемые участки превращаются в рентоносные и формируется абсолютная рента, т.е. рента, взимаемая абсолютно со всех земель в абсолютно одинаковом размере. Закон ее движения можно определить следующим образом: абсолютная рента тем больше, чем больше способность частной земельной собственности препятствовать вовлечению капиталом в хозяйственный оборот земель любого качества - до выплаты особой дани, ренты.

Причина образования абсолютной ренты - противоречие между монополией частной собственности на землю и монополией на капитал в процессе распределения части созданной наемными рабочими стоимости.

В системе рентных отношений особое место принадлежит монопольной ренте, которую можно рассматривать в качестве экономической реализации монополии пользования, владения и распоряжения участками, пригодными для производства предметов реализуемых по монопольным ценам. Величина этой ренты прямо пропорциональна, с одной стороны, уровню дифференциации доходов покупателей, а с другой - уровню централизации собственности на землях лучшего качества. Причина ее образования - противоречие между монополией собственности на лучшие земельные участки и монополией собственности на крупные состояния.

Рентные отношения затрагивают экономические интересы многих социальных групп, в том числе, земельных собственников, заинтересованных в увеличении рентных доходов; землепользователей и потребителей продукции АПК, заинтересованных в сокращении ренты. Но при этом следует иметь в виду, что на практике все оказывается не столь однозначным, поскольку нередко производитель является собственником земли, а получатель ренты в земледелии одновременно может оказаться покупателем продукции животноводства, либо плательщиком ренты в качестве пользователя транспортом, потребителя топлива и т.д.

Плательщиками ренты могут быть и сервитутопользователи, т.е. определенным образом обременяющие собственника попутные пользователи отдельных участков земли. Например, в сельском хозяйстве - владельцы проложенных на обрабатываемых землях трубопроводов, линий электропередач, собственники передвижных пчелопасек, и т.д.

В практической деятельности нужно считаться с тем, что собственность на землю далеко не всегда реализуется теми, кто числится номинальным собственником. Рента может быть изъята у земельного собственника государством - через мощный налоговый пресс, ее может присваивать монополист - скупщик продукции АПК, банкир - через ипотечный кредит, и т.д.

Но в любом случае имеются основания утверждать, что разнообразные формы земельной ренты - дифференциальная I и II видов, абсолютная и монопольная - выполняют негативную роль в процессе воспроизводства. Чтобы в этом убедиться, обратим внимание на следующее: рента - при частной, кооперативной, корпоративной или государственной собственности обязательно включается в издержки так же, как расходы на семена, горючее и т.д. Даже если землей пользуется ее номинальный собственник, заложивший землю под ипотеку, то погашая ипотечный кредит, он опять-таки включит в свои издержки ипотечную разновидность рентных платежей.

Наконец, если землепользователь выкупил землю, израсходовав на это определенную сумму средств, то процент по вкладам с данной суммы (т.е. суммы, равной ренте) он обязан учесть в своих затратах так же, как расходы на строительство дорог и покупку техники.

Общий же вывод таков: существование ренты, безусловно, предполагает удорожание продуктов и услуг, создаваемых с использованием рентоносных земель. Больше рента - дороже эти продукты и услуги. Но в таком случае перед нами оказывается большой дурнопахнущий букет экономических последствий функционирования рентных отношений:

1. Если рентные платежи удорожают, скажем, перевозки наземным транспортом, то это увеличит грузопоток воздушным транспортом, даже если производственная себестоимость (без учета ренты) в авиаперевозках заметно выше. Аналогично, удорожая сельскохозяйственные продукты, рента стимулирует производство и потребление населением различного рода заменителей, часто худших потребительских качества. Но и в тех случаях, когда подобные нерациональные сдвиги не происходят, удорожание продуктов и услуг сказывается негативно на финансах потребителей, в том числе населения, трансформирует структуру расходов, сужая ресурсную базу эффективного накопления и потребления.

2. Стремясь экономить на рентных платежах, землепользователи вынуждены повышать интенсификацию производства за пределы целесообразности, определяемой сложившимся уровнем производительных сил. Свидетельство тому - избыточная плотность и высотность застройки в городах, где цена одного квадратного метра земли подчас превышает цену цветного телевизора. В сельском хозяйстве это проявляется в высочайших уровнях химизации и концентрации поголовья скота даже в густонаселенных странах западной Европы, при наличии здесь же и в других регионах значительной площади практически не используемых земель, вовлечение которых в хозяйственный оборот требует преодоления монополии частной собственности на землю - путем платежа земельной ренты.

3. Если землепользователь одновременно является и земельным собственником, присвоение им земельной ренты на относительно лучших землях, как правило, становится тормозом рациональной интенсификации производства в тех случаях, когда эффективность добавочных вложений оказывается более высокой на землях сравнительно худшего качества, а получателъ ренты вынужден вкладывать ее в свои, т.е. в относительно лучшие участки, при заведомо низкой эффективности. Пример тому - данные таблицы 30.

Таблица 30

Изменение рентабельности на фермах США

По мере интенсификации производства


Показатели

Хлопководческие фермы

на орошаемых землях Калифорнии

в Черных Прериях Техаса

1954

1963

1954

1963

Затраты капитала, долл./акр

326

465

74

82

Прибыль, долл./акр

130

59

4,5

14,4

Норма прибыли, %

40

12,9

6,1

17,6

Легко подсчитать, что за 1954 - 1963 годы затраты капитала на акр в хлопкосеющих хозяйствах Калифорнии увеличились на 42,6%, тогда как в Техасе всего на 10,8%. И это, несмотря на то, что своими показателями рентабельности (17,6% в 1963 году) Техас убедительно доказал: добавочные вложения следовало концентрировать на его землях, а не в Калифорнии, где рентабельность составила всего 12,9%.

Почему же процесс интенсификации опережающими темпами происходил в Калифорнии? Во многом именно потому, что с одной стороны, у техасских фермеров не хватало свободных ресурсов накоплений (в 1954 году они имели всего 4,5 доллара прибыли на акр), а с другой стороны, калифорнийские фермеры, экономя на рентных платежах, вынуждены были, пусть с меньшей эффективностью, но на собственной земле осуществлять накопления.

4. Поскольку конкуренция за аренду лучших земель приводит к тому, что всю земельную ренту заглатывает земельный собственник, то для арендаторов в конечном счете все земли представляются равнокачественными: с лучших участков они собирают больше продукции, но, выплатив относительно большую сумму ренты, получают в итоге примерно такую же сумму чистого дохода, как и арендаторы худших земель, для которых относительно меньший доход от реализации урожая компенсируется меньшими расходами на рентные платежи. Но если все земли - и лучшие и худшие - для арендатора оказываются равнодоходными, то в условиях, когда покупательский спрос требует расширения посевных площадей, фермер вовсе не обязательно будет приарендовывать наиболее продуктивные участки. С позиций общественной эффективности производства, расширять посевы следовало бы за счет лучших земель. Но учитывая, что за их аренду придется выплачивать значительно большую сумму ренты, арендатор вполне может отдать предпочтение и средним и худшим участкам. Аналогично, когда в условиях аграрного кризиса рынок диктует ограничение объемов производства, арендаторы реагируют на это опять-таки исходя из соображений не общественной целесообразности, а из представлений, извращенных земельной рентой. Обратимся к таблице 31.

Таблица 31

Динамика уборочной площади на землях различного качества в США

Показатели

Штаты

С. Дакота, Ю. Дакота, Небраска, Оклахома и др. с худшими землями

Род-Айленд, Коннектикут, Калифорния и др. с лучшими землями

Индекс уборочной площади, %:







1950 г. к 1940 г.

116

106

1968 г. к 1950 г.

88

80

Рост производства продуктов земледелия на акр в 1940 - 1968 гг. (в текущих ценах), %


482


631



Как видим, используя благоприятную рыночную конъюнктуру военных и первых послевоенных лет, американские фермеры к 1950 г. заметно расширили уборочную площадь прежде всего не на лучших землях, где рост производства в 1940 - 1968 годах превысил 6,3 раза, а в тех штатах, где качество земель существенно хуже и производство продуктов за тот же период увеличилось лишь в 4,8 раза. Когда же начался аграрный кризис, фермеры в 1950 - 1968 годах отреагировали сокращением уборочной площади повсеместно, но в большей мере там, где цена земли, а значит, и рента выше. Это предметная иллюстрация, как рента может затемнять видение того, что общественно целесообразно, и, создавая эффект темной комнаты, в которой “все кошки серые”, мешает приоритетному использованию относительно лучших земель.

5. Негативное влияние земельной ренты на воспроизводство прослеживается и по ряду других направлений. Так, поскольку в процессе перезаключения арендных договоров всегда сохраняется возможность присвоения части недоамортизированного арендаторского капитала землевладельцем, последний стремится к сокращению сроков аренды, а потому арендатор вынужден отказываться от заведомо эффективных капиталовложений, если их окупаемость обеспечивается за пределами срока арендного договора. Со своей стороны, арендатор не прочь самым хищническим образом использовать землю, если это не грозит ему жесткими санкциями.

6. Там, где на рентоносных землях исторически сложилось мелкотоварное производство либо даже более развитые способы производства, но при этом землепользователь и землевладелец совпадают в одном лице, негативная роль ренты может сказаться в сокрытии существенных недостатков в уровне ведения хозяйства. Дееспособность таких предприятий в течение длительного времени может поддерживаться при неэффективном использовании ресурсов, только благодаря рентным доходам. Следовательно, в данном случае рента консервирует отсталость, не позволяет рынку навязать производителям рациональные способы хозяйствования.

7. С земельной рентой определенным образом связаны и многообразные проявления нерациональных миграций населения, в том числе принимающие форму перемещения рабочей силы из трудодефицитных районов в трудоизбыточные. Например, из районов с неблагоприятными климатическими условиями (Сибирь, европейский Север России) - на Северный Кавказ и в Черноземье. Особенно если это обеспечивает приобщение не только к коммунальной ренте, но и к сельскохозяйственной ренте, реализуемой на личном подворье и через производственную деятельность в фермерском либо коллективном хозяйстве.

8. Как один из видов нетрудовых доходов земельная рента в той части, в какой она не используется на накопление и пополнение резервных фондов, является источником паразитарного потребления, что сужает производственный потенциал общества и одновременно через элитарно скошенный платежеспособный спрос нередко уродует структуру общественного производства.

9. Особенно ярко негативная роль земельной ренты проявляется в условиях аграрных кризисов, когда фиксированная в арендных договорах, в цене земли, а также в ипотеке земельная рента мешает радикальному падению цен и рассасыванию излишков сельскохозяйственной продукции. Одновременно рента стимулирует производителей к всемерному наращиванию объемов производства, что в совокупности существенно затягивает сроки выхода из аграрного кризиса. В этой связи примечательны следующие данные: как известно, в США наилучшая рыночная конъюнктура для фермеров складывалась в годы первой и второй мировой войны, соответственно арендная плата составляла 38% от фермерской прибыли в 1917 - 1919 годах и 42% в 1942 - 1945 годах. На первом этапе межвоенного аграрного кризиса в 1920 - 1929 годах она достигла 66% от прибыли фермеров, а по мере обострения кризиса в 1930 - 1940 годы - возросла даже до 71%.

Преодоление негативных последствий влияния ренты на развитие народного хозяйства возможно двумя способами: эволюционным и революционным. В первом случае речь идет о локализации ее негативного воздействия на развитие общественного производства; во втором случае - об исключении ее из экономического базиса.

Уже из того факта, что только абсолютная рента относится к специфическим видам земельной ренты, следует: в условиях сохранения монополии хозяйства различных групп производителей ни дифференциальную, ни монопольную ренту полностью ликвидировать невозможно. Но можно устранить абсолютную ренту, если экономически целесообразно осуществить национализацию земли, причем не декларативно, а реально, на деле. Такого рода реальное преодоление абсолютной ренты означает осуществление принципа: земля только тем, кто ее обрабатывает и рационально использует; она подлежит немедленному изъятию у тех, кто использует ее в ущерб фиксируемым рынком потребностям в продуктах земледелия.

Преодоление абсолютной ренты в данном случае неизбежно потому, что изначально снимаются социально-экономические барьеры вовлечения в оборот относительно худших участков и предусматривается изъятие земли у тех, кто готов паразитировать на сужении объемов производства продуктов земледелия, на повышении благодаря этому цен, открывающих простор для развития абсолютной ренты.

Значительно сложнее обстоит дело с дифференциальной и монопольной рентами, поскольку для их уничтожения необходимо преодолеть не монополию частной собственности, а монополию хозяйства на землях качеством выше худших. В принципе это возможно на основе уравнительного землепользования, практиковавшегося в русской общине. В изложении К. Маркса это выглядело следующим образом: “ ... не пройдя курса наук по теории земельной ренты, (члены общины) ... разделили землю на определенное количество участков, границы которых определялись природными и экономическими отличиями почвы, затем все эти более обширные участки снова раскроили на мелкие участки соответственно числу земледельцев. После этого каждый получил долю в каждом участке. Такой порядок, практикующийся и доныне в русской общине, безусловно, противоречит агрономическим требованиям35”.

Стремление преодолеть негативные последствия уравниловки в землепользовании с ее чересполосицей, торможением интенсификации подлежащей повторным переделам земли и т.п., может поощрять переход к отношениям монополии хозяйства на относительно лучших участках, как это относительно меньшее зло в условиях, пока сохраняется характерное для товарного производства отчуждение производителей от потребителей. Это благоприятствует сохранению дифференциальной и монопольной рент, но нисколько не мешает использовать уравнительность землепользования там, где его негативные последствия несущественны, как, например, в ситуации, указанной ниже.






































Варианты выделения земли фермерам


































1 вариант







2 вариант





































Обеспечение монополии хозяйства на лучших участках







Обеспечение равенства в пользовании лучшими участками








































Дорога







Дорога












100 га



100 га


Лучшие земли С

100 га

100 га

100 га

100 га












100 га



100 га


Худшие земли А























































Здесь предполагается, что земли А (худшие), С (лучшие) в первом варианте распределены между выделяющимися из колхоза фермерами таким образом, что одним достаются только участки А, другим - только участки С, в итоге имеется все необходимое для формирования ренты на С. Во втором варианте те же земли предлагается переделить иначе, обеспечив всем фермерам равный доступ к землям лучшего качества С. Это уничтожает монополию хозяйства на лучших участках, ввиду чего без ущерба для рационального земледелия рента возникнуть не может. Следовательно, частичное погашение дифференциальной ренты возможно на основе землеустройства, учитывающего необходимость поиска решений, обеспечивающих применение эффективных способов ведения хозяйства как с технологической, так и с экономической точки зрения.

Существенным фактором сокращения дифференциальной ренты является укрупнение землепользований, поскольку в составе более крупных земельных массивов в известной мере нивелируется качество лучших и худших участков, различия в продуктивности и местоположении отдельных участков угасают в общем итоге хозяйственной деятельности укрупненного предприятия. Следовательно, общая для наиболее развитых стран тенденция увеличения средней площади фермерских хозяйств свидетельствует о происходящих в этих странах процессах сокращения ренты. Наоборот, разукрупнение российских сельскохозяйственных предприятий должно иметь своим результатом рост дифференциальной ренты, удорожание продукции АПК, снижение ее конкурентоспособности и другие проявления развития такой патологии, как дифференциальная рента.

Фактором сокращения дифференциальной ренты может быть централизация разнокачественных землевладений, в том числе на основе их акционирования.

Динамика ренты во многом зависит от рыночной ситуации. Длительное переполнение рынка - будь то в связи с аграрным кризисом или ввиду массового производства заменителей продуктов земледелия - дифференциальную ренту значительно сокращает, а абсолютную ренту способно даже устранить. Примерно аналогично влияние на ренту инфляции, которая к тому же основательно сокращает еще и монопольную ренту.

Все виды земельной ренты непосредственно реагируют на изменение условий внешнеэкономической деятельности: протекционизм в торговле продуктами земледелия (стимулирование их вывоза и ограничение ввоза) содействует росту земельных рент; фритредерство (свобода внешней торговли), наоборот, ренту существенно сокращает. Поэтому внешнеторговая политика всегда была полем ожесточенных баталий между земельными собственниками и собственниками капитала: в конечном счете они решали вопрос, какую часть прибавочной стоимости, выжатой у наемных рабочих, им удастся превратить то ли в прибыль, то ли в ренту36.

Влияние экономической деятельности государства на динамику земельной ренты отмечалось еще К. Марксом. Так, уточняя Д. Рикардо, он называл в числе рентообразующих факторов не только общие (плодородие и местоположение), но и “распределение налогов, смотря по тому, влияет ли оно равномерно или нет; последнее всегда имеет место, когда налоги не централизованы, как, например, в Англии, и когда налог взимается не с ренты, а с земли37”. В полной мере это относится к США, где многие вопросы налогообложения решаются не на федеральном уровне, а в отдельных штатах.

Поскольку, видимо, Россия тоже пойдет по пути децентрализации поземельного налогообложения, важно это иметь в виду и использовать систему налогов не в интересах частных земельных собственников, а для частичного гашения земельной ренты. Как сие возможно, рассмотрим несколько позже, а пока отметим, что активное воздействие государства на процесс рентообразования может осуществляться не только по налоговым каналам. Так, путем бюджетных дотаций то ли на производственные нужды, то ли на создание социальной инфраструктуры нередко удается заметно улучшить условия воспроизводства на относительно худших землях и тем самым сократить размер дифференциальной ренты, удешевить продукцию земледелия. Проблема в данном случае лишь в том, чтобы бюджетные дотации направлялись на худшие земли не во имя сокращения ренты, а в целях повышения общей эффективности производства.

Скажем, если бюджетное финансирование дорожного строительства гарантирует больший эффект при прокладке дороги через территорию хозяйств с относительно лучшими условиями выращивания сахарной свеклы, то было бы неразумно смещать дорожное строительство в пользу хозяйств с худшими по качеству землями, чтобы таким способом уменьшить массу земельной ренты. Следует исходить из того, что, реализуя эффект концентрации бюджетных ресурсов на относительно лучших участках, всегда можно найти способы локализовать негативные последствия связанного с этим увеличения суммы ренты - путем ее изъятия и перераспределения.

В советской литературе обычно рассматривалось два основных способа изъятия ренты: дифференциация заготовительных цен по зонам страны и система подоходного налогообложения. Однако заметим, что оба данных способа имели ряд серьезных недостатков. Например, зональная дифференциация цен всегда приводит к тому, что на границах ценовых зон, где земли примерно равного качества, много проигрывают расположенные по одну и выигрывают расположенные по другую сторону ценовой границы хозяйства. Это становится стимулом общественно нецелесообразной специализации и размещения производства, поскольку искусственно поощряется превращение хозяйств по одну сторону ценовой границы в поставщиков семян, кормов и т.п. продукции для тех предприятий, которые могут продавать всю свою продукцию по более высоким заготовительным ценам.

Нисколько не лучше практика изъятия ренты через подоходный налог. И это естественно, так как подоходный налог взимается со всего дохода (НДС), либо со всей прибыли, следовательно, он является налогом не только на ренту, но и на рационализаторский доход, на более умелое хозяйствование. Иными словами, он является антистимулом совершенствования производственной деятельности.

Каков же выход? Он видится в том, чтобы в качестве главного инструмента изъятия ренты использовать систему рентных платежей, предварительно исчисленных на основе динамичной оценки земли с учетом ее продуктивности, местоположения, эффективности последовательных затрат. Рентные платежи могут быть двух видов: базовые, исчисляемые от принятых за базу расчета - худших участков, и полярные, измеряемые от земель среднего качества38. Введение базовых рентных платежей осложняется неопределенностью понятия земель худшего качества. Но даже преодолев это затруднение, мы обязательно обнаружим, что в отличие от полярных платежей базовые платежи предполагают более высокий уровень цен реализации продуктов земледелия, т.е. более низкий уровень их конкурентоспособности в условиях фритредерства.

Оценивая в целом многообразные способы регулирования рентных отношений, отметим, что их практическое использование требует мобилизации большого арсенала средств организационно-экономического и социально-экономического воздействия. Это и определенные приемы предупреждения появления различных форм земельной ренты (способы землеустройства, условия землепользования и распоряжения землей). Это и различные механизмы локализации процессов рентообразования (бюджетные дотации, расширение производства заменителей продуктов земледелия, внешнеторговая политика). Наконец, это система определенным образом ориентированного (скажем, на повышение конкурентоспособности отечественной продукции) изъятия и перераспределения ренты. Только во взаимодействии всех этих способов “лечения” негативные последствия функционирования рентных отношений можно свести к минимуму.

Регулирование рентных отношений требует количественно конкретного знания - в каких предприятиях и в каком объеме формируется земельная рента. При выполнении соответствующих расчетов важно учитывать необходимость отграничения ренты от конъюнктурного и рационализаторского доходов. Конъюнктурный доход, в отличие от ренты, неустойчив - связан с колебаниями погодных условий, временными нарушениями традиционной ситуации на рынке и т.п. Рационализаторский доход, в отличие от ренты, создается не монополией на особые условия хозяйственной деятельности, а более инициативным и умелым хозяйствованием.

Чтобы в определении размеров ренты абстрагироваться от конъюнктурного дохода, необходимо расчеты выполнять по данным за несколько лет, поскольку таким способом удастся погасить погодные и т.п. колебания. Чтобы отграничить ренту от рационализаторского дохода, расчеты должны проводиться на базе нормативных показателей ресурсоотдачи. В этом случае рента обнаруживает себя как избыток нормативного дохода с данного участка земли - над средним (либо худшим) нормативным показателем.

Поскольку в отдельных предприятиях ресурсы могут использоваться лучше нормативного уровня, фактический избыток над нормативом получаемого дохода позволяет установить рационализаторский доход (он должен оставаться в распоряжении хозяйства). Наоборот, предприятия, которые не в полной мере реализуют свои нормативные возможности, имеют отрицательный показатель рационализаторского дохода. В отношении таковых после вычета ренты становится ясно, что если они и имели ранее прибыль, то не за счет умелого ведения хозяйства, а за счет лучших природно-экономических условий. Так вычленение земельной ренты позволяет решить и такую важную экономическую задачу, как объективная оценка итогов производственной деятельности предприятий АПК.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации