Микадзе Ю.В. Нейропсихология детского возраста: Учебное пособие - файл n1.rtf

приобрести
Микадзе Ю.В. Нейропсихология детского возраста: Учебное пособие
скачать (30551.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf30552kb.07.07.2012 23:43скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


ББК 88 485я22 УДК 159 922.7(075) М59
Микадзе Ю. В.

М59 Нейропсихология детского возраста: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2008. — 288 с: ил. ~ (Серия «Учебное пособие»).

ISBN 978-5-318-00752-1

В учебном пособии рассматриваются теорешческне и эмпирические основы неиропенхолопт детского возраста. Описываются предмет и калачи клинической и диф­ференциальной нейропсихологии детского вочрасга Представлен нейропсихологнческий аналиі нарушений психических функций, психического развития, поведения, причиной которых являются органические повреждения мозга, а также минимальные мозговые лисфиікции, рассматриваемые как следствие резндуадьных проявлений нарушений нерв­ной системы в раннем онтогенезе. Отдельный раздел посвящен нейропсихологии индиви­дуальных различий детского возраста. Дано описание методов нейропеихологической диагностики и коррекции. Пособие адресовано студентам психологических факультетов вузов, нейропсихологам. представителям друїих психологических, а также медицинекггх специальностей.
ББК 88.Д85я22 УДК 159.922.7(075)


ISBN 978-5-318-00752-1


Все права защищены. Никакая часть дзнной книг/ не может бь:тс воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских поав

©ООО «Питер Пресс», 2008


Оглавление
От актора 7

РАЗДЕЛ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕЙРОПСИХОЛОГИИ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА

Глава І. Методолоіические предпосылки теории системной

динамической локализации высших психических функций ... 13

Глава 2. Основные понятия теории системной динамической
локализации в приложении к нейропсихологии
детского возраста 22

  1. Понятие психической функции 22

  2. ГТопя гне локализации 23

  3. Понятия «симптом» is «фактор» 26

  4. Понятия «синдроми ый анализ» и «неііропенхологическнй синдром» 28

Глава 3. Теория функциональных систем и системогенеза 35

  1. Основные понятия теории функциональных сип см 35

  2. Принципы системогенеза 38

  3. Состав психологической функциональной системы

и ее мозговая структура 42

РАЗДЕЛ П. ЭМПИРИЧЕСКИЙ БАЗИС ТЕОРИИ СИСТЕМНОЙ
ДИНАМИЧЕСКОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ВПФ f

Глава 4. Морфо- и функциогенсз мозга (структурно-функциональное

созревание мозга) 46

  1. Морфогенез мозга 46

  2. Функциогенсз мозга 59

Глава 5. Формирование структурно-функциональной организации

мозга как базиса развития ВПФ 69

  1. Нейронсихолої пчеекпй аспект перполизацпй возрасі ного разіштня 69

  2. Внутри- и межсистемные связи на разных лапах

онтогенеза 75

5.3. Сенситивный период 76

5.4. Проблема взаимодействия биологических и социальных

факторов в развитии психических функции 78

Глава 6. Особенности генеза психических функций 85

  1. Зрительное восприятие 86

  2. Праксис 89

  3. Внимание 90

  4. Память 91

  5. Мышление 92

  6. Речь 92

10.2. Характеристика парциальных и генерализованных форм
МПН.ІСНСИИ '42

10.3. Нарушения психических функций при эпилепсии 144

Глава 11. Основные итоги исследования нарушений психических

функций при органических повреждениях мозга 147

РАЗДЕЛ IV. КЛИНИЧЕСКАЯ НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА. ПРОЛОНГИРОВАННЫЕ НАРУШЕНИЯ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

Глава 12. Характеристика резидуальиых состояний органического

РАЗДЕЛ III. КЛИНИЧЕСКАЯ НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА. НАРУШЕНИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОРГАНИЧЕСКИХ ПОВРЕЖДЕНИЙ МОЗГА

Глава 7. Особенности поражения нервной системы и исследования

нарушений психических функций в детском возрасте 99

  1. Причины и специфика заболеваїшіі н повреждении нервной системы в детском возрасте 99

  2. Характеристика органических поражений мозга 102

  3. Особенности исследования нарушений психических функций в детском возрасте 106

Глава 8. Нарушения речевых функций при органических

повреждениях мозга 115

8.1. Общая характеристика речевых расстройств

в детском возрасте 115

8.2. Нарушение речевой сферы при поражении левого и правого
полушарий мозга и при поражении срединных структур 118

Глава 9. Нарушения перцептивных функций при органических

повреждениях мозга 128

9.1. Нарушение перцептивных функций при поражении левого
и правого полушарий мозга и при поражении срединных
структур 128

9.2. Нарушения зрительно-конструктивной леяте.тьпости 135

Глава 10. Нарушения психических функций и поведения

при эпилепсии 1 і 1

10.1. Классификация эпилепсии 141

генеза 1JZ

  1. Понятие дизонтогепеза 152

  2. Минимальные мозговые дисфункции 155

  3. Роль биологических и средовых факторов в нарушениях психического развития при наличии ММД 158

Глава 13. Нарушения психического развития 161

  1. Расстройства развития речи. Детская дисфазня 161

  2. Расстройства научения 163

  3. Аутистическое расстройство 176

Глава 14. Нарушения поведения 182

14.1. Гиперактивность и дефицит внимания 182

14.2.Тики 188

Глава 15. Некоторые итоги анализа нарушений психических

функций в клинической нейропсихологии детского возраста 191

РАЗДЕЛ V. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

Глава 16. Общая характеристика нейропсихологического подхода к проблеме индивидуальных различий в психическом

развитии детей 19

16.1. Общая характеристика вариантов нормального

(пенатологического) психического развития 195

16.2. Задачи дифференциальной нейропсихологии

детского возраста 197

16.3. Иррегулярность психического развития.... 198

  1. Проблема школьной успеваемости 199

  2. Непроисихологическпе аспекты других видов индивидуальных различий 203

Глава 17. Нейропсихологический синдромный анализ

индивидуальных различий в психическом развитии 204

  1. Синдромы несформированности психических функций 204

  2. Метасиндромы развития и отклонений

в психическом развитии 206

Глава 18. Левшество как один из вариантов

индивидуального развития 216

  1. Общая характеристика левшества 216

  2. Нейропсихологичеекпе исследования онтогенеза левшей 219

РАЗДЕЛ VI. НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

Глава 19. Методы нейропсихологического обследования высших

психических функций в детском возрасте 226

  1. Основные традиции современной нейропсихологической диагностики 226

  2. Отечественные методы нейропсихологического обследования детей 228

  3. Зарубежные методы нейропсихологического обследования детей (А. В. Агранович) 234

Глава 20. Основные подходы к коррекционной работе

в нейропсихологии детского возраста (Т. Г. Горячева) 242

  1. Обшая характеристика коррекционной работы 242

  2. Направления коррекционно-развивающего обучения 247

  3. Особенности работы в группе 257

Литература 261

Приложение. Программа дисциплины

«Нейропсихология детского возраста» 275

  1. Организационно-методический раздел 275

  2. Содержание лекционного курса 276

  3. Распределение часов курса по темам и видам работ 282

  4. Учебно-методическое обеспечение курса 283

От автора


В клинической психологии детского возраста можно условно выде­лить два основных направления исследования нарушений психичес­кого развития и поведения: нейропсихологию и патопсихологию детс­кого возраста.

Нейропсихология детского возраста занимается исследованием и анализом взаимосвязи формирования психических функций, когни­тивной сферы ребенка и созревания нервной системы, а также изуче­нием специфики расстройств психических функций при органических повреждениях и других нарушениях работы мозга в детском возрасте.

Патопсихология изучает закономерности аномального развития при психических и соматических заболеваниях.

Оба эти направления тесно связаны с такими дисциплинами, как детская неврология и нейрохирургия, детская психиатрия, дефекто­логия.

На отечественную клиническую психологию детского возраста большое влияние оказали работы Л. С. Выготского, в которых были развиты идеи о первичном дефекте, связанном с повреждением нерв-нон системы, о вторичных дефектах, отражающих нарушение психи­ческого развития, об идентичности основных закономерностей разви­тия аномального и здорового ребенка.

Представление о первичном дефекте имеет важное методологичес­кое значение для нейропсихологии детского возраста, поскольку ука­зывает на то, что ведущим патогенетическим фактором, приводящим к тем или иным аномалиям психического развития, всегда выступает нарушение работы нервном системы.

Идентичность закономерностей развития аномального и здорового ребенка подразумевает, что основной путь психического развития в норме и патологии связан с появлением новообразований. После­дние, возникающие при патологическом развитии, носят иной харак­тер по сравнению с нормально развивающимися детьми и специфич­ны для разных вариантов нарушения психического развития. Описание, синдромный анализ таких новообразований являются одной из цент­ральных задач клинической психологии детского возраста в целом и нейропсихологии детского возраста в частности.

Эти представления нашли свое отражение в работах психологов, дефектологов, посвященных классификации нарушений психическо­го развития детей и подростков. Одним из примеров является класси­фикация, предложенная В. В. Лебединским, который выделяет шесть вариантов дизонтогенеза (нарушения индивидуального, психическо­го развития ребенка в период морфологического созревания органов и систем организма), обусловленных тремя основными причинами: от­ставанием в развитии; поломками в развитии; асинхрониями развития.

В зарубежной клинической психологии расстройства детского и под­росткового возраста подразделяют на две подгруппы: «нарушения по­ведения» и «нарушения развития».

Нарушения поведения и развития в действительности сильно пере­секаются друг с другом, поэтому с определенной степенью условности и для их различения у детей дошкольного возраста в зарубежной кли­нической психологии принимаются следующие критерии:

Использование вышеозначенных критериев обращает наше внима­ние на важность включения в методологический аппарат клиничес­кой психологии детского возраста понятия «возрастной норматив раз­вития».

Следует отметить, что нарушения поведения, психического разви­тия у детей имеют тенденцию к постоянному росту (О положении де­тей в РФ, 1995; Здоровье населения России и деятельность учрежде­ний здравоохранения в 1999 году (статистические материалы), 2000). Так, например, в государственном докладе «О положении детей в РФ» отмечается, что здоровыми могут быть признаны лишь 10 % выпуск­ников школ и 15,1 % детей дошкольников.

Это обусловлено рядом причин. Одной из них, характерной для на­шей страны, является снижение уровня физического и психического здоровья населения, связанное с рядом социальных, экономических, экологических факторов. Другая причина, как ни странно, лежит в ос­нове достижений современной медицины. Благодаря новым техноло­гиям стало возможным выхаживать младенцев, которые имеют раз­личные проблемы со здоровьем, рождаются недоношенными, другими словами, изначально попадают в так называемую группу риска после­дующего неблагополучного развития. Таким детям требуется в даль­нейшем не только медицинский, но и квалифицированный психоло­гический мониторинг.

Задачей нейропсихологии детского возраста является описание на­рушений психических функций, поведения, психического развития, возникающих при повреждениях нервной системы детей или являю­щихся отдаленными последствиями таких повреждений на ранних эта­пах онтогенеза. Другая задача связана с изучением индивидуальных вариантов развития в детском возрасте в связи со спецификой созрева­ния мозга и спецификой его структурно-функциональной организации.

Для решения этих задач основополагающее значение имеют идеи А. Р. Лурия, 105-летие со дня рождения которого отмечалось в 2007 го­ду. Основные принципы его теории системной динамической локали­зации высших психических функций не потеряли своей актуальности со времен ее создания в конце 40-х годов прошлого века. Несмотря на то что теория создавалась на материале очаговых повреждений мозга, ее потенциальные объяснительные возможности оказались гораздо более широкими, и это отразилось в многочисленных работах его уче­ников и последователей, выполненных на материале разных вариан­тов неврологической, психической, психосоматической патологии, на здоровых испытуемых, детях и людях в возрасте инволюции.

В предлагаемом издании предпринята попытка обобщить нейро-психологические знания, накопленные к настоящему времени в ней­ропсихологии детского возраста с позиций теории А. Р. Лурия, под непосредственным руководством которого начинался путь автора в нейропсихологии.

Развиваемые здесь положения и взгляды формировались как в ходе собственной и совместной с коллегами, аспирантами и дипломниками исследовательской работы автора в области дифференциальном ней­ропсихологии детского возраста, так и в процессе многолетнего лек­ционного курса по нейропсихологии детского возраста, который ве­дется на факультете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова и в других вузах.

В нервом разделе этого пособия рассмотрены теоретические ос­новы нейропсихологии детского возраста, определяются ее предмет и задачи, а также обращается внимание на ту специфику, которую не­обходимо учитывать при применении основных положений теории си­стемной динамической локализации но отношению к проблеме лока­лизации ВПФ в детском возрасте.

Здесь развивается представление о том, что морфологическая струк­тура психических функций ребенка, представляющая собой сочета­ние ряда мозговых зон, складывается на ранних этапах онтогенеза.

10

От автора

От автора

11


Сходную точку зрения можно найти и у других авторов, которые от­мечают, что основное различие между ребенком и взрослым состоит в том. что в протекании конкретной психической функции на разных этапах онтогенеза меняется только удельный вес того вклада, который вносится определенной зоной мозга. Основные функции мозговых зон при этом остаются неизменными (Симерницкая Э. Г., 1985; Голод В. И., І986; Семенович А. В., Цыганок А. А., 1995 и др.).

Изменения в интегративной работе мозговых функциональных систем на разных этапах онтогенеза обеспечиваются за счет внутри-и межфункциональных перестроек, в ходе которых меняется иерархия взаимодействия компонентов, меняется их удельный вклад в общую работу функциональной системы. В свою очередь, такие перестройки становятся возможными в результате возрастающей дифференциации и специализации функций отдельных мозговых зон по достижении теми или иными зонами мозга определенного уровня морфофункцио-нальной зрелости.

Это представление последовательно рассматривается во в т о р о м разделе на примерах морфо- и функциогенеза мозга, генеза психичес­ких функций. Основной вывод связан с тем, что метод синдромного анализа, разработанный в теории системной динамической локализа­ции высших психических функций, и основные закономерности, свя­занные с топической «географией» психических функций у взрослых, можно распространить (при определенных ограничениях и дополне­ниях) и на нейропсихологию детского возраста.

Третий и ч е т в е р т ы й разделы книги посвящены клиничес­кой нейропсихологии детского возраста. Здесь рассматриваются раз­личные варианты нарушений развития и поведения детей, обуслов­ленные как органической патологией мозга, так и резидуальными, остаточными проявлениями такой патологии.

Центральная идея, развиваемая в этом разделе, связана с известным положением Л. С. Выготского о формировании новообразований дет­ского возраста как общей закономерности развития ребенка в норме и патологии. Нейролсихологическое обследование позволяет описать психологическую структуру дефекта или дисфункций, возникающих при патологии мозга или иных особенностях его созревания. Ана­лиз нейропсихологических данных позволяет соотнести картину возникающих изменений с работой мозга. Это, в свою очередь, от­крывает перспективу поиска закономерностей как в психологичес­кой, так и в морфофункциональной структуре возникающих ново­образований, характеризующих ту или иную форму патологического или измененного развития ребенка.

Особое значение в этой связи приобретает исследование тех рас­стройств, которые имеют многофакторную природу. Существует ли определенная закономерность сочетания этих факторов в возникших новообразованиях и как эти сочетания предопределяют дальнейший путь развития ребенка?

В нейропсихологической интерпретации нормального развития и отклонений в развитии, не носящих патологической формы, так­же приходится обращаться к многофакторному составу возникающих изменений. В пятом разделе, посвященном проблемам дифференци­альной нейропсихологии детского возраста, вводится понятие мета-синдром, позволяющее, в определенной степени, описать картину базовых закономерностей, характеризующих различные варианты развития. Метасиндром рассматривается как закономерное сочета­ние симптомокомплексов, характеризующих ту или иную стадию или вариант развития. Состав метасиндромов развития как закономерно­го сочетания определенных синдромов меняется в ходе онтогенеза в соответствии с логикой морфофункционального созревания различ­ных зон мозга, присущей возрастному этапу, индивидуальному вари­анту развития.

Вшестом разделе рассматриваются вопросы, касающиеся отече­ственной и зарубежной нейропсихологической диагностики и подхо­дов к коррекционной работе, прежде всего ориентированных на ре­зультаты нейропсихологической диагностики.

Автор благодарит всех коллег, аспирантов и студентов, которые вне­сли свою лепту в создание этой книги либо личным участием в ее на­писании, либо вкладом в виде результатов совместно выполненных работ, обсуждений. Отдельная благодарность заведующей московской гуманитарной редакцией издательского дома «Питер» Татьяне Бори­совне Калининой за содействие в издании и проявленное при-этом долготерпение.

Микадзе Ю. В. Москва, ноябрь 2007 г.

Глава 1. Методологические предпосылки теории системной динамической локализации высших психических функций

РАЗДЕЛ I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕЙРОПСИХОЛОГИИ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА

Наиболее часто нейропсихология определяется в различных учебниках и руководствах как наука, исследующая связь работы мозга и поведения.

Центральная проблема нейропсихологии — проблема локализации высших психических функций связана с решением вопроса о том, ка­кова мозговая «география» различных психических функций и как, исследуя нарушения психических функций при повреждениях мозга, установить их причину и локализацию в головном мозге.

Такое определение позволяет сформулировать центральные вопро­сы нейропсихологии:

  1. теоретический — в соответствии с какими принципами и как «размещаются•> в мозге человека различные психические функ­ции, определяющие его поведение;

  2. методологический — как, анализируя характер нарушения пси­хических функций, поведения при повреждении мозга, устано­вить локализацию психических функций и локализацию мозго­вого поражения.

Большой вклад в решение этой проблемы внес отечественный ученый Александр Романович Лурия (1902-1977), создавший во второй полови­не XX века теорию системной динамической локализации высших пси­хических функций человека, положившую начало современному этапу развития мировой нейропсихологии. В ней получили непротиворечивое объяснение эмпирические факты, накопленные к тому времени, трактов­ка которых осуществлялась в полярных концепциях узкого локализацио-низма и эквипотенцпалыюстп мозга, что вызывало многочисленные споры среди исследователей и приводило либо к попыткам жестко при­вязать каждую психическую функцию к конкретному участку мозга, либо к отрицанию возможности определить их локализацию.

Отечественная нейропсихология как область психологического зна­ння начинает оформляться после выхода монографий А. Р. Лурия «Травматическая афазия» в 1947 году и «Восстановление функций

мозга после военной травмы» в 1948 году. В монографиях обобщены наблюдения над больными с черепно-мозговыми ранениями, получен­ными в период войны.

Так же, как в работах П. Брока и К. Вернике, здесь была показана связь между локализацией мозгового поражения и нарушением определенных психических функций, в частности речевых (афазий). Но, в отличие от предыдущих работ, в утих монографиях была предпринята попытка со­здания концептуального, теоретического обоснования нейропсихологии, целью которой стало изучение роли отдельных систем мозга в осуществ­лении психических функций. В последующем современное свое оформ­ление нейропсихология приобрела в работах «Мозг человека и психичес­кие процессы» (1963 и 1970), «Высшие корковые функции человека и их нарушение при локальных поражениях мозга» (1962, 1969), «Основы нейропсихологии» (1973) и ряде других монографий и статей.

В своей научной и практической работе А. Р. Лурия опирался на ряд новых положений, концепций и теорий, разработанных в психологии, физиологии, неврологии в первой половине XX века. Они могут рас­сматриваться как методологические предпосылки теории системной динамической локализации высших психических функций (ВПФ) человека. Ряд из них имеет непосредственное отношение к проблеме формирования психических функций в онтогенезе.

Большую роль в создании этой теории сыграли идеи и принци­пы, получившие развитие в психологии (работы Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия и других отечественных психологов). Кратко остановимся на каждой из них.

Положение о системной организации ВПФ и динамическом ха­рактере изменений этих систем в онтогенезе. Л. С. Выготский сфор­мулировал подход к выделенным нами проблемам в своих работах по локализации высших психических функций и хроногенному ха­рактеру их формирования, написанных в 30-х годах прошлого века.

Предложенный им системный подход к описанию ВПФ означал отказ от двухэтажной психологии, согласно которой противопостав­ляются высшие (не локализуемые) и низшие, элементарные (локали­зуемые), функции.

Л. С. Выготский дал определение, указывающее на системный ха­рактер ВПФ:

«В процессе психического развития ребенка... происходит не только внутреннее переустройство и совершенствование отдельных функций, но и коренным образом изменяются межфункциональные связи и отно­шения. В результате возникают новые психологические системы, объ­единяющие в сложном сотрудничестве ряд отдельных элементарных







функции могут быть связаны с работой разных мозговых зон, то есть иметь разную мозговую организацию (Лурия А. Р., 1973; The Blackwell Dictionary of neuropsychology, 1996).

Этот принцип указывал на то, что оценка симптомов должна прово­диться с учетом сопоставления нарушенных и сохранных психичес­ких функций, что разные психические функции и, соответственно, раз­ные функциональные системы мозга могут иметь как общие, так и несовпадающие звенья. Такая точка зрения позволила впоследствии сформулировать подход к процедуре синдромного анализа.

Глава 2. Основные понятия теории системной динамической локализации в приложении к нейропсихологии детского возраста


При создании теории системной динамической локализации высших психических функций человека, базирующейся на перечисленных выше принципах, А. Р. Лурия дал новую трактовку таких понятий, ис­пользуемых в нейропсихологии, как си.ипгпом, функция, локализация, и ввел ряд новых: тйропсихологический фактор, синдромный анализ, а также разработал концепцию трех функциональных блоков мозга.
2.1. Понятие психической функции

А. Р. Лурия использовал разработанное в физиологии понятие функ­циональной системы и применил его для анализа психических про­цессов, психических функций. Для этого необходимо было решить вопрос сходства и различий физиологической и психической функци­ональных систем. Он дал определение высшей психической функции (ВПФ), ориентированное на понятие функциональной системы. Ис­пользование этого понятия позволило продолжить развитие систем­ного подхода к анализу психических функций, разработанного в оте­чественной психологии того времени.

Высшие психические функции представляют собой «сложные, само­регулирующиеся процессы, социальные но своему происхождению, опосредствованные по своему строению и сознательные, произвольные по способу своего функционирования» (Лурия А. Р., 1969. - С. 3).

В этом определении А. Р. Лурия придал законченность формули­ровке, предложенной Л. С. Выготским, указав на основные признаки психических систем: социальный характер их формирования, знако­вую опосредствованность, осознанность, произвольность (Мещеря­ков Б. Г., 1999). Подчеркивается социальное происхождение ВПФ и их подчиненность культурно-историческим условиям, в которых они формируются и которыми опосредуются; способ их становле­ния — хроногенный, в процессе социализации, в ходе поэтапного ов­ладения социальными формами поведения; структурная специфика их психологического строения — исходная непроизвольность поведе­ния ребенка, которая по мере формирования ВПФ сменяется произ­вольными, иерархически более высокими формами регуляции (сна­чала совместно с взрослым, а затем самостоятельно).
2.2. Понятие локализации

Введение понятия «функциональной системы* вместо «функция* сни­мает вопрос об узкой локализации психических функций в коре. Опре­деление психической функции как функциональной системы снимает вопрос о ее локализации только в одной конкретной мозговой зоне. Пси­хическая функция должна опираться на совокупную, совместную рабо­ту целого ряда участков мозга, находящихся в разных его частях. Здесь основным становится вопрос о том, какой вклад вносит каждый учас­ток мозга в осуществление целостной психической функции.

В онтогенетическом аспекте этот вопрос можно поставить следую­щим образом: как и в каком объеме различные отделы мозга выполня­ют свойственные им функции в разные возрастные периоды.

А. Р. Лурия пишет, что материальной основой любой психической фун­кции является «весь мозг в целом, но мозг как высокодифферепциро-ванная система, части которой обеспечивают различные стороны еди­ного целого» (Лурия А. Р., 1969. — С. 31).

Для созревающего мозга первостепенное значение приобретает во-
прос: какова степень морфофункциональной дифференциации раз-
личных его отделов и как обеспечивается его целостная, интегратив-
ная работа в разные возрастные периоды? '

Предложенное А. Р. Лурия решение проблемы локализации психи­ческих функций позволило определить нейропсихологию как науку, изучающую роль отдельных мозговых структур в поведении человека.

Соответственно, можно определить предмет, объект и задачи ней­ропсихологии детского возраста как одного из направлений нейропси­хологии.

Предметом нейропсихологии детского возраста является исследо­вание соотношения между состоянием высших психических функций и обуславливающих их мозговых механизмов у детей и подростков в нор­мальном онтогенезе и при наличии патологии мозга.

Для определения конкретного объекта исследования в нейропси­хологии в целом и нейропсихологии детского возраста в частности следует развести понятия «психический процесс* и «психическая

тами, звеньями уже психологических функциональных систем, пси­хических функций.

Консолидация психических процессов в психологические функцио­нальные системы представляет собой такое объединение этих отдельных содержаний (свойств, характеристик отражаемого), которое соответству­ет результату осуществляемой деятельности. В психологических функ­циональных системах получаемая информация приобретает субъек­тивную пристрастность, они детерминируют индивидуальный способ взаимодействия разных субъектов со средой. Это становится возможным в силу тех ее дефинитивных характеристик, которые были рассмотре­ны выше. Другими словами, продуктивность, полнота, пристрастность содержания психических функций обуславливается тем, как в ходе онтогенеза формировались эти системы и составляющие их психичес­кие процессы.

Методологически процессный подход к анализу психической сфе­ры человека позволяет производить оценку ее состояния с точки зре­ния вклада каждого из психических процессов в таких интегративных образованиях, как психическая функция, деятельность, поведение. В связи с этим возникает задача выделения и типологии негомоген­ных психических процессов, которые можно было бы рассматривать в качестве специфического содержания работы отдельных звеньев определенной психической функции.

Но каждое звено психологической функциональной системы нахо­дит свою опору в функционировании того или иного участка мозга, а об­ращение к эффективности психического процесса подразумевает оцен­ку работы соответствующего участка мозга. То, что обнаруживается во внешних признаках, определяет и внутреннее состояние, причину^ по­рождающую внешние проявления. Такой подход соответствует тому, что Л. С. Выготский называл научной диагностикой, основной принцип которой — это переход от симптоматического к клиническому изуче­нию развития и которая может быть противопоставлена традиционной тестологической диагностике (Выготский Л. С, 1984. — Т. 4).

Д. Б. Эльконин полагает, что задача создания средств контроля за ходом психического развития должна быть решена на пути анализа отдельных видов деятельности и их иерархизации.

Одной из генеральных линий развития отдельных психических функций в различные периоды детства, главным образом в дошколь­ном и младшем школьном возрасте, является линия овладения сред­ствами осуществления психических функций. Эти средства, по мнению Д. Б. Эльконина, следует рассматривать не как отдельные способно­сти, а как особые формы действий, составляющие операциональное

содержание отдельных видов деятельности (сенсорные, мнемические и другие действия). Каждый из видов «психических действий должен быть подвергнут контролю, так как только совокупность данных об уровне их развития может характеризовать уровень развития опера­ционной стороны деятельности и вместе с тем выявить места "западе-ния"» (Эльконин Д. Б., 1989. - С. 292).

Нейропсихологический подход позволяет анализировать характер протекания тех или иных психических процессов, то есть подвергнуть контролю каждый психический процесс (психическую операцию, если следовать логике Д. Б. Эльконина), а на основе синдромного анализа сделать вывод о специфике интеграции отдельных психических про­цессов в различные психические функции, деятельности, поведение на разных этапах возрастного развития.

Таким образом, если предметом исследования в нейропсихологии дет­ского возраста является психическая функция, то объектом исследо­вания становятся психические процессы, которые рассматриваются как звенья в структуре психической функции и выполняют задачу репре­зентации в психике человека информативного содержания «собствен­ной функции» (Лурия А. Р., 1969. — С- 78) соответствующих участков мозга.

Такое исследование становится возможным при использовании методик, ориентированных на анализ процессного состава изучае­мых психических функций.

Соответственно, ведущей задачей нейропсихологии детского воз­раста как одного из направлений нейропсихологии является исследо­вание взаимосвязи между формированием психических функций и со­зреванием мозга в нормальном онтогенезе и при наличии патологии мозга, которое включает анализ:


2.3. Понятия «симптом» и «фактор»

Возможность нейропсихологического анализа состояния психических функций связана с изучением симптомов, указывающих на изменения в их протекании. Наличие симптомов указывает на какое-то неблаго­получие психической функции. Для того чтобы выяснить, с чем связа-

а также:

(совокупность совместно работающих мозговых зон = нейрофизио­логическая функциональная система) -> (совокупность психических процессов = психическая функциональная система).

Мозговые структуры, обладающие различной морфофункциональ-ной спецификой, в ходе своей работы модулируют те или иные психи­ческие процессы. Результативная часть этих процессов обнаружива­ется в виде тех или иных базовых психологических качеств и свойств, которые определяются через понятие «фактор». Фактор выступает, та­ким образом, как указание на специфический тип работы той или иной мозговой структуры и, с другой стороны, как указание на то или иное базовое качество психического, порождаемое этой структурой. Напри­мер, работа нервных механизмов теменно-затылочной области отвеча­ет за такое качество психического, как отображение пространственных отношений (пространственный фактор), а работа нервных механизмов премоторной области мозга — за плавный переход от одного действия к другому в ходе выполнения того или иного вида деятельности (ки­нетический фактор).

Нейрофизиологические функциональные системы включают в свои состав разные мозговые центры, которые модулируют те или иные пси­хические процессы, входящие в качестве звеньев в психические функ­циональные системы, соответствующие тем или иным психическим функциям.

Например, выполнение предметных действий включает процессы, свя­занные, в частности, с анализом и синтезом кинетических, кинестетичес­ких, пространственных и ряда других характеристик, которые пред­ставляют отдельные звенья психологической функциональной системы. Эти звенья опираются, соответственно, на работу премоторных, пост­центральных, теменно-затылочных и других отделов мозга, которые, в свою очередь, входят в состав нейрофизиологической функциональной системы, обеспечивающей предметные действия (Микадзе Ю. В., 1991; Волков А. М., Микадзе Ю. В., Солнцева Г, Н., 1987).

2.4. Понятия «синдромный анализ» и «нейропсихологический синдром»

Выявленный в обследовании симптом указывает на наличие локаль­ного поражения, но еще ничего не говорит о его локализации. Для установления локализации необходимо провести квалификацию симп­томов, выявить основной нейропсихологический фактор и на его осно­ве определить возможную локализацию. Эта процедура носит назва-

  1. нарушение работы психической функции;

  2. или ее несформированность.

Итак, следует различать симптомы, связанные с повреждением, и симптомы, связанные с недостаточной функциональной зрелостью

того или иного участка мозга.

Это означает, что в первую очередь ошибки (рассматриваемые как нейропсихологические симптомы в терминах нейропсихологии) дол­жны быть соотнесены не с нарушениями того или иного звена пси­хической функции, а с возрастной продуктивностью ребенка в выполня­емом задании. Продуктивность в данном случае должна соответствовать возрастному периоду и может оказаться иной, чем у взрослого чело­века. Под продуктивностью здесь понимается степень соответствия выполняемых действий и их алгоритма предметному содержанию де­ятельности.

Таким образом, для дифференциации симптомов повреждения и несформированности необходимо сопоставить результаты выполне­ния заданий ребенком с результатами взрослого человека и с резуль­татами большинства детей одновозрастной популяции.

Результаты ребенка при выполнении заданий могут быть более низ­кими по сравнению с взрослыми, но совпадать с результатами других детей в одновозрастной популяции. Это свидетельствует, что степень сформированности того или иного звена психических функций у ре­бенка еще не достигла окончательного уровня, но соответствует воз­растному нормативу. На основании таких результатов можно описать синдром несформированности, соотносящийся с незрелостью соот­ветствующей мозговой структуры. Например, синдром несформиро­ванности пространственного звена, проявляющийся в функциях вос­приятия, праксиса, зрительно-конструктивной функции и т. д.

Совпадение результатов взрослого и ребенка может оценить как наличие полной сформированности соответствующего звена.

Результаты ребенка при выполнении заданий могут быть более низ­кими по сравнению с результатами других детей в одновозрастной по­пуляции, что может свидетельствовать, с учетом дополнительных дан­ных, о повреждении того или иного звена психических функций у ребенка. В этом случае можно описать синдром, соотносящийся с по­вреждением соответствующей мозговой структуры.

В каждой из этих ситуаций локализация несформированного или поврежденного звена, на основании выдвинутой гипотезы, опреде­ляется по аналогии с его локализацией у взрослого, обнаруживаемой в нейропсихологических обследованиях при локальных поражениях мозга.

соответствующих структур мозга, понять закономерности формиро­вания психических функций и созревания соответствующих отделов мозга, а также индивидуальные особенности в их формировании в раз­ные возрастные периоды.

Понятие «метасиндром» может быть использовано и при рассмот­рении нарушений развития. Метасиидромы могут оказаться полезным инструментом анализа закономерностей нарушений психических про­цессов при диффузной патологии мозга, расстройствах, носящих сис­темный характер, а также для описания нарушения развития при по­вреждениях развивающегося мозга.

Поэтому еще одной особенностью нейропсихологического синд­ромного анализа, связанного с оценкой развития или отклонений в развитии, является необходимость оценки многофакторных синдро­мов и их распределенной локализациии.

Возможности синдромного анализа не ограничиваются лишь толь­ко указанием на возможные нарушения или специфику формирова­ния психических функций в онтогенезе. Синдромный анализ дает возможность оценить качественное своеобразие тех новообразова­ний психического развития, которые характеризуют ту или иную фор­му патологии, аномального или нормального развития.

Выявление симптомов, связанных с повреждением мозга, и симп­томов, связанных с несформированностью, определяет не только спе­цифику синдромного анализа в нейропсихологии детского возраста, но и разные возможности его приложения.

Одна из таких возможностей связана с выявлением специфики на­рушения ВПФ при повреждении той или иной области мозга, то есть определением вклада того или иного отдела мозга в протекание пси­хических процессов в разные возрастные периоды. В этом случае бин-дромный анализ направлен на выявление нарушений ВПФ и исполь­зуется в рамках клинической нейропсихологии детского возраста.

Другая задача связана с поиском общих и индивидуальных зако­номерностей в формировании структурно-функциональной органи­зации мозга и ВПФ ребенка в разные возрастные периоды. Синдром­ный анализ связан в этом случае с решением вопросов, касающихся нормального развития, отклонений в развитии и индивидуальных раз­личий в развитии ВПФ и решается в рамках дифференциальной ней­ропсихологии детского возраста.

В целом, можно выделить три основные методологические проце­дуры, используемые в нейропсихологическом исследовании детей.

1. Факторный анализ — поиск и определение нейропсихологичес-ких факторов. Направлен на оценку содержания психических

2-58

34

Раздел і. Теоретические основы нейропсихологии десткого возраста


процессов, порождаемого нервными механизмами, локализую­щимися в разных отделах мозга.

  1. Синдромпый анализ — описание нейропсихологических синдромов, симптомокомплексов. Направлен на оценку наличия взаимосвязи по определенному фактору разных психических функций.

  2. Метасиндромный анализ — описание закономерных сочетаний неїцюиспхолопїческих синдромов. Направлен на оценку фактор­ного состава разных видов деятельности, поведения.

Специфика синдромного анализа привлекает особое внимание к проблеме функциональных систем как одного из основных методо­логических конструктов, используемых в нейропсихологии, и к про­блеме системогенеза, непосредственно связанной с детским возрастом.

Глава 3. Теория функциональных систем и системогенеза

Понятие функциональной системы, ассимилированное А. Р. Лурия для обоснования «мозговой локализации» психологических систем, играет важную роль и для понимания различных аномалий развития, которые, по Л. С. Выготскому, представляют собой патологические новообразова­ния, обусловленные тем или иным первичным дефектом. Формирование таких новообразований имеет те же закономерности, что и у нормально развивающихся детей, и это означает, что принципы, заложенные в опи­сание структуры функциональной системы и закономерностей системо­генеза, должны быть использованы для анализа нарушенного развития.

П. К. Анохин в теории функциональной системы разработал методо­логический подход к решению вопроса о том, как могут взаимодейство­вать различные структурные образования в целостной работе живого организма, решающего адаптационные задачи. В трудах по системогене-зу он сформулироват основные методологические принципы, позволяю­щие объяснить закономерности формирования функциональных систем.
3.1. Основные понятия теории функциональных систем

Функциональная система (ФС) представляет собой единицу интег­рации целого организма, складывающуюся для достижения любой его приспособительной деятельности. Работа всех составных элементов такой саморегулирующейся организации способствует получению важного для организма приспособительного результата, который и вы­ступает системообразующим фактором каждой функциональной сис­темы, которая, в свою очередь, характеризуется сложностью строения и динамичностью, то есть способностью перераспределения входящих в ее состав частей (Анохин П. К., 1948,1968, 1980).

П. К. Анохин называет основные признаки ФС как интегративного образования.

1. ФС включает в свой состав центральные и периферические об­разования. Это позволяет осуществлять саморегуляцию на осно­ве циркуляции от центра к периферии и обратно.

  1. Существование ФС обязательно связано с получением како­го-либо приспособительного эффекта. Этот конечный резуль­тат и определяет распределение возбуждений и активностей по все функциональной системе в целом.

  2. В ФС обязательно включаются рецепторные аппараты, оценива­ющие результаты ее действия. Например, хеморецепторы в дыха­тельной или осморецепторы (осмотическое давление) в крове­носной системе. В случае поведения — это афферентный аппарат нервной системы. Центральное объединение афферентаций, со­ответствующих результату действия, выполняет при этом роль рецептора результатов действия (акцептора действия). Акцептор действия формируется динамически в связи с меняющимися ус­ловиями ситуации и формируется до получения результатов дей­ствия — как ожидаемый образ действия.

  3. Поток обратных афферентаций при наличии эффективного ре­зультата закрепляет последнее эффективное действие, и этот по­ток становится «санкционирующей афферентацией», которую можно рассматривать как энграмму памяти, сохранение в памяти условий, при которых наиболее успешно осуществляется то или иное действие.

  4. Объединение частей функциональной системы (принцип консо­лидации), которое обладает всеми признаками ФС (архитектур­но и функционально), складывается к моменту рождения. Таким образом, функциональные системы, обеспечивающие физиоло­гические, витальные функции, должны созревать к моменту рож­дения. А это означает, что отдельные их элементы должны стать полноценно функционирующими еще до момента рождения.

Регулятивные свойства каждой функциональной системы обеспе­чиваются конкретными механизмами, которые П. К. Анохин называ­ет узловыми.

Афферентный синтез — исходная стадия центральной организации любой функциональной системы. Она обеспечивается синтезом четы­рех основных форм афферентаций.

  1. Доминирующая мотивация связана с побуждениями, потребнос­тями, в том числе и идеальными. Любая внешняя или внутрен­няя информация сопоставляется с доминирующей мотивацией, и определяется ее значимость для мотивационного содержания.

  2. Обстановочная афферентация — совокупность всех внешних факторов, дающих информацию об обстановке, внешней среде, в которой предпринимается тот или иной поведенческий акт, со­здает предпусковую интеграцию возбуждений, которые будут ре­ализованы, как только возникнет пусковой раздражитель.

  1. Пусковая афферентация связана с определенным моментом в об­становочной ситуации, наиболее выгодным с точки зрения вы­полнения приспособительного акта.

  2. Афферентаций, связанные с аппаратами памяти, позволяют со­отнести получаемую информацию с прошлым опытом и исполь­зовать этот опыт.

Афферентный синтез связан с теми возбуждениями, которые воз­никают в рецепторах, проявляются на подкорковом уровне и достига­ют максимального взаимодействия на уровне коры.

Принятие решения завершает стадию афферентного синтеза и свя­зано с выбором одной единственной из многочисленных возможнос­тей совершения поведенческого акта, к совершению того или иного конкретного действия. Принятие решения означает ограничение сте­пеней свободы функциональной системы за счет выбора наиболее оп­тимального эффекторного действия, соответствующего ведущей по­требности и сформировавшегося на стадии афферентного синтеза. После принятия решения все комбинации возбуждений приобретают исполнительный, эфферентный характер.

Одновременно со стадией формирования эффекторного действия, от которого будет зависеть результат, формируется акцептор результата действия как аппарат прогнозирования результата деятельности фун­кциональной системы. На основе афферентного синтеза происходит программирование основных параметров необходимого результата, а на основе обратных афферентаций — постоянная оценка (контроль) параметров полученного результата. Итогом взаимодействия этих?про-цессов становится «трансформация результатов афферентного синтеза в весьма адекватные распределения эфферентных возбуждений по ра­бочим органам» (Анохин П. К., 1968. - С. 241). Если будет достигнут ожидаемый результат, деятельность функциональной системы прекра­щается, отсутствие нужного результата приводит к реорганизации ФС. Акцептор результатов действия постоянно принимает информацию о достижении приспособительных результатов и проводит оценку их соответствия исходной потребности. Акцептор результатов действия формируется в виде определенного комплекса эфферентных возбужде­ний, соответствующих исполнительному акту, но еще не реализованных в виде определенных действий (Судаков К. В., 1987).

Обратная афферентация информирует о результатах совершенно­го действия, позволяет оценить успешность совершаемого действия.

П. К. Анохин выделяет две отдельные формы результативных обрат­ных афферентаций.

  1. Поэтапная OA дает информацию о результатах промежуточных действий, необходимых для получения конечного результата.

  2. Санкционирующая OA сообщает об окончательном выполнении поведенческого акта и закрепляет наиболее успешную интегра­цию соответствующих ему афферентных возбуждений.

Отдельные функциональные системы взаимодействуют на основе иерархического и многосвязного принципов. Иерархическое взаимо­действие предполагает, что результат деятельности одной системы входит в качестве компонента в результат деятельности другой. Одна ведущая ФС, отвечающая определенной потребности, сменяется дру­гой ФС, отвечающей следующей по очереди потребности.

Многосвязный принцип отражает обобщенную деятельность ФС. Изменение результата деятельности одной ФС приводит к изменению результатов деятельности других систем.

Целостный организм представляет, таким образом, иерархию мно­жества функциональных систем с использованием принципа много­связного регулирования (Судаков К. В., 1987).

Полноценная функциональная система, в соответствии с характе­ризующими ее основными признаками, таким образом, должна вклю­чать в свой состав следующие звенья:

а) рецепторные аппараты для получения информации;

б) проводящие пути от периферии к центру;

в) межцентральные связи, позволяющие интегрировать поведен-
ческий акт;

г) совокупность периферических органов, с помощью которых до-
стигается результат;

д) совокупность афферентных аппаратов, обеспечивающих обрат-
ную афферентацию
о степени успешности выполненного акта,
в которой представлены параметры достигнутого результата.

3.2. Принципы системогенеза

П. К. Анохин ставит вопрос о том, с помощью каких механизмов и про­цессов многочисленные и различные по сложности компоненты фун­кциональной системы, часто расположенные в организме далеко друг от друга, могут успешно объединяться (Анохин П. К., 1968).

Связывание отдельных звеньев в функциональные системы начина­ется задолго до полного их созревания. Гармоничное соотношение меж­ду многочисленными и различными по степени сложности, месторас­положению и зрелости компонентами устанавливается на основе дей­ствия механизма гетерохронии, выражающегося в избирательном и неодновременном росте различных структурных образований. Ге­терохрония проявляется в разном времени закладки, в разных темпах развития и в разных моментах объединения этих структур в онтогенезе.

Сформулированный А. Н. Севсрцовым принцип гетерохронии раз­вития органов и систем был испотьзован П. К. Анохиным и получил свое детальное развитие в теории системогенеза.

«Одной из основных закономерностей жизни организма является непрерывное развитие, поэтапное включение и смена сю функциональ­ных систем, обеспечивающее ему адеква) нос приспособление па различ­ных этапах постіштильной жизни».

«Могучим средством эволюции, благодаря которому устанавливаю'! -ся гармонические отношения .между всеми многочисленными и различ­ными по сложности компонентами функциональной системы... являет­ся гетерохрония в закладках к телшах рагпштнн различных структурных образований...» (Анохин П. К., 1968, — С. 81).

Гетерохрония выступает как специальная закономерность, состоя­щая в неравномерном развертывании генетической информации. Бла­годаря этому обеспечивается основное требование выживания ново­рожденного — гармоническое соотношение структуры и функции данного новорожденного организма с условиями среды.

Она же служит решению важнейшей задачи эволюции — постепен­ному наделению новорожденного организма полноценными и жизнен­но важными (в соответствии с возрастом) функциональными система­ми. А это означает, что избирательный гетерохронии й рост различных структур организма, в том числе и мозга как неоднородно]!) целого, бу­дет выражаться в виде неравномерного их созревания. Это может быть развитие отдельных клеточных элементов, их объединений и проводя­щих путей, которые принимают участие в объединениях с другими структурами, находящихся за се пределами, и позволяют решать пове­денческие задачи, соответствующие возрасту ребенка.

Таким образом, гетерохронность выступает центральным условием формирования ФС.

Закономерности неравномерного развития объединяются введенным в 1937 голу понятием «системогенез», с помощью которого рассматри­вается избирательное и ускоренное по темпам развития в эмбриогенезе разнообразных по качеству и локализации структурных образований. Последние, консолидируясь в целое, интегрируют полноценную фун­кциональную систему, обеспечивающую новорожденному выживание

(Анохин П. К., 1968). Термин «системо ге неп» отражает, таким образом, появление функций, а не органов, то есть появление полнопенных фун-кшюпалыгых систем с положительным приспособительным эффектом.

Системогеноз, как формирование функциональных сигтем, проис­ходит поэтапно, неравномерно, в соответствии со все более усложня­ющимися формами взаимодействия организма и среды и проявляется в двух основных формах.

Внутрисистемная гетерохрония связана с постепенным усложне­нием конкретной функциональной системы. Первоначально форми­руются элементы, обеспечивающие более простые уровни работы си­стемы, затем к ним постепенно подключаются новые элементы, что приводит к более эффективному и сложному функционированию си­стемы. Например, у новорожденного ребенка есть готовые системы, обеспечивающие ряд важных, но элементарных процессов — дыхания, сосания, глотания. В то же время у него можно видеть значительное несовершенство двигательных, зрительных, слуховых функций.

Наряду с внутрисистемной, имеет место и межсистемная гетеро­хрония, которая связана с неодновременной закладкой и формирова­нием разных функциональных систем. Например, автоматическое схватывание на первых месяцах жизни предмета, вложенного в руку, постепенно усложняется за счет появления зрительного контроля над действием руки, возникает межсистемная, зрительно-моторная коор­динация (Анохин П. К., 1968; Бадалян Л. О., 1987).

П. К. Анохин выделяет ряд основных закономерностей, принципов, действующих от момента закладки того или иного компонента систе­мы до появления полноценной функциональной системы.

  1. Принцип гетерохронией закладки компонентов функциональной системы рассматривался выше и в концентрированном виде суть его действия состоит в том, что, независимо от сложности и про­стоты закладываемых в разное время структурных компонентов функциональной системы, все они к определенному времени со­ставляют функциональное целое — функциональную систему. Например, первичные поля анализаторных систем закладывают­ся и созревают раньше ассоциативных областей мозга, но к опре­деленному возрасту все они включаются в обеспечение различ­ных функциональных систем.

  2. Принцип фрагментации органа указывает на постепенное созре­вание, на неоднородный состав органа в каждый момент разви­тия. В первую очередь развиваются те его фрагменты, которые будут необходимы для реализации жизненно важной функции в ближайший период онтогенеза.

При этом происходят опережающая закладка и развитие тех час­тей функциональной системы, которые окажутся наиболее важ­ными для решения адаптационных задач в ближайшее время (принцип опережающего развития). Напрн.мер, в эмбриогенезе нервная система закладывается раньше, чем другие органы орга­низма, поскольку в ближайшее время будет выполнять функцию их регуляции.

  1. Принцип консолидации компонентов функциональной системы на­чинает действовать с того момента, когда отдельные, раздельно созревающие ее компоненты достигают той степени зрелости, ко­торая оказывается достаточной дія их объединения в систему. Кри­тическим моментом в акте консолидации становится то, что один из компонентов занимает центральное, ведущее положение, и это при­дает системе определенную физиологическую архитектуру. Наиболее активное связывание различных узлов функцио/іаль-ных систем происходит в так называемые критические, сенситив­ные периоды и соответствует качественным перестройкам поведе­ния и психики. В ходе системогенеза происходят преобразования как внутри отдельных систем, так и между разными системами.

  2. Принцип минимального обеспечения функциональной системы за­ключается в том, что по мере созревания отдельных структурных единиц до определенной степени происходит их объединение в какую-то минимальную, несовершенную, но, тем не менее, ар­хитектурно и функционально полноценную ФС. Благодаря это­му ома становится в какой-то степени продуктивной, начинает выполнять приспособительную роль задолго до того, как полнос­тью созреет и все ее звенья получат окончательное структурное оформление. Так, система, обеспечивающая зрительное восприя­тие, начинает функционировать с момента рождения ребенка, но се роль в адаптивных возможностях претерпевает в ходе онтогене­за значительные изменения.

В своей теории П. К. Анохин рассматривал вопросы структуры и формирования функциональных систем, обеспечивающих врож­денные функции организма. Обращаясь к позже и тонко организо­ванным функциональным системам, которые обеспечивают приоб­ретаемые поведенческие акты в раннем и позднем постнатальном онтогенезе человека, он отмечает, что их формирование хоть и являет­ся менее демонстративным, но представляет собой реализацию того же гене j пческого хода, шел же закономерностей, что и в пренаталь­ний период.

В теории П. К. Анохина был раскрыт вопрос о том, что должна пред­ставлять физиологически функциональная система, каков биологи­ческий смысл ее существования и какие механизмы обеспечивают ее формирование.

3.3. Состав психологической функциональной системы и ее мозговая структура

Сложный состав функциональных систем, обеспечивающих осуще­ствление различных видов психической деятельности, должен ме­няться зависимости от изменения условий окружающей среды. Но в то же время в структуре функциональной системы должна присут­ствовать комбинация обязательных, жестких звеньев (Бехтерева Н. П., 1980), без которой невозможно ее существование.

Чем определяется такой набор обязательных компонентов? Во - пе рвы х необходимостью получения информации о том, в ка­ких условиях осуществляется приспособительная деятельность. Для этого в состав функциональной системы должен быть включен на­бор афферентных (настраивающих) звеньев. С точки зрения мозго­вой организации — это различные структуры задних отделов мозга, являющиеся центральными отделами анализаторных систем (второй функциональный блок мозга), и афферентная часть подкорковых об­разований, связанная с активационными процессами, мотивационно-потребностной сферой человека, а также процессами внимания, памя­ти и эмоциями (первый функциональный блок мозга).

Во-вторых, д.'ія осуществления приспособительной деятельно­сти необходим набор эфферентных (осуществляющих) компонентов, то есть в любой функциональной системе есть та часть, которая позво­ляет осуществить определенные действия на основании полученной и переработанной информации. С точки зрения мозговой организа­ции - это различные структуры передних отделов мозга, связанных с формированием программ поведения и их регуляцией в ходе выпол­няемой деятельности (третий функциональный блок мозга), а также эфферентная часть подкорковых образовании, связанная с организа­цией и координацией выполняемых действий (первый функциональ­ный блок мозга).

Эфферентная часть ФС тесно связана с афферентной еще по одно­му основанию, обусловленному необходимостью постоянного контро­ля выполняемой деятельности.

Это положение обосновали П. К. Анохин в теории ФС и Н. А. Берн-штейн в исследованиях структуры движения. Так, Н. А. Бернштейном было показано, что движение пе может быть обеспечено только эффе­рентными, двигательными импульсами, поскольку двигательный ап­парат обладает большим количеством степеней свободы. Необходима постоянная коррекция движения афферентными импульсами, кото­рые сигнализируют о положении движущихся конечностей в про­странстве, о состоянии мышц. И для каждого действия существует свой набор ведущих афферентаций (зрительных, слуховых, кинесте­тических и др.), необходимых для выполнения этих действий.

Таким образом, в состав ФС в качестве обязательных компонентов должны быть включены структуры, относящиеся к каждому из трех функциональных блоков мозга.

Конкретный состав функциональной системы (то есть специфичес­кое для каждой ФС сочетание афферентных и эфферентных звеньев) определяется предметным содержанием той деятельности, которую выполняет человек.

Известно, что характеристикой произвольного действия является его предметно-временной характер.

«Предметность действия задается тем, что различные действия, во-
первых, удовлетворяют некоторую жизненно важную потребность
субъекта и, значит в определенных своих параметрах жестко задаются
этой жизненной необходимостью, а во-вторых, развертываются во внеш-
нем мире и, чтобы быть успешными, вынуждены отвечать по своему строе-
нию свойствам этого мира» (Гордеева Н. Д., Зинченко В. П., 1982. —
С. 30). Это означает, что структура выполняемого действия жестко свя-
зана со смысловым содержанием объекта, на который она направлена,
а функциональная система, связанная с таким действием, должна при лю-
бых условиях включать в свой состав компоненты, обеспечивающие вы-
полнение разных звеньев этого предметного действия. !

Временная характеристика подразумевает, что действие разворачи­вается во времени, и это определяет последовательный, сукцессивный характер включения в работу тех или иных звеньев функциональной системы.

Это означает, что ФС не является застывшим, статичным образова­нием, а представляет собой динамическую, меняющуюся во времени структуру, с помощью которой всегда достигается инвариантный ко­нечный результат. Методологически это означает, что исследование и сравнительный анализ различных видов психической деятельности должны в первую очередь отталкиваться от ее результативной части.

Конкретные условия, в которых выполняется деятельность, опре­деляют, как и с привлечением каких средств она может быть осуще­ствлена. Они, таким образом, обусловливают вариативную часть

44

Раздел I. Теоретические основы нейропсихологии десткого возраста


функциональной системы, изменения которой зависят от изменения этих условий.

Следовательно, в функциональной системе должен быть инвариант­ный, обязательный набор звеньев, без которых невозможно достиже­ние результата (жесткие звенья) и которые ориентированы на пред­метное содержание выполняемой деятельности. Здесь же должен быть и набор вариативных звеньев, меняющихся в зависимости от условии выполнения предметной деятельности (гибкие звенья). Один и тот же человек может написать свое имя правой или левой рукой. Выполне­ние действия той или иной рукой определяет вариативное участие в нем разных отделов моторной коры, но участие выше лежащих отде­лов моторной области, обеспечивающих предметно-временную харак­теристику выполняемого действия, остается неизменным.

С нейропсихологической точки зрения работа функциональной си­стемы должна оцениваться по двум основным параметрам.

Первый из них — структурный, предполагает оценку того, ка­кие компоненты входят в структуру функциональной системы. С точ­ки зрения работы мозга это означает описание тех мозговых отделов (с соответствующими нервными механизмами), которые консолиди­рованы в функциональную систему.

Второй — содержательный, связан с определением того, какое психологическое содержание вносит каждый компонент функцио­нальной системы в ее общую работу, за какой психический процесс он отвечает в общей структуре психической функции. Напомним, что в теории системной динамической локализации корковых функций А. Р. Лурия соотношение этих двух параметров описывается с помо­щью понятия 4нейропсихологический фактор».

Важнейшая задача нейропсихологии детского возраста — раскрыть на основе рассматриваемых в нейропсихологии методологических принципов адекватность использования основных понятий теории функциональных систем и системогенеза при описании закономер­ностей структурно-функционального созревания мозга, а также нор­мального и аномального формирования психических функций.

Анализ структуры функциональной системы, иерархии внутрн-и межфункциональных связей позволяет оценивать специфику ново­образований психического развития, характеризующих разные этапы онтогенеза или разные виды патологии мозга.

Для этого необходимо рассмотреть вопрос о том, как принципы ра­боты и формирования функциональных систем реализуются вморфо-и функциогенезе мозга, а также в генезе психических функций и психи­ческой деятельности.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации