Реферат- Лобные доли и регуляция психической деятельности - файл n1.doc

Реферат- Лобные доли и регуляция психической деятельности
скачать (81 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc81kb.07.07.2012 22:59скачать

n1.doc

Содержание




Содержание 2

Введение 3

1.Структурная и функциональная организация лобных долей 4

2.Лобные доли и регуляция состояний активности 8

3.Лобные доли и регуляция движений и действий 10

4.Регуляция мнестических интеллектуальных действий 12

Заключение 15

Литература 16


Введение



Нейропсихология стала за последние десятилетия важной практической областью медицины, позволившей привлечь новые приемы с целью ранней и возможно более точной диагностики локальных поражений мозга и к научно обоснованному восстановлению функций. Одновременно она явилась мощным импульсом к пересмотру основных представлений о внутреннем строении психологических процессов, важнейшим средством создания теории мозговых основ психической деятельности человека. Кора головного мозга попала в центр внимания исследователей не так давно. Когда стало очевидным, что на лобные доли возложены сложнейшие функции управления. Точнее, эту роль играет лишь часть лобных долей, так называемая префронтальная кора.

Цель работы – определить роль лобных долей в регуляции психической деятельности человека.

Лобные доли являются позднейшим достижением эволюции нервной системы. Только у людей (и у высших приматов до некоторой степени) они достигают такого большого развития. Они играют решающую роль для целесообразного поведения высшего порядка – постановки задачи, проектирования цели, формулирования плана для её достижения, организации средств, при помощи которых такие план могут реализовываться, наблюдения и оценки последствий, чтобы видеть, что всё выполняется так, как намечено.

Лобные доли ответственны как за многие процессы, протекающие в мозге, так и за различные формы поведения человека. Серьёзные нарушения функций лобных долей, возникающие в результате неврологического заболевания, генетических отклонений или повреждения мозга, зачастую приводят к трагическим последствиям, психическим заболеваниям, а также к асоциальному поведению.

  1. Структурная и функциональная организация лобных долей



Анатомические, физиологические и клинические данные свидетельствуют о ведущей роли коры больших полушарий в мозговой организации психических процессов. Кора больших полушарий, прежде всего, новая кора, является наиболее дифференцированным по строению и функциям отделом головного мозга.

Новая кора (неокортекс), сформировавшаяся в процессе эволюции, выполняет разнообразные функции и играет немаловажную роль в переработке поступающих в мозг данных. Она состоит из четырёх основных долей, каждая из которых связана с определённым типом информации. Затылочная доля ответственна за переработку зрительных образов, теменная — за тактильную информацию, лобная — за двигательные функции, а височная имеет дело со звуками.

Лобная доля - передний отдел головного мозга, особенно развитый у организмов, наиболее высоко стоящих на зоологической лестнице, и в частности у человека. Различают правую и левую лобные доли, три главных извилины на их наружной поверхности, заднюю (предцентральную), среднюю и переднюю (полюс лобной доли) части этих извилин, внутреннюю поверхность и основание их с прилежащими к ним обонятельными трактами.

У человека лобные доли занимают больше четвертой части всех мозговых полушарий. По-видимому, лобные доли являются морфологической основой психических функций человека и его разума. При бодрствовании наблюдается более высокая активность нейронов лобных долей. Определенные области лобных долей (так называемая префронтальная кора) связаны многочисленными связями с различными отделами лимбической нервной системы, что позволяет считать их корковыми отделами лимбической системы. Префронтальные отделы коры головного мозга располагаются спереди от моторной и премоторной зоны. Префронтальные отделы коры головного мозга формируются лишь на поздних этапах филогенеза

Лобные доли — это своеобразный командный центр мозга: «мозг имеет своего главного управляющего, своего дирижёра, своего генерала: лобные доли» [1, с.46]. Потребность в подобном „органе управления“ возникла вследствие совершенствования различных отделов мозга, усложнения систем взаимодействия между ними и развития сознания. Э. Голберг определяет лобные доли как часть мозга, «которая делает вас тем, кто вы есть и определяет вашу самобытность, которая заключает в себе ваши влечения, ваши амбиции, вашу личность, вашу сущность» [1, с.19].

Лобные доли всегда вызывали у исследователей особый интерес и их функции долгое время были мало изучены. Прежде всего, это связано с особенностью клинической картины поражений: в отличие от других структур головного мозга, даже массивные поражения лобных долей не приводят к нарушениям зрения, слуха, тактильной чувствительности или двигательных функций. Поэтому лобные доли поначалу получили название "немых зон", и лишь много позднее были замечены истинные последствия нарушения лобных долей, а именно нарушение сложных форм поведения и сознательной деятельности.

Полвека назад И. П. Павлов провел такой опыт: у одной собаки удалил все задние отделы полушарий, оставив лобные доли; у другой, наоборот, удалил обе лобные доли мозга и сохранил его задние отделы. Стало ли различным поведение этих собак? Вот что писал И. П. Павлов, подводя итоги опыта: «Если вы у собаки вырежете всю заднюю часть больших полушарий, то вы получите животное в общем совершенно нормальное. Оно будет опознавать носом и кожей и вас, и пищу, и всевозможные предметы, с которыми оно встречается. Оно завиляет хвостом, когда вы его погладите... Оно выразит свою радость, узнав вас, но такое животное не будет на вас реагировать, если вы далеко стоите, т. е. оно не пользуется в нормальной мере глазами. Такая собака пользуется очень мало глазом и ухом, а в остальном она вполне нормальна. Если же вы вырежете переднюю часть больших полушарий, то перед вами будет, по-видимому, глубоко ненормальное животное. Оно не имеет никакого правильного отношения ни к вам, ни к своим товарищам — собакам, ни к пище, которой оно и не найдет, ни вообще ко всем предметам, ее окружающим. Это совершенно исковерканное животное, у него, по-видимому, не осталось никаких признаков целесообразного поведения. Таким образом, получается огромная разница между обоими животными: одним без передней и другим без задней: части полушарий. Про одно вы скажете, что оно слепо или глухо, но в остальном нормальное; про другое — что оно инвалид» [4].

Учёными был сделан вывод о том, что передние «ассоциативные» отделы лобных долей мозга тесно связаны с высшими психическими функциями. Основная теоретическая трудность в изучении лобных долей заключается в том, что их функции, как оказалось, нельзя выразить в устоявшихся в классической физиологии понятиях рефлекторной дуги. Возникает необходимость перейти к совершенно другим представлениям, таким как, например, понятие «рефлекторного круга» и механизмы саморегулирующихся систем.

Попытки понять функции лонных долей, и в особенности префронтальной коры головного мозга ещё не завершены. Э. Голберг описывает функции лобных долей: «Подобно функциям главного управляющего, функции лобных долей не поддаются простому определению. Они не заняты какой-то одной легко обозначаемой функцией. Пациент с заболеванием лобных долей сохранит способность двигаться, использовать язык, распознавать объекты и даже запоминать информацию. Но подобно армии без командира, с потерей лобных долей познавательная деятельность дезинтегрируется и, в итоге, распадается. В русском языке есть выражение «без царя в голове». Это выражение могло бы быть специально придумано для описания того, как повреждение лобных долей воздействует на поведение». [1. с. 47].

Префронтальная кора играет центральную роль в формировании целей и задач, затем в разработке планов действий, требующихся для достижения этих целей. Она выбирает когнитивные умения, требующиеся для воплощения планов, координирует эти умения и применяет их в правильном порядке. Лобная часть коры головного мозга так же ответственна за оценивание наших действий как успеха или неудачи относительно наших намерений.

Таким образом, лобные доли являются частью новой коры и занимают больше четвертой части всех мозговых полушарий. По-видимому, лобные доли являются морфологической основой психических функций человека и его разума, а так же играют важную роль в поведении человека. Повреждение или разрушение их не затрагивает ни зрения, ни слуха, ни осязания, ни движения, но нарушает целесообразный, организованный характер поведения.
  1. Лобные доли и регуляция состояний активности



Для протекания любых психических процессов необходим определённый тонус коры, и уровень этого тонуса зависит от поставленной задачи и от степени автоматизированной деятельности. Регуляция состояний активности составляет наиболее важную функцию лобных долей мозга. Клиницистам хорошо известен тот факт, что больные с массивными поражениями лобных долей мозга находятся, как правило, в состоянии сниженной активности, что их внимание легко отвлекается любым побочным раздражителем и что организовать их внимание, прочно подчинив его вызванному намерению, обычно невозможно.

Этот основной факт много раз описывался невропатологами и психиатрами, наблюдавшими больных с массивными поражениями лобных долей мозга, но не был, однако, предметом тщательного систематического исследования. Лишь за последние годы, в связи с успехами нейрофизиологии, и введением в клинику точных нейропсихологических и психофизиологических исследований, научный анализ той роли, которую играют лобные доли мозга в регуляции состояний активности, стал более доступен.

Значительная часть этих исследований, проведенных Е. Д. Хомской и ее сотрудниками, была посвящена изучению ориентировочных реакций и анализу той роли, которую лобные доли мозга играют в их регуляции.

Известно, что каждый новый или значимый раздражитель вызывает ориентировочный рефлекс или реакцию активации. Эта реакция активации приводит к усилению бодрственного состояния сознания и выражается в целом ряде физиологических изменений. У больных с очаговыми поражениями (опухолями) лобных долей мозга могут проявляться заметные патологические изменения вегетативных компонентов ориентировочного рефлекса. У одних таких больных вегетативные компоненты ориентировочного рефлекса могут быть слабо выражены, а иногда и совсем угнетены, у других они могут быть патологически усилены и иногда не угасать в течение длительного срока.

Лобные доли мозга играют существенную роль в сложных формах регуляции ориентировочного рефлекса и позволяют ближе подойти к механизмам того нарушения состояний активации, которые описывали клиницисты, наблюдая больных с массивными поражениями лобных долей мозга. Тот факт, что речевая система перестает в этих случаях участвовать в формировании прочных и избирательных состояний активности, которые лежат в основе любых сложных форм целенаправленного поведения, раскрывает важную сторону патологии лобных долей мозга и позволяет сделать важные выводы об их функциональном значении.

Итак, лобные доли мозга являются корковым аппаратом, регулирующим состояние активности. Они играют решающую роль в обеспечении одного из важнейших условий сознательной деятельности человека – создании необходимого тонуса коры.

  1. Лобные доли и регуляция движений и действий




Говоря о сложной функции лобных долей в целом, А.Р. Лурия [3] подчеркивал их роль в организации движений и действий. Это обусловлено прямыми связями передних отделов мозга с двигательной корой и позволяет рассматривать лобные системы в комплексе с моторной и премоторной зонами как корковые отделы двигательной сферы.

Больные с поражением лобных долей обычно пассивно лежат, не выражая никаких желаний и просьб, даже голод не выводит их из этого состояния. Уже при самом поверхностном наблюдении за больными с массивными поражениями лобных долей мозга становится очевидным нарушение у них замыслов и намерений. Как показывает опыт исследований таких больных, нарушаются лишь высшие формы организации сознательной деятельности, в то время как элементарные уровни их проявления сохраняются. Больной часто не может выполнить задание, не отвечает на вопросы и, казалось бы, не обращает внимания на собеседника. Однако если во время исследования раздается скрип двери и в палату входит сестра, больной поворачивается к ней, иногда даже непроизвольно откликается на ее беседу с другими больными. Опытные врачи хорошо знают, что беседа с соседом больного - верный способ вызвать активацию речевой деятельности у него самого.

Нарушение функций лобных долей приводит к распаду сложных программ деятельности и к замене их либо более простыми формами поведения, либо инертными стереотипами, потерявшими связь с ситуацией. Например, если больному предложить зажечь свечу, он успешно зажигает спичку, но вместо того чтобы поднести ее к свече, которую держит в руке, берет свечу в рот и начинает «раскуривать» ее, как папиросу. Новое и относительно мало упроченное действие заменяется, таким образом, хорошо упроченным стереотипом. Больные с поражениями лобных долей хорошо копируют действия врача, повторяя, например, движения его руки и пр. Однако если им предъявить речевую инструкцию, то они затрудняются ее выполнить. Характерным является то, что попытка использовать собственную речь в качестве регулятора поведения не компенсирует дефект: больной правильно повторяет инструкцию, но нужных действий не производит.

При массивном поражении лобных долей разрушается механизм, ответственный за формирование программы действия. Больные с двусторонним поражением лобных долей не только не способны выполнять сложные действия, но и не замечают допускаемые ошибки. Другими словами, они утрачивают контроль над своими действиями, происходит распад функции «акцептора действия» (по П. К. Анохину). Специальные исследования показали, что последнее ограничивается только собственными действиями. Больной способен отметить аналогичные ошибки, допущенные другим лицом.

  1. Регуляция мнестических интеллектуальных действий



Нарушение динамического компонента движений связано с нарушением динамики протекания интеллектуальных и мнестических процессов. В структуре синдрома можно видеть трудности решения арифметических задач в виде застревания больного на первоначально выполненных действиях, препятствующего переходу к последующим, а так же в виде невозможности сменить неправильный алгоритм решения на правильный.

Например, больные затрудняются в воспроизведении последовательностей в обратном порядке (декабрь, ноябрь, ...январь; воскресенье, суббота, ...понедельник), правильно начинают выполнение задания, но постепенно соскальзывают на автоматизированный прямой ряд. Коррекция ошибок имеет место, но не приводит к успеху, после коррекции больной вновь актуализирует последовательность в прямом порядке. Аналогичные трудности возникают при выполнении счетных операций: вычитание и деление заменяются сложением и умножением. В задачах на произвольное запоминание у больных этой группы наблюдается феномен проактивного торможения, состоящий в том, что запоминание и воспроизведение предшествующего материала отрицательно влияет на запоминание и воспроизведение последующих стимулов, замещая их в случае грубо выраженной патологической инертности.

Поражения лобных долей не приводит к первичным нарушениям памяти, однако, в этих случаях существенно страдает другая сторона мнестической деятельности, а именно возможность создавать прочные мотивы запоминания и поддерживать активное напряжение, необходимое для произвольного запоминания. В результате процесс запоминания и воспроизведения материала существенно нарушается. Всё это свидетельствует о том, что при поражении лобных долей мозга страдает не первичная основа памяти, а сложная мнестическая деятельность в целом.

У больных с поражением лобных отделов мозга фонетическая, лексическая и логико-грамматическая функции речи сохранны. Вместе с тем у них наблюдают грубейшие нарушения регулирующей функции речи, т. е. возможность направлять и регулировать поведение с помощью, как чужой, так и собственной речи. Больные не способны создавать прочные мотивы запоминания и поддерживать активное напряжение, необходимое для произвольного запоминания. В случаях наиболее массивных поражений лобных долей мозга инертность наблюдается при воспроизведении фраз.

Нарушение мнестической функции распространяется на запоминание материала любой модальности, независимо от уровня смысловой организации материала. Объем непосредственного запоминания соответствует показателям нормы в их средних и нижних границах. При воспроизведении рассказа имеют место конфабуляции включения фрагментов из других смысловых отрывков.

У больных нарушается интеллектуальная деятельность, начиная от наиболее простых и наглядных ее форм и кончая сложными видами отвлеченной дискурсивной деятельности. Нарушается, как правило, программа действий, включённых в состав интеллектуального акта, и больной заменяет подлинную интеллектуальную деятельность либо серией импульсивно возникающих фрагментарных догадок, либо же воспроизведением инертных стереотипов. Эти симптомы ярко проявляются при пересказе больными достаточно сложной сюжетной картинки. Они не способны сопоставить детали картинки друг с другом, затем выдвинуть некоторую гипотезу и сверить ее с реальным содержанием картинки.

В ещё более отчётливой форме процесс нарушения интеллектуальной деятельности у больных с поражением лобных долей мозга выступает при решении сравнительно сложных задач, которые требуют составить программу из нескольких последовательных действий. Прочитав условие задачи, больной оказывается не в состоянии правильно повторить их, обычно опуская самую важную часть задачи – её конечный вопрос. Больной так же не может составить программы (стратегии) решения и заменяет её фрагментарными, не подчинёнными общему плану операциями. Больной не сличает проделанных операций с исходными условиями, не ощущает противоречий между полученными результатами и условиями. По мнению Лурии А. Р. [3] наблюдение за решением сложных задач является наиболее тонким средством диагностики поражений лобных долей.

Таким образом, лобные доли выполняют функцию программирования, регуляции и контроля мнестико-интеллектуальных процессов. Поражение лобных долей приводит к грубейшему нарушению регуляции мнестической и интеллектуальной деятельности.

Заключение



Лобные отделы мозга представляют собой сложное образование и по своей структурной организации и по тем функциям, которые они обеспечивают в целостной системе психики. Они обеспечивают саморегуляцию психической деятельности в таких ее составляющих, как целеполагание в связи с мотивами и намерениями, формирование программы реализации цели, контроль за осуществлением программы и ее коррекция, сличение полученного результата деятельности с исходной задачей. По-видимому, лобные доли являются морфологической основой психических функций человека и его разума, а так же играют важную роль в поведении человека. Повреждение или разрушение их не затрагивает ни зрения, ни слуха, ни осязания, ни движения, но нарушает целесообразный, организованный характер поведения.

Лобные доли мозга являются корковым аппаратом, регулирующим состояние активности. Они играют решающую роль в обеспечении одного из важнейших условий сознательной деятельности человека – создании необходимого тонуса коры, а так же выполняют функцию программирования, регуляции и контроля мнестико-интеллектуальных процессов. Поражение лобных долей приводит к грубейшему нарушению регуляции мнестической и интеллектуальной деятельности.

Лобные доли функционируют как часть всего неокортексного модуля, поэтому многие их функции фактически вовлекают в той или иной мере другие участки коры, мозга в целом. Это важнейшая часть сложного механизма регуляции поведения.

Литература





  1. Голберг Э. Управляющий мозг: Лобные доли, лидерство и цивилизация/пер с англ. Д. Бугакова. М.: «Смысл», 2003.

  2. Корсакова Н.К., Московичюте Л.И. Клиническая нейропсихология. М.: МГУ, 1988.

  3. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Издательский центр «Академия», 2003.

  4. Мозг и регуляция поведения/ http://man.claw.ru/shared/text/3050.htm

  5. Хомская Е. Д. Нейропсихология: 4-е издание. СПб.: Питер, 2005.





Содержание
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации