Синтаксические средства выражения эмоций в романе с. Моэма «театр» - файл

приобрести
скачать (70.6 kb.)



446
УДК 81’367:82-3
СИНТАКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ В РОМАНЕ
С. МОЭМА «ТЕАТР»
SYNTACTIC MEANS OF EMOTIONAL EXPRESSIVENESS IN THE NOVEL
“THEATRE” BY SOMERSET MAUGHAM
А. П. Фролова, студентка
ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва»
Аннотация.
Статья посвящена выявлению и исследованию синтаксических структур как средств выражения эмоций на материале произведения английского писателя Сомерсета Моэма «Театр». Особое внимание обращается на особенности данного стилистического средства, а также различные способы его проявления, использующиеся в романе. В качестве исследовательской задачи автором была определена попытка оценить роль влияния данного явления на эмоциональную выразительность текста.
Abstract: The article is devoted to the identification and research of syntactic structures as a means of emotional expressiveness on the material of Somerset
Maugham’s novel «Theatre». Particular attention is paid to the features of this stylistic device, as well as various ways of its development, used in the novel. As a research task, the author defined an attempt to assess the influence of this phenomenon on the emotional expressiveness of the text.
Ключевые слова: синтаксические структуры, эмоциональная выразительность, антитеза, повторение, инверсия, сравнение, риторический вопрос, ирония.
Keywords: syntactic structures, emotional expressiveness, antithesis, repetition, inversion, comparison, rhetorical question, irony.
Известно, что для эмоционального усиления высказывания используются разнообразные выразительные средства, одними из которых являются синтаксические структуры, справедливо именуемые такими лингвистами, как
Л. М. Михайлов и Р. С. Сакиева, эмоциональными конструкциями. По мнению
Михайлова, они выступают в роли аффективной реакции говорящего на неожиданную информацию, не всегда понятную и осмысленную собеседником
[1, c. 285–286]. Что же касается Р. С. Сакиевой, то она считает, что эмоциональное значение, отражая действительность через эмоциональную сферу человека, поступает в ранг содержательного аспекта предложения.
Данное значение может доминировать над остальными и стимулировать появление новых высказываний, которые отличаются в семантическом плане эмоциональностью как главенствующим признаком [2, c. 181].
Возвращаясь к эмоциональным конструкциям, отметим, что основная цель этих особых структурных образований заключается в выражении эмоционально окрашенного, субъективно-оценочного отношения к тому или иному объекту.


447
Рассмотрение данных синтаксических структур с позиции эмоциональной
«наполненности» не может не вызывать к ним интерес в силу недостаточной изученности данной темы в сфере лингвистики эмоций, тем более что, по словам И. С. Кузьминой, чувственно-эмоциональная сфера составляет особый блок текстовой референции [3, с. 66].
Хотим обратить внимание, что при рассмотрении синтаксических структур мы придерживались общепринятой классификации предложений, так как, на наш взгляд, она показалась нам наиболее подходящей для проведения соответствующего анализа на основе произведения «Театр» Сомерсета Моэма.
Исследование эмоциональных конструкций, которые так или иначе ограничены рамками предложения, выступающего в роли синтаксической единицы, затрагивает несколько типов предложений, а принимая во внимание тот факт, что границы системы коммуникативных типов высказываний в контексте подвижны, предложения способны выражать дополнительные значения. Например, в повествовательно-вопросительном предложении «I wonder if I'm too old to play Hamlet» [6, c. 298] выражение “I wonder” в большей степени передает эмоциональное состояние героя, а не его желание узнать ответ на вышеприведенный вопрос. В повествовательно-побудительном предложении «If you want to be an actor I suppose I can't stop you,» he said, «but damn it all, I insist on your being educated like a gentleman» [6, c. 33] прослеживается реализация значения требования с помощью глагола «to insist».
По словам Н. С. Трубецкого, в вопросительных предложениях, на которые заинтересованно реагирует собеседник, эмоциональное и вопросительное находятся в различных пропорциях [3, с. 372]. Например, в вопросительном предложении «If you're in love with Avice Crichton why don't you tell me so?» [6, с. 231] присутствует явный упрек со стороны главный героини Джулии
Ламберт, на который указывает конструкция «Why don’t…?». Упрек и удивление следует рассматривать в качестве основных эмоций, реализующихся в данном типе предложений.
Как правило, наличие эмоциональной окраски характеризует восклицательные предложения. В них эмоциональная окрашенность передается специальной восклицательной интонацией. Принято выделять три группы структурных единиц, которые выражают восклицание. Первую группу составляют структурные единицы, имеющие исключительно восклицательную интонацию и выполняющие функцию привлечения внимания. Иными словами, это междометия, которые выражают эмоции страха, удивления или восторга
(«My God!» [6, с. 67]), обращения («Michael!» [6, c. 47]), структурные оценочные единицы, начинающиеся с вопросительных слов «What» / «How»
(«What a grand woman!» [6, c. 51]), эмфатические конструкции («That would be terribly kind of you!» [6, c. 14]).
Вторую группу образуют выступающие как в восклицательной, так и в невосклицательной функциях структурные единицы. Выполняя основную задачу декларативного предложения, они, в свою очередь, передают эмоции смятения, отчаяния или возмущения. Например, в высказывании «You're not


448 going to leave me now!» [6, c. 34] отчетливо прослеживается возмущение главного героя Майкла, которому так не хотелось отпускать от себя Джулию.
В третью группу входят комбинаторные сочетания вышеперечисленных синтаксических структур. В произведении Сомерсета Моэма распространение таких сочетаний наиболее широко, например:
«Oh my dear,» cried Julia gaily, «how marvellous!» [6, c.193]
Наряду с этим необходимо отметить следующее: согласно количеству синтаксических позиций предикативного ядра различают двусоставные, односоставные и эллиптические, неполные предложения. Что касается эмоциональной окраски односоставных предложений, Л. А. Евсеева отмечает, что в рамках реального речевого общения они являются особым семантико- структурным типом простого предложения и функционируют в речи из-за необходимости эмоциональной оценки носителя признака и ситуации речевого общения. Отсюда следует, что их реализация – признак эмоционального плана текста и эмоциональной насыщенности высказываний, которая образуется из совокупности интонационных факторов [4, c. 25].
Основываясь на вышеупомянутой классификации, попытаемся теперь проанализировать примеры таких предложений в произведении. Например, представляя собой разновидность односоставных эмоционально-оценочных предложений, такое субстантивное высказывание, как «Oh, my dear man…» [6, c. 284], обладает высокой степенью эмоциональной выразительности. В другой разновидности односоставных конструкций, а именно в адъективном предложении, как, например, в «Oh, how divine!» [6, с. 118], лексическое значение основного слова однозначно указывает на испытываемую говорящим эмоцию восхищения.
Что касается эллиптических и неполных предложений, то они в основном свойственны диалогической речи:
«It made a damned good photograph, didn't it?»
She could not but laugh.
«You pig. You filthy pig.» [6, с. 209]
Такие предложения считаются эмоциональными синтаксическими концептами в силу их структурного выделения на фоне полносоставных и экспрессивного воздействия на адресата.
Как показал анализ данного литературного произведения Сомерсета
Моэма, среди типов предложений более широкое распространение имеют все же двусоставные, поэтому представляется очевидным тот факт, что синтаксису сложного двусоставного предложения также свойственен свой эмотивный потенциал с характерными средствами эмоционального выражения. Для более полной характеристики рассматриваемого вопроса обратимся к некоторым широко распространенным в тексте стилистическим средствам выражения эмоций, которые используются на синтаксическом уровне.
Например, в роли средства уподобления одного объекта другому по тому или иному признаку в языке выступает сравнение:
«It was much funnier than he imagined.» [6, c. 279]


449
Также зачастую в целях создания логического напряжения автор вводит инверсию:
«Great actress you may be….» [6, c. 174]
Кроме того,
Сомерсет Моэм умело использует иронию для описания отношений между двумя главными героями – Джулией и Майклом – для того, чтобы показать нам, насколько смешным казалось желание актрисы соблазнить своего коллегу Майкла:
«
She did everything to seduce him except slip into bed with him, and she only did not do that because there was no opportunity» [6, c. 37].
Теперь приведём пример повторения, использующегося обычно в состоянии эмоционального напряжения или стресса:
«I must keep my temper. I must keep my temper. Why was I such a fool as to give him a racing punt?» [6, c. 151].
В данном высказывании Джулии фигурирует двукратное повторение фразы «I must keep my temper». В вопросительном предложении сочетание усилительного прилагательного «such» и бранного слова «fool» иллюстрирует эмоциональное состояние героини.
Рассмотрим пример антитезы, сопоставляющей противоположные по смыслу образы, понятия или чувства главных героев или самого автора:
«And his love of art filled her with a faint derision; after all she was a creator, when all was said and done he was only the public» [6, c. 108].
Такому стилистическому средству, как анафора, свойственен повтор звуков, слов и словосочетаний в начале каждого речевого отрывка:
«Have you done all this to get me to stay on for another year? Have you broken my heart and ruined my whole life just to keep me in your rotten theatre?» [6, c. 59].
В приведенном примере хорошо чувствуется возмущение Джулии над сложившейся ситуацией.
Кроме того, в произведении «Театр» очень часто прослеживаются предложения с большим количеством союзов между однородными членами.
Данный стилистический прием носит название полисиндетон, и он придаёт значение буквально каждому слову в предложении и усиливает речевую выразительность:
«When I'm sixty I shall let myself go. I shall eat all the bread and butter I like.
I'll have hot rolls for breakfast, I'll have potatoes for lunch and potatoes for dinner.
And beer. God, how I like beer. Pea soup and tomato soup; treacle pudding and cherry tart. Cream, cream, cream. And so help me God, I'll never eat spinach again as long as I live» [6, c. 59].
В вышеизложенном примере сочетание полисиндетона и лексического повтора только увеличивает напряжение, которое характеризуется отношением главной героини к вредной, но такой желанной для нее пище.
В данном художественном произведении можно заметить также превалирование устойчивых выражений, которые очень часто используются автором для усиления экспрессивности. Для подтверждения вышесказанного предлагаем рассмотреть ряд наиболее запомнившихся нам примеров:


450
«How do I know? It's quite obvious that you don't care two straws for me» [6, c.
67].
В вышеприведенном предложении выделенная идиома означает «не заботиться о состоянии кого-либо» и указывает на гневное состояние актрисы
Джулии Ламберт.
Удивительно не только многообразие самих идиом в тексте, но и количество выполняемых ими функций. Условно разделим эти функции на несколько частей:
1) Одни помогают создать образы героев в произведении и изобразить их характеры:
«Julia was a damned good sort and clever, as clever as a bagful of monkeys» [6, c. 89].
2) Другие выражения показывают поведение героев:
«Oh what's the good of beating about the bush? How could I ask a decent girl to marry me?» [6, c. 229].
3) Третьи передают чувства и эмоции персонажей, скрытые на первый взгляд:
«Suddenly her heart gave an exultant leap» [6, c. 278].
Говоря о частоте использования устойчивых выражений в художественном тексте, нам хотелось бы также обратить внимание на употребление фразеологизмов, которые делают повествование автора таким ярким и насыщенным:
«Hard as nails. And with an eye to the main chance. Doing the colonel's daughter on me» [6, c. 225].
Вышеизложенные выражения будут рассматриваться как эмоционально- оценочные фразеологизмы, которые Моэм умело вписывает во внутренний монолог главной героини.
При перечислении стилистических средств, выражающих эмоции персонажей в произведении, нельзя не упомянуть ещё об одном, но практически противоположном по своему значению, чем у предыдущих, средстве. Речь идёт о клише, которое является уже давно ставшим банальным и избитым выражением. К клише можно также отнести единицы, которые встречаются в тексте уже многократное количество раз. При употреблении так называемых «литературных штампов» теряется экспрессивность высказывания и снижается эмоциональное воздействие на читателя:
«She wore diamonds in her dark hair and diamond bracelets on her arms» [6, c. 216].
В этом предложении, например, мы видим уже давно ставшее банальным описание девушки, образ которой встречается практически в каждом романе того времени.
И последнее стилистическое средство, рассматриваемое на синтаксическом уровне, которое мы хотели бы осветить в данной статье, – это риторический вопрос:
«But what did they mean when they said an actress had genius?» [6, c. 152].


451
В данном контексте риторический вопрос используется в целях усиления смысла высказывания и для выражения эмотивной реакции говорящего, то есть
Джулии Ламберт.
Таким образом, результаты проведенного нами анализа позволяют сделать некоторые частные выводы, представляющие интерес для нашего исследования. К ним можно отнести то, что ш ирокое использование в романе большого количества стилистических средств придает повествованию особую эмоциональную выразительность. Кроме того, каждое лингвистическое средство в романе несет в себе определенную функциональную нагрузку, отражая внутренний мир персонажей и превращая повествование в более образное и экспрессивное. Что касается именно синтаксических средств выражения эмоций в произведении, то путем многочисленных исследований мы выяснили, что они наравне с другими выразительными средствами также способны передавать весь эмоциональный спектр говорящего.
Список использованных источников
1. Михайлов Л. М. Грамматика немецкой диалогической речи. М., 1986 2. Сакиева Р. С. Немецкий язык. Эмоциональная разговорная речь. М. : Высш. шк.,
1991. 192 с.
3. Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М, 1960. 372 c.
4. Евсеева Л. А. Реализация эмоциональных парадигм в речи : автореф. дис. … канд. филол. наук. Белгород: БГУ, 2002. 25 c.
5. Кузьмина И. С. Когнитивно-референциальные особенности текстопостроения художественных произведений для детей (на материале английского языка): дис. ...канд. филол. наук. Саранск, 2012. 207 с.
6. Моэм У. С. Театр: книга для чтения на английском языке. СПб. : КОРОНА принт:
КАРО, 2015. 384 с. (Серия «Classical Literature»).
УДК657.1:658.1
АНАЛИЗ БУХГАЛТЕРСКОГО БАЛАНСА, СФОРМИРОВАННОГО В ФОРМАТЕ
РСБУ И МСФО, И ЕГО ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
ANALYSIS OF THE BALANCE SHEET, FORMED IN THE FORMAT OF RAS AND
IFRS, AND ITS INFORMATION SUPPORT
И. В. Германюк, магистрант
ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва»
Аннотация. В настоящее время возникает необходимость модернизации национального учета и отчетности с целью выхода организаций на международный рынок. Сегодня российская практика все больше и больше ориентируется на международные стандарты финансовой отчетности.
Программа разработки ФСБУ для частного сектора, и в частности проект стандарта «Бухгалтерская отчетность», способствует сближению национальных и международных стандартов. Исследована методика анализа бухгалтерского баланса, составленного в соответствии с МСФО.


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации