Курсовая работа - Личность правонарушителя - файл n1.doc

Курсовая работа - Личность правонарушителя
скачать (132 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc132kb.07.07.2012 03:45скачать

n1.doc

Содержание


Введение 3

Глава 1. Понятие личности правонарушителя 5

Глава 2. Условия и факторы формирования личности правонарушителя 13

Глава 3. Роль макро и микросреды в формировании личности правонарушителя 18

Заключение 27

Список использованной литературы 29



Введение



Каждая личность уникальна, и говорить о личности как о представителе определенного множества индивидов можно лишь в плане тех отдельных личностных особенностей, которые наиболее часто встречаются в данной социальной общности.

В отдельном правонарушителе нельзя абсолютизировать какие-то преступные его особенности. В то же время у каждого преступника можно обнаружить то общее, что характерно для всех преступников определенной категории.

Исследования личности преступника проводились в Советском Союзе начиная с первых лет советской власти. Значительный вклад в исследование личности правонарушителя внес социолог М.Н. Гернет, проводивший исследование личности преступника по следующим факторам: социальное положение, пол, возраст, национальность, воспитание и образование осужденных, жилищные и семейные условия, происхождение из города или из села, отношение к алкоголизму.

В 60-х годах изучением личности преступника занимался А. Б. Сахаров. Он связывал индивидуальные черты преступной личности с социальными явлениями и процессами, основополагающим ядром такой личности Сахаров полагал ее антиобщественную установку. В коллективной работе «Личность преступника» дается обобщенный социально-демографический портрет правонарушителя 70-х годов. Авторы указы вали на то, что 85% преступников составляют мужчины, преимущественно, с незаконченным средним образованием, представители малоквалифицированных профессий. Наиболее активное преступное поведение приходилось на возраст 25-29 лет.

Глубокие исследования преступности молодежи и подростков провел проф. К.Е. Игошев. Он проанализировал мотивацию право нарушений и пришел к выводу, что около половины (48,9%) преступлений и правонарушений имеют в своей основе неосознанные мотивы, что свидетельствует о непредумышленности и импульсивности преступных действий, совершаемых подростками и молодежью.

Личность правонарушителя – понятие многогранное, с ярко выраженным междисциплинарным характером, поскольку изучается не только психологами, но и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и процессу, криминологии и криминалистике. В юридической психологии данная проблема одна из центральных.

Актуальность темы курсовой работы обусловлена, с одной стороны, существенной ролью, занимаемой преступностью в общей структуре преступности, с другой — необходимостью изучения ценностно-смысловой сферы несовершеннолетних правонарушителей с целью выделения особенностей развития этой сферы у несовершеннолетних правонарушителей. Актуальность исследуемой проблемы, ее недостаточная разработанность, определили выбор темы исследования, ее объекта и предмета. Объектом исследования является ценностно-смысловая сфера личности.

Глава 1. Понятие личности правонарушителя



Личность правонарушителя представляет собой совокупность взаимосвязанных личностных черт и образований, ядром которых являются негативные свойства, образовавшиеся в результате смены образа жизни, социальных ролей и характера контактов с другими людьми.

Соотношение между понятиями «личность преступника» и «преступник» такое же, как между «личностью» и «человеком». «Человек» – более широкое понятие, чем «личность». «Личность» – более конкретная социальная характеристика «человека», относительно более поздний продукт развития человека, ибо «личностью» не рождаются, ею становятся.

Более того, категорию «личность», очевидно, не­возможно исчерпывающе определить в рамках любой одной науки. Скорее надо согласиться с тем, что изучение личности отдельными отраслями человеческих знаний есть лишь частное решение проблемы.

Человек изучается многими науками - педагогикой, медициной, биологией, физиологией, психологией, этикой, социологией, эстетикой, правом, философией и др., но каждая наука интересуется им по-своему.

Так, этика изучает личность как носителя и творца материальных ценностей.

Психология определяет личность с позиции и в связи с психической деятельностью.

В социологии личность - это определенная форма об­щественных отношений, а в юриспруденции - лишь носитель определенных прав и юридических обязанностей.

Наиболее общее определение личности призвана, конечно, дать философия - наука об общих закономерностях природы, общества и познания. Но и здесь мы встречаем немало различных объяснений.

Личность – это не просто совокупность сформированных в социальной среде характеристик человека, но такая совокупность, которая дает основание говорить о личности как определенной целостности, в которой все характеристики взаимосвязаны и взаимно обусловлены.

Преступное поведение, как и общественно приемлемое, реализуется в пределах физических и психических возможностей человека. Преступление совершает человек, при этом он учитывает и свои физические возможности. Не случайно, например, на совершение разбойных нападений, грабежей в основном решаются молодые люди, обладающие силой, ловкостью, способностью подавить сопротивление жертвы и быстро скрыться с места происшествия. Однако, все-таки суть отличия преступного поведения от правомерного заключается не в специфических физических и психических возможностях субъекта, а в мотивации, направленности поведения.

Преступление – это вовсе не какой-то особый вид деяний, требующих необычных психофизиологических качеств. Преступников, как показывают криминологические исследования, отличают от иных граждан, прежде всего, ценностные ориентации, потребности, интересы, взгляды, социальные установки. Другими словами, речь идет о социально приобретенных характеристиках, отражающих личностные особенности.1

Указанный подход к пониманию личности преступника является по существу единым, общим. В то же время разными авторами это понятие наполняется все-таки разным содержанием. Можно выделить три значения понятия личности преступника в советской криминологии. В первом значении «личность преступника» – это личность человека, совершившего преступление. Имеется в виду, что каждый человек, поскольку он формируется и живет в обществе, является личностью. В том числе и каждый преступник. Поэтому указанное определение в равной мере относится ко всем лицам, виновно нарушающим уголовный запрет и являющимся субъектами преступления. Такая трактовка рассматриваемого понятия представляется наиболее правильной. В целях обеспечения большей строгости понятия «личность преступника» следует употреблять его именно в этом значении.

Во втором значении понятие «личность преступника» отражает лишь ту совокупность его социальных свойств, связей, отношений и т.п., которые во взаимодействии с социальными условиями определили совершение преступления.

Личность преступника – наиболее широкое и емкое понятие, выражающее социальную сущность лица, сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями и в той или иной мере определившие совершение преступления. Словом, речь идет о специфическом, «урезанном» социальном «лице» преступника. Стремление к подобной конкретизации понятно. Личность – явление многогранное, и важно понять, что именно подлежит в ней изучению при криминологическом исследовании.

В третьем значении понятие личность правонарушителя сужается еще более, чем во втором, и означает лишь определенный специфический тип личности, имеющий качественные отличия от личности человека, ведущего себя правомерно. Вообще говоря, выделение такого специфического типа личности, который отличается от иных социальных типов и обладает характеристиками, обусловливающими большую вероятность преступного поведения в определенных условиях, и возможно, и правомерно. Криминологические исследования показывают, что у значительной части лиц, преступающих уголовный запрет, фиксируются заметные особенности потребностей, интересов, нравственных, правовых взглядов, ценностных ориентаций, отличающие их от тех, кто ведет себя устойчиво правомерно. В то же время вряд ли правильно этот социальный тип личности называть личностью преступника.

Выявление указанных особенностей наиболее эффективно, когда оно осуществляется заблаговременно, до совершения преступления и позволяет своевременно оказывать положительное влияние на личность и на ее социальную среду.

Констатация у конкретных лиц соответствующих личностных особенностей может давать основания относить этих лиц к специфическому социальному типу, но называть этих лиц представителями типа «личность преступника» до совершения преступления было бы неправильно. К тому же сами по себе отрицательные личностные качества, как бы они ни были выражены, еще однозначно не определяют совершение преступления. Надо, чтобы такое лицо находилось в подходящих для совершения преступления условиях.

В самом общем виде можно сказать, что понятие «социальный тип криминогенной личности» отражает определенную целостность социально приобретенных, относительно устойчивых характеристик, определяющим в которой является несоответствие содержания сознания и поведения человека ценностно-нормативной системе, сложившейся в обществе. Это в некоторых условиях повышает вероятность совершения преступления, по сравнению с иными социальными типами личности.

Представители социального типа криминогенной личности, как показывают криминологические исследования, вполне адаптированы к той конкретной социальной среде (и, прежде всего, микросреде), в которой они сформировались и где протекает их жизнедеятельность. С этой точки зрения недопустимо применение к таким лицам термина «ущербная личность», а также утверждение, что для них характерно «соединение атавистических черт личности прошедших эпох». Пережиточные явления в такой личности проявляются лишь постольку, поскольку они сохраняются в социальной среде.

Многообразие связей, свойств и типичных признаков, которые определяют личность преступника, криминология изучает в двух аспектах: юридическом и социолого-психологическом.

Она рассматривает проблемы личности преступника только в контексте его общественно опасного, виновного и противоправного деяния, а не вне его. О личности преступника можно говорить лишь в связи с совершением преступления, так как анализ этой проблемы строится на уголовно-правовой концепции субъекта преступления. Криминология изучает, прежде всего, социально значимые черты и свойства лиц, совершивших преступления, прослеживает типологические особенности личности преступника, характеризуя его как особый социальный тип, который объединяет типичные, раскрывающие сложный механизм преступного поведения, социально-правовые признаки всех лиц, совершивших преступления, в данный период времени.

Теория личности правонарушителя объединяет лиц, совершивших преступление. Поэтому необходим анализ всей совокупности антисоциальных взглядов, навыков, привычек и наклонностей, ценностей и убеждений, деформированных потребностей и интересов, мотивов и целей, которые порождают преступное поведение личности. 2

Таким способом можно раскрыть те социальные связи и отношения, которые, в конечном счете, сформировали антисоциальную направленность личности преступника, его негативное или нигилистическое отношение к определенным общественным отношениям. И поскольку всякий преступный акт отражает, прежде всего, интеллектуальные, эмоциональные, волевые и нравственные качества человека, для криминологии важно установить объективные характеристики этих качеств, проследить этапы их деформации. На основе этого она может построить целостную классификационную систему криминогенных обстоятельств в социальной сфере, которые детерминируют личность преступника и его преступное поведение.

Главной отличительной чертой личности правонарушителя является его деформированное нравственное и правовое сознание. В соответствии с этим и совершенным конкретным преступлением личность преступника следует ограничивать от личности остальных людей. Личность преступника – это личность человека, который «самовольно порвал какой-нибудь узел из множества социальных узлов», связывающих его с государством и обществом.

Изучение личности преступника охватывает и исследование видов социальных характеристик, которые помогают выяснить все ее структурообразующие элементы.

Система этих социальных характеристик (по поводу которой существуют различные точки зрения) включает:

а) социально-демографическую;

б) уголовно-правовую;

в) социально-психологическую;

г) социально-нравственную.

Социально-демографическая характеристика представляет богатую эмпирическую информацию о социальном статусе, множестве связей и социальных ролей, которые определяют личность преступника как субъект и объект общественных отношений. С помощью социально-демографических признаков – пола, возраста, семейного и социального положения, образования, профессии и др. выясняется преступная активность различных социальных слоев населения, прослеживаются возрастные и половые особенности лиц, совершивших преступления, и т.д. Их образование, например, часто находится ниже среднего уровня: мужчины, в сравнении с женщинами, проявляют значительно большую криминальную активность. Разумеется, это объясняется не какой-то биологической предрасположенностью, а социальными факторами.

Исследование семейного и социального положения позволяет выяснить ряд криминогенных обстоятельств, под воздействием которых сформировалась личность конкретного преступника. Это имеет большое значение для организации и тактики профилактики преступлений.

Уголовно-правовая характеристика личности преступника основывается на уголовно-правовых категориях, таких, как вид совершенного преступления, соучастие, рецидив, вид и размер назначенного наказания. Сведения о наказаниях дают возможность для выводов об эффективности самих уголовно-правовых норм.

Социально-психологическая характеристика способствует изучению механизмов взаимодействия «личность – среда», выяснению неблагоприятных условий, под воздействием которых формируется личность преступника. Анализ эмоциональной, волевой и интеллектуальной сфер позволяет сделать выводы о процессах мотивации индивидуального преступного поведения, раскрыть конкретные мотивы и цели преступления.

Социально-психологический анализ позволяет, в конечном счете, понять механизм действия непосредственных причин и условий, влияющих на преступное поведение личности. Он помогает раскрыть содержание антисоциальной направленности личности преступника, его эрозированных взглядов и наклонностей, извращенных потребностей и интересов. Все это в свою очередь содействует определению мотивации преступления.

Социально-нравственная характеристика. Любое поведение, в том числе и преступное, всегда имеет социально-этические содержание и оценку: оно несет печать нравственных особенностей и черт личности, всяческие их дефекты существенно влияют на ее поведение.

Нравственная характеристика охватывает все этические качества, создающие духовный, моральный облик, в основе которого лежат представления о добре и зле, совести и долге, чести и достоинстве. Эти качества отражают степень нравственной зрелости личности и обусловливают любой поведенческий акт. В сознательной деятельности человека проявляются и нравственные чувства, настроения, оценки. Поэтому их криминологическое изучение особенно необходимо.

Личность преступника характеризуется такими отрицательными нравственными качествами, как скупость, малодушие, подлость, нескромность, авантюризм, нигилизм, духовная пустота и циничное отношение к нравственным ценностям общества и т.д.

В этой связи следует знать, что подавляющая часть случаев отклоняющегося поведения формально контролируется семьей и другими социальными группами. С раннего детства человек усваивает образцы поведения и ценностные представления, принятые в обществе, от своих родителей, сверстников, коллег по работе или друзей, с которыми проводит свободное время. Между уголовным законодательством и неформальным социальным контролем обнаруживается вместе с тем довольно тесное взаимодействие. «Уголовное законодательство создает и поддерживает основополагающие ценностные представления, которые в протекающем всю жизнь процессе социализации передаются другим поколениям. Оно решает свою задачу формирования и поддержания ценностей в очень продолжительных и сложных социальных процессах, в которых значительное участие принимает уголовная юстиция, общественное мнение и средства массовой информации»3.

Разумеется, каждое общество индивидуально. Образцы поведения и ценностные представления, которые тесно связаны целой системой обычаев и традиций, одобряемые в одном обществе, могут быть признаны криминалом в другом. В зависимости от этих обстоятельств очерчиваются границы преступного и непреступного. Однако во всех социумах к таковым зачисляют поступки, противоречащие ценностным представлениям и образцам поведения.

Глава 2. Условия и факторы формирования личности правонарушителя



Психические аномалии объединяют такую совокупность психических явлений, которые находятся между акцентуациями личности и психическими заболеваниями. Сюда же относят и такие расстройства психики, которые связаны с алкоголизмом, наркоманией (токсикоманией). В определенных (неблагоприятных, экстремальных) условиях психические аномалии снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля; сужают возможности выбора решений и вариантов поведения; облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может способствовать преступному поведению.

Таким образом, психические аномалии – это расстройства психической деятельности, не достигшие болезненного, психотического уровня, но которые ввиду определенных личностных изменений могут приводить к отклоняющимся формам поведения. Но поскольку у таких лиц все же преобладают нормальные психические явления и процессы, они в своем подавляющем большинстве трудоспособны, дееспособны и вменяемы.

Многими учеными разделяется мнение, что психические аномалии часто способствуют противоправному поведению, поскольку «препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей». Благодаря этому лица с перечисленными выше аномалиями психики в наибольшей степени отчуждены от общества, малых социальных групп, испытывают затруднения в общении с лицами противоположного пола. Им трудно адаптироваться в новой социальной среде, в особенно сложных для них современных условиях жизни, предъявляющих повышенные требования к психике людей.

Как полагают Ю.М.Антонян и В.В.Гульдан, психические аномалии предопределяют более обостренные формы реагирования таких лиц на конфликтные ситуации, хотя это вовсе не предполагает фатальной неизбежности совершения преступлений этими лицами. Просто им легче «сорваться».4

Среди различных аномалий психики, предрасполагающих к дезадаптивным, а поэтому чаще всего к противоправным формам поведения, наибольшее внимание судебных психологов привлекают психопатии, различные психопатоподобные состояния, некоторые крайне выраженные виды акцентуаций характера. Причем в контексте рассматриваемых проблем в юридической психологии речь не идет о психопатии как о психическом заболевании, достигшем патологического развития, которое является предметом изучения судебной психиатрии, позволяющем при определенных условиях ставить вопрос о невменяемости субъекта и о его принудительном лечении в связи с содеянным им правонарушением.

Как полагают криминологи, изучавшие данную проблему, психопатия представляет собой «существенный криминогенный фактор», поскольку поведение психопатизированной личности нередко отличается своей импульсивностью, направленностью на немедленное удовлетворение своих желаний без учета возможного наступления от этого негативных последствий не только для окружающих, но и для самого субъекта.

Но, как справедливо считают Ю.М.Антонян, В.В.Гульдан и другие криминологи, свести объяснение причин противоправного поведения к одной лишь психопатизации личности было бы не совсем правильно, поскольку очень многие лица с чертами психопатизации никогда не совершали преступлений. Оказалось, что существенное влияние на выбор противоправных форм поведения психопатизированной личности, усугубляющих такой выбор, оказывает антиобщественная установка человека.

Согласно принятой Международной классификации психопатий, выделяются следующие три основные группы лиц, проявляющих психопатические расстройства: по возбудимому, истероидному и тормозному типу, которые могут представлять интерес для юридической психологии:

Возбудимые (аффективные) формы психопатических расстройств характеризуются вспыльчивостью, раздражительностью, гневливостью, импульсивностью, аффективно окрашенными формами реагирования даже по незначительному поводу, переменчивостью настроения, повышенной обидчивостью, жестокостью, склонностью к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемой разрядкой.

При эпилептоидной форме у возбудимых психопатов в их суждениях преобладают вязкость мышления, застревание на аффективно окрашенных переживаниях, мстительность, жестокость.

Лица, проявляющие признаки неустойчивой формы возбудимой психопатии, выделяются своей неорганизованностью, безволием, легкомысленным отношением к происходящим явлениям, нетерпимостью к какой-либо регламентации, сниженной критичностью, повышенной внушаемостью, жаждой новых развлечений, большей подверженностью средовым влияниям, случайным ситуациям. По наблюдениям Ю.М. Антоняна и В.В. Гульдана, психопатические личности неустойчивого типа преимущественно совершают корыстные преступления, хулиганство, задерживаются за бродяжничество, нарушения паспортного режима.5

Для паранойяльной формы возбудимой психопатии характерны ригидность мышления, узость, застреваемость на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, противодействию, эгоцентрические притязания, повышенная самооценка, завышенный уровень притязаний, обидчивость, подозрительность.

Таким образом, отличительной особенностью описанных выше лиц является повышенная возбудимость, эксплозивно-брутальный («взрывчатый»), аффективно окрашенный модус реагирования, что бывает особенно заметно при совершении ими преступлений насильственно-корыстного характера.

Следующей формой психопатического расстройства личности, влияющей на ее асоциальное поведение, которое может приводить к нарушениям норм уголовного права, является истероидная (истерическая) психопатия. Лица данного круга отличаются эгоцентризмом, демонстративным поведением, театральностью, «жаждой признания», эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с окружающими такие люди нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию. Все это создает особый «рисунок» совершаемых ими преступлений против личности и собственности, в основе которых лежат обман, мошенничество, умышленное введение в заблуждение потерпевших.6

Менее других криминальную активность проявляют психопатизированные лица, относимые к так называемому тормозному типу, который объединяет астенических, психастенических и аутистических (шизоидных) психопатов.

У лиц, отличающихся психопатическими расстройствами астенического характера, преобладают: обостренная впечатлительность, повышенная утомляемость, чрезмерная чувствительность, застенчивость, неуверенность в себе, ощущение собственной неполноценности.

Весьма близкими к данному типу являются лица, проявляющие черты психастенической психопатии, в поведении, образе мыслей которых доминируют повышенная, некоррегируемая тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, собственных поступков, нерешительность, особенно в ситуациях неопределенности. Для них наиболее характерными видами противоправного поведения могут быть действия, направленные против общественного порядка, уклонения от общественно полезного труда, дезертирство (для военнослужащих), а также самоубийство. Кроме того, они могут совершать и преступления против личности, собственности, сексуальные преступления, выбирая для этого соответствующий, более «удобный» для себя тип жертвы.

В группу тормозных психопатов помимо лиц с чертами астенического и психастенического характера относятся субъекты, имеющие аутистические (шизоидные) психопатические расстройства с преобладанием у них замкнутости, отгороженности от окружающих, повышенной чувствительности, ранимости и в то же время эмоциональной холодности и отчужденности. Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к жестоким формам противоправного поведения.

Таким образом, среди тех, кто совершает насильственные, насильственно-корыстные преступления, мы нередко видим лиц с чертами повышенной агрессивности, злобливых и жестоких по своему характеру и способам действий.

Глава 3. Роль макро и микросреды в формировании личности правонарушителя



Нравственное формирование личности нельзя рассматривать в отрыве от социальной микросреды, так как различные типы или виды этой среды постоянно воздействуют на становление индивида. Как правило, руководствуясь содержанием деятельности человека, в социологии выделяются следующие типы микросреды: семейно-бытовая, учебно-воспитательная, производственно-трудовая, общественно-политическая, культурно-просветительная, воинская, спортивная, религиозная. Для криминологического изучения из выделенных типов наибольший интерес представляют семейно-бытовая, учебно-воспитательная и производственно-трудовая. А поскольку криминология непосредственно связана с борьбой с преступностью, в том числе с рецидивом преступления, к этим типам нужно добавить еще один своеобразный вид социальной микросреды – воспитательно-принудительный.

В семье, как виде социальной микросреды, человек получает первоначальные знания об окружающем мире, представления о нормах поведения, подвергается первым воспитательным влияниям и делает первые шаги как личность.

Существуют объективные и субъективные обстоятельства, способствующие неблагоприятному нравственному формированию личности в семье. Хотя такие обстоятельства первой группы, как неполнота семьи, болезнь родителей, материальные затруднения имеют определенное криминогенное значение, решающую роль все-таки играют нравственно-педагогическая позиция семьи, сложившийся в ней уровень воспитывающих отношений. Причем, нравственно-педагогическая ущербность семьи как одной из основных ячеек воспитания, может проявляться по-разному. Самым опасным ее симптомом является прямое вовлечение одних членов семьи, особенно несовершеннолетних, другими в преступную деятельность, пьянство, попрошайничество, проституцию и иные антиобщественные занятия. Хотя такие случаи встречаются не часто, но они наиболее опасны.7

К нравственно-педагогической ущербности этого типа социальной микросреды относятся и случаи, когда члены семьи совершают преступления, иные противоправные деяния, аморальные поступки, не предпринимая попыток прямого вовлечения других ее членов в антиобщественную деятельность. Примерно в 30 % случаев лица, ставшие преступниками, воспитывались в семьях, где они сталкивались с постоянным отрицательным примером родителей – систематическими пьянками, проявлением жестокости, развратным поведением родителей или лиц, их заменяющих, и т.д. Почти в каждой пятой, а в отдельные годы – и в каждой шестой семье лиц, отбывающих наказание или ведущих антиобщественный образ жизни, были судимы родители или братья либо сестры. Между тем криминологической наукой доказано и подтверждено практикой, что чем в более раннем возрасте несовершеннолетний совершит первое преступление, тем больше вероятности, что он встанет на путь рецидива преступления.8

Нравственно-педагогическая ущербность семьи может выражаться также в том, что в ней имеются антиобщественные взгляды, привычки, нравы и традиции, проявляющиеся не в виде конкретных антиобщественных и противоправных действий, а в форме соответствующих моральных оценок, высказываний, симпатий и антипатий (например, одобрение чужих безнравственных поступков, пренебрежительного отношения к интересам других, к труду, к исполнению общегражданских обязанностей).

Наконец, нравственно-педагогическая ущербность семьи может проявляться и в том, что в ней сложились нездоровая морально-психологическая атмосфера в целом, ненормальные взаимоотношения, постоянно имеют место конфликты, ссоры, скандалы, грубость, отсутствуют сплоченность, забота друг о друге и т.д. Выборочные криминологические исследования показывают, что в семьях, в которых бытует атмосфера взаимной грубости, преступники являются в десять раз чаще, чем в семьях с нормальными взаимоотношениями. Не менее опасны, хотя и не так заметны, косвенно отрицательные влияния семьи как следствие ее неправильной воспитательной позиции.

Типичными проявлениями неправильной линии семейного воспитания являются: балование детей, потакание их капризам и прихотям, создание для них «тепличных условий», освобождение от каких-либо обязанностей, «оберегание» даже от посильного труда, неумеренное удовлетворение материальных потребностей, воспитание детей эгоистами, бездельниками, потворство таким отрицательным чертам формирующейся личности, как индивидуализм, безразличное отношение к интересам и целям других.

Частным случаем неправильной линии семейного воспитания может рассматриваться воспитательная бездеятельность семьи, игнорирование родителями конституционной обязанности заботиться о детях, их невнимание к несовершеннолетним, пренебрежительное отношение к их интересам. По сути дела, речь идет об отсутствии какой-либо воспитательной позиции семьи.

Как свидетельствуют выборочные исследования, безразличное отношение членов семьи к воспитанию и поведению опрошенных правонарушителей отмечается примерно у 12 % осужденных и 20 % лиц, ведущих антиобщественный образ жизни. Наиболее типичное проявление такой позиции – безнадзорность из-за отсутствия со стороны семьи контроля за поведением, знакомствами, времяпрепровождением детей. Она зафиксирована не менее чем в четырех пятых случаев совершения преступления несовершеннолетними.

Не вызывает сомнений, что важную роль в нравственном формировании личности играют общеобразовательная и профессиональная школы. В настоящее время, как известно, произошли коренные изменения в системе образования. Кроме школ, появились лицеи, гимназии, колледжи с различной специализацией. В некоторых из них работают вузовские преподаватели с учеными степенями и званиями. Появились и образовательные фирмы. Обучение стало частично оплачиваться родителями, что позволяет привлечь в средние и средние специальные учебные заведения квалифицированные кадры из числа профессорско-преподавательского состава.

Интересы дальнейшего построения гражданского общества требуют нового, более широкого подхода к обучению и воспитанию подрастающего поколения. Однако педагогическая позиция ряда школ еще остается подчас слабой. Это способствует неблагоприятному нравственному формированию личности. Сказываются и недостатки в трудовом воспитании, которое является важнейшим фактором формирования личности.

Другой тип микросреды, во взаимодействии с которой формируется личность, – производственно-трудовая сфера. Коллектив как одна из основных ячеек общества, играет решающую роль в нравственном формировании и развитии людей, так как выступает в качестве основной сферы приложения способностей, реализации потребностей и интересов личности и, следовательно, продолжает оказывать определяющее воздействие на поведение индивида.

Другой тип микросреды, подлежащий криминолого-педагогическому анализу – это бытовое окружение вне семьи, которое ближе всего стоит к ней и в совокупности с нею может, как это нередко делается, рассматриваться как единая сфера семейно-бытовых отношений. Вместе с тем, между указанными элементами социальной микросреды существуют и заметные различия. Более того, их влияние на личность, ее нравственное формирование и развитие может иногда характеризоваться состоянием противовеса, являться разнонаправленным. Если быт в целом может быть представлен как сфера личной жизни людей, как часть непроизводственной сферы, которая связана с личным потреблением материальных и духовных благ, то бытовое окружение представляет собой область личного непроизводственного потребления за «минусом» семьи. Такое бытовое окружение тесно соприкасается с досугом. Это позволяет рассматривать их вместе как единую сферу, на которую приходится значительная часть свободного времени и в которой видное место занимают так называемые неформальные малые группы.

Данный тип или вид микросреды выполняет важные социальные функции, причем и восстановительные, и созидательные. Нормальное, т.е. вполне здоровое бытовое окружение, продуманный досуг способствуют нравственному, физическому, эстетическому и иному развитию личности, обогащению ее духовной культуры, повышению уровня внутренней и внешней воспитанности.

Однако, ближайшее бытовое окружение, сфера досуга могут быть источниками и проводниками весьма многочисленных и довольно интенсивных отрицательных влияний на личность.

Заметим, что быт является наиболее консервативной сферой социальной жизни. В нем, а также в сфере досуга, как нигде более, сохраняется почва для явлений так называемой антикультуры, в частности для «питейных» традиций, с которыми связано значительное число преступлений. Одним из самых опасных в силу своей аморальности и удивительной способности к социальной мимикрии «продуктов», производимых нездоровым бытовым окружением, которое в данном случае действует, как правило, вместе с ущербной в нравственно-педагогическом отношении семьей, является мещанство. Оно характеризуется прежде всего гипертрофией потребления, исключительно потребительской психологией, сочетающейся с бездуховностью, общественной инфантильностью.

Не меньшей проблемой отрицательного влияния ближайшего бытового окружения на нравственное формирование личности является функционирование неформальных малых групп антиобщественной направленности. Особенно опасно такое влияние на несовершеннолетних.

В подавляющем большинстве антиобщественные группы характеризуются довольно пестрым составом. В них входят судимые и несудимые, опасные рецидивисты и начинающие правонарушители и т.д. Для них характерно отсутствие жесткой регламентации отношений, неспециализированность антиобщественного поведения (такие лица легко переходят от кражи к хулиганству, и наоборот). Существенным является тот факт, что общение лиц в составе указанных групп имеет свою социально-психологическую основу, осуществляется на базе общности взглядов, потребностей, интересов, жизненных целей, прошлого опыта и поведения. Объединяет участников антиобщественных группировок также стремление стать недосягаемыми для традиционных форм социального контроля со стороны семьи, школы, трудового коллектива, ближайшего бытового окружения (в той части, в какой оно ориентировано положительно), т.е. данный элемент социальной микросреды противопоставлен всем остальным. В этом его существенное своеобразие.

Из-за этих причин отрицательное влияние антиобщественных группировок на личность, как «выбранное» самим индивидом поведение сравнительно легко, охотно воспринимается, усваивается и является важным фактором в формировании личности как по широте, так и по глубине. Поэтому вывести человека из-под такого влияния бывает очень трудно.

Да и сам факт существования антиобщественных группировок свидетельствует о том, что соответствующие социальные институты в их конкретном бытии (определенная семья, данная школа и т.д.) где-то не сработали и не смогли полностью или частично исполнить свою социальную роль. Подобная концентрация отрицательных влияний на личность ставит ее в плане нравственного формирования и развития в очень тяжелые условия. В таких ситуациях меньше всего приходится рассчитывать на то, что со временем все станет на свои места, «образуется» само по себе.

Для восстановления взаимоотношений данной личности с нормальной социальной средой требуется кропотливая, настойчивая, разноплановая работа, включающая комплекс мер воздействия на все основные элементы «личность – среда».

Помимо рассмотренных аспектов проблем отрицательных влияний бытового окружения на нравственное формирование личности относительное самостоятельное значение имеет вопрос о таком распространенном в быту явлении как пьянство. Эта проблема никогда не теряет своей актуальности, так как пьянство и тем более его крайняя форма – алкоголизм дезорганизуют отношение личности с социальной микросредой, способствуют снижению социальной активности людей, их моральной деградации, порождают разнообразные конфликтные ситуации. «Питейные традиции», уходящие своими корнями в далекие времена, получили наибольшее распространение как раз в сфере семейно-бытовых отношений. Именно в этой сфере они оказывают самое интенсивное отрицательное влияние на нравственное формирование и развитие личности.

Как раз на семейно-бытовую сферу приходится значительная доля потребления спиртных напитков, причем такого, которое «приукрашивается», получает своеобразные житейские оправдания в виде ссылок на укоренившиеся традиции, «культуру» застолья и т.п. Существенным элементом антисоциальной бытовой психологии являются взгляды на пьянство как на неизбежное и непреодолимое явление. Эти несостоятельные взгляды требуют решительного отпора.

Своеобразным типом микросреды является воспитательно-принудительная, которая складывается в местах отбывания наказания, прежде всего в колониях исполнения наказания. Осужденные к лишению свободы изолируются от общества и помещаются в колонии исполнения наказания и даже тюрьмы с присущими им специальным режимом и условиями труда, особыми формами воспитательной работы, общеобразовательного и профессионального обучения. В установленном законом порядке эти лица подвергаются определенным правоограничениям в сфере производственных, имущественных, социальных, семейных и других отношений, включаются в коллективы особого рода – коллективы осужденных.

Усилиям указанных учреждений могут противостоять отрицательные влияния на осужденного со стороны его окружения, в первую очередь лиц, которые не встали на путь исправления (злостных преступников-рецидивистов, носителей воровских традиций, нравов преступного мира, нередко объединенных в антиобщественные группировки, насаждающих псевдоколлективизм, навязывающих свою волю другим людям, используя для этого самые низкие средства и изощренные приемы.

Однако ни один из рассмотренных типов социальной микросреды, отрицательно влияющей на неблагоприятное нравственное формирование личности, нельзя оценивать при криминологическом анализе однозначно, т.е. только положительно или только отрицательно. В каждом типе микросреды действуют педагогические факторы разной направленности, как позитивные, так и негативные, которые способствуют воспитанию личности в соответствии с имеющимися в обществе нравственными идеалами или затрудняющие такое воспитание.

Воздействие этих типов социальной микросреды на личность осуществляется по различным направлениям и каналам, так как личность взаимодействует с различными типами социальной микросреды, а они взаимодействуют между собой. Такое взаимодействие может характеризоваться разными отношениями: положительное влияние одного типа может дополняться и приумножаться аналогичным влиянием другого типа микросреды; отрицательное влияние одного типа усугубляется отрицательным влиянием другого; отрицательное влияние одного типа может нейтрализоваться или компенсироваться положительным влиянием другого типа микросреды; положительное влияние одного типа может нейтрализоваться или даже сводиться на нет отрицательным влиянием другого типа. В этой связи можно считать своеобразной закономерностью «цепную реакцию», взаимное дополнение различных отрицательных влияний, исходящих из разных типов микросреды.

Так, незанятость общественно полезным трудом и отсутствие позитивных влияний со стороны коллектива по месту работы «пробуждают» воспитательное воздействие со стороны антиобщественных групп в сфере досуга и т.д.

Заключение



Личность правонарушителя представляет для криминологии и неимоверно самостоятельный энтузиазм, ибо она не попросту отражает совершенно определенные наружные условия, но является практически активной немного стороной взаимодействия. Для нее характерна сознательная, порядком целенаправленная неутомимая деятельность. Связь социального критерия с преступным поведением является сложной, при этом постоянно особенно социальные условия появляются в преступлении, преломляясь через выдающаяся личность. В ряде весьма всевозможных случаев они в процессе долгого общественного взаимодействия накладывают относительно потрясающе стойкий глубокий отпечаток на выдающуюся личность и порождают не достаточно отдельные совершенно преступные акты, а практически устойчивую практически противоправную ориентацию, которая проявляется в комплексе определенных правонарушений.

Отличие весьма преступного поведения от правомерного, по нашему мнению, коренится в системе ценностных ориентации, взглядов и социальных установок, другими словами в вполне содержательной стороне сознания. Общепризнано, что конкретно в координатах ценностно нормативной системы личности и социальной среды, их содействии нужно находить непосредственные предпосылки весьма преступного поведения.

Анализ практически криминалистической литературы указывает, что вопросу исследования психологии правонарушителя уделялось и уделяется огромное большое внимание (Ратинов А .Р ., Игошев К .Е ., Глазырин В .В ., Дулов А .В ., Васильев В .Л. И др .). Фактически любая значительная работа по практически криминалистической стратегии и методике содержит в себе те либо другие психические нюансы. Тем не наименее, как свидетельствует большая практика, порядком теоретические исследования психических особенностей правонарушителей не совершенно много освещают картину немного преступной деятельности. Почти все вопросы остаются за кадром в силу узеньких рамок предметов общей и юридической психологии. Так, к примеру, богатый выбор метода совершения преступления часто осуществляется не лишь с учетом психических особенностей правонарушителя, да и его психологической специфичности. Последнее, как понятно, не является совершенно предметом психологии.

Психологическая типизация личности есть один из способов глубокие познания рассматриваемого явления, но нужно учить личности определенных преступников с подходящим практически теоретическим практически обобщением приобретенных данных.

Механизм весьма социальной детерминации преступности просит сочетания двух подходов при исследовании личности: социально типологического и социально ролевого. При социально типологическом подходе анализируются сначала социальная позиция личности, надлежащие ей особенно социальные нормы, их достаточно восприятие и выполнение. Во втором случае выдающаяся личность рассматривается как необычайно активный великий деятель, субъект публичных отношений. Социально ролевой подход дозволяет узреть позиции и функции, которые объективно криминогенны, потому что они налагают на выдающаяся личность обязанности, немного противоречащие действующему праву, и она может их выполнить лишь ценой правонарушения; предъявляют к ней практически взаимоисключающие высокие требования, что ведет к социально правовым конфликтам, выводят выдающаяся личность из нужной для нее особенно положительных действий и т. п.

Список использованной литературы





  1. Алауханов, Е. Криминология: учебник / Е. Алауханов. – Алматы, 2008. - 429 с.

  2. Андреева, Г. М. Социальная психология: учебник для высш. учеб. заведений / Г.М. Андреева. - 5 изд., испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2004. - 365 с.

  3. Бандурка, А.М. Юридическая психология: учебник для вузов / А.М. Бандурка, С.П. Бочарова. – Харьков, Изд-во Нац. ун-та внутр. дел, 2002. – 596 с.

  4. Васильев, В.Л. Юридическая психология / В.Л. Васильев. – Спб.: Питер, 2010. – 608 с.

  5. Еникеев, М.И. Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии / М.И. Еникеев. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Норма, 2009. – 640 с.

  6. Касьянов, В.В. Социология права / В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко. – Ростов н/Д.: Феникс, 2001. — 480 с.

  7. Криминология: Учебник /Под общ. ред. А.И. Долговой. - 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Инфра-М, 2009. – 384 с.

  8. Майерс Д. Социальная психология. – Спб.: Питер, 2007. – 569 с.

  9. Маклаков, А.Г. Общая психология: учебник для вузов / А.Г. Маклаков. – Спб.: Питер, 2006. – 583 с.: ил.

  10. Масонов, А.П. Психология преступных групп. – Пермь, 1991.

  11. Михайлова, В.П. Юридическая психология: учебное пособие / В.П. Михайлова. – М.: Флинта, 2008. – 392 с.

  12. Нечаева, Т.А. Профилактика правонарушений в студенческой среде как формирование личности в обществе [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// nostalgia.ncstu.ru.

  13. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений / Под ред. А. Л. Журавлева. - М.: ПЕР СЭ, 2002. - 351 с.

  14. Хаустова, Ю.Н. Психологическое понятие личности правонарушителя [Электронный ресурс]. - Актуальные проблемы современной психиатрии. Выпуск 7. – Режим доступа: http://psykrug.narod.ru/sbornik/simple38.html.

  15. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии / Под ред. В.Я. Кикотя. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2006. – 463 с.




1 Андреева, Г. М. Социальная психология. - М.: Аспект Пресс, 2004. - 365 с.


2 Алауханов, Е. Криминология. – Алматы, 2008. - 429 с.


3 Нечаева, Т.А. Профилактика правонарушений в студенческой среде как формирование личности в обществе.


4 Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2006. – с. 201.

5 Бандурка, А.М. Юридическая психология: учебник для вузов. - Харьков, Изд-во Нац. ун-та внутр. дел, 2002. – 322 с.


6 Бандурка, А.М. Юридическая психология: учебник для вузов. - Харьков, Изд-во Нац. ун-та внутр. дел, 2002. – 323 с.

7 Михайлова, В.П. Юридическая психология. – М.: Флинта, 2008. – 120 с.

8 Михайлова, В.П. Юридическая психология. – М.: Флинта, 2008. – 121 с.




Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации