Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. Психологическая антропология стресса - файл n1.doc

приобрести
Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. Психологическая антропология стресса
скачать (7577 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc7577kb.07.07.2012 03:36скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54










Л.А. Китаев-Смык

ПСИХОЛОГИЯ СТРЕССА.

Психологическая антропология стресса


Москва

Академический Проект 2009

УДК 159 9 ББК 88 К11

Издается по решению Ученого совета Российского института культурологии Министерства культуры Российской Федерации
Рецензенты: М.И. Марьин, доктор психологических наук, профессор А.В. Окороков, доктор исторических наук, действительный член Академии военных наук


Китаев-Смык Л.А.

К11 Психология стресса Психологическая антропология стресса. — М.: Академический Проект, 2009. — 943 с. — (Технологии психологии).

ISBN 978-5-8291-1023-9
В монографии описаны индивидуальные особенности долгой жизни при стрессе и реакции во время стресса, краткого, как удар Представлены генеральные (общие) закономерности изменений эмоций, восприятия, памяти, мышления, работоспособности и общения в экстремальных ситуациях Изложены результаты исследований «стресса жизни» и «стресса смерти», отражены многочисленные исследования автора: стресс творчества и вдохновения, восторг и ужас властителей, ускользание из-под гнета жестокостей и гибель под ними, стресс в боях под пулями врагов и посттравматические болезни ветеранов, длительный стресс в экспериментах при подготовке полета людей на Марс и многое другое. Доступно рассмотрены телесные (соматические) и душевные (психические) болезни стресса и способы их предотвращения Проанализированы психологические факторы, позволяющие нормализовать стресс, являющийся естественным следствием динамической и сложной жизни. Кроме того, показаны способы и приемы восстановления и поддержания здоровья в стрессовых ситуациях. Книга ведущего российского специалиста по проблемам стресса написана для всех, кого затронул стресс, кто его использует или с ним борется, для политиков и психологов, для медиков и социологов, для работников силовых структур, для учащихся и профессионалов, может быть, даже для философов. Пусть читателя не отпугивает энциклопедичность этой книги каждый найдет в ней свое.

УДК 159.9 ББК 88
ПРЕДИСЛОВИЕ

Стресс в современном постиндустриальном обществе все чаше становится причиной страданий. Стремление к массовым радостям и мнимой беспечности не всегда уменьшает напряжен­ность нашей жизни.

Проблемы, связанные со стрессом, в чем-то, а может быть, во многом, индивидуально различны, т. к. каждый человек уникален. Конкретные рекомендации специалистов по стрессу могут подвести читателя близко к решению его проблем. Но повседневное их решение сможет осуществлять только сам человек, знающий свои проблемы «нутром» и возвысившийся над ними, в частности, путем их осмысления. Иными словами, проблемы стресса человек может решать сам более успешно, если он имеет знания и силы взглянуть на свои проблемы и «из себя», и «на себя».

Знакомство с анализом причин и закономерностей стресса, с его последствиями, изложенными в книге, позволит читате­лю увидеть способы уменьшения неблагоприятных влияний критических ситуаций и, может быть, поможет найти полезные последствия этих ситуаций. «Нет худа без добра» — говорит пословица. При стрессе нужно не только пересилить «худое», но не потерять «доброе».

Эта книга написана для всех, кого затронул стресс, кто его использует или с ним борется, для политиков и психологов, для медиков и социологов, для работников силовых структур. Для учащихся и профессионалов, может быть, даже для фило­софов. Она пополнит их знания о стрессе или хотя бы укрепит в этих знаниях.

В разных главах книги автор рассматривает связанные со стрессом проблемы, принадлежащие к различным областям знаний (разным научным дисциплинам). Широта подходов необходима для понимания и успешного решения многих острых проблем, обусловленных стрессом. Использование и анализ разнодисциплинарных научных материалов делает для разных профессионалов одни главы книги более, другие — ме­нее «своими», т. е. более или менее полезными и удобными для чтения.

Первая глава в монографии вводная. Во второй изложены результаты многочисленных научных наблюдений и экспе­риментальные данные об эмоциях и поведенческих реакциях (нормальных и болезненных) при кратком и продолжительном стрессе, при разных экстремальных воздействиях. Третья глава посвящена вегетативным проявлениям стресса, т. е., с одной стороны, тому, какие физиологические реакции бывают при психологическом стрессе и, с другой стороны, как эти реакции сказываются на психике. Вместе с тем представлены анализ «соматических (телесных) болезней стресса», пути их про­филактики и лечения. В четвертой главе описаны изменения интеллектуальных способностей в экстремальных ситуациях, когнитивные, перцептивные, мнемонические и другие реакции при стрессе. Наряду с этим доступно описаны причины и ди­намика возникновения неврозов как «психических болезней стресса», а также основные принципы их профилактики и лече­ния. В пятой главе представлены психосоциальные (социально-психологические) проявления стресса, динамика изменения общения людей, внезапно оказавшихся или долго живущих в экстремальной обстановке, и многое другое.

В монографии анализируются методы профилактики и устра­нения неблагоприятных проявлений стресса и пути сохранения способности восстанавливать в нужный момент свою актив­ность, боевитость, сохранение веры и надежды на вызволение от невзгод жизни, на успешное преодоление стрессогенных воздействий.

Какой главный недостаток этой книги, по мнению ее автора? Многогранность проблем стресса требует изучения его проявлений разными науками (психологией, медициной, социологией, этнографией, политологией и др.). Это неиз­бежно создает разнокалиберность, часто несопоставимость и подчас кажущуюся противоречивость представленных сведений.

Какое главное достоинство в этой книге видит ее автор? В ней представлен разносторонний подход к пониманию стрес­са, без которого невозможно постигать сложнейшую картину противостияния психики и всех систем организма человека, экстремальным условиям существования, создающим «стресс жизни» и «стресс смерти». При этом особое внимание обраща­лось на то, что экстремальные ситуации, возникающие в жизни и моделируемые в экспериментах, могут оказывать на человека не только неблагоприятные влияния. Такие ситуации могут пробуждать в людях потенциальные возможности, незаметные в обычных, нестрессогенных условиях. Автор полагает, что главные из них: интеллектуально-творческий потенциал (с усло­вием, что он не устремлен против самого себя, т. е. не стал безумен) и потенциал нравственности. В критических условиях она проявляется и проверяется. Потому что нравственность — это не только раскрытие силы жизнеутверждения личности, но и система запретов, «очеловечивающих» личность и общество. Вспомним, что Л.Н. Толстой видел три вида нравственности:

При стрессе становится очевидно, потенциалом какой нравственности богат человек. Но главное — в критической ситуации человек всегда становится перед выбором, с какой из этих трех нравственностей идти дальше.
* * *
У этой книги две особенности. Первая — то, что в нее вклю­чено описание результатов комплексного изучения стресса, про­веденного впервые в мире в прошлом веке в нашей стране. Эти результаты были многократно подтверждены. Однако описание комплексных исследований, проведенных с участием одного и того же автора, т. е. на единой методологической основе, делает их до сих пор значимыми. Об этом свидетельствуют многочис­ленные ссылки в Интернете на первое издание «Психологии стресса». Заимствуя из него многие разделы, автор пытался излагать их во втором издании современным языком, уходя от кондового наукообразия, до сих пор «модного» в ряде научных школ. С их стороны возможны упреки в том, что в отдельных случаях вместо «строго научного описания» используется язык как бы научно-популярного изложения результатов исследова­ния стресса. Более того, в некоторых главах ввиду недостаточ­ности научно подтвержденных данных при обсуждении сложных проявлений стресса автор опирается на аналитическое их опи­сание выдающимися интеллектуалами: писателями-классиками, мыслителями. Да, они не профессиональные психологи, но это не мешало им (может и помогало) образно осмыслить психоло­гическую, социально-психологичекую и даже психофизиологи­ческую сущность тех или иных проявлений стресса.

Однако автор этой монографии присоединяется к тем, кто с сожалением видит обеднение научного смысла в ряде совре­менных научных изданий, как спрятанное за наукообразием и англицизмами текста, так и напоказ выставляемой вульгариза­цией русского языка.

Еще одно замечание о литературных особенностях научных текстов. В одной из последних своих статей, в предисловии к переводу дневника Амелия Л.Н. Толстой писал: «Писатель ведь дорог и нужен нам только в той мере, в которой он открывает нам внутреннюю работу своей души, само собой разумеется, если работа эта новая, а не сделанная прежде. Что бы он ни пи­сал — драму, ученое сочинение, повесть, философский трактат, лирическое стихотворение, критику, сатиру, — нам дорога в про­изведении писателя только эта внутренняя работа его души, а не та архитектурная постройка, в которую он большей частью, да, я думаю, и всегда, уродуя их, укладывает свои мысли и чувства». Автор книги, которую держит в руках читатель, старался как только мог «не уродовать» на ее страницах свои мысли и чувства. Потому, возможно, кто-то подчас скажет: «Не слишком ли много в ней автора!» Да. Решая, чем дополнить второе переработанное издание «Психологии стресса», автор понял невозможность объ­ять необъятное, обобщить сотни тысяч исследований стресса, проделанных в разных странах за десятилетия после его издания. Поэтому оно дополнено исследованиями самого автора. Они про­водились в разных (подчас предельно опасных) условиях, с раз­ными целями, их описание требовало разных лингвистических приемов. Кому-то из читателей это доставит удовлетворение (так было при журнальных публикациях), кого-то, возможно, возмутит (пока такого не было).

Вторая особенность этой монографии, то, что ее главы со второй по четвертую содержат описания субсиндромов стресса, т. е. разных его проявлений, потребовавших описания и анали­за, использующих разные профессиональные подходы. Потому одни профессионалы могут начинать чтение данной монографии с той главы, которая прежде всего удовлетворит их профессио­нальный интерес. Других профессионалов больше заинтересуют иные главы. Так, пятая глава интересна социальным психологам, работающим в экстремальных ситуациях; четвертая — спе­циалистам, оптимизирующим интеллектуальную деятельность при стрессе; третья — тем, кто занят профилактикой и лече­нием телесных (соматических) болезней стресса; вторая глава может быть более интересна специалистам по общей, военной, космической психологии.

Однако в каждой из этих глав описаны экспериментальные данные, полученные на протяжении ряда лет в ходе одних и тех же комплексных экспериментов. Это вынуждает повторно представить в каждой главе описание методов создания стресса. Читателей, расширяющих эрудицию и знакомящихся не только со «своей» главой книги, но и с «чужими» главами, не должны смущать эти вынужденные повторы.

Благоразумный читатель должен различать факты, досто­верно установленные, а также достаточно обоснованные теории от поисковых концепций, которые требуют подтверждений или должны быть отвергнуты. Но неясное, непонятное не следует таить. Его проблемность надо обозначить, чтобы своевременно начать аналитические исследования.

Читач оглавление этой монографии, можно заметить, что в нее как бы включены самостоятельные «книги» с описанием ис­следований отдельных, специфических экстремальных состоя­ний: стресса невесомости, аккустического стресса, боевого стресса, кинетоза («стресса укачивания-укручивания»), стресса творчества, посттравматических стрессовых расстройств, специфического стресса ввиде «выгорания персонала», стресса скученности. При исключительном интересе к какой-либо из этих проблем читатель может первоначально знакомиться с разделом, привлекшим его внимание.

Особое место в этой монографии занимает раздел, посвящен­ный неврозам. Ее автор согласен с теми, кто рассматривает их как душевные (психические) болезни стресса. Однако несколько школ психиатров видит неврозы с разных сторон. Для рас­ширение эрудиции читателя на страницах данной монографии представлены разные взгляды на «душевные болезни стресса». Это поможет читателю понимать врачей (невропатологов, психиатров, психоаналитиков и др.), принадлежащих к разным научным медицинским школам и владеющим не схожими пси­хотерапевтическими методами.

Для тех, кого интересует главным образом теоретическое осмысление стресса, можно рекомендовать прочтение первой главы и описания генеральных (общих) закономерностей суб­синдромов стресса в главах со второй по пятую.

Обширные основания общей теории стресса созданы Гансом Селье и его учениками. Вклад в теорию психологии стресса был сделан исследователями экстремальной психологии (психологии стресса). В данной монографии предпринята очередная попытка дополнить ее.

Стало необходимо и неизбежно изучать и осмысливать много­образие психической и социальной активности (и пассивности) людей при стрессе с учетом многих антропологических факторов, т. е. человека со всеми его свойствами, функциями, проявлениями, взаимоотношениями. И следует обратить пристальное внимание на целесообразность такого методологического направления как зооантропология, т. е. на то как, казалось бы, исключительно зоологические функции психики, организма актуализируются в человеческих поступках, действиях, эмоциях, социальных контактах.

И еще, прислушаемся к советам известного современного психолога и психотерапевта Реноса К. Пападопулоса: «Мы можем понять больше, если обладаем воображением, чем в том случае, когда остаемся в рамках логического понимания ситуации... нуж­но вступать в диалог с иным, чуждым для нас явлением».


Аннотация на английском

The study covers individual aspects of living under stress for a long while and reactions to stress situations which are short and sudden, like a sharp blow to the body. The author introduces the general pattern of changes in emotions, perception, memory, thinking, performance and communication which occur in extreme situations. You will also find the results of studies on "life stress" and "death stress". The book reveals numerous studies conducted by the author: on the stress of creativity and inspiration; on pleasures and horrors of authority; on escaping the pressure of cruelty or perishing under it; on the stresses of war — under the bullets of the enemy, and posttraumatic diseases of veterans; on long-term stress in the training of crews for the mission to Mars and many others. Somatic and mental diseases, and their prevention, are reviewed in a comprehensible way. You will also find an analysis of the psychological factors which help us to normalize stress, representing natural results from our dynamic and complex life. Furthermore, this book reveals the best ways and techniques for restoring and maintaining health in stressful situations.

This book from the leading Russian expert on stress is written for those who live under stress, fighting it or using it: politicians and psychologists; doctors and sociologists; enforcement agencies; students and professionals; even philosophers. We hope that the encyclopedic nature of this book won't scare you away as each reader will find something relevant for him or her.

Kitaev-Smyck L. A.


ГЛАВА 1

МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ СТРЕССА

Даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает стресс... Полная свобода от стресса означает смерть.

Ганс Селье

1.1. КОНЦЕПЦИЯ СТРЕССА ГАНСА СЕЛЬЕ « ОБЩИЙ АДАПТАЦИОННЫЙ СИНДРОМ»

Концепция стресса, родившись в результате серии патофизио­логических исследований выдающегося канадского ученого Ганса Селье, оказала большое влияние на различные науки о Человеке. Она была подхвачена многими представителями медицины, пси­хологии, социологии, этнографии, политологии и др.

В первой главе этой книги изложены основные положения концепции Г. Селье. Это сделано, во-первых, из уважения к его таланту и научному наследию, во-вторых, из-за того, что хотя обширные современные знания о стрессе давно не укладываются в рамки его теории, но все же освоение ее плодотворно и сейчас.

В первой главе показана сопоставимость с теорией Г. Селье результатов наших многолетних экспериментальных и теоретиче­ских исследований стресса, подтвержденных многими учеными. Здесь изложены этические и организационно-методологические принципы, которые надо соблюдать при изучении стресса, рассмотрены сходства и различия «стресса жизни» и «стресса смерти».

1.1.1. Предпосылки создания и широкого распространения концепции стресса

Поражения сердечно-сосудистой системы являются причиной более 50 % всех случаев смерти [Бедный СМ., 1981; Ганели-наИ.Е., 1975; Косицкий Г.И, 1977; Уайт П., 1967 и др.]. Установ­лено, что эти поражения обусловлены главным образом неблаго­приятными для человека формами эмоционального напряжения

[Чазов Е.И., Вихерт A.M., Метелица В.И., 1972; Haynes S.G. et al., 1978; Shapiro A.P., 1978]. В нашей стране увеличение смертности от ишемической болезни сердца особенно быстро нарастает за последние десятилетия.

Из-за «стресса жизни» миллионы людей страдают от недомога­ния, нарушения сна, усталости, отверженности или тревожности, у детей имеются стрессовые симптомы эмоционального неблаго­получия (чрезмерная агрессия, ночные кошмары, мочатся в кро­ватку), все больше людей страдают от алкоголизма и наркомании, пытаясь избавиться от «стресса жизни», тысячи кончают с собой или совершают попытку самоубийства [Levi L., 1981 ].

Вот как оценивает эти данные Ленард Леви, один из известных исследователей эмоционального стресса. «Часто говорят, что статистика не кровоточит. Да, независимо от того, как интерпре­тируются эти данные, они представляют огромные человеческие страдания и несчастья, часть которых, вероятно, предотврати­ма» [Levi L., 1981, с. 11]. Он предлагает продолжать изучение эмоционального стресса и его индивидуальное лечение. По его мнению, «можно и должно подойти к проблеме через длительное холистически и экологически направленное профилактическое планирование» [там же]. Им предложены принципы такого пла­нирования.

Таким образом, предпосылкой создания и широкого рас­пространения концепции стресса можно считать возросшую, особенно во второй половине XX столетия, актуальность про­блемы защиты человека от неблагоприятных факторов среды. Ширящееся научное изучение стресса можно рассматривать как часть охватившего общественность нашей планеты движения по охране природы. Человека при этом надо рассматривать как важ­нейший элемент биосферы, подлежащий защите. Часто защищать человека надо от него самого, т. е. от стихийной урбанизации, от ошибочных «успехов» цивилизации.

Среди своих предшественников Г. Селье называет Клода Бернара, указавшего, что относительное постоянство внутренней среды живого организма — важнейшее условие поддержания его жизнеспособности, и Уолтера Кеннона, разработавшего теорию гомеостаза.

Большое впечатление на Г. Селье произвели его встречи и беседы в 1935 г. в Ленинграде с академиком-физиологом, нобе­левским лауреатом Иваном Петровичем Павловым. «Эти беседы вдохновляли меня в течение всей моей жизни. Портрет Павлова висит в холле нашего института рядом с портретами Эйнштейна и моего соотечественника, открывшего инсулин, сэра Фредерика Бантинга, который опекал меня, когда я начал изучать стресс»,— вспоминает Г. Селье [Селье Г., 1979|. Открытие И.П. Павловым условных рефлексов, можно полагать, предопределило направлен­ность концепции стресса на понимание способности организма выходить на уровень готовности к экстремальным стрессогенным воздействиям, опережая их. Если на уровне целого организма ре­зультаты фило- и онтогенетического его «обучения» преодолению неблагоприятных факторов реализуются, как известно, в значи­тельной мере при участии центральной нервной системы, то «на клеточном уровне,— пишет Г. Селье,— обучение зависит главным образом от химического обуславливания и сводится к выработке защитных веществ типа гормонов или антител и модификации их действия с помощью других химических соединений (например, питательных веществ)»[Селье Г., 1979, с. 60]. О неспецифических болезненных проявлениях защитных реакций организма, ставших основой учения о стрессе, неоднократно говорили И.П. Павлов и его ученики, называя их «стандартными формами нервных дис­трофий», подчеркивая тем самым значение нервной регуляции в возникновении этих неспецифических реакций.

Но почему портрет еще и великого физика осеняет парадный вход Института экспериментальной медицины и хирургии (ныне Интернациональный институт стресса) ? Начало нашего столетия ознаменовалось созданием релятивистской и квантовой физики, теоретические построения которых обусловили прогрессивные преобразования в методологии естественных наук. Эти преобразо­вания в значительной мере связаны с именем Эйнштейна. Видимо, не только уважение побудило Г. Селье поместить на почетном месте в своем институте портрет А. Эйнштейна. Можно полагать, что прогрессивные концепции, возникшие в связи с отходом от методологии классической физики, оказали существенное влия­ние на научное мышление основателя учения о стрессе, і Объект исследований Г. Селье — стресс как неспецифические симптомы адаптации — понятие относительное. Их можно «уви-леть», только вычленяя подобные симптомы из множества разных симптомов адаптации. Потому стресс — понятие, теряющееся при чрезмерно большом и при чрезмерно малом круге наблюдаемых симптомов. В теоретических построениях Г. Селье присутствует относительность причинности и целесообразности стресса. Отно­сительно и понятие целостности носителя стресса: это локальные структуры в организме при «местном адаптационном синдро­ме» — это и весь организм, отвечающий «общим адаптационным синдромом», это та или иная совокупность людей при массовых проявлениях эмоционального стресса. Идея о существовании взаимодополняющих свойств в какой-то мере находит воплощение [в концепции стресса в виде дополнительности специфических и неспецифических проявлений адаптации к требованиям среды в живых существах, в психике и в социальных совокупностях.

Г. Селье указывал на отсутствие прямой зависимости эмо­циональных переживаний при стрессе от физиологических ме­ханизмов стресса.

Ухудшение самочувствия, болезненные стрессовые физиоло­гические процессы Г. Селье предложил называть «дистрессом», т. е. разрушающим дискомфортным стрессом. Приятные формы стрессовых переживаний, такие как стресс любви, творчества, восторга, вдохновения, он назвал «эустрессом», т. е. приятным стрессом.

Широкому распространению учения о стрессе способствовала системная разработка концепции стресса ее автором, его исклю­чительная продуктивность и целеустремленность, а также его публицистические и литературные способности. Перу Г. Селье принадлежит более тысячи научных публикаций, в их числе более 20 монографий. Будучи на протяжении многих лет руководителем основанного им института, Г. Селье объединил усилия ученых многих стран в решении различных проблем стресса, способствуя тому, что исследования проблемы стресса вышли далеко за рамки первоначальных патофизиологических экспериментов.

Автор этой монографии на протяжении нескольких лет состоял в переписке с Г. Селье, получая от него полезные советы и, главное, одобрение и моральную поддержку. Специфические особенности советской государственной политики многократно препятствовали Г. Селье в его желании встретиться с автором этой книги.

Научная экспансия концепции «стресс» с ее распространением на различные области знания вызывает недоумения, а часто понят­ный протест ученых, разрабатывавших свои научные проблемы, обходясь без методов, пониманий, обобщений, используемых учением о стрессе (Мэй Р., 2001, с. 96-97; ВасилюкФ.Е., 1984 и др.]. Эти недоумения не повод для протеста и научных баталий — разные фонари освещают путь к истине.

1.1.2. Основные положения концепции Г. Селье

Начало созданию концепции стресса положил случайно обна­руженный в эксперименте Г. Селье в 1936 г. патофизиологический «синдром ответа на повреждение как таковое», получивший на­звание «триада»:

— первое — увеличение и повышение активности коркового слоя надпочечников;

— первому — чувство недомогания;

Объединение их в единую систему было правомерно только при наличии единого механизма управления этими физиологи­ческими и психологическими реакциями и общего совокупного процесса их развития.

Долго не было определенного представления относительно биологической сущности изъязвлений слизистой желудка, кишеч­ника и потери аппетита — «штатного» симптома стресса. Наша гипотеза, касающаяся этого феномена, была изложена в 1983 г. (Китаев-Смык Л.А., 1983], а также в третьей главе этой книги.

Г. Селье предложил различать «поверхностную» и «глубокую» адаптационные энергии. Первая доступна «по первому требова­нию», как «по пожарной тревоге». Вторая мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов ор­ганизма. Ее истощение необратимо, как считал Г. Селье; и ведет к гибели или к старению и гибели. Предположение о существо­вании двух мобилизационных уровней адаптации поддержива­ется многими исследователями [Китаев-Смык Л.А., Галле P.P., Гаврилова Л.Н. идр., 1972; Меницкий Д.Н., 1973; Селье Г., 1966; Селье Г., 1979; Франкенхойзер М., 1970; Lazarus R.S., 1967; La­zarus R.S., 1969; Lazarus R.S., 1977]. Нашими экспериментами и наблюдениями при предельно переносимых (и непереносимых) воздействиях на людей были выявлены четыре «ранга», четыре кризисных ступени, по которым восходит индивид (и социальное сообщество) при непрекращающихся экстремальных воздействи­ях. «Кризисные ранги стресса» описаны в последующих главах.

1.1.3. Стадии мобилизации адаптационных резервов по Г. Селье

При непрекращающемся действии стрессогенного фактора интенсивность проявлений «триады стресса» возрастает. Г. Селье


А стадии развития стресса по Г. Селье: «аларм» реакция мобилизации адаптационных резервов, срочно, «по пожарной тревоге» (1); фаза резистент­ности (2); истощение адаптационных резервов (3).

Б фазы адаптации при стрессе, разрушение имевшейся «функциональной системности» (1); становление новой «функциональной системности» (2); фаза неустойчивой адаптации
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации