Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов - файл n1.rtf

приобрести
Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов
скачать (430.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf3988kb.29.09.2006 22:28скачать

n1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава II

АКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ. ПЕРВИЧНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ
ЛЮБОПЫТНЫЕ И СЛОН

(по И. Руми, персидскому поэту)

«Гвоздем» программы должен был стать слон. Люди толпами шли, чтобы на него посмотреть. Но ночью, когда слона завели в темное помещение, любопытным было его никак не рассмотреть. Они пытались составить себе представление о нем, ощупывая его. Но при этом каждый мог ощупать лишь часть большого животного. Поэтому их описания так отличались одно от другого.

Один из посетителей, который трогал слона за ногу, говорил, что слон похож на большую колонну; второй, который дотрагивался до бивней слона, описывал животное, как острый предмет; третий, который брал слона за ухо, описал его, как веер; четвертый, кото­рый погладил слона по спине, утверждал, что слон прямой и плоский, как кушетка.

Каждый видит правильно, но не каждый видит целостно. Один хочет иметь послушного ребенка, второй — способного и бойкого, кто-то еще — нуждающегося в опоре. Одной женщине мужчина нравится потому, что он удачлив; другой — потому что он нежен и обходителен. Один мужчина в мечтах видит свою будущую жену хорошей хозяйкой, другой — деловой, самостоятельной женщи­ной. Все они пытаются представить будущего своего партнера и понять, каким он должен быть, но делают они это, исходя лишь из одной точки зрения, воспринимая человека как носителя немного­численных качеств, вместо того чтобы видеть в нем личность в целом.

Многообразие актуальных способностей по-разному проявля­ется у каждого человека. Может оказаться неожиданным, если, помимо уже известных способностей, у партнера проявятся и другие качества, с которыми тоже придется считаться.

57

Актуальные способности в нашей профессиональной и личной жизни играют выдающуюся роль. На них основывается современ­ная цивилизация. На них строится воспитание. На их основе скла­дываются межличностные, в том числе партнерские, отношения. Примечательно, что почти каждый имеет с ними дело, но лишь немногие знают, что они означают. Даже в самых известных сло­варях и энциклопедиях к ним относятся пренебрежительно: они или вообще не упоминаются, или же получают совсем скупое толкование. Однако их недооценка или чрезмерное акцентирова­ние, их генерализация на большие сферы жизни или их перенос на других людей нередко приводят к конфликтам в эмоциональной сфере или в поведении, иногда даже к психосоматическим рас­стройствам.

КАКОВЫ ФУНКЦИИ АКТУАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ

Они являются описательными категориями. Поведение челове­ка может быть достаточно полно описано в категориях актуаль­ных способностей с точки зрения межличностных и внутриличност-ных конфликтов, а также потенциала способностей.

Они являются переменными социализации. Актуальные спо­собности — это содержание воспитания. Они формируются у индивидов в соответствии с потребностями общества. Индустри­альное общество основывается на характерных формах проявле­ния пунктуальности, точности, стремления к порядку, прилежно­сти и надежности. Признаком желаемого для индустриального общества образца поведения является некоторое пренебрежение сферой первичных способностей. Это обстоятельство в другой терминологии называют «отказом от инстинктов».

В переживании они могут стать заменой религии. Будучи абсо­лютизированными, способности извлекаются из контекста их функ­ционального равновесия и выдвигаются в центр картины мира и образа человека: «Порядок это полжизни; я только тогда что-то значу, когда чего-то достигаю; люди и животные отли­чаются друг от друга организованностью и успехом; кто ненаде­жен, тот для меня ничто; я не могу больше оставаться на этой работе, мой коллега такой грубиян; я не закончила сред­нюю школу, так как не могла переносить несправедливость моего учителя».

Они действуют как маскировка. В отдельных случаях человеку представляется полезным симулировать отдельные актуальные

58

способности, чтобы достичь какой-либо цели. Это симулирование не всегда происходит осознанно. В качестве примера здесь можно привести нежность и обходительность жениха, который после женитьбы превращается в самодовольного и требовательного дик­татора.

Они могут выполнять функцию оружия и защиты. Эмоцио­нальная реакция на актуальные способности позволяет им превра­титься в своеобразное оружие: «Раз ты сердишь меня своим беспорядком, мне можно не быть с тобой вежливым; раз ты изводишь меня сбоим нетерпением, я заставлю тебя ждать; так как ты ленив и непослушен, мы требуем от тебя, чтобы ты убрал в коридоре; так как ты уделяешь мне так мало времени, я не буду с тобою нежной».

В такой ситуации человек не замечает, что ведет себя по отно­шению к другому, как классический садист. Он получает удоволь­ствие от наказания и страданий другого. Острие оружия «акту­альные способности» может быть направлено и против самого человека, что также приводит к приятным или неприятным пере­живаниям: «Из вежливости я не говорю неожиданному посети­телю, что у меня сейчас должна быть важная встреча; из-за недостаточной честности перед ним я пропускаю важную встре­чу и злюсь на моего посетителя и на самого себя». Другие раз­вивают у себя завидный талант постоянно опаздывать или про­пускать назначенные встречи и тем самым навлекать на себя на­казание.

Первичные и вторичные способности вступают в отношения друг с другом в рамках человеческой личности. Вторичные способ­ности — это поведенческие категории; первичные способности — категории эмоциональные.

Однако формы на основе первичных способностей получают свой эмоциональный резонанс. Так, только будучи недостаточно терпеливыми, мы можем сердиться на отсутствие пунктуальности.

Первичные способности представляют собой базисный фено­мен, на котором надстраиваются вторичные способности.



59

Эмоциональная сфера при этом действует в направлении уси­ления, поощрения или наказания какой-то поведенческой области вторичных способностей. И наоборот, на определенные поведен­ческие формы вторичных способностей накладывается эмоциональ­ный резонанс первичных способностей. Люди склонны испыты­вать больше доверия и симпатии к тому, кто послушен или надежен, чем к человеку, имеющему репутацию своевольного или не выпол­няющего своих обязательств. Непослушание или ненадежность в этой связи часто переживаются как утрата доверия. Конфликты между родителями или воспитателями и их детьми нередко осно­вываются на отношении «послушание-доверие». Привычные к детскому послушанию, воспитатели часто не только беспомощно, но с сомнениями и ярко выраженным недоверием противостоят юношескому стремлению к самореализации. Такие внешние при­знаки личной самостоятельности, как распределение своего вре­мени, выбор одежды, профессии и круга общения превращаются в символ кризиса доверия: родители и воспитатели не доверяют своим детям (и, следовательно, результатам своего собственного воспитания). Подростки чувствуют, что родители их не понимают, и неспособны поддерживать и развивать с ними доверительные отношения. Подобно тому как доверие можно связать с послуша­нием и надежностью, можно поступать и в отношении других вторичных сфер поведения, например, вежливости, пунктуально­сти, старательности и успешности в целом. Эти процессы не огра­ничиваются только узким полем воспитания, а проявляются также в партнерских и других межличностных отношениях.

Тот факт, что вторичные и первичные способности в развитии отдельного человека, а также в отношениях партнеров и взаимо­действии занимающихся воспитанием лиц и детей зависят друг от друга, мы выражаем тем, что называем их корреспондирующими (взаимосвязанными) способностями. Опыт показывает, что сдвиги внутри актуальных способностей, особенно отдельных корреспон­дирующих способностей в одну или другую сторону могут привес­ти к ограничениям всего ценностного поля личности.

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОДНА АКТУАЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ БОАЕЕ ВАЖНОЙ, ЧЕМ ДРУГАЯ?

Альтернативы — это результат различных традиций воспита­ния: для одного идеалом поведения является надежность, в то время как общительность стоит на втором плане. Другой высоко

60

оценивает общительность и пренебрегает надежностью. Различие между воспитательными традициями оказывается еще сильнее, если учитывать уровень развития воспитателей. Родители, дети или супруги могут оказаться более чужими друг Другу, чем пред­ставители разных культур. В то же время во многих случаях согла­сие между людьми в различных сферах актуальных способностей обнаруживается именно благодаря общности проживания.

Не всем так уж свойственна способность обладать стремлени­ем к порядку бухгалтера, пунктуальностью каменщика, точностью закройщика или аккуратностью хирурга. В отрыве от ситуации и от момента времени, которыми способность абсолютно оправда­на, она может обрести комичные черты и, более того, стать потен­циально конфликтной. Хирург моет руки несколько раз до и после операции, каждый раз по три-пять минут. Если же подобный ритуал он будет проводить и дома, а также потребует этого от своей семьи, то действие, обоснованное и необходимое в одной ситуации, в другой станет фарсом. Оно будет лишено функцио­нальности, поэтому ребенок будет сопротивляться/жена злиться, семейная жизнь будет нарушена.

В последующих разделах книги каждая из актуальных способ­ностей будет рассмотрена подробнее. При этом мы уделим внима­ние лишь наиболее важным взаимосвязям. Мы попытались, пред­ставляя первичные способности как цепь развития и коммуникаций, именно этим подчеркнуть их динамическую спаянность. Наиболее типичные конфликты и расстройства описываются в конце каждо­го раздела, посвященного определенной актуальной способности.

По историям болезни были подобраны часто повторяющиеся расстройства и конфликты, проявляющиеся в связи с отдельными способностями. Когда картина заболевания связывается с опреде­ленной актуальной способностью, нужно иметь в виду, что здесь могут действовать и другие способности, однако описанная спо­собность выступает на передний план.
Первичные способности

Многие родители, когда их ребенок всеми средствами агрессии пытается утвердить свою волю, считают, что они больше не в состоянии понимать этот мир. Агрессия в этом случае пережива­ется как что-то угрожающее, чуждое и даже болезненное. При этом упускается из виду, что агрессия, наряду со страхами и подражанием, является одним из центральных компонентов раз­вития ребенка.

РАЗВИТИЕ ПЕРВИЧНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ В АСПЕКТЕ «СТРАХ-АГРЕССИЯ—ПОДРАЖАНИЕ»

Каждая грубость имеет свое происхождение в слабости.

Сенека

Способности ребенка стремятся пробиться наружу. Они раз­виваются по той же схеме, что, например, и способность ребенка бегать,— до достижения полной своей функциональности. При обучении бегу проявляются экспансивные тенденции; стремление способности выйти наружу находится под контролем страха. Ре­бенку хочется бегать, но одновременно он хочет обойтись без такого неприятного опыта, как боль при падении. Он показывает некоторую неуверенность и потребность иметь большую безопас­ность. Таким образом, поступательное развитие человека основы­вается на взаимодействии страха и агрессии.

Приобретению этого опыта в обучении благоприятствует обу­чение на модели, подражание. Ребенку важно, как ведет себя мать по отношению к его развивающимся способностям

62

Анна Фрейд во время войны наблюдала в Англии, что дети во время бомбежек лишь тогда начинали бояться, когда видели, что боится мать. Если мать была спокойной и уравновешенной, то и дети оставались спокойными.

Страхи и агрессия в воспитании занимают свое особое место. Количество детей, которых в ФРГ ежегодно убивают их родители, почти в десять раз больше, чем число детей, ставших жертвами сексуальных убийц, не считая еще тех детей, которых ежедневно истязают родители, и причина здесь не в агрессии как движущей силе человека. Она проявляется, скорее, вместе со страхом и подражанием и приобретается ребенком в процессе научения. По содержанию этот опыт связан с актуальными способностями.

В качестве носителя модели здесь действует воспитатель, от­ношение которого к ребенку характеризуется вполне определен­ными установками.

См. страх, агрессия и подражание как конфликтные потенциалы.

ОБРАЗЕЦ И ПОДРАЖАНИЕ

Создай самого себя, а затем воздействуй на других тем, что ты есть.

В. фон Гумбольдт

Образец — это человек либо манера его поведения в том случае, если его избирают в качестве эталона собственного пове­дения или подражают ему. Когда люди перенимают новые формы поведения и включают их в свой поведенческий репертуар, проис­ходит следующее.

Ребенок подражает своим родителям, потому что подража­ние как таковое считает похвальным. Он курит неприятную для него сигару отца, потому что может при этом чувствовать себя, как отец.

Подражание происходит, так как оно вознаграждается: «Ты убрал в своем шкафу так же, как я это делаю вот уже 20 лет. Ты умный мальчик».

Подражание происходит или не происходит в зависимости от того, получил образец похвалу или был наказан. «Я бы, тоже что-

63

нибудь сказал, но после того как я увидел, что мой старший брат получил пощечину, я решил этого лучше не делать».

В формировании у ребенка представления о самом себе цен­тральную роль играет поведение членов его семьи и воспитателей как модель для подражания. Образцом партнерских отношений служат отношения родителей друг с другом. Через установки и отношение родителей к внесемейному окружению заранее форми­руются эмоциональные связи ребенка с этим окружением. Задает ли ребенок философские или религиозные вопросы (и как он на них отвечает), в значительной степени зависит от того, что его окружало в самом раннем детстве. Конкретное.наблюдаемое пове­дение (вторичные или первичные способности) окружающих лиц всегда действует как модель. Однако иногда родители наказывают своих детей за те формы поведения, которые сами же и продемон­стрировали как образец. Один отец отшлепал своего сына за то, что на столе сына громоздились книги, тетради, бумажки и другие вещи. И в то же время в машине отца в беспорядке валялись самые разные вещи.

Тенденции подражания; ограничение собственной способно­сти к некритичности; эмоциональное неприятие образца; гипер­трофированная самостоятельность; двойственное отношение к об­разцу; балансирование между любовью и ненавистью; комплексы под воздействием авторитета; чрезмерные ожидания по отноше­нию к себе и образцу; нетерпение.

ВЕРА И РЕЛИГИОЗНОСТЬ

На Бога надейся, но крепко привязывай своего верблюда.

Мухаммед

Кто-либо из близких людей, (например, мать) непроизвольно обращается к неразвитым и поэтому еще неизвестным ей способ­ностям ребенка. Хотя она не видит его способностей, она в них верит.

Благодаря тому, что мать выражает позитивное отношение к способностям ребенка, она поддерживает их развитие — при условии, что она сама различает свои собственные соответствую-

64

щие способности. Если же способности недостаточно дифферен­цированы, то отношение к подобным способностям у ребенка может быть создано лишь с трудом или оно вообще остается блокированным.

Пример с обучением бегу может быть перенесен на другие физические навыки, а также на актуальные способности, которые с самого начала представляют собой незнакомые сферы, раскры­вающиеся непрерывно или толчками. Незнакомое вне или внутри нас самих воспринимается в большинстве случаев как угроза на­шей безопасности. Потому совершенно необходимо решить, как поступить с неведомым. Лишь установление взаимосвязей этой еще не дифференцированной способности с условиями тела, внеш­ним и взятым «вовнутрь» окружающим миром и временем даст наконец возможность интегрировать эту способность в «структу­ру личности». Здесь возникает вопрос, обладает ли человек доста­точными инструментальными функциями, чтобы справиться с не­известным.

Вера является при этом основополагающей способностью че­ловека. Как установка и ожидание по отношению к неизвестному она распространяется не только на неведомое внутри человека, но и на неизвестное в окружающем его мире и на непознаваемое во вселенной, которое описывается через понятие Бог.

И даже наука, которая считает себя объективной, строится на вере. Вдохновленные верой, мелкими шагами гипотез люди мед­ленно приближаются к познанию неизвестного.

Потенциальные способности человека — это часть его дейст­вительности. Они являются основой его будущего развития и должны признаваться другими и им самим, чтобы невнимание не блокировало их.

«Я не верю, что во мне таятся способности, которые можно было бы развить. Я разработал теорию, которая говорит: „Я в себе ничего не могу заметить". Это бесперспективно для моей профессии. Для чего я должен сам себя признавать, меня ведь не признают другие» (33-летний мужчина, больной шизофренией).

Способности человека не развиваются прямолинейно; весь этот процесс обычно мало соответствует ожиданиям, которые связывают с человеком те, кто верит в него.

Зацикленность; ханжество; страх; агрессия; подражание; раз­очарование; неустойчивость настроений; страх перед жизнью.

УМЕНИЕ ЦЕНИТЬ ВРЕМЯ

Люди, у которых никогда нет времени, делают меньше всех.

Лихгенберг

Ни ребенка, ни взрослого нельзя лепить, как фигурку из пла­стилина. Во взаимодействии с воспитателем ребенок не только приспосабливается к его представлениям, но и обнаруживает свою самобытность. Воспитатель нередко сталкивается с этим. Поэтому он должен быть готов предоставить ребенку или партне­ру время.

«Моя дочь во всем должна быть лучше других детей: раньше других начать пользоваться горшком, бегать быстрее всех, на­учиться разговаривать раньше других» (32-летняя мать 2-летней дочери).

Уметь ценить время — значит, в частности, дать другому че­ловеку время для его развития, причем в соответствующем каче­стве и в достаточном количестве, иначе говоря — проявить привя­занность. Высказывание матери «Я целый день с моими детьми» еще ничего не говорит о том, чем конкретно она в течение этого времени занимается с детьми. Мать, которая использует это вре­мя для того, чтобы нетерпеливо критиковать, ругать, придирать­ся и претворять в жизнь свои «представления о воспитании», иначе использует свое время, чем мать, которая предоставляет своему ребенку свободу действий и на этой основе занимает­ся им.

Наряду с тем значением, которое умение ценить время близко­го человека имеет для развития ребенка и для родительской или партнерской привязанности, оно представляет собой одну из ха­рактерных способностей человеческого мозга осознавать про­шлое, настоящее и будущее и интегрировать эти временные изме­рения.

Завышенные требования; заниженные требования; страх пе­ред одиночеством; бегство в общение; нетерпение; экстравагант­ность; гипертрофированная озабоченность собственным телом как замена привязанности; бегство из дома; зависимость от дру­зей; эгоизм.

66

СОМНЕНИЕ

Чтобы прийти к настоящему познанию, нужно сначала испытать сомнения.

Аристотель

Прерывность развития, его часто непредсказуемый характер делает воспитателя неуверенным. Эту неуверенность, колебания относительно того, оправдана ли вера в способности партнера, мы называем сомнением. Сомнение является результатом некоторого разочарования в ожиданиях, которые были связаны с ребенком или партнером. Близкий человек находится в состоянии нереши­тельности. Сомнение характеризуется искажением временного \ фактора, который превращается в диспропорцию между временем разбития ребенка и временем ожидания родителя. В том случае, когда родители в состоянии видеть детское поведение в большом временном диапазоне развития, их сомнения и связанные с ним страхи и агрессия направляются в нужное русло.

«Раньше я вел себя очень авторитарно, я считал, что волю детей надо ломать. Дети, по моему мнению, должны быть дома всегда, когда мне захочется. Модную одежду и модные стрижки я не терпел, всех коротко стригли на прусский манер. Но потом постепенно меня охватили сомнения, правильно ли я поступаю. Эти сомнения становились все сильнее. Наш старший сын, 14 лет, взбунтовался. Он стал носить мятые брюки и немыслимые курт­ки. Более длинных волос не могло быть даже у девочки. Я кипел от ярости, сын не реагировал. Жена уговаривала, чтобы я усту­пил, что эти проблемы не так важны. Наконец это случилось:

Оливер исчез. Мы подали заявление о розыске. Жена упрекала меня. Могу вам сказать, что эти три недели я не хотел бы пережить снова. Через три недели полиция задержала Оливера и привела его домой. Я не знаю, как получилось, но я решился поговорить с ним. В этом разговоре я не скрывал своих сомнений. Я был настолько неуверен в своей правоте, что в сущности не •наступал, а оборонялся. Чтобы получить хоть какую-то информа­цию, я даже сходил в семейную консультацию» (40-летний адвокат).

Состояние метаний из стороны в сторону, а также хотя и временная, но все же потеря ориентиров кажутся для некоторых людей такими устрашающими, что они впадают в другую край­ность. Чтобы защитить себя от сомнений, то есть от состояния отчаяния, они прячутся за каменной стеной непогрешимости, ко­

67

торую считают твердостью характера и верностью принципам. Чтобы не приходилось менять своего поведения, они не принима­ют к сведению ту информацию, которая может усилить сомнения. Помимо позиции тупого упрямства, страх перед состоянием не­уверенности может привести к другому заблуждению: не исполь­зуя имеющуюся в его распоряжении информацию, то есть утрачи­вая возможность продолжать сомневаться, человек переходит к попыткам убедить других — группу людей или какое-либо автори­тетное лицо, так как это дает чувство принадлежности к группе и уверенность.

Неуверенность; .страх; противоречивость; зависть; сверхчувст­вительность; изменчивость настроения; капризность; нетерпение; неопределенность; нерешительность; беспомощность.

НАДЕЖДА

Какой бы темной ни была ночь, вслед за ней всегда наступит утро.

Низами

Мы думаем не только о поведении человека в настоящее время, но и о возможностях его развития в будущем. Ожидание выходит за пределы настоящего момента: мы надеемся, что что-то произой­дет завтра, в будущем году или в неопределенное время. Отноше­ние к будущему, с которым связаны события настоящего,— это надежда.

В своем развитии надежда зависит от того, какой опыт человек приобрел и какие в его жизни были переживания. Если у него никогда не было возможности почувствовать, что из любой жиз­ненной ситуации есть выход, то в определенные моменты он будет склонен испытывать безысходность. Безнадежность может быть также результатом недифференцированной установки на буду­щее. Это происходит в том случае, когда надежда ограничивается лишь немногими сферами жизни, а другие сферы не признаются. Люди, имеющие подобные установки, склонны к разочарованиям и реакциям бегства, что еще усиливает их безнадежность.

«Что касается моих профессиональных перспектив, то тут я абсолютно уверен в успехе. Но вряд ли я смогу когда-либо найти

себе жену, которой бы я мог доверять; это, на мой взгляд, почти невозможно» (38-летний бизнесмен).

Безнадежность может иметь различную степень выраженно­сти: от почти полной разочарованности до пессимизма как жиз­ненной философии. Соответственно и последствия безнадежности имеют разную градацию, от «психогенной смерти» до нарушений ритма сна-бодрствования. Безвыходные ситуации могут иметь чет­кие границы, но могут быть и расплывчатыми. Иногда трудности генерализируются в одной конкретной сфере жизни. Что и в какой степени переживается как безвыходная ситуация, зависит, в частности, от воспитания, которое получил данный человек (основной конфликт). Соответственно актуальные ситуации функ­ционируют как спасительные.

«У меня пропала всякая активность. Я хотела бы научиться надеяться, но я провожу свое время в мечтах. Я голодна, но я не могу есть в одиночестве. Я хотела бы что-нибудь предпринять, но я все равно что парализована. Так я осознаю бессмысленность моего существования. Это все прорвалось, когда от меня ушел мой друг. Мы месяцами ссорились из-за мелочей: он хотел со мной близости, хотя у него пахло изо рта; ссорились из-за того, что я пропускала назначенное время и т. д. Я была просто выброшена из привычной с детства колеи» (26-летняя служащая после по­пытки самоубийства).

Безнадежность; недовольство; пессимизм; равнодушие; бегство в фантазии; пассивное ожидание; наивный оптимизм; страх перед жизнью; страх смерти; блокировка способности действовать.
ДОВЕРИЕ И ОЖИДАНИЕ

Доверие это нежное растение. Если оно увяло, то скоро не расцветет.

Бисмарк

Надежда распространяется на будущее человека. От человека в настоящем или будущем ждут особых способностей. Из оправ­данного ожидания, то есть из того, развиваются ли способности в соответствии с возлагаемыми на них надеждами, формируется доверие к человеку вообще: его принимают таким, какой он есть.

69

Доверие зависит не только от отдельного опыта общения с опре­деленным человеком, но от совокупности всего опыта, который был приобретен нами в течение жизни. Именно предшествующий опыт является условием того, что своеобразие ребенка будет при­нято и учтено в структуре ожиданий. Наряду с этим доверием, которое шаг за шагом развивается из оправданного ожидания, существует доверие, имеющее изначальный характер. В яркой форме проявляется оно в отношениях между матерью и ребенком:

«Я доверяю тебе, потому что ты есть». Уверенность в себе, которая появится, когда ребенок станет взрослым, будет отражать то доверие, которое было проявлено к нему другим человеком. «Я никогда от себя ничего не ждал. Я все начинал и не доводил до конца, потому что я не верил в себя, а только в других. Я все время смотрел на себя, как на пустое место. Мне ведь всю жизнь говорили, что из меня не будет толку. Мне постоянно говорили: сразу можешь бросить это дело, у тебя все равно не получится» (28-летний студент, страдающий депрессией).

Разрыв доверия; недоверчивость; боязнь поражения; боязнь разочарования; ревность; ненависть; неприятие; амбициозность; разочарование; ожидание неудачи; комплекс неполноценности; безразличие; переоценка своих возможностей; завышенные требо­вания; заниженные требования.
ТЕРПЕНИЕ

Терпение это дерево, корни которого горьки, зато плоды очень сладкие.

Персидская поговорка

Чтобы принимать какого-либо человека таким, каким он явля­ется в соответствии со своими способностями, необходимо терпе­ние. Это терпение заключается в том, чтобы надлежащим образом поддерживать развитие способностей и «терпеть» собственный выбор партнера вопреки имеющимся сомнениям и ожиданиям. Терпение, таким образом, равнозначно умению ждать, переносить частичное удовлетворение и предоставлять время другим. Особен­но заметно, когда сам человек или другие люди этого терпения лишены.

Я каждый раз ужасно раздражаюсь, когда Юрген не дегает домашние задания.

Если Мануэла опаздывает, я не встречаю ее со злостью уже с порога, как это делает мои муж.

Меня, бывает, ужасно злит, когда я вижу, что 6 офисе всю грязь опять замели в углы.

Если мой муж ругает меня самыми последними словами, я остаюсь равнодушной и не обращаю на него ни малейшего вни­мания.

Терпение воспитателя может объясняться двумя причинами. Кто-то можег быть терпеливым из страха: с помощью своего тер­пения он стремится избежать конфронтации. Отец, который с завидной терпимостью относится ко всему, что бы ни сделали его дети, часто скрывает за маской терпения изрядную долю неуве­ренности. Воспитание детей в большинстве случаев предоставля­ется жене, особенно тогда, когда необходимо принять неприятные решения. Терпение другого человека основано на понимании: он терпелив, он отказывается от критики л любой форме, он знает, что партнеру нужно время, что по своему уровню развития и по своей индивидуальности гот имеет другие представления, что нуж­но принимать во внимание некоторые эмоциональные особенно­сти и переживания партнера и т. д.

В развитии представлений о самом себе терпение занимает центральное место. Большая часть поступков, которые мы совер­шаем в повседневной жизни, требует от нас преодоления трудно­стей, а подчас и готовности смириться с неудачами и раэочарованиями. Если такой готовности нет, то порог самооценки понижа­ется: даже на мелкие неудачи человек реагирует подавленным настроением, а мелкую или кратковременную неудачу переживает как доказательство собственной неполноценности. В общении с другими терпение превращается в важный социальный фактор: ребенку для его развития необходимо терпение воспитателя. Вза­имные отношения партнеров требуют от них готовности перено­сить и самую ненастную погоду в их общем доме.

От недостатка терпения может разрушиться любая дружба. Терпение в данном случае означает готовность дать другому вре­мя. И напротив, нетерпеливость может означать неудержимое желание потребовать чего-то — чему еще, собственно говоря, нужно время. Нетерпение может, однако, объясняться и каким-либо недоразумением, особенно тогда, когда мотивы поступка неизвестны или неправильно поняты. Муж обещает вернуться до­мой в 18 часов, а приходит лишь в два часа ночи. Жена не дает

мужу сказать ни слова в свое оправдание: ^Только ничего не говори, все равно будет только ложь; надеюсь, что тебе maк, no крайней мере, понравилось». О том, что муж от возил своего коллегу в больницу, а потом попал в аварию, и у него не было возможности позвонить, жена не хочет слушать и не способна в это пове­рить: «У меня больше нет никакого терпения. Если она тебе нравится больше, чем л, тогда и иди к ней У меня есть хорошей адвоката. Не менее драматичным оказывается недоразумение. которое часто испытывает терпение отцов и матерен. К примера не успели убрать юстинмо, как отпрыск уже уселся посреди к.омнаты и наждачной бумагой обрабатывает паркет. У роди гелей одно представление о порядке, а у сыночка совсем другие.

Нетерпеливость; терпение из боязни; непоследовательность сверхчувствите\ыюсть; завышенные ожидания; честолюбие; неус тойчивость настроения; капризы; эгоцентризм: неумение слушать;

замкнутость; безаппеляционносгь.

УВЕРЕННОСТЬ

Уверенность — в большинстве ("лучаев результат размышления

Шоги Эффенди

Когда терпение преодолевает всю глубину сомнения л разви­тие человека познается в его возможностям, у поспигатсля возни­кает уверенность. Уверенность огносигсч не к тому, что ребенок или партнер станет отражением ожиданий,— такая суверенноегъ» привела бы к разочарованию, а к тому, что он разовью свои собственные способности. Такая уверенность не абсграктна и не основана на вере, но имеет практические последствия для общения с другими. В го время как сомнение является состоянием нереши­тельности и выражает амбивалентность в отношениях к партнеру, уверенность означает, что мы убеждены в его потенциальных способностях. Лишь это убеждение дает возможность принять парт­нера во всей его уникальности и неповторимости и предоставить ему возможность самому принимать решения, так как мы верим в него.

«Я наконец поняла, что я заму/кем не за моей мамой. Теперь я в состоянии освободиться от влияния матери и моей сестры.

72

Обе они настоящие фанатики чистоты. Я тоже была такой. Потом я вышла замуж. Мой муж хотел иметь уютную квартиру. Если я буду слишком уж усердно все начищать, считал он, квар­тира будет казаться стерильной. Так как я не хотела портить с ним отношения, я уступила, и смотрите-ка: то, что я раньше презирала, теперь мне самой понравилось. Отношения между на­ми улучшились, у меня стало больше времени и на мужа, и на мои увлечения. Пока однажды моя мать и сестра не приехали в гости из Баварии: „Но, детка, как выглядит твоя квартира!" и т. д. и т. п. Я стала сомневаться и оказалась между двух огней: мне пришлось выбирать, с кем испортить отношения — с мужем или с матерью. Это были постоянные метания. У меня было чувство вины перед матерью. Она говорила, что ей стыдно за меня, что и на нее падает тень. При этом наша квартира вовсе не была грязной. Ну ладно, постели иногда до вечера оставались неубран­ными, когда у нас целый день не было времени, и посуда остава­лась немытой, но муж мне вечером помогал. И я не каждый день вытирала пыль. Наконец я поняла, что я замужем не за моей матерью. Разве главное было не то, чтобы мой муж и я хорошо себя чувствовали? Когда моя мать приехала в следующий раз и снова стала меня упрекать, я ей спокойно объяснила, что я уважаю ее точку зрения, но она не должна ожидать от меня, чтобы я думала точно так же, как она. В результате она обиде­лась и уехала. Я не могу этого изменить. Может быть, ей нужно время, чтобы понять меня, и она опять приедет. Во всяком случае, я убеждена, что поступила правильно» (38-летняя мать троих детей).

И ребенок не обходится без сомнений. Когда он учится хо­дить, он не знает, упадет он сразу же или нет. Когда он плачет, потому что голоден, он не знает, подойдет ли кто-нибудь, что­бы покормить его. Если же мать всегда внимательна к нему, то у него из этого сомнения развивается потребность строить общение с окружающими, Уверенность находит свое выражение тогда, когда сомнения разрешаются в соответствии с требования­ми времени.

Гипертрофированная уверенность; зацикленность; потеря; це­лостность; сопротивление; преувеличенные ожидания; неуверен­ность; сомнения; недоверие; страх; навязчивые мысли; навязчивые действия.


73

ЛЮБОВЬ

Любовь такая же опора для души, как ноги опора для тела.

К. фон Сиена

Чувство уверенности — это самая стабильная основа того феномена, который называют любовью. Любовь — это эмоцио­нальное отношение, которое может быть в различной степени направлено на ряд объектов.

Любовь, таким образом, представляет собой всеохватываю­щую способность, которая включает в себя целый ряд различных аспектов. Часто родители удивляются, что
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Глава II АКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ. ПЕРВИЧНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации