Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов - файл n1.rtf

приобрести
Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов
скачать (430.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf3988kb.29.09.2006 22:28скачать

n1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава II.

После объяснения понятия «актуальные способно­сти» предпринимается попытка показать их значение и развитие. Особую роль здесь играют примеры из психотерапевтической практики. Первичные способности представляются читателю в ви­де цепочке развития. Вторичные способности, поскольку они со­относятся с практикой, представляются на примерах конфликтов как реальные и заданные реакции. Примеры реальных и заданных реакций взяты из психотерапевтической практики. Заданная реак­ция — это не предписание, не рецепт и не универсальное средство, а альтернатива, которая для пациента в его особой ситуации могла бы стать наиболее подходящей. Читатель может сам ввести поня­тия реального и заданного значения в «контрольную ситуацию», руководствуясь своими собственными проблемами.

Глава III. На основе многочисленных примеров описаны 22 наиболее типичные неправильные установки. Большинство внутриличностных и межличностных конфликтов возникают на основе подобных установок. На них же продемонстрировано значение актуальных способностей, хотя об этом не всегда говорится явно. Все перечисленные в этой главе неправильные установки подраз­деляются следующим образом: общие установки, установки в вос­питании, в межличностных отношениях, в сексуальных отношени­ях, а также установки, касающиеся религии и смерти.

Глава IV. Рассмотрены возможности применения дифферен­циального анализа в воспитании и самопомощи. При этом самопо­мощь не должна заменять психотерапию, осуществляемую специа­листом. Самопомощь учит справляться с теми конфликтами и проблемами, с которыми человек сталкивается ежедневно. Само­помощь, основанная на дифференциальном анализе, подразделя­ется на пять ступеней: наблюдение, дистанцирование, инвентари­зация, ситуативное одобрение, вербализация и расширение цели. Эти пять ступеней подробно описываются на примерах. Особое внимание уделяется возможностям групповой психотерапии: се­мейной, родительской и партнерской. И наконец рассказывается о дифференциально-аналитической психотерапии, которая была ис­пользована в таких важных случаях, как расстройства поведения у детей и сексуальные расстройства. В конце книги, после списка литературы, объяснены психологические, социологические и ме­дицинские термины с точки зрения дифференциального анализа.

Отдельные места книги, особенно восточные притчи и раздел о реальных и желательных реакциях, вполне могут заинтересовать детей.
25

Автор этой книги не мог, да и не стремился к тому, чтобы решить все проблемы и дать запатентованные рецепты. Он попы­тался разъяснить читателю отдельные, можно сказать, классиче­ские обстоятельства и проблемы, обострить его восприятие и по­казать возможности дифференцирования. Таким образом, книгу надо рассматривать не как четкое руководство к действию, а как изложение методики, находящейся в процессе непрерывного раз­вития.

ПСИХОТЕРАПИЯ СЕГОДНЯ

В настоящее время от 60 до 80 % всех заболеваний обусловле­ны психически или, по крайней мере, связаны с психикой.

В ФРГ каждый день оформляется примерно 200 разводов. Количество людей, больных алкоголизмом, постоянно растет. При­мерно 40 % мужчин и 70 % женщин выпадают из трудового про­цесса по причине ранней инвалидности. На 9 миллионов потен­циальных пациентов приходится примерно 500 практикующих вра­чей-психотерапевтов, тогда как, по предварительным подсчетам, нужны примерно 20 000 психотерапевтов.

Для того чтобы получить психотерапевтическое лечение, па­циент должен ждать примерно 1-2 года, я примерно 6 лет нужно пациенту с психосоматическими расстройствами, чтобы попасть — если он вообще попадет — к компетентному врачу.

Почему так происходит

Потому что лечат симптом, а не человека.

Потому что занимаются формой конфликтов, а не их содер­жанием.

Потому что психотерапевт и пациент говорят на разных языках.

Потому что сами психотерапевты крайне редко понимают друг друга.

Что можно сделать

Вывести психотерапию из башни из слоновой кости и освобо­дить ее от дурной репутации науки, окутанной тайной.

Использовать все потенциальные возможности, которые таит в себе самопомощь.
26

Работать с конфликтами не только абстрактно, но и конкрет­но, исходя из того, что представляет собой каждый отдельный конфликт.

Основные цели этой книги

Помочь человеку, не имеющему психотерапевтической подго­товки (книга предназначена для широкого круга читателей).

Дать полезную информацию практикующим врачам и психо­логам.

Познакомить психиатров и психотерапевтов с новой теорией и новыми психотерапевтическими методами.

Дать терапевту возможность обращаться к пациенту на понят­ном языке, а также дать пациенту почувствовать, что врач понима­ет все его проблемы. Метод дифференциального анализа предос­тавляет всем людям равные условия в области психотерапии.

Чем скорее мы поймем, что психические и психосоматические расстройства содержательно связаны с актуальными способно­стями, то есть с психосоциально значимыми категория, тем в большей степени дифференциальный анализ будет использоваться как теоретиками, так и практиками психотерапии.

Мысли о воспитании

ТЕНЬ НА СОЛНЕЧНЫХ ЧАСАХ

(восточная притча)

Однажды на Востоке один король захотел доставить радость своим подданным и привез из путешествия солнечные часы. Его подарок изменил жизнь людей в королевстве. Они начали разли­чать время и планировать свой день. Они стали пунктуальнее, организованнее, надежнее и старательнее, в результате чего обре­ли богатство и здоровье. Когда король умер, подданные стали думать, как им отдать должное его заслугам. И поскольку сол­нечные часы были символом любви короля к своим подданным и причиной их благоденствия, они решили построить вокруг сол­нечных часов великолепный храм с золотым куполом. Однако когда храм был готов и купол возвысился над часами, солнечные лучи перестали попадать на них. Тень, которая показывала время, исчезла, и часы перестали служить людям. Изменились и люди:

одни перестали быть пунктуальными, другие — надежными, третьи утратили свою организованность и старательность. Каждый пошел своим путем. Королевство распалось.

Притчу о солнечных часах и затемняющем их великолепном храме можно довольно удачно перенести на ситуацию с воспита­нием. Каждый человек располагает определенным количеством способностей, которые он в процессе своего взросления и своего противоборства с окружающим миром продолжает развивать. Родители (поначалу наиболее важные для ребенка персоны окру­жающего мира), а затем и другие люди, влияющие на его воспитание, могут ускорять или задерживать развитие способностей, которые в начале жизни ребенка еще являются неразвитыми и поддающи­мися формированию. К сожалению, чаще всего происходит за

29

держка развития способностей, как в нашей притче о солнечных часах. Для того чтобы из ребенка сформировать человека по сво­ему образу и подобию, воспитатель выдвигает на передний план определенные социально желательные качества. В этой связи одни способности ребенка хотя и развиваются и дифференцируются, но им уделяется чрезмерно большое внимание, другие же, напро­тив, подавляются и перестают действовать, как чудесные солнеч­ные часы в построенном для них великолепном храме.

ВОСПИТАНИЕ И ПЕРЕВОСПИТАНИЕ

Некоторым читателям может не понравиться то, что мы рас­сматриваем проблемы воспитания в одной плоскости с проблема­ми партнерства, брака и межличностных отношений. Когда мы стали думать о том, допустимо ли вообще подобное сопоставле­ние, мы пришли к признанию неизбежной необходимости отка­заться от узкого взгляда на воспитание только как на процесс влияния родителей на ребенка. Во всех формах взаимного влияния людей друг на друга, а также в процессе формирования установок, ожиданий и устранения конфликтов мы снова и снова обнаружи­вали основные принципы воспитания: не только родители воспи­тывают детей, но и формы поведения детей оказывают воспита­тельное воздействие в противоположном направлении. Поведение родителей было в свое время сформировано их собственным вос­питанием. Сходную картину мы наблюдаем и в партнерских отно­шениях. Стойкий интерес друг к другу, общие цели и, в любом случае, эмоции характеризуют партнерство вообще, которым в этой трактовке являются и отношения родителей и ребенка. Сим­патия или неприязнь, которые формируются в результате парт­нерства, зависят не только от разумности решений или обоснован­ности установок: весь опыт, который человек накопил с начала своего существования и который он отчасти позаимствовал из культурных традиций, накладывает отпечаток на его ощущения, чувства, установки, ожидания и мысли.

Так как каждый из нас связан со своей собственной «сферой воспитания», то очень часто ожидания, направленные на другого человека, не сбываются и люди, как бы говоря на разных языках, в конце концов начинают ненавидеть друг друга. Если эти выводы о партнерстве перенести на всю сферу социальных отношений, куда относятся также взаимоотношения групп, народов, наций и куль­тур, то можно было бы взять на себя смелость и разработать
30

общественную теорию, которая наряду с экономическими пробле­мами выдвигала бы на первый план и трудности взаимодействия.

. Конфликты не возникают, как гром среди ясного неба, у них своя собственная история. Пытаясь их предотвратить, мы с надеж­дой обращаем свой взгляд на перевоспитание и пытаемся устра­нить готовность к конфликтам путем «довоспитания». Институтами, которые отвечают за перевоспитание, являются как психотерапев­тическая, так и консультационная помощь. Однако эти институты могут выполнять свою задачу лишь в том случае, если не ограничи­ваются только отношениями между психотерапевтом и пациентом. Для того чтобы перевоспитание было наиболее эффективным, не­обходимо участие самих пациентов в этом процессе.

Таким образом, воспитание и перевоспитание не ограничивают­ся только воспитанием детей, а касаются общих вопросов жизни человека в социуме. Перечислим лишь некоторые из этих вопросов.

Каким образом я научился ненавидеть?

Как получилось, что я терпеть не могу именно этого человека?

Почему именно эта черта характера моего мужа (моей жены) заставляет меня лезть на стенку?

Почему этот поступок моего мужа (моей жены) так разозлил меня, в то время как тот же поступок другого человека меня не задевает?

Почему мой ребенок довел меня до бешенства?

Мы подробно обсудим вопросы, которые касаются каждого человека, поговорим о причинах, проверим различные гипотезы и попытаемся найти приемлемые решения.

В заключение приведем известную восточную мудрость:

Если ты дашь кому-нибудь рыбу, Он поест только один раз. Но если ты научишь его ловить рыбу, Он будет сыт всегда.

НЕУВЕРЕННОСТЬ И НАДЕЖДА

Воспитание — это процесс выяснения разногласий, который охватывает различные уровни общения и множество участников. На переднем плане стоят, несомненно, взаимоотношения между родителями и ребенком, которые зависят от выяснения разногла­сий между родителями относительно их представлений о воспита­нии; от отношений родителей друг с другом и с обществом; от влияния социальных учреждений. Воспитание — это дело не толь-

31

ко родителей, но всех людей, которые тем или иным образом участвуют в коммуникации и оказывают длительное воздействие.

Вместе с общественными изменениями идет изменение привыч­ных стилей и содержания воспитательного процесса. Возможности и направления развития человека в наше время значительно расши­рились. Но ситуация большего количества возможностей все чаще превращается в ситуацию все большей неуверенности родителей, учителей и воспитателей. Родители ведут себя по-разному: одни действуют осмотрительно, другие все время колеблются, третьи из чувства протеста проявляют провокационную самоуверенность.

«Когда я вечером прихожу домой,— рассказывает один отец,— дети уже в постели. Если они сразу же не засыпают и мешают мне, я даю им шлепок по заду, и тогда наступает тишина. Моя жена наконец признала, насколько хорош этот старый метод».

«Я не бью своих детей,— делится своим опытом другой,— этого больше нельзя делать. Мы ведь современные люди. Я купил своим детям собаку, с которой они играют по вечерам. Им с ней очень весело, и они берут ее с собой в спальню. Они так заняты собакой, что мы целый вечер свободны от них. В конце концов, я ведь имею право спокойно отдыхать, если целый день занят на работе».

Термины «авторитарный», «разрешающий» и «антиавторитар­ный», относящиеся к различным стилям воспитания, не исключают того, что каждый человек имеет свои собственные, особенные методы воспитания, которые к тому же обусловлены конкретной ситуацией. Мы имеем дело с плюрализмом стилей воспитания. Таким образом, недостатка в методах воспитания нет, однако существует недостаточно критериев для оценки уместности мето­да в той или иной ситуации.

Проблемы неуверенности, беспомощности и надежды, с кото­рыми часто сталкиваются воспитатели, носят общий характер. Это заставляет нас рассматривать проблему воспитания в контексте ситуации конкретного человека, ситуации конкретного общества и ситуации всего человечества.

ИЗМЕНЕНИЕ ФУНКЦИЙ ВОСПИТАНИЯ И ПСИХОТЕРАПИИ

Принципы воспитания и психотерапии всегда зависели от представлений о личности в соответствующую эпоху. Эти пред­ставления базируются на опыте, который связан со взаимодейст­вием с родителями и окружающими людьми, а также позаимство-

32

ван из опыта других людей или из традиций. Воспитание учит человека вести себя так, как это желательно делать в социальном окружении его времени. Оно имеет групповую специфику и — в широком смысле слова — зависит от системы ценностей соответ­ствующего мировоззрения и религии; это относится к каждому из стилей воспитания, какими бы различными они ни были. Другими словами: с помощью воспитания ребенок усваивает нормы, кото­рые являются основой для бесконфликтного общения с другими людьми. Процесс усвоения этих норм мы называем социализацией.

Как меняются эти нормы в связи с изменениями, через кото­рые проходит общество в своей истории, и как они соотносятся с тем, что А. Тойнби назвал «уничтожением ценностей»? Оказа­лось, что невозможно найти какие-либо точные и стабильные эталонные системы «правильного воспитания». В прежние време­на пути, критерии, масштабы и цели воспитания предлагала рели­гия. Именно она определяла, что правильно, а что неправильно, что хорошо и что плохо. Так как религии в качестве институтов морали не могли своевременно учитывать требования, нужды и потребности человека в его социальном окружении, их функцию стало выполнять эмансипированное общество, которое и взяло на себя роль носителя социальных норм. В соответствии с этим речь может идти не об уничтожении моральных ценностей, а об изме­нении их функций.

Так возникли и связанные с определенной эпохой взгляды на то, чем определяется поведение человека и какие факторы явля­ются ответственными за развитие человека и нарушения его пси­хики. И если в прежние времена причиной физических и душевных недугов считалось тело, сегодня источник болезней принято ис­кать в окружающем мире (отчий дом, школа, общество и социаль­ные учреждения). Произошли радикальные изменения. «В этом ты похож на своего отца, тот тоже все время лжет», часто можно слышать сегодня. «Я такой, каким меня воспитали мои родители, и я не в силах исправить своего воспитания». Физиче­ский фактор и фактор окружающего мира напрямую зависят от другого фактора — от времени.

Если коснуться противоречий в различных стилях воспитания, то фактор времени означает следующее. С ребенком обращаются так, как в свое время обращались с самими родителями или воспи­тателями (идентификация), при этом совершенно не принимаются во внимание требования, которые предъявляет ребенку современная жизнь: «Мой ребенок должен жить так же хорошо, как жил я». Другая не соответствующая времени позиция проявляется, когда

33

родители критикуют то воспитание, которое получили сами, и говорят: «Моему ребенку должно быть лучше, чем мне». Эта позиция так же мало учитывает способности ребенка, как и требо­вания времени. Такие родители и воспитатели принимают во вни­мание только свои желания и конфликты (проекция).

Больше всего, пожалуй, распространена индифферентность. Родители не уверены в себе. Они, правда, знают, что усвоенный ими стиль воспитания весьма проблематичен, и пытаются его мо­дифицировать, но не могут освободиться от идентификации и проекции. Свою непоследовательность они прикрывают маской толерантности: ребенка воспитывают в соответствии с имеющими­ся в данный момент установками, информацией и настроениями (генерализация).

Фактор времени имеет значение не только для выбора стиля воспитания; он представляет собой сугубо человеческий фактор. В то время как любое животное всегда живет только в настоящем, человек обладает способностью осознавать свое прошлое, настоя­щее и будущее. На любом из измерений он может зафиксироваться посредством переживаний. Результатом этого становятся бегство в прошлое (в одиночество и болезнь), бегство в настоящее (в работу) и бегство в будущее (в мечты). Таким образом, большую часть человеческих конфликтов можно рассматривать как нарушение фактора времени, то есть как недостаточную интеграцию прошло­го, настоящего и будущего. При изолировании фактора времени возникают фиксации, сопротивление и индифферентность. По­следствия обнаруживаются в политике, религии и науке: в 1600 году Джордано Бруно был как еретик сожжен на костре, так как он утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца. Несколько лет спустя Галилею под давлением инквизиции пришлось отречься от реальной картины мира. Когда Зигмунд Фрейд доложил венскому обществу врачей о своей теории психоанализа, приведя в качестве примера случай мужской истерии, его приняли так плохо, что он больше никогда не посещал этого собрания. Можно было бы привести длинный перечень подобных случаев.

Воспитание зависит от того образа человека, который принят в конкретное время в конкретном обществе. В развитии человече­ской личности важную роль играет не только его физическое тело и окружающий мир. Гораздо глубже это развитие можно понять, если учитывать многочисленные изменения, связанные с факто­ром времени.

Социальные конфликты и нормы

Значение физических факторов так же, как и значение факто­ров окружающего мира, не вызывает сомнения. Однако трудно сказать, к каким областям поведения относятся психические рас­стройства и межличностные конфликты. Систематическое изуче­ние таких областей поведения открывает перед нами новые эф­фективные методы психотерапии и психогигиены.

Когда придут гости, не забудь вести себя прилично.

Давайте зададим себе вопрос о социальных нормах, которые определяют совместную жизнь людей и передаются в процессе воспитания, а также о корректировке этих норм, чем — примени­тельно к каждому индивидуальному восприятию события — и должна заниматься психотерапия. Наблюдения за повседневными конфликтами между родителями и ребенком, ребенком и школой, между самими родителями и в отношениях людей друг с другом в целом позволяют выявить множество содержательных моментов, которые выражаются примерно следующим образом:

Вставай наконец, а то опоздаешь. Ты был точен один-един­ственный раз в жизни — 6 момент своего рождения (пунктуаль­ность).

Ты, похоже, не умеешь говорить «С добрым утром». Когда придут гости, не забудь вести себя так, чтобы, люди не жалова­лись на твое поведение (вежливость).

35

не перечь мне! Когда я говорю, чтобы ты сел делать уроки, ты должен меня слушаться (послушание).

Твои вещи опять разбросаны по всей комнате. Помни, их нужно класть на место (стремление к порядку).

Если ты и дальше будешь таким ленивым, мне будет очень стыдно за тебя. Пока ты не сделаешь все свои уроки, ты никуда не пойдешь (прилежание).

После твоих гостей вся квартира перевернута вверх дном. Когда ты в следующий раз кого-нибудь пригласишь, сделай, пожа­луйста, уборку сам (стремление к порядку, аккуратность, кон­тактность).

Коммуникация между людьми и социальные отношения как таковые, по всей видимости, связаны с подобными темами. Так, разговор, который мать ведет со своим двухлетним ребенком, состоит почти исключительно из таких же требований, пожела­ний, похвал и упреков.

Для моего мужа порядок и пунктуальность — тайна за семью печатями.

В психотерапии за жалобами, страхами, депрессиями, агресси­ей и психосоматическими расстройствами также обнаруживаются мотивы, которые связаны с определенными социальными норма­ми. Так, головные боли, бессонница, внутреннее беспокойство или агрессия могут появляться после неприятностей на работе, после трудного разговора с детьми, при возникновении проблем в семей­ной жизни.

Если говорить, что эти расстройства вызываются большими нагрузками, нужно уточнить, какого рода эти нагрузки. В боль­шинстве случаев в них склонны видеть чрезмерные требования на работе. Однако в действительности существует целый спектр форм поведения и установок, которые несут в себе потенциаль­ные конфликты и в определенных ситуациях могут вызывать их появление. В качестве примеров приведем такие высказывания пациентов:

«Когда я узнаю, что у дочери в школе контрольная по мате­матике, я начинаю ощущать внутреннее беспокойство до тех пор, пока Рената (9 лет) не придет домой. Если оценка хорошая,

36

мое беспокойство проходит. Если же контрольная написана пло­хо, у меня начинает болеть сердце» (32-летняя мать троих детей, жалобы на сердце и нарушения кровообращения).

«Мне пришлось уйти с последней работы, хотя она мне очень нравилась, так как я неправильно выполнила некоторые важные поручения, я была недостаточно дисциплинированной, по мне­нию моего шефа. Он всегда раздражался, видя беспорядок на моем письменном столе... я часто опаздывала на 5—10 минут» (27-летняя секретарша, депрессии, жалобы на кровообращение).

«Для моего мужа порядок и пунктуальность тайна за семью печатями. Мне всегда приходится его долго ждать, пото­му что он никогда не говорит, когда придет домой. Кроме того, он везде разбрасывает свои вещи. Меня это ужасно раздражает » (28-летняя пациентка, сильные головные боли, депрессии и сексу­альные расстройства).

«Я чувствую себя подавленной и страдаю сильной депрессией. Ночью я не могу заснуть, а если все-таки засыпаю, то через час или два я снова просыпаюсь в страхе и не понимаю, где нахожусь. Только после того, как включу свет, я постепенно успокаиваюсь. Часто я бываю очень раздражительной. Началось это два года тому назад, когда мой муж умер от инфаркта. Он был очень перегружен работой и слишком близко к сердцу принимал все свои финансовые трудности. Один работник моего мужа, которому он очень доверял, неаккуратно вел бухгалтерию, так что у нас возникли проблемы с налоговой инспекцией. Кроме того, все вре­мя пропадали товары. Мой муж не смог с этим справиться. После того как он умер, все заботы, связанные с фирмой, легли на меня. Я не знаю, кому доверить ведение дел. У меня больше ни к кому нет доверия, в том числе и к самой себе, потому что я этому никогда не училась и вдобавок сейчас очень перегружена. Мысль о том, что из-за моей некомпетентности наша фирма медлен­но, но верно идет к банкротству, приводит меня в отчаяние» (48-летняя деловая женщина, находящаяся в состоянии депрессии и страха после смерти мужа. В основе ее состояния лежат конфлик­ты, которые относятся к следующим социальным нормам: точ­ность, стремление к порядку, честность, надежность и доверие).

«У меня скоро будет инфаркт, потому что для моего сына Маркуса (5 лет) слова „послушание" и „порядок" все равно, что иностранные».

Последнее высказывание принадлежит 27-летней женщине, страдающей болями в сердце и депрессией; на протяжении каждой недели она записывает в тетрадь, как ведет себя ее сын.

37

«Во скресенье. Сегодня Маркус должен идти на праздник или со сбоим отцом, или с детским садом. Он решил пойти с отцом. Только его опять хватило ненадолго. Скоро вернулся домой. Но я его сразу же опять туда послала. Праздник был в парке. Маркус вроде бы опять пошел туда, но в играх не участво­вал. Бродил один по улицам. Делал только то, что хотел. Сего­дня он был послушным. К обеду переоделся без напоминания. Убрал в шкаф свою одежду.

Понедельник. Бабушку с дедушкой он сегодня вообще не слушался. Им опять пришлось с ним ссориться. Но это на него не действует. Они говорят ему, что все мне расскажут, когда я приду домой. Он только смеется. Однажды им даже пришлось отшлепать его. Это, я думаю, ему на пользу. Сегодня он, по крайней мере, соблюдал порядок.

Вторник. После ванны он пошел под проливным дождем на •улицу. Я крикнула несколько раз, чтобы он вернулся. У него ведь к тому же кашель. Маркус вообще не обратил на меня внимания. Сегодня ему нужно было лечь спать пораньше, потому что утром рано вставать. Через некоторое время я пошла посмотреть, спит ли он. А он вытащил свой ящик с конструктором „Аего" и начал что-то строить, причем он лежал в моей постели. Я вообще не знала, как мне лечь в свою кровать. Так он похозяйничал. Все опять было перевернуто. В его комнату и на кухню невозможно было войти. Все опять валялось на полу: детали конструктора, машинки, детали из его ящичка для инструментов. Домой он притащил старые доски и трубы. Ему нравится беспорядок.

Среда. Сегодня он опять похозяйничал в своей комнате. Вытащил из шкафа всю одежду, брюки и обувь разбросал по полу. Тут же лежали его машинки и детали конструктора. Все мягкие игрушки лежали на коврике перед его кроватью. Как только я пришла домой, я велела ему все убрать. Сначала я хотела сделать все сама, но поняла: это было бы уже чересчур. Он должен сам все убрать. Ведь это он устроил такой кавардак. Тут ему никто не помогал.

Четверг. Маркус уже несколько дней не делал уборку в своей комнате. Ему не мешает беспорядок. Перед тем как уйти на работу, я сказала: „Маркус, сегодня вечером, когда я приду, я хочу, чтобы, в твоей комнате был порядок. А то я рассержусь". Тогда он все сделал. Я сказала: „Видишь, как хорошо ты умеешь это делать! Ты прекрасно все убрал! Теперь тебе и за своими вещами нужно лучше следить. Тебе ведь так и самому больше нравится?" Он согласился.

38

Пятница. Непослушным он стал сразу, как проснулся, хо­тя он должен был хорошо выспаться. Брючки от пижамы он швырнул в коридор, рубашечку — на пол в своей комнате. Я крикнула: „Маркус, убери, пожалуйста. Так нельзя разбрасы­вать свою одежду. Ты уже не маленький". Маркус сделал вид, что ничего не слышал. Мне пришлось убрать самой.

Суббота. Сегодня в Маркуса опять как будто бес вселил­ся. Опять все было не так. Утром он встал с твердым намерени­ем не идти в детский сад. Целый день он бродил по улице. Опять не слушался бабушку с дедушкой. Его комната и моя кухня выгля­дели, как поле боя. Вечером мне пришлось долго приводить их в порядок. Он спокойно смотрел на меня и не сдвинулся с места».

Нетрудно заметить, что в вышеприведенной записи все время повторяются одни и те же нормы поведения: стремление к поряд­ку, аккуратность, послушание, вежливость, честность, пунктуаль­ность, прилежание, бережливость. Мы пользуемся этими и други­ми похожими понятиями, чтобы выразить нашу симпатию и анти­патию, наше удовлетворение и наше неприятие. Они нужны нам, когда мы сердимся или радуемся,. Они являются предметом много­численных, часто невысказанных желаний по отношению к наше­му партнеру. Значение, которое им придается, зависит от индиви­дуальной и общественной системы ценностей.

В то время как для одного человека особое значение имеет прилежность, другой почитает стремление к порядку, пунктуаль­ность, вежливость и бережливость. Каждое из названных понятий может быть использовано в широком диапазоне настроений: бла­гожелательно, вызывающе, с настоятельной просьбой, сердито или с отчаянием. Дело может зайти так далеко, что какая-нибудь мать, крайне серьезно относящаяся к порядку, вдруг заявит: «Для меня было бы лучше, если бы моя 17-летняя дочь, которая вот уже несколько недель живет в собственной комнате вместе с подру­гой, забеременела, чем тот беспорядок, который я у нее вижу. Комната выглядит, как настоящий свинарник!

Проблемы воспитания — как особый случай проблем партнер­ства — пожалуй, редко становятся актуальными исключительно только для детей или для родителей. В первую очередь нужно учитывать отношения детей и родителей друг с другом. По этой причине ниже мы будем рассматривать в качестве объекта воспи­тания не ребенка, а его разногласия с родителями. При этом будет сделана попытка через воспитательный аспект рассмотреть роди­тельские проблемы и партнерские разногласия.
Теория дифференциального анализа

Итак, принципы воспитания и психотерапии зависят от свойств личности. Попытаемся теперь описать образ человека, который по своим психологическим и религиозным представлениям больше всего соответствует современной действительности.

Когда человек рождается, он вовсе не является «чистым лис­том», а, если использовать эту метафору, представляет собой трудно читаемый или еще не прочитанный лист. Способности и возможности — основы развития человека — нуждаются в созре­вании и в действенной помощи окружающего мира. Однако гово­рить о наличии или отсутствии тех или иных способностей трудно. Их замечаешь только тогда, когда они реализуются в достиже­ния — как черные муравьи, которые темной ночью сидят на чер­ном камне. Их совсем не видно, но они существуют и в любое время могут начать проявляться, если возникнут соответствующие условия. У каждого человека есть те или иные способности. Про­явятся ли они в ходе его развития или нет — зависит от благопри­ятных или неблагоприятных условий тела, окружающего мира и времени.

Если мы будем исходить из исследования межличностных кон­фликтов, если мы рассмотрим масштабы ценностей при само­оценке и оценке другими людьми, если мы исследуем критерии воспитания и психотерапии и расспросим об условиях, которые ведут к известным психическим и психосоматическим расстрой­ствам, то за этими расстройствами — по крайней мере в форме глубинных структур — мы заметим недостаточность различения собственных и чужих образцов поведения. Эти образцы пове­дения можно описать с помощью перечня социальных норм, ха­рактеризующихся тем, что в человеческом общении они могут выступать в роли конфликтных потенциалов. К ним относятся

40

следующие нормы: пунктуальность, аккуратность, стремление к порядку, послушание, вежливость, честность, верность, береж­ливость, справедливость, прилежание, старательность, надеж­ность, добросовестность, а также любовь, подражание, терпение, умение ценить «Я», контактность, сексуальность, терпеливость, вера в других или в себя, доверие, надежда, религиозность, сомнение, уверенность и целостность. Эти поведенческие нор­мы мы назвали, как уже говорилось выше, актуальными способ­ностями.

АКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ

По своему психологическому содержанию эти категории под­разделяются на две принципиальные категории: вторичные и пер­вичные способности.

Вторичные способности связаны с передачей знаний и, таким образом, представляют собой способности к познанию. В них отражаются нормы социальной группы индивида. К ним относятся:

пунктуальность, аккуратность, стремление к порядку, послуша­ние, вежливость, честность, бережливость, справедливость, при­лежность, старательность, надежность, точность, добросовест­ность и т. д.

В бытовых описаниях и оценках, а также во взаимных характе­ристиках партнеров вторичные способности играют решающую роль. Тот, кто считает другого человека милым и симпатичным, обосновывает свое мнение примерно таким образом: «Он органи­зованный человек и очень прилично себя ведет, на него можно положиться». Противоположную оценку дают такими словами:

«Он мне не симпатичен, потому что он неряшлив, непунктуален, несправедлив, невежлив и жаден, а также проявляет мало ста­рания».

Так же часто, как и способности, предметом оценки окру­жающих является влияние соответствующих форм поведения на настроение и физическое самочувствие. Так, например, педантич­ность, отсутствие стремления к порядку, гипертрофированная аккуратность, неаккуратность, чрезмерные требования к пункту­альности, отсутствие пунктуальности, навязчивая добросовест­ность или ненадежность могут привести не только к социальным конфликтам, но и к психическим.и психосоматическим реакциям.

«Когда я думаю о том, как несправедлив мой шеф, меня сразу начинает трясти и мне становится плохо. Потом у меня появля-

41

ются головные боли и желудочные недомогания» (28-летняя слу­жащая).

Сильный резонанс, возникающий при нарушениях вторичных способностей, можно объяснить только спецификой эмоциональ­ных отношений между людьми. Выражением этих отношений яв­ляются первичные способности.

Первичные способности — это способности к любви; они фор­мируются с первого дня жизни человека благодаря его контакту с окружающими людьми. К ним относятся: любовь, терпение, обра­зец/подражание, чувство времени, контактность, сексуальность, доверие, ожидание/вера в других и в себя, надежда, вера/религи­озность, сомнение, уверенность и единство/целостность.

Некоторые из этих понятий в обыденной речи редко употреб­ляются для обозначения «способностей» в узком смысле слова, как, например, подражание, сомнение, уверенность и единство. Отчасти это психические процессы, в которых проявляются спе­цифические способности, отчасти — результаты этих процессов. В качестве типичных в этом смысле проявлений они могут быть отнесены к группе способностей. Под ними понимаются не «чисто изолированные факторы», ибо они имеют тесную внутреннюю связь друг с другом.

Говоря о первичных способностях, мы вовсе не подразумева­ем, что они важнее вторичных. Понятие «первичные» лишь указы­вает на то, что эти способности касаются эмоциональной сферы, близкой к сфере «Я». Первичные способности представляют со­бой базис, на котором стоит надстройка вторичных способностей. С точки зрения содержания, первичные способности базируются на опыте, который был накоплен относительно вторичных способ­ностей. Приведем в качестве примера высказывание 22-летней па­циентки:

«Я больше не доверяю моему мужу, потому что он ненадежен и непунктуален...»

И наоборот, первичные способности усиливают вторичные. Это видно из слов 29-летней пациентки:

«Сфера, в которой я проявляю нетерпимость,— это поддер­жание порядка. Когда моя 8-летняя дочь неаккуратно делает домашние задания, я расстраиваюсь. Я теряю терпение и могу страшно разозлиться ».

Вторичные и первичные способности обладают функциями на­падения, защиты или же обвинения.

«Я терпеть не могу моего мужа; я не хочу иметь с ним сексуальных контактов, потому что он не моется и все разбра-
42

сывает. Как только я представлю себе запах его тела, у меня пропадает всякое желание » (24-летняя секретарша, имеющая сек­суальные расстройства и проблемы с кровообращением).

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ ВТОРИЧНЫХ И ПЕРВИЧНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ(актуальных способностей)

Вторичные способности

Первичные способностиПунктуальностьЛюбовь/эмоциональностьОпрятностьОбразец/подражаниеСтремление к порядкуТерпениеПослушаниеУмение ценить времяВежливостьСексуальностьЧестность/открытостьКонтактностьВерностьДоверие/вера в другихСправедливостьОжиданиеПрилежаниеНадеждаБережливостьВера/религиозностьНадежностьСомнениеТочностьУверенностьДобросовестностьЕдинство

Перечень актуальных способностей можно было бы продол­жить, однако 13 вторичных и 13 первичных способностей охватыва­ют наиболее часто встречающиеся в межличностных отношениях нормы поведения. Можно было бы назвать другие нормы поведе­ния как разновидности перечисленных выше способностей. Прав­дивость и обязательность, например, мы причисляем к честности, стремление к престижу и успеху — к старательности, честность в партнерских отношениях считается верностью, в социальной ком­муникации — открытостью.

Социальные нормы можно систематизировать точно так же, как актуальные способности. Они существуют во всех культурах, однако их проявления зависят от культурной специфики.
43

АКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ И ЦЕЛОСТНОСТЬ

В целостности, под которой мы подразумеваем личность, цент­ральную роль играют следующие факторы: тело человека, окру­жающий мир (ему соответствуют душа и переживание) и время (воплощение сознания и человеческого духа). Актуальные способ­ности формируются в тесной связи с этими тремя факторами, одновременно оказывая на них и свое влияние.

Актуальные способности и тело. Говоря о факторе «тело», мы рассматриваем биологические процессы, без которых невозможна сама жизнь. К ним относятся: обмен веществ, рефлексы, наследст­венность, физическое созревание, функции внутренних органов, функциональные способности органов чувств и жизненно важные потребности. Способ удовлетворения этих жизненных потребно­стей или способствует развитию отдельных актуальных способно­стей, или блокирует его. В этой связи, например, развитие пункту­альности соотносится с жизненным ритмом «бодрствование— сон—голод». Опрятность/аккуратность связывается с приучением к чистоте в раннем детстве. В зависимости от того, как родители или воспитатель реагируют на индивидуальные потребности и фи­зические особенности ребенка, формируются предпосылки для последующего представления ребенка о себе, а также основы его личности. Таким образом, актуальные способности оказывают влияние на развитие человека. Они могут влиять и на психические процессы: менять настроение, вызывать страх, агрессию или де­прессивное состояние, вследствие чего, как правило, возникают психосоматические заболевания, так, отсутствие стремления к по­рядку и пунктуальности могут «бить по желудку и желчному пузырю» человека (Пезешкиан, 1973).

На поведение человека влияют не только биологические, но и физические факторы, как свои собственные, так и окружающих людей. Благодаря наличию этих факторов часто возникают ста­бильные эмоциональные установки, например: с ребенком не хо­тят играть другие дети, потому что у него рыжие волосы; мать любит своего младенца за то, что у него пухлые ручки; подросток считает отвратительными свои длинные руки и ноги; любовник, напротив, восхищается длинными ногами своей возлюбленной.

Актуальные способности и окружающий мир. Как зернышко хранит в себе множество способностей, которые раскроются под влиянием окружающего мира, так и человек развивает свои спо­собности в тесном взаимодействии со своим окружением. Фактор

44

окружающего мира ориентирован на отношение человека к своей социальной среде. Актуальные способности влияют на наши ожида­ния по отношению к поведению других людей и к своим собственным поступкам, косвенно или прямо формируя целый свод правил:

«Приглашаем на интересную работу добросовестных, надежных, дисциплинированных и внушающих доверие служащих...»

Каждый внутренний или внешний конфликт может быть опи­сан в терминах актуальных способностей. С их воздействиями мы постоянно сталкиваемся в личной жизни и в коллективе: когда заключается или расторгается брак, когда разрываются дружеские отношения, когда кого-то увольняют с работы, когда отношения между группами и народами принимают характер конфликтных по­тенциалов. Подчиняясь влиянию традиций, отдельные актуальные способности становятся специфическим признаком группы, кото­рый, в частности, оказывает сильное влияние на стабильность этой группы и на ее отношение к другим группам (Пезешкиан, 1970,1971).

Актуальные способности и время. Нарушения в развитии челове­ка, которые относятся к его телу и окружающему миру,— это нару­шения, связанные с фактором времени: «У меня нет доверия к людям, потому что когда-то один человек бросил меня на произвол судьбы. Как же я могу доверять своему ребенку, после того как он мне однажды солгал». Содержательные аспекты актуальных способ­ностей становятся в результате фиксаций потенциалами конфлик­тов. Из-за того, что прошлое, настоящее и будущее переплетаются друг с другом или рассматриваются изолированно, актуальные спо­собности не могут быть своевременно дифференцированы. Собст­венное поведение и поведение других людей в результате недопони­мания оказывается искаженным. Любая фиксация ведет к тому, что выбранная линия поведения возводится в абсолют и нет импульса к взаимопониманию с другими. Проиллюстрируем взаимоотношение фиксаций и способности к изменениям на следующем примере:

«Я превратилась в совершенно другого человека — теперь я не так часто ссорюсь со своим мужем. Раньше я часто раздражалась из-за его беспорядка и неопрятности. Сегодня я в состоянии вести с ним аргументированный разговор. Я пытаюсь понять моего мужа. Если он не моется вовремя, я говорю ему, чтобы он это сделал. Теперь я не устраиваю скандалов из-за этого» (26-летняя пациентка, которая раньше страдала головными боля­ми и сексуальными расстройствами).

Актуальные способности — отнюдь не абстрактные понятия. Они проявляются в поведении человека через три фактора его развития: тело, окружающий мир, время.

45

ЗНАЧИМОСТЬ АКТУАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ

Вторичные и первичные способности (актуальные способно­сти) приобретаются и проявляются в процессе социализации и являются составной частью личности.

«Когда мне становится известно, что моя дочь получила в школе плохие оценки, у меня появляются боли в сердце и спина покрывается холодным потом» (34-летний отец двоих детей).

Актуальные способности имеют две функции: они являются описательными категориями и дают нам обширный перечень чело­веческих форм поведения; при этом они остаются доступными для понимания. Актуальные способности являются также важными факторами развития личности и социальных отношений. Они усваиваются личностью на различных стадиях ее развития и фор­мируют индивидуальные и общественные установки, системы цен­ностей и мнения.

Дифференциальный анализ не ограничивается общими констатациями — такими, как авторитарный родительский дом, сильная родительская пара, тирания, обожествление, жесткое или мягкое двойственное воспитание; он говорит не только о конфликтах самооценки, комплексе неполноценности или о довольно неопре­деленном «Сверх-Я». Этот анализ показывает прежде всего кон­кретные содержания внутриличностных и межличностных психи­ческих процессов (актуальные способности).

В психотерапевтической и медицинской литературе — особен­но при описании нарушений поведения, психосоматических рас­стройств, неврозов и психозов — достаточно просто даются ха­рактеристики отдельных актуальных способностей. По. 3. Фрейду (1942), стремление к порядку, бережливость и упрямство являются продуктами «дрессуры» на стадии воспитания опрятности. К. Юнг (1940), ф. Кюнкель (1962) и В. Франкл (1959) подчеркивают значе­ние веры. Э. Фромм (1971) говорит о надежде. А. Митчерлих (1967) выделяет значение требований и мотивации успешности. Р. Дрей-курс (1962) устанавливает взаимосвязь успеха, престижа и точно­сти с проблемами воспитания. Г. Бах и X. Дейч (1962) указывают на значение открытости отношений (честности) в партнерстве. Э. Эриксон (1966, 1971) создал ступенчатую шкалу добродетелей, которые формируются на отдельных стадиях созревания психиче­ских функций. Такими добродетелями он считает доверие, надеж­ду, волю, целеустремленность и верность — в молодом возрасте, заботливость и мудрость — в зрелом.

Однако систематической взаимосвязи этих содержательных компонентов внимания почти не уделяется.

В медицинской, психологической, педагогической и психоте­рапевтической литературе мы все время встречаем упоминание актуальных способностей как характеристики поведения, тем не менее, все они рассматриваются изолированно. В дифференциаль­ном анализе актуальные способности принято считать системой основополагающих поведенческих категорий.

АКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ И КОНФЛИКТЫ

Вторичные и первичные способности полностью проявляются только в том случае, когда они составляют единый комплекс. Если человек придает повышенное значение только той способности, которую он имеет в данный момент, то он бывает так ослеплен ее значимостью, что не замечает других ценностей и способностей.

«Я уважаю только тех людей, которые умеют себя вести. Даже если человек добился б жизни больших успехов, но не обла­дает при этом необходимой вежливостью, то он мне не интере­сен» (53-летняя пациентка, жалующаяся на головные боли и пло­хое кровообращение).

Многие психические и психосоматические расстройства, опи­санные в разделе об актуальных способностях, могут развиваться на основе диссонанса вторичных способностей (можно быть при­лежным, но не стремиться к порядку), первичных способностей (можно испытывать доверие к другим, но не доверять себе) или тех и других способностей. С этой точки зрения, например, детские нарушения поведения, трудности воспитания, проблемы поколе­ний, конфликты между родителями и ребенком, а также конфлик­ты в партнерских отношениях и невротические выходки человека можно интерпретировать как способы реагирования на диссонанс между первичными и вторичными способностями, который возни­кает вследствие неумения их дифференцировать.

ОСНОВНЫЕ СПОСОБНОСТИ

В основе концепции дифференциального анализа лежит пред­ставление о том, что каждый человек — независимо от возраста, пола, расы, класса, типологии, болезни или социальных «отклоне­ний от нормы» — обладает двумя основными способностями: спо­собностью к познанию и способностью к

Способность к познанию. Каждый человек стремится познать законы мира, в котором он живет. Он задает себе многочисленные вопросы. Почему яблоко падает на землю? Почему растет дерево? Почему светит солнце? Почему едет автомобиль? Почему на свете есть болезни и горе?.. Его интересует, что представляет собой он сам, откуда он появился, куда идет. Способность человека зада­вать такие вопросы и искать на них ответы — это и есть способ­ность к познанию. В процессе воспитания она формируется на базе передачи знаний. Способность к познанию разделяется на дополняющие друг друга способности учиться и учить, то есть приобретать опыт и передавать его другим. Из способности к познанию развиваются такие вторичные способности, как пункту­альность, стремление к порядку, опрятность, вежливость, чест­ность и бережливость.

Способность к любви. Развитие способности к познанию свя­зано с успехом или провалом, удовлетворением или неудачей, которую кто-либо терпит. Если ребенок плохо учится в школе, у него скоро проходит желание ее посещать. В этом случае он будет пытаться уклониться от заданий, которые могут закончить­ся неудачей. Эти неудачи в занятиях небезразличны и родителям. И напротив, хорошая успеваемость меняет всю атмосферу в лучшую сторону. Это касается улучшения не только успеваемости в школе, но и вторичных способностей. Установки и реакции на различные области способности к познанию относятся к эмоциональной сфе­ре человека, которую можно назвать выражением способности к любви. При этом большое значение имеют два ее компонента:

способность активно ощущать эмоции (любить) и способность признавать и принимать выражения эмоций (быть любимым). Раз­витие способности к любви приводит к таким первичным способ­ностям, как терпение, умение ценить «Я», контактность, доверие, надежность, надежда, вера/религиозность, сомнение, уверенность и целостность.

Носителями вторичных и первичных способностей являются религии, культуры, далекие предки, родители и культурные ин­станции (школа, общество и социальные учреждения). Актуальные способности зависят, таким образом, от исторических и общест­венных условий, а способности к познанию и любви относятся к сущности каждого человека. Это означает не что иное, как: «Все люди по сути.своей хорошие».

Нарушения поведения не имеют ничего общего с основными способностями: если мы кого-то терпеть не можем, то это объяс­няется тем, что он выглядит не так, как нам бы хотелось, что у него
48

другой цвет кожи, другое выражение лица и определенные физи­ческие качества, которые нам не нравятся. Если нам кто-то непри­ятен, если мы стараемся держаться от него подальше и злимся на него, то это может быть вызвано тем, что он придерживается другого мнения, чем мы, что он недостаточно вежлив, заставляет себя ждать, ненадежен, а также предъявляет такие требования к нашему поведению, которые нам неудобны и непривычны. Если нам какой-то человек не нравится, причиной того может быть разочарование, которое мы испытываем из-за него, или то, что он нас разочаровал, что у других есть негативный опыт общения с ним, вследствие чего и мы лишили его своего доверия. Но без­образного человека мы не можем ненавидеть за то, что он без­образен, невежливого за то, что он невежлив, и ненадежного за то, что на него нельзя положиться. Некоторые люди, которые кажутся нам уродливыми, в глазах других людей красивы. Кто-то, кого мы считаем невежливым, не научился вежливости в том смыс­ле, в каком мы ее понимаем. Кто-то, кого мы лишили своего доверия, заслуживает нашего доверия в других областях и в дру­гое время. Идеал красоты со временем изменился: церемонии веж­ливости, чрезмерно стилизованные в прежние времена, сегодня уже выглядят неестественными и надуманными.

Решения в воспитании и партнерстве нередко требуют мужест­ва, для того чтобы спуститься с пьедестала и признать: «Я не могу помочь ребенку, подростку или партнеру», вместо того чтобы говорить: «Ему невозможно помочь».

АКТУАЛЬНЫЙ И ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТЫ

Актуальный конфликт характерен для конфликтных ситуаций, которые непосредственно обусловлены актуальными проблемами, такими, как завышенные профессиональные требования, ссоры между супругами, трудности с детьми или родителями, прочие проблемы в межличностных отношениях. С точки зрения содержа­ния актуальная конфликтная ситуации возникает в поведенческих категориях актуальных способностей и может быть описана ими. Ребенок приходит из школы домой, снимает свой ранец и с разма­ху бросает его в угол коридора. Мать видит это из кухни и страш­но сердится. Действительно ли ей нужно сердиться? Разве нельзя было бы отреагировать по-другому? Ее возмущение основывается на том, что по ее мнению порядок важнее всего. Подобная пози­ция, в свою очередь, коренится в сфере основных конфликтов.

49

Основной конфликт связан с опытом, который человек приоб­рел в течение своей жизни, особенно в детстве. Эти влияния, сформированные в основном в процессе воспитания, проявляются в стойких установках, ожиданиях, готовности к конфликтам и в конфликтных «порогах»: почему мать из нашего примера считает настолько значимым, что сын бросил в угол ранец, что она должна из-за этого сердиться? Ответ надо искать в школьном прошлом самой матери. Можно представить себе такую ситуацию: мать, когда она была ребенком, из-за беспорядка отругали и наказали. Или: матери в детстве не поручалось наводить порядок; теперь она ждет, что за порядком будут следить другие. Этот пример можно распространить и на пунктуальность, аккуратность, вежливость, прилежность и т. д.

Складывающиеся в процессе воспитания предпосылки основ­ного конфликта коротко описываются в аспекте типологии. Впол­не возможен перенос типологии, приводимой ниже, на рассмотре­ние перспектив и риска в воспитании.

Вторичный тип: излишнее акцентирование вторичных способ­ностей при недостаточном развитии первичных способностей.

Вторичные способности при воспитании ставятся на первое место. Воспитатель пытается как можно раньше познакомить ре­бенка с такими социальными требованиями, как стремление к успеху, стремление к порядку, пунктуальность, опрятность, по­слушание, бережливость и многими другими.

«Мне редко разрешалось приглашать к себе других детей. Моя мать всегда говорила, что от них только беспорядок» (26-летний инженер, имеющий трудности контакта, жалобы на боли в сердце).

Стиль воспитания строго регламентирован по времени и наце­лен на послушание со стороны ребенка.

Если ты не будешь делать того, что я тебе говорю, из тебя не получится ничего путного. Бери пример с меня, видишь, чего я добился...

Люди, которые мотивированы в основном вторичными способ­ностями, реагируют, как правило, стереотипно.

Пока я добиваюсь успехов, я чего-то стою. Мне не на кого положиться, только на свои собственные достижения.

Я все могу сделать один.

Мне не нужна помощь других людей.

Надо заставить других работать на себя.

В такой ситуации воспитания справедливость поставлена выше любви. Средствами воспитания служат напоминания, угрозы, ли­шение любви и физическое наказание. В результате может раз-

Кукольная мать. Любовь этой матери распространяется только на маленьких детей. Она любит своих детей и занимается ими, пока они малы и беспомощны. Как только дети вырастают, мать лишает их своей близости. Она отстраняется от них.

Мать-жертва. Это мать воспитывает своих детей очень тща­тельно. Она придает большое значение тому, чтобы быть хорошей хозяйкой. Она жертвует своей свободой и своим временем и не думает о самой себе. В своем самопожертвовании она счастлива и пренебрежительно относится к своим собственным интересам. Позднее развивается потребность в благодарности со стороны детей.

Сверхосторожная мать. Она пытается убрать с пути детей все трудности и опасности. Плохое, опасное она видит буквально во всем и чрезмерно тревожится.

Чужая мать. Эта мать не показывает своим детям, что она их любит. Она консервирует свою любовь. Часто она целует детей потихоньку, когда они спят. Ее стиль воспитания точный и дове­денный до совершенства.

Ходячий книжный шкаф. Эта мать рассматривает воспитание своего ребенка как свой долг. Она воспитывает по плану и по книгам, она сверхточная, но ей не хватает естественной близости и любви.

Ревнивая мать. Когда дети начинают отдаляться от родитель­ского дома и становятся самостоятельными, мать этого типа на­чинает терять спокойствие. Она начинает казаться себе ненужной и упрекает детей в неблагодарности. Для того чтобы сохра­нить свою доминирующую позицию, она продолжает критико­вать своих детей, когда они уже давно выросли. Она контроли­рует одежду, внешний вид, друзей и домашнее хозяйство своих детей.

Мать-подруга. Товарищ своих детей, полная противополож­ность «чужой матери». Она вникает в нужды детей, идентифици­рует себя с ними и не может сказать им «нет». Воспитание она отодвигает «на потом».

Временная мать. Из-за профессиональной активности и других занятий матери воспитание детей оказывается запущенным. Вре­менная мать пытается это компенсировать, когда вечером прихо­дит домой. Она осыпает детей ласками и игрушками.

Как показывает наш опыт, все эти типы матерей, в свою оче­редь, являются результатом различных ситуаций стилей их соб­ственного воспитания. Так, различные типы матерей можно соот­нести с тремя формам и воспитания, а именно:

53

• воспитание с преувеличенным акцентированием вторичных способностей — тип ходячего книжного шкафа, чужая мать;

• наивно-первичное воспитание — типы профессиональной, кукольной матери, матери-жертвы, сверхосторожной матери;

• двойственное воспитание — временная мать, ревнивая мать, мать-подруга.

Различные типы отцов

Ангел терпения. Наивный отец отходит от проблем своих де­тей, однако заботится о них и проявляет эмоциональную близость.

Теоретик. Его сильная сторона — слова, дела — не для него. Он воспитывает в духе теории. На неповторимость личности ре­бенка он обращает мало внимания.

Упрямый отец. Его дети должны работать, а не играть. Он хочет, чтобы они чего-то достигли и имели успех. Его воспитание упорно настроено на достижения. Упрямый отец сам решает, что ребенок должен делать, чего он не должен делать, и не оставляет ребенку ни свободы, ни времени для занятий по его выбору.

Диктатор. Он воспитывает не детей, а солдат. Его строгая дисциплина требует беспрекословного послушания; он энергично претворяет в жизнь порядок, старательность и пунктуальность. Он часто в глубине души бывает добрым, но не умеет сочетать в воспитании строгость и мягкость. Отец-диктатор следит за тем, чтобы его приказам следовали точно, однако оставляет детям некоторую свободу действий.

Волшебник. Он предоставляет детям полную свободу и позво­ляет им все, если это удобно ему. Дети смотрят на него, как на товарища по играм, в то время как матери при такой позиции отца приходится очень страдать.

Суверенный. Он обращается с детьми, как со взрослыми. Он их не хвалит и не порицает. Он считает, что может воспитывать детей одним своим присутствием и что исполняет свой долг воспитателя, находясь при детях в роли «безмолвного слуги»,

Различные типы отцовства тоже могут быть сведены к трем формам воспитания мальчиков: преувеличенное акцентирование вторичных способностей — «теоретик», «диктатор», «упрямый отец»; наивно-первичное воспитание — «ангел терпения»; двойст­венное воспитание — «волшебник», «суверенный».

Пожалуй, большинство родителей имеют в прошлом двойст­венное воспитание, однако отцы в своей роли больше склонны к преувеличенному акцентированию вторичных способностей.

54

Переоценка первичных способностей больше характерна, на наш взгляд, для роли матери.

Типы родителей представляют по своей сути абстрактные обобщения общих признаков. Действительность намного разнооб­разнее. Здесь в меньшей степени можно встретить чистые формы, намного больше смешанных форм различных степеней важности.

Существенное отличие названных нами типичных позиций и стилей поведения от большинства из типологий, описанных в пси­хологической литературе, состоит в том, что мы связываем психо­логические типы с условиями их возникновения. Физическая кон­ституция и предрасположенность играют здесь второстепенную роль. Таким образом, каждая форма воспитания, каждая роди­тельская роль не предопределены судьбой, а могут меняться в течение времени.

К описанным выше типам реагирования так же, как и к типам матерей и отцов, относится большинство людей, с которыми мы сталкиваемся в нашей психотерапевтической практике, занимаясь соответствующими расстройствами.

Формы воспитания и их следствия в категориях актуальных способностей можно определить следующим образом.

Наивно-первичный тип: преувеличенное акцентирование пер­вичных способностей при недооценке вторичных способностей.

Вторичный тип: преувеличенное акцентирование вторичных способностей при недооценке первичных способностей

Двойственный тип: первичные и вторичные способности непо­следовательно акцентируются одним или несколькими лицами, осуществляющими воспитание.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Глава II
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации