Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов - файл n1.rtf

приобрести
Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов
скачать (430.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf3988kb.29.09.2006 22:28скачать

n1.rtf

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Только бы не быть для мужа привлекательной

«С тех пор как я узнала, что муж мне изменил, меня как прорвало. Дома я бегаю, как неряха, использовать косметику или делать прическу у меня нет ни малейшего желания. На домашнее хозяйство мне наплевать. У меня нет никакого желания, и у мужа желание должно пройти. Одна лишь мысль, что он ко мне прикоснется, приводит меня в ужас» (34-летняя мать троих детей).

Моя жена не такая, как моя мать

«К моей жене у меня больше нет доверия. Вместо того чтобы повесить платья в шкаф, она небрежно оставляет их на стульях. В то время как моя мать стирала каждую пылинку в доме, у моей жены пыль лежит сантиметровым слоем» (38-летний чиновник).

Многие люди целенаправленно ведут себя так, чтобы их люби­ли. Они тратят большую часть заработка на косметику, массаж, украшения и модную одежду. Они прилагают все усилия, чтобы быть привлекательными, но бывают не в состоянии вступить в кон­такт с партнером или поддерживать с ним длительные отношения.

Любовь обладает одним свойством, которого нет ни у секса, ни у сексуальности: с человеком, которого любят, идентифицируют­ся. Ему доверяют, ощущение близости бывает столь сильным, что человек даже готов закрыть глаза на некоторые слабости партне­ра. При этом партнера принимают во всей его неповторимости и пытаются, несколько идеализируя его, не допускать сравнений и сомнений. Лишь взаимная любовь признает партнера во всем его своеобразии. Иными словами, любовь становится контрольной и оценочной инстанцией, оказывающей влияние на личную оценку секса и сексуальности. Под влиянием любви выборочно восприни­мается лишь то, что вписывается в общий образ партнера. Однако любовь как оценочная категория не существует изолированно в башне из слоновой кости. Она постоянно получает обратные сиг­налы из опыта человека. Если же возникают расстройства и дис­гармония, формируются нежелательные физические признаки и воз­никают трудности во взаимодействии, любовь справляется с этими негативными факторами. Однако иногда эмоциональное отноше­ние может измениться: «У меня нет больше доверия к мужчинам, потому что мой друг мне изменил» или «Как я могу снова почувст­вовать доверие к моей жене, после того как она мне солгала?»

Таким образом, способность любить и быть любимым требует постоянного внимания к физическим и поведенческим признакам.

Глава III. Неправильные установки 195

Как водительские права не освобождают от обязанности во время вождения автомобиля постоянно следить за дорожным движе­нием, так и обещание вступить в супружеские отношения или осо­знание того, что тебя любят, не освобождает от необходимости постоянно контролировать себя, свой внешний вид и свое поведе­ние именно по отношению к партнеру и при тех или иных обстоя­тельствах быть готовым скорректировать или изменить их.

Оказывается, что на любовь оказывает влияние и временной фактор. Когда мы говорим о любви и анализируем ее временные аспекты, значимость приобретают прежде всего перечисленные ниже четыре ситуации. Мы можем: 1) быть счастливыми, 2) казать­ся счастливыми, 3) стать счастливыми, 4) оставаться счастливыми.

Быть счастливыми. Именно сейчас у нас есть партнер, который привлекает нас и физически, и как личность. Но будет ли он нравиться нам и завтра? Пока мы еще не вступили в брак, нам легко быть счастливыми. В отношениях, развивающихся в выход­ные дни или во время отпуска, конфликты возникают крайне редко. Но кто знает, получится ли из счастливо проведенных выходных счастливо прожитая жизнь?

Казаться счастливыми. Хотя у нас полным-полно проблем, посторонним кажется, что мы счастливы. Один поцелуй на публи­ке создает впечатление, что все в полном порядке.

Стать счастливыми. Мы пытаемся совместно решить возник­шие проблемы, например, с помощью того, что открыто их обсуж­даем. У нас есть надежда на лучшее будущее. Вряд ли проблемы разрешатся сами собой, если мы спрячем голову в песок.

Оставаться счастливыми. Даже тогда, когда мы действительно счастливы, это еще не является гарантией того, что мы останемся счастливыми. Потому что остаться счастливыми — не значит удер­жать настоящее. Наоборот, это ставит перед нами задачу каждый раз заново узнавать своего партнера и самих себя и каждый раз принимать новые решения, связанные с нашими отношениями. Желание оставаться счастливым предполагает, что женщина, ко­торую вчера мы видели шикарно одетой, будет нам так же мила и сегодня, когда она без косметики и в бигуди, и эта ситуация будет нам казаться вполне нормальной не только сегодня, но и еще бесчисленное количество раз на протяжении следующих лет сорока. Это означает также готовность принимать своего партнера, на которого в течение дня все смотрели с почтением, вечером в кальсо­нах и со щетиной. И тоже, если получится, в ближайшие лет сорок.

Партнера, с которым мы знакомимся, мы, как правило, вос­принимаем через призму нескольких типичных особенностей:


196

Психотерапия повседневной жизни
пропорций тела, выражения лица, манеры поведения. Будучи влюбленными, мы склоняемся к тому, чтобы видеть только те свойства, которые мы ценим; к другим качествам мы невосприим­чивы. Результатом такой позиции нередко оказывается разочаро­вание: «И как меня угораздило влюбиться?»

Расстройства и конфликты

Чрезмерное акцентирование отдельных физических качеств человека; идеализация отдельных черт характера; завышенные ожидания; наивный оптимизм; эмоциональная зависимость; раз­очарования; придирчивость; конфликты между партнерами; рас­ставания; расторжение брака; холодность сексуальных отноше­ний; отвращение к сексу.

Памятка

Секс относится к области тела. Он ориентируется на физиче­ские функции и внешние качества. Здесь важно в уместное время передать точную и объективную информацию о функции тела. физические качества в партнерских отношениях недооценивать нельзя.

Сексуальность распространяется на качества и способности человека в той мере, в какой они касаются половых партнерских огношений. К ним огносятся социальные нормы и актуальные способности.

Любовь — это свойственная каждому человеку способность устанавливать эмоциональные отношения с самим собой и со сво­им окружением. В развитии способности любить и быть любимым центральную роль играет пример родителей. Следствием способ­ности к любви является признание человеческого равноправия и ответственности.

Секс и сексуальность, взятые в отдельности, делают человека заменяемым. В этом смысле он — носитель свойств, которые оце­ниваются как ценные или неценные. Неповторимостью личности при завышенной оценке секса и сексуальности пренебрегают. Лю­бовь же, в сочетании с сексом и сексуальностью, подтверждает неповторимость человека.

Совет психолога

Учись различать секс, сексуальность и любовь.


197

Глава III. Неправильные установки
КАРИКАТУРЫ ЛЮБВИ

Любовь на три четверти состоит из любопытства Казакова

Неправильная установка

Любовь нужна мне только для того, чтобы расслабиться

Едва ли еще какое-либо слово имеет столь широкий диапазон значений, как слово «любовь». Этот диапазон простирается от любви к животным до любви к каким-либо занягиям. Даже любовь мужчины и женщины имеет множество различных смыслов, кото­рые служат отдельным людям эталоном и ориентиром в конкрет­ной жизненной ситуации. Спектру взглядов на любовь соответст­вует и спектр неправильных установок.

Любовь как расслабление. Сексуальность связана с ощущени­ем внутреннего волнения ц напряжения. Это напряжение находит свой выход в сексуальном действии, особенно в половом контакте. При этом может сниматься не только сексуальное напряжение, но также и то, которое вызвано чрезмерной загруженностью делами, особенно в профессиональной сфере. Если сексуальная разрядка возводится до уровня исключительной цели занятий сексом, это психофизическое обстоятельство превращается затем в непра­вильную установку: «После пяти заполненных работой дней мне необходима сексуальная разрядка. Каким партнером я восполь­зуюсь для этой цели, это для меня только дело вкуса».

Любовь как удовлетворение любопытства. Мы должны при­знать, что любопытство тоже представляет собой важное для люб­ви обстоятельство.

Любовь как дань традиции. Считается, что нужно вести себя так, как другие: «Если я не буду этого делать, то другие не будут меня признавать».

Любовь как достижение. Считается, что стремление человека к достижениям должно быть также перенесено на секс и сексуаль­ность. Половые сношения при этом приравниваются к спорту:

«Если мужчина или женщина не испытывают оргазма, то все это было бесполезно. Если я только три или четыре раза испытал оргазм, значит, я в плохой форме. Если я так преуспеваю в своей профессии, почему же я не должен преуспевать и в сексе?»


198

Психотерапия повседневной жизни
Любовь как соперничество. Подобно ситуации с любовью как достижением и здесь на первый план выходит сравнение: «Если бы я сразу не пошла с ним в постель, он бы наверняка тут же стал искать другую подружку».

Любовь как стремление к собственности. Половые сношения охотно используются как повод для того, чтобы привязать к себе партнера; эта тенденция нередко связывается с беременностью:

«Так как он со мной переспал, он принадлежит мне. Раз у меня от него ребенок, он обязан быть со мной».

В подобных ситуациях женщина часто дает партнеру обещание принять меры предосторожности или утверждает, что принимает противозачаточные средства, хотя на самом деле этого не делает.

Любовь как обязанность поколений. Считается, что в опреде­ленном возрасте нужно завести семью и родить ребенка. Часто при этом движущей силой являются родители. Они хотят, чтобы их дети сделали хорошую партию, и хотят побаловать внуков. Такие люди устраивают свадьбы, на которые приглашают несколь­ко сотен человек.

Любовь из вежливости. На одного молодого человека, кото­рый, закончив учебу в вузе, вернулся в Персию, прямо-таки наки­нулись все его родственники: у каждой тети была для него своя невеста. Его любимая тетушка, которая к тому же сделала его своим наследником, предложила познакомить его с девушкой, об­ратившись к нему при этом с теплыми словами: «Я думаю только о твоем счастье!» И добавила, что она все эти годы так о нем заботилась. Теперь она нашла для него прелестную невесту, кото­рую она знает как приличную, аккуратную и верную женщину, прекрасную хозяйку. Только на ней и ни на ком другом он должен жениться. Молодой человек не посмел сказать «нет», в конце концов, ведь она его тетя и столько для него сделала.

С любовью из вежливости близка и любовь из благодарности. Одна пациентка рассказала мне, что она, будучи молодой девуш­кой, легла в постель с мужчиной, потому что он помог ей найти работу. Другая девушка вышла замуж за человека, который помог ее родителям деньгами.

Любовь как самоутверждение. Иногда люди соглашаются на сексуальные отношения для того, чтобы подняться в своих собст­венных глазах. В данном случае на переднем плане оказывается не отношение к партнеру, а подтверждение самооценки.

Сексуальный контакт как логическое завершение. Примером этого является ситуация с одной парой, которая только обменива­лась нежностями. Хотя потребность в сексуальных контактах не


199

Глава III. Неправильные установки
была для них первостепенной, они все больше думали о них, потому что, как они считали, отношения должны развиваться именно таким образом и что же подумает партнер, если один из них будет уклоняться от этого, казалось бы, необходимого финала?

Похоже обстоит дело и в том случае, когда кто-либо идет на флирт и думает при этом, что партнер ожидает, что этот флирт в конце концов должен закончиться сексуальным контактом. В этом случае без такого контакта расположение партнеров к друг другу мало что значит. Одна пациентка жаловалась мне: «Всегда, когда мой муж со мной нежен, или когда я проявляю к нему нежность, когда я сижу у него на коленях, он ждет, что я пойду с ним в постель. Теперь я даже боюсь вообще прикоснуться к нему или проявить симпатию».

Любовь из деловых соображений. Мужчина женится на жен­щине, поскольку ожидает от нее, что она обеспечит ему налоговые льготы, потому что она благодаря своему внешнему виду и своим манерам будет способствовать его успеху. Одна пациентка расска­зывает: «Для моего мужа я просто вывеска. Он повсюду берет меня с собой, и я получаю право его представлять. Дома он со мной совсем не такой, как на людях».

Нередко можно наблюдать такое развитие событий: когда соз­дана фирма, муж теряет заинтересованность в своей жене и начи­нает искать себе другую паргнершу. Подобное может происхо­дить и со стороны женщины: женщина, которая долгие годы была верной и заботливой женой, по завершении своей учебы неожи­данно начинает испытывать потребность в свободе и хочет полу­чить развод, после того как муж оплатил ее образование.

Любовь как освобождение. Этот феномен особенно часто на­блюдается в молодом возрасте. Чтобы избавиться от опеки родите­лей, девушка срочно начинает искать себе партнера, как правило, первого встречного. На сексуальные отношения она идет для под­тверждения освобождения от родителей или из духа противоречия.

Любовь как защита. Иногда партнера любят, потому что на­строены с ним как бы на одну волну. У него такие же интересы, такие же установки и черты характера: «Мы так подходим друг другу, потому что оба знаем, как важен порядок». Таким образом люди защищают себя от возможных неприятных обстоятельств. Выбирая партнера, предпочитающего такие же качества, как и мы сами, мы оберегаем себя от конфронтации, которые могли бы заставить нас усомниться в собственной позиции.

Любовь как компенсация. Человек выбирает себе партне­ра, обладающего такими качествами, которых у него самого нет:

200 Психотерапия повседневной жизни

«Я сама человек очень скромный. Я всегда удивлялась моему му­жу, как уверенно он ведег себя с другими людьми и как его любят». Чтобы компенсировать отдельные дефициты в комплекте своих способностей, выбирают партнера, который как раз и обес­печивает создание такого противовеса. Это можно проиллюстри­ровать следующим примером. Слепой ищет хромого. Один не ви­дит, но может ходить, друюй не может хорошо ходить, но может видеть. Вместе они дополняют друг друга. Такой аспект выбора действительно содержит в себе для многих людей большой шанс, но к недоразумению он приводит в том случае, когда человек сам не имеет ясного представления о том, какие у него сильные сторо­ны, и ищет себе партнера в функции противовеса из стремления к удобству: «О том, что мой партнер принесет с собой в брак, мне самой уже не нужно будет беспокоиться». Так, женщина вышла бы замуж за такого мужчину, который благодаря своим успехам и роли защитника мог бы поддержать ее, несамостоятельную и по-детски зависимую. Другой мужчина женился бы на такой женщи­не, которая помогла бы ему справляться с кухней и домашним хозяйством.

Любовь как вторая попытка. Партнерские отношения выбира­ются кем-либо с той точки зрения, что партнер не должен обла­дать качествами, которые с течением времени смогут стать для него угнетающим примером: «У нас никто никогда ни в чем не выделялся. Мой муж тоже не гений». Партнерство в большинстве случаев требует немалого труда, а именно проникновения в мысли, интересы и особенности человека, с которым живешь. От этой задачи легче всего уклониться в том случае, если партнер ни в одной области не превосходит твоего собственного уровня. Это позволяет сказать себе самому следующее: «Я немного превосхо­жу его>>.

Любовь, как мы уже могли видеть на других примерах, не является одномерным переживанием. В нее вовлечены не только двое партнеров. Содержанием феномена любви является отноше­ние к самому себе, к окружающим людям и к социальным группам, а также отношение к религиозной сфере. На этом фоне можно понять такие явления, как эгоцентризм, депрессивная зависимость от партнера, гиперактивная общительность и, наконец, религиоз­ный экстаз. Несмотря на эту многослойность, отношениям между партнерами здесь придается особая значимость.

Одной из причин расстройства этих отношений чаще всего бывает пример родителей. Родители являются примером и в том случае, когда они не понимают друг друга, когда между ними

Глава III. Неправильные установки 201

существует дисгармония. На их примере ребенок учится, как отно­ситься к своему партнеру, как вести себя с женщиной, за что ценить мужчину.

В своей психотерапевтической практике мы нередко сталкива­емся с тем, что трудности брака, достаточно часто связанные с фригидностью и депрессией, имеют своим истоком то, что отец пациентки — будучи воплощением мужчины — несправедливо обращался с матерью. И напротив, то ожидание, которое мужчина еще ребенком сформировал в отношении матери, он переносит на других женщин. Но так как другие женщины никогда не бывают такими, как его мать, легко возникают конфликты.

Как только моя мать могла выйти замуж за моего отца?

«Моя мать не обладала ни способностью любить, ни способ­ностью быть любимой; она вообще всегда отталкивала мужчин из-за их сексуальных притязаний. В моем отце не было почти ничего, чего бы моя мать не критиковала. Я никогда не могла понять, как моя мать могла выйти -замуж за моего отца. Раньше я часто предлагала ей все-таки развестись с моим отцом. Но материальные блага и ее гордость пгред родственниками и знако­мыми останавливали ее» (30-летняя секретарша).

Старый развратник

«Моя мать критиковала моего отчима главным образом за то, что он слишком толстый и неаккуратный и что от него сильно пахнет табаком. Каждую попытку сближения, будь то поцелуй или другое проявление нежности, она в лучшем случае пассивно принимала. Если же ему все-таки когда-нибудь удава­лось ее поцеловать, то она называла это свинством и с отвраще­нием вытирала рот. При тех стесненных условиях, в которых мы жили, не обходилось без того, что я и ночью иногда замечала, что если она и подпускала его к себе, то только всячески демон­стрируя нежелание. Она называла его старым развратником, у которого в голове одно только свинство. И ее сестру, как она говорила, он угробил тем, что ему всегда было мало. Целыми днями она проклинает всех мужчин, говоря, что всем им от женщин только одно нужно, даже когда женщина больна. Даже если женщина будет умирать, мужчина все равно будет думать только о себе и полезет к ней 6 постель» (29-летняя домохозяйка).


202

Психотерапия повседневной жизни
Карикатуры на любовь допускают не только негативную оцен­ку. В мотивации, лежащей в основе отношений между партнерами, всегда находятся моменты, которые напоминают об одной или другой карикатуре на любовь. Любовь не может существовать в платонической чистоте, которую часто путают с эмоциональной стерильностью. Когда стеснительная, заторможенная женщина выходит замуж за мужчину, в котором она видит защитника, общительного и успешного, то это сначала не создает проблем. Мы все тем или иным образом компенсируем свои слабости. Во­прос лишь в том, существует ли готовность совместно преодоле­вать серьезные конфликты. Женщина в нашем примере может в тени своего активного мужа и дальше вести свое существование в качестве скромной тихони и посвятить себя вещам, касающимся только дома: стирать белье, поддерживать порядок, печь пироги. Однако благодаря контакту с мужем она может перенять стиль его поведения, которые до замужества причиняли ей столько труд­ностей и именно из-за которых она так ценила своего мужа. Для такого исхода необходимо, чтобы партнер имел достаточно терпе­ния и времени и дал бы другому нужную ему возможность для того, чтобы усовершенствоваться.

Я очень точно распределяю сбое время

«Мой муж говорит, что у :• -, /; нет чувства времени. По моей вине мы часто опаздываем на приглашения. Я воспитана очень •несамостоятельной, охотно предоставляю ему инициативу (как раньше отцу), и раньше в нашей семье было так принято, что он почти за все брал на себя ответственность. Так и получается, что я могу торопиться только под его нажимом. Прежде он также всегда доминировал, а я была только более или менее симпатичной спутницей. (Меня также не покидает чувство, что он покупает мне красивую одежду только из-за того, что хочет быть как бы в красивой оправе.) Когда же я чувствую, что могу чем-то интересоваться независимо от него и сама в некоторых ситуациях могу доминировать, тогда я очень точно распределяю свое время и никогда не опаздываю» (38-летняя пациентка).

Я осмелилась возразить моему мужу

«Мой муж терпеть не может, чтобы вещи валялись где попа­ло, все должно быть на своем месте, а так как это в семье с двумя детьми не всегда удается, часто бывают скандалы.


203

Глава III. Неправильные установки
В воскресенье утром он мне на кухне перечислил пять предметов, которые я не убрала. Впервые я потребовала от него посмотреть хорошенько вокруг, не оставил ли и он что-нибудь, и сказала ему, что иногда и он может сам убрать за собой. В ответ он как будто дар речи потерял, потому что я впервые отважилась ему возразить» (30-летняя учительница).

Расстройства и конфликты

Ревность; завышенные ожидания; страх перед партнерскими отношениями; боязнь расставания; боязнь свободы; упреки само­му себе; мазохизм; разочарование; бегство в болезнь; удовлетво­рение путем замещения; тенденции цепляться за кого-либо; опасе­ние ответственности; отвращение к сексу.

Памятка

Не то партнерство можно назвать хорошим, где, по всей види­мости, нет проблем, а то, в котором есть готовность совместно решать возникающие проблемы.

Совет психолога

Учись отличать любовь от карикатуры на нее.

ПОТЕРЯ ЕДИНСТВА

Рассматривай мир, как человеческое тело,

которое, хотя и создано совершенным,

по разным причинам поражено тяжелыми расстройствами

и болезнями.

Восточная мудрость

Неправильная установка

Бог не должен допускать никакой несправедливости.

Из дисгармонии в необходимых отношениях между телом, ок­ружающим миром и временем развиваются конфликты и неврозы.

204 Психотерапия повседневной жизни

Невроз мы определяем как нарушенное отношение к действитель­ности и тем самым как нарушение единства. Конфликт превраща­ется в стойкое психическое расстройство.

Мой муж — самый примитивный человек

«Я, например, придаю большое значение вежливости. Когда мой муж выходит за рамки приличия или дома употребляет гру­бые слова, тогда он для меня становится самым примитивным человеком. Тогда я думаю: за кого же я вышла замуж! Потом мне требуется время, чтобы забыть о случившемся».

Я просто выхожу из себя

«Когда моя дочь не убирает в комнате, я просто выхожу из себя. Я как бы замыкаюсь на этом беспорядке, не вижу больше ничего другого и не могу разумно реагировать»,

Непривычные проявления актуальных способностей других людей могут обеспокоить индивида; он оказывается вынужденным разбираться с чужими актуальными способностями и ставит под вопрос свою самооценку: «Существует ли другая установка, кроме той, которая есть у меня, за которую меня наказывали или хвали­ли, которая прежде приносила мне успех?»

Каждого человека можно рассматривать как систему, в кото­рой различные элементы и компоненты находятся в определенном функциональном отношении друг с другом. Если один компонент или функциональное отношение нарушаются, то это затрагивает всю систему.

Тягу к единству мы замечаем также при защите, выздоровле­нии и регенерации. Такая тенденция обнаруживается на всех уров­нях бытия; она имеет удивительные примеры и в животном мире:

дождевой червь пять раз регенерирует отрезанную у него голову, а некоторые виды саранчи, потеряв один член своего тела, снова его образовывали и одновременно с этой регенерацией форсиро­ванно росли.

Единство предполагает тенденцию организмов к самосохране­нию. Чувство голода указывает на недостаток питательных ве­ществ, на него реагирует также и психика человека. Включается поведение поиска, которое закончится только тогда, когда пита­ние будет найдено, когда будет устранено состояние дефицита и благодаря этому возникнет чувство удовлетворения потребности.


205

Глава III. Неправильные установки
Принимая во внимание психическую сторону, мы в состоянии понять, почему как пережитое, так и не пережитое может привес­ти к психическим и психосоматическим расстройствам.

Пережитое содержит в себе конфронтацию человека с опреде­ленными нормами поведения, которые его партнеру представля­ются особенно важными. Так, например, чрезвычайное значение может придаваться прилежанию ребенка; его загружают задания­ми, так что он постоянно занят. Однако одновременно с этим ограничивается развитие способностей к фантазии и игре, что лишает его необходимого для его возраста источника пережива­ний. В данном случае непережитое может превратиться в кон­фликтный потенциал, в других случаях пережитое само по себе тоже может быть заряжено конфликтом. Сюда относятся различ­ные травмирующие переживания, связанные с издевательством или сексуальным насилием, несчастным случаем и т. п. С другой стороны, существуют переживания, которые возникают отнюдь не внезапно: это — одностороннее лишение любви, скопление опре­деленных переживаний при порицаниях при неудачах, беспорядке, невежливости, нечестности, неточности.

Следовательно, конфликты возникают не как соответствую­щие развитию проявления необходимости, а как следствие кон­фронтации собственных актуальных способностей с требования­ми окружающего мира. Конфликтную ситуацию можно рассмат­ривать статически: человек не соглашается с нормами своего партнера, его актуальные способности не соответствуют актуаль­ным способностям партнера. Однако более уместен динамический способ рассмотрения, при котором оба образца норм воспринима­ются в качестве переменных: изменяться может не только поведе­ние ребенка в рамках ситуации воспитания, но и поведение роди­телей или воспитателей.

Как же мы понимаем неприятное ощущение, которое возника­ет, когда наши собственные поведенческие нормы неожиданно вступают в конфронтацию с непривычными образцами поведения других людей? Мать, которая придает большое значение аккурат­ности, борется с неряшливостью своего ребенка, не признающего ее требований.

У нее есть различные возможности реагировать. Она может, например, попытаться утвердить свое понятие чистоты всеми воз­можными средствами, но при этом рискует или потерять абсолют­ное послушание ребенка, так как ограничивает его личную свобо­ду, или развить у него чувство противоречия, которое сужает базу доверия. Но разногласия можно рассматривать и как шанс. Мать


206

Психотерапия повседневной жизни
внимательно анализирует свои собственные формы поведения и поведение ребенка и приходит к выводу, что хотя она сама очень ценит чистоту, однако не обладает достаточным терпением. Точ­нее говоря, с одной стороны, ребенок создает для матери внутрен­нее беспокойство, волнения и неуверенность, с другой стороны, эта их конфронтация дает возможность распознать потерю един­ства, в результате чего можно попытаться это единство восстано­вить. Благодаря тому что мать улучшит свою собственную способ­ность к дифференциации, она сможет другими глазами взглянуть на конфликт с ребенком и отнестись к этому конфликту более правильно.

Один партнер создает другому конфликты, трудности, пробле­мы и кризисы. Одновременно он дает ему шанс сильнее развить свою собственную индивидуальность и найти свои собственные решения конфликтов. Конфронтация сохраняет свое действие во многих других областях человеческих отношений: в отношение детей к родителям, отношения родителей друг с другом, отноше­ние к родителям партнера, отношение к окружающим людям. Ви­деть в горе только горе, а в конфликте только угрозу — это и есть неправильная установка, которая в воспитании может повлечь за собой непредвиденные последствия.

Расстройства и конфликты

Бегство в одиночество; бегство в активность; бегство в бо­лезнь; слабость дифференциации; односторонние критерии для партнерских отношений; абсолютизация представлений и миро­воззрений; сектантство.

Памятка

Болезни и расстройства, если понимать их как потерю единст­ва, являются не бессмысленными, а имеют свой смысл в том, чтобы снова восстановить единство личности, иначе говоря, развить ее дальше.

Совет психолога

Учись отличать кризис как опасность от кризиса как шанса на продолжение развития.


207

Глава III, Неправильные установки
ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНЬ

Неправильная установка

Я всегда прихожу в ярость, когда ночью ребенок будит нас своим громким криком.

Я понять не могу такой медлительности

«Я испытываю раздражение с самого утра, когда я, придя 6 детскую комнату, говорю моей дочери: „Доброе утро!", а она мне не отвечает. Я ей уже объясняла, что она ведет себя непра­вильно.

Вместо того чтобы мыться, она просто стоит в ванне и играет в воде или танцует и наблюдает за каждым моим движе­нием, когда я что-то делаю на кухне. Я ей постоянно твержу, чтобы она поторопилась. Если это не помогает, то я говорю, что побью ее, Я понять не могу такой медлительности. Если она наконец, со скоростью черепахи, начинает одеваться, то потом такая же история повторяется с завтраком. Она жует и жует и смотрит в одну точку, не проглатывая пищу. И когда она кончит завтракать, то начнет баловаться и болтать без умолку. В те часы, когда она находится в детском саду, я бываю бесконечно счастлива. Когда она горланит песни в своей комнате, я иду к ней и прошу ее вести себя тихо, потому что Маркус или папа спят. Она мне послушно говорит „да", но как только я закрою за собой дверь, продолжает вести себя по-старому. Тогда я все это вос­принимаю как чистой воды провокацию.

Я могла бы привести еще много таких примеров, в которых, по сути, действительно речь идет о мелочах, но эти мелочи с утра до вечера создают между мною и дочерью напряженную атмосферу. Дело дошло уже до того, что каждый раз, когда я с ней говорю, муж сразу включается и спрашивает, что случилось» (32-летняя мать двоих детей).

Для многих родителей ситуация с воспитанием превращается в поле боя с волнениями, провокациями, разочарованиями, неуве­ренностью, моментами, когда они теряют мужество и надежду. Они беспомощны перед поведением ребенка и не могут себе пред­ставить, как такое поведение вообще могло возникнуть. Они апел­лируют к доброй воле ребенка: «Веди себя прилично, будь акку­ратным, будь любезен, не мешай все время» и т. д. и очень удивля-


20S

Психотерапия повседневной жизни
ются, когда эти призывы не дают никаких результатов. Они могут объяснить себе это только злой волей ребенка. На самом деле неправильное поведение ребенка объясняется не доброй или злой волей, а представляет собой расстройство, на которое и сам ребе­нок при всем желании не в состоянии повлиять.

В нашем обществе у многих людей принято даже при незначи­тельных физических расстройствах обращаться к врачу. Если у ребенка болит живот или голова, повысилась температура, мы относимся к нему с большим вниманием. В то же время ребенок, который плохо учится в школе, проявляет непонятные упрямство, дерзость и неаккуратность и не поддерживает личную чистоту, наталкивается в первую очередь на недовольство и раздражение родителей. Физическое заболевание считается в определенной сте­пени экстерриториальной областью, в которой требования социа­лизации не действуют в полном объеме, а вот расстройство пове­дения вызывает у родителей обостренную реакцию. Абсолютно автоматически здесь вступают в силу такие средства воспитания, как различные виды наказания. Однако воспитатель не отдает себе отчета в том, что необычное поведение ребенка имеет особый характер.

Автоматизм «расстройство поведениянаказание», вытекаю­щий из того заблуждения, будто все зависит только от воли, оставляет вне поля зрения другие возможности. В духе судебного решения, которое ориентируется только на поступок, воспитатели выносят суждение о неправильных формах поведения, не вникая в динамические условия, при которых они возникают.

В приведенном выше примере за неаккуратностью, невежливо­стью и непослушанием ребенка стоял целый комплекс условий. Несколько факторов играли важную роль в динамике взаимоотно­шений внутри семьи. Девочка была приемной дочерью, которой казалось, что приемная мать ее не признает. Мать еще до замуже­ства узнала, что у нее самой не может быть детей, и поэтому придавала большое значение тому, чтобы выйти замуж за мужчи­ну с ребенком. Два года спустя она — вопреки вердикту врачей — забеременела. После родов она стала заниматься почти исключи­тельно собственным ребенком, а приемную дочь стала рассматри­вать как неизбежное зло. В такой ситуации появились многочис­ленные расстройства поведения девочки, и все они имели своим содержанием определенный призыв («Займись же мною!»), иначе говоря, были проникнуты чувством отчаяния. Расстройства пове­дения ребенка были непонятны матери, и их отношения все боль­ше обострялись. Мать в каждом случае реагировала спонтанно,


209

Глава III. Неправильные установки
ругала и наказывала дочь, что той воспринималось как определен­ная форма внимания, так как даже такое внимание было для девочки лучше, чем постоянное игнорирование.

От ребенка с расстройствами поведения обычно ожидают, что он может поступать и по-другому и к тому же понять это сразу:

«Он ведь должен сам об этом догадаться». Мы сами знаем, как иногда бывает нелегко решить проблемы между взрослыми. На­сколько же труднее ребенку рассказать о своих проблемах и встретить понимание. В таких случаях воспитатель должен спро­сить о причинах не для того, чтобы простить ребенка, а для того, чтобы понять. Часто поведенческое расстройство у ребенка явля­ется не расстройством характера, а только реакцией на окружаю­щий мир: «Нормально, когда в аномальной ситуации реагируют аномально».

Физически больной человек по сравнению с невротичным че­ловеком, имеющим расстройства поведения и реагирующим не в соответствии с нормой, имеет еще одно преимущество: состояние первого понимают и знают, к кому следует обратиться. Расстрой­ство поведения, напротив, несет на себе пятно чего-то неприлич­ного, предосудительного, того, чего не должно быть. Оно требует, как считают, наказания и вызывает у большинства людей чувство, что этот человек — странный, асоциальный или душевнобольной. По этой причине многие люди опасаются визита к психотерапевту, представляя его себе как врача для идиотов, оснащенного такими атрибутами, как смирительная рубашка и резиновая дубинка.

Расстройства и конфликты

Завышенные требования; заниженные требования; ревность;

зависть; неприятие; разочарование; переживания, связанные с не­удачей; агрессивность; стремление обратить на себя внимание;

упреки самому себе; беспомощность; отчаяние; плохое настроение.

Памятка

Плохих людей не существует. По крайней мере, они не могут быть плохими, потому что не могли этому научиться. Да, некото­рых людей нужно постоянно воспитывать, хотя этот путь намного утомительнее, чем простая констатация факта, что они плохие, глупые, злые и испорченные.

Даже если человек с расстройствами поведения не является больным в понимании классической медицины, он все же не пре-

210 Психотерапия повседневной жизни

ступник, которому нужно вынести окончательный приговор. Ему требуется такое же понимание, с каким относятся к больным людям.

Совет психолога

Учись различать нормальные и аномальные ситуации.

ВЕРА, РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ

Ничто не мешает нам идентифицировать мировой порядок с наукой о природе, а Бога с религией.

Планк

Неправильная установка

Когда я представляю себе Бога, я всегда вижу своего отца.

В новейшей истории, пожалуй, никогда не было такого перио­да, когда бы ученые — физики, химики, медики, социологи, психо­логи и антропологи — имели позитивное мнение о значении рели­гии в обществе. Но точно так же никогда не было и такого периода, когда бы теологи осознанно или неосознанно пытались дискреди­тировать религию и обвинить ее в бессмысленности.

Как интересный феномен нашего времени можно рассматри­вать тот факт, что многие люди больше ни в чем не видят смысла. Вместо когда-то актуального вопроса «Откуда это появилось?» мы слышим вопрос «Для чего это нужно?», который сопровождает теперь многие жизненные ситуации. В психотерапевтической прак­тике эта проблема находит свое отражение в вопросе о смысле или бесполезности религии.

Оказалось, что слово «религия» связано со многими недоразу­мениями. Понятия «религия» и «вера» приводят к эмоционально­му сопротивлению и интеллектуальному неприятию. Сегодня либо вообще не говорят о религии, либо только критикуют ее. Этот феномен наблюдается и в психотерапии. Если раньше табу рас­пространялось на секс и сексуальность, то сегодня — на религию. При этом в связи с целым рядом психических расстройств обнару­живаются именно такие конфликты, которые касаются религии в самом широком смысле слова.

В зависимости от отношения к религии можно выделить сле­дующие три типа людей, склонных к психическим расстройствам.

Глава III. Неправильные установки 211

Крайне религиозный тип

Такой человек идентифицирует себя с выученными религиоз­ными нормами, описаниями вероисповеданий и догмами настоль­ко, что испытывает страх перед любыми новшествами и измене­ниями. Он реагирует агрессивно; защищается тем, что сам напада­ет или замыкается в себе, чтобы уйти с пути искушения, которого он боится. Поскольку вера часто заменяет людям знания, такой человек многое утверждает, но знает очень мало. Такие люди оказываются в трагической ситуации, потому что они всегда укло­няются от того, чтобы определенная ситуация заставила их всту­пить в конфронтацию с фактом, доказывающим, что они подвер­жены предубеждению.

Мне требуется торжественность свечей

«Мое отношение к религии выражается, например, 6 том., что в Рождество я со своей семьей хожу в церковь, потому что мне требуется торжественность свечей, чтобы почувствовать рождественское настроение. Мое серди,е тогда смягчается, и я снова могу серьезно молиться» (29-летняя секретарша).

Настоящее дитя БоЖъе

«Я и сегодня еще хорошо помню, как моя набожная тетя строго внушала мне, что я и на фотографии по случаю первого святого причастия не должна смеяться. Она говорила, что это было бы тщеславно и высокомерно. Настоящее дитя Божье долж­но испытывать только внутреннюю радость. Так она мне объяс­няла. Мне и в самом деле нелегко давалось быть набожным и послушным ребенком» (30-летняя переводчица).

Бунтарский тип

Такой человек понял, что действующие религиозные нормы не соответствуют требованиям времени. Поскольку такие нормы дей­ствуют на индивида подавляюще, то представители бунтарского типа склонны к тому, чтобы отвергать эти нормы. Они нередко делают второй шаг, не сделав первого. В зависимости от личност­ных свойств каждого отдельного человека этого типа способ его реагирования проявляется или в форме интеллектуального сопро­тивления, или в социальных экстремальных формах манипулиро-

212 Психотерапия повседневной жизни

вания «чужими» людьми, или в форме пассивного манипулирова­ния самим собой. К последней поведенческой форме относится потребление наркотиков, а ко второй — насильственные действия.

Религия это дело стариков

«Религия это дело стариков и тех людей, которым в нашем времени нечего делать. Кто держится за соломинку рели­гии, вес равно тонет. С религиозной верой дело обстоит так же, как с прыжком вниз головой 6 бассейн, ко:да че знают, есть там вода или нет. Кто хочет сломать себе череп, тот может это делать; я не хочу. Мы сами создаем себе рай и ад на Земле, а для Бога нет никакого другого места, кроме как 6 темных мозгах религиозных фанатиков. Религия затушевывает действительные социальные проблемы и удерживает люден от того, что нужно делать» (28-летний студент-социолог).

Индифферентный тип

Такой человек характеризуется сдвигом ответственности. С одной стороны, у него есть желание изменить отжившие и нуждающиеся в улучшении религиозные понятия; но, с другой стороны, он не может освободиться от некоторых религиозных догм, к которым его приучили.

К этому типу относятся в основном люди ьоторые хотя и открыты по отношению к новшествам в религии, но которым, однако, не хватает последовательности. Если они когда-либо вы­брали себе какое-то направление, они придерживаются его. Свои установки они меняют в меньшей степени в связи с объективной необходимостью, а больше под влиянием авторитета социального окружения. Так, достаточно кому-либо сказать: «Как вы можете заставлять своих родителей изменить их первоначальною рели­гию? >>, и их мнение сразу начнет меняться. Характерным для индифферентного типа является слабое различение существенно­го и несущественного в религии: ошибки отдельных приверженцев какой-либо религии он принимает за несовершенство самой рели­гии. Религия для него — привитый человеку воспитанием долг, с которым он себя не идентифицирует.

Пусть религиозные люди будут этим счастливы

«Уважение к религии мне однозначно отбили люди, потому что религиозных людей просто не выношу. Я считаю, что они

Глава III. Неправильные установки 213

слишком лицемерят. Меня очень раздражает, когда они только делают вид чего-то, и это ясно видно, что это у них только на словах, а не в жизни. От церкви меня отвращают люди, которые хотят ее олицетворять. Но пусть они будут этим счастливы, а мне это не нужно. С религией я сам разберусь и приду к нужным результатам» (35-летний служащий).

По всей видимости, неправильная установка на отношение к религии объясняется неумением провести различие между верой, религией и церковью.

Вера. По сути дела, религиозная вера означает отношение человека к незнакомому и непознаваемому. В связи с тем что Творец (Бог, Аллах. Мегова, первозданное существо или перво­зданная энергия) непознаваем, нужна вера, чтобы вступать с ним в отношения. Вера — это одна из способностей человека.

Религия. В связи с тем что человек обладает особой позицией по отношению к неизвестному, он издавна обращался к создате­лям религий и основателям мировоззрений. Религия как выходя­щая за рамки индивидуального вера является культурным феноме­ном и тесно связана с развитием истории. То, в какой форме открывается религиозная истина веры, зависит от конкретного уровня развития, от потребностей и понимания людей в опреде­ленной исторической ситуации. Выбор религии, к которой примк­нет человек, в большинстве случаев зависит от воспитателей и от действующих в его среде традиций воспитания. Ребенок верит в то содержание, которое ему преподносят.

Одна часть религии является духовной, трансцендентной и существенной (религия первого плана). Эта часть религии может существовать независимо от развития, так как она, будучи исти­ной веры, касается сути бытия. Вторая часть религии (религия второго плана) состоит из ценностей, связанных со временем, и из общественных норм. Они изменяются в соответствии с социокуль-турным развитием общества. К ним относятся запреты и заповеди отдельных религий.

Церковь. Учреждение религии, форма ее организации и управ­ления ею; это понятие относится ко всем формам религиозных и мировоззренческих учреждений. Церковь склонна к приобрете­нию самостоятельности по отношению к религии. С религиями первого и второго плана происходит приблизительно то же, что и с оболочкой, мякотью и сердцевиной какого-либо фрукта. Если в религии не принимается во внимание влияние времени и истории, то религии первого и второго плана могут быть приняты одна за другую, соотношение «вера — религия — церковь» окажется то-

214 Психотерапия повседневной жизни

гда искаженным: оболочка и сердцевина не будут различаться. Обусловленные временем внешние признаки религии: ритуалы и догмы, то есть оболочка,— сдвинутся на передний план, в то время как сердцевина будет вытеснена. Из-за этого происходит сдвиг формы и содержания.

Неправильная установка по отношению к религии может стать источником конфликтов.

Я решил быть смиренным

«Для меня Бог был не любящим Богом, а Богом, которого я должен был бояться. Это привело к тому, что я во бремя испове­ди, для того чтобы, ничего не забыть и не принять с грехами причастие, назвал священнику также и грехи, которых я никогда не совершал, особенно в сексуальной области. И несмотря на это, у меня возникало чувство вины, поэтому я решил покаяться и быть смиренным. Везде меня мучил страх, что я мог отдать свою душу дьяволу» (32-летний инженер, депрессия и сексуальные расстройства).

Я ставила себе галочки за каждое самоотречение

«...Тогда я назначила себе большие жертвы, чтобы быть угод­ной Богу. Один пример: чтобы попасть в школу, мне нужно было ехать на велосипеде в ближайший городок. Этот путь я проделы­вала четыре раза в день. В очень холодный зимний день я поехала без перчаток, принесла эту жертву — мерзла для Бога. Я приго­товила специально для этого карточку и ставила в ней галочки за каждое самоотречение» (30-летняя незамужняя пациентка, сексу­альные расстройства, тревожность).

Когда я представляю себе Бога, я всегда вижу своего отца

«Если бы я позволила себе сделать сравнение церковь — роди­тельский дом, то я могла бы сказать: то, что в общих чертах воплощает в себе Бог, воплощал в семье мой отец. Это вера, которая приказывает, но строится на любви, указывает своим детям правильный путь, давая им время от времени маленькие радости или вольности в соответствующих рамках и сопровож­дая их словами: „Какие же вы счастливые дети!" » (32-летняя незамужняя учительница, сексуальные расстройства и депрессия).

Глава III. Неправильные установки 215

В возникновении этих форм поведения решающую роль играет пример родителей. Они формируют у детей то, что позднее как основной конфликт сделает человека подверженным расстрой­ствам определенного вида. Смешение понятий «вера», «религия» и «церковь» происходило исторически и через стиль воспитания проникло в переживания людей.

Религия подобна лекарству, которое действует на человека в соответствии с его сущностью. Но она только тогда может иметь смысл, когда она отвечает требованиям, потребностям и нуждам человека и учитывает фактор времени, относительность и единст­во. Если неправильно понятая религия приводит к расстройствам, фиксациям, торможению в развитии, к косности или интеллекту­альному сопротивлению, значит, она бессмысленна; так, Фейербах называл теологию патологией, Маркс и Энгельс говорили об опиу­ме для народа, а Фрейд иронично сравнивал религию со страхо­вым обществом.

Если раньше наука была ярым противником религии, то сего­дня картина в значительной степени изменилась. Потому что точно так же, как фотография освободила живопись, так и научно-технический прогресс — по крайней мере по своим возможностям — освободил дух. Религия и наука уже не олицетворяют собой непреодолимые противоречия. Сегодняшняя ситуация — перед лицом опасности бесчеловечных технологий — делает необходи­мым их взаимодействие.

Психотерапевт не должен пытаться — на основе имеющегося у него психологического Материала — примирить пациента с его религией или отвратить его от веры, его задача состоит в том, чтобы помочь человеку найти свой собственный путь.

Расстройства и конфликты

Религиозный фанатизм; суеверия; защитные маневры; иллю­зии; фиксации; ханжество; страх; агрессии; смирение; бегство во внешние проявления; бегство в псевдорелигии; завышенная само­оценка; бегство в работу; необоснованная несокрушимая убеж­денность; скорбность; чувство покинутости; чувство уничтожен-ности; недоверие; чувство неприкаянности; отрыв от реальности;

разрыв социальных связей; погружение в собственную внутрен­нюю жизнь; большой интерес к оторванным от действительности метафизическим вопросам; снижение трудоспособности; чувство внутренней пустоты; чувство страха; опасение стать душевноболь­ным; депрессия; раздражительность.

216 Психотерапия повседневной жизни

Памятка

Каждый человек обладает способностью к вере. Вера — это, в общих чертах, отношение к неизвестному и непознаваемому. Та­ким образом, вера охватывает не только религиозные вопросы и вопросы жизни после смерти, но и вопросы частной жизни и науки.

Способность человека к вере проявляется через религию. То, какую религию примет человек, в большинстве случаев зависит от воспитателей и от традиций воспитания. Отношение человека к религии зависит в основном от опыта, который он приобрел со своими родителями и своим социальным окружением. Религия — это культурный феномен, тесно связанный с развитием истории.

Церковь — это учреждение религии, инструмент, который дос­таточно часто становился самостоятельным. Таким образом, нуж­но различать веру, религию и церковь, а также религии первого и второго плана. Задача религии состоит в том, чтобы давать челове­ку критерии ценностей, цель и смысл жизни, в то время как наука формулирует все новые и новые логические закономерности. Ре­лигия и наука, если они хотят быть полезными человеку, должны дополнять друг друга. Религия не заменяет психотерапию, а пси­хотерапия не заменяет религию.

Совет психолога

Учись различать веру, религию и церковь.

ПРЕДОПРЕДЕЛЕННАЯ И ВОЗМОЖНАЯ СУДЬБА

Хотя каждый из нас должен когда-либо умереть,

не клади свою голову в пасть льва.

Сзади

Неправильная установка

Что ни делай, все равно умрешь.

Воспитание нельзя рассматривать только на фоне нормально­го психологического развития и корректировки приобретенных поведенческих форм. Аюди охотно оставляют без внимания сам

Глава III. Неправильные установки 217

по себе вполне естественный факт того, что воспитание дает воз­можность оказывать положительное или отрицательное влияние на так называемые врожденные дефекты, вернее, на их проявле­ния в жизни человека.

Он ведь не может иначе

17-летний молодой человек, сын почтового служащего, при рождении получил органическое повреждение головного мозга. Он позднее, чем другие дети, стал ходить и говорить. Родителям это отставание в развитии особенно бросалось в глаза по той причине, что у них была обладающая живым характером и нор­мально развивающаяся дочь, с которой они могли сравнивать сы­на. У сына были заметны несколько спастический характер ходьбы и задержка физического и психического развития. Родители были особенно внимательны к сыну. Его мыли, одевали, водили за руку. Все трудности с его пути убирали, как это делается при наивно-первичном воспитании. Такое отношение продолжалось до начала лечения у психотерапевта (то есть со своим 17-летним сыном родители обращались так же, как с 3-летним). Оправдывая такую позицию, родители говорили с обреченным видом: «Он ведь не может иначе».

На приеме у психотерапевта сложившаяся ситуация была шаг за шагом проанализирована вместе с родителями и юношей. Пре­жде всего необходимо было установить: что он действительно может делать, а что нет. Таким образом, речь шла о том, чтобы не предъявлять юноше ни завышенных, ни заниженных требований, а с помощью соответствующих заданий развить его возможности. С этой целью возможности нужно было сначала выявить. И вот уже через десять недель он смог надевать несложные предметы одеж­ды, зашнуровывать ботинки и самостоятельно есть, пользуясь ложкой и вилкой. Такое развитие возможностей удалось продол­жить так, что он начал работать в мастерской для инвалидов. Родителям был дан такой совет: «Не помогайте вашему сыну выполнять такие дела, с которыми, по вашему мнению, он мо­жет справиться сам. Подождите, пока он сам не сделает что-либо, даже если он сделает это неправильно. Только так, шаг за шагом, он сможет научиться быть самостоятельным».

Знаменитым историческим примером возможностей, которые существуют несмотря на врожденные дефекты, является слепо-глухонемая Елена Келлер, которая благодаря терпению воспита­тельницы из беспомощного, похожего на животное существа пре-


218

Психотерапия повседневной жизни
вратилась в достойную восхищения личность. У нее воспитатель­ница сумела увидеть не только тяжелые повреждения, но и спо­собности, существовавшие в скрытом виде независимо от физи­ческих нарушений. Отсутствовавшие зрение, слух и речь были заменены развитым осязанием и выразительными движениями рук и лица.

Что касается так называемых врожденных дефектов, то здесь мы имеем две возможности помогающего вмешательства: во-пер­вых, можно попытаться повлиять на сами повреждения, напри­мер, с помощью операции, медикаментов, гимнастики, и, во-вто­рых, можно выявить другие способности вместо отсутствующих. Благодаря внимательному и терпеливому отношению у больного ребенка и при серьезных дефектах можно развить многие требуе­мые социальные способности: стремление к порядку, чистоплот­ность, вежливость, трудоспособность, а также творческие спо­собности.

У моей дочери нервное заболевание?

«Ирена доводит меня до отчаяния. Она очень невнимательна на уроках и в последнее время несколько раз приходила домой с плохими отметками. Даже меня она иногда плохо слушает. Ко­гда я ей говорю, что она должна убрать в своей комнате, то это у нее в одно ухо входит, из другого выходит. Когда у нас гости, она часто просто сидит в углу, смотрит в пустоту и ведет себя так, как будто у нас никого нет. Ночью она иногда кричит, а потом вся покрывается потому. За этим описанием последовал заданный с робким ожиданием вопрос матери 9-летней Ирены:

«Может быть, у моей дочери нервное заболевание? Вы не могли бы ее обследовать?»

Подобные случаи встречаются очень часто. Родители спраши­вают: «Наш ребенок душевнобольной? У него раздвоенное созна­ние, потому что иногда он все раздает и рассказывает смешную чепуху, бывает непослушным и неаккуратным? Это у него врож­денное?» За такими вопросами в большинстве случаев скрываются проблемы во взаимоотношениях, искаженное самопознание и по­знание других. Во время консультации, когда рассматривается проблема тяжелых, иногда врожденных дефектов, разговор не­вольно переходит на одну частную проблему, которая касается каждого человека, но особенно воспитателя и ребенка: «Я пони­маю это так, что должен был поплатиться за грехи моих роди­телей и проступки моих предков». Примеры такого рода делают


219

Глава III. Неправильные установки
очевидным важность установки «врожденные качества — воспита­ние», тесно связанной с двумя вопросами, которые порождают надежду или отчаяние воспитателей: «Что невозможно изменить, что нужно научиться терпеть?», «Что поддается влиянию, исправ­ляется, лечится?»

Эти вопросы связаны с предопределенной и возможной судь­бой. Предопределенной мы называем такую судьбу, которой нель­зя избежать: каждый человек рождается и умирает, никого из нас не минует чаша сия. Перед вопросом сути рождения и смерти останавливаются точно так же, как перед вопросами, есть ли жизнь после смерти, что является причиной и целью всего бытия, в чем сущность Творца и какой смысл имеет горе. С этими вопро­сами сталкивается каждый человек.

Возможная судьба — это судьба, которая имеет свою собст­венную историю, которой можно было бы избежать и в которой либо можно было, либо все еще можно кое-что изменить. Соотно­шение предопределенной и возможной судьбы можно проиллюст­рировать на следующем примере: какой-либо свече судьбой предо­пределено, чтобы она горела и меняла свою форму; тот факт, что свеча в конце концов погаснет, является предопределением, кото­рое невозможно изменить. Возможную судьбу можно определить так: когда свеча только начала гореть, налетел порыв ветра, кото­рый погасил ее. Здесь речь идет о судьбе, свершившейся при опре­деленных условиях, потому что возможностей предотвратить уга­сание свечи было вполне достаточно.

Все события в жизни человека находятся под знаком возмож­ной судьбы. Это означает, что путем соответствующего воспита­ния ребенка можно подготовить к счастливой жизни. Если это по каким-то причинам не удалюсь и появились нарушения или неже­лательные формы развития, то если вовремя их заметить, вполне возможно повлиять на них и достичь улучшения или выздоровле­ния. Некоторые нарушения, которые тоже обусловлены опреде­ленными факторами, не могут быть устранены с помощью совре­менной науки. Тогда задача воспитателей заключается в том, что­бы принять эти нарушения и выработать к ним положительное отношение, которое даст возможность раскрыть другие способно­сти воспитанника.

Ребенок из-за автомобильной аварии ослеп на левый глаз. С помощью современной медицины зрение этого глаза восстано­вить невозможно. Таким образом, был установлен факт, с кото­рым ребенок так или иначе должен был смириться. (Интересным в этом случае является то, что ребенок, несмотря на тяжелую трав-

220 Психотерапия повседневной жизни

му, развивался без конфликтов, в то время как его мать, которая сама вела тогда машину, так и не смогла справиться с бедой.)

События прошлого относятся к предопределенной судьбе, ко­торую нельзя изменить. Что произошло, того уже не вернешь. Но вполне можно оказать влияние на отношение человека к проис­шедшему. Иначе говоря, на предопределенную судьбу нельзя по­влиять, но можно изменить свое отношение к ней. От такой уста­новки будет зависеть, дифференцировано ли наше поле зрения для задач сегодняшнего дня или ограничено. Какие установки выбира­ются и каким человек все время отдает предпочтение — это уже истинная судьба, которая отчасти зависит от воспитания.

Неправильная установка по отношению к предопределенной и возможной судьбе приобретает большое значение не только для родителей или воспитателей. Ее можно обнаружить и в отношении человека к самому себе: «Я неудачник, такова моя судьба. Это всегда было так, так и останется». Это высказывание сфокуси­ровано на субъекте, хотя высказывание «Я неудачник» в принципе отличается от высказывания «Я потерпел неудачу». Во втором высказывании утверждение касается отдельного события, которое не смешивают с личностью.

«Я попал в аварию, а потом сам несколько раз стал виновни­ком дорожного происшествия. Я неудачник».

«Мне долгое время давали большие дозы болеутоляющих ле­карств. Я думал, что я неспособен к учению».

«Перед тестированием и экзаменами у меня на работе я все­гда говорил себе: „С этим тебе не справиться!" И у меня потом действительно ничего не получалось».

«Другим всегда было легче, чем мне, например с женщинами. Мне очень трудно вступать в контакт, никто со мной не разго­варивает».

«Моя мать была очень флегматичной, и я это перенял. Этого нельзя изменить, тут уж ничего не поделаешь».

«Чего я 6 своей жизни достиг? Посмотрите на мое окруже­ние: один построил себе дом, у другого симпатичная жена, а у меня вообще ничего нет».

Расстройства и конфликты

Преувеличенный оптимизм; упорная пассивность; смирение;

боязнь поражения; боязнь разочарования; недовольство; страх перед жизнью; упреки самому себе; недостаточная уверенность в себе; межличностные конфликты.


221

Глава III. Неправильные установки
Памятка

Возможная судьба указывает пути, которые человек может выбрать себе сам, однако нужно постоянно помнить, что события прошлого уже произошли и их нельзя изменить. А вот на сего­дняшние последствия прошлых событий можно оказывать влия­ние: нужно смотреть на прошлое как на зеркало для будущего. Если мать постоянно упрекает себя, что она недостаточно време­ни уделяла своему ребенку, то этим она ему мало помогает. Ее чувство вины дает скорее отрицательные результаты. Более важ­ным был бы другой вопрос: «Чему я могу научиться у прошлого?» Есть альтернативные пути, которые мы всегда можем выбрать. Возможная судьба каждого человека в большинстве случаев на­ходится в его руках, а в детстве — в руках его родителей и воспитателей.

Совет психолога

Учись видеть разницу между «Быть неудачником» и «Потерпеть неудачу".

СМЕРТЬ

Трус умирает несколько раз, храбрый только один. Шекспир

Неправильная установка

После смерти — лишь мрак и молчание.

В жизни мы встречаемся со смертью много раз. Каждую мину­ту умирает несколько человек, однако нас это особенно не касает­ся и не требует нашего участия.

«Все, чему меня учит наука — и не перестает учить,— укрепля­ет меня в моей вере в продолжение нашего духовного существова­ния в жизни после смерти. Потому что ничто не исчезает, не оставив какого-либо следа, и исчезновение — это только превра­щение» (из речи Вернера фон Брауна на заседании лауреатов Нобелевской премии в Аиндау, 1971).

222 Психотерапия повседневной жизни

Отношение к смерти других людей

Значение смерти мы обычно осознаем только тогда, когда умирает человек, которого мы знали и к которому мы в той или иной форме имели отношение; в таком случае смерть другого человека становится для нас источником переживаний.

Различие между отношением к смерти человека, которого мы знали, и человека, к которому мы равнодушны, пожалуй, отчетли­вее всего проявляется, когда узнают о несчастном случае. Не­вольно человек думает: «Надеюсь, это был кто-то другой, не мой родственник и не мои друзья». Степень эмоционального участия зависит от того, как хорошо мы знали пострадавшего, какой опыт общения с ним мы имели, какое значение он имел для нас и какие последствия нам принесет его смерть. Какой-либо человек может быть нам дорог, когда мы его теряем, в то время как при его жизни мы совсем не замечали его. Даже несмотря на то, что существует негласный уговор не говорить о мертвых ничего, кро­ме хорошего, другого человека мы оцениваем после его смерти по его делам. Одна 55-летняя мать так описывает свою покой­ную дочь:

«У Хильды мне не нужно было проверять школьные уроки, 6 отличие от старшей, которая занималась только тогда, когда у нее было желание и настроение. Хильда во всем мне помогала, мне не нужно было ее особенно просить. Например, до того как она по вечерам уходила со своим другом, она успевала вымыть и выте­реть посуду. Сейчас мне даже трудно понять, как он мог сразу после ее гибели познакомиться с другой девушкой. Я ведь месяца­ми готовила для них и заботилась о них. Для меня порядок — это половина жизни. Мой отец всегда говорил мне: „Учись порядку, привыкай к нему, порядок сберегает время и силы!" И Хильда действительно была образцом для других. Она всегда была милой и приветливой, никогда не говорила зло. Я терпеть не могу, когда мой муж иногда говорит все напрямик. Нужно ведь понимать, как обходиться с людьми, и иногда с чем-то мириться. Наша семья — это для меня все. Хильда очень хорошо чувствовала себя дома, и ее друг тоже любил у нас бывать. Элен в свое время была совсем другой: она все стремилась удрать из дома; в 18 и 19 лет ее по вечерам и вылодным дома обычно не было ».

Непроизвольно мы кладем на весы знакомые нам качества другого человека. Мы как бы измеряем, справедливой была его смерть или нет, заслужил он ее или же был достоин жить дольше. Критерием для этого служат актуальные способности.


223

Глава III. Неправильные установки
«Ему ведь нельзя было доверять. Каждое его второе слово было ложью. Он был лицемером. Мы можем радоваться, что он больше не причинит нам горя».

«Он был великолепным человеком. К нему всегда можно было обратиться. Он всегда находил время для людей и пытался каж­дому помочь. С его уходом мы. много потеряли. Для него бы я пожелала, чтобы на том свете был рай».

«Этот старый негодяй всегда хотел втереться в доверие к другим людям, а сам ведь был очень пристрастным и заботился в конечном счете лишь о собственной выгоде. Он думал только о своем успехе и теперь наконец-то жарится в аду. О его патологи­ческой скупости я уж и не говорю. Но я не буду скрягой и из простого сочувствия дам денег на венок».

Приведенные выше примеры являются спонтанными высказы­ваниями в связи со смертью разных людей. Из них видно, насколь­ко сильно отношение к человеку, связанное с его актуальными способностями, влияет на отношение к его смерти.

Часто речь заходит о том, что смерть была для того или иного человека избавлением. Это высказывание обычно имеет место в ситуации, когда человек страдал от тяжелой болезни или если его внутренние и внешние конфликты причиняли окружающим его людям вполне понятные тяжелые страдания.

Возраст человека также заставляет воспринимать его смерть менее трагично: «После того как я видела его в последний раз, я знала, что смерть для него будет избавлением». Смерть здесь выступает как естественный и желательный результат последствия событий, который для покойного и для его близких является лучшей альтернативой. В таких случаях перспектива будущего для больных и очень старых людей была бы весьма ограниченной. Все равно это скоро должно было случиться.

Но если с человеком, принимая во внимание его молодой воз­раст, или его положение в обществе, или его личность, связывают долгосрочные ожидания, то его смерть^ вызывает тяжелое разоча­рование. Потому что он, хотя и не по своей вине, но все-таки не оправдал возлагаемых на него надежд.

Мы собирались еще так много сделать, а теперь он мертв.

Она умерла слишком молодой.

Я бы очень хотела видеть, на ком он женится и какие у него будут дети; теперь слишком поздно.

Он был как раз на вершине своего успеха и вдруг заболел и умер.

Как мы уже говорили, готовность к смерти другого человека имеет большое значение для переработки этого переживания.

224 Психотерапия повседневной жизни

Если умирает человек, смерти которого ждали, то это событие производит не столь ошеломляющий эффект, как неожиданный уход кого-то из жизни. В мыслях люди уже переживали это собы­тие во всех деталях, и в результате такого обдумывания они при­выкли к возможности потери и не станут жертвой неожиданности. Здесь ситуация похожа на ту, какая бывает, когда ребенка готовят к отсутствию матери: разыгрывают игру «Мама в больнице» и таким образом делают травмирующее событие более понятным или, по крайней мере, не так тяжело воспринимаемым.

Потеря человека, к которому мы испытывали эмоциональную привязанность, непроизвольно вызывает чувство скорби. Разлука должна каким-либо образом перерабатываться. Психоаналитики метко говорят о скорбной работе, которую человек должен вы­полнить.

Если предположить, что смерть другого человека актуализи­рует связанные с расставанием и покинутостью чувства, пережи­тые в раннем детстве, то становится понятной эмоциональная, чувственная причина скорби. Этот вид реакции скорби (траурная реакция) касается в определенной ситуации почти всех людей. Если бы понятие «нормальный» не было подозрительным, то здесь можно было бы говорить о нормальной реакции скорби. Если она продолжается дольше определенного периода, который у предста­вителей нашего культурного круга идентичен с годом траура, или если она приобретает такие масштабы, что сама личность или здоровье находящегося в трауре оказываются под угрозой, то тогда мы уже говорим об аномальной реакции скорби.

«Я все больше страдаю от депрессии. Я стала бояться людей, испытывать трудности в общении и по ночам вообще не сплю. По сравнению с другими людьми я стала чувствовать себя неполноценной, мне представляется, что я вообще не отно­шусь к их числу. Такие жалобы у меня появились после смерти моей матери два года тому назад. Все мои чувства — это пе­чаль и внутренняя пустота. Все мне кажется совершенно бес­смысленным» (34-летняя мать двоих детей, аномальная реакция скорби).

Аномальная реакция скорби может начаться довольно скоро после смерти близкого человека; однако она может возникнуть и через довольно длительное время, по истечении которого для дру­гих людей смерть этого человека уже не имеет значения. Слишком сильная реакция на смерть близкого человека в большинстве слу­чаев — больше, чем требуемая обществом демонстрация своего горя. Это обстоятельство может иметь различные причины.

Глава III. Неправильные установки 225

Часто покойный имел для оставшихся особое значение. Он был не просто человеком, как любой другой, а тем, к кому испыты­вали доверительное отношение, кто защищал, брал на себя ответ­ственность или же которому покровительствовали и помогали. Его значение измеряется по его актуальным способностям. Осо­бенно тяжелым ударом для нас оказывается потеря человека, если мы во многих сферах идентифицировали себя с ним или проециро­вали на него свои ожидания. Образно говоря, мы сами умираем вместе с близким человеком.

Потеря человека, с которым мы были связаны, часто несет с собой необходимость серьезной перестройки. Если, например, раньше можно было поделиться своими заботами с супругом и снять с себя груз тяжелой ответственности, то после его смерти мы одни вынуждены нести на себе все трудности и всю ответствен­ность.

Как я одна могу нести ответственность за двоих детей?

Как мне одной (одному) справляться с жизнью?

Ставшие для нас любимыми привычки с потерей партнера вдруг становятся беспредметными. Именно это заставляет человека ощу­щать пустоту новой ситуации. Там, где раньше можно было ожидать определенной реакции партнера, теперь ничего не происходит.

Аюдям, находящимся в трауре, общество предписывает опре­деленную роль. Одетые в черное, они принимают соболезнования от других людей и обязаны следовать строгим ограничениям. Они должны воздерживаться от развлечений и показывать себя дос­тойными покойного. С этим же связана негласная заповедь для вдов и вдовцов на время траура отказываться от сексуальной жизни. В той мере, в какой это ограничение в начале траура отвечает внутренней потребности человека, в такой же степени именно у него могут возникать чувства вины, агрессии, страхи, внутренние и внешние конфликты.

Общественные и религиозные нормы поведения во время трау­ра, в свою очередь, поддерживают или тормозят возможную пере­работку печали. В определенных религиях или обществах жела­тельно или обязательно, чтобы находящийся в трауре нес свой траур как можно более сдержанно. Но поскольку в связи с этим формы внешнего проявления отсутствуют, внутренняя переработ­ка усиливается. Такая позиция благоприятствует развитию ано­мальных траурных реакций. С другой стороны, существуют такие траурные ритуалы, которые приводят к эксцессивным выраже­ниям своего горя: человек бьет себя кулаками, вырывает себе волосы, обвиняет Бога и людей или причитает у гроба умершего

226 Психотерапия повседневной жизни

при поддержке плакальщиц. Подобную функцию разрядки берут на себя возложения цветов, которые служат пожертвованиями мертвым, выражением благодарности или вины.

В возникновении аномальных траурных реакций у человека может участвовать и чувство вины: как мысли о том, что он вино­ват в смерти другого и не оказал ему достаточную помощь, так и воспоминания о том, что он был недостаточно добр с умершим, в некоторых ситуациях отравлял ему жизнь и посылал его к черту. Здесь отражаются конфликты, которые имели место между по­койным и находящимся в трауре. Чувство вины, которое действует как состояние напряженности, постепенно перерабатывается или вытесняется. К такому вытеснению относится то, что в психоана­лизе называется идеализацией. Покойный, с которым были кон­фликты, поднимается над этими конфликтами. Он, у которого были ошибки, становится лучшим, самым чистым и самым пра­вильным человеком. С идеализацией связано дистанцирование от лиц, с которыми проводится сравнение. Брат и сестра умершей Хильды в глазах их матери никогда не смогут сравниться с ней по добродетелям. Более того, явное сравнение с умершим и попытка превзойти его расцениваются как оскорбление его, как умаление достоинств покойного. Таким образом, идеализация одного парт­нера связывается с принижением других.

В аномальной траурной реакции оставшийся в живых пытается не признавать факт смерти близкого человека или отменить его, повернув время вспять. В то время как нормальная работа по переработке скорби через некоторое время заканчивается, ано­мальная траурная реакция продолжается за счет собственных сил вплоть до их исчерпания.

Лечение сильно зависит от каждого конкретного случая. Ме­дикаментозная поддержка, а также такие процедуры, как лечение сном и ванны, оказываются особенно успешными в тех случаях, когда работа по переработке скорби первично была заторможена физическим и психическим истощением. В других случаях пользы от подобной физической поддержки очень мало. Пребывание в санаториях и медикаментозное лечение оказывают при этом лишь кратковременное действие; пациент вновь возвращается в свои страхи и депрессии. Это является поводом для психотерапевтиче­ского лечения, имеющего своей целью расширить возможности дифференциации. Таким путем мы даем пациенту возможность переработать конфликтную ситуацию. Шанс, который в скрытой форме присутствует в смерти другого человека, лучше всего мож­но показать на следующем примере.

Глава III. Неправильные установки 227

Наконец-то я принадлежу самой себе

26-летняя женщина сразу после окончания школы в 18 лег вышла замуж. В своем доме она, как единственная дочь, опекалась родителями и зависела от них. Эта зависимость после замужества сменилась зависимостью от мужа. Муж, который был на 12 лет старше жены, заботился обо всем, что касалось материальной стороны брака. Молодой женщине не оставалось ничего другого, как приспособиться к мужу. Когда муж после автомобильной катастрофы скончался, женщина вдруг осталась наедине с самой собой. Она заметила, что у нее почти нет никаких личных интере­сов, что свое время она распределяла в соответствии с потребно­стями мужа, а сама жила как его тень. Жизнь для нее, как она говорила, больше не имела смысла.

После попытки самоубийства она поступила на лечение к пси­хотерапевту, где под руководством врача научилась составлять свой собственный жизненный план. Она поступила в институт и стала, как она сама выразилась, наконец-то принадлежащим само­му себе, свободным человеком. Утешением, которое облегчило работу по переработке скорби вместе с чувством вины, стало представление о том, что теперь она своими силами сможет про­должить выполнение задач своего покойного мужа.

Отношение к собственной смерти

Человеку очень трудно представить свою собственную смерть. В понимании процесса умирания мы зависим от высказываний нахо­дящихся при смерти, а состояние после смерти недоступно для лю­бого образного представления. Смерть относится к предопределен­ной судьбе человека. Но отношение к собственной смерти у каждого человека свое. К тому же оно меняется в зависимости от возраста.

Многие люди избегают соприкосновения со смертью. Они хо­тят полностью изгнать мысль об этом внушающем страх событии из своего сознания.

«Зачем мне думать о таких вещах? Я еще молод, вся жизнь впереди, и я хочу ею наслаждаться. У меня есть деньги, уютная квартира, хорошие друзья, машина. Что мне еще нужно? » (28-лет­ний служащий).

Другие, особенно по-детски наивно настроенные люди смот­рят на свою жизнь как на «транзитный вокзал» или «зал ожида­ния», а на собственную смерть как на «ворота к другой жизни». Для них смерть является последним утешением, хотя они и не стремятся к ней.


228

Психотерапия повседневной жизни
Смерть — это не конец всего

«Несмотря на все удары судьбы, которые мне пришлось пере­жить, я не ропщу и иду сбоим путем. Моя жизнь — это еще не все, и смерть — это не конец всего. То, в чем мне отказывает эта жизнь, подарит мне жизнь после смерти» (68-летняя вдова).

Слаба Богу, со смертью еще не все кончается

«Моя дочь — настоящий тиран. Если я варю цветную капус­ту, после того как она ее захотела, она говорит мне: „Нет, капусту я сейчас не хочу, я хочу лапшу!" Я готовлю лапшу. Тем не менее она не приходит к назначенному времени, а приходит, когда лапша уже холодная. Дочь начинает возмущаться, кричать.

Мне приходится заставлять ее мыться. Карманных денег она больше не получает, все равно она потратила бы их только на сладости. Ей нужно научиться в чем-то отказывать себе. И потом она все время хочет новое платьице. Мне безразличен всякий модный хлам. К одежде я отношусь по-другому. С тех пор как мой муж умер, у меня в этой жизни больше нет радости. Слава Богу, со смертью еще не все кончается. Только потому что я это знаю, я выдерживаю все это с моей дочерью. И может, я заслужу себе одну ступеньку выше на небе, если я, несмотря на все, буду терпеливой» (36-летняя мать 9-летней девочки).

Многие люди рассматривают смерть как последнюю черту. Они боятся ее и живут по девизу: «Бери от жизни все что можешь, не обращай внимания на потери. Важен только сегодняшний день».

Своя рубашка ближе к телу

«Именно потому, что я знаю, что со смертью все кончается, я пытаюсь наслаждаться жизнью. Своя рубашка ближе к телу. Для таких пустых размышлений, как „В чем смысл жизни и смерти", у меня нет времени и желания. Свое время я лучше потрачу на что-либо другое. Я знаю, что я эгоист, но все другие тоже не забывают, что у них есть локти» (38-летний руководи­тель предприятия).

Другие люди, хотя и видят в смерти конец, именно поэтому живут насыщенной и полноценной жизнью.

Я меняюсь с каждым днем

«Моя жизнь уже потому имеет смысл, что иногда я меняюсь и с каждым днем могу следить за тем, как я развиваюсь. Конечно,


229

Глава III. Неправильные установки
бывает, что у меня это не всегда получается и я впадаю в старые ошибки. Но у меня есть друзья, я интересуюсь политикой и помощью развивающимся странам, кроме того, я нахожу удовле­творение от занятий искусством» (43-летняя учительница).

Желание смерти мы можем рассматривать как особую уста­новку. Оно может проявляться как агрессивная мысль в отноше­нии других людей: «Лучше бы ты попал под машину», «Хоть бы старый хрыч наконец-то отдал концы». Такое отношение часто встречается в истории болезни людей, которые потом, после смер­ти проклинаемого ими человека, испытывали чувство вины и раз­вивали аномальную реакцию скорби. Желание собственной смер­ти имеет, как правило, характер реакции бегства. В основе мотива­ции нередко лежит стремление обратить внимание на собственную трудную ситуацию или наказать кого-либо: за его невнимание, его беспорядок, его непунктуальность и его ненадежность.

Так как ты меня не любишь, я иду на смерть

46-летняя женщина была найдена на лесном участке. Она уже долгое время была без сознания. Рядом с ней лежала бутылка коньяка и несколько баночек от снотворного. Врачи вернули жен­щину к жизни и стали ее лечить. В первой беседе она сказала, что хотела умереть, потому что ее друг оставил ее. Жизнь без него не имела для нее смысла, и она хотела, чтобы его замучили угрызения совести.

Страх перед смертью является естественным, однако, как мы уже видели на различных примерах, он не обязательно должен иметь место.

Страх перед смертью — это, конечно же, не только страх перед данным конкретным событием, он может возникнуть неза­висимо от смерти, например, ночью или при сердечном приступе.

С чем же связывается страх смерти? Сама смерть как относи­тельно абстрактное событие часто является предметом ^страха лишь в отдаленном смысле.

Страх перед смертью и тело. Представление о смерти, связан­ной с болью, или переживание самой ситуации смерти может вызывать страх. Проявление страха тесно связано с отношением к телу, к телесным страданиям и, в широком смысле слова, с само­воспитанием. Тот, кто научился наблюдать за каждым своим ма­лейшим недомоганием и связывать с ним возможные заболевания, скорее, чем другой человек, будет ощущать сильный страх перед смертью.


230

Психотерапия повседневной жизни
Я испытываю сильный страх перед смертью

«Как перед тяжелыми болезнями, операциями и т. д., так и перед смертью я испытываю сильный страх и часто задумываюсь о том, как я буду вести себя, когда же придет наконец мой последний час. Хотя я часто, когда мне было совсем мерзко, говорил: „Ах, когда наконец все кончится!", я все-таки еще не хочу умирать, потому что, как уже сказано, у меня большой страх перед смертью. Это, в частности, причина того, что я очень труслив в отношении болезней, может быть, даже слиш­ком часто хожу к врачу, чтобы решить некоторые проблемы, и слишком, много наблюдаю за собой сам. Кроме того, машины скорой помощи, сирены, больницы все это постоянно напоми­нает мне о смерти. Мне просто очень трудно смириться с тем, что в нашей жизни мы с самого начала идем к смерти» (26-летний руководитель торгового предприятия).

Из-за постоянного наблюдения за функциями тела такие люди в своих переживаниях постоянно думают о смерти. Они умирают в течение всей своей жизни. Страдания, предчувствие близкой, но в то же время далекой смерти имеет для них большое значение. И хотя они часто и с удовольствием посещают врачей, но, несмотря на это, почти не следуют их советам. Знать о том, что они страдают и что никто не может им помочь,— вот содержание их жизни.

Болезни и горе относятся к реалиям нашей жизни. Вопреки всей осторожности, которую приходится соблюдать, чтобы убе­речься от болезней, преувеличенная осторожность и поиски у себя болезней являются источником вышеописанной установки.

Для некоторых людей представление о конце жизни не так ужасно, как представление о том, что их любимое, принадлежащее только им плотское тело перейдет в гнилостное, вызывающее отвра­щение состояние. В этом случае человек сам себя идентифицирует со своим телом и к мертвому телу подходит с критерием чистоты.

Такая мысль не дает мне покоя

«Одно лишь представление о том, что мое тело, мои руки, моя грудь, мой живот будут разлагаться с мерзким запахом, вызывает во мне отвращение. Хотя я знаю, что не буду всего этого видеть, такая мысль не дает мне покоя, я ужасно этого боюсь» (24-летняя привлекательная манекенщица).

Страх перед смертью и окружающий мир. В обычном пред­ставлении смерть связана с телом. Органы прекращают функцио­нировать, тело переходит в другое состояние. Какое отношение к


231

Глава III. Неправильные установки
смерти и страху перед смертью имеет наше окружение? Часто мы встречаемся с такими высказываниями:

Своим поведением ты меня скоро сведешь в могилу. Мне и на том свете не будет покоя, как только я вспомню о том, какая ты несамостоятельная и неряшливая.

Если бы я знал, что ты сможешь себя содержать и вести достойную жизнь, я мог бы спокойно умереть.

Лучше бы мне умереть, чем переживать твою измену. Здесь установки, связанные с отдельными актуальными спо­собностями, становятся причиной того, чтобы бояться смерти или призывать ее.

Лучше было бы, если бы я налетел на мостовую опору

^Восемнадцать лет я проработал на заводе в одной большой фирме. Когда проходила реструктуризация фирмы, меня вдруг перевели в лабораторию. Как мне справиться с этими новыми обязанностями? В свою прежнюю работу я ведь втянулся. А тут я уже сейчас чувствую, что не справлюсь. Эта новая работа доконает меня. Недавно я мчался на машине по автостраде. Любым способом я хотел вырваться из создавшегося поля напря­жения. Я безотрывно думал о том, что самое лучшее было бы, если бы я со скоростью 160 км налетел на мостовую опору. Тогда бы мне не пришлось переживать этого гнетущего состояния» (38-летний инженер),

В подобных случаях человек смотрит на смерть как на выход из конфликтной ситуации, которая сложилась на базе привычных норм поведения. Актуальные способности также могут стать при­чиной страха перед смертью.

Если я не выполню главную задачу моей жизни, значит, вся моя жизнь не имела смысла,

Я спокойно смогу умереть, если закончу свою работу.

Я в своей жизни достаточно поработал, смерть мне больше не страшна.

В зависимости от значения, которое придавалось актуальным способностям в воспитании, формируется и отношение к собствен­ной смерти: желание смерти, страх перед смертью или безразличие,

Страх перед смертью и время. Отношение к смерти, связанное с факторами тела и окружающего мира, развивается в течение всей жизни человека. Здесь образуются конфликты и готовность к страху, причем какому-либо фактору придается особое значение. Однако отношение к смерти зависит не только от основополагаю-


232

Психотерапия повседневной жизни
щего опыта индивидуального и коллективного прошлого, но и oi переживаний настоящего; оно в большей степени формируется установками и ожиданиями, связанными с будущим. Бильц (1967] сообщает об опыте, который провел один американский физио­лог. Он бросил диких крыс в наполненный водой стеклянный цилиндр, из которого они не могли выбраться. Животные в боль­шом волнении проплавали несколько минут, а затем стали тонуть, Никто не мог предположить, что они так быстро перестанут бо­роться за жизнь. Проводя эксперимент с другой группой диких крыс, ученый положил в цилиндр палку, пробежав по которой животные могли спастись. Когда одну крысу, которая уже приоб­рела опыт со спасением, снова поместили в ситуацию безвыходно­сти, она проплавало почти 80 часов, до того как потеряла все силы. Крысы второй группы приобрели опыт того, что может существо­вать выход. Эта «надежда» дала им возможность плавать до пол­ного изнеможения, в то время как <<не имевшие надежды» крысы после сильного внутреннего волнения и страха вскоре погибали.

Хотя этот эксперимент нельзя безоговорочно переносить на людей, он все-таки показывает значение перспективы будущего. Из опыта хирургии нам известно, сколь большое значение для успеха операции имеет психическое состояние пациента и его отношение к жизни. Способ переработки болезни точно так же определяется и отношением к собственному будущему. Если жизнь для человека больше не имеет смысла, если в переживание больно­го не подается «палка из стеклянного цилиндра», с помощью которой он может уйти от болезни, то даже самые безобидные заболевания превратятся в тяжелейшие страдания. Из-за гнета этих страданий, внутреннего волнения или апатии могут возник­нуть новые кризисы в течении заболевания.

Тем, чем для крыс был стеклянный цилиндр, для некоторых пациентов является диагноз врача. Он или дает им уверенность, или лишает их всякой надежды и повергает в отчаяние. Само собой разумеется, что врач должен быть очень осторожен с по­добными диагнозами.

Некоторые из таких диагнозов ставятся потому, что пока еще не существует никаких других отправных точек и практических возможностей; можно назвать, к примеру, психиатрический диаг­ноз «шизофрения». Хотя причины возникновения этого психиче­ского расстройства еще не выяснены и оно лишь в немногочислен­ных случаях сопровождается распадом личности, шизофрения стоит в конце списка излечимых болезней и иногда лишает боль­ного какой-либо надежды.


233

Глава III. Неправильные установки
Если на вопрос о смысле смерти или страдания в какой-то определенный момент невозможно дать ответ, если ситуация ка­жется безвыходной, то это вовсе не означает, что так должно быть всегда. Женщина, которую спасли врачи после попытки самоубий­ства, через некоторое время не могла понять, почему она вообще прибегла к таблеткам. Таким образом, при каждой безвыходности данной ситуации надо спросить себя, не может ли эта ситуация, если посмотреть на нее с иной точки зрения или в иное время, приобрести абсолютно другое значение. Потеря надежды означает в этом смысле, что измерение времени сжалось до одной-единствен-ной точки, на которой зафиксировалось переживание человека.

Смерть и воспитание

Отношение к смерти зависит, как мы могли видеть, от воспита­ния, традиций, религии, общества и собственного жизненного опыта. Даже когда о смерти взрослые не говорят в открытую, через поведенческие проявления окружающих людей у ребенка формируются определенные установки. Если, например, мать ре­бенка после смерти своей матери впадает в аномальную траурную реакцию, на протяжении длительного времени безудержно плачет и постоянно демонстрирует, как она страдает, то она станет об­разцом для ребенка в выработке у него соответствующего отноше­ния к смерти. Потерю близкого человека он будет переживать не только как непостижимое событие, но и как угрозу для личности — он наблюдал это на примере своей матери. По всей видимости, передаются не только траурные ритуалы — возникает семейная традиция для реакций скорби.

Не только сформировавшаяся таким образом установка явля­ется решающим фактором для отношения к смерти. Отдельные переживания, которые были связаны со смертью, могут в своем влиянии распространиться на весь опыт относительно смерти: уде­ляют ей внимание или нет, связывают ли представление о собст­венной смерти с чувством освобождения или нет. Здесь имеет большое значение установка родителей, через которую дети фор­мируют свою собственную установку.

Наконец-то я могу жить спокойно

15-летний Уве так прокомментировал смерть своей бабушки:

«Бабу ля умерла. Ну, наконец-то я могу жить спокойно». На это мать спонтанно реагировала: «Ты бессовестный и неблагодарный

234 Психотерапия повседневной жизни

парень! Нельзя говорить плохо об умершей бабушке». Мать могла > бы прореагировать и по-другому: «Я не знаю, на самом ли деле ты, думаешь так, как говоришь. У меня такое впечатление, что ты. не хочешь показать, что переживаешь смерть бабушки точно так \ же, как и все мы. Ты. считаешь, что настоящий мужчина не должен показывать свои чувства? » '

Я вообще не вижу смысла жить, после того как умер папа

Конрад, 17 лет, в отчаянии выкликнул: «Я вообще не вижу смысла жить, после того как умер папа». Мать рассказывала, что она на это ответила так: «Ты думаешь, я вижу 6 чем-то смысл? Я сама давно уже опустила руки». На приеме у психотерапевта мать дала и другой ответ: «Для нас нелегко, что мы потеряли нашего папу, которому было всего 42 года. Я думаю, что не в его характере было бы, если бы. мы все бросили. Он всю свою жизнь заботился о том, чтобы мы могли счастливо жить вместе. И теперь было бы нелепо, если бы мы видели только несчастье. Если мы будем держаться вместе, то еще сможем разумно орга­низовать нашу жизнь».

Расстройства и конфликты

Страх перед смертью; невнимательность; кризисы мировоззре­ния; опасение болезни; негативизм; нигилистические идеи; песси­мизм; преувеличенный оптимизм; неуверенность в завтрашнем дне;

завышенные требования; заниженные требования; неуверенность;

бегство в будущее; работа как цель жизни; раскрепощение влече­ний; аскетизм; состояние скорби; плохое настроение.

Памятка

Смерть, как и рождение,— это предопределенная судьба чело­века. Отношение к смерти обусловлено воспитанием, опытом, при­обретенным в связи с этим событием. Страх перед смертью являет­ся дифференцированным явлением.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации