Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов - файл n1.rtf

приобрести
Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов
скачать (430.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf3988kb.29.09.2006 22:28скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Перевод с немецкого Наумовой Ю. С.

Пезешкиан Н.

П 24 Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов. — СП. Речь, 2001. — 288,с

Книга известного немецкого психотерапевта, основателя по­зитивной психотерапии, посвящена анализу причин и особенно­стей конфликтов, возникающих в межличностном общении, и путей их разрешения. Книга предназначена для психологов, психотерапевтов, педа­гогов, родителей и всех тех, кого интересуют проблемы общения и взаимопонимания.

Н. Пезешкиан ПСИХОТЕРАПИЯ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ:

тренинг разрешения конфликтов

Директор И В. Костромичшн Главный редактор А. В. Янковский Заведующая редакцией И. Ю. Авидон Художественный редактор П. В Борозенец Литературный редактор В. А. Пебчеб

Лицензия АР № 000364 от 29 декабря 1999 г. Подписано в печать 16.0S.2001. формат 60х90'/^. Гарнитура Myd. Печать офсетная. Усл. печ. л. 18. Тирах 5000 экз. Заказ № 633.

Издательство «Речь». 199004, Санкт-Петербург, В. О., 3-я линия, б (лит. «А»). Отпечатано с- готовых диапозитивов • ФГУП «Печатный двор» Министерства РФ по делам печати, телерадиовещяния и средств массовых коммуникаций. 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., 15.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ................................................. 10

Обращение к читателю ....................................... 12

Три основные концепции дифференциального анализа .... 22

Несколько слов о содержании книги ..................... 23

Психотерапия сегодня ................................... 25

Глава I. Теория дифференциального анализа .................. 27
Мысли о воспитании................ 28

Тень на солнечных часах (восточная притча).............. 28

Воспитание и перевоспитание ............................ 29

Неуверенность и надежда ................................ 30

Изменение функций воспитания и психотерапии .......... 31

Социальные конфликты и нормы .............................. 34

Примеры социальных конфликтных ситуаций в воспитании 34
Примеры социальных конфликтных ситуаций в психотерапии ....................35

Теория дифференциального анализа .......................... 39

Актуальные способности ................................ 40

Дифференциально-аналитический перечень вторичных и первичных способностей,

актуальных способностей) .... 42

Актуальные способности и целостность .................. 43

Значимость актуальных способностей .................... 45

Актуальные способности и конфликты ................... 46

Основные способности .................................. 46

Актуальный и основной конфликты ...................... 48

Типы матерей и отцов .................................... 51

Глава II. Актуальные способности. Первичные и вторичные способности................ 55

Любопытные pi слон (по И. Руми, персидскому поэту) ..... 56

Каковы функции актуальных способностей ............... 57

Является ли одна актуальная способность более важной, чем другая? ............................. 59

Первичные способности ...................................... 61

Развитие первичных способностей в аспекте

«Страх —агрессия—подражание» ........................ 61

Образец и подражание .................................. 62

Вера и религиозность .................................... 63

Умение ценить время .................................... 65

Сомнение ............................................... 66

Надежда ................................................ 67

Доверие и ожидание ..................................... 68

Терпение ............................................... 69

Уверенность ............................................ 71

Любовь ................................................. 73

Единство ................................................ 76

Страх, агрессия и подражание как конфликтные потенциалы ................... 78

Вторичные способности ...................................... 86

Девочка в красном бархатном платье (из П. Этессами) ...... 86

Пунктуальность ......................................... 86

Опрятность и чистоплотность ............................ 90

Стремление к порядку ................................... 93

Послушание ............................................ 96

Вежливость ............................................. 101

Честность ............................................... 104

Справедливость ......................................... 108

Прилежание, трудолюбие ................................ 112

Бережливость ........................................... 117

Надежность, точность, добросовестность ................. 120

Глава III. Неправильные установки, бытующие в воспитании, партнерстве и сихотерапии..125

Ворона и павлин (из П. Этессами) ........................ 126

Цели и содержание воспитания .......................... 127

Относительность ценностей .............................. 130

Фактор времени и образ человека ........................ 136

Развитие ................................................ 139

Кризис идентичности .................................... 142

Человек и животные ..................................... 147

Соотношение врожденного и приобретенного ............ 150

Неповторимость ......................................... 155

Бессознательное ........................................ 161

Идентификация и проекция .............................. 165

Генерализация .......................................... 171

Предубеждение ......................................... 174

Мужчина и женщина .................................... 178

Справедливость и любовь ................................ 181

Секс .................................................... 186

Секс, сексуальность и любовь ............................ 189

Карикатуры любви ...................................... 197

Потеря единства ........................................ 203

Здоровье и болезнь ...................................... 207

Вера, религия и церковь ................................. 210

Предопределенная и возможная судьба .................. 216

Смерть ................................................. 221

Глава IV. Воспитание, самопомощь и психотерапия ............ 235

Пророк и длинные ложки (восточная притча) ............. 236

Введение в самопомощь ...................................... 238

Три основных принципа отношений между людьми ........ 239

Анализ взаимодействия .................................. 240

Самопомощь ................................................. 244

Ступень 1. Дистанцирование/наблюдение ................. 244

Ступень 2. Инвентаризация .............................. 248

Ступень 3. Ситуативное одобрение ....................... 252

Ступень 4. Вербализация ................................ 254

Ступень 5. Расширение цели ............................. 259

Семейная, родительская и партнерская группа ................. 262

Заботы других (восточная притча) ....................... 262

^Семейная группа ........................................ 263

Родительская группа .................................... 273

Партнерская группа ..................................... 275

Дифференциально-аналитическая психотерапия ............... 278

Глоссарий ................................................... 284
ОТ АВТОРА

У каждой книги есть дата зарождения замысла и дата написа­ния. Процесс сосания книги напоминает рост дерева, плоды кото­рого созревают не за один день. Они являются результатом роста и созревания зернышка, которое развивается и благодаря благопри­ятным условиям превращается в то, что позднее мы сможем при­нести к себе домой в качестве урожая.

Точно так же и дифференциальный анализ имеет короткую историю и долгое прошлое; с 1958 г. я работал над новым методом психогигиены и психотерапии, который стал возможен благодаря обширному опытному материалу, полученному в психосоматически ориентированной психотерапевтической практике.

Хотя плоды созревали на европейском Западе, корни дерева, на котором они росли, находятся на Востоке, там, где я родился и где прошла моя молодость. Таким образом, эта книга и, как я надеюсь, моя психотерапевтическая деятельность представляют собой по­пытку объединить познания Востока с достижениями западной цивилизации. Я отдаю себе отчет в том, что подобная попытка изначально таила в себе массу проблем. Тем не менее, я считаю ее не только полезной, но и необходимой. Наша эпоха, несмотря на многочисленные разногласия, демонстрирует обнадеживающую тя­гу к единству. И. В. Гете выразил это в «Западно-Восточном дива­не» в следующих строчках, смысл которых отражает многое из того, о чем идет речь в этой книге:

Кто знает себя самого и других, Тот поймет,

Что Восток и Запад уже Неотделимы друг от друга.

Развитие психотерапии показывает, что нецелесообразно исхо­дить исключительно того, чтобы использовать психодинамику лич-

ности только для распознавания расстройств. Гораздо целесооб­разнее заниматься свойственными человеку способностями и доб­родетелями.

В то время как целью психоанализа Зигмунда Фрейда является осознание, целью индивидуальной психологии Альфреда Адлера — интенсификация ответственности, а целью экзистенциального ана­лиза Виктора Франкла — осознание и ответственность, дифферен­циальный анализ направлен на то, чтобы совершенствовать процесс различения актуальных способностей человека.

Я благодарю моих сотрудников — дипломированных психоло­гов г-на Д. Шена и г-на Д. Е. Линдена — за их советы и критические замечания, а также благодарю за помощь супругов Нойбергер, фрау Кирш и фрау Шумахер.

Я особенно признателен профессору доктору медицины г-ну Р. Баттегаю из клиники Базельского университета, который в послед­ние годы постоянно поддерживал меня в написании и публикации этой книги.

Я хотел бы также поблагодарить своих учителей: проф. д-ра мед. И. X. Шульца, Берлин; проф. д-ра мед. Р. Дегквица, Франк-фурт-на Майне; проф. д-ра мед. Куленкампфа, Дюссельдорф;

проф. д-ра мед. К. Ферверса, Бонн; проф. д-ра мед. М. Брогли, Висбаден; д-ра мед. X. Коха, Бад Швальбах; проф. д-ра мед. X. Руфа, Франкфурт-на Майне; проф. д-ра мед. Томальске, проф. д-ра мед. X. И. Бохник и проф. /-pa мед. X. Максион, Франкфурт-на Майне; проф. д-ра мед. Д. Лангена, Майнц; проф. д-ра мед. К. Леонхарда и д-ра X. Шмишека, клиника Шаритэ, Берлин; проф. д-ра мед. X. Менга, Базель; проф. д-ра мед. В. Франкля, Вена;

проф. д-ра мед. И. Л. Морено, США; проф. д-ра мед. Лопес-Ибор, Мадрид; д-ра мед. Дерболовски, Гамбург, а также г-на А. Файзи и г-на А. Фрутана, Хайфа и Иран.

Без сотрудничества и открытости пациентов, которые любезно дали мне свое согласие на публикацию описаний их болезни, эта книга не могла бы появиться. Разумеется, имена и даты изменены. В то же время ради сохранения документальной ценности устные и письменные~сообщения пациентов переданы почти дословно.

И наконец, я благодарю мою жену Мание и моих сыновей Хамида и Навида за их помощь в работе над книгой.

Н. Пезешкиан Висбаден, 1974-1975

ПРЕДИСЛОВИЕ

Восток и Запад в данной книге представлены читателю в своем неразрывном единстве, так что каждый может составить доста­точно полное представление о здоровье и расстройствах душевной жизни и поведения человека. Автору удалось не только предста­вить анализ современных общественных отношений и связанных с ними установок к воспитанию, но и убедительно описать дейст­вующие во все времена «первичные» и «вторичные» способности психики. Автор черпает опыт из своего восточного происхожде­ния и своей психотерапевтической практики. Он не ограничивает­ся простым изложением примера, а всегда умело делает из него полезные для любого человека выводы и встраивает их в свою четкую систему. Особенно ординальны высказывания, посред­ством которых автор описывает нарушения в развитии детей и неправильные позиции воспитателей, например, неправильные действия родителей в целях наказания ребенка: «Ребенок с малых лет должен учиться быть послушным», «Наказание необходимо», «Нужно силой сломить упрямство у ребенка». Ярки и те высказы­вания, когда он описывает, как напряженные отношения между родителями переносятся на ребенка: «Ты — копия своего отца! Для него пунктуальность — тоже непонятное слово!» Автор пыта­ется интегрировать веру в свою психотерапевтическую деятель­ность с собственной картиной мира и понять религии как выраже­ние своего времени. Религия, которую исповедует автор, является в этом смысле, пожалуй, ступенью к дальнейшему развитию, к совершенству. Автор подчеркивает, что этот путь человек может пройти только с верой. Он показывает различие между первой важной составляющей религии, которая является духовной и трансцендентной, и второй, которая состоит из преходящих цен­ностей и норм. Если в какой-либо религии не признается принцип времени, то первостепенные и второстепенные явления легко

11

могут быть перепутаны друг с другом. Важно понять суть религии и не позволить сиюминутным мнениям вытеснить ее. Автор придает большое значение тому, чтобы и в психотерапии выявить эту рели­гиозную суть. Также он делает попытку показать возможные не­доразумения (заблуждения, недопонимания) в отношениях между родителями и ребенком. Родители часто хотят сделать из своих детей совсем не то, чем дети могут быть. Автор подчеркивает уникальность каждого человека и вытекающую из этого необхо­димость развивать то особенное, что есть в каждом человеке. Опираясь на восточные притчи, он описывает воспитание, равно как и психотерапию, как процесс, содержание которого — разви­тие способности к самопомощи и «расширению цели» в смысле как можно более полного раскрытия психических, соматических и социальных способностей.

Эта книга должна заинтересовать не только тех, кто профес­сионально связан с психотерапией. Она также окажется сокро­вищницей богатого психологического и педагогического опыта для родителей и воспитателей, для всех, кто посвящает себя педа­гогическим задачам.

Профессор, доктор медицины Раймонд Баттегай

Обращение к читателю

Эта книга ведет читателя к источнику, но испить из него должен он сам.

Термин «воспитание» обычно воспринимается как нечто само собой разумеющееся, в то время как «самопомощь» многим ка­жется не очень понятным словом.

Многие люди предполагают, что если у них возникнут пробле­мы или болезни, врач узнает об этом по их глазам и с абсолютной уверенностью пропишет им именно те таблетки, которые устранят все неприятности. Сталкиваясь с такими ожиданиями, психотера­пия пытается создать эффективное лекарство против внутренних и внешних конфликтных ситуаций. «Сейчас у нас нет времени заниматься ребенком, позднее мы сходим с ним к психотерапев­ту»,— так говорила мать 5-летнего малыша, который страдал ноч­ным недержанием мочи, заиканием и нарушениями поведения. Тем самым психотерапевту навязывают роль спасителя-чудотворца, роль, с которой он при всей своей добросовестности нередко не в состоянии справиться.

Встречаются и такие люди, которые не доверяют медикам:

«Моя мать лечилась у врачей и умерла. Я хочу еще немного по­жить и поэтому предоставляю оптимистам ходить к врачу!» Это так называемые сами-себе-врачи, которые с подкупающей наив­ностью дают советы другим: «Мне это помогло, наверное, и вам, поможет». Если бы это только было возможно, они могли бы пойти на то, чтобы самостоятельно удалить себе аппендикс. Меж­ду двумя крайностями — пассивным ожиданием чуда и упрямым недоверием к искусству врачей — должна лежать область, в кото­рой сочетались бы воля пациента к исцелению и его готовность выполнить совет специалиста.

13

Самопомощь должна служить руководством к действию. По­этому в ее арсенале находятся лишь некоторые основополагаю­щие методы, которые эффективны для относительно большого круга людей и проблем. Необходимо помнить, что каждая про­блема в отношениях между партнерами неповторима, что нужно иметь в виду и при самопомощи. Этот практический подход не следует считать медицинским рецептом. Выражаясь фигурально, он должен показать, как уменьшить опасность, чтобы «ребенок не упал в колодец», и как ему помочь, если он в этот колодец все-таки упал.

Кого считать здоровым человеком?

Психологическая помощь нужна многим. Если люди признают ее необходимость, они, возможно, пойдут к психотерапевту. В его кабинете, правда, иногда происходит непредвиденное: пациент не понимает врача, поэтому и себя чувствует непонятым. Если он пытается прочесть книгу на какую-то психологическую тему, то очень часто откладывает ее с чувством разочарования после пер­вых прочитанных страниц. Она остается для него тайной за семью печатями. Психотерапия в большинстве случаев должна стимули­ровать самопомощь для устранения начинающегося психического расстройства. Если человек не помогает себе сам, то со временем могут появиться заболевания или, по крайней мере, то, что в народе называют «трещинами» в отношениях.

Довольно часто человеку хочется получить ответы на волную­щие его вопросы: «Как мне воспитывать своих детей?», «Почему я ненавижу что-то или кого-то?», «Как я должен вести себя по отношению к моей жене в той или иной ситуации?» Все эти вопро­сы относятся к области психогигиены. Если спросить об этом нескольких людей, то ответы будут самыми разными, и в итоге мы не станем умнее, чем были до этого.

Все мы «больны» конфликтами, проблемами и трудностями, которые связаны с нами самими, с нашими партнерами, другими окружающими нас людьми и, наконец, с нашими жизненными целями. Это обусловливает потребность в новых подходах и мето­дах психотерапии и самопомощи, которые должны быть столь же эффективными, сколь и практичными.

Здоров не тот, у кого нет проблем, а тот, кто в состоянии с ними справиться.

Учитесь различать!

В своей психотерапевтической практике я часто сталкиваюсь с таким явлением: если у ребенка повышенная температура, голов­ная боль, желудочные расстройства или боли в сердце, его начина­ют лечить с особым терпением. Но если он ведет себя, на наш взгляд, странно (то есть не так, как обычно) и к тому же груб и неряшлив, то в подобной ситуации нам подчас изменяет выдерж­ка. Мы часто не понимаем того, что подобное поведение ребенка может быть вызвано болезнью. И в связи с тем, что право на существование признается преимущественно за болезнями тела, логически вытекает решение: если человек плохо себя чувствует, он знает, что надо сходить к врачу, который лечит соматическое заболевания. О психотерапевте же, даже при явных психических расстройствах, вспоминают очень редко.

Психотерапия вместо психопатологии

О том, что и как нужно сделать лучше, говорят редко. Гораздо чаще приходится слышать о том, чего делать нельзя. Рассказыва­ют, что английская королева Виктория в одном своем письме жаловалась, что ее воспитатели постоянно напоминают ей, чего она как будущая королева не должна делать. «Но что я как буду­щая королева должна делать и как мне это делать, мне никто не говорит».

С тем же принципом мы сталкиваемся в психотерапии и в медицине. Говорят о болезнях и молчаливо предполагают, что здоров тот, у кого болезнь отсутствует, философ Лихтенберг сказал об этом так: «Ощущение здоровья приобретается лишь благодаря болезни». Фрейд ту же мысль сформулировал несколь­ко иначе: «Лишь изучив болезненное, начинаешь понимать нор­мальное».

Как правило, люди занимаются тем, что лечат болезни и пыта­ются устранить их последствия, и гораздо меньше внимания уде­ляют тому, что можно сделать для укрепления здоровья. Наши межличностные отношения, партнерство и воспитание, по всей видимости, тоже подчиняются этому принципу. Наша речь, при помощи которой мы объясняемся со своими партнерами, обычно тоже строится на этом принципе «негатива»: «Не делай этого!», «Почему ты опять опоздал?», «Такой беспорядок невозможно терпеть», «Ты опять солгал», «Почему ты мне изменил?», «Твоя

15

лень меня с ума сведет», «С таким извергом я не хочу иметь ничего общего», «Он не умеет себя вести» и т. д.

За такими фразами, как слово «аминь» за молитвой, всегда следуют ссоры. И люди обычно не отдают себе отчета в том, насколько серьезными могут быть их последствия.

Разве обязательно нужно сначала развестись, чтобы понять, насколько хорошим был брак? Разве нужно сначала пережить ин­фаркт, чтобы научиться ценить физическое здоровье? Разве нужно совершить попытку самоубийства для того, чтобы понять важность душевного здоровья? Разве нужно сначала отсидеть в тюрьме, чтобы понять, как хороша свобода? Разве нужно сначала превратить свой автомобиль в груду металла, чтобы понять, что чрезмерное увлече­ние скоростью таит в себе риск аварии?

Конфликты и психические расстройства возникают не в мо­мент обращения к психотерапевту, а в повседневной жизни. На­пример, семейные проблемы возникают в отношениях между суп­ругами, а если посмотреть глубже, они кроются в отношении каждого супруга к самому себе и в его социальных контактах. Если, например, супруг ушел к другой, не обязательно восстанав­ливать «справедливость» и «честь» с ружьем или ножом в руке, можно прореагировать и по-другому. Можно начать пить и в алкоголе утопить свое горе; можно начать принимать наркотики и с их помощью попытаться найти лучший мир; можно отомстить и самой «уйти на сторону». Но можно решить эту проблему и ра­ционально. Все перечисленное выше и есть самопомощь. Правда, некоторые из этих мер самопомощи имеют тот недостаток, что создают еще больше неприятностей и трудностей. Поэтому задача состоит в том, чтобы выбрать такие способы самопомощи, кото­рые приемлемы и осуществимы для обоих партнеров. Много этих способов приведено в данной книге.

Наша цель заключалась в том, чтобы написать такую книгу, которую можно было бы дать в руки клиентам, используя ее в качестве вспомогательного средства в ходе лечения или консуль-

16

тирования. Необходимо особо подчеркнуть, что книга предназна­чена не только для специалистов, но и для широкого круга читате­лей: студентов, родителей, бизнесменов, учителей, воспитателей,

Все возрастающие сложности современной жизни и сегодняш­ний уровень развития психотерапии привели к необходимости описать психотерапию повседневной жизни вместо психопатоло­гии повседневной жизни, как ее назвал Зигмунд Фрейд. При этом автор не мог ограничиться формами проявления бессознательного, а исходил в первую очередь из межличностных отношений и человеческих способностей. Подавленные и односторонне выра­женные способности являются потенциальными источниками кон­фликтов и расстройств в личностной и межличностной сферах. Они могут выражаться в депрессии, страхах, агрессии, необычно­сти поведения и психосоматических расстройствах:

С детства меня настраивали на успехи... Моя профессия мне даже нравится, но у меня нет контакта с другими людьми. Со своими детьми я тоже не могу найти общего языка. Свободное время для меня — мучение...» (42-летний адвокат, страдающий депрессией).

Еще раз напомню, что конфликты возникли лишь в процессе противоборства человека с окружающим миром; они не являются чем-то неизбежным и роковым, а представляют собой проблемы и задачи, которые мы пытаемся разрешить.

Для чего нужна самопомощь

Основной характеристикой психотерапевтической модели, ос­нованной на дифференциальном анализе, является то, что воспи­тание и самопомощь представляют собой интегральные состав­ляющие самой психотерапии. Психотерапия как перевоспитание занимается непосредственно тем, что первоначально было сфор­мировано и усвоено в процессе воспитания. Благодаря самопомо­щи пациент из объекта, испытывающего внешнее воздействие, пре­вращается в активного партнера. Иными словами, самопомощь является методом предупреждения болезни, то есть методом пре­вентивной медицины и психогигиены, и, кроме того, важным эле­ментом психотерапевтический процедур.

При лечении внутренних болезней похожую жизненную по­мощь оказывают оздоровительные программы, тренировки, диеты и таблицы контроля. В этом случае под руководством врача па­циенты активно учатся восстановлению и укреплению своего здо­ровья. Точно так же посредством самопомощи можно научиться преодолевать проблемы воспитания, служебные конфликты и трудности партнерских отношений.

Самопомощь необходима и при воспитании детей, поскольку мы в качестве родителей и воспитателей должны помнить о по­следствиях нашего поведения. Часто к расстройствам приводят не большие события в жизни ребенка, а повторяющиеся изо дня в день мелкие душевные травмы, в конечном итоге формирующие

17

характер, предрасположенность к определенного вида конфлик­там. Если, например, мать постоянно ругает ребенка за беспоря­док, то она не помогает ни ему, ни себе. Было бы гораздо целе­сообразнее, если бы мать узнала, каким образом формируется привычка ребенка к порядку, если бы она смогла осознать, что порядок можно понимать по-разному. Для ребенка было бы на­много полезнее, если бы его не только критиковали, но объясняли ему и на своем жизненном примере показывали, как действитель­но лучше себя вести.

Другой пример. Человек привык считать, что он только тогда чего-то стоит, когда добивается профессиональных и личных ус­пехов. И поэтому, не справившись с какой-то одной стоящей перед ним задачей, он испытывает чувство тяжелого поражения.

Здесь мы подходим к вопросу, который связан с проблемой воспитания как таковой. Сравним вождение автомобиля и воспи­тание детей. Каждый из вас, конечно, согласится со мной, что воспитание детей по меньшей мере столь же трудное дело, сколь и управление автомобилем. Но для того чтобы получить право управлять автомобилем, нам необходимо посещать специальную школу, выучить правила дорожного движения и сдать труднейший экзамен. А вот для того чтобы воспитывать ребенка, достаточно просто его иметь. Все остальное получается, как нам кажется, само собой. Мне иногда приходит в голову мысль, что некоторые родители ведут себя подобно шоферу автомобиля, который, не имея водительских прав, с завязанными глазами пытается про­ехать в час пик по большому городу. Поэтому одной из важней­ших задач этой книги является стремление убедить читателя в необходимости самопомощи.

Зачем нужны примеры из реальной жизни, притчи и мифы

В своей психотерапевтической практике, а также участвуя в семинарах и выступая с докладами, я постоянно убеждался в том, что именно восточные притчи и мифы хорошо воспринимались слушателями и пациентами. Притчи для меня — это картинки в слове. Подобно иллюстрациям, они облегчают понимание и обла­дают большой дидактической ценностью. Многим людям слишком трудно воспринимать психотерапевтическую тематику в абстракт» ном изложении. Но поскольку психотерапия является сегодня не только врачебной специальностью, но и мостом к неспециалистам,

18

пациентам, она обязательно должна быть понятной. Примеры из реальной жизни, мифы, притчи в той или иной форме рассказыва­ют о личностных, межличностных и общественных конфликтах и показывают возможные решения, облегчая понимание психотера­певтических задач. Будучи весьма далекими от непосредственного жизненного опыта пациента, от его конфликтов и слабостей, при­меры из жизни, мифы, при целенаправленном их использовании, помогают создать дистанцированное отношение к собственным проблемам. Человек мыслит не только в абстрактных и теоретиче­ских понятиях. Понимание собственных проблем скорее достига­ется благодаря наглядному, образному мышлению и эмоциональ­но окрашенному воображению. Осознание этого факта привело меня к тому, чтобы попытаться включить образное мышление пациента, используя мифологические истории и восточные притчи в качестве опоры для понимания. Именно поэтому я объединил в книге мудрость и интуицию Востока с новыми достижениями психо­терапии на Западе. Сквозь призму современной психотерапии в ней не только рассмотрены мудрые изречения восточных и западных фи­лософов и ученых, но даже затронуты основы великих религий.

Как возник дифференциальный анализ

Начиная с 1968 года я работаю над новой концепцией психоги­гиены и психотерапии — дифференциальным анализом. Основным мотивом для начала моего исследования было, пожалуй, то, что я находился в некоторой степени в транскультурной ситуации. Я родился в Иране, но с 1954 года живу в Европе. В этой связи я обратил внимание на важность психосоциальных норм, при воз­никновении межличностных и внутренних конфликтов. При этом, наблюдая за симптомами как восточных, так и западных и амери­канских пациентов, я обнаруживал конфликты, источником кото­рых был целый ряд общепринятых норм поведения. Поэтому я попытался создать картотеку этих норм, объединить взаимосвя­занные понятия и составить перечень, с помощью которого можно было бы описывать основные области конфликтов. Эти поведенче­ские нормы я назвал актуальными способностями. Данное поня­тие я ввел по той причине, что оно обозначает нормы, которые постоянно действуют в наших ежедневных межличностных отно­шениях и поэтому всегда сохраняют актуальное значение. Диффе­ренциальный анализ считает актуальные способности действенны­ми потенциалами развития личности и конфликтов. В этих случаях

19

речь идет не о каких-либо специальных таинственных понятиях, а о нормах и стилях поведения, с которыми каждый человек сталки­вается изо дня в день. Когда мы сердимся, испытываем раздраже­ние, с возмущением отстраняемся, обижаемся, выходим из себя и так далее — что стоит за этим? Я стал заниматься этим вопросом и, анализируя жалобы и конфликты пациентов, попытался вы­явить содержательные причины этих жалоб и конфликтов. На составление перечня актуальных способностей в его сегодняшнем виде я затратил более восьми лет. Сначала я обратил внимание на психотерапевтическое значение вежливости и честности. Эти две категории послужили основой для дополнения перечня актуаль­ных способностей, который постоянно проверялся на практике. Результаты исследований, которые проводил не только я, но и мои сотрудники и коллеги, были получены после примерно 50 000 пси­хотерапевтических сеансов. Приведу несколько примеров. Когда мать говорит: «Мой сын исчадие ада», то под этим следует понимать, что он непослушный и неряшливый.

Когда замужняя женщина говорит: «Мой муж и я, мы не подходим друг другу. Мы абсолютно разные люди », за этим скры­вается то, что муж много времени проводит на работе, что жене приходится часами его ждать и что к тому же он не так аккуратен, как ей хотелось бы. Один молодой человек страдал депрессией. Его, хотя он и был очень старательным работником, уволили, так как он почти никогда не появлялся на рабочем месте в нужное время.

Если мы обратим внимание на эти взаимосвязи, то увидим, какие содержательные категории имели место в приведенных вы­ше примерах: верность, честность, вежливость, справедливость, успешность, старательность и многие другие. Можно сказать, что практически все конфликты проистекают из этих содержательных категорий. И несмотря на то, что мы ежедневно сталкиваемся с этим и наше поведение и наши переживания постоянно находятся под влиянием перечисленных категорий, такую взаимозависимость мы, как правило, не осознаем. Если кто-либо в определенной ситуации терпит поражение, мы говорим, что он неудачник; если мы не можем достичь желаемого успеха, то считаем, что никуда не годимся. Если ребенок ленится, мы его сразу называем лентяем, а человека, который относится к чистоте и вежливости иначе, чем мы, считаем асоциальным и дурным.

Для того чтобы можно было составить представление об этих социальных нормах и критически рассмотреть свое отношение к
19

ним, я обобщил центральные, практически повсеместно действую­щие поведенческие нормы, на базе которых развивается большин­ство наших конфликтов, и включил их в дифференциально-анали­тический перечень (ДАП).

Теперь при возникновении проблем и конфликтов мы можем обратиться к ДАП. Мы уже не говорим: «Мой партнер изверг, я не выношу его, он меня постоянно злит, он меня доконает», а пытаемся выявить конкретные содержательные признаки пробле­мы. Так, из высказывания: «Мой партнер изверг», возможно, получится следующее заключение: <<Я чувствую, что мой партнер обошелся сегодня со мной невежливо и несправедливо. Он заста­вил себя долго ждать и даже не извинился передо мной. Я придаю большое значение вежливости, а мой партнер — отнюдь не всегда. Почему я говорю именно о вежливости? Почему мой партнер именно сегодня так поступил?» Таким образом, становится оче­видной разница между двумя высказываниями: с одной стороны, перенасыщенное эмоциями обобщение, которое часто делает не­возможным деловой подход к конфликту; с другой стороны, по­пытка выявить различия: выяснить причины ссоры, определить действительную значимость проблемы и найти новые возможно­сти. Это выявление различий, или дифференцирование, является одной из основных функций самопомощи.

Дифференциальный анализ представляет собой новый подход в психотерапии, занимающейся конфликтами, и содержит ряд ме­тодов, которые имеют значение и для самопомощи.

Определяя предрасположенность пациента к конфликтам, дан­ный подход рекомендует проводить опрос, направленный на выяв­ление его актуальных способностей. Предположим, у пациентки страхи возникают в том случае, когда по вечерам ей приходится ждать своего мужа. В данном случае страхи содержательно вызы­ваются такой психосоциальной нормой, как пунктуальность. Разве не напрашивается мысль провести работу именно в этом направле­нии? Такой образ действий был бы радикальным в самом лучшем смысле этого слова: он исходит из корня, а не из симптомов, иначе говоря, не из листьев.

Сроки лечения сокращаются?

За прошедшее время мой психотерапевтический подход, к раз­работке которого я приступил в 1968 году, был усовершенствован;

он хорошо зарекомендовал себя как метод лечения и был пред-
21

ставлен общественности на национальных и международных кон­грессах.

В процессе психотерапии, основанной на дифференциальном анализе, мы направляем свое внимание главным образом на спо­собности, вызывающие появление конфликтных ситуаций, и пыта­емся осуществить реинтеграцию человека как физического, ду­шевного и духовного единства. Это происходит в ходе многосту­пенчатого лечения. Ступени лечения я попытаюсь описать на одном примере из обычной жизни. Если мы сердимся на кого-то из-за его невежливости, то ощущаем внутреннее беспокойство, хотим в открытую отругать его или поговорить с другими о его недостатках. И спустя некоторое время мы перестаем восприни­мать его как человека с разнообразными способностями, а видим в нем только невежливого грубияна, который оскорбил нас своей невоспитанностью. Мы уже не в состоянии думать о его положи­тельных качествах, так как отрицательные эмоции легли, как тень, на наше отношение к нему. В итоге нам становится тяжело об­щаться с таким человеком, и каждый спор будет в конце концов превращаться в борьбу за власть или аффективную вспышку. При этом возможности коммуникации в любом случае будут ограниче­ны. И наконец дело зайдет так далеко, что для того, чтобы нака­зать этого человека, мы будем действовать себе в ущерб. Учитывая эту цепочку развития событий, которые в дальнейшем могут при­вести к психическим и психосоматическим расстройствам, можно определить следующие ступени лечебного процесса.

Ступень наблюдения. Пациент предоставляет, желательно пись­менно, сведения о том, из-за чего, на кого и когда он сердился.

Ступень инвентаризации. На базе перечня актуальных способ­ностей (ДАП) мы определяем, в каких сферах поведения сам паци­ент и его партнер, помимо способностей, вызывающих недоволь­ство, имеют и положительные способности. Благодаря этому мы можем противостоять обобщению.

Ступень ситуативного ободрения. Чтобы установить довери­тельные отношения с партнером, мы преувеличиваем его отдель­ные положительные качества, а именно те, которые связаны с критикуемыми отрицательными качествами.

Ступень вербализации. Чтобы выйти из конфликта, характери­зуемого прекращением или искажением речевых контактов, мы проводим постепенную тренировку коммуникации с партнером по установленным правилам. При этом обсуждаются как положи­тельные, так и отрицательные качества и эмоции.

22

Ступень расширения цели. Целенаправленно минимизируется невротическое сужение поля зрения. Пациент учится не перено­сить конфликт на другие сферы поведения, а ставить перед собой новые, возможно, неизвестные цели.

Таковы вкратце основные шаги дифференциально-аналитиче­ской психотерапии. Был систематизирован большой опыт исполь­зования описанной методики для помощи при возникновении кон­фликтов в партнерских отношениях, трудностях в воспитании, депрессиях, фобиях, сексуальных расстройствах, а также при та­ких психосоматических расстройствах, как заболевания желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, ревматизм и астма. Кроме того, было проведено лечение нескольких случаев психопатии и шизофрении.

Успехи в лечении показали, что, как правило, уже через корот­кое время (после 6-10 сеансов) наблюдалось или значительное уменьшение жалоб, или полное выздоровление. Контрольные об­следования, проведенные через год, показали в большинстве слу­чаев стойкий терапевтический эффект. Особенно успешным ока­залось лечение невротических и психосоматических расстройств. Таким образом, психотерапия, основанная на дифференциальном анализе, вполне может быть использована наряду с другими при­нятыми методами психотерапии.

ТРИ ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА

Если попытаться кратко сформулировать метод дифференци­ального анализа, то можно сказать, что он базируется на трех основных концепциях.

1. Причиной возникновения конфликтов, проблем, разногла­сий и таких расстройств, как внутреннее беспокойство, страх, агрессия и нарушения сна, а также психосоматических расстройств являются постоянно повторяющиеся конфликтные потенциалы, которые приведены в перечне актуальных способностей. Таким образом, существует возможность изучать конфликты и расстрой­ства с точки зрения их основного содержания. К актуальным способностям относятся следующие психосоциальные категории: пунктуальность, стремление к порядку, аккуратность, послушность, вежливость, честность, верность, справедливость, бережливость,

23

старательность, надежность, точность, а также подражание, тер­пение, умение ценить время, контактность, сексуальность, дове­рие, ожидание, вера, религиозность, сомнение, уверенность и це­лостность.

2. Актуальные способности - это центральные факторы разви­тия личности. Они формируются на основе свойственных каждо­му человеку качеств в процессе воспитания и затем дифференци­руются или тормозятся в своем развитии. В этом смысле можно быть организованным, но не пунктуальным, или организованным, но не терпеливым. Актуальные способности могут стать причи­ной расстройств, если не выполняются определенные ожидания, относящиеся к актуальным способностям. «Для меня чистоплот­ность — очень важная черта,— жалуется одна женщина,— если мой муж не вымоется, как надо, у меня нет ни малейшего желания вступать с ним в сексуальный контакт. Тогда я начинаю испыты­вать к нему глубокое отвращение и не хочу его больше видеть». В то время как для одного человека самое важное — это аккурат­ность, то для другого — вежливость, а для третьего — честность или стремление к порядку.

3. В связи с тем, что актуальные способности проявляются под влиянием окружающего мира, их тенденцию выступить в качестве конфликтных потенциалов можно устранить посредством:

а) профилактики в процессе воспитания;

б) самопомощи;

в) психотерапии.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СОДЕРЖАНИИ КНИГИ

Глава I. В начале главы дано описание теории дифференциаль­ного анализа. При этом особое внимание уделяется тенденциям современного воспитания, которые в основных своих чертах могут быть охарактеризованы с помощью таких категорий, как беспо­мощность и надежда. На примерах конфликтных социальных си­туаций в воспитании и психотерапии разъясняется понятие акту­альных способностей как центрального аспекта теории дифферен­циального анализа. Вводятся понятия основных способностей, способностей к познанию и любви. Актуальные способности обоб­щаются в типологию, удобную для практического применения.

24

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Пезешкиан Н
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации