Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования - файл

приобрести
скачать (162.5 kb.)


МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
(НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ, НГУ)

Факультет экономический


Кафедра общей социологии
Направление подготовки 39.03.01 Социология

Группа 19705




СЕМЕСТРОВАЯ РАБОТА

Игумновой Анастасии Борисовны

(Фамилия, Имя, Отчество автора)

Тема работы Соотнесение понятий социального факта Э. Дюркгейма и значимого символа Дж. Мида



Проверил

К.с.н., доцент кафедры общей

социологии ЭФ

Чудова Ирина Александровна

Новосибирск

2021


ВВЕДЕНИЕ

Изучение социологии в ее историческом развитии непременно связано не только с хронологическим рассмотрением эволюции социологической мысли, но и с постоянным сравнительным анализом ее воплощений в тех или иных концепциях. Важным для нас как для будущих социологов является умение правильно подходить к анализу тех или иных социологических теорий, поиску общего языка между несколькими классическими подходами.

Данная работа посвящена анализу соотношения двух ключевых понятий в социологических концепциях Эмиля Дюркгейма и Джорджа Г. Мида: социального факта и значимого символа. Оба этих понятия являются фундаментальными и становятся отправными точками в рассуждении в рамках рассматриваемых концепций. Выбор именно этих понятий связан, прежде всего, как раз со схожестью их функции в объяснении природы социальности с точки зрения рассматриваемых авторов.

Соотнесение понятий в данной работе будет произведено в несколько основных этапов. Прежде всего, не кажется уместным начать наше рассуждение, не очертив необходимую теоретическую рамку и не введя основные понятия, отталкиваясь от трудов Дюркгейма и Мида. На данном этапе мы не будем претендовать на глубокое и исчерпывающее раскрытие указанных теорий, нашей задачей будет сконцентрироваться на тех концептуальных областях, что так или иначе связаны с рассматриваемыми понятиями. После введения в концепции социального факта и значимого символа нашей задачей будет выявить некоторые сходства и различия в них. Данная операция, на наш взгляд, уместна потому, что в той или иной степени, как уже было сказано выше, понятия социального факта и значимого символа имеют близкие функции в объяснении социальности, а также, как мы рассмотрим далее, сами по себе имеют немало сходств. После выявления некоторых сходств и различий, мы перейдем к главной части анализа: выражение данных понятий друг через друга, а именно: социальный факт как значимый символ и наоборот.

Теоретической основой для данной работы ста т не только собственно труды Дж. Мида и Э. Дюркгейма, но также и вторичные тексты, уже направленные на анализ первоисточников. Основной целью работы, таким образом, является наиболее глубокое и концептуально полноценное раскрытие соотношения между рассматриваемыми понятиями.

СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТ В ТЕОРИИ Э. ДЮРКГЕЙМА

Начать наше рассуждения имеет место именно с представлений о социальном факте, в том числе и как об объекте социологии в целом, с точки зрения Э. Дюркгейма – собственно первооткрывателя социального факта.

Как мы знаем, Э. Дюркгейм считается классиком социологии. Он, представляя структурный функционализм, одним из первых подошел к социальной системе, ее свойствам и процессам, с точки зрения их функций. Ключевым в его концепции понятие социального факта мы осмеливаемся назвать как минимум потому, что Э. Дюркгейм считал, что социология изучает социальные факты [Дехканова, 2012]. Попробуем как можно более полноценно рассмотреть понятие социального факта в трудах социолога.

В диссертации 1983 года «О разделении общественного труда» - работе, которую принято считать первой большой и значимой книгой Дюркгейма, поднимается, как пишет Арон, главная в творчестве автора тема, а именно – взаимоотношения между индивидами и коллективом. [Арон, 1992, с. 315] В этой работе Дюркгейм разворачивает идею о различии в видах солидарности по критерию ее основания – округляя, схожести или различия.

Механическая солидарность, по большей мере соответствующая (но далеко не всегда совпадающая) архаичным обществам, основывается на сходстве, следовательно, общества, которым такой тип солидарности свойственен, не имеют значимой дифференциации. Такие общества исторически первичны и эволюционно усложняются в процессе развития. Органическая же солидарность, возникающая вследствие дифференциации общества и объясняющаяся ею, свойственна более развитым обществам и перекликается с индивидуальными особенностями мышления и поведения. Последнюю мысль хотелось бы также разложить на некоторые составляющие. Согласно Дюркгейму, механическая солидарность возможна лишь постольку, поскольку индивидуальная личность поглощена коллективной, в то время как личностью индивид может являться только в условиях механической солидарности, когда у каждого человека есть своя сфера деятельности. Индивидуальное сознание, формирующееся в условиях механической солидарности есть лишь уменьшенное подобие коллективного или общего сознания и соответствует всем налагаемым связям [Дюркгейм, «О разделении…» 1991]. Здесь нам важно остановиться на понятии коллективного сознания, так как заиграв в первой большой и значимой работе Дюркгейма, оно, как нам кажется, имеет значение для раскрытия нашей темы, поэтому именно с него мы и начнем полноценное рассуждение о теории социального факта.

Дюркгейм пишет: «В каждом из нас <…> есть два сознания: одно, общее нам со всей нашей группой, которое, следовательно, представляет не нас самих, а общество, живущее и действующее в нас; другое, наоборот, представляет то, что в нас есть личного и отличного, что делает из нас индивида» [Дюркгейм, «О разделении…» 1991, с. 2]. Забегая вперед, данное видение достаточно сильно перекликается с теорией I & Me Дж. Мида. Согласно работе Дюркгейма, механическая солидарность возрастает обратно пропорционально индивидуальности, органическая – прямо пропорциональна. В данном контексте для нас важно понимать, что под коллективным сознанием Дюркгейм подразумевает совокупность свойственных всем членам группы верований и чувств. Оно не имеет своим субстратом конкретный «орган», а «рассеяно» по всему обществу; не зависимо от частных условий, в которых находятся люди; практически не меняются со сменой поколений, тем самым связывая их. Арон, раскрывая тему коллективного сознания и описывая общества механической солидарности, замечает, что могущество коллективного сознания напрямую зависит от его распространенности, а также связано с общими чувствами в случае нарушения устоявшегося порядка. «Чем сильнее коллективное сознание, тем сильнее возмущение преступлением, то есть нарушением общественного императива» [Арон, 1992, с. 319]. С развитием обществ и переходом к органической солидарности область человеческой жизни, целиком покрываемой коллективным сознанием, уменьшается.

Личность, считает Дюркгейм, развивается вследствие развития разделения труда и увеличения специализации. «Но, если разделение труда производит солидарность, то не только потому, что делает из каждого индивида занимающееся обменом существо <…>, а потому, что создает между людьми целую систему прав и обязанностей, связывающих их друг с другом продолжительным образом. Точно так, как социальные сходства дают начало праву и нравственности, защищающим их, разделение труда дает начало правилам, обеспечивающим мирное и регулярное сотрудничество разделенных функций» [Дюркгейм, «О разделении…» 1991, с. 35]. Какое значение данная цитата имеет для нашего анализа? Она показывает нам в полной мере то, как в глазах Дюркгейма формулируется соотношение между обществом и индивидом и логика объяснения социальных феноменов: общество первично по отношению к индивиду. Не индивиды создают общество, а общество определяет индивидов. Для нас эта идея является важной, так как именно из нее мы и будем стараться выстраивать логику дальнейшего повествования. Таким образом мы приходим к одной из главных основ теории Дюркгейма, которую Арон формулирует следующим образом: «приоритет целого перед частями и вдобавок несводимость социальной системы к сложению элементов», объяснение элементов целым [Арон, 1992, с. 321]. Арон также отмечает, что, говоря о методе изучения социальных феноменов, Дюркгейм настаивает на объективности и изучении извне.

Так мы плавно переходим к ключевой для нас работе, непосредственно имеющей отношение именно к концепции социального факта – «Метод социологии» (1895). Буквально в первом предложении этой книги автор обозначает, что метод социологии – это метод изучения социальных фактов, чем возводит это понятие в роль основополагающего во всей своей социологии.

В работе Дюркгейм дает следующее определение: «социальным фактом является всякий образ действий, резко определенный или нет, но способный оказывать на индивида внешнее принуждение, или иначе: распространенный на всем протяжении данного общества, но имеющий в то же время свое собственное существование, независимое от его индивидуальных проявлений» [Дюркгейм, «Метод…» 1991, с. 9]. Социальные факты Дюркгейм условно разделяет на анатомические или морфологические и нематериальные. Первые отражают структуру общества – словами самого Дюркгейма – число и характер основных элементов общества, они есть формы коллективного бытия. Так, например, социальными фактами морфологического характера можно считать плотность и географическое распределение населения, организацию путей сообщения, стандарты организации городского пространства, в том числе архитектурные, инфраструктурные стандарты.

Настаивая на том, что социальные факты должны изучаться как вещи, Дюркгейм приводит развернутую критику различных теоретических концепций, в том числе идей Канта и Спенсера. Он считает социологическим то объяснение феномена, которое утверждает приоритет общества над индивидуальными феноменами. Стремление к объективности проявляется здесь прямо и ярко – исключение разночтений, плюрализма интерпретаций, приход к социологии как к объективной науке.

Социальные факты как вещи есть проявления социальности, общество как оно есть, нависающее над индивидом и незаметно принуждающее его мыслить и действовать тем или иным образом. Знакомя нас с концепцией социального факта, Дюркгейм больше не разделяет человеческое сознание на продукт коллективности и индивидуальные проявления нас как личностей. Акцент смещается на принудительную силу социальных фактов.

С точки зрения структурного функционализма считается допустимым пренебрегать ролью индивида с его индивидуальными склонностями в социологическом анализе различных феноменов, так как свойства человеческой природы, хоть и участвуют косвенно в развитии и функционировании общества, но определяющими в этом процессе они не являются. Общественная реальность, отражающаяся в социальных фактах – вот что, по мнению Дюркгейма, действительно важно и нужно изучать социологу.

Распространенность и принудительность социальных фактов наблюдаемы и фиксируемы, первую формально можно даже примерно рассчитать, поэтому удобство такого подхода для структурно-функционального анализа очевидно.

Еще одной особенностью взгляда Дюркгейма является акцент на осторожности и осмотрительности в оценке социальных фактов. Он пишет: «В социологии большая сложность и подвижность фактов принуждает и к большей осторожности» [Дюркгейм, «Метод…» 1991, с. 23]. Так, например, преступление как социальный факт, общепринято считающийся патологическим, с точки зрения Дюркгейма таковым не является, так как выполняет для общества важные функции и как раз отсутствие преступлений, по его мнению, является отклонением от нормы.

Таким образом, мы кратко рассмотрели понятие социального факта в теории Дюркгейма. Основные выводы этой части работы:



  1. Общество, по Дюркгейму, первично по отношению к индивиду;

  2. Социальный факт – это всякий образ действий, резко определенный или нет, но способный оказывать на индивида внешнее принуждение, или иначе: распространенный на всем протяжении данного общества, но имеющий в то же время свое собственное существование, независимое от его индивидуальных проявлений;

  3. Социальные факты как объект социологического исследования в теории Дюркгейма должны рассматриваться, как вещи. Стремление к объективности;

  4. Оценка исследователем тех или иных социальных фактов должна быть аккуратной, с учетом полной картины общественной действительности.

ЗНАЧИМЫЙ СИМВОЛ В ТЕОРИИ ДЖ. МИДА

Джордж Герберт Мид – известный социолог Чикагской школы, представитель течения символического интеракционизма. С. Кравченко, говоря о некоторых ключевых особенностях теории Мида, первым же делом отмечает, что социолог делал большой акцент на важности символов, особенно языка, при объяснении поведения индивидов и групп. Аналитик указывает, что из-за такого акцента в теории, взгляды автора часто характеризуются как «символический бихевиоризм» [Кравченко, 2015, с. 371]. Инновационная мысль Мида, пишет Кравченко – в изучении самосознания как главного фактора социального контроля и социального изменения [Там же].

Наиболее значимым теоретическим источником, на котором основывалось творчество Мида – бихевиоризм, однако несправедливо было бы в полной мере называть Мида бихевиористом, так как классическое течение подвергалось им критике. Мид, в отличие от классических бихевиористов, рассматривает не только видимые поведенческие реакции, но и также те элементы действия, которые не обнаруживаются внешним наблюдателем. Кроме того, актор, в концепции Мида, обладает творческим началом, вопреки классической схеме «Стммул-реакция», таким образом, поведенческая модель Мида более гибка и адекватна реальности [Войнилов, 2015]. Для нас эти замечания важны, чтобы отметить факт того, что Мид, хоть во многом и основывался на идеях бихевиоризма, он не воспринимал человека как животное, функционирующее по принципу «стимул-реакция».

Затрагивая тему сравнения человека и животного, мы должны перейти к основной части данного подраздела работы – понятию символа в теории Мида. В работе «От жеста к символу» социолог утверждает, что понимание как приспособление индивидов друг к другу в рамках человеческого социального процесса происходит в процессе коммуникации посредством жестов или же значимых символов. Жесты, соответствуя наиболее низким этапам развития человеческой эволюции, отличаются от символов отсутствием смысла, являясь как раз-таки простым заместительным стимулом, столь излюбленным бихевиористами. Жесты могут быть значимыми или незначимыми в зависимости от того, предполагается ли мысль в процессе их осуществления. Для нас здесь ключевым является именно значимый символ – жест, который, как пишет Кравченко, Мид приписывает только человеку. [Кравченко, 2015].

Смысл, пишет Мид, практически всегда эксплицитно предполагается в соотношении между разными фазами социального действия, из него возникает и развивается смысл. Развитие смысла в процессе человеческой эволюции происходит в терминах символизации. «Символизация конституирует объекты, которые не были конституированы прежде и не существовали бы, если бы не контекст социальных отношений, в котором происходит символизация» [Мид. От жеста …, 1996, с. 120]. Осмысленная коммуникация, по Миду, осуществляется с помощью значимых символов и при этом осмысленная коммуникация свойственна только людям. Безусловно, последнее утверждение, как и многие другие идеи Мида имеет и по сей день дискуссионный характер, но не будем на этом останавливаться.

С. Кравченко, раскрывая идеи Мида, указывает на то, что значимый символ обозначает предмет или событие, также заключает в себе предполагаемую реакцию на него, по сути своей делая возможной символическую интеракцию. Люди (и здесь только люди) имеют возможность выбирать, на какие из множества символов реагировать и с какой интенсивностью [Кравченко, 2015].

Становление человеческой самости, происходящее в процессе обретения и усвоения значимых символов, существующих в обществе, осуществляется путем развития рефлексивности, то есть умения воспринимать себя со стороны. Для этого Мид использует понятие обобщенного другого, олицетворяющего некоторое организованное сообщество и являющегося носителем свойственных группе реакций на то или иное поведение индивида. Принятие установок других людей по отношению к себе и своим действиям индивид осуществляет в процессе социального действия, возможным которое становится, как мы помним, только посредством символической коммуникации [Мид Дж. Интернализованные другие…, 1996]

СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ КОНЦЕПЦИЙ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТА И ЗНАЧИМОГО СИМВОЛА; СООТНЕСЕНИЕ ПОНЯТИЙ

Такое массивное вступление в основную для нас часть непосредственно аналитического сравнения обосновано лишь выбранной структурой повествования: сначала раскрыть все необходимые теоретические основы, и уже затем, не отвлекаясь на это и не загромождая анализ ссылками и большими отступлениями, заниматься непосредственно поиском соотношений между понятиями.

Каковы, на наш взгляд основные сходства в понятиях социального факта и значимого символа? Прежде всего, оба этих понятия, как уже было сказано в самом начале, имеют фундаментальный характер и претендуют на универсально объяснение устройства социальности на уровне целого общества. Социальный факт Дюркгейма – это, как мы помним, некий образ действий, имеющий надындивидуальный характер, имеющий определенную степень принуждения по отношению к индивиду, распространенный в некотором обществе и не зависящий от индивидуальных проявлений. Значимый символ Мида также обладает вышеперечисленными характеристиками. По сути своей, оба этих понятия обозначают весьма близкие по своей сути социальные компоненты.

Не ходя далеко, основным элементом символической коммуникации Мид неоднократно называет язык, в то же время язык – это пример нематериального социального факта. Язык, являясь главнейшим средством символической социальной интеракции, выступает тем самым правилом социальной игры, которое индивид принимает, хочет он этого или нет, и также благодаря языку, учится принимать и другие правила. Язык как набор значимых символов распространен в обществе, имеет принудительный характер и существует независимо от индивидуальных проявлений, хотя и имеет разночтения.

Институт собственности как социальный факт осуществляется путем символического взаимодействия. Чтобы обозначит некоторый объект как кому-либо принадлежащий, используются принятие символы, и не только язык. Так, например, приобретая товар в магазине, мы переводим его из собственности магазина в свою собственность, в соответствии с законом государства, который сформировался в процессе истории из простейшего натурального обмена, который также являлся социальным фактом и осуществлялся путем символической интеракции. Общепринято организованное пространство магазина, размещение кассы, сам вид и устройство кассы, организация работы сотрудников магазина, способы и приемы размещения товаров – в самом смелом смысле этого слова общеприняты и практически одинаковы, по крайней мере, в большинстве супермаркетов в нашей стране – все это социальные факты и в то же время значимые символы. Приходя в магазин, у нас нет необходимости искать товары подешевле, потому что они стоят уже по ценовым сегментам, и мы это знаем. Достаточно увидеть желтый ценник, чтобы понимать, что товар со скидкой и мы явно сэкономим, даже не зная обычной цены на этот товар.

Мы ни в коем случае не хотим сказать, что значимые символы и социальные факты – это одно и то же, об этом не было и речи. Нам интересна как раз-таки взаимодополняемость и взаимосвязь между этими понятиями. Главным тезисом в данной работе мы осмелимся выдвинуть следующее: Социальные факты существуют в обществе посредством символической интеракции, а сами символы, указывая и оформляя собой социальные факты, в своей совокупности сами являются социальным фактом.

Объясним опять же на примере. Работник фирмы на планерке после отчета коллеги поднимает ручку, чтобы задать вопрос. Социальный факт: корпоративный этикет. Значимый символ: поднимание ручки. Ручка здесь совершенно не воспринимается как пишущий инструмент, хотя напрямую им и является, ручка здесь – сигнал об имеющемся вопросе. Существование социального факта в реальности сопровождается символической интеракцией, и совокупность символов (в нашем случае – поднимание ручки вместо перебивания, использование официального стиля речи и т.д.) составляют социальный факт – корпоративный этикет.

Несмотря на то, что Дюркгейм как представитель структурного функционализма, стремившегося к объективной социологии и минимизировавшего значение индивидуальности в изучении социальных феноменов, таким образом представляет макросоциологические подходы, его теория, на наш взгляд достаточно гармонично сочетается с теорией символического интеракционизма именно в рассматриваемом нами вопросе. Символический интеракционизм Мида принципиально отличается от подхода Дюркгейма как раз микро-характером, приближая нас к качественной социологии. Изучение интеракции на уровне двух индивидов, рассмотрение и особое внимание к индивидуальности контрастируют с настоятельной первичностью общества над индивидом Дюркгейма, хотя любые образы мысли и действия, по Миду, также сугубо социальны.

Мид, как и Дюркгейм, отмечал двойственность человеческой природы, выделяя социальное и индивидуальное начало, при этом, в отличие от французского социолога, не закрывал глаза на индивидуальность и не сводил ее значение для изучения социальных феноменов к нулю (как раз-таки то творческое начало человеческого поведения, о котором мы говорили ранее). Если социальные факты мы должны, по Дюркгейму, изучать, как вещи, то значимые символы как инструмент символической интеракции все же крепко вплетены в теории Мида в процесс координации поведения индивида, через рефлексию и собственное Me. Общение как обмен символами – основной фактор включения индивида в общество и в терминах символического интеракционизма происходит прежде всего внутри индивида, а уже потом – в обществе.

Значимые символы, в отличие от социальных фактов, не могут носить патологического характера и вообще слабо нуждаются в оценке, так как чаще всего не есть сами социальные феномены, а лишь средство их понимания и восприятия индивидами. Сами значимые символы могут содержать в себе некоторую оценку и предполагаемую реакцию, но патологический или здоровый характер символов в теории Мида не предусмотрен.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации