Бабанов А.А. Силовые структуры в системе политической власти правового государства(на примере армии и правоохранительных органов) - файл n1.doc

приобрести
Бабанов А.А. Силовые структуры в системе политической власти правового государства(на примере армии и правоохранительных органов)
скачать (553.7 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc4506kb.16.12.2009 22:29скачать
n2.pdf425kb.24.02.2007 18:21скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

А.А. БАБАНОВ

СИЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ

В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

(НА ПРИМЕРЕ АРМИИ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ)

Волгоград 2004

ББК 66.011.3 Б12

Рецензенты:

д-р филос. наук, проф. А.Г. Лебедев (ТФМосУ МВД РФ);

д-р филос. наук, проф.,

зав. кафедрой философии ВГИ ВолГУ В.Л. Гавеля

Бабанов А.А.

Б12 Силовые структуры в системе политической власти пра-

вового государства (на примере армии и правоохранитель­ных органов). — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. — 184 с. ISBN 5-85534-893-8

В монографии обобщаются результаты проведенного философско-политологического анализа взаимосвязи политической власти и силовых институтов государства на основе применения системного подхода на предметном, функциональном и историческом уровнях. Рассматривают­ся модели взаимодействия силовых институтов государства и полити­ческой власти в странах с различными типами политических режимов.

Монография предназначена для представителей федеральных, ре­гиональных, местных органов власти, преподавателей, аспирантов, адъ­юнктов, слушателей, курсантов вузов МВД России, офицеров, зани­мающихся в системе общественно-государственной подготовки, а также для всех интересующихся политологической проблематикой.

ББК 66.011.3

ISBN 5-85534-893-8

© А.А. Бабанов, 2004

© Издательство Волгоградского

государственного университета, 2004

-2-

Введение

Если взять в целом ушедший XX и наступивший ХХI век, то ни одно из тех государств, которым приписывают закон «ар­мия вне политики», не обходилось без применения армии для восстановления или поддержания порядка, решения задач внут­ренней политики. Силовики по-разному реагируют на все собы­тия и процессы, происходящие в обществе.

Российская Федерация взяла курс на построение модели де­мократического федеративного правового государства и пережи­вает сейчас переходный период. В современных условиях усилился интерес к поиску нового пути развития России. Продолжается противостояние исполнительной и законодательной ветвей влас­ти, растут ряды оппозиции. Все эти обстоятельства так или иначе оказывают свое влияние на армию и милицию. Классическая фор­мула «вооруженные силы являются важнейшим институтом госу­дарства, а МВД — гарантом внутренней безопасности» в перелом­ный период нуждается в уточнении, кому они должны служить: общественно-государственному строю, президенту, правительству или народу, стране? Кем являются — субъектами или объектами политики? Какой должна быть армия и милиция в правовом го­сударстве? Это очень сложные вопросы, на которые вряд ли пока существуют однозначные ответы. В ходе строительства правового государства необходимо представлять:

  1. каково должно быть соотношение власти, имеющейся у гражданской и силовой частей общества;

  2. каким образом можно свести к минимуму власть сило­виков в правовом государстве и государствах с переходными политическими режимами.

Внешний по отношению к силовым ведомствам (и незави­сящий от административных органов) контроль за их деятельно­стью обусловлен характером демократического политического режима. Правовое (конституционное) государство характеризу­ется тем, что властные полномочия его органам представляются только в соответствии с волей народа. Государство охраняет дос­тоинство личности. Фундаментальные права человека обеспечи­ваются путем разделения властей. В связи с этим становится не-–3–

возможным ограничить эти права из-за подчинения отдельного гражданина лишь одной властной структуре. Такое положение характерно для вооруженных сил и для милиции. И наоборот: чем более недемократичен, нелегитимен режим власти, тем бо­лее он нуждается в милитаризации, а также нагнетании напря­женности, развитии карательно-насильственных институтов и идеологизации духовной жизни, способствующих централиза­ции управления. Под напором экономических, социальных, по­литических и других проблем постсоветские режимы или режи­мы-преемники стремятся собрать воедино множество несовмес­тимых социальных элементов, пробудить национальное самосоз­нание, создать или воссоздать хозяйственную деятельность своих стран, установить правовые рамки военной реформы, привнести новые модели социальных отношений, построить новые демок­ратические и легитимные политические институты.

-4-

ГЛАВА 1

Философско-
политологический анализ
сущности политической
власти и силовых
институтов в правовом
государстве


1.1. Сущность политической власти
в правовом государстве


Понятие власти является ключевым в политической науке и, казалось бы, достаточно разработанным, но, несмотря на это, в течение многих столетий теоретики продолжают предпринимать многочисленные попытки определения власти, анализа процесса ее формирования и функционирования, распределения в различных социально-политических системах, не приходя к единому мнению.

Первые попытки осмыслить феномен власти теряются в глубо­кой древности. Еще в античных мифах говорится, что боги не до­вольствуются властью, данной каждому из них над определенной стихией, и борются между собой за абсолютную власть. А попытка рассмотреть власть в ее многомерности явственно проступает уже в сентенции Иисуса Христа «кесарево кесарю, а божье богу»...

Если попытаться наметить линию историко-философских истоков концепции власти, то необходимо отметить большое влияние немецкой классической философии (в особенности Ге­геля), которая власть рассматривала как волевое отношение. Он­тология власти основана на том, что властное отношение выра­жает определенный тип деятельности (то есть предполагает нали­чие воли), смысл которого состоит в реальном доминировании субъекта над объектом 1.

Социально-политический журнал. 1996. № 3. С. 170.

-5-

В наше время осмысление проблем власти неразрывно свя­зано с борьбой за сохранение жизни на Земле, с защитой чести и достоинства человека, созданием достойных условий для его существования.

Эти вопросы составляли стержень жизни и творческой дея­тельности английского философа Бертрана Рассела (1872—1970). Обращение ученого к феномену власти было обусловлено стрем­лением защитить человека от злоупотребления с ее стороны. «Апо­стол гуманизма и свободомыслия» (такое звание Б. Рассел при­обрел с получением Нобелевской премии) вплотную занялся исследованием власти во второй половине 30-х годов. И это было не случайно: в ряде стран к тому времени восторжествовали то­талитарные режимы, утвердившиеся на территории от Тихого до Атлантического океана. Защитить такие не преходящие ценнос­ти, как гуманизм, свобода и демократия, — главная цель его исследования «Власть: новый социальный анализ». Есть и другая проблема, интересовавшая британского философа Б. Рассела: ка­ким образом можно создать государство, сочетающее в себе ста­бильность со свободой. Ряд положений, заложенных Б. Расселом в его исследовании власти, стал достоянием мировой философс­кой мысли. Так, известный английский историк Э. Карр отме­чал, что он исключительно обязан книге Б. Рассела «Власть: но­вый социальный анализ»: она стимулировала исследование этого феномена в качестве фундаментального понятия в социальной науке, заключающего в себе три главных элемента: военной вла­сти, экономической власти и власти над убеждениями, что в совокупности и составляет политическую власть. В свою очередь, уже благодаря Э. Карру данная идея была взята на вооружение таким влиятельным направлением в политической науке США, как «политический реализм» (Г. Моргентау, Дж. Кеннан, Г. Кис­синджер и др.)

Обращение к творчеству Б. Рассела помогает преодолевать интеллектуальный и культурный изоляционизм и продолжать ру­бить «окно в мир», которое в течение длительного времени было замуровано усилиями отечественных политических лидеров 1.

Крячко Б.М. Между Сциллой и Харибдой. М.: Знание, 1992. С. 27.

-6-

Одним из крупнейших теоретиков, имеющих исследования по проблеме власти, необходимо также отметить М. Вебера, для которо­го власть есть возможность того, что одно лицо внутри социального отношения будет в состоянии осуществить свою волю, несмотря на сопротивление и независимо от того, на чем такая возможность ос­нована. Среди критиков подхода М. Вебера выделяются Х. Арендт и Т. Парсонс, отвергающие данный взгляд на власть как «слишком вы­борочный и служащий выдвижению второстепенного и производ­ственного аспекта этого тотального феномена в качестве централь­ного». Для Т. Парсонса власть — это «обобщенное средство или источ­ник, аналогичный деньгам, который помогает достичь современных целей через соглашение членов общества, узаконить на руководящих позициях тех, кто способствует достижению целей системы, в слу­чае необходимости пользуясь отрицательными санкциями»1.

Т. Парсонс претендует на то, что его трактовка представля­ет власть феноменом, опирающимся как на насилие, так и на соглашение, власть — это явление, которое интегрирует множе­ство факторов и результатов политической деятельности и не может отождествляться только с каким-нибудь одним из них.

Роберт Даль, известный американский теоретик-бихевио-рист, полагает, что наличие власти измеряется возможностью контролировать деятельность других. Знаменитая цитата, харак­теризующая этот подход, гласит: «А имеет власть над Б в той мере, в какой он может заставить Б сделать то, что Б в ином случае не стал бы делать»2.

Необходимо отметить, что Ф. Бурлацкий — советский ис­следователь, автор статьи «Власть» в Философском слова­ре (1986) — изложил свою точку зрения по данному вопросу: «Власть, в общем смысле слова, способность и возможность осу­ществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо сред­ства — авторитета, права, насилия»3.

1 Парсонс Т. Общий обзор // Американская социология. Перспективы,
проблемы, методы. М.: Наука, 1972. С. 365.

2 Ледяева О.М. Понятие власти // Власть в социалистическом обще­
стве: теория, история и перспективы. М.: Философское общество СССР,
1989. С. 13—14.

3 Философский словарь. М.: Политиздат, 1986. С. 68; Философский
энциклопедический словарь. М.: Политиздат, 1983. С. 85.

-7-

Польский политолог Е. Вятр насчитал в немарксистской по­литической социологии шесть различных типов определений вла­сти: бихевиористская (особый тип поведения, изменяющий по­ведение других); телеонологическая (достижение определенных целей); интрументалистская (возможность использования опре­деленных целей); структуралистская (особого рода отношения между управляющим и управляемым); власть как влияние, оказы­ваемое на других; конфликтная (возможность принятия властью решений, регулирующих распределение благ в конфликтных си­туациях). Сам Е. Вятр считает, что «власть — это возможность приказывать в условиях, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться»1. В целом самыми популярными в западной поли­тологии являются бихевиористская и структуралистская ориен­тации в определении феномена власти, точность которого может быть проверена эмпирическим путем. Бихевиористское направ­ление выражает тенденцию к диффузии, плюрализации власти. В рамках этого направления различаются ролевые (реляционист-ские), поведенческие концепции, теория обмена ресурсов и дру­гие взгляды. Для них характерен взгляд на власть «снизу». Власте-отношения трактуются как результат ассимметричности взаимо­связей, интеракции воли одного в отношении другого.

Суть проблемы видится в контроле одного человека над другим. Для одних исследователей глубинные истоки власти ко­ренятся в не всегда осознанной двойственности человека, его потребности в автономии и невозможности жить вне социальной среды. Для других — исходным началом в понимании власти является уже не отношение, не межперсональные конструкции, а воля к власти как естественное свойство человека, выражение его агрессивности и стремление к большему и лучшему (Лассу-эл). Потребность к автономии питает независимость и эгоизм. Люди жаждут быть в услужении, их желание — присоединение к воле кого-либо, одно из проявлений власти. Бихевиористы не углубляются дальше естественности и проверяемости воли к вла­сти. Власть проявляется в силе, способностях, используемых как средство реализации воли.

Вятр Е. Социология политических отношений. М.: Прогресс, 1979. С. 159.

-8-

Широка палитра как проявлений власти (столкновение по­зиций в достижении карьеры, при принятии или завоевании престижа и т. д.), так и уровней мотивации стремления к власти от осознанного до неосознанного. Бихевиористов заботят не столько дилеммы человеческого поведения, сколько возможность его наблюдения, возможность повторяемости экспериментов, обо­снования ресурсов власти. Бихевиористы стремятся довести идею природы власти до разработки инструментария исследования, изучения процессов на основе эмпиричности проверяемых актов. Функционалисты предполагают изучать политические явления, и в первую очередь различные аспекты политической власти, с точки зрения их значения для сохранения динамического равно­весия социально-политической системы, выявления факторов, содействующих ее стабильности. Именно методологическая фун­кционально-бихевиористская объективистская ориентация всей современной западной науки, по мнению прогрессивных уче­ных, является одной из основных причин отсутствия согласо­ванного и всеохватывающего определения власти 1. Но и в нашей научной литературе власть трактуется далеко не однозначно: одна часть ученых определяет власть как способность индивида, груп­пы, общества подчинить своей воле поведение и деятельность людей, другая придерживается мнения, что власть — волевое социальное отношение, характер которого обусловлен домини­рующей волей одной из сторон данного взаимодействия, осуще­ствляемого с помощью властных методов. Существует также взгляд, согласно которому власть понимается как функция лю­бого коллектива по руководству. Придерживаясь методологичес­кого принципа рассматривать явление власти в историческом и социально-классовом контексте, А.Г. Аникевич предлагает в ка­честве сущностных характеристик власти рассмотреть в первую очередь волю, роль которой нельзя полностью раскрыть вне ана­лиза связи власти с исторически определенной формой собствен­ности. Это крайне важно для определения субъекта власти. Зави­симость власти от форм собственности имеет первостепенное зна­чение, а поскольку волевое выражение интересов собственности

1 Зуб А.Т., Сидянина Н.А. Биополитический подход к проблеме поли­тической власти // Власть в социалистическом обществе: теория, история и перспективы. М.: Философское общество СССР, 1989. С. 22—26.

-9-

является основой управления, то предлагается следующее опре­деление власти: «Власть — волевое авторитарное выражение ин­тересов субъекта собственности, проявляющееся в организации социального управления»1.

Здесь необходимо обратить внимание на авторитарность вла­сти как на ее обязательный атрибут. Под этим понимается под­чиненность воли объекта власти воле ее субъекта независимо от конкретных форм и способов обеспечения этой подчиненности.

Социальной основой власти является исторически опреде­ленная форма собственности. Это положение имеет важное зна­чение для анализа современных проблем власти в нашем обще­стве, поскольку фактическое распределение власти основывает­ся на соответствующих отношениях собственности, на таком спо­собе распределения добавочного продукта, при котором аппарат концентрирует у себя прибавочный продукт, а вместе с ним и реальную власть.

Таким образом, обобщая различные точки зрения, можно выделить основные подходы к пониманию сущности власти в нашей литературе:

  1. власть — способность, право и возможность распоря­жаться кем-либо, чем-либо, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различ­ного рода средств: права, авторитета, воли, принуждения и т. д.;

  2. власть — политическое господство над людьми;

  3. власть — система государственных органов;

  4. власть — лица, органы, облеченные соответствующими государственными, административными полномочиями 2.

Данный набор различных подходов к пониманию сущности власти представляет спектр взглядов, который существует по этой проблеме. Но ни одно из этих определений не дает полной исчер­пывающей характеристики явления власти, хотя каждое из них раскрывает определенный аспект данного феномена (да и, в прин­ципе, дать не может в силу исключительной сложности этого явления). Например, С. Лукс считает, что даже поиск дефини­ции сам по себе является ошибкой, и предполагает следующий

1 Аникевич А.Г. Политическая власть: Вопросы методологии и иссле­
дования. Красноярск: КГУ, 1986. С. 51.

2 Социально-политические науки. 1991. № 7. С. 105.

-10-

подход: «Обладать властью — это значит быть способным изме­нить мир»1. Власть основывается на институализации авторитета. Авторитет основывается на согласии и означает уважение к субъекту власти, доверие к нему. Другими словами, авторитет — это высо-коценимые качества, которыми обладает субъект власти и кото­рые детерминируют поведение объекта власти без угрозы санкций или убеждения. Авторитет, который опирается на способность до­стичь цели системы, согласно концепции Т. Парсонса единствен­ная основа власти. Политическая власть правового государства, по мнению автора, должна основываться на авторитете всех ее ветвей (законодательной, исполнительной, судебной).

В основе относительно целостного учения о власти лежит принцип системного подхода, который позволил выявить сущ­ность власти через различные аспекты ее существования: соци­альный, политический, правовой, нравственный. Власть как со­циальный феномен включает три взаимосвязанных вида отноше­ний: экономические, политические, идеологические 2.

Экономическая власть, осуществляемая во всей системе то­варно-денежных отношений, реализуется в способах и стимулах включения людей в процесс общественного производства, рас­пределения и потребления его результатов.

Политическая власть, осуществляемая в правополитических административных структурах, реализуется в контроле за спосо­бами распределения людей и средств производства, за его эф­фективностью.

Идеологическая власть подразумевает, что тот класс, кото­рый представляет собой господствующую материальную силу об­щества, есть в то же время и его господствующая духовная сила.

Все эти три элемента взаимосвязаны и действуют в органи­ческом единстве.

Концепция власти — одна из ведущих теоретических кон­цепций, способствующая исследованию политических отноше­ний и пониманию механизма деятельности государства и поли­тической системы. Политическая власть является специфической

1 Салмин А.М. Политический процесс и демократия // Социально-
политические науки. 1991. № 6. С. 58.

2 Мокроусов Г.В. Власть и собственность // Власть в социалистическом
обществе: теория, история и перспективы. С. 80—81.

-11-

формой общественных отношений между большими группами людей, реальной способностью определенной социальной груп­пы или индивида проводить в жизнь свою политическую волю, выраженную в политике. Необходимо отметить, что политичес­кая власть очень тесно связана с государственной властью. Это вытекает из того, что она исходит от государства и реализуется при его прямом или косвенном участии. Однако понятие поли­тической власти значительно шире понятия государственной вла­сти, так как политическая деятельность осуществляется не толь­ко в рамках государства, но и в других составных частях полити­ческой системы общества. В то же время государственная власть всегда является ядром политической власти, ее основным содер­жанием. Политическая власть характеризуется такими важней­шими отличительными признаками, как:

  1. выражение властно значимых интересов всех социальных групп и слоев общества. Особенностью политической вла­сти правового государства является тот факт, что власть может выступить как средство предоставления дополни­тельных возможностей для удовлетворения своих потреб­ностей и изменения социального статуса;

  2. управление и руководство политическими и обществен­ными процессами в интересах тех или иных социальных слоев населения или всего социума в целом. Здесь, по нашему мнению, характерной чертой политической вла­сти правового государства может быть легальное исполь­зование средства принуждения и социального насилия в пределах государства в соответствии с Конституцией;

  3. верховенство, обязательность решений политической вла­сти для всякой иной власти. Ее сущность в правовом госу­дарстве, в данном контексте, заложена в ограничении вли­яния мощных корпораций, средств массовой информации и других учреждений, в выполнении ее решений государ­ственными, партийными, хозяйственными, общественны­ми, профсоюзными и другими органами власти;

  4. непосредственная связь с идеологической регуляцией и организацией общества;

  5. публичность, то есть всеобщность и безличностный ха­рактер. Для политической власти правового государства характерно то, что она в отличие от приватной личной

-12-

власти, которая существует в небольших группах, от имени всего общества обращается с помощью права ко всем гражданам государства;

- моноцентричность власти, имеющей единый центр при­нятия решений.

В целом, отличительной особенностью сущностной характе­ристики политической власти правового государства будет яв­ляться осуществление руководства обществом в конституцион­но-правовом русле, ориентацией на формирование и утвержде­ние правовой демократии — в противоположность различным формам и проявлениям антиправовой социалистической демок­ратии из нашего недавнего тоталитарного прошлого.

В настоящее время понятие политическая власть трактуется как определяющее воздействие на поведение масс, групп, орга­низаций с помощью средств, которыми обладает государство.

В отличие от правовой власти, регулирующей отношения между конкретными субъектами, политическая власть мобили­зует на достижение целей большие массы людей, регулирует отношения между группами во время стабильности, общего со­гласия. В основе современных определений политической власти лежит признание ассимметричности отношений между людьми. Истоки потребности во власти скрыты в противоречиях между интересами, ожиданиями индивида, групп и возможностями их осуществления. Воля к власти у одних дополняется потреб­ностью других присоединиться к властной воле, идентифици­ровать себя с ней.

Средства, которые используются или могут быть использова­ны для осуществления власти, называют основаниями или ресурса­ми власти. Они могут классифицироваться по разным критериям. Структурные основания политической власти — законы, суд, го­сударственный аппарат, отряды принуждения, партийная дисцип­лина, авторитет лидера, центральные и региональные структуры. На основании антропологического принципа выделяют такие типы оснований политической власти, как страх, интерес, убеждение. Редуцирование в анализе оснований власти оправдывает себя, по­скольку приближает к выявлению элементарных частиц властеот-ношений. Однако грани, отделяющие одно основание политичес­кой власти от другого, условны. Реальные политические акции,

-13-

тем более претворение в жизнь политического курса опираются на систему средств осуществления политической власти.

Хотелось бы отметить, что к характерной особенности сущ­ности политической власти в правовом государстве можно отне­сти переход к нормативным ресурсам власти — средствам воз­действия на мир, ценностным ориентациям и нормам поведения человека. Они будут призваны обеспечить одобрение действий субъекта власти, принятие его требований.

Политическая власть рассматривалась как отношение гос­подства и подчинения между социальными группами. Такое оп­ределение базировалось на анализе политических реальностей, существовавших на протяжении всей истории. Однако научно-технический и социальный прогресс внес существенные кор­рективы в понимание этого сложного явления.

В то же время государственная власть — это форма поли­тической власти, характеризующая способность влиять на ха­рактер, направление деятельности и поведение людей, соци­альных групп, классов посредством экономических, социаль­но-политических, духовных и организационно-правовых ме­ханизмов в целях обеспечения нормального функционирова­ния общества. Государственная власть означает как определен­ную организацию, так и практическую деятельность по осу­ществлению целей и задач этой организации. Отношения ру­ководства и управления, господства и подчинения составляют сущность государственной власти. К характерным признакам государственной власти можно отнести: ее суверенитет, верхо­венство на всей территории государства и независимость в меж­дународных отношениях; силу, концентрированно выражаю­щую и символизирующую общество в целом; монополию на легальное использование силы, физического принуждения; сложный специальный аппарат управления всем обществом; исключительное право на нормирование жизни всего обще­ства, право на издание законов и норм, обязательных для всего населения; право на взимание налогов и различного рода сборов, имеющее для населения всеобщую обязанность. Любая государственная власть имеет чрезвычайно сложную структуру. Основания для ее классификации могут быть самыми разны­ми. В современной политологической науке обычно выделяют четыре уровня государственной власти: макроуровень — цент-– 14 –

ральные органы государственной власти; мезоуровень — под­чиненные центру организации; микроуровень — власть в пер­вичных организациях и малых группах; мегауровень — рас­пространение центральной макровласти и микропроцессуаль­ных отношений вовне, власть в международных организациях и отношениях 1.

Государственная власть классифицируется и по функци­ям ее органов. Традиционно выделяют три ветви государствен­ной власти: законодательную, исполнительную и судебную, имеющих в различных странах разное оформление и название. Каждая из властей должна быть относительно самостоятель­ной и уравновешивать другие. Именно так трактует принцип разделения властей Ш. Монтескье, который, отражая требо­вания ограничить королевский абсолютизм, предложил раз­делить власть на законодательную (избираемый населением представительный орган — парламент), исполнительную (тогда речь шла о монархе, ныне в большинстве стран его заменил избираемый президент) и судебную (независимые суды, под­чиняющиеся только закону) 2. Здесь хотелось бы отметить, что сущность политической власти в правовом государстве должна быть заложена в конституции и должна включать в себя юридическое понимание государства. В организационно-властном плане это должно найти свое выражение в консти­туционном закреплении определенной системы разделения вла­стей в рамках общей концепции правовой государственности.

Прежде чем перейти к обобщению сущности политической власти в правовом государстве необходимо, по нашему мнению, выяснить, что же вообще из себя представляет правовое государство.

Правовое государство, как определенная философско-право-вая теория и соответствующая практика организации политичес­кой власти и обеспечения прав и свобод человека, является одним из существенных достижений человеческой цивилизации. Его об­щечеловеческая ценность определяет и современные установки, устремления и усилия по формированию и развитию начал пра-

1 Власть: Очерки современной политической философии Запада. С. 55;
Политология: Энциклопедический словарь. С. 43.

2 Монтескье Ш.-Л. О духе законов. СПб., 1990. С. 156.

– 15 –

вовой государственности в посттоталитарной России, в других бывших социалистических странах.

Понятие «правовое государство» сформировалось довольно поздно, в первой трети XIX в., в немецкой юридической лите­ратуре (работы К.Т. Велькера, Р. фон Моля 1).

В дореволюционной России данное понятие получило широ­
кое распространение среди видных сторонников теории правового
государства (Б.Н. Чичерина, Б.А. Кистяковского, П.И. Новгород-
цева, И.А. Покровского, В.М. Гессена, Н.И. Палиенко). В англо­
язычной литературе данное понятие не используется, его эквива­
лентом в известной мере является термин «правление права»
(rule of Law). Ряд идей правовой государственности появился зна­
чительно раньше, еще в античном мире, а теоретически развитые
концепции и доктрины правового государства были сформулиро­
ваны в условиях перехода от феодализма к капитализму и воз­
никновения нового социально-политического строя. Это связано,
в первую очередь, со становлением прогрессивных направлений
буржуазной политической и правовой мысли, становления и раз­
вития нового юридического мировоззрения, критики феодально­
го произвола и беззаконий, абсолютистских и полицейских режи­
мов, утверждения идей гуманизма, принципов свободы и равен­
ства всех людей, неотчуждаемых прав человека, поисков различ­
ных государственно-правовых средств, конструкций и форм (раз­
деления государственных властей, конституционализм, верховен­
ство закона), направленных против узурпации публичной поли­
тической власти и ее безответственности перед обществом. Разра­
ботанные теоретические концепции правовой государственности в
трудах Д. Локка, Ш.Л. Монтескье, Д. Адамса, Д. Мэдисона,
Т. Джефферсона, И. Канта, Г.В. Гегеля опирались на опыт про­
шлого, на достижение предшествующей социальной, поли­
тической и правовой теории и практики, на исторически сло­
жившиеся и апробированные общечеловеческие ценности и
гуманистические традиции. Идеи авторов по затронутому кругу
проблем оказали заметное влияние на концепции разделения
властей — одного из основных компонентов правового госу-


1 Welcker K.T. Die letzten Crunde von Recht, Staat und Strafe.Giessen, 1813. S. 25, 71 u. a.; Mohl R. Die Polizeiwissenschaft nach den Grundsatzen des Rechtsstaates. B. 1—2. Tubingen, 1832, 1833.

-16-

дарства. Так, суждения Монтескье говорят о том, что учение о разделении властей сыграло большую роль в становлении концепций правового государства и конституционализма в форме конституционной монархии. При этом не следует упус­кать из виду, что исторически концепции разделения влас­тей были впервые теоретически развиты применительно к задачам конституционно-правового преобразования феодаль­ной монархии в конституционную монархию нового времени. Для Локка принцип разделения властей заключался в право­вом ограничении власти монарха, в поиске такой формы мо­нархического правления, власть в которой была бы рассредо­точена среди различных социальных слоев общества (между монархом, аристократией и третьим сословием) и представ­ляющих их интересы властных государственно-правовых ин­ститутов. Существенная новизна позиции буржуазных мыс­лителей — приверженцев конституционной монархии и раз­деления властей (Локка, Монтескье, Канта, Гегеля) состо­ит, в частности, в том, что в отличие от античных авторов они, говоря словами Монтескье, рассматривают проблему по­литической свободы в ее отношениях как к государственному строю, так и к отдельной личности, гражданину 1.

Учения о неотчуждаемых правах и свободах человека и раз­
делении властей оказали заметное влияние не только на после­
дующие теоретические представления о правовой государствен­
ности, но и на конституционное законодательство и государ-


1 Это положение получило свое развитие и специфическое преломле­ние в творчестве известного французского теоретика либерализма и консти­туционализма, приверженца конституционной монархии Б. Констана. Про­тивопоставляя свободу древних и новых народов, он отмечал, что в древно­сти под свободой подразумевали политическую свободу (то есть свободу доступа граждан к участию в государственных делах), а в современных усло­виях под свободой имеют в виду прежде всего личную, гражданскую свобо­ду, понимаемую как определенную независимость от государства. Первый аспект этих отношений политической свободы, находящий свое выражение в правовом (и конституционно-правовом) оформлении распределении трех властей (законодательной, исполнительной и судебной), выступает в каче­стве необходимой институционально-организационной формы обеспечения второго аспекта свободы — гражданских прав и свобод, безопасности лич­ности. Без переплетения этих двух аспектов политическая свобода остается неполной, нереальной и необеспеченной.

-17-

ственно-правовую практику. Большую лепту в развитие идей правовой государственности внесли Кант и Гегель. При этом Кант выступил с философским обоснованием либеральной теории правового государства. Благо государства, по Канту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и стремиться к такой согласованности нас обязывает разум через категорический императив. Реализа­ция требований категорического императива государственности предстает у Канта как правовая организация государства с раз­делением властей (законодательной, исполнительной, судебной) 1.

Если у Канта правовые законы и правовое государство — это должествование, то у Гегеля они — действительность, то есть практическая реализованность разума в определенных фор­мах наличного бытия людей.

Государство, согласно Гегелю, это тоже право, а именно конкретное право, то есть, по диалектической трактовке, наи­более развитое и содержательно богатое право, вся система пра­ва, включающая в себя признание всех остальных, более абст­рактных прав — прав личности, семьи и общества. С тем обстоя­тельством, что в этой диалектической иерархии прав государ­ство, как наиболее конкретное право, стоит на вершине право­вой пирамиды, связано гегелевское возвышение государства над индивидами и обществом, восхваление его в качестве «шествия Бога в мире»2.

В целом вся гегелевская конструкция правового государства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и вообще всех неправовых форм применения силы со стороны час­тных лиц, политических объединений и властных институтов. Правовое государство и правовой закон — необходимо всеобщие формы выражения, организации, упорядочения и защиты сво­боды в общественных отношениях людей. История развития фи-лософско-правовой мысли свидетельствует о том, что для право­вого государства необходимо не только господство права и пра­вовых законов (нормативно-правовой аспект), но и надлежащая правовая организация самой системы государственной власти, учреждение различных государственных органов, четкое опреде-

Кант И. Соч. Т. 4. Ч. II. С. 233.

Гегель. Философия права. М., 1990. С. 284.

-18-

ление их компетенции, места в системе, характера соотношения между собой, способов формирования, форм деятельности (орга­низационный, властно-институциональный аспект). Для право­вого государства, конечно, является обязательным, но далеко не достаточным, чтобы все, в том числе и само государство, соблю­дали законы. Необходимо, чтобы эти законы были правовыми, соответствовали требованиям права как всеобщей форме и рав­ной мере свободы индивидов. Для этого необходимо такое госу­дарство, которое исходило бы из принципов права при форму­лировании своих законов, проведении их в жизнь, да и вообще в процессе осуществления всех иных своих функций. Но все это возможно только в том случае, если организация всей полити­ческой власти осуществлена на правовых началах и соответствует требованиям права. Таким образом, правовое государство пред­полагает взаимообусловливающее и взаимодополняющее един­ство господства права и правовой формы организации полити­ческой власти, в условиях которого признаются и защищаются права и свободы человека и гражданина. Исходя из всего сказан­ного выше правовое государство можно определить как право­вую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина.

Идеи и ценности правовой государственности стали одним из главных ориентиров для всего процесса преодоления сложив­шегося в стране тоталитарного социализма и осуществления ра­дикальных политических и экономических преобразований. Та­кая ориентация на формирование и развитие правового государ­ства обусловлена объективными потребностями общественного и политического развития в посттоталитарной России, целями и задачами утверждения принципов свободы и права во всех сфе­рах жизни общества и государства.

Итак, обобщая сущность политической власти в правовом государстве, в первую очередь, по нашему мнению, следует за­метить, что политическая власть будет являться одним из основ­ных типов общественной власти, развивающийся и прогрессиру­ющий в истории политический режим, обычно связанный с рес­публиканской формой правления.

Политической власти в правовом государстве присущи та­кие характерные черты, как: признание народных масс главным

-19-

источником власти; равноправие граждан в правовом, полити­ческом и социальном отношении; подчинение меньшинства боль­шинству при принятии решений на всех уровнях функциониро­вания власти (макроуровне, мезоуровне, микроуровне); выбор­ность основных органов государственной власти и местных орга­нов самоуправления, разделение власти на три ветви (законода­тельную, исполнительную, судебную).

Сущность политической власти в правовом государстве имеет различные оттенки и может воплотить в себе идеи самоуправления и партиципации (участия) на местном уровне и представитель­ства — в масштабе всего общества. Это, по существу, репрезента­тивная (представительная) демократическая политическая власть, базирующаяся на либеральных ценностях и принципе плюрализма.

Реально политическая власть в правовом государстве мо­жет существовать в двух основных формах. Во-первых, в фор­ме парламентаризма — системы правления, основанной на раз­делении властей и верховенстве власти парламента, делегиро­ванной ему народом. В данном случае кабинет министров само­стоятельно формируется парламентом, им также осуществля­ется назначение органов конституционного надзора и других органов государственной власти. Во-вторых, в форме прези­дентского правления, в которой верховная власть принадле­жит президенту страны, избираемому всенародным голосова­нием, парламентом либо каким-нибудь особым институтом, например, Учредительным собранием. Но президент в данном случае имеет значительную политическую самостоятельность: он не может быть отозван или переизбран досрочно без нали­чия чрезвычайных обстоятельств, предусмотренных конститу­цией; пользуется конституционным правом созыва и роспуска парламента при соблюдении определенных процедур; обладает правом законодательной инициативы, доминирующего учас­тия в формировании правительства и подборе его главы — премьер-министра. Президент может и сам возглавить прави­тельство. Данные обстоятельства накладывают свои отпечатки на становлении правовой государственности. Определяя репре­зентативную (представительную) демократическую власть, Р. Дарендорф пишет, что демократия не «правление народа», такого на свете просто не бывает. Демократия — это прави­тельство, избираемое народом, а если необходимо, то народом

-20-

и смещаемое; кроме того, демократия — это правительство со своим собственным курсом»1.

Для политической власти в правовом государстве должна быть выработана эффективная система сдержек и противовесов во взаимоотношениях между ветвями власти (законодательной, исполнительной, судебной). В правовом государстве синхронность действий различных властных институтов обеспечивается разум­ным балансом отношений между полномочиями (правами при­менения политической власти в оговоренных пределах) и ответ­ственностью (обязанностью отвечать перед организацией за пра­вильность применения политической власти), который устанав­ливается в конституционных нормах.

Политическая власть в правовом государстве в процессе своего функционирования должна быть направлена на реаль­ные потребности и запросы граждан, воплощение их неотчуж­даемых прав и свобод. Культивируя в обществе атмосферу вза­имоответственных отношений между рядовыми гражданами и элитой, политическая власть возможно добьется доверия и же­лания людей лояльно с ней сотрудничать. Соблюдение проце­дур избирательных циклов, принципа разделения и уравнове­шенности властей, ориентация на цивилизованные отношения с оппозицией, борьба с политической пассивностью населе­ния должны исключить из арсенала политической власти пра­вового государства средства жестокого социального принуж­дения. Насилие в данном механизме функционирования заме­няется методами убеждения, внушения, интереса, авторитета. Необходимыми условиями приемлемости политической влас­ти правового государства населением, по нашему мнению, яв­ляются: наличие в обществе консенсуса по основополагающим вопросам совместного проживания в государстве; признание подавляющим большинством граждан «демократических пра­вил игры»; преобладание индивидуального сознания, исходя­щего из ценностного приоритета личности по отношению к коллективу, нравственной готовности к компромиссам, само­ограничению, самодисциплине, уважению других людей, за­кона, мнения большинства.

Дарендорф Р. Дорога к свободе // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 91.

– 21 –

  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации