Волович Г.В. Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления или приводнения - файл n1.doc

приобрести
Волович Г.В. Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления или приводнения
скачать (12690 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc12690kb.01.06.2012 07:41скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Вынужденное приземление в джунглях


Джунгли. Океан волнующейся зелени. Как поступить, окунувшись в его изумрудные волны? Парашют может опустить летчика в объятия колючего кустарника, в заросли бамбука и на вершину дерева-гиганта. В последнем случае требуется немало сноровки, чтобы с помощью веревочной лестницы, связанной из парашютных строп, спуститься с 50-60-метровой высоты. Американские инженеры для этой цели даже сконструировали специальное приспособление в виде рамки с блоком, через который пропускается стометровый нейлоновый шнур. Конец шнура, уложенного в парашютный ранец, зацепляется карабином за подвесную систему, после чего можно начинать спуск, скорость которого регулируется тормозом (Holton, 1967; Personal lowering device, 1972). Наконец, опасная процедура закончена. Под ногами твердая земля, но вокруг незнакомый неприветливый лес средней полосы.

«Тяжелая сырость, сочащаяся по ветвям, хлюпающая, как набухшая губка, жирная почва, липкий густой воздух, ни звука, не шелохнется листок, не пролетит, не чирикнет птица. Зеленая, плотная, упругая масса мертво застыла, погруженная в кладбищенскую тишину... Как узнать, куда идти? Хоть бы какой-нибудь знак или намек – ничего. Полный враждебного безразличия зеленый ад», – так описывает джунгли известный французский публицист Пьер Рондьер (1967).

Эти своеобразие и необычность обстановки в сочетании с высокой температурой и влажностью действуют на психику человека (Фидлер, 1958; Пфеффер, 1964; Hellpach, 1923). Нагромождение растительности, обступающей со всех сторон, сковывающей движения, ограничивающей видимость, вызывает у человека страх закрытого пространства. «Я жаждал открытого места, боролся за него, как пловец борется за воздух, чтобы не потонуть» (Ледж, 1958).

«Страх закрытого пространства овладел мной, – пишет Э. Пеппиг в своей книге «Через Анды к Амазонке» (1960), – мне хотелось раскидать лес или сдвинуть его в сторону... Я был словно крот в норе, но, в отличие от него, не мог даже выкарабкаться наверх, чтобы глотнуть свежего воздуха».

Это состояние, усугубляемое царящим вокруг полумраком, заполненным тысячами слабых звуков, проявляется в неадекватных психических реакциях: заторможенности и, в связи с этим, неспособности к правильной последовательной деятельности (Норвуд, 1965; Rubben, 1955) или в сильном эмоциональном возбуждении, которое ведет к необдуманным, нерациональным поступкам (Фрич, 1958; Кауэл, 1964; Castellany, 1938).

У человека, впервые попавшего в джунгли и не имеющего истинного представления об их флоре и фауне, об особенностях поведения в этих условиях, еще в большей степени проявляется неуверенность в своих силах, ожидание неосознанной опасности, подавленность и нервозность. Но им нельзя поддаваться, надо совладать со своим состоянием, особенно в первые, наиболее трудные, часы после вынужденного приземления, ибо по мере адаптации к обстановке тропического леса это состояние проходит тем скорее, чем активнее человек будет с ним бороться. Знания о природе джунглей и методах выживания в большой мере будут этому способствовать.

11 октября 1974 г. вертолет перуанских ВВС, вылетевший с базы Интуто, потерпел катастрофу над амазонским тропическим лесом – сельвой. День за днем пробивался экипаж сквозь непроходимые лесные заросли, питаясь плодами и кореньями, утоляя жажду из заболоченных лесных водоемов. Они шли вдоль одного из притоков Амазонки, не теряя надежду добраться до самой реки, где по их расчетам можно было встретить людей и получить помощь. Измученные усталостью и голодом, распухшие от укусов бесчисленных насекомых, они настойчиво пробивались к намеченной цели. И вот на 13-е сутки изнурительного марша сквозь поредевшую чащу мелькнули скромные домики затерянного в джунглях поселка Эль-Милагро. Мужество и настойчивость помогли преодолеть все трудности автономного существования в сельве («Трое в сельве», 1974).

Уже с первых минут автономного существования в джунглях человек попадает в обстановку, вызывающую напряжение всех его физических и душевных сил.

Густая растительность препятствует визуальному поиску, так как дымовые и световые сигналы невозможно обнаружить с воздуха, и мешает распространению радиоволн, затрудняя радиосвязь, поэтому наиболее правильным решением будет выход к ближайшему населенному пункту или реке, если они были замечены по маршруту полета или во время спуска на парашюте.

Вместе с тем переход в джунглях чрезвычайно сложен. Преодоление густых зарослей, многочисленных завалов из поваленных стволов и крупных ветвей деревьев, стелющихся по земле лиан и дисковидных корней требует больших физических усилий и заставляет постоянно отклоняться от прямого маршрута. Положение усугубляют высокая температура и влажность воздуха, и одни и те же физические нагрузки в умеренном и тропическом климате оказываются качественно различными. В экспериментальных условиях уже через полтора-два часа пребывания в термокамере при температуре 30° испытуемые отмечали быстрое снижение работоспособности и наступление утомления при работе на тредбане (Вишневская, 1961). В джунглях, по данным L. Е. Napier (1934), энерготраты на марше при температурах 26,5-40,5° и высокой влажности воздуха возрастают по сравнению с условиями умеренного климата почти в три раза. Повышение энерготрат, а следовательно увеличение теплопродукции, ставит организм, испытывающий и без того значительную тепловую нагрузку, в еще более неблагоприятное положение. Потоотделение резко усиливается, но пот не испаряется (Шёгрен, 1967), стекая по коже, он заливает глаза, пропитывает одежду. Обильное потоотделение не только не приносит облегчения, но еще больше изнуряет человека.

Водопотери на марше возрастают в несколько раз, достигая 0,5-1,0 л/час (Молнар, 1952).

Пробиться через сплошные заросли практически невозможно без ножа-мачете, непременного спутника жителя тропиков (рис. 91). Но даже с его помощью за сутки удается порой преодолеть не более 2-3 км (Хаген, 1953; Котлоу, 1960). По лесным тропам, проложенным животными или человеком, можно идти со значительно большей скоростью (2-3 км/час).


Рис. 91. Образцы (1-4) ножей-мачете.
Но если нет даже такой, самой примитивной, тропинки, передвигаться следует по гребням холмов или по каменистым руслам ручьев (Barwood, 1953; Clare, 1965; Surv. in the Tropics, 1965).

Заросли первичного тропического леса менее густы, но во вторичном тропическом лесу видимость ограничивается несколькими метрами (Ричарде, 1960).

Ориентироваться в такой обстановке чрезвычайно трудно. Достаточно сделать шаг в сторону от тропы, чтобы заблудиться (Аппун, 1870; Норвуд, 1965). Это чревато серьезными последствиями, так как человек, сбившись в пути в лесной чаще, все больше и больше теряет ориентацию, легко переходит грань между трезвой рассудительностью и лихорадочной паникой. Обезумев, мечется он по лесу, спотыкается о кучи бурелома, падает и, поднявшись, снова спешит вперед, уже не думая о верном направлении, и, наконец, когда физическое и умственное напряжение доходит до предела, он останавливается, не в силах сделать ни шагу (Кольер, 1970).

Обычные методы ориентирования по местным предметам, которыми пользуются при передвижении в тайге или лесах средней полосы (по расположению ветвей, характеру древесной коры и т. п.), в джунглях совершенно неприемлемы. «Наш старый способ определения севера по мху, растущему на затененной стороне деревьев, в джунглях неприменим, – писал В. Г. Норвуд (1965). – Мхи и паразиты растут здесь везде, где только могут зацепиться, облепляя дерево со всех сторон». Поэтому во время перехода, чтобы не сбиться с маршрута, через каждый 50 м намечают какой-либо заметный ориентир. Правильность избранного направления периодически сверяют по компасу (Brennan, 1953).

Листья и ветви деревьев образуют настолько плотный полог, что можно часами идти по тропическому лесу, так и не увидев неба. Поэтому проводить астрономические наблюдения можно лишь на берегу водоема или обширной просеке.

Во время марша в джунглях нож-мачете должен быть в руке всегда наготове, а вторая рука должна оставаться свободной. Неосторожные действия ведут, порой, к серьезным последствиям: схватившись за стебель травы, можно получить глубокие долго не заживающие порезы (Левингстон, 1955; Turaids, 1968). Царапины и ранки, нанесенные колючками кустарников, пиловидными краями листьев пандануса, обломанными ветвями и т. п., если их немедленно не смазать йодом или спиртом, инфицируются и нагнаиваются (Van-Riel, 1958; Surv. in the Tropics, 1965).

Иногда после долгого утомительного пути через заросли и лесные завалы сквозь деревья вдруг блеснет река. Конечно, первое желание – окунуться в прохладную воду, смыть с себя пот и усталость. Но окунуться «с ходу», разгоряченным, это значит подвергнуть себя большому риску. Быстрое охлаждение перегретого организма вызывает резкий спазм сосудов, в том числе и сердечных, за благополучный исход которого трудно поручиться. Р. Кармен в своей книге «Свет в джунглях» описал случай, когда кинооператор Е. Мухин после длительного перехода в джунглях, не остынув, нырнул в речку. «Купание оказалось для него роковым. Едва закончив съемки, он свалился замертво. Сердце замирало, еле довезли его до базы» (Кармен, 1957).

Реальную опасность для человека при купании в тропических реках или при переходе их вброд представляют крокодилы, а в южноамериканских водоемах пирайи, или пираньи (Serrasalmo piraya) (рис. 92) – небольшие, с человеческую ладонь, рыбы черной, желтоватой или фиолетовой окраски с крупной чешуей, словно присыпанной блестками. Выдающаяся вперед нижняя челюсть, усаженная острыми, как бритвенные лезвия, зубами, придает ей какую-то особую хищность.


Рис. 92. Пиранья.
Пираньи обычно ходят косяками, насчитывающими от нескольких десятков до нескольких сотен и даже тысяч особей.

Кровожадность этих маленьких хищниц порой несколько преувеличивают, но запах крови вызывает у пираний агрессивный рефлекс, и, напав на жертву, они не успокаиваются до тех пор, пока от нее не останется один скелет (Островский, 1971; Даль, 1973). Описано немало случаев, когда люди и животные, подвергшиеся нападению стаи пираний, были буквально растерзаны заживо в течение нескольких минут.

Определить заранее дальность предстоящего перехода и время, которое на него потребуется, не всегда возможно. Поэтому план предстоящего похода (скорость ходьбы, продолжительность переходов и привалов и прочее) должен быть составлен с учетом физических возможностей самого слабого члена экипажа. Рационально составленный план обеспечит в течение максимального времени сохранение сил и работоспособности всей группы.

Независимо от скорости марша, которую будут определять различные причины, через каждый час рекомендуется 10-15-минутная остановка для кратковременного отдыха и подгонки снаряжения. Примерно через 5-6 час. устраивается большой привал. Полутора-двух часов будет достаточно, чтобы набраться сил, приготовить горячую пищу или чай, привести в порядок одежду и обувь.

Отсыревшие ботинки и носки следует хорошо просушить и, если возможно, вымыть ноги и припудрить межпальцевые промежутки сушащей присыпкой. Польза от этих простейших гигиенических мероприятий необычайно велика. С их помощью можно предупредить различные гнойничковые и грибковые заболевания, возникающие в тропиках из-за большой потливости ног, мацерации кожи и последующего ее инфицирования (Халлер, 1962).

Если днем, пробираясь по джунглям, то и дело натыкаешься на препятствия, то ночью трудности тысячекратно возрастают. Поэтому за 1,5-2 часа до приближения темноты надо подумать об устройстве лагеря. Ночь в тропиках наступает сразу, почти без всяких сумерек. Стоит лишь зайти солнцу (это происходит между 17 и 18 час.), как джунгли погружаются в непроглядный мрак.

Место для лагеря стараются подобрать как можно более сухое, желательно подальше от стоячих водоемов, в стороне от тропы, проложенной дикими животными. Очистив площадку от кустарника и высокой травы, в центре ее выкапывают неглубокую яму для костра. Место для установки палатки или постройки временного жилища выбирают с таким расчетом, чтобы поблизости не было сухостоя или деревьев с большими сухими ветвями. Они обламываются даже при небольших порывах ветра и, падая, могут причинить тяжелые повреждения.

Прежде чем лечь спать, с помощью дымокурницы – использованной консервной банки, заполненной тлеющими углями и свежей травой, выгоняют из жилища комаров и москитов, а затем банку ставят у входа. На ночь устанавливают сменное дежурство. В обязанности дежурного входит поддержание костра в течение всего ночного времени, чтобы предупредить нападение хищников.

Самым быстрым и требующим наименьших физических затрат способом передвижения является плавание по реке. Помимо крупных водных артерий, таких, как Амазонка, Парана, Ориноко – в Южной Америке; Конго, Сенегал, Нил – в Африке; Ганг, Меконг, Красная, Перак – в Юго-Восточной Азии, джунгли пересекает немало рек, вполне проходимых для спасательных плавсредств – плотов, надувных лодок. Пожалуй, для плавания по тропическим рекам наиболее надежен и удобен плот из бамбука – материала, обладающего высокой плавучестью. Так, например, колено бамбука длиной в 1 м и диаметром 8-10 см имеет подъемную силу 5 кг (Surv. in the Trop., 1965; The Jungl., 1968). Бамбук легко поддается обработке, но при неосторожности можно получить глубокие, долго незаживающие порезы острыми, как бритва, краями бамбуковых щепок. Прежде чем приступить к работе, рекомендуется тщательно очистить места сочленений под листьями от тонких волосков, вызывающих длительное раздражение кожи рук. Нередко в стволах сухого бамбука гнездятся различные насекомые и, чаще всего, шершни, укусы которых очень болезненны. На присутствие насекомых указывают темные отверстия на стволе. Чтобы выгнать насекомых, достаточно несколько раз ударить по стволу ножом-мачете (Ваггу, 1974).

Для постройки плота на трех человек достаточно 10-12 пяти-, шестиметровых стволов. Их скрепляют между собой несколькими деревянными перекладинами, а затем тщательно связывают стропами, лианами, гибкими ветвями (рис. 93). Перед отплытием изготавливают несколько трехметровых бамбуковых шестов. Ими промеряют дно, отталкиваются от препятствий и т. д. Якорем служит тяжелый камень, к которому привязываются две парашютные стропы, или несколько камней поменьше, увязанных в парашютную ткань.


Рис. 93. Постройка плота из бамбука.
Плавание по тропическим рекам всегда чревато неожиданностями, к которым всегда должен быть готов экипаж: столкновение с топляком и корягами, плавающими бревнами и крупными млекопитающими. Крайне опасны пороги и водопады, нередко попадающиеся на пути. О приближении к ним обычно предупреждает нарастающий гул падающей воды. В этом случае плот немедленно причаливают к берегу и обходят препятствие посуху, перетаскивая плот волоком. Так же как при переходах, за 1-1,5 часа до наступления темноты плавание прекращается. Но, прежде чем приступить к разбивке лагеря, плот надежно привязывают к толстому дереву.

Питание в джунглях


Несмотря на богатство фауны, обеспечить себя питанием в джунглях с помощью охоты значительно труднее, чем это кажется на первый взгляд. Не случайно отмечал в своем дневнике исследователь Африки Генри Стенли, что «...звери и крупные птицы представляют из себя нечто съестное, но, невзирая на все наши старания, нам очень редко удавалось убить что-нибудь» (Стенли, 1956).

Зато с помощью импровизированной удочки или сети можно с успехом пополнить свой рацион рыбой, которой нередко изобилуют тропические реки. Для того, кто оказался «один на один» с джунглями, не безынтересен способ рыбной ловли, который широко применяют жители тропических стран. Он основан на отравлении рыбы растительными ядами – ротенонами и ротекондами, содержащимися в листьях, кореньях и побегах некоторых тропических растений. Эти яды, совершенно безопасные для человека, вызывают у рыб сужение мелких кровеносных сосудов в жабрах и нарушают процесс дыхания. Задыхающаяся рыба мечется, выпрыгивает из воды и, погибая, всплывает на поверхность (Бейтс, Эббот, 1967). Так, южноамериканские индейцы используют для этой цели побеги лианы лонхокарпус (Lonchocarpus sp.) (Геппи, 1961), корни растения брабаско (Пеппиг, 1960), побеги лиан Dahlstedtia pinnata, Magonia pubescens, Paulinia pinnata, Indigofora lespedezoides, называемых тимбо (Кауэл, 1964; Бэйтс, 1964; Мораэс, 1965), сок ассаку (Sapium aucuparin) (Фоссет, 1964). Ведды, древние жители Шри-Ланка, также используют целый ряд растений для ловли рыбы (Кларк, 1968). Высоким содержанием ротенонов отличаются грушевидные плоды баррингтонии (рис. 94) – небольшого дерева с округлыми темно-зелеными листьями и пушистыми ярко-розовыми цветами – обитателя лесов Юго-Восточной Азии и островов Тихого океана (Литке, 1948).


Рис. 94. Баррингтония.
В джунглях Бирмы и Лаоса, Индокитайского и Малаккского п-ва по берегам водоемов, в заболоченных местах встречается немало подобных растений, образующих порой густые заросли. Узнать их можно по неприятному удушливому запаху, возникающему при растирании листьев.

Ша-ньян (Amonium echinosphaera) (рис. 95) – невысокий кустарник высотой 1-3 м с заостренными продолговатыми листьями темно-зеленого цвета по 7-10 на одном стебле напоминает своим видом отдельный перистый лист пальмы.


Рис. 95. Ша-ньян.
Нген, или Нген-рам (ботаническая принадлежность не определена) (рис. 96) – кусты, достигающие 1-1,5 м, с тонкими ветвями красного цвета. Маленькие продолговатые листья, заостренные по концам, имеют бледно-зеленую окраску и шершавые на ощупь.


Рис. 96. Нген.
Кэй-кой (Pterocaria Tonconensis Pode) (рис. 97) – густой кустарник, внешне напоминающий бузину. Стебли кустарника зеленовато-красные, имеют мелкие ланцетовидные листья.


Рис. 97. Кей-кой.
Шак-ще (Poligonium Posumbii Hamilt (рис. 98) – кусты 1-1,5 м высотой с продолговатыми темно-зелеными листьями.


Рис. 98. Шак-ще.
Тхан-мат (Antheroporum pierrei) (рис. 99) – небольшое деревце с мелкими темно-зелеными листьями и плодами, напоминающими темно-коричневые стручки фасоли неправильной формы, длиной 5-6 см, с черными плодами-бобами внутри.


Рис. 99. Тхан-мат.
В Южном Вьетнаме моногары ловят рыбу с помощью корней растения кро (Milletia pirrei Gagnepain) (Кондоминас, 1968). Методика ловли рыбы ядовитыми растениями несложна. В пруд или сделанную из камней и ветвей запруду бросают листья, корни или побеги, предварительно размочаленные ударами камней или деревянной дубины до тех пор, пока вода не окрасится в мутно-зеленый цвет. Для этого требуется примерно 4-6 кг растения. Через 15-25 мин. на поверхность воды начинает всплывать кверху брюхом «уснувшая» рыба, которую остается лишь собрать в садок. Ловля идет тем успешней, чем выше температура воды. Оптимальной считается температура 20-21°. При более низкой температуре действие ротенонов замедляется. Простота метода навела специалистов на мысль включить в состав НАЗов таблетки из ротенонов.

Предубеждение, существующее у людей, заставляет их, порой, проходить равнодушно мимо пищи из-за ее непривычности. Однако при сложившихся неблагоприятных обстоятельствах не следует ею пренебрегать. Она достаточно калорийна и питательна.

Например, 5 кузнечиков дают 225 ккал (New York Times Magazin, 1964). Древесный краб содержит 83% воды, 3,4% углеводов, 8,9% белков, 1,1% жиров. Калорийность мяса краба равняется 55,5 ккал. В теле улитки содержится 80% воды, 12,2% белков, 0,66% жира. Калорийность пищи, приготовленной из улитки, 50,9. Куколка шелковичного червя состоит на 23,1% из углеводов, на 14,2% из белков, на 1,52% из жиров. Калорийность пищевой массы из куколок составляет 206 ккал (Стенли, 1956; Le May, 1953).

В джунглях Африки, в непроходимых амазонских зарослях, в дебрях Индокитайского п-ва, на архипелагах Тихого океана встречается немало растений, плоды и клубни которых богаты питательными веществами (табл. 10).
Таблица 10. Пищевая ценность (%) дикорастущих съедобных растений (в 100 г продукта).

Наименование

Вода

Жиры

Белки

Угле­воды

Клет­чатка

Неорга­нические

вещества

Калорий­ность

в ккал

Плод хлебного

дерева

87,0

0,2

0,6

10,3

1,2

0,2

44,0

Папайя

86,6



0,6

12,6

0,2

0,6

22,9

Ростки бамбука

(свежие)

92,4

0,2

1,9

0,7

4,1

0,7

11,4

Ростки бамбука

(сухие)

22,6

2,1

22,7

13,8

30,8

8,0

155,6

Банан

89,4

0,1

0,6

7,1

1,3

1,5

30,7

Цветок банана

92,0

0,1

1,4

4,5

0,6

1,1

24,8

Клубни ку-май

73,0

0,1

1,1

24,0

1,6

0,2

96,5

Корень монг-нгыа

70,5

0,8

1,2

25,5

0,2

1,8

135,5

Плод гуайява

76,0

0,2

1,5

14,6

0,8

6,9

64,0

Плод дай-Хай

5,6

62,1

1,3

31,0





710,0

Плод зай-Гам

39,0

2,7

4,5

52,0

0,8

1,0

260,7

Финики

15,4

12,5

1,5

69,3

1,3



220,2

Копракокосового

ореха

16,6

43,4

3,7

32,4

3,3

0,6

512,8

Плод манго

82,0

1,0

3,4

12,5

0,5

0,6

69,8

Клубни маниока

67,6

0,25

1,17

28,6

1,3

1,08

117,0


Одним из таких представителей тропической флоры является кокосовая пальма (Cocos nucufera) (рис. 100). Ее легко узнать по стройному 15-20-метровому стволу, гладкому, словно колонна, с роскошной кроной из перистых листьев, у самого основания которого висят гроздья огромных орехов. Внутри ореха, скорлупа которого покрыта толстой волокнистой оболочкой, содержится до 200-300 мл прозрачной чуть сладковатой жидкости – кокосового молока, прохладной даже в самый знойный день. Ядро зрелого ореха представляет плотную, белую массу, необычайно богатую жиром (43,3%). Если нет ножа, очистить орех можно с помощью заостренной палки. Ее вкапывают тупым концом в землю, а затем, ударяя верхушкой ореха по острию, вращательным движением срывают по частям оболочку (Даниельссон, 1962). Чтобы добраться до орехов, висящих на 15-20-метровой высоте, по гладкому, лишенному ветвей стволу, следует воспользоваться опытом жителей тропических стран. Вокруг ствола обертывают ремень или парашютную стропу и связывают концы так, чтобы в образовавшуюся петлю можно было продеть ступни ног. Затем, держась руками за ствол, подтягивают ноги и выпрямляются. При спуске этот прием повторяют в обратном порядке.


Рис. 100. Кокосовая пальма.
Весьма своеобразны плоды дерева де-шой (Rubus alceafolius). Напоминая по форме чашку величиной до 8 см, они располагаются одиночно у основания продолговатых темно-зеленых листьев. Плод покрыт темной, плотной кожурой, под которой лежат крупные зеленые зерна. Ядра зерен съедобны в сыром, вареном и жареном виде.

На прогалинах и опушках джунглей Индокитайского и Малакского полуостровов растет невысокое (1-2 м) деревцо шим (Rhodomirtus tomendosa Wiglit) с продолговатыми листьями – темно-зелеными скользкими сверху и буро-зелеными «бархатными» с нижней стороны. Фиолетовые, напоминающие сливу плоды мясисты и сладки на вкус.

Высокое 10-15-метровое кау-зок (Garcinia Tonconeani) издалека привлекает к себе внимание толстым стволом, покрытым крупными белыми пятнами. Его продолговатые листья очень плотны на ощупь. Плоды кау-зок крупные, до 6 см в диаметре, необычайно кислы, но вполне съедобны после варки (рис. 101).


Рис. 101. Кау-зок.
В молодых джунглях солнечные склоны холмов покрывает кустарник зой из рода Anonaceae с тонкими темно-зелеными продолговатыми листьями, издающими при растирании сладковатый приторный запах (рис. 102). Темно-розовые, характерной каплевидной формы плоды сладки и сочны.


Рис. 102. Листья зой.
Невысокое, украшенное моховидными наростами дерево мам-той (Rubus alceafolius poir) любит открытые солнечные прогалины. Его широкие, зазубренные по краям листья также покрыты «мхом». Спелый плод напоминает небольшое красноватое яблоко с душистой сладковатой мякотью.

По берегам рек и ручьев индокитайских джунглей высоко над водой простирает ветви с длинными, плотными, темными листьями дерево куашо (Aleurites fordii). Желтые и желто-зеленые плоды похожи внешне на айву. В сыром виде можно есть лишь зрелые, упавшие на землю плоды. Незрелые плоды имеют вяжущий вкус и требуют обязательной варки.

На прогалинах и склонах холмов стволы деревьев обвивает до высоты 7-10 м лиана-паразит зай-гам (ботаническая принадлежность не определена). Ее своеобразные, до 30 см длиной и 8 см шириной листья – темно-зеленые глянцевитые сверху, снизу – блекло-зеленые, имеют посредине характерно вздутие. Овальные 1-1,5 см в диаметре плоды расположены на высоте 1,5 м от земли. При этом ветви со спелыми плодами имеют красную окраску, а с незрелыми – бледно-желтую. Ткань плода твердая, похожая по вкусу на недоваренный картофель. Варят плод дважды. Сначала 10-15 мин., а затем, очистив от наружной оболочки, – 40-50 мин. кипятят.

Манго (Mangifera indica) – небольшое дерево со своеобразными блестящими листьями, имеющими посередине высокое ребро, от которого наискось идут параллельные ребра (рис. 103).

Крупные, 6-12 см в длину темно-зеленые плоды, напоминающие по форме сердце, необычайно душисты. Их сладкую, ярко-оранжевую сочную мякоть можно есть сразу, только сорвав плод с дерева.


Рис. 103. Манго.
Хлебное дерево (Artocarpus integrifolia), пожалуй, одно из самых богатых источников пищи. Огромное, узловатое, с плотными глянцевидными листочками, порой усеяно круглыми пупырчатыми желто-зелеными плодами, иногда достигающими в весе до 20-25 кг (рис. 104). Плоды располагаются прямо на стволе или крупных ветвях. Это так называемая каулифлория. Мучнистую, богатую крахмалом мякоть можно варить, жарить и печь. Зерна, очищенные от кожуры и поджаренные на палочке-вертеле, напоминают вкусом каштан.


Рис. 104. Хлебное дерево.
Ку-май (Dioscorea persimilis) – ползучее растение, встречающееся в джунглях Юго-Восточной Азии в феврале-апреле. Его блекло-зеленый, с серой полосой посередине ствол, стелящийся по земле, украшен сердцевидной формы листьями, желто-зелеными с наружной стороны и блекло-серыми с внутренней. Клубни ку-май съедобные в жареном или вареном виде.

Дынное дерево – папайя (Carica papaya) встречается в тропических лесах Африки, Юго-Восточной Азии и Южной Америки. Это невысокое дерево, с тонким без ветвей стволом, увенчанным зонтиком из пальчато-рассеченных листьев на длинных черенках (рис. 105). Прямо на стволе висят крупные, похожие на дыню плоды. По мере созревания цвет их меняется от темно-зеленого до оранжевого. Зрелые плоды съедобны в сыром виде. По вкусу также напоминают дыню, но не очень сладкую. Помимо плодов можно использовать в пищу цветы и молодые побеги папайи, которые перед варкой надо в течение 1-2 час. вымочить в воде.


Рис. 105. Папайя.
Маниок (Manihot utilissima) – вечнозеленый кустарник с тонким узловатым стволом, 3-7 пальчато-рассеченными листьями и мелкими зеленовато-желтыми цветочками, собранными в метелки (рис. 106). Маниок – одна из самых распространенных тропических культур.

В пищу используются крупные клубневидные корни, весом до 10-15 кг, которые легко обнаружить у основания стебля. В сыром виде клубни очень ядовиты, но зато вкусны и питательны в вареном, жареном и печеном. Для быстрого приготовления клубни бросают на 5 мин. в костер, а затем 8-10 мин. пекут на горячих углях. Чтобы снять обгоревшую шкурку, делают винтообразный надрез по длине клубня, а затем срезают ножом оба конца.


Рис. 106. Маниок.
В джунглях Юго-Восточной Азии среди густых тропических зарослей можно заметить тяжелые коричневатые гроздья, свисающие словно виноградные кисти (рис. 107). Это плоды древовидной лианы кей-гам (Gnetum formosum) (рис. 108). Плоды – орешки, с твердой скорлупой, поджаренные на костре, напоминают вкусом каштан.


Рис. 107. Кей-гам.


Рис. 108. Плоды кей-гам.
Банан (Musa из семейства Musaceae) – многолетнее травянистое растение, с толстым упругим стволом, образованным из широких (80-90 см) до 4 м длины листьев (рис. 109). Трехгранные, серпообразные плоды банана располагаются в одной кисти, достигающей весом 15 кг и более. Под толстой легко снимающейся шкуркой находится сладкая крахмалистая мякоть.


Рис. 109. Банан.
Дикого сородича банана можно разыскать среди зелени тропического леса по ярко-красным цветам, которые растут вертикально, словно елочные свечи (рис. 110). Плоды дикого банана не съедобны. Зато цветы (внутренняя их часть напоминает по вкусу кукурузу), почки, молодые побеги вполне пригодны в пищу после 30-40-минутного вымачивания в воде.


Рис. 110. Дикий банан.
Бамбук (Bambusa nutans) – древовидный злак с характерным гладким коленчатым стволом и узкими, ланцетовидными листьями (рис. 111). Бамбук широко распространен в джунглях и, порой, образует густые непроходимые заросли высотой до 30 м и более. Часто стволы бамбука располагаются огромными своеобразными «пучками», у основания которых можно отыскать съедобные молодые побеги.


Рис. 111. Бамбук.
В пищу пригодны ростки длиной не более 20-50 см, напоминающие по внешнему виду початок кукурузы. Плотная многослойная оболочка легко снимается после глубокого кругового разреза, сделанного у основания «початка». Обнажившаяся зеленовато-белая плотная масса съедобна в сыром и вареном виде.

По берегам рек, ручьев, на почве, насыщенной влагой, встречается высокое дерево с гладким коричневым стволом, небольшими темно-зелеными листьями – гуайява (Psidium guaiava) (рис. 112). Его грушевидные плоды зеленого или желтого цвета, обладающие приятной на вкус кисло-сладкой мякотью, – настоящий живой поливитамин. В 100 г содержится: A (200 ие.), B (14 мг), B2 (70 мг), C (100-200 мг).


Рис. 112. Гуайява.
В молодых джунглях, по берегам ручьев и рек издалека обращает на себя внимание дерево с непропорционально тонким стволом, увенчанным раскидистой ярко-зеленой кроной из плотных с характерным удлинением на конце листьев. Это – куэо (ботаническая принадлежность не определена). Его бледно-зеленые, похожие на вытянутую сливу трехгранные плоды с золотистой сочной мякотью необычайно ароматные, имеют приятный кисловато-сладкий вкус (рис. 113).


Рис. 113. Плоды Куэо.
Монг-нгыа – копыто лошади (Angiopteris cochindunensis), небольшое деревцо, тонкий ствол которого как бы состоит из двух разных частей: нижняя – серая, скользкая, блестящая, на высоте 1-2 м переходит в ярко-зеленую, с черными вертикальными полосами – верхнюю.

Продолговатые заостренные листья окантованы по краям черными полосками. У основания дерева, под землей или прямо на поверхности, лежат 8-10 крупных, 600-700-граммовых, клубней (рис. 114). Их надо вымачивать в течение 6-8 час., а затем 1-2 часа варить.


Рис. 114. Клубни монг-нгыа.
В молодых джунглях Лаоса и Кампучии, Вьетнама и Малаккского п-ва на сухих, солнечных участках можно встретить тонкоствольную с темно-зелеными, трехпалыми листьями лиану дай-хай (Hadsoenia macrocarfa) (рис. 115). Ее 500-700-граммовые, шаровидные, коричневато-зеленые плоды содержат до 62% жира. Их можно есть в вареном и жареном виде, а крупные бобовидные зерна, поджаренные на огне, напоминают по вкусу арахис.


Рис. 115. Дай-хай.
Собранные растения можно сварить в импровизированной кастрюле из колена бамбука диаметром 80-100 мм. Для этого в верхнем открытом конце прорезают два сквозных отверстия, а затем в бамбук вставляют лист банана, свернутый так, чтобы блестящая сторона была снаружи. Очищенные клубни или плоды мелко нарезают и, положив в «кастрюлю» заливают водой. Заткнув колено пробкой из листьев, его помещают над огнем, а чтобы древесина не прогорела, поворачивают по часовой стрелке (рис. 116). Через 20-30 мин. пища готова. В этой же «кастрюле» можно вскипятить воду, только при этом пробка не нужна.


Рис. 116. Варка пищи в бамбуковом колене.

Некоторые вопросы теплообмена организма в тропиках


Высокая температура в сочетании с высокой влажностью воздуха в тропиках ставят организм человека в крайне неблагоприятные условия теплообмена. Известно, что при давлении водяных паров около 35 мм рт. ст. теплоотдача испарением практически прекращается, а при 42 мм невозможна ни при каких условиях (Guilment, Carton, 1936).

Таким образом, поскольку при высокой температуре окружающей среды теплоотдача конвекцией и радиацией невозможна, насыщенный влагой воздух закрывает последний путь, с помощью которого организм еще мог избавляться от избыточного тепла (Витте, 1956; Смирнов, 1961; Иосельсон, 1963; Winslow et al., 1937). Это состояние может наступить при температуре 30-31°, если влажность воздуха достигла 85% (Кассирский, 1964). При температуре 45° теплоотдача полностью прекращается уже при влажности 67% (Guilment, Charton, 1936; Douglas, 1950; Brebner et al., 1956). Тяжесть субъективных ощущений зависит от напряженности потовыделительного аппарата. При условии, когда работают 75% потовых желез, ощущения оцениваются как «жарко», а при включении в работу всех желез – как «очень жарко» (Winslow, Herrington, 1949).

Как видно на графике (рис. 117), уже в третьей зоне, где теплоотдача осуществляется постоянным, хотя и умеренным, напряжением потовыделительной системы, состояние организма приближается к дискомфорту. В этих условиях любая одежда ухудшает самочувствие. В четвертой зоне (зона высокой интенсивности потоотделения) испарение уже не обеспечивает полной теплоотдачи. В этой зоне начинается постепенное накопление тепла, сопровождающееся ухудшением общего состояния организма. В пятой зоне, при отсутствии обдувания, даже максимальное напряжение всей потовыделительной системы не обеспечивает необходимой теплоотдачи. Длительное пребывание в этой зоне неизбежно ведет к тепловому удару. В пределах шестой зоны при повышении температуры на 0,2-1,2° в час неизбежен перегрев организма. В седьмой, самой неблагоприятной, зоне время выживания не превышает 1,5-2 час. Несмотря на то, что график не учитывает связи перегревания с другими факторами (инсоляция, скорость движения воздуха, физическая нагрузка), он все же дает представление о влиянии основных факторов тропического климата на организм в зависимости от степени напряжения потовыделительной системы, от температуры и влажности окружающего воздуха (Кричагин, 1965).


Рис. 117. График объективной оценки переносимости человеком высоких температур внешней среды.
Американские физиологи Ф. Сарджент и Д. Захарко (1965), использовав данные, полученные разными исследователями, составили специальный график, позволяющий судить о переносимости различных температур в зависимости от влажности воздуха и определять оптимальные и допустимые пределы (рис. 118).


Рис. 118. График переносимости высоких температур. Пределы термической нагрузки: А-1, А-2, А-3 – для акклиматизировавшихся людей; НА-1, НА-2, НА-3, НА-4 – неакклиматизировавшихся.
Так, кривая А-1 показывает условия, при которых люди без неприятных ощущений могут выполнять легкую работу (100-150 ккал/час), теряя при этом за 4 часа до 2,5 л пота (Smith, 1955). Кривая А-2 разделяет очень теплые условия, при которых имеется известный риск теплового удара от невыносимо жарких, угрожающих тепловым поражением (Brunt, 1943). Е. J. Largent, W. F. Ashe (1958) вывели подобную кривую безопасных пределов (А-3) для рабочих рудников и текстильных фабрик. Кривая НА-2, построенная на данных, полученных Е. Schickele (1947), определяет предел, ниже которого автором не было зарегистрировано ни единого случая тепловых поражений в 157 воинских частях. Кривая НА-3 отражает различие теплых условий от слишком жарких при температуре 26,7° и ветре 2,5 м/сек (Ladell, 1949). На верхний предел тепловой нагрузки указывает кривая НА-4, выведенная D. Н. К. Lee (1957), для ежедневной работы неакклиматизированного человека в мезотермической зоне.

Интенсивное потоотделение при тепловой нагрузке ведет к обеднению организма жидкостью. Это отрицательно сказывается на функциональной деятельности сердечно-сосудистой системы (Дмитриев, 1959), влияет на сократительную способность мышц и развитие мышечного утомления вследствие изменения физических свойств коллоидов и последующей их деструкции (Хвойницкая, 1959; Садыков, 1961).

Для сохранения положительного водного баланса и обеспечения терморегуляции человек в условиях тропиков должен постоянно восполнять потерянную жидкость. При этом важное значение имеет не только абсолютное количество жидкости и питьевой режим, но и ее температура. Чем ниже она, тем длительней время, в течение которого человек может находиться в жаркой среде (Veghte, Webb, 1961).

J. Gold (1960), изучая теплообмен человека в термокамере при температурах 54,4-71°, установил, что питье воды, охлажденной до 1-2°, увеличивало время пребывания испытуемых в камере на 50-100%. Исходя из этих положений, многие исследователи считают крайне полезным в условиях жаркого климата использовать воду с температурой 7-15° (Бобров, Матузов, 1962; Mac Pherson, 1960; Goldmen et al., 1965). Наибольший эффект, по мнению Е. Ф. Розановой (1954), достигается при охлаждении воды до 10°.

Помимо охлаждающего действия питьевая вода увеличивает потоотделение. Правда, по некоторым данным, температура ее в пределах 25-70° не оказывает существенного влияния на уровень потоотделения (Франк, 1940; Венчиков, 1952). Н. П. Зверева (1949) установила, что интенсивность потоотделения при питье воды, нагретой до 42°, значительно выше, чем при использовании воды с температурой 17°. Однако И. Н. Журавлев (1949) указывает, что чем выше температура воды, тем больше ее нужно для утоления жажды.

Какие бы рекомендации по нормированию питьевого режима, дозировке воды и ее температуре ни давались, в любом случае количество принимаемой жидкости должно полностью компенсировать водопотери, вызванные потоотделением (Lehman, 1939).

Вместе с тем установить величину истинной потребности организма в жидкости не всегда представляется возможным с необходимой точностью. Обычно считают, что питье до полного утоления жажды и есть этот необходимый предел. Однако эта точка зрения является, по меньшей мере, ошибочной. Исследования показали, что в условиях высокой температуры у человека, пьющего воду по мере возникновения жажды, постепенно развивается дегидратация от 2 до 5%. Например, солдаты в пустыне возмещали питьем «по потребности» лишь 34-50% истинных водопотерь (Adolf et al., 1947). Таким образом, жажда оказывается весьма неточным индикатором водно-солевого состояния организма.

Чтобы избежать дегидратации, необходимо избыточное питье, т. е. дополнительный прием воды (0,3-0,5 л) после удовлетворения жажды (Minard et al., 1961). В камерных экспериментах при температуре 48,9° у испытуемых, получавших избыточное количество воды, потери в весе были вдвое меньше, чем у испытуемых контрольной группы, ниже температура тела, реже пульс (Moroff, Bass, 1965).

Таким образом, питье, превышающее водопотери, способствует нормализации теплового состояния, повышению эффективности процессов терморегуляции (Pitts et al., 1944).

В главе «Выживание в пустыне» мы уже останавливались на вопросах водно-солевого обмена при высоких температурах.

В условиях автономного существования в пустыне при ограниченных запасах воды, соли, содержащиеся в пищевом рационе, практически полностью, а иногда даже с избытком компенсируют потери хлоридов с потом. Наблюдая большую группу людей в условиях жаркого климата при температуре воздуха 40° и влажности 30%, М. В. Дмитриев (1959) пришел к заключению, что при водопотерях, не превышающих 3-5 л, в специальном водно-солевом режиме нет необходимости. Эту же мысль высказывают многие другие авторы (Шек, 1963; Штейнберг, 1963; Матузов, Ушаков, 1964; и др.).

В тропиках, особенно при больших физических нагрузках во время переходов в джунглях, когда потоотделение носит профузный характер, потери солей с потом достигают значительных величин и могут явиться причиной солевого изнурения (Латыш, 1955).

Так, во время семисуточного похода в джунглях Малаккского п-ва при температуре 25,5-32,2° и влажности воздуха 80-94% У лиц, не получавших дополнительно 10-15 г поваренной соли, уже на третьи сутки снизилось содержание хлоридов в крови и появились признаки солевого изнурения (Brennan, 1953). Таким образом, в условиях тропического климата, при большой физической нагрузке дополнительный прием солей становится необходимым (Gradwhol, 1951; Leithead, 1963, 1967; Malhotra, 1964; Boaz, 1969). Соль дают либо в порошке, либо в таблетках, добавляя ее к пище в количестве 7-15 г (Hall, 1964; Taft, 1967), или в виде 0,1-2%-ного раствора (Field service, 1945; Haller, 1962; Neel, 1962). При определении количества хлористого натрия, которое надо давать дополнительно, можно исходить из расчета 2 г соли на каждый литр потерянной с потом жидкости (Сильченко, 1974).

По поводу целесообразности использования подсоленной воды для улучшения водно-солевого обмена мнения физиологов расходятся. По мнению некоторых авторов, подсоленная вода быстрее утоляет жажду и способствует удержанию жидкости в организме (Яковлев, 1953; Грачев, 1954; Курашвили, 1960; Шек, 1963; Соломко, 1967).

Так, по данным М. Е. Маршака и Л. М. Клауса (1927), добавление к воде хлористого натрия (10 г/л) снижало водопотери с 2250 до 1850 мл, а потери солей с 19 до 14 г.

И. С. Кандрор и соавторы (1963) отмечали, что для утоления жажды подсоленной (0,1%) водой ее требуется на 40-50% меньше, чем пресной.

Этот факт подтверждают наблюдения К. Ю. Юсупова и А. Ю. Тилиса (Юсупов, 1960; Юсупов, Тилис, 1960). Все 92 человека, выполнявшие физическую работу при температуре 36,4-45,3°, быстрее утоляли жажду водой, к которой добавлялось от 1 до 5 г/л хлористого натрия. Вместе с тем истинная потребность организма в жидкости не покрывалась и развивалась скрытая дегидратация (табл.11).
Таблица 11. Водопотери при потреблении пресной и подсоленной воды. Число испытуемых – 7.

Качество

воды

Потеря

веса, г

Выпитая

жидкость, г

Остаточная

дегидратация, г

Вода с NaCl (1 г на 1 л)

1490

670

820

Пресная

1420

1110

310


По мнению других авторов, подсоленная вода не имеет никаких преимуществ перед пресной (Senay et al., 1965).

Так, В. П. Михайлов (1959), изучая водно-солевой обмен у испытуемых в условиях термокамеры при 35° и относительной влажности воздуха 39-45% и на марше при 27-31° и влажности 20-31%, пришел к заключению, что при прочих равных условиях питье подсоленной (0,5%) воды не снижает потоотделения, не уменьшает опасности перегрева и лишь стимулирует диурез.

Водообеспечение в джунглях


Вопросы водообеспечения в джунглях решаются относительно просто. Здесь не приходится жаловаться на недостаток воды. Ручьи и ручейки, впадины, заполненные водой, болота и небольшие озера встречаются на каждом шагу (Стенли, 1958). Однако пользоваться водой из таких источников приходится с осторожностью. Нередко она заражена гельминтами, содержит различные патогенные микроорганизмы – возбудители тяжелых кишечных заболеваний (Grober, 1939; Haller, 1962). Вода стоячих и слабопроточных водоемов имеет высокое органическое загрязнение (коли-индекс превышает 11 000), поэтому обеззараживание ее таблетками пантоцида, иодином, холазоном и другими бактерицидными препаратами может оказаться недостаточно эффективным (Калмыков, 1953; Губарь, Кошкин, 1961; Rodenwald, 1957). Наиболее надежный способ сделать воду джунглей безопасной для здоровья – кипячение. Хотя он требует определенной затраты времени и энергии, им не следует пренебрегать во имя собственной безопасности.

Джунгли, помимо указанных выше водоисточников, располагают еще одним – биологическим. Его представляют различные растения-водоносы. Одним из таких водоносов является пальма-равенала (Ravenala madagascariensis), называемая деревом путешественников (рис. 119).


Рис. 119. Равенала. Ботанический сад, г. Маданг, Папуа Новая Гвинея.
Это деревянистое растение, встречающееся в джунглях и саваннах Африканского материка, легко узнать по расположенным в одной плоскости широким листьям, которые напоминают распустившийся павлиний хвост или огромный ярко-зеленый веер.

Толстые черенки листьев имеют вместилища, в которых накапливается до 1 л воды (Родин, 1954; Баранов, 1956; Фидлер, 1959).

Немало влаги можно получить из лиан, нижние петли которых содержат до 200 мл прохладной, прозрачной жидкости (Стенли, 1958). Однако, если сок кажется тепловатым, горчит на вкус или окрашен, пить его не следует, он может оказаться ядовитым (Benjamin, 1970).

Своеобразным хранилищем воды, даже в периоды сильной засухи, является король африканской флоры – баобаб (Хантер, 1960).

В джунглях Юго-Восточной Азии, на Филиппинских и Зондских островах встречается крайне любопытное дерево-водонос, известное под названием малукба. Сделав на его толстом стволе V-образную зарубку и приспособив в качестве желоба кусок коры или бананового листа, можно собрать до 180 л воды (George, 1967). Это дерево имеет поразительное свойство: воду из него удается добыть только после захода солнца.

А, например, жители Бирмы получают воду из тростника, полутораметровый стебель которого дает около стакана влаги (Вайдья, 1968).

Но, пожалуй, самое распространенное растение-водонос – бамбук. Правда, далеко не каждый бамбуковый ствол хранит в себе запас воды. Бамбук, содержащий воду, имеет желтовато-зеленую окраску и растет в сырых местах наклонно к земле под углом 30-50°. Наличие воды определяется по характерному всплеску при встряхивании. В одном метровом колене содержится от 200 до 600 мл прозрачной, приятной на вкус воды (The Jungle, 1968; Benjamin, 1970). Бамбуковая вода имеет температуру 10-12° даже тогда, когда температура окружающего воздуха давно перевалила за 30°. Такое колено с водой можно использовать в качестве фляги и нести с собой, имея под рукой запас свежей, не требующей никакой предварительной обработки, пресной воды (рис. 120).


Рис. 120. Транспортировка воды в бамбуковых «флягах».

Профилактика и лечение заболеваний


Климато-географические особенности тропических стран (постоянно высокие температуры и влажность воздуха, специфика флоры и фауны) создают крайне благоприятные условия для возникновения и развития различных тропических заболеваний (Максимова, 1965; Райх, 1965). «Человек, попадая в сферу влияния очага трансмиссивных заболеваний, в силу характера своей деятельности становится новым звеном в цепи биоценотических связей, прокладывающим путь проникновения возбудителя из очага в организм. Этим и объясняется возможность заражения человека некоторыми трансмиссивными болезнями в условиях дикой, малоосвоенной природы». Это положение, высказанное крупнейшим советским ученым академиком Е. Н. Павловским (1945), целиком и полностью можно отнести к тропикам. Причем в тропиках в связи с отсутствием сезонных колебаний климата заболевания тоже утрачивают свой сезонный ритм (Юзац, 1965).

Однако помимо благоприятных условий внешней среды существенную роль в возникновении и распространении тропических заболеваний могут играть ряд социальных факторов и, в первую очередь, низкое санитарное состояние населенных пунктов, особенно сельских, отсутствие санитарной очистки, централизованного водоснабжения и канализации, несоблюдение элементарных правил гигиены, отсутствие санитарно-просветительной работы, недостаточность мер по выявлению и изоляции заболевших, бациллоносителей и т. д. (Рыжиков, 1965; Лысенко и др., 1965; Нгуен Танг Ам, 1960).

Если классифицировать тропические заболевания по принципу причинности возникновения, их можно разбить на 5 групп. К первой будут относиться все болезни, связанные с воздействием на человека неблагоприятных факторов тропического климата (высокая инсоляция, температура и влажность воздуха), – ожоги, тепловой и солнечный удары, а также грибковые поражения кожи, которым способствует постоянное увлажнение кожи, вызванное усиленным потоотделением.

Вторая группа объединяет заболевания алиментарного характера, обусловленные недостатком в пище тех или иных витаминов (бери-бери, пеллагра и т. д.) или присутствием в ней токсических веществ (отравление глюкозидами, алкалоидами и т. д.).

В третью группу входят заболевания, вызванные укусами ядовитых змей, паукообразных и т. д.

Заболевания четвертой группы возникают вследствие специфики почвенно-климатических условий, способствующих развитию в почве тех или иных возбудителей (анкилостомозы, стронгилоидозы и т. д.).

И, наконец, пятая группа собственно тропических болезней – заболевания с выраженной тропической природной очаговостью (сонная болезнь, шистозоматозы, желтая лихорадка, малярия и т. д.).

Известно, что в тропиках часто наблюдается нарушение теплообмена. Однако угроза получения теплового удара возникает лишь при большой физической нагрузке, которую можно избежать, соблюдая рациональный режим трудовой деятельности. Меры оказания помощи сводятся к созданию покоя пострадавшему, обеспечению его питьем, введению сердечных и тонизирующих средств (кофеин, кордиамин и др.). Особенно широко распространены в тропической зоне грибковые заболевания (особенно пальцев стоп), вызываемые различными видами дерматофитов. Это объясняется, с одной стороны, тем, что кислая реакция почв благоприятствует развитию в них грибков, патогенных для человека (Акимцев, 1957; Яроцкий, 1965), с другой стороны, возникновению грибковых заболеваний способствуют повышенная потливость кожи, высокая влажность и температура окружающего воздуха (Якобсон, 1956; Мошковский, 1957; Finger, 1960).

Профилактика и лечение грибковых заболеваний заключается в постоянном гигиеническом уходе за ногами, смазывании межпальцевых промежутков нитрофугином, присыпки смесью из окиси цинка, борной кислоты и т. д. Повышенная потливость часто ведет к развитию тропической потницы с обильным высыпанием мелких пузырьков, наполненных прозрачной жидкостью, сопровождающихся зудом (Яроцкий, 1963; и др.). Лечение потницы состоит в регулярном гигиеническом уходе за кожей (Borman et al., 1943).

Весьма частым поражением кожи в условиях жаркого, влажного климата является тропический лишай (Miliaria rubra). Эго поверхностный дерматит неизвестной этиологии, с резким покраснением кожи, обильными везикулезными и папулезными высыпаниями, сопровождающийся сильным зудом и жжением пораженных участков (Климов, 1965; и др.). Для лечения тропического лишая рекомендуется присыпка, состоящая из 50,0 г окиси цинка; 50,5 г талька; 10,0 г бетонита; 5,0 г камфоры в порошке и 0,5 г ментола (Macki et al., 1956).

Рассматривая вторую группу тропических заболеваний, мы коснемся лишь тех, которые носят острый характер, т. е. вызываются попаданием в организм токсических веществ (глюкозидов, алкалоидов), содержащихся в дикорастущих растениях (Петровский, 1948). Мерой профилактики отравления при использовании в пищу малознакомых растений тропической флоры будет служить прием их малыми порциями, с последующей тактикой ожидания. При появлении признаков отравления: тошнота, рвота, головокружение, схваткообразные боли в животе – следует немедленно принять меры для удаления из организма принятой пищи (промывание желудка, обильное питье 3-5 л слабого раствора марганцовокислого калия, а также введение препаратов, поддерживающих сердечную деятельность, возбуждающих дыхательный центр).

К этой же группе можно отнести поражения, вызванные растениями типа гуао, широко распространенными в тропических лесах Центральной и Южной Америки, на островах Карибского моря. Белый сок растения через 5 мин. буреет, а через 15 мин. приобретает черную окраску. При попадании сока на кожу (особенно поврежденную) с росой, каплями дождя или прикосновении к листьям и молодым побегам на ней появляются многочисленные бледно-розовые пузырьки. Они быстро растут, сливаются, образуя пятна с неровными краями. Кожа отекает, нестерпимо зудит, появляются головная боль, головокружение. Заболевание может растянуться на 1-2 недели, но всегда кончается благополучным исходом (Сафронов, 1965). К такого рода растениям относится манцинелла (Hippomane mancinella) из семейства молочайных с мелкими, похожими на яблоки плодами. После прикосновения к его стволу во время дождя, когда по нему стекает вода, растворяющая сок, через короткое время появляются сильная головная боль, рези в кишечнике, язык распухает настолько, что трудно говорить (Шёгрен, 1972).

В Юго-Восточной Азии аналогичным действием обладает сок растения хан, несколько напоминающего по внешнему виду крупную крапиву, вызывающий очень глубокие болезненные ожоги.

Грозную опасность для человека в тропическом лесу представляют ядовитые змеи. Английские авторы считают укусы змей одной из «трех важнейших чрезвычайных ситуаций, возникающих в джунглях».

Достаточно сказать, что ежегодно жертвами ядовитых змей становятся в Азии 25-30 тысяч человек, в Южной Америке – 4 тысячи, в Африке – 400-1000, в США – 300-500, в Европе – 50 человек (Grober, 1960). По данным ВОЗ, только в 1963 г. от змеиного яда погибло более 15 тысяч человек (Скосырев, 1969).

При отсутствии специфической сыворотки от укуса ядовитых змей умирает около 30% пораженных (Manson-Bahr, 1954).

Из 2200 известных змей ядовиты примерно 270 видов. Это главным образом представители двух семейств – colubridae и viperinae (Nauck, 1956; Банников, 1965). На территории Советского Союза насчитывается 56 видов змей, из которых ядовитых только 10 (Вальцева, 1969). Наиболее ядовитые змеи тропической зоны:


Название

Семейство

Виды

Характер яда

Тропическая Африка

Египетская очковая

змея аспид

Colubridae

proterogliphe

Naya haya

Нейротоксин

Черная кобра

Naya nigricollis

Желтая кобра

Naya flava

Гадюка стрела

Viperinae

Causus rhombeatus

Гемотоксин

Африканская гадюка

Bitis arietans

Габонская гадюка

Bitis gabonica

Гадюка носорог

Bitis nasicornus

Эфа

Echis car'inata

Гюрза

Vipera labetina

Капская гадюка

Vipera arietans

Рогатая гадюка

Cerastes cornutus

Тропическая Азия

Королевская кобра

Colubridae

proterogliphe

Naya hannah

Нейротоксин

Индийская очковая

змея

Naya tripudians

Большая ная

Bungarus fasciatus

Парагуда

Bungarus coeruleus

Тик-полонча

Viperinae

Vipera russelli

Гемотоксин

Эфа

Echis carinata

Гладкий копьеголов,

или Улар-Тауна

Crotalinae

Ancistrodon rhodostoma

Нейротоксин

Зеленая куфия

Trimeresurus gramineus

Гемотоксин

Копьеголовая куфия

Trimeresurus lanceolatus

Тропическая Австралия и Океания

Черная ехидна

Crotalinae

Pseudechis porphyriacus

Нейротоксин

Тигровая змея

Notechis scutatus

Шипохвост,

или змея смерти

Colubridae

proterogliphe

Acanthophis antaracticus

Фурия короткая

Hoplocephalus curtus

Тик-полонча

Viperinae

Vipera russelli

Тропическая Америка

Коралловая змея

Colubridae

proterogliphe

Micrurus fulvis

Нейротоксин

Лабария

Bothops atrox

Уруту

Crotalinae

Bothrops alternatus

Ярарака

Bothrops yararaca

Бушмейстер,

или сурукуку

Crotalus mutus

Чернохвостый гремучник,

или касавелла

Crotalus horridus

Копьеголовая куфия

Trimeresurus lanceolatus


Ядовитые змеи обычно невелики по размеру (100-150 см), однако встречаются экземпляры, достигающие 3 м и более (рис. 121-129). Яд змей сложен по своей природе. В его состав входят: альбумины и глобулины, коагулирующие от высокой температуры; белки, не коагулирующие от высокой температуры (альбумозы и т. д.); муцин и муциноподобные вещества; протеолитический, диастатический, липолитический, цитолитический ферменты, фибрин-фермент; жиры; форменные элементы, случайные бактериальные примеси; соли хлоридов и фосфатов кальция, магнезии и алюминия (Павловский, 1950). Токсические вещества, гемотоксины и нейротоксины, обладающие действием ферментативных ядов, поражают кровеносную и нервную системы (Баркаган, 1965; Borman et al., 1943; Boquet, 1948).


Рис. 121. Бушмейстер.


Рис. 122. Очковая змея.


Рис. 123. Аспид.


Рис. 124. Эфа.


Рис. 125. Гюрза.


Рис. 126. Мамба.


Рис. 127. Африканская гадюка.


Рис. 128. Змея смерти.


Рис. 129. Тропическая гремучая змея.
Гемотоксины дают сильную местную реакцию в области укуса, которая выражается в резкой болезненности, отеке и возникновении кровоизлияний. Через короткий промежуток времени появляются головокружение, боли в животе, рвота, жажда. Артериальное давление падает, понижается температура, учащается дыхание. Все эти явления развиваются на фоне сильного эмоционального возбуждения.

Нейротоксины, воздействуя на нервную систему, вызывают параличи конечностей, которые затем переходят на мышцы головы и туловища. Наступают расстройства речи, глотания, недержание кала, мочи и т. д. При тяжелых формах отравления смерть через короткое время наступает от паралича дыхания (Султанов, 1957).

Все эти явления развиваются особенно быстро при попадании яда непосредственно в магистральные сосуды.

Степень отравления зависит от вида змеи, ее величины, количества яда, попавшего в организм человека, от периода года Например, наиболее ядовиты змеи весной, в период спаривания, после зимней спячки (Имамалиев, 1955). Важное значение имеют общее физическое состояние пострадавшего, его возраст, вес, место укуса (наиболее опасны укусы в шею, крупные сосуды конечностей) (Алиев, 1953; Napier, 1946; Russel, 1960).

Следует отметить, что некоторые змеи (черношеяя и королевская кобры) могут поражать свою жертву на расстоянии (Гржимек, 1968). По некоторым данным, кобра выплевывает струю яда на расстояние 2,5-3 м (Хантер, 1960; Гржимек, 1968). Попадание яда на слизистую оболочку глаз вызывает весь симптомокомплекс отравления.

Что испытывает жертва нападения ядовитой змеи, драматически описал в своей книге «Через Анды к Амазонке» известный немецкий натуралист Эдуард Пепппг, укушенный одной из самых ядовитых южноамериканских змей – бушмейстером (crotalus mutus) (см. рис. 121). «Я собирался срубить мешавший мне соседний ствол, как вдруг почувствовал острую боль в лодыжке, словно на нее капнули расплавленным сургучом. Боль была так сильна, что я невольно подскочил на месте. Нога сильно распухла, и я не мог на нее ступить.

Похолодевшее и почти потерявшее чувствительность место укуса обозначилось синим, величиной с квадратный вершок пятном и двумя черными точками, как от укола булавкой.

Боли все усиливались, я то и дело терял сознание; за наступающим бесчувственным состоянием могла последовать смерть. Все вокруг начало погружаться во мрак, я потерял сознание и не почувствовал больше боли. Было уже далеко за полночь, когда я пришел в себя, – молодой организм одержал победу над смертью. Жестокая лихорадка, обильная испарина и мучительная боль в ноге указывали на то, что я спасен.

В течение нескольких дней не прекращались боли от образовавшейся раны, а последствия отравления еще долго давали себя знать. Только через две недели я с посторонней помощью смог выбраться из темного угла и растянуться на шкуре ягуара у двери хижины» (Пеппиг, 1960).

При укусах змей применяются различные методы первой помощи, которые должны либо воспрепятствовать распространению яда по кровеносным сосудам (наложение жгута проксимально от места укуса) (Болдин, 1956; Adams, Macgraith, 1953; Davey, 1956; и др.), либо удалить часть яда из раны (разрезы ранок и отсасывание яда) (Юдин, 1955; Ruge und and., 1942), либо обезвредить яд (присыпание порошком марганцовокислого калия (Grober, 1939). Однако исследования, проведенные в последние годы ставят под сомнение эффективность некоторых из них.

По мнению К. И. Гинтера (1953), М. Н. Султанова (1958, 1963) и других, наложение жгута на укушенную конечность не только бесполезно, но даже вредно, ибо кратковременная лигатура не может воспрепятствовать распространению яда, а оставление жгута на длительный срок будет способствовать развитию застоя кровообращения в пораженной конечности. В результате развиваются деструктивные изменения, сопровождающиеся некрозом ткани и нередко возникает гангрена (Монаков, 1953). Эксперименты, проведенные 3. Баркаганом (1963) на кроликах, которым после введения в мышцы лапки змеиного яда накладывалась на различное время лигатура, показали, что перетяжка конечности на 1,0-1,5 часа значительно ускоряет гибель затравленных животных.

И все же среди ученых и практиков имеется немало сторонников этого метода, усматривающих пользу в наложении жгута, хотя бы на короткое время, до полного прекращения циркуляции крови и лимфы, чтобы получить возможность удалить из раны как можно больше яда, прежде чем он успел распространиться по организму (Oettingen, 1958; Haller, 1962; и др.).

Многие отечественные и зарубежные авторы указывают на недопустимость травмирования раны прижиганием раскаленными предметами, порошком марганцовокислого калия и т. п., считая, что этот метод не только не оказывает пользы, но ведет к деструкции уже пораженной ткани (Баркаган, 1965; Вальцева, 1965; Mackie et al., 1956; и др.). Вместе с тем в ряде работ указывается на необходимость удаления из раны хотя бы части попавшего в нее яда. Этого можно достичь с помощью крестообразных глубоких надрезов, проведенных через ранки, и последующего отсасывания яда ртом или медицинской банкой (Валигура, 1961; Mackie et al., 1956, и др.).

Отсасывание яда – один из наиболее эффективных методов лечения. Это достаточно безопасно для оказывающего помощь, если во рту нет ранок (Вальцева, 1965). В целях безопасности, в случае эррозий слизистой рта, между раной и ртом прокладывают тонкую резиновую или пластиковую пленку (Grober et al., 1960). Степень успеха будет зависеть от того, как скоро отсосан яд после укуса (Shannon, 1956).

Некоторые авторы предлагают обкалывать место укуса 1-2%-ным раствором марганцовокислого калия (Павловский, 1948; Юдин, 1955; Пигулевский, 1961), а например, Н. М. Stover (1955), В. Haller (1962) считают, что можно ограничиться обильным промыванием раны водой или слабым раствором любого имеющегося под руками антисептика с последующим наложением примочки из концентрированного раствора марганцовокислого калия. При этом следует учитывать, что очень слабый раствор не инактивирует яд, а слишком концентрированный вреден для тканей (Пигулевский, 1961).

Весьма противоречивы встречающиеся в литературе мнения относительно приема внутрь алкоголя при укусах змей. Еще в трудах Марка Порция, Катона, Цензория, Цельзия упоминаются случаи лечения укушенных змеями большими дозами алкоголя. Широко применяется этот способ среди жителей Индии и других стран Юго-Восточной Азии.

Некоторые авторы рекомендуют давать пострадавшим от укуса змей 200-250 г алкоголя ежедневно (Балакина, 1947). С. В. Пигулевский (1961) считает, что алкоголь необходимо применять в количестве, возбуждающем нервную систему. Однако большинство современных исследователей весьма скептически относятся к подобным рекомендациям. Более того, по их мнению, прием алкоголя внутрь может значительно ухудшить общее состояние укушенного змеей (Баркаган и др. 1965; Haller, 1962). Причину этого усматривают в том, что нервная система более остро реагирует на раздражитель после введения в организм алкоголя (Хаджимова и др., 1954). По данным И. Вальцевой (1969), принятый алкоголь прочно фиксирует змеиный яд в нервной ткани.

Какие бы лечебные мероприятия ни проводились, одним из обязательных условий является создание пострадавшему максимального покоя и иммобилизация укушенной конечности так, как при переломе (Новиков и др., 1963; Merriam, 1961; и др.). Абсолютный покой способствует быстрой ликвидации местной отечно-воспалительной реакции (Баркаган, 1963) и более благоприятному исходу отравления.

Наиболее эффективный метод лечения человека, укушенного змеей, – немедленное введение специфической сыворотки. Ее вводят подкожно или внутримышечно, а при быстром развитии симптомов – внутривенно. При этом нет необходимости вводить сыворотку в место укуса, так как она дает не столько местный, сколько общий антитоксический эффект (Lennaro et al., 1961). Точная доза сыворотки зависит от типа змеи и ее величины, силы отравления, возраста жертвы (Russell, 1960). М. Н. Султанов (1967) рекомендует дозировать количество сыворотки в зависимости от тяжести случая: 90-120 мл – при тяжелых, 50-80 мл – в средних, 20-40 мл – в легких случаях.

Таким образом, комплекс мероприятий при оказании помощи в случае укуса змеи будет складываться из введения сыворотки, обеспечения пострадавшему полного покоя, иммобилизации укушенной конечности, дачи обильного питья, болеутоляющих (кроме морфина и его аналогов), введения сердечных и дыхательных аналептиков, гепарина (5000-10 000 ед), кортизона (150-500 мг/кг веса), преднизолона (5-10 мг) (Deichmann et al., 1958). М. W. Allam, D. Weiner. F. D. W. Lukens (1956) полагают, что гидрокортизон и адренокортикотропный гормон обладают антигиалуронидазным действием. Эти препараты, с одной стороны, блокируют энзимы, содержащиеся в яде змей (Harris, 1957), с другой стороны, усиливают реактивное действие сыворотки (Oettingen, 1958). Правда, W. A. Shottler (1954), основываясь на данных лабораторных исследований, не разделяет эту точку зрения. Рекомендуются переливания крови (Shannon, 1956), новокаиновая блокада, 200-300 мл 0,25%-ного раствора новокаина (Кристал, 1956; Бердыева, 1960), внутривенное влияние 0,5%-ного раствора новокаина (Гинтер, 1953). Учитывая тяжелое психическое состояние людей укушенных змеями, возможно целесообразным окажется дача пострадавшему транквилизаторов (триоксазин и др.). В последующий период необходимо тщательно следить за изменением артериального давления, мочой, гемоглобином и гематокритом, а также за гемолизом в моче (Merriam, 1961).

Профилактика укусов заключается, прежде всего, в соблюдении правил предосторожности при передвижении по лесу, обследовании участка для лагеря. При неосмотрительности, подвергнуться нападению пресмыкающихся можно во время перехода. Змеи нередко занимают охотничью позицию на ветвях деревьев, нависающих над тропами, протоптанными животными. Как правило, змея нападает лишь тогда, когда человек случайно наступил на нее или схватил рукой. В иных случаях, при встрече с человеком, змея обычно спасается бегством, спеша укрыться в ближайшее убежище.

При встрече со змеей иногда достаточно отступить, чтобы она оставила за человеком «поле боя». Если нападение все же нельзя избежать, надо немедленно нанести резкий удар по голове.

Реальную опасность для человека представляет встреча с ядовитыми животными – представителями класса паукообразных (Arachnoidea), которые «постоянно или временно содержат в своем теле вещества, вызывающие у человека отравления различной степени» (Павловский, 1931). К ним, в первую очередь, относится отряд скорпионов (Scorpiones). Скорпионы по величине обычно не превышают 5-15 см. Но в северных лесах Малайского архипелага водятся гигантские зеленые скорпионы, достигающие 20-25 см (Уоллес, 1956). Своим внешним видом скорпион напоминает небольшого рака с черным или буро-коричневым телом, с клешнями и тонким членистым хвостом. Хвост оканчивается твердым изогнутым жалом, в которое открываются протоки ядовитых желез (рис. 130). Яд скорпионов вызывает резкую местную реакцию: покраснение, отек, сильную болезненность (Vachon, 1956). В некоторых случаях развивается общая интоксикация. Через 35-45 мин. после укола появляются коликообразные боли в языке и деснах, нарушается акт глотания, повышается температура, начинаются озноб, судороги, рвота (Султанов, 1956).


Рис. 130. Скорпион.


Рис. 131. Фаланга.
При отсутствии противоскорпионовой или противокаракуртовой сыворотки, которые являются самыми эффективными средствами лечения (Баркаган, 1950), рекомендуется обколоть пораженное место 2%-ным раствором новокаина или 0,1%-ным раствором марганцовокислого калия, наложить примочки с марганцовкой, а затем согреть больного и дать ему обильное питье (горячий чай, кофе) (Павловский, 1950; Талызин, 1970; и др.).

Среди многочисленного (более 20 000 видов) отряда пауков (Araneina) встречается не мало представителей, опасных для человека. Укус некоторых из них, например Licosa raptoria, Phormictopus, живущих в бразильских джунглях, дает тяжелейшую местную реакцию (гангренозный распад тканей), а иногда оканчивается смертельным исходом (Павловский, 1948). Особенно опасным считается небольшой паук Dendrifantes nocsius, укус которого нередко смертелен.

Широкое распространение в странах с жарким климатом имеют различные виды каракуртов (Lathrodectus tredecimguttatus). Особенно ядовита самка паука. Ее легко узнать по круглому, величиной 1-2 см черному брюшку с красноватыми или белесоватыми пятнами.

Как правило, укус каракурта вызывает жгучую боль, которая распространяется по всему телу. На месте укуса быстро развивается отек, гиперемия (Финкель, 1929; Благодарный, 1955). Нередко яд каракурта ведет к тяжелейшей общей интоксикации с симптоматологией, напоминающей картину острого живота (Аряев и др., 1961; Езовит, 1965).

Болевые явления сопровождаются повышением артериального давления до 200/100 мм рт. ст., упадком сердечной деятельности, рвотой, судорогами (Розенбаум, Наумова, 1956; Арустамян, 1956).

Противокаракуртовая сыворотка дает отличный лечебный эффект. После внутримышечного введения 30-40 см3 острые явления быстро стихают. Рекомендуются примочки 0,5%-ного раствора марганцовокислого калия, впрыскивание в область укуса 3-5 мл 0,1%-ного раствора марганцовки (Баркаган, 1950; Благодарный, 1957; Султанов, 1963) или прием его внутрь (Федорович, 1950). Больного следует согреть, успокоить и дать обильное питье.

В качестве экстренной меры в полевых условиях для разрушения яда применяется прижигание места укуса членистоногими воспламеняющейся головкой спички или раскаленным металлическим предметом, но не позднее 2 мин. с момента нападения (Мариковский, 1954). Быстрое прижигание места укуса разрушает поверхностно введенный яд и тем самым облегчает течение интоксикации.

Что касается тарантулов (Trochos singoriensis, Lycosa tarantula и др.), то ядовитость их значительно преувеличена, и укусы, кроме болезненности и небольшой опухоли, редко ведут к серьезным осложнениям (Мариковский, 1956; Талызин, 1970).

Чтобы избежать нападения скорпионов, пауков, тщательно осматривают временное укрытие и постели перед сном, одежду и обувь, прежде чем надеть, осматривают и встряхивают.

Тропические водоемы населяют около 250 видов пиявок (Hirudinea), и после купания человек нередко обнаруживает на себе с десяток присосавшихся паразитов.

Пробираясь сквозь чащу тропического леса, можно подвергнуться нападению сухопутных пиявок из рода Haemadipsa, которые прячутся на листьях деревьев и кустарников, на стеблях растений вдоль троп, проложенных животными и людьми. В джунглях Юго-Восточной Азии встречается в основном несколько видов пиявок: Limhatis nilotica, Haemadipsa zeylanica, H. ceylonica (Демин, 1965; и др.). Размеры пиявок варьируют от нескольких миллиметров до десятка сантиметров.

Укус пиявки совершенно безболезнен, вот почему пиявку обнаруживают лишь при осмотре кожных покровов, когда она уже насосалась крови. Вид пиявки, разбухшей от выпитой крови, повергает неопытного человека в ужас. Он стремится побыстрее сорвать ее с кожи. Но именно этого и не следует делать, так как в коже останутся хоботок и челюсти паразита, и место укуса будет долго кровоточить и сохранять болезненность (Волович, 1966; Turaids, 1968).

Пиявку легко удалить, прикоснувшись к ней зажженной сигаретой, посыпав ее солью, табаком, растертой таблеткой пантоцида (Даррелл, 1963; Surv. in the Tropics, 1965). Место укуса необходимо смазать йодом, спиртом или другим дезинфицирующим раствором.

Непосредственной опасности укус пиявки обычно не несет, однако ранка может осложниться вторичной инфекцией. Значительно более тяжкие последствия возникают при попадании мелких пиявок с водой или пищей внутрь организма. Присасываясь к слизистой гортани пищевода, они вызывают рвоту, кровотечение.

Попадание пиявок в дыхательные пути может привести к их механической закупорке и последующей асфиксии (Павловский, 1948). Удалить пиявку можно с помощью палочки с ватой, смоченной спиртом, йодом или концентрированным раствором поваренной соли (Коц, 1951).

Меры защиты от пиявок несложны. Рукава рубахи должны при переходах опускаться, манжеты застегиваться, брюки обязательно заправляются в носки. На привалах рекомендуется периодически осматривать кожные покровы, удаляя присосавшихся паразитов любым из описанных выше способов. В некоторых зарубежных НАЗах в состав комплекта аптечки входит специальный репеллент от пиявок (Seek-2 Kit, 1968; Wilkinson, 1968).

Особого внимания заслуживают заболевания, входящие в четвертую группу. Из многочисленных работ отечественных и зарубежных авторов (Рыжиков, 1965; Плотников, 1959; Яроцкий, 1965; Gradwohl, 1951; Manson-Bahr, 1954; и др.) известно о широком распространении в тропических странах заболеваний, вызванных различными видами глистов. Заражение человека обычно происходит при попадании в организм личинок и яиц гельминтов с пищей и водой. Но, что особенно важно, личинки ряда паразитов (шистозомы, кишечная угрица, анкилостомиды) нередко проникают в организм через неповрежденную кожу при хождении босиком, купании и т. д. (Кассирский, Бурова, 1936; Подолян, 1965; Лосев, 1965; Лысенко, Лосев, 1965; Batten, 1956).

Профилактика глистных инвазий вполне эффективна при строгом соблюдении мер предосторожности: запрещение купания в стоячих и слабопроточных водах, обязательное ношение обуви, тщательная термическая обработка пищи, использование для питья только кипяченой воды (Хоанг Тик Чи, 1957; Пекшев, 1965, 1967; Garry, 1944).

Пятую группу, как мы указывали выше, составляют заболевания, передаваемые летающими кровососущими насекомыми (комарами, москитами, мухами, мошками). К важнейшим из них относятся филяриатозы, желтая лихорадка, трипансомоз, малярия.

Филяриатозы. Филяриатоз (вухерериатоз, онхоцеркоз) относится к трансмиссивным заболеваниям тропической зоны, возбудители которых – нематоды подотряда Filariata Skrjabin (Wuchereria Bancrfeti, w. malayi) – передаются человеку комарами родов Anopheles, Culex, Aedes подотряда Mansonia и мошками. Зона распространения захватывает ряд областей Индии, Бирмы, Таиланда, Филиппин, Индонезии, Индокитая. Значительная область Африканского и Южно-Американского материков эндемична для филяриатозов вследствие благоприятных условий (высокая температура и влажность) для выплода комаров-переносчиков (Лейкина и др., 1965; Камалов, 1953).

По данным В. Я. Подоляна (1962), зараженность населения Лаоса и Кампучии колеблется от 1,1 до 33,3%. В Таиланде процент поражений составляет 2,9-40,8%. 36% населения бывшей Малайской Федерации поражено филяриатозами. На о-ве Ява заболеваемость составляет 23,3, на Целебесе – 39,3%. Также широко распространено это заболевание на Филиппинах (1,3-29%). В Конго филяриатозом поражено 23% населения (Годованный, Фролов, 1961). Вухерериатоз после длительного (3-18 месяцев) инкубационного периода проявляется в виде тяжелейшего поражения лимфатической системы, известного под названием элефантиазиса, или слоновой болезни.

Онхоцеркоз проявляется в виде образования под кожей конечностей плотных, подвижных, часто болезненных узлов различной величины. Характерны для этого заболевания поражение органов зрения (кератиты, иридоциклиты), нередко кончающиеся слепотой.

Предупреждение филяриатозов состоит в профилактическом приеме гетразана (дитрозина) и использовании репеллентов, отпугивающих кровососущих насекомых (Лейкина, 1959; Годованный, Фролов, 1963).

Желтая лихорадка. Вызывается фильтрующимся вирусом Viscerophilus tropicus, переносчиком которого являются комары Aedes aegypti, A. africanus, A. simpsony, A. haemagogus и др. Желтая лихорадка в эндемичной форме широко распространена в джунглях Африки, Южной и Центральной Америки, Юго-Восточной Азии (Мошковский, Плотников, 1957; и др.).

После короткого инкубационного периода (3-6 дней) заболевание начинается с потрясающего озноба, повышения температуры, тошноты, рвоты, головных болей, с последующим нарастанием явлений желтухи, поражения сосудистой системы: геморрагии, носовые и кишечные кровотечения (Carter, 1931; Mahaffy et al., 1946). Заболевание протекает очень тяжело и в 5-10% заканчивается гибелью человека.

Профилактика заболевания складывается из постоянного использования репеллентов для защиты от нападения комаров и вакцинации живыми вакцинами (Гапочко и др., 1957; и др.).

Трипаносомоз (Tripanosomosis africana) – природно-очаговое заболевание, распространенное в Сенегале, Гвинее, Гамбии, Сьерра-Леоне, Гане, Нигерии, Камеруне, Южном Судане, в бассейне р. Конго и в районе оз. Ньяса.

Заболевание настолько широко распространено, что в ряде районов Уганды за 6 лет численность населения снизилась с трехсот до ста тысяч человек (Плотников, 1961). Только в Гвинее ежегодно наблюдалось 1 500-2 000 смертных случаев (Яроцкий, 1962, 1963). Возбудитель заболевания Tripanosoma gambiensis переносится кровососущими мухами це-це. Заражение происходит при укусах; когда возбудитель проникает в кровь со слюной насекомого. Инкубационный период заболевания длится 2-3 недели.

Заболевание протекает на фоне лихорадки неправильного типа и характеризуется эритаматозными, папулезными высыпаниями, поражениями нервной системы, анемией.

Профилактика самой болезни состоит в предварительном введении в вену пентаминизотионата в дозе 0,003 г на 1 кг веса тела (Manson-Bahr, 1954).

Малярия. Малярия вызывается простейшими рода плазмодиев, передаваемых человеку с укусом комаров рода Anopheles. Малярия относится к числу самых распространенных заболеваний на земном шаре, ареалом распространения которого являются целые страны, например, Бирма (Лысенко, Данг Ван Нгы, 1965). Число больных, регистрируемых ВОЗ ООН, составляет 100 млн. человек в год. Особенно высока заболеваемость в тропических странах, где распространена наиболее тяжелая форма – тропическая малярия (Рашина, 1959). Так, например, в Конго на 13,5 млн. населения в 1957 г. зарегистрировано 870 283 случая (Хромов, 1961).

Заболевание начинается после более или менее длительного инкубационного периода, проявляясь в виде периодически наступающих приступов потрясающего озноба, повышения температуры, головных болей, рвоты и т. д. Для тропической малярии весьма характерны мышечные боли, общие симптомы поражения нервной системы (Тарноградский, 1938; Кассирский, Плотников, 1964).

В тропических странах часто встречаются злокачественные формы, протекающие весьма тяжело и дающие большой процент летальности.

Известно, что для развития комаров крайне важна сумма тепла, необходимого для спорогонии. При повышении среднесуточных температур до 24-27° развитие комара происходит почти вдвое быстрей, чем при 16°, и за сезон малярийный комар может дать 8 генераций, плодясь в несметных количествах (Петрищева, 1947; Прокопенко, Духанина, 1962).

Таким образом, джунгли с их жарким, насыщенным влагой воздухом, замедленной циркуляцией его и обилием стоячих водоемов являются идеальным местом для выплода летающих кровососущих – комаров и москитов (Покровский, Канчавели, 1961; Бандин, Детинова, 1962; Воронов, 1964). Защита от летающих кровососущих в джунглях – один из важнейших вопросов выживания.

За последние десятилетия в Советском Союзе были созданы и испытаны многочисленные препараты-репелленты: диметилфталат, РП-298, РП-299, РП-122, РП-99, R-162, R-228, гексамидкьюзол-А и др. (Гладких, 1953; Смирнов, Бочаров, 1961; Первомайский, Шустров, 1963; новые дезинфекционные средства, 1962). За рубежом широко использовались диэтилтолуоламид, 2-бутил-2-этил-1,3-пропенедиол, N-бутил-4, циклогексан-1, 2-ди-карбоксимид, генценоидная кислота (Федяев, 1961; American Mag., 1954).

Эти препараты применяются как в чистом виде, так и в различных комбинациях, как, например, смесь НИУФ (диметилфталат – 50%, индалон – 30%, метадиэтилтолуоламид – 20%), ДИД (диметилфталат – 75%, индалон – 20%, диметилкарбат – 5%) (Гладких, 1964).

Препараты отличаются друг от друга как по своей эффективности в отношении различных видов летающих кровососущих, так и по времени защитного действия. Например, диметилфталат и РП-99 лучше отпугивают Anopheles gircanus и Aedes cinereus, чем Aedes aesoensis и Aedes excrucians, а препарат РП-122 – наоборот (Рябов, Сакович, 1961).

Чистый диметилфталат предохраняет от нападения комаров в течение 3-4 час. при температуре 16-20°, однако время его действия уменьшается до 1,5 час. при ее повышении до 28°. Более надежными и стойкими оказываются репелленты на мазевой основе.

Например, диметилфталатовая мазь, состоящая из диметилфталата (74-77%), этилцеллюлозы (9-10%), каолина (14-16%) и терпинеола, стойко отпугивает комаров в течение 3 час., а в последующие часы отмечаются лишь единичные укусы (Павловский и др., 1956). Репеллентное действие препарата «ДИД» составило 6,5 час., несмотря на высокие температуры (18-26°) и большую влажность воздуха (75-86%) (Петрищева и др., 1956). В условиях, когда запасы репеллентов небольшие, оказываются весьма полезными сетки, разработанные академиком Е. Н. Павловским. Такую сетку, изготовленную из куска рыболовной сети, из нитей парашютных строп, пропитывают репеллентом и носят надевая на голову, оставляя открытым лицо. Такая сетка может эффективно защищать от нападения летающих кровососущих в течение 10-12 дней (Павловский, Первомайский, 1940; Павловский и др., 1940; Захаров, 1967).

Для обработки кожи требуется от 2-4 г (диметилфталат) до 19-20 г (диэтилтолуоламид) препарата. Однако нормы эти приемлемы лишь для условий, когда человек мало потеет. При использовании мазей требуется для втирания в кожу примерно 2 г.

При использовании репеллентов не рекомендуется наносить их на большую площадь, чтобы не нарушить кожного дыхания (Первомайский, Шустров, 1963).

В тропиках в дневные часы использование жидких репеллентов малоэффективно, так как обильный пот быстро смывает препарат с кожи. Вот почему иногда рекомендуют во время переходов защищать открытые части лица, шеи глиной. Засохнув, она образует плотную корочку, надежно защищающую от укусов. Комары, мокрицы, москиты – сумеречные насекомые, и в вечернее и ночное время их активность резко возрастает (Мончадский, 1956; Первомайский и др., 1965). Вот почему надо с заходом солнца использовать все имеющиеся средства защиты: надеть противомоскитную сетку, смазать кожу репеллентом, развести дымокурный костер.

В стационарных условиях профилактику малярии осуществляют приемом хлорохина (3 таблетки в неделю), галохина (0,3 г в неделю), хлоридина (0,025 г один раз в неделю) и других препаратов (Лысенко, 1959; Гозодова, Демина и др., 1961; Covell et al., 1955).

В условиях автономного существования в джунглях также необходимо в целях профилактики с первого же дня принимать антималярийный препарат, имеющийся в аптечке НАЗа.

Только строжайшее соблюдение правил личной гигиены, выполнение всех профилактических и защитных мероприятий может предупредить заражение экипажа тропическими заболеваниями.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18


Вынужденное приземление в джунглях
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации