Волович Г.В. Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления или приводнения - файл n1.doc

приобрести
Волович Г.В. Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления или приводнения
скачать (12690 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc12690kb.01.06.2012 07:41скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18

Питание в условиях автономного плавания


Аварийные пищевые рационы, предназначенные для экипажей, совершающих полеты над акваториями, так же как и рационы, используемые моряками, должны не только компенсировать часть энерготрат, но и способствовать экономии жидкости в организме. По мнению гигиенистов и физиологов, в наибольшей степени этому требованию соответствуют рационы, состоящие из одних углеводов – сахара, леденцов, мармелада и т. п.

Например, американский физиолог М. F. Hawkins (1968) считает, что 100 г углеводов в сутки обеспечивают без каких-либо обменных нарушений экономию белков и воды в течение пяти суток.

По данным Всемирной организации здравоохранения, рацион из 100 г углеводов и 0,5 л воды в сутки обеспечивает жизнедеятельность организма в условиях плавания на спасательной шлюпке в течение пяти суток (The Danger, 1963; Ewing,. Millington, 1965).

Вероятно, из этих соображений исходили немецкие специалисты по авиационной медицине, комплектуя НАЗы для морской авиации углеводистыми продуктами – шоколадом, сухарями и таблетками декстрозы (Hanson, 1955).

Голландский аварийный рацион в 5 600 ккал для морских летчиков состоит из 760 г концентрата кексовой муки в таблетках и 350 г таблетированной глюкозы (Drecoll, 1967).

В состав пятисуточного английского морского рациона входят 500 г карамели, 50 г конфет с 30%-ной добавкой жира, 500 г сгущенного молока и 500 г галет. Калорийность его – 8050 ккал (Nicholl, 1960).

Для определения фактической ценности углеводных морских аварийных рационов Л. Н. Комаревцев, С. Д. Куманичкин и Е. П. Поболь провели натурный эксперимент в открытом море с участием 16 моряков. В течение четырех суток испытуемые, разбитые на три группы, находились на плотах ПСН-6.

Первые сутки участники эксперимента были лишены пищи, в последующие дни экипаж первого плота ежесуточно получал по 50 г сахару и 100 г леденцов с добавлением витамина C (225 мг), витаминов B, и B2 (по 5 мг), витамина B6 (2,5 мг), витамина PP (10 мг), фолиевой кислоты (25 мг) и парааминобензойной кислоты (10 мг). Общая калорийность пайка составляла 600 ккал.

Рацион испытуемых, находившихся на плоту №2, состоял из 150 г леденцов из мальтозы, калорийностью 600 ккал.

Экипаж третьего плота питался концентратами, хлебом, маслом. Калорийность пайка (1700 ккал) полностью компенсировала энерготраты испытуемых.

Суточная норма воды для всех испытуемых была 0,5 л. Медицинское обследование, проведенное после окончания эксперимента, показало, что питание сахаром (50 г) и карамелью (100 г) привело к значительным (в среднем 4,5 кг) потерям веса.

Средние потери веса у моряков второго плота составляли около 3,7 кг.

Члены экипажа третьего плота похудели лишь на 0,5 кг.

И вместе с тем, несмотря на значительную потерю в весе, у испытуемых первой группы отмечались лучшее самочувствие, более нормализованный белковый обмен, экономичнее расход белковых запасов организма и лучшая витаминная насыщенность, о чем свидетельствовало меньшее количество азота, аминокислот и общего азота в моче.

Таким образом, полученные данные довольно убедительно показали выгоды углеводного рациона для стабилизации белкового обмена в условиях неполного голодания (Комаревцев и др., 1960).

Однако, так же как и при автономном существовании в безлюдной местности на суше, аварийный рацион должен храниться в резерве, а основой питания должно стать все живое, что дает океан: рыбы, птицы, водоросли, планктон и т. п. Мясо большинства океанских рыб съедобно даже в сыром виде. Но поскольку при высоких температурах воздуха оно быстро портится, его рекомендуется сразу же после окончания рыбной ловли заготавливать впрок: нарезать на тонкие ломти и завяливать на солнце, чуть присолив. Добычей выживающих могут стать морские окуни, тунцы и многие другие рыбы. В тропических водах особенно часто встречается и поэтому представляет особый интерес для экипажа, терпящего бедствие, золотая макрель, или корифена (Coryphaena hippurus) (рис. 145). Это хищная до 1 м длиной и 15-20 кг рыба необычайно красивой расцветки. Ее крупное золотисто-желтой окраски тело с ярко-зелеными боковыми плавниками заканчивается заостренным, как концы ножниц, зеленовато-голубым хвостом. Голова с высоким крутым лбом придает ей сходство с бульдогом. Корифены постоянно сопровождают небольшие парусные шлюпки, спасательные лодки и плоты. Корифена клюет на самую разнообразную приманку, но особенно хорошо на блестящие кусочки фольги шоколадной обертки. Помимо несколько жестковатого, но приятного на вкус мяса, корифена может снабдить выживающего отличным рыболовным крючком-шипом, расположенным позади заостренной жаберной крышки.


Рис. 145. Корифена.
Другим распространенным в тропиках видом являются летающие рыбы (Exocoetus) (рис. 146). Эти небольшие 30-50 см длиной рыбки, напоминающие внешне селедку, с выпученными глазами, с длинными грудными плавниками стаями поднимаются над океанскими волнами, пролетая (планируя) 50-200 м. В ночное время, привлеченные светом фонаря, светлыми парусами или натянутой вертикально парашютной тканью, они, натыкаясь на них, падают прямо в лодку.


Рис. 146. Летающая рыба.
«Начиная с третьего дня после отплытия, – писал А. Бомбар, – и до самого конца плаванья, я каждое утро находил в лодке до пятнадцати летучих рыб».

«Обычно их бывало не меньше полудюжины, – свидетельствует Т. Хейердал, – а однажды утром мы обнаружили на плоту двадцать шесть жирных летучих рыб».

Поднимаясь иногда на высоту нескольких метров, они залетают даже на палубу высокобортных кораблей.

При ограниченных возможностях восполнения пищевых запасов в условиях автономного плаванья на резиновой лодке или спасательном плоту несомненно представляют интерес рекомендации некоторых исследователей использовать в пищу планктон.

Тур Хейердал, например, считает, что «с точки зрения питательности, планктон не уступает более крупным моллюскам; приправленный и как следует приготовленный, он, без сомнения, может служить первоклассным блюдом» (Хейердал, 1955).

Кроме того, на планктон указывалось как на источник витамина C. Так, А. Бомбар (1956) высказал твердую уверенность, что отсутствие у него какого-либо заболевания, связанного с недостатком витаминов, было результатом постоянного употребления в пищу планктона. Однако химический анализ проб планктона, проведенный рядом ученых, показал, что аскорбиновая кислота содержится в нем лишь в небольших количествах (Матузов, 1961; Miquelis, 1961).

С целью уточнения этого вопроса нами был исследован планктон в Атлантическом океане в 1964 г. Планктон отлавливался с борта корабля в тропической зоне океана специальной сетью из газа №23 (23 отверстия на 1 см2) с поверхностных слоев воды. Содержание аскорбиновой кислоты определялось общепринятой методикой, основанной на титровании навески планктона краской Тильманса (2-6-дихлорфенолиндофенол). Результаты анализов приведены в табл. 21.
Таблица 21. Содержание витамина C в планктоне.

Дата

Координаты

Глубина

отлова, см

Количество планктона

Формы

планктона

Содержание

витамина C, мг%

ю. ш.

в. д.

общее, г

за 1 час, г

12.V.1964

4°02

43°00

0-30

70

35

Вислоногие рачки,

сагитты

11,5

25.V.1964

00°24

40°00

0-30

100

30

Вислоногие рачки,

эвфаузинды, сагитты

5,2

6.VI.1964

32°50

32°50

0-50

40

10

Вислоногие рачки,

эвфаузинды, сагитты,

сифонофоры

9,4


Как видно из таблицы, содержание витамина C в планктоне довольно незначительно, не более 5,5-11,5 мг%.

Следовательно, чтобы покрыть потребности организма в витамине, необходимо ежедневно получить не менее 400-500 г планктона. Практически отлов такого количества вполне возможен. Так, даже в дневное время нам удавалось собирать одной сеткой от 40 до 100 г планктона за 2-3 часа. Если принять во внимание вертикальную миграцию рачков и других представителей зоопланктона, всплывающих на поверхность в ночное время, отлов его в это время суток окажется особенно успешным (Богоров, 1969).

Вместе с тем, используя в пищу планктон, необходимо учесть, что некоторые из представителей «парящих» крайне ядовиты. Это, в первую очередь, микроскопические морские жгутиконосцы, носящие название динофлягеллят, или перидиней (Peridinea). Процесс отравления развивается очень быстро, через 10-15 мин. после еды сопровождаясь сильной рвотой, поносом, онемением слизистой губ, языка, кончиков пальцев, слабостью, головокружениями, распространяющимся параличом. Спасти человека могут лишь экстренные меры: обильное питье с последующим вызыванием рвоты для полного очищения желудка от токсических веществ. Чтобы избежать тяжелого отравления, первая порция съедобного планктона не должна превышать нескольких граммов, и лишь при отсутствии каких-либо неприятных явлений его можно считать безопасным.

Во время автономного плавания в океане и после высадки на берег источником пищи могут стать водоросли. Одни из них можно употреблять сырыми, другие следует предварительно сварить, прожарить или потушить. Водоросли оказываются пищей не только вкусной и достаточно питательной, но и высококалорийной. Например, по некоторым данным энергетическая ценность диатомовых водорослей превышает калорийность шоколада (Чэпмен, 1953).

Широко распространены в восточных районах Тихого океана различные виды ламинарии, называемой морской капустой (Laminaria saccharina, L. cloresbuni). Это крупная водоросль темно-зеленого или желто-зеленого цвета с длинным листообразным зазубренным по краям мясистым слоевищем, достигающим в длину 5 м (рис. 147).


Рис. 147. Ламинария.
У берегов Китая, Японии, США ламинария образует настоящие подводные луга, являющиеся неисчерпаемым источником этого ценного морского продукта (Войтов, Пономарева, 1962).

Жители Ирландии широко используют в пищу карраген, или ирландский мох (Chondrus crispus, Gigartina stellata), водоросль с разветвленными красно-бурыми слоевищами (рис. 148).


Рис. 148. Ирландский мох.
У шотландских рыбаков в качестве овощного гарнира нередко подаются плоские пурпурные слоевища красной водоросли родимении (Rhodymenia palmata) (рис. 149).


Рис. 149. Родимения.
В Англии и Уэльсе большой популярностью пользуются лепешки, изготовленные из красноватой пленочной водоросли порфиры (Porphyra laciniata) (рис. 150). Их пекут из студенистой массы, образовавшейся после варки водоросли в уксусе (Рессель, Ионг, 1934).


Рис. 150. Порфира.
Широко используется в пищу в различных странах тонкая пленчатая водоросль – морской салат (Ulva lactuca, U. latissima), широко распространенная в Тихом и Атлантическом океанах (рис. 151). Морской салат напоминает своего сухопутного «однофамильца», и его также едят в сыром виде, лишь хорошенько промыв в воде. Некоторые виды водорослей предварительно подсушивают на солнце, пока они не станут ломкими, а затем поджаривают на огне.


Рис. 151. Морской салат.
К съедобным относится и бурая водоросль алярия (Alaria esculenta), с коротким цилиндрическим стеблем и тонким волнистым коричневым или оливково-зеленым слоевищем длиной 40-70 см (рис. 152). Алярия покрывает каменистое дно прибрежной части, чуть ниже линии полного прилива. Ее предварительно вымачивают, чтобы сделать мягче, а затем варят вместе с мясом или овощами.


Рис. 152. Алярия.
Своеобразную пищу представляет крупный (30-50 см) многощетинковый кольчатый червь – палоло (Eunice viridis). Обычно в течение года он прячется в расщелинах скал, среди рифов, но в строго определенное время всплывает на поверхность океана для совершения брачного танца (рис. 153). В районе архипелага Самоа это происходит в октябре и ноябре, когда луна вступает в последнюю четверть.


Рис. 153. Палоло. 1 – зрелый самец с готовой оторваться задней частью; 2 – незрелый самец; 3 – оторвавшаяся половая часть самки; 4 – опорожненная часть самки.
В Атлантике, у берегов Флориды и Вест-Индии родственный палоло червь Eunice fucata размножается в течение трех дней в последнюю четверть луны между 29 июня и 28 июля. В Амбоине, на Малайском архипелаге, подобный червь, называемый «ваво», роится на вторую и третью ночь после полнолуния в марте и апреле. А японский палоло «бачи» (Ceratocephalus osawai) появляется в октябре и ноябре после новолуния и полнолуния (Рессель. Ионг, 1934). Эта связь половой цикличности с фазами луны весьма примечательна. Но, что особенно интересно, в роении участвует лишь его задняя часть. Разбухшая от яиц или молок, она отрывается от тела и всплывает. Передняя же еще глубже забивается в расщелину. Несметная масса палоло покрывает порой обширные пространства в десятки квадратных километров. Самки отличаются от светло-коричневых самцов своим серовато-индиговым или зеленоватым цветом. Вода становится опаловой. Ветер и течения образуют из икры длинные полосы, которые даже опытными моряками не раз принимались за буруны.

Палоло ловят, вычерпывая сеткой, банкой или черпаком прямо из воды. Эту густую, извивающуюся клубками коричневато-зеленую массу можно есть сырой без всяких приправ, завертывать в листья хлебного дерева или отваривать (Гижицкий, 1974). Вкусом и запахом палоло напоминает свежую рыбью икру и считается у жителей Полинезии, Меланезии, Макронезии и Вест-Индии большим деликатесом.

В приливо-отливной зоне можно разыскать немало моллюсков, ракообразных и других жителей океана, которые окажутся хорошим дополнением к аварийному пищевому рациону. Многие из них съедобны в сыром виде, однако в целях безопасности всю океанскую добычу следует хорошо проваривать (рис. 154).


Рис. 154. Съедобные морские животные. 1 – блюдечко; 2 – морской огурец; 3 – морская звезда; 4 – улитка; 5 – хитон; 6 – морской еж.
В расщелинах скал на небольшой глубине на американском и европейском побережьях Северной Атлантики живут омары, похожие на огромных весом до 10 кг речных раков (Homarus gammarus и Н. americanus). В тропических районах место омара занимают столь же крупные, но лишенные могучих клешней лангусты (Polinurus vulgaris). Этих ракообразных ловят с помощью остроги либо расставляя верши с приманкой из гниющего мяса или рыбы.

Верши можно сплести из парашютных строп в виде закрытой сети с воронкой, обращенной внутрь.

На мелководье можно отлавливать крабов, креветок различных видов. Из низших ракообразных съедобен морской желудь (Balanus pittaceus, Pollicipes cornucopia). Весьма многочисленны и разнообразны съедобные моллюски. Это и нарядные морские гребешки (Pecten) с плоскими раковинами, украшенными радиальными желобками, и небольшие с выпуклыми раковинами сердцевидки (Cardium edule), и крупные двустворчатые моллюски мии (Муа arenaria) с мягкой раковиной, и венусы (Venus mercenaria), и съедобные одностворчатые, принадлежащие классу улиток, литорины (Litorina). Нередко на дне лагун коралловых атоллов попадаются раковины одного из самых крупных моллюсков – тридакны (Tridacna gigas). Иногда они невелики, всего 10-15 см и заметить их удается по извилистой фиолетовой линии мантии, окаймляющей створки. Но порой их размеры огромны, а вес достигает нескольких сотен килограммов (рис. 155). Такие тридакны представляют реальную опасность для ныряльщика. Стоит случайно попасть ногой в открытые створки раковины, как они мгновенно захлопываются. Освободиться из этого живого капкана можно только с помощью ножа, просунув лезвие между створками и сильными пилящими движениями перерезав замыкающие мышцы. Надо сказать, что эта мышца белая, плотная, вполне съедобна в сыром виде, напоминая капустную кочерыжку. В пищу можно использовать и мантию моллюска, предварительно прожарив ее или сварив в соленой воде.


Рис. 155. Тридакна.
Но наибольшее распространение в тропических и холодных водах имеют устрицы (Ostrea). Этот мелководный моллюск населяет главным образом речные эстуарии с твердым дном. Природным устричным садком являются мангровые леса. Порой моллюски в несметных количествах облепляют воздушные корни и нижние ветви ризофор и авиценний, омываемые приливными водами (Анго, 1964).

Второе место по распространению среди съедобных моллюсков принадлежит мидии (Mitilus edulis). Она тоже предпочитает селиться на защищенных от волн участках берега, прикрепляясь ко дну не самой раковиной, а пучком тонких клейких нитей-биссусов.

Среди рифов и скал попадается животное, напоминающее крупный (до 100 см) огурец с шершавой пузырчатой поверхностью. Это морской огурец, или голотурия (Cucumaria froudasa) (рис. 154, 2). В пищу в сыром и отваренном виде можно использовать пять белых мышц, расположенных продольно вдоль тела голотурии.

Распространенных в тропической зоне по всем океанам морских ежей можно есть, удалив панцирь, покрытый иглами (рис. 154, 6).

На песчаных тропических побережьях встречаются морские черепахи, мясо которых вкусно и питательно. Помимо мяса в пищу используют черепашьи яйца. Там, где обрывается черепаший след, напоминающий две параллельные колеи, будто оставленные маленьким гусеничным трактором, у края растительности, у бревна или подножья дюны, можно обнаружить кувшинообразное гнездо. В одном гнезде в среднем содержится около ста крупных круглых белых яиц (Карр, 1971).
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18


Питание в условиях автономного плавания
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации