Реферат - Произведения М.М. Пришвина как источник литературного краеведения - файл n1.rtf

Реферат - Произведения М.М. Пришвина как источник литературного краеведения
скачать (76.6 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf77kb.31.05.2012 20:13скачать

n1.rtf

Федеральное агентство по образованию

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Историко-архивный институт


Факультет архивного дела

Кафедра региональной истории

и краеведения

Боровков Дмитрий Александрович

Произведения М.М. Пришвина как источник литературного краеведения
Реферат

студента V курса з/о

Научный руководитель:

к.и.н. Ковалева М.Д.

Москва 2009

Введение

В традициях старинных русских городов всегда была тесная связь с близлежащими городами, селами и деревнями, «редкими оазисами куль­туры»1 и поныне хранящими память о выдающихся творцах национального ис­кусства. Одним из писателей, родившихся и живших на Елецкой земле, был Михаил Михайлович Пришвин. Пришвиным было создано много вы­дающихся произведений о русской природе, родной земле и ее людях2. Ро­дина Пришвина – Елецкая земля. К ней обращено творческое вни­мание пи­сателя в самых первых его художественных набросках. Ее образами завер­шился полувековой писательский путь Пришвина – за несколько часов до кончины он поставил точку в новом варианте автобиографического ро­мана «Кащеева цепь», обращенного к родным местам, - по словам Паустов­ского – «очень русским, очень простым».

На елецкой земле «берет начало всеобъемлющее пришвинское чувство родины, которым проникнуто все его творчество – от многоплановых рома­нов до философской миниатюры»3. Ельчане чтут память Пришвина и сохра­няют его творческое наследие. Регулярно в Ельце и Липецке проводятся Пришвинские чтения, конференции, выставки, посвященные писателю, от­мечаются юбилейные даты. В Елецком краеведческом музее Пришвину по­священ обширный стенд.

Работа ельчан по сохранению наследия Пришвина встретила горячую поддержку общественности и творческих союзов. Ельчане сохраняют твор­ческое наследие Пришвина. В Ельце и Липецке всегда празднуются знамена­тельные даты юбилеев писателя, проводятся Пришвинские чтения, конфе­ренции, выставки, посвященные Пришвину, тематические уроки, литератур­ные вечера, выпускаются сборники краеведческих материалов.

***

Имя Михаила Пришвина в Ельце, по наблюдениям Т.П. Климовой, имеет два плана – реальный и созданный. С одной стороны, имеются реаль­ные адреса, по которым жил Пришвин и его родные. С другой стороны, «пе­ред нами предстает город, созданный творческим воображением, населенный художественными образами»1.

Лирический герой Пришвина проходит долгий путь развития. Он нахо­дит радость в активном отношении к жизни, в овладении ее тайнами, отстаи­вает новый взгляд на мир, труд, творчество, любовь, взаимоотношения ме­жду людьми. Своим жизнеутверждающим духом, верой в человеческие силы и разум, глубиной и богатством чувств он дорого читателю и сегодня.

Для Пришвина всегда свое, родное, большая и малая родина оставались близкими, их не могли затмить красоты экзотической природы. «Наше», «свое» в повести «Жень-шень» противопоставляется таежной природе: «Лю­бимая его [Лувена] ворона была не серая, как у нас, а черная… «Так, это во­рон!» И вдруг из того черного ворона и крикнет наша обыкновенная во­рона… Еще голубая сорока жила на дереве, пересмешник, зимородок, дрозды, иволга, кукушка, прибегала перепелка и кричала в кустах не «пить-полоть», как у нас, а вроде как бы: «му-жи-ки!» И так все до одной птицы были видом точно как наши, сразу узнаешь, а что-нибудь одно маленькое в них так и не так»2.

На страницах романа «Кащеева цепь» Пришвин устами Курымушки-Алпатова признается: «В Ельце, моем родном городе, все старинные купече­ские фамилии были двойные»3.

Елец был родным городом и для героя и для автора. В романе При­швинский Елец начинается с банка. («Кто этот банк и где он? – вопрошает маленький Курымушка). Курымушка не знает еще города, не понимает смысла понятия «банк». В Ельце здание банка сохранилось, оно расположено на углу улиц Ленина (Манежная) и Толстого (Кладбищенская, или Преобра­женская).

Вторым зданием, связанным с жизнью и творчеством Пришвина, стала Елецкая мужская гимназия (ныне школа №1). «Я поступаю в Елецкую гимна­зию и живу на пансионе вместе со старшим братом Николаем у Непорож­них» – пишет Пришвин в романе «Кащеева цепь»1.

«В прошении матери будущего писателя о зачислении сына в гимна­зию, хранящимся в Государственном архиве Липецкой области, также ука­зано, что жить он будет у г.Непорожних, - отмечает краевед В.П. Горлов – видимо, позже гимназиста устраивают у «доброй немки Вельгильмины Шмоль», дом которой стоял на углу Бабьего базара. Ныне он числится по ад­ресу: ул. Советская (Успенская), дом 133»2.

Гимназия располагалась на улице Успенской (ныне Советской). Но па­радный вход должен был быть с улицы Манежной (ныне улица Ленина). «Этот парадокс, - пишет Г.П. Климова, - описывает И.А. Бунин в романе «Жизнь Арсеньева», подчеркивая, что Алексей Арсеньев «нарочно» ходил по той же улице, на которой находилась женская гимназия. А женская гимназия, ныне Елецкий государственный педагогический институт, располагалась на Манежной. В женской гимназии несомненно бывал и гимназист Михаил Пришвин»3.

Архивные документы подтверждают, что Михаил Пришвин учился в Елецкой мужской гимназии с 1883 по 18889 год. Именно эти годы полнее всего отражены в пришвинском творчестве.

Первым елецким зданием, увиденным по дороге из Хрущева в Елец, является Вознесенский собор. «Город показался мне сначала одним только собором. Эта белая церковь в ясные дни чуть была видна с балкона [усадьбы в Хрущеве], и что-то слышалось с той стороны в праздники, о чем говорили: «В городе звон». Теперь таинственный собор словно подходил сюда ближе и ближе»1. В 1883 году, к которому относятся описываемые события Вознесен­ский собор достраивался. Строительство завершилось в 1888 году, богослу­жения начались немного позже. По этой причине собор был белым.

Как отмечает Г.П. Климова, «пришвинский Елец – это не только сохра­нившиеся сегодня здания, но и то, что уже исчезло под натиском неумоли­мого времени, погибло по причине не уважения к прошлому2. «Показались ря­дом с белым собором синяя церковь, сказали: «Это старый собор»3. Старый собор не сохранился. Он располагался на месте нынешнего сквера рядом с Красной площадью. На этой площади стояло раньше несколько храмов: Воз­несенская церковь, Успенская церковь, Архангельская церковь (старый со­бор). Неподалеку находилась Покровская церковь.

В 1880-е годы на Красной площади стояли, по-видимому, только новый Вознесенский собор и новый Вознесенский. Пришвин называет еще одну не­сохранившуюся церковь – Острог: «Показались Покров, Рождество и , нако­нец, Острог – тоже церковь»4. На пути въезжающего в город Курымушки-Алпа­това встретилось ста­рое Чернослободское кладбище. Описание Ельца в романе «Кащеева цепь» соответствует сохранившемуся пейзажу: это они спустились тихо под кру­тую гору до Сергия. Ловкачи в серебряных поясах пускали с полгоры своих коней во весь дух и сразу выкатывались на полгоры вверх. Когда выбрались наверх из-под Чернослободской горы, тут сразу и стал перед Курымушкой собор и тут на Соборной улице, в доме, похожем на сундук, у матери прямо же начался разговор о Курымушке с тетушкой Кла­рисой Никоноровной».

Черная слобода осталась такой, какой описывал ее Пришвин. Бывшая Старомосковская улица огибает вход в Сергиевскую (Владимирскую) цер­ковь. Г.П. Климова в своих статьях о пришвинском Ельце объясняет, почему Владимирская церковь будто «немного мешает», загораживая улицу. Причи­ной такого расположения церкви является то обстоятельство, что церкви на Руси строили алтарь в алтарь. Поэтому при расширении храма и сохранении прежнего места алтаря изменились масштабы церкви. Старый деревянный храм Сергия Радонежского был перевезен в село Злобин Воргол (Злобино), а каменное строение передвинулось на запад и заняло часть ста­ринной до­роги.

Уже зрелым писателем Пришвин так оценит два важнейших происше­ствия своих гимназических лет: «Большое значение в моей жизни имели два события в детстве и отрочестве: первое – это побег из Елецкой гимназии в какую-то прекрасную свободную страну Азию, второе – исключение меня из Елецкой гимназии. Первое событие определило меня как путешественника, охотника, художника слова и сказителя, второе – как искателя добрых чело­веческих отношений или как гражданина. В этом столкновении свободы и необходимости началась моя сознательная жизнь»1.

В «Кащеевой цепи» М.М. Пришвин красочно повествует о своем пер­вом путешествии. Место, откуда начиналось путешествие, расположено там, где река Ельчик впадает в Сосну, где находится «деревянный, на бочках ле­жащий мост», через который можно было попасть в Засосну: «Синий отошел к мосту, перешел на ту сторону и по ступенькам стал взбираться, все огляды­ваясь, на кручу высокого берега, где стоял-красовался собор. Тут на извест­ной скамеечки, где всегда вечером кто-нибудь сидит и любуется далью, сел теперь в утренний час Синий. Он видел отсюда, как путешественники расце­ловались с Сережей, сняли шинели, как блеснули на солнце вынутые из-под шинелей стволы ружей, как серебряное весло стало кудрявить гладь воды, как Сережа тоже поднялся сюда на лавочку, проводил путешественников глазами до поворота реки, где лодка скрылась, всплакнул и пошел»2.

Архивные документы подтверждают, что несколько лет гимназист Пришвин прожил в доме на Успенской улице на квартире у Вельгемины Шмоль. Имя своей квартирной хозяйки писатель вводит в текст романа «Ка­щеева цепь» без изменений. В списках квартир, где проживали гимназисты Елецкой гимназии, адрес звучит более полно. Там указывается, что Вильге­мина Шмоль жила в доме на Успенской улице, где располагалась аптека Люйтена на Базарной площади, ныне это улица Советская, дом 133.

Одним из убедительных аргументов служат строки романа М.М. При­швина «Кащеева цепь», описывающие пейзажи. И сегодня из окон второго этажа дома можно увидеть ту же квартиру. Жители Ельца могут убедиться в предельной художественной точности автора: «Сухими глазами провожал ее /мать/ из окна Курымушка на Чернослободскую гору…» «В Черной слободе все подводы будто провалились: это они спустились тихо под крутую гору до Сергия». «Из окна своей комнаты у доброй немки Вильгемины Шмоль Ку­рымушка видел, как гнедой Сокол долго поднимал мать на Чернослободскую гору»1.

Трагическое восприятие своей елецкой родины было связано с тем, что «те» и «энти» мужики по-разному воспринимали заветное желание всех Пришвиных владеть землей, обрабатывать ее. Из Хрущева пришлось бежать, хотя далеко не все крестьяне считали Пришвина своим врагом. Однако в те годы правом распоряжаться чужими судьбами и имуществом владели опре­деленные люди. У Пришвина вся юность была связана с революционными кружками, с желанием изучить экономику и философию, стать ученым-агро­номом. Но к пониманию крестьянской сути писатель придет позже. Однако в те годы писатель приходит к мысли о необходимости изучения родного края: «Цель многих статей – указать такой путь, чтобы каждый, прочитав и обду­мав написанное мной, мог бы немедленно приступить к делу изучения род­ного края. …Мы любим свой край, но не знаем что, не можем разобраться, различить с высоты»2 (Цит. по: Климова, 1994, 181).

Заключение

М.М. Пришвин стоял у истоков краеведческой работы в Ельце. В днев­нике и в романе «Кащеева цепь» описывается создание музея, который был расположен тогда на Торговой улице (Мира). Сейчас на этом месте стоит Дом торговли. Елецкое краеведение многим обязано Пришвину. Художник в нем был еще и философом, ученым, требовавшим от человека постоянного осмысления окружающего: «Наша Россия, как родина наша, очень малень­кая, такая, какой мы видим ее с нашей родной колокольни, чувство родины дает нам представление, подобное тому чувству, которое в древности создало образ плоской земли. Когда к чувству присоединилось знание, земля стала шаром. Так наша родина Россия, если мы узнаем географию, станет для нас отечеством: без знания своей родины она никогда не может быть для нас отечеством»1. И сегодня эти мысли Пришвина поражают своей глубиной и ак­туальностью.

М.М. Пришвин воспринимал природу родного края в четких и ясных контурах. В тщательности вырисовки картин природы его можно сравнить с И.И. Шишкиным. «Мое настоящее искусство – живопись, - говорил При­швин – но я не могу рисовать, и то, что должно быть изображено линиями и красками, я стараюсь делать словами, подбирая из слов цветистее, из фраз то прямые, как стены древних храмов, то гибкие, как в завитках рококко»2. Стре­мясь показать красоту родной природы, ее насыщенность красками, Пришвин создает живописные картины в своих повестях и миниатюрах. «Ра­зольется река и неодетые деревья там и тут верхушками торчат из-под воды, и на этих сучках собирается столько всяких маленьких темных зверушек, что иная веточка от них кажется похожей на гроздь черного винограда»3; «Собери­тесь в себе до конца в лесной тишине, и тогда, может быть, усмот­рите, как, напряженным лбом своим белым и мокрым под красным, ярко-желтым или лиловым платочком, поднимает сыроежка над собой земляной потолок с мохом, хвоинками, веточками и ягодками брусники»1.

Чувственно воспринимаемая природа все более приближается к чело­веку, создается иллюзия ощущения материального. Это и есть тот эффект, которого добивается автор, устанавливая родственные отношения с миром средней полосы России. Поэтому, по мысли Т.Я. Гринфельд-Зингурс, «при­рода, благодаря верному глазу художника и его «терпеливым раскопкам», воссоздается земной, с ощущаемой массой, весом, с пятнами и щербатинами, иногда ясной и светлой, иногда с ужасным холодом и гримасой распадков и оврагов, народной и узнанной»2.

1 И.А. Бунин. Собрание сочинений в 9 томах. Т. 3. – М., 1965, с. 455.

2 М.М. Пришвин «Кащеева цепь», «Календарь природы», «Фацелия», «Лесная капель».

3 Завратин И. Благодарная память народа // Ленинское знамя. – 1982. – 3 октября

1 Климова Г.П. Пришвинский Елец // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.1. – Липецк, 1994, 173;

Климова Г.П. «Город показался сначала одним только собором» // Литературное краеведение… - Елец, 1999, 216.

2 Пришвин М.М. Глаза земли. – М., 1981, 63

3 Пришвин М.М. Кащеева цепь. – М., 1984, 8.

1 Пришвин М.М. Кащеева цепь. – М., 1984, 59

2 Горлов В. «Михаил Пришвин, из Ельца» // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.1 – Елец, 1998, 10

3 Климова Г.П. Пришвинский Елец // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.1. – Липецк, 1994, 174

1 Пришвин М.М. Кащеева цепь. – М., 1984, 56

2 Климова Г.П. «Город показался сначала одним только собором» // Литерат-е краеведение… – Елец, 1999, 218

32, 3 Пришвин М.М. Кощеева цепь. – М., 1984, с. 10, 11

4


1 Горлов В. «Михаил Пришвин из Ельца» // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.6 ч.1 – Елец, 1998,12

2 Пришвин М.М. Кащеева цепь. – М., 1984, 71

1 Там же. С. 59

2 Климова Г.П. Пришвинский Елец // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.1. – Липецк, 1994, 181

1 Климова Г.П. Пришвинский Елец // Елецкая быль. Краеведческий сборник. Вып.1. – Липецк, 1994, 182.

2 Пришвин М.М. Из дневника // Литературная газета. – 1968. - №14, 8.

33 Пришвин М.М. Избранные произведения. – М., 1991, 137, 312.

14 Гринфельд-Зингурс Т.Я. Природа в художественном мире М.М. Пришвина. – Саратов, 1989, 141.

2



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации