Реферат-Из истории развития акушерства в России - файл n1.doc

Реферат-Из истории развития акушерства в России
скачать (144 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc144kb.31.05.2012 20:01скачать

n1.doc



Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Курский государственный медицинский университет»

Министерства здравоохранения и социального развития РФ

Кафедра философии


Автор:

Е.Г. Ступакова,

очный аспирант

кафедры акушерства и гинекологии ФПО

Из истории развития акушерства в России
Реферат для сдачи кандидатского экзамена

по курсу «История и философия науки»

Научный руководитель:

д. м. н., профессор Г.А. Лазарева

(заведующая кафедрой акушерства

и гинекологии ФПО КГМУ)


Проверил: ________________
Оценка: _________________

Курск

2010–2011 академический год

Содержание
Введение………………………………………………………………………..….3

1. Повивальное искусство…………………………………………………….…..4

2. Становление «повивального искусства» как науки в России……………….9

3. Основоположник отечественного акушерства – Нестор Максимович Максимович-Амбодик………………………………………………………..…11

3.1. Жизненный путь Н. М. Максимовича-Амбодика………………….….…12

3.2. Профессиональная деятельность ученого…………………………….….15

3.3. Вклад Н. М. Максимовича-Амбодика в развитие отечественного акушерства…….....................................................................................................21

3.4. Некоторые научные труды Н. М. Максимовича-Амбодика………….…..25

Заключение…………………………………………………………………….....27

Список литературы…………………………………………………………...….28


Введение.
Акушерство – наука, изучающая физиологические и патологические явления в женском организме от момента зачатия до окончания послеродового периода в отношении к матери и плоду. Вместе с тем акушерство указывает средства, содействующие нормальному течению этих явлений и регулирующие их отклонение от нормального типа. Акушерство вместе с гинекологией составляют единую медицинскую дисциплину. Оно является одной из древнейших ветвей медицины и врачебного искусства.

История акушерства тесно связана с историей медицины вообще, и составляет одну из страниц истории культуры и цивилизации человечества, хотя до XVIII столетия оно стояло на более низкой ступени развития, чем остальные отделы врачебной науки, так как на его долю выпала ещё большая борьба с предрассудками и невежеством.

В России наука акушерства получила своё начало и развитие значительно позже, чем в других европейских странах. Первый акушер, о котором упоминается в летописях, был англичанин Якоб (при Иоанне Грозном), славившийся как «умеющий очень искусно лечить женские болезни».

Хотя Петром Великим открыты были школы «для медической и хирургической практики», но так как имелись в виду исключительно потребности армии и флота, акушерству в них не обучали.

В качестве научной дисциплины акушерство обязано мужчинам. Основоположниками отечественного акушерства по праву можно назвать акушер-гинеколог Амбодик Нестор Максимович, акушер-гинеколог Рихтер Вильгельм Михайлович, акушер – гинеколог Лазаревич, Иван Павлович, гинеколог Крассовский Эдуард-Антон Яковлевич, гинеколог Сутугин Василий Васильевич, гинеколог Славянский Кронид Федорович, гинеколог Лебедев Алексей Иванович, акушер-гинеколог Отт Дмитрий Оскарович, гинеколог Снегирев Владимир Федорович

1. Повивальное искусство.
В жизни каждого человека повитуха была в числе самых близких людей, и эта связь не прекращалась до самой смерти. Собственно, миссия повитухи заключалась не столько в принятии родов, сколько в дальнейшем уходе за роженицей и новорожденным. После родов бабка "правила и ладила" роженицу и новорожденного. Считалось, что сорок дней от рождения ребенок находится в переходном состоянии (уйти или остаться в этой жизни), и именно повитуха помогает ему в этот период, защищая от всего, что могло бы навредить. Названия "повитуха", "повивальная бабка", "парилка", "пуповая баба" говорят сами за себя. Она повивает, то есть пеленает ребенка, парит и моет после родов в бане ребенка и роженицу, "правя" его тело, перевязывает пуповину. Все эти действия имели для наших предков ритуальный смысл, им приписывалась очень значительная роль в дальнейшей жизни матери и ребенка. Часто одного присутствия повитухи было достаточно для того, чтобы роды прошли хорошо.

Такое знание и умение выделяет повитуху среди остальных деревенских жителей. Профессия повитухи считалась в русских селах одной из самых уважаемых. Ее присутствие на свадьбе считалось хорошим знаком. Свадьба – рождение новой семьи. Так же, как и на роды на свадьбу всегда приглашали повивальную бабку, которая повивала обрядово молодых и благословляла на счастливую жизнь, на достаток в доме и плодородие. Повитуха готовила невесту к брачной ночи: водила в баньку, парила, ладила, купала в особых травах, с приговорами. После таких обрядов дети рождались желанными и здоровыми. Редко когда в дерене было больше одной повитухи, зато уж она пользовалась непререкаемым авторитетом и уважением. Это, в свою очередь, накладывало определенные обязанности на бабку: она не могла отказаться, не пойти на роды – это считалось большим грехом.

В некоторых деревнях существовал обычай рожать первого ребенка в доме матери, которая под благовидным предлогом удаляла из избы остальных членов семьи. Иногда теснота крестьянских помещений заставляла роженицу из большой семьи спешить к повитухе и рожать у нее. Однако чаще всего роды проходили у себя дома. Если не было отдельной комнаты, то в горнице занавеской отгораживали угол. Во многих семьях специально не очень жарко топили баню, считая, что это расслабит и "размягчит" тело роженицы. Интересно, что звали повитуху всегда тайно, даже прибегая к особенным, "шифрованным" выражениям, опасаясь прямо излагать свою просьбу. Говорили: "У нас такая-то заболела" или "На печь залезла" (что то же самое). Визит повитухи к беременной тоже скрывался. Она проходила всегда задними дворами, через огороды. Обычно повитуха входила в дом со словами: "Помогай Бог трудиться! ". Переодевала роженицу в чистую рубаху, давала выпить крещенской водицы и зажигала перед иконами свечу. Считалось, что верными средствами для ускорения родов является расстегивание ворота рубахи, снимание колец, серег, развязывание узлов, расплетание кос роженицы. Отпирали все замки в доме, открывали заслоны печей, ворот: ведь если все открыто и развязано, то и роды "развяжутся" скорее. На протяжении всех родов повитуха ободряла роженицу, приговаривая, что все идет хорошо, поглаживала ей поясницу.

Пуповину новорожденному перевязывали ниткой, свитой с волосами матери, чтобы связь между ними, по народному поверью, оставалась на всю жизнь. Особенным было и отношении к детскому месту. Если советские родильные дома еще в недалеком прошлом выполняли план по сдачи плаценты для производства различных лекарств и косметики, а сейчас она является предметом торговли, то в русских деревнях существовал настоящий ритуал захоронения детского места. Его тщательно промывали и, завернутое в тряпочку, зарывали в землю, произнося при этом особые молитвы. Считалось, что у человека сохраняется связь с плацентой, и, "похороненная", она продолжает "поддерживать" человека в жизни, передавая ему силу Земли-матушки.

Сразу после появления на свет новорожденного пеленали, но заворачивали первый раз не в пеленки, а в отцовскую (реже - материнскую) рубаху или штаны, причем эту рубаху не готовили заранее, а снимали непосредственно с тела, то есть она должна быть не новой, а ношеной, потной. Считалось, что отец будет в таком случае сильнее любить новорожденного, а тот будет спокойнее спать. Существенна тут и еще одна причина: при помощи этих обрядовых действий ребенок "привязывается" к дому, семье, роду, устанавливается его прямая связь с родителями, это "страхует" его от смерти в младенчестве, что случалось в крестьянских семьях нередко. Запеленатого таким образом младенца повитуха поднимала к матице – балке поперек дома, на которую опирается в деревенских избах потолок и которая считается центром и самым важным местом в доме. Это тоже делается с целью привязать дитя к дому.

Затем бабка моет ребенка, и это первое омовение, как и последующие ежедневные вплоть до крещения, должно смыть с него возможные болезни, и, так сказать, печать того света, иного мира, из которого, как считалось, он пришел, уберечь от сглаза. Обычно ребенка и мать вели в баню. Там парилка садилась на полок, клала новорожденного себе на вытянутые ноги и поливала водой, которую она заранее приготовила, положив туда соли "от всякой болезни и нечисти", яйцо, "чтоб ребенок был белым и чистым, как яйцо", серебряную монету, "чтоб был богат". При этом она могла приговаривать:

–мыла бабушка не для хитрости, не для мудрости, мыла ради доброго здоровьица,

–смывала причище, урочище, призорище (виды сглаза), отцову думу, маткину.

–водушка текуча, (имя ребенка) ростуча, водушка в землю, Анюшка кверху.

Затем воду, которой мыли ребенка, выливали снаружи избы на тот ее угол, в котором в доме висят иконы. Считалось, что чем выше выплеснут воду, тем выше вырастет ребенок. В бане же повитуха правит и роженицу: ставит на место живот, расправляет пуп, поправляет золотник (матку), который смещается во время родов.

Так повитуха заботилась о ребенке нескольких дней, а то и несколько недель, живя при этом в доме роженицы и помогая ей управляться с ребенком. По прошествии этого периода (часто он длился до крещения ребенка, которое устраивали через 2 – 4 недели после рождения) повитуху одаривали и провожали. При этом прощание тоже было ритуально обставлено: мать новорожденного и бабка умывали друг дружке руки, целовались, повитуха получала дары и уходила. Это называлось размывать руки.

Однако и на этом не прерывалась связь парилки с принятым ею ребенком и его матерью. Она была самым почетным гостем на всех семейных праздниках: крестинах, именинах, помолвках, свадьбах повитых ею детей, которые, в свою очередь, ежегодно, в определенный бабин (повитухин) день, "бабьи каши" в большинстве областей – 8 января (по новому стилю), обязательно приходили к бабке в гости, приносили ей пироги и одаривали ее.

Считалось, что после смерти повитуха не понесет тех испытаний, что предназначены обычным грешным людям, потому что за нее молятся дети, а Бог снисходит к их молитвам.

Повитухой могла стать только замужняя или овдовевшая женщина в возрасте, которая сама имела детей. Г.Попов в книге "Русская народно-бытовая медицина", изданной в 1903 году, пишет: "...Деревенские повитухи – это всегда пожилые женщины, по большей части вдовы. "Бабят" иногда и замужние женщины, но только те, которые сами перестали рожать, и у которых нет месячных очищений. Часто повитухами становились женщины, имеющие много собственных детей, причем обязательно здоровых, удачливых, красивых (полагали, что свойства собственных детей повитухи могут передаться и принимаемым ею новорожденным). Девица, хотя и престарелая, повитухой быть не может, да и бездетная – плохая повитуха. Какая она бабка, коли сама трудов не пытала? При ней и рожать трудно, и дети не всегда в живых будут..."

Придавалось большое значение не только опыту, но и нравственным качествам повитух: "Бабка должна быть безупречного поведения и незамеченная в неверности мужу". Безнравственность поведения повитухи, по представлениям деревенских жителей, могла привести к тому, что повитые ею дети не будут жить или родятся больными. Обращали также внимание на черты характера бабки – чтобы она не была злонравной и сварливой, так как, согласно поверью, ее характер передается восприемникам. Особые требования к морально-этическим качествам принимающих роды в лице уже "повивальных бабок" сохранялось и в XVII-XIX веках.

Повитухи считались носителями сакральных знаний. Акт родов рассматривался как переход из потустороннего в земной явленный мир. От того, каким будет этот переход и какие впечатления от нашего мира получит ребенок в момент рождения, зависит его дальнейшая жизнь. Человеком, который помогал душе совершить этот переход и встречал ее в физическом мире, была повивальная бабка, то есть она являлась как бы посредником между двумя мирами. Наши предки верили, что повитуха обладает способностью получать информацию о ребенке в потустороннем мире и на основании этой информации предсказывать его судьбу и определять ту задачу, которую он должен выполнить в жизни. Она также могла сказать, будет он жить или умрет.

Знания, связанные с принятием родов, хранились повитухой в тайне от других, не раскрывались посторонним, тщательно прятались от случайных людей и даже от самих рожениц. Дело тут не только и не столько в боязни конкуренции, сколько в опасении, что, как всякое священное, сверхъестественное знание, знание повитухи, открытое людям, не посвященным в это ремесло, уйдет от проболтавшейся повивальни. Известно, что знахари передают свое искусство особым образом, тщательно выбирая себе преемника, как правило, из своей родни, обязательно младше возрастом. Обычно, выбрав одну из своих дочерей, повивальная бабка начинала с подросткового возраста готовить ее к наследованию своего ремесла: такие девочки ходили с матерями на роды, помогали им, смотрели и приобретали необходимые навыки.
2. Становление «повивального искусства» как науки в России.
Вторая половина XVIII века в России – период больших преобразований, связанных с реформами Петра I, охвативших все стороны экономической, государственной и культурной жизни страны. Реформы коснулись также и медицины, в частности наиболее важного вопроса о медицинском образовании. Откры­ваются первые госпитальные школы, которые стали началом систематической подготовки отечественных врачей. Обучение в госпитальных школах велось па латинском языке, и далеко не все русские могли поступить в эти школы. В них учились преимущественно дети иностранцев и дети духовенства, окончившие духовные семинарии. Подготовка врачей из-за отсутствия учебников, нехватки квалифицированных преподавателей шла медленно. В числе преподавателей были преимущественно иностранцы. Некоторые из них, такие, как Николай Бидлоо, сыграли большую роль в организации учебно-медицинского дела в России. Но были и такие, которым были чужды интересы русского народа, и они не всегда добросовестно относились к своим обязанностям. В русских врачах они чувствовали соперников, старались всячески препятствовать развитию медицинского образования в России.

Между тем Россия в это время в связи с очень высокой заболеваемостью и смертностью населения испытывала острейшую нужду в медицинских кадрах. Частые эпидемии, войны уносили большое число жизней. Но особенно велика была материнская и детская смертность, так как акушерская помощь при родах среди широких слоев населения отсутствовала. Если женщины из богатых слоев общества имели возможность обращаться к врачам-иностранцам за акушер­ской помощью, то женщины из народа вынуждены были прибегать к помощи повитух, в подавляющем большинстве неграмотных и невежественных, часто причинявших большой вред и матери, и ребенку.

Такое положение не могло не отразиться на приросте населения — "приумножения народа российского" почти не происходило. И государство, и передовые деятели общества были обеспокоены создавшимся положением. Государство пыталось решить эту проблему с помощью иностранных специалистов, передовые же люди России считали необходимым создание отечественных кадров врачей, и в первую очередь акушерских кадров.

Так, гениальный русский ученый М. В. Ломоносов в своих трудах уделял большое внимание вопросу увеличения рождаемости и прироста населения. Он считал основной причиной медленного прироста населения высокую детскую смертность. В письме И. И. Шувалову «О сохранении и размножении российского народа», написанном в 1761 г., он рекомендовал целую систему мероприятий повышения рождаемости, снижения смертности и заболеваемости детей. Для развития повивального искусства в России М. В. Ломоносов предлагал составить русское руководство по акушерству, положив в основу научные труды западноевропейских ученых и богатый опыт российских повивальных бабок, напечатав его в большом количестве.

Обучение акушерству и образование родовспомогательных учреждений на государственных началах в России начались лишь во второй половине XVIII века, когда по предложению первого организатора российского здравоохранения П. 3. Кондоиди в 1757 г. были открыты в Москве, в Санкт-Петербурге бабичьи школы, где стали обучаться акушерскому искусству повиваль­ные бабки — женщины, оказывающие помощь в родах.

Во главе этих школ были поставлены немецкие профессора: в Москве И. Ф. Эразмус, в Санкт-Петербурге А. Линдеман. Занятия проходили на квартирах у профессоров. Русским языком они не владели, объяснялись со своими ученицами через переводчиков-немцев, которые тоже плохо владели русским языком. Обучение носило чисто теоретический характер. Не было современных учебных пособий, следовательно, достижения европейского акушерства оставались неизвестными. Не было и практической базы, где бы можно было обучаться повивальному искусству. Лишь когда при Воспитательном доме в Москве (1764) и Санкт-Петербурге (1771) открылись родовспомогательные отделения, впервые появилась возможность практического обучения. Уровень подготовки в этих школах продолжал оставаться низким. Количество окончивших их также было невелико. Так, за первые 20 лет существования Московской бабичьей школы всего 35 учениц получили звание "присяжных повивальных бабок», из них русских было всего 5.

Таким образом, дело государственной важности - подготовка отечественных акушерских кадров — не имело должного развития. Только с появлением отлично подготовленных русских врачей-преподавателей, искренне заинтересованных в развитии в России родовспоможения, осуществляется подготовка акушерских кадров на современном научном уровне. Одним из таких преподавателей и ученых был первый русский профессор акушерства Нестор Максимович Максимович-Амбодик.
3. Основоположник отечественного акушерства – Нестор Максимович Максимович-Амбодик.
Очень крупной фигурой в научном и практическом акушерстве был педагог, врач и ученый-энциклопедист Н.М. Максимович-Амбодик (1744—1812). Он фактически стал основоположником отечественного акушерства и педиатрии, первым из русских врачей в 1782 г. получил звание профессора акушерства. Его основной и в высшей степени оригинальный труд «Искусство повивания, или наука о бабичьем деле» (1781—1786) с атласом рисунков на многие десятилетия стал лучшим и самым полным пособием, предназначенным для подготовки образованных акушерок. Он первым начал преподавать акушерство на русском языке и проводить практические занятия с повивальными бабками на фантоме собственной модели и в родильном отделении. Амбодик был прекрасным акушером-практиком, одним из первых начал выполнять сложные операции и пособия, в том числе наложение акушерских щипцов. Вместе с тем он оставался сторонником консервативного «освобождения младенца» до «самой крайней необходимости оперативного вмешательства» и проявлял исключительную меру в выборе тактики ведения родов.
3.1. Жизненный путь Н. М. Максимовича-Амбодика.
Нестор Максимович Максимович-Амбодик (от греческих слов «ambo dic» — «дважды скажи», указывающих на двукратное повторение слова «Максимович» в его отчестве и фамилии) родился 27 октября 1744 г. в селе Веприк Полтавской губернии в семье сельского священника. Первоначальное образование он получил, очевидно, дома. В возрасте 13 лет его определяют в Киевскую духовную академию — одно из крупнейших учебных заведений того времени, дававшее своим воспитанникам обширные и глубокие знания не только по богословию, но и по философии, истории, иностранным языкам. Киевская духовная академия поставляла России кадры образованных людей: учителей, пере­водчиков и даже работников издательского дела. Многие из ее воспитанников становились учащимися медицинских школ. Окончив академию в 1768 г. Н. М. Максимович-Амбодик не предполагал посвятить себя медицине. Об этом он писал в предисловии к «Искусству повивания»: «Сколько могу из детства вспомнить, когда мне и на мысль не приходило, чтобы когда ни есть обучаться врачебной науке; а еще и того менее, чтоб быть для других путеводителем в повивальном деле».

Богато одаренный юноша, обладавший чувствительной душой и добрым сердцем, Амбодик не мог не видеть и не переживать противоречивое сосуществование общего прогресса в жизни государства и потрясающей бедности, бескультурья, огромной заболеваемости и смертности среди простого народа. И ему «захотелось узнать законы, по которым должны жить российские подданные, поэтому он начал работать в юридической комиссии по становлению проекта «Уложения новых законов». Потребовалось очень немного времени, чтобы H. М. Максимович-Амбодик понял одну из причин высокой детской смертности – "крайнее в повивальном деле незнание многих неученых русских бабок. Кои повсюду в России, а особливо между простым народом, свободно исправляют повивальное дело к собственному их стыду, общей гибели и явному вреду всего государства». В дальнейшем много сил и энергии отдаст он делу воспитания ученых повивальных бабок и просвещению простого народа. А пока желание быть полезным Родине заставляет его найти свое призвание в медицине, особенно в акушерстве.

В 1769 г. Н. М. Максимович-Амбодик поступил в Госпитальную школу при Санкт-Петербургском сухопутном госпитале, но, не удовлетворившись постановкой обучения, через несколько месяцев уехал во Францию для поступления на медицинский факультет Страсбургского университета. Этот университет, славившийся своими преподавателями, являлся первым учебным заведением, где с 1728 г., врачи могли получать специальную теоретическую и практическую подготовку по акушерству. Повивальное дело преподавал Редерер, ученый с европейским именем.

Сначала Н.М. Максимович-Амбодик обучался за свой счет, а затем ему была назначена стипендия княгиней Е. Д. Голицыной-Кантемир, которая завещала большой капитал, как она писала, "для беспрерывного природных россиян акушерскому делу обучения в чужих краях". Сам факт завещания специального капитала для подготовки ученых-акушеров — убедительное свидетельство большой потребности в них. Эта стипендия дала возможность молодому Н. М. Максимовичу вместе с его сверстниками А. М. Шумлянским и М. М. Тереховским (ставшими впоследствии тоже известными врачами) получить за границей прекрасное медицинское образование.

По окончании университета, в котором он проучился 4 года, 18 мая 1775 г. Н. М. Максимович-Амбодик успешно защищает диссертацию на тему "О печени человеческой» и получает докторский диплом и отличный аттестат от декана Страсбургского университета проф. И. Р. Шпильмана.

С целью повышения общего образования и знаком­ства с медицинскими достижениями в другой стране Н. М. Максимович-Амбодик совершил большое путешествие по Германии. Он посетил ряд немецких клиник, слушал лекции, беседовал с врачами и руководителями клиник. Одновременно он совершенствовал свои познания в немецком языке, что в дальнейшем позволило ему свободно говорить и читать на этом языке.

По возвращении в Санкт-Петербург Н. М. Максимович-Амбодик был проэкзаменован в Медицинской коллегии докторами Г. Ашем, X. Пеккеном, А. Линдеманом и 19 сентября 1776 г. получил право практики и назначение младшим доктором в Санкт-Петербургский адмиралтейский госпиталь. Здесь он начал читать свои первые лекции по повивальному искусству. Кроме того, ему было поставлено условие два раза в неделю читать эти же лекции и в Госпитальной школе при Санкт-Петербургском сухопутном госпитале.

В 1777 г. по «высочайшему повелению» Н. М. Максимович-Амбодик был направлен за границу на один год для дальнейшего совершенствования своих знаний. По возвращении в Россию 2 сентября 1778 г. он вновь начал читать лекции в Санкт-Петербургском адмиралтейском госпитале, но вскоре был переведен в Кронштадтский госпиталь. Там ему предписывают читать лекции по физиологии, медико-хирургической практике и лекарственным растениям — курс, включавший в себя и способы сбора, сушки и хранения заготовленного лекарственного сырья (курс "Материа медика"). Такой род деятельности абсолютно не соответствовал стремлениям молодого врача. Русский историк медицины Я. А. Чистович в дальнейшем писал: "Может быть, это было родом ссылки, потому что Кронштадтская школа всегда считалась отсталой, а госпиталь в Кронштадте был до конца прошлого столетия образцом неустройства, беспорядков и злоупотреблений".

Через полгода Н. М. Максимович-Амбодик подал прошение об его обратном переводе в Санкт-Петербург, ссылаясь на то, что всегда готовился быть акушером, в Кронштадте же ему приходится заниматься самыми различными делами, но только не повивальным делом, к которому он себя готовил. Лишь благодаря счастливой случайности его стремления увенчались успехом. В 1781 г вышел в отставку доктор А. Линдеман, профессор Санкт-Петербургской бабичьей школы со времени ее основании. Кандидатов из иностранцев не нашлось, и Н. М. Максимович-Амбодик 10 мая 1781 г. был назначен его преемником. Кроме этого, его обязали 3 раза в неделю преподавать повивальное искусство подлекарям и ученикам в двух петербургских госпиталях.

Несмотря на почти 25-летнее существование Санкт-Петербургской бабичьей школы, уровень подготовки повивальных бабок в ней по-прежнему оставался очень низким. Обучение в школе велось по устаревшему акушерскому руководству Горна и продолжало оставаться теоретическим, но и такое акушерское образование было недоступным для большинства русских, ибо преподавание велось на немецком языке.
3.2. Профессиональная деятельность ученого.
Возглавив Петербургскую бабичью школу, Н. М. Максимович-Амбодик ставит перед собой три цели: 1) сделать медицинское образование для русских доступным; 2) поставить преподавание на высокий уровень, соответствующий современному развитию акушерства; 3) создать учебное руководство по акушерству на русском языке, отражающее современные знания в области повивального искусства.

С необыкновенной энергией и энтузиазмом, не жалея ни времени, ни сил, ни личных средств, Н. М. Максимович-Амбодик берется за реорганизацию всего учебного процесса подготовки повивальных бабок.

Прежде всего, он вводит обязательные практические занятия у постели рожениц в родильном отделении Воспитательного дома. Теорию и практику он считает неразделимыми. Для получения знаний "недостаточно врачу, лекарю или бабке прочесть только какую ни есть о повивальной науке книгу, не довольно выслушать только словесные о бабичьем деле наставления, но довольно... несколько раз присутствовать при родах, но необходимо, нужно, как чтением и слушанием... так и самого вещию через бабичье руководствие при родах исправляемое, приобрести надлежащее в оном познание. Умозрение с опытодействием сопряжено не­разрывным союзом...».

Н. М. Максимович-Амбодик первым в России проводит занятия на акушерском фантоме (модель женского таза и плода), применяя его для изучения механизма родов, как нормальных, так и патологических, а также для обучения различным акушерским приемам, пособиям, операциям. Так как Санкт-Петербургская бабичья школа не имела акушерского фантома, Н. М. Максимович-Амбодик создает модель, по которой в сентябре 1782 г. мастер Василий Коженков изготовляет фантом. Одновременно Н. М. Максимович-Амбодик ему же заказывает сделать ряд акушерских инструментов: стальные клещи с деревянными рукоятками (т. е. акушерские щипцы), серебряный женский катетер и др.

Н. М. Максимович-Амбодик первым из акушеров начинает читать лекции на русском языке, считая, что и другие науки во всех лекарских школах должны преподаваться на родном языке, так как не владение иностранным языком является препятствием для получения медицинских знаний.

Стремясь увеличить количество обучающихся «6абичьему делу», Максимович-Амбодик подает в Медицинскую коллегию прошение «обнародовать» часы его лекций через газету «Санкт-Петербургские ведомости». Рассматривая свою деятельность как выполнение государственною долга, Н. М. Максимович-Амбодик стремился всеми силами сделать медицинскую науку доступной и понятной соотечественникам, интересовавшимся медициной. «Общественная и государственная польза требует, дабы теоретическая и практическая повивальная и прочие лекарские науки на российском языке преподаваемы были».

Сейчас уже невозможно точно представить, с какими трудностями столкнулись Н. M. Максимович-Амбодик и другие русские врачи–преподаватели, вступившие на путь борьбы за развитие отечественной медицины. Ведь в то время все медицинские и лечебные учреждения в России практически находились в руках врачей-иностранцев, большая часть которых не желала уступать своих господствующих позиции. Немцы занимали почти все руководящие должности; по научным вопросам было принято говорить только по-немецки. Русских врачей, не знавших немецкого языка, игнорировали, обращались с ними надменно, заслуг их не признавали, препятствовали их выдвижению, оплетая интригами и создавая тяжелую атмосферу. Нужно было иметь необыкновенное упорство и твер­дость духа, чтобы не только выдержать это противодействие, но еще и активно бороться за становление русской медицины, за преподавание на русском языке.

Преподавание на родном языке осложнялось и тем, что научной медицинской терминологии в русском языке не существовало. Л. Ф. Змеей, оценивая эту сторону деятельности Н. M. Максимович-Амбодика, писал: «Максимович первым дерзнул передать науку на языке. Как говорили, варварском, — труд, перед громадностью коего сломилась не одна уже добрая волн стихла не одна жгучая энергия многих из его предшественников».

Другой русский историк медицины Я. А. Листании писал: «Амбодик один из первых начал излагать научные предметы по-русски и должен был сам придумы­вать термины для выражения понятий, не имевших еще права гражданства в русском языке. Он положил основание русской медицинской номенклатура, и мы пользуемся плодами трудов его, не сознавая происхождения их". К своим ученицам Н. М. Максимович-Амбодик испытывал искреннюю глубокую привязанность, стараясь их вдохновить, увлечь, привить любовь к избранной профессии. Подчеркивая ту громадную роль, которую будут играть в деле спасения жизней матерей и младенцев его ученицы, он противопоставляет их неученым повитухам, в которых видит одну из главных причин огромной заболеваемости и смертности среди матерей и новорожденных. Отдавая должное ученым повивальным бабкам, Н. M. Максимович-Амбодик посвящает им даже свои стихи, в которых воспевает их искусство.

Кроме преподавания, Н. M. Максимович-Амбодик ведет активную врачебную работу, посещая нуждающихся в его помощи в любое время дня и ночи, как в родильном отделении, так и на дому. Блестящий акушер-практик, он один из первых в России стал применять операцию — наложение акушерских щипцов, требующую от врача большого искусства. Яркой иллюстрацией напряженной деятельности Н. M. Максимовича-Амбодика является один из его отчетов. «Медицинской коллегии: за год в Воспитательном доме было принято 209 родов, из них в 39 случаях — трудные роды; в 13 случаях наложены "клещи". Кроме этого, в 25 случаях роды приняты на дому, из них в 10 случаях применялись клеши, в 13 — повороты, в 2 — ручное отделение детского места.»

Медицинская коллегия оценила выдающиеся заслуги Н. М. Максимовича-Амбодика в развитии акушерского образования в России, присвоив ему, первому из русских преподавателей, в октябре 1782 г. звание профессора акушерства.

Несмотря на свою большую занятость как преподавателя и врача, Н. М. Максимович-Амбодик в 1783 г. издает «Анатомико-физиологический словарь» и активно работает сразу над несколькими капитальными трудами по акушерству, педиатрии и фармакогнозии: «Искусство повивания, или наука о бабичьем деле», "Врачебное веществование, или описание целительных растений"

Зная хорошо французский, немецкий и латинский языки, Н. М. Максимович-Амбодик переводит ряд медицинских работ популярного характера, пропагандируя медицинские знания среди широких слоёв русского населения с целью повышения его культурного санитарного уровня. Он не останавливается перед материальными затратами и издает часть работ на собственные средства, хотя и не обладает большим капиталом.

В 1784 г. Санкт-Петербургская бабичья школа, получив от неизвестного частного лица крупное денеж­ное пожертвование, преобразуется в школу более вы­сокого типа — Повивальное училище. Директором этого училища назначается Моренгейм, специально приглашенный для этого из Германии, а Н. М. Максимович-Амбодик назначается профессором акушерства для преподавания повивального дела. Через два года Повивальное училище было преобразовано в Повивальный институт. В связи с этим Н. М. Максимович-Амбодика освобождают от преподавания в госпиталях с тем, чтобы он мог посвящать больше времени преподаванию акушерства в Повивальном институте.

За заслуги в области преподавания и в создании ряда научных трудов в 1793 г. Н. М. Максимович-Амбодик избирается почетным членом Медицинской коллегии, и принимает в ее работе активное участие: рецензирует работы, поступаемые в Коллегию от русских врачей, составляет проект развития акушерского образования в России, который, однако, не был реализован; составляет и программу подготовки повивальных бабок для села.

В 1797 г. в Санкт-Петербурге открывается третье в России родовспомогательное учреждение, во главе которого стал Моренгейм, а Н. М. Максимович-Амбодик был назначен преподавателем акушерства. Н. М. Максимович-Амбодик мог по праву возглавить оба родовспомогательных учреждения Санкт-Петербурга, но царское правительство по-прежнему не ве­рило в знания и умения русских врачей и продолжало приглашать на руководящие должности врачей-иност­ранцев. Объясняя причины плохой подготовки акуше­ров в те времена, известный русский акушер В. С. Груздев писал, что повивальное дело находилось в руках иноземных бездарностей, «русские же даровитые лю­ди вроде Шумлянского и Максимовича-Амбодика всячески отпирались от него немецкой кликой, и в лучшем случае, оставались на положение простых рабочих».

Н. М. Максимович-Амбодик, увлеченный своей любимой работой, не вел открытой борьбы против врачей-иностранцев. Однако в его трудах имеются высказывания, направленные против иностранного насилия: «Хотя врачебная наука повсюду есть единая и та же самая, однако, кажется, она имеет некоторое различие в том, что врач и лекарь единоземец, соотчич и друг, почитаются для болящего и лучше, и надежнее, и вернее, чем неизвестный пришелец и иноземец, кому и сложение тела, и свойства, и род жизни болящего неизвестны».

Несмотря на тяжелые условия, Н. М. Максимович-Амбодик продолжает неутомимо работать, совершенствуя методы преподавания и создавая капитальные труды. При этом он использует не только личный богатейший клинический опыт, но и достижения европейского акушерства: «Мне не стыдно сознаться, что я пользовался наставлениями лучших, славных во врачебном искусстве мужей иностранных университетов. Они подали мне случай к новым предприятиям».

В этот период он издает ряд медико-ботанических работ: «Словарь ботанический» (1795), «Первоначальные основания ботаники» (1796), в которых указывает на необходимость изучения медицинской ботаники для врачей, аптекарей и лиц, занимающихся сбором лекарственных растений.

3.3. Вклад Н. М. Максимовича-Амбодика в развитие отечественного акушерства.
«Искусство понимания, или наука о бабичьем деле» (1784—1786) — первое отечественное научное руководство на русском языке, без которого было бы немыслимо успешное развитие в России акушерства и научной подготовки акушерских кадров. «Искусство повивания» включает вопросы физиологического, патологического и оперативного акушерства. По нему училось несколько поколении врачей и акушерок. Труд этот написан па основе прекрасного знания современного европейского акушерства и богатого личного клинического опыта.

Многие положения, высказанный Н. М. Максимовичем-Амбодиком, были прогрессивными и не потеряли актуальности и в наши дни. В предисловии к «Искусству поливания» Н. М. Максимович-Амбодик пишет о том, что следует знать анатомию женского тела и утробного плода, без которых невозможно стать опытным акушером, о том, что важно «заблаговременное» практическое обучение для получения специальных навыков, нужных для оказания своевременной помощи о трудных родах. Он неоднократно говорит «необходимости сочетать теоретические и практические знания: «... умозрение с опытодействием сопряжена неразрывным союзом, так что одно без другого есть весьма слабо и бессильно, а иногда вредно и пагубно быть может». Н. М. Максимович-Амбодик также обращает внимание на тесную связь медицины с другими науками, такими, как химия и физика. Высказывание Н. М. Максимовича-Амбофдика о том, что «опытную физику в помощь врачу снискать нужно», перекликается с идеями М. В. Ломоносова о тесной связи медицины с химией и физикой.

В «Искусстве повивания» Н. М. Максимович-Амбодик подробно описал анатомическое строение женских половых органов и внутриутробное положение плода, признаки беременности, методику и значение акушерского исследования беременной и роженицы. Он первым обратил внимание на большое значение подготовки рук акушера для «перстного осязания»: необходимо остричь ногти и смазать руки теплым маслом. Одновременно он рекомендует не проводить акушерского исследования без достаточных к тому показаний.

Одна из важнейших причин акушерской патологии — узкий таз — рассматривается Н. М. Максимовичем-Амбодиком очень подробно. Обращая внимание на неправильное строение женского таза, он подчеркивает, что такой таз является частой причиной трудных родов, а иногда и невозможности их. Описанные им формы узкого таза, признанные и в настоящее время, легли в основу классификаций узкого таза, предложенных в дальнейшем многими авторами.

Среди причин осложненных родов Н. М. Максимович-Амбодик отмечал также необычное положение головки, когда шаровка «личиком к лону, а затылком к крестцу оборочена». Эта теория получила в дальнейшем широкие, развитие как учение о клинически узком тазе, которому было посвящено много работ советских и зарубежных авторов (М С. Малиновский, 1923; Б. А. Архангельский, 1939; И. А. Покровский, 1959; Р. И. Калганова, 1965, и др.). В целях родоразрешения при узком тазе Н. М. Максимович-Амбодик предлагал исправление положения головки ручными приемами (поворот на ножку), а при необходимости – применение прямых щипцов или краниотомию (плодоразрушающую операцию). Н. М, Максимовичем-Амбодиком подробно изложены условия и показания к производству операции акушерского наружне-внутреннего поворота. Он первый в России описал асинклитическое вставление головки плода (неправильное вставление головки плода в полость таза — очень серьезный признак, указывающий на имеющееся сужение входа в таз, что могло осложнить нормальное течение родов).

Во время издания «Искусства повивания» о конфигурации (приспособлении головки плода к тазу) врачи не имели понятия. Среди врачей были распространены взгляды немецких и французских акушеров, утверждавших, что основным назначением типцов является сжатие головки плода, в силу чего уменьшенная головка может пройти через узкий таз. Однако Н. М. Максимович-Амбодик утверждал, что чрезмерное сжатие головки щипцами наносит вред плоду. При значительном несоответствии таза матери и головки плода нельзя накладывать акушерские щипцы, так как этой операцией нельзя спасти плод и, кроме того, ставится под угрозу жизнь матери. При большом несоответствии Н. М. Максимович-Амбодик советовал производить плодоразрушающую операцию. Он указывал, что щипцы безопасны лишь тогда, когда они легкие, нет осложнений в течение родов и накладывает их опытный акушер.

Н. М. Максимович-Амбодик описал операцию наложения щипцов на последующую головку (при ножном предлежании плода), основные положения которой не потеряли своей актуальности до настоящего времени. При ведении родов он рекомендовал воздерживаться от необоснованных вмешательств: «поистине счастливы те жены, кои с пособием природы рожают детей благополучно сами, не имея нужды в помощи чужой». Н. М, Максимович-Амбодик был противником вмешательства в физиологическое течение родов и советовал прибегать к нему только при их осложнении. Он считал, что применение «орудий» показано лишь при «..ненатуральных, трудных родах» (узкий или деформированный таз, чрезмерная величина или уродство плода, неправильное его положение, сросшиеся двойни, сочетание узкого таза и крупного плода, старая первородящая). При необходимости нужно начинать оперативные вмешательства с «легчайших» и менее опасных способов. Он положил начало бережному ведению родов, придерживаясь выжидательной тактики, которой пользуются и в настоящее время.

С целью предупреждения разрыва промежности во время родов Н. М. Максимович-Амбодик первый в России предложил защиту промежности — ответственный момент в ведении родов.

Патологии беременности, т. е. описанию болезней во время беременности и их лечению, Н. М, Максимович-Амбодик придавал особое значение. Он обращал внимание на образ жизни беременной, считая это очень важным для здоровья будущего ребенка. «Беременная жена, как скоро почувствует, что она во своей утробе зачала, сугубо обязывается всячески наблюдать добропорядочную жизнь и благоведение во всем ея состоянию приличное; ибо она должна пещися не токмо о предохранении собственного здравия, но еще иметь попечение и о соблюдении носимого ею утробного плода». Он придает большое значение во время беременности пище, движениям, одежде, свежему воздуху, употреблению нужных лекарств.

Н. М. Максимович-Амбодик подробно описывает и послеродовые заболевания и их лечение. Такая грозная акушерская патология, как послеродовое кровотечение, уносила в то время множество жизней. Н. М. Максимович-Амбодик перечисляет причины, вызывающие кровотечение, очень тщательно описывает клинические признаки большой кровопотери (бледность, звон и шум в ушах, зевота, малый пульс, слабость, обморок). Задачи акушера — вызвать сокращение матки, для чего он рекомендовал массировать живот, удалить сгустки крови или задержавшееся детское место. При отсутствии эффекта Н. М. Максимович-Амбодик впервые в мире предлагает метод массажа матки на кулаке. Этот метод получил широкое распространение и применяется в наши дни.

Другая акушерская патология, очень часто встречавшаяся после тяжелых родов, сопровождавшихся разрывами промежности, это выпадение матки. В качестве лечения Н. М. Максимович-Амбодик предлагал сразу же после родов вправление матки. Для удержания и укрепления ее он рекомендовал применять особые кольца, вводимые во влагалище. При разрывах промежности он предлагал соединять края раны с помощью навощенной нити и кривой иглы.

Большой исторический интерес представляет указание Н. М. Максимовича-Амбодика на необходимость хирургического лечения внематочной беременности, о которой в те годы имели самое смутное представление. Даже сто лет спустя, когда чревосечения проводились с полным успехом, некоторые акушеры и гинекологи при внематочной беременности применяли консервативный метод лечения. Правильное положение Н. М. Максимовича-Амбодика о необходимости хирургического лечения внематочной беременности было подтверждено впоследствии блестящими диссертациями Н. В. Склифосовского (1863) и В. Ф. Снегирева. (1873). «Искусство повивания» было снабжено большим количеством иллюстраций, которые еще больше повышали ценность этого труда.

Годы напряженного труда не могли не отразиться на состоянии здоровья. Здоровье его ухудшается, особенно слабеет зрение. Возможно, что в связи с этим он в 1798 г. уходит с преподавательской работы. О последующей его деятельности также почти ничего не известно, кроме того, что до конца своей жизни он занимал скромное место консультанта в Калинкинской больнице. Н. М. Максимович-Амбодик умер в Петербурге 24 июля 1812 г.
3.4. Некоторые научные труды Н. М. Максимовича-Амбодика







Заключение.
  Вся жизнь Нестора Максимовича Максимовича-Амбодика, его огромный талант и эрудиция, необычная энергия и работоспособность были отданы делу развития отечественной медицины и созданию отечественных акушерских кадров, практически до него не существовавших. Он был истинным патриотом Родины, мечтавшим о России как о центре мировой науки и культуры, и он сделал немало для осуществления своей мечты. Его достижения были признаны только после его смерти.

     Н.М. Максимович-Амбодик, работая в трудных условиях своего времени, внес неоценимый вклад в развитие акушерской медицины.

     Развитие акушерства в России прошло длинный и трудный путь от интуитивного, естественного, где жизнь и здоровье рождающегося поколения во многом зависели от умений деревенской бабки-повитухи, до полностью регламентированного, медикаментозно-механистического, считающего беременность болезнью, требующей врачебного вмешательства и несущего ответственность за исход родов.

Список литературы.


  1. Возрождение традиций повивального дела // www.povituha.ru

  2. Данилишина Е.И., Обысова Е.С. Н.М. Максимович-Амбодик. 1976. // www.way-s.ru

  3. Доктора медицины в России. Н. М. Амбодик-Максимович // http://zemskoy.ru

  4. Маринжа Лукьян. Основатель отечественного акушерства Нестор Максимович (Амбодик) // Здоровье Украины. 2007. № 18. С. 76-77.

  5. Мирский Марк. Отец российского акушерства // Медицинская Газета. 2011. № 40. (www.mgzt.ru)

  6. Нестор Максимович Амбодик-Максимович биография // www.people.su

  7. Савельева Г.М., Шалина Р.И., Сичинава Л.Г. Акушерство - определение, история развития // www.medichelp.ru

  8. Становление акушерской науки // www.kolybel-ekb.ru

  9. Энциклопедия врача // www.idoktor.info





Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации