Курсовая работа - Политика царизма на Беларуси - файл n1.doc

Курсовая работа - Политика царизма на Беларуси
скачать (102.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc103kb.05.06.2012 08:18скачать

n1.doc

2 Политика в социально – экономической сфере.


После трёх разделов Речи Посполитой и вхождения территории Беларуси в состав Российской империи в структуре землевладения произошли большие изменения.

Выделим её основные аспекты.

1. Политика в сфере феодального землевладения.

В структуре крупного землевладения также произошли большие изменения. Царизм на белорусских землях проводил политику насаждения русского поместного землевладения и расширения помещичьего землевладения вообще [40, с.23]. Это происходило через пожалование новых земель русским вельможам, военным и гражданским чиновникам, отличившимся на службе. Фонд раздачи составляли королевские экономии и староства, земли, секвестрованные у церкви и польских помещиков. Почти все пожалования в вотчинное владение были сделаны в период с 1773 по 1801 гг. [20, с.8]. В пяти белорусско-литовских губерниях новым владельцам было подарено 250,4 тысячи ревизских (мужских) душ крестьян. Так, генерал-аншефу князю Потёмкину досталось Кричевское староство (14 250 душ), генерал-фельдмаршалу графу Румянцеву – Гомельское староство (11 100 крепостных), генерал-фельдмаршалу графу Захару Григорьевичу Чернышёву – Чечерское староство (5 100 крестьян), графу Заводовскому досталась Могилёвская экономия (25 860 крестьян) [19, с.103]. Социальный состав людей, получивших пожалование, говорит о том, что царизм стремился задобрить верхушку русского дворянства, его военно-бюрократическую прослойку и укрепить своё положение на новых территориях. После 1801 г. земли раздаются в основном в аренду [20, с.8]. В журнале Комитета по делам западных губерний от 5 марта 1832г. находится положение о раздаче конфискованных имений в Беларуси русским дворянам в столетнее арендное или потомственное пользование, что свидетельствует о насаждении русского поместного землепользования [12, с.111 – 114].

Практика аренды получила здесь в конце XVIII – XIХвв. очень широкое распространение. В 1800г. только в Белорусской губернии находилось в аренде более 80 тыс. крестьян. К началу XIXв. почти все казённые имения в губерниях Белоруссии находились в долгосрочном арендном содержании у дворянства и чиновников. Эта практика, имевшая и в последующие годы большое распространение, способствовала укреплению помещичьего землевладения в Беларуси. Указом Сената 1773г. был установлен порядок сдачи в аренду казённых имений. При этом указывалось, чтобы арендаторы не разоряли казённых крестьян "излишними притеснениями" и "недозволенными налогами" с тем, чтобы обеспечить бесперебойное поступление в государственную казну всех положенных с них сборов. Дальнейшая практика показала, что арендная система явилась источником злоупотреблений арендаторов и чиновников казённых палат [40, с.24 – 25].

Рядом с пожалованиями существовала практика конфискаций. Конфискации были проведены в два этапа. На первом, в 1773 – 1795 гг., они были направлены против магнатов и шляхты, отказавшихся принести присягу на верность царской власти [14, с.33]. Была проведена конфискация духовных владений, принадлежавших иезуитскому ордену, ликвидированных в 1775 г., а также против участников восстания 1794 г. Второй этап был связан с подавлением восстания 1830 –1831 гг. и борьбой царизма с революционным движением 30-50-х гг. (20, с.8). Репрессии затронули широкие круги землевладельцев [14, с.33]. Так, до 1800 г. было конфисковано около 20 имений. После восстания 1830 -1831 гг. на территории пяти белорусско-литовских губерний было конфисковано 62 имения у 51 владельца. К 1835 г. только в Западной Беларуси ( Виленская, Гродненская губ., Белостоцкая обл.) насчитывалось 195 конфискованных имений. Но конкретное число конфискаций тяжело определить из-за наложения секвестра (временная конфискация земли). После того как, тот или другой владелец конфискованной земли показывал свою лояльность царской власти, секвестрованное имущество возвращалось. На протяжении 1795 и начала 1796 гг. Екатериной II было возвращено более 2/3 владений, секвестрованных в западных землях империи. Это подтверждается рескриптом Екатерины II литовскому генерал-губернатору от 3 декабря 1795г. "О возвращении польским помещикам имений в Белоруссии" [24, с.79]. В 1812 – 1813 гг. был наложен секвестр на имения людей, которые сотрудничали с Наполеоном. Затем они были также возвращены прежним владельцам, которые вернулись на родину [20.с.8].

Таким образом, раздача бывших королевских земель и конфискация имущества в пользу русского чиновничества, проведение либеральной политики в отношении магнатов и шляхты, царская власть пыталась заручиться поддержкой этих слоёв общества и иметь в их лице опору, для того чтобы лучше удерживать в подчинении крестьянство. Всё это привело к увеличению помещичьего землевладения и ухудшения правового и имущественного положения крестьян, которым запрещалось обращаться с жалобами на своих владельцев в государственный суд, и теперь они полностью зависели от их самовольства. Во всех указах Екатерины II чётко выступает классовая сущность политики русского правительства в отношении присоединённых к России белорусских земель. Но, не смотря на сохранение и даже укрепление феодального землевладения, что привело к усилению централизованной власти, новое правительство положило конец магнатским междоусобицам, раздиравшим когда-то Речь Посполитую.

2. Ликвидация церковного землевладения.

В Российской империи секуляризация церковного землевладения началась ещё при Петре I, и закончилось при Екатерине II. На присоединённых белорусских землях первоначально не были распространены законы о секуляризации. Это объясняется стремлением получить опору в белорусских землях в лице духовенства особенно католической её части [20, с.9]. Дело в том, что значительная часть земель принадлежала церкви, в основном католической. Не укрепившись на новой территории, российская власть не решилась идти на обострение отношений с мощным и влиятельным в шляхетских кругах католическим клиром, тем более, что на почве борьбы против буржуазных движений в Европе в это время шло сближение царизма с Ватиканом. Конфискация имений в это время у духовенства ограничилась общими мерами, что применялось к владельцам, которые оставались за границей или выступали против новой власти. В 70 – 80-е гг. конфискации затронули только часть церковных владений [26, с.122]. В начале 90-х годов XVIII века в ВКЛ католическому и униатскому духовенству принадлежало около 112,6 тысяч человек, или 5,4% крестьянского сословия [18, с.60 – 61]. В отношении к другим конфессиям правительство принимало меры к "сохранению целостности", стремясь не допустить как продажу, так и нового приобретения имений церковью [26, с.122].

Первыми под секуляризацию попали иезуитские владения. Козловский П.Г. считает, что иезуитские землевладения были конфискованы в 1773 г. Чепко В.В. в своей монографии "Классовая борьба в белорусской деревне в первой половине ХIХ в." указывает другую дату, а именно – 1775г. Это говорит о том, что процесс конфискации иезуитских землевладений был растянут во времени. В 20-х гг. в казну перешли иезуитские крестьяне в Восточной Беларуси. Ссылаясь на то, что иезуиты " вздумали узрушыть в царстве… православную веру" Александр I в 1815 г. объявил об изгнании их из Петербурга, а 1марта 1820г. вышел указ о высылке иезуитов за пределы Российской империи. Положение Комитета Министров 35 имений (9830 душ мужского пола), принадлежавшие иезуитам были конфискованы и сенатским указом 13 апреля 1822г. закреплены за казной [26]. Эти имения были проданы местным дворянам по особой оценке с уплатой ежегодного определенного процента в государственную казну [40, с.29]. Что касается ликвидации униатского землепользования, то можно сказать, что конфискация земли происходила так же постепенно.

К 1841 году позиция царской власти изменилась по отношению и к католическим землевладениям на Беларуси, потому что царизму не нужно было поддерживать её как раньше. Кроме того, большая часть духовенства этой церкви находилась в аппозиции режима (восстание 1830 – 31гг.) [20, с.9]. Поэтому, чтобы ослабить влияние католической церкви царское правительство постепенно вело сокращение католического духовенства, подрывая одновре менно его экономическую основу. В 1832г. с этой целью были ликвидированы некомплектные (не имеющие полного состава монахов) католические монастыри, а их имения переданы казне. 25 декабря 1841г. был издан указ, по которому уже всё духовенство (православное, католическое и других конфессий) было лишено всех населённых имений высшего духовенства Западных губерний, т.е. конфисковались крупные духовные землевладения, ссылаясь на то, что "непристойно духовному лицу отрываться от его прямых священнических обязанностей". Этот указ сопровождался инструкцией, в которой точно определялось, какое имение и когда должно было перейти в ведение казны [37, с.85]. Но поскольку у православного духовенства земли практически не было, то в результате этой акции земельной собственности в первую очередь лишалось католическая церковь.

10 мая 1843г. вышли указы о передаче в казну населённых имений приходских церквей, а 28 февраля 1844г. – тех, что передавались по эксдивизиях в собственность. При этом имелось ввиду резолюция Николая I Западному комитету, что "никак не предлагается отобрать у духовенства его собственность, а только отстранить от руководства, приняв его на Министерство государственных имуществ, выплачивая от него на содержание духовенству уравнительно общей массе доходов", т.е. было выделено государственное жалование. Таким образом, к середине 40-х гг. приём имений от духовенства в государственное ведомство был практически закончен. Поэтому в 40-х годах количество духовных крестьян резко снизилось: в середине ХIХ века – до 10,2 тысяч (0,4%). По данным 10-й ревизии, в 1858 году насчитывалось 3987 ревизионных душ, подвластным церквям и монастырям [18, с 61].

Решение правительства в первую очередь ослабило материальное положение католической церкви. Хотя в данном случае Филатова Е.Н. выделяет следующие аспекты: 1) процесс передачи имений в казну затянулся практически до конца 50-х годов; 2) так как владения были значительными, то католическое духовенство, их приходы и монастыри получили более высокое содержание, нежели православное и протестантское духовенство; 3) так как местные чиновники в основном были католиками, то католическая церковь быстрее, чем православная, получала положенные ей наделы земли и в ряде случаев в тех же имениях; 4) католическому ксендзу, не обременённому семьёй, было легче прожить на жалование, чем православному [37, с.85].

3. Политика русификации.

В конце XVIII века в период активной раздачи земли дворянам царизм не ставил задачу конкретным образом изменить национальный состав землевладения в Беларуси. Однако среди получивших пожалования почти не было местных магнатов и шляхты. Это было началом процесса формирования в западных землях империи социально-политической опоры царизму в лице русских земельных владельцев.

Очень важным шагом в направлении было так называемое "Генеральное межевание". Оно проводилось в Могилёвской губернии в 1783-1784 гг., в Витебской – в 1784-1797 гг. Его целью было установление новой структуры землевладения в белорусских землях. Основной смысл этого мероприятия – в укреплении русских помещиков с определённой фиксацией размеров пожалований и с созданием планово-дакументального материала. Создаваемые описально-географические материалы в руках новой власти и землепользователей должны были выступать в качестве юридической документации на землю. В итоге этого мероприятия царизм легализировал свои права на присоединённую территорию, оформлял неприкосновенность земельных дарений русским помещикам и чиновникам. Было создано специальная межевая контора, проведена межевая экспедиция Сенату (причём, мелкая шляхта была отстранена от участия в межевых мероприятиях) [20, с.9].

Однако Екатериной II и Павлом I не предписывалось в качестве обязательного условия проживание в пожалованном имении, и не запрещалась передача земли полякам. В результате спустя некоторое время большая часть имений Западного края, пожалованных самодержавной властью русским дворянам, перешла в польские руки [29, с.575].

Восстание 1830-31гг. вызвало резкую перемену политического курса царской власти на Беларуси, в Литве и Правобережной Украине. Думая о политической неблагонадёжности местного дворянства, правительство Николая I сделало ставку на полную унификацию девяти западных губерний с Центральной Россией. Это значит на русификацию их как общую надёжную гарантию удержания этой территории в составе Российской империи. В сентябре 1831 г. в Петербургу был создан Комитет по делам западных губерний, который являлся дорадовым органом при Николае I [36, с.92]. Комитет разработал ряд мероприятий по укреплению в крае позиций царизма в отношении системы управления, суда, науки, культуры, шляхетского сословия и др. А также в их числе были рекомендации по насаждению русского землевладения и переселению русских государственных крестьян. На практике это реализовалось в дарениях земли, льготах при её покупке. Однако, необычные условия хозяйствования, незнакомая культурная среда, враждебность местной среды не принесли конкретных результатов [20, с.10], о чём писал Николаю I в своём делопроизводстве генерал-губернатор Ф. Миркович. Во многих случаях подаренные имения передавались другим лицам, в том числе и местной шляхте, что не запрещалось при Екатерине II и Павле I. В результате спустя некоторое время большая часть имений Западного края, пожалованных самодержавной властью русским дворянам, перешла в польские руки.

Для ограничения польского влияния через науку и язык ещё в феврале 1831г. было запрещено использование в делопроизводстве Гродненской и Виленской губерний польский язык [36, с.92]. Здесь самодержавная власть действовала осторожно: русский язык предписывалось губернаторам Западного края вводить " постепенно и с наблюдением, чтобы не последовало от того никакой остановки в правосудии" [29, с.573]. В 1832г. был закрыт Виленский университет. Указом 1836г. запрещалось преподавать в учебных заведениях польский язык как самостоятельный предмет [36, с.92]. Высочайшим указом от 25 июня 1840г. губернии Киевская, Подольская, Волынская, Минская, Виленская и Гродненская объявлялись "издревле русским по происхождению, нравам и навыкам их жителей". Всякое действие на этой территории Литовского статута и дополнительных к нему сеймовых конституций, а также любых других местных постановлений прекращалось, вместо них должны были действовать русские законы, причём в том же порядке, в тех же формах и процедурах, как во внутренних губерниях Российский империи. Одновременно устанавливалось правило, по которому все административные дела должны производиться на русском языке и все документы писаться по принятым в российском делопроизводстве образцам [29, с.574]. Это подтверждается первоисточником – указом Николая I Сенату от 25 июня 1840г. "О введении русского законодательства и русского языка в западных губерниях" [13]. А указом Сената от 18 июля 1840г. запрещается употребление терминов "Белоруссия" и "Литва" [33, с.131].

Таким образом, Николай I предпринял некоторые шаги по расширению в Западном крае русского дворянского землевладения. Но, по мнению В.А. Томсинова, они оказались половинчатыми, что видно из содержания законодательных актов. Об итогах русификации землевладения свидетельствует следующая статистика. Когда до 1772 г. в крае не было ни одного российского помещика, так в конце 50-х гг. ХIХ в. удельное число "русских" помещиков (с включением сюда и прибалтийских – "остзейцев"), что владели больше чем ста душами, составляли около 7%. "Нетутэйшыя" (пришлые) государственные крестьяне составляли единицы. Удельная мера площади землевладения "лиц русского происхождения" в земельной собственности составляла на Беларуси до 1863-64гг. 21,6% .

Вообще, политика в сфере землевладения от конца XVIII до половины ХIХ в. определялась следующими тенденциями: 1. Переход государственных земель к светским феодалам через пожалования. Характерно для новых десятилетий царской администрации на Беларуси. 2. Переход всех духовных и части панских имений в руки государства. Появилось в 30-40-е гг. ХIХв. 3. Русификация землевладения. Первые шаги – в конце ХVIIIв., увеличение – после восстания 1830-31 гг. [20, с. 10].

4. Политика в отношении к шляхте.

В правительственных документах первой половины XIXв. местное дворянство фигурирует в качестве "дворянства" и как "шляхта". К дворянам правительство относило помещиков и тех чиновников и офицеров, чьи предки владели населенными крестьянами имений. Под шляхтой понимались дворяне, которые не владели землёй, или имели её, но без крестьян [20, с.10].

Часто безземельная шляхта арендовала землю у помещика, искала себе не земледельческий род занятия. Тем не менее, шляхта не слилась с крестьянами по причине сословного привилегированного положения (свобода от податей, службы в войсках, телесного наказания). Шляхта связывала улучшение своего социально-экономического положения с восстановлением Речи Посполитой. Поэтому эта часть дворянства всегда активно противостояла царскому режиму. Исследователями выделяется два периода в политике в отношении к шляхте.

1. 1772 – 1830гг. Власть видела растущую оппозиционность шляхты, что всё время укреплялась в связи с радикализацией этой группы населения. Поэтому уже с 1772г. начинается так называемая "проверка" шляхты. Заключается она в необходимости подать документы о дворянстве в губернские города [20, с.10]. С 1772г. шляхта, которая имела необходимые документы, подтверждала своё происхождение в земских судах, а с 1785г. – в губернских выводных комиссиях. Лица, которые подтвердили своё происхождение, вносились в дворянские рядовые книги [35, с. 55] . Затем документы поступали в Герольдию, которая выносила окончательное решение [14, с.37]. На этом этапе процесс проверки шляхты шёл медленно, правительство не спешило. Одновременно с началом проверки шляхты был ликвидирован такой институт, как сеймики – воеводские и поветовые. Шляхта решала на них вопросы податей, избрания кандидатов на администрационные посты [20, с.11]. Через своих представителей участвовала в избрании короля на вальном сейме и могла ему не подчиняться, даже до вооружённых выступлений (конфедераций) [35, с.54]. Уничтожение этого, в значительной степени демократического, явления было нарушением обещанной нерушимости прав сословий, правительством по шляхетским вольностям и привилегиям, которые были зафиксированы Екатериной II в "Дарственной грамоте дворянству" в 1785г. Царское правительство, объявивши дворянство "первенствующим" российским сословием, юридически закрепила его главенствующие позиции в системе абсолютистского государства. И все дальнейшие законодательные акты по этому вопросу вносили только некоторые поправки и дополнения, в зависимости от требований времени [35, с.55].

Отдельно встал вопрос о правах татарской шляхты. По причине не совсем понятного положения татар в Речи Посполитой местное дворянство не хотела допускать их до выборов в исполнительные органы власти. Но всё ж литовский военный губернатор Л. Бенигсен посчитал, что татары, "если оно суть дворяне и владеют собственными имениями", должны принять участие в выборах [35, с.56].

Таким образом, царское правительство стремилась унифицировать белорусские земли по образцу российских и в отношении к высшему сословию – шляхте. До начала 30-х годов XIXв. процесс проверки прав на дворянство характеризовался крайней медлительностью, что было вызвано причинами как объективного (бедность шляхты, нахождение документов в иностранных архивах, пожары и др.), так и субъективного характера (злоупотребление чиновников) [16, с.11].

2. После восстания 1830-31гг. Правительство перешло в наступление против шляхты. Проверка занималась "разбором" шляхты (от слова "разобрать", это значит уменьшить). Цель – исключить из ряда дворянства бедную шляхту, которая считалась политически неустойчивой. Согласно указу 19 октября 1831г. исключалась из дворянского сословия шляхта, которая не подала письменные документы о своих правах на протяжении трёх лет. Большинство мелких шляхтичей, которые составляли к концу ХVIII около 95%, не имела необходимых документов на руках, в отличии от магнатов и крупной шляхты, имевшие собственные архивы. Для их поиска в государственных архивах требовалось время и деньги [20, с.11]. Тем более, что после разделов Речи Посполитой часть документов осталась на территориях, которые отошли к Пруссии или Австрийской империи. Даже до 60-х годов, по данным министерства юстиции, около 200 тыс. шляхты мужского пола в девяти западных губерниях (Белорусская, Ковенская, Киевская, Волынская, Подольская) не сумели подать документы о своём дворянском происхождении. Шляхта, которая не подтвердила свои дворянские права, исключалась из дворянского сословия [20, с.12]. По указу от 19 октября 1831г. разделялась на сельских "однодворцев" или "однодворцев западных губерний" (бывшие шляхтичи, проживавшие ранее в сельской местности) и городских граждан (бывшие шляхтичи, которые проживали ранее в городах) [2, с.277]. Эти категории начали призываться к службе в войска и платили подати в казну [20, с. 11]. "Разбор шляхты" был причиной сокращения дворянства с 1816 по 1833г. на 22,9 тыс. человек [18, с.62]. До конца 50-х гг. ХIХв. удельная масса дворян Беларуси снизилась с 10-12% до 5-6%, но при этом увеличился процент средних и крупных дворян-землевладельцев с 5-6 до 14% [18, с.63].

Лишая шляхту привилегий, российское правительство стремилось разорвать её сословную связь с поместным дворянством, уничтожить основную армию всех антиправительственных восстаний и заговоров. Тем не менее даже в 30-50-е годы XIXв. "разбор" происходил в большинстве случаев формально, процесс приписки бывших шляхтичей к податным сословиям не был завершён к концу рассматриваемого периода [16, с.12].

В соответствии с законом 1831 года были повышены избирательные цензы, что существенно сократило круг лиц, имевших право участвовать в выборах. Кроме того, было уменьшено количество выборных должностей. По закону 1835 года участники восстания 1830-31гг. не имели избирательного права. Они были допущены к участию в выборах только в 1848г [16,с.9-10]. Изменения в законодательстве о выборах также были направлены на ограничение прав и привилегий мелкого дворянства, лишали его возможности участвовать в системе выборных судебных органов. Такая политика отличалась непоследовательностью, переходом от прямой реакции к либерализму и наоборот, что, в конечном счёте, отразилось на социально-политическом облике белорусского дворянства [16, с.13].

5.Политика в крестьянском вопросе.

Речь Посполитая и Российская империя, несмотря на непохожесть их политической системы, были довольно близкими по уровню экономического и социального развития, по основным направлениям крестьянской политики. В этих государствах существовали самые жестокие формы зависимости, которые по существу приближали положение крестьян к рабскому. Средневековые кодексы (Литовский Статут в Речи Посполитой, Соборное уложение в России), несколько изменённые в сторону дальнейшего урезания прав крестьян, изменили основную массу населения этих стран в объект права. Только в 1768г. сейм Речи Посполитой отменил право шляхты наказывать своих крестьян смертью, но всё же контроля над исполнением этого указа не было и положение крестьян не изменилось.

Отношение российского правительства к крестьянам присоединённых белорусских земель были довольно-таки противоречивыми и объяснялись исключительно политическими взглядами [20, с.11].

В первые годы после каждого раздела Речи Посполитой население только что присоединённых к Российской империи территорий из экономических и политических соображений временно освобождалось от уплаты государственных податей [40, с.25]. Это свидетельствует об осторожной политике царского правительства по введению общероссийской системы налогообложения [7, с.261]. С 1797г. по 1803г. в связи с тяжёлым экономическим положением региона размер податей на Беларуси был на 20-40% ниже, чем в среднем по России. На некоторое время белорусские крестьяне с местностей, которые наиболее потерпели от военных действий в 1812г., были совсем освобождены от государственных податей, начиная с 1813г. [20, с.12]. С начала ХIXв. государственные подати собирали в таком же размере, как и на остальной территории Российской империи и эксплуатация государственных крестьян, как русских, так и белорусских губерний не имела существенных отличий [40, с.26].

Положение некоторой части крестьян Беларуси несколько облегчилось в результате перевода бывших частных секвестрованных имений в разряд казённых. Однако вместе с тем другие категории крестьян, прежде считавшиеся свободными и полусвободными (крестьяне, находившиеся на службе у феодалов, так называемые "вечистые люди", часть земян и бояр и др.), записывались в число крепостных. Часть казённых крестьян были переведены в число помещичьих в результате раздач имений русским помещикам и чиновникам [40, с.26].

Крестьянство Беларуси состояло из различных групп в зависимости от того, кому они принадлежали. В соответствии с этим несколько отличалось их правовое положение. Можно также проследить определённую зависимость состояния хозяйства и общего жизненного уровня крестьян от принадлежности их к той или иной группе [40, с.27-28].

К середине ХIХв. в Беларуси в результате правительственной политики из нескольких категорий крепостного крестьянства образовались в основном две больших группы – помещичьих крестьян и государственных крестьян.

Но, помимо численно преобладающей категории крестьян, находившихся в крепостной зависимости от помещиков или государства, в Беларуси существовало несколько немногочисленных групп лично свободных крестьян. К ним относились так называемые "панцирные бояре", "вольные люди", "русские старообрядцы". Эти группы сельского населения, в большинстве не имея собственной земли, арендовали её у помещиков или у государства, выплачивая чинш, и, следовательно, попадали в экономическую зависимость [40, с.30 – 31]. Но стараниями царского правительства до середины ХIХв. эти категории населения в основном прекратили своё самостоятельное существование, включившись в общую массу в основном государственных крестьян [7, с.265].

Своеобразную категорию крестьян Беларуси составляли староверы. В конце XVII – ХVIIIв. они, спасаясь от религиозных гонений, переселились из России в Речь Посполитую. С разрешения королей Речи Посполитой они заселили земли, которые пустовали (Речицкий повет Минского воеводства, Мстиславское, Витебское и Полоцкое воеводства). Отношение российского правительства к этим переселенцам были не однозначными – от враждебности, которая проявлялась через так называемые "выгонки" (возвращение в границы империи) до безразличия.

Во время разделов Речи Посполитой российское правительство относилось к староверам либерально. Указом от 26 марта 1785г. им было разрешено остаться в границах прежнего проживания (на востоке Беларуси это междуречье Днепра и Десны). Староверы, которые жили на казенных и частновладельческих землях, могли выбрать себе социальный статус (мещанин, государственный или частновладельческий крестьянин).

Таким образом, казалось, что пришло время, когда староверы и православные официального вероисповедания в гражданских правах стали равными. Но уже с 1820г. секретные циркуляры МВД (Министерства внутренних дел), а раньше – его неофициальные рекомендации помещикам предлагали " не назначать раскольников на посты начальников любых рангов. В 1835г. МВД выдаёт новый и опять секретный циркуляр о необходимости неуклонного исполнения циркуляра 1820г. В том же 1820г. фактически запрещен переход в староверство через брак ("…с раскольниками, сочетающимися браком с православными в раскольнических церквях, домах, часовнях, равно и с попами их поступаемо было …как с совратителями, т.е. предавать суду").

За староверами, которые вели активный образ жизни (торговцы, предприниматели) и отказались дать подписку о "нераспространении раскола", вёлся негласный полицейский контроль. Таким образом, раньше независимые староверы после присоединения Беларуси к империи, попали в категорию не только ущемлённого в правах, но и политически неблагонадёжного населения.

Отношение землевладельцев к староверам были разными. Так, когда Любомирские и И.Ф. Паскевич стремились до аккуратного и последовательного исполнения рекомендаций МВД, то Румянцевы не только ставили староверов на администрационные посты в имениях и фольварках, но и часто отдавали им в этом первенство в сравнении с православными, так как считали их лучшими хозяевами, более старательными и исполнительными. Румянцевы активно работали вместе со староверами в финансовой, коммерческой и хозяйственной сферах.

Все староверы, которые в это время жили не территории Беларуси, были чиншевиками. Используя относительную свободу в перемещении и занятиях, они активно занимались торговлей, промыслами и предпринимательством. Поэтому среди них, значительно чаще, чем среди православных, встречались зажиточные, а временами и очень богатые крестьяне. Так, в 1829г. крестьянин Кравченко (старовер) из села Камень Гомельского имения Румянцевых жаловался Румянцеву С.П., что "бродягой Корнеем Сидоровым у него похищено 20 000 руб.". Такая денежная сумма была равна 20 годовым окладам главного управляющего Гомельским имением в это время.

Таким образом, отсутствие закрепощения позволила наиболее предприимчивым староверам собрать довольно серьёзный капитал. Среди староверов, значительно раньше, чем среди крепостных крестьян, возникла и углубилась имущественная дифференциация, которая с переходом их в другие сословия переросла в социальную.

Однако, в основном, социально-экономический курс правительства в белорусских губерниях в первой половине ХIХв. остался подворянским, с намерением создать возможность для укоренения русского землевладения [20, с.12 – 13].

По отношению к крестьянству Беларуси царское правительство проводило строго классовую политику, неизменно требуя неукоснительного повиновения правительству и помещикам. С помощью карательных мер царизм жестоко подавлял выступления крестьян. Но вместе с тем под давлением массового крестьянского движения правительство было вынуждено принимать меры к некоторому ограничению произвола помещиков и арендаторов имений. Одной из этих мер стала реформа П.Д.Киселёва.

К 50-м годам ХIХв. крепостная система ведения сельского хозяйства Беларуси и России в целом, зашла в тупик [5, с.15]. Низкий агротехнический уровень земледелия в крестьянских хозяйствах Беларуси в условиях господства барщинной системы приводил к частым неурожаям. В восточной и северной части Беларуси с 1814г. в течение 12 лет был ежегодный неурожай хлеба. В голодные годы вместо реальной помощи хлебом и другими продуктами царское правительство рассылало крестьянам брошюры с описанием "средства печь хлеб с примесью исландского мха" [5, с.16].

С конца 30-х годов в экономике Беларуси и главным образом в сельском хозяйстве происходили перемены, которые можно определить как кризис феодально-крепостнической системы. Сущность этих перемен заключалось, с одной стороны, в усиленном развитии производительных сил, в росте промышленности, городского населения, расширении торговли, во всё большем применении (в первую очередь в промышленном производстве) наёмного труда, с другой стороны – в падении сельскохозяйственного производства, причиной которого было тормозящее воздействие крепостнических отношений [40, с.43-44].

Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации