Курсовой проект - Русский народный костюм - источник творчества дизайнеров XX-XXI века - файл n1.doc

приобрести
Курсовой проект - Русский народный костюм - источник творчества дизайнеров XX-XXI века
скачать (10952 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc10952kb.05.06.2012 08:17скачать

n1.doc

  1   2   3   4


Гуманитарный университет

Факультет конструирования и моделирования одежды

Специальность 260902 «Конструирование швейных изделий»


ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА


к Курсовому проекту

по дисциплине «История костюма и моды»
Тема: «Русский народный костюмисточник

творчества дизайнеров XX-XXI века»
Группа:

Исполнитель:

Руководитель:


Проект рассмотрен и допущен к защите

________________________2010г.


Екатеринбург


2010г.

Содержание





Введение ……………………………………………………………………………………………

2

1.

Общие характерные особенности русского народного костюма …..

5

2.

Эстетический идеал красоты и особенности костюма …………………….

9

3.

История бытования русского народного костюма …………………………..

26

4.

Классификация русского народного костюма ………………………………….

32




4.1. Рубаха ………………………………………………………………………………………….

36




4.2. Штаны ………………………………………………………………………………………….

38




4.3. Верхняя одежда ………………………………………………………………………….

39




4.4. Пояса ……………………………………………………………………………………………

40




4.5. Головные уборы ………………………………………………………………………….

41




4.6. Обувь …………………………………………………………………………………………..

43

5.

Стилевые признаки народного костюма ………………………………………….

45




5.1. Ткани ……………………………………………………………………………………………

50




5.2. Орнамент……………………………………………………………………………………..

51




5.3. Вышивка ………………………………………………………………………………………

55




5.4. Цвет в костюме ……………………………………………………………………………

56

6.

Сарафан ……………………………………………………………………………………………..

59




6.1. Русские сарафаны ……………………………………………………………………….

60

7.

Конструкции русского народного женского костюма ……………………..

70

8.

Россия- источник вдохновения …………………………………………………………

75




8.1. Мода на «русское» ……………………………………………………………………..

76




8.2. Николай Терюхин ……………………………………………………………………….

86




Заключение ……………………………………………………………………………………….

92




Список литературы ……………………………………………………………………………

94




Приложение №1 ………………………………………………………………………………..

95




Приложение №2 ………………………………………………………………………………..

102


Введение



Русский костюм… мы так привыкли к этим словам, что забываем, а подчас и не знаем о настоящем назначении вещей, объединенных этим названием. Нам, русским, досталось от предков богатейшее наследство, созданное их талантом, гением и талантом.

Русский народный костюм формировался на протяжении веков, и его развитие было обусловлено социально-экономическими изменениями в жизни народа, религиозными воззрениями, взаимосвязями и контактами с другими национальными культурами.

Этим объясняется ценность народной одежды для изучения культуры и быта, характеристики традиционного художественного творчества, а также многих других сторон жизни народа, исторического процесса развития нации в целом.

Красота русского народного костюма доставляет людям радость, пробуждает в них художников, учит чувствовать и понимать красоту, творить сообразно ее законам.

Народная одежда выражает стремления ее носителя, воспитывает способность находить меру предметов как соответствия их свойств общественным потребностям человека, формирует эстетически ценностную ориентацию человека в мире и, следовательно, не только отражает мир, но и преображает, творит его.

Русская народная одежда, сохранившаяся в основных чертах в крестьянской среде вплоть до начала XX века, - ценнейший памятник народного творчества. Колорит одежды, обилие вышитых и вытканных узоров и украшений – все это свидетельствует о вкусах и традициях народа, о его понимании красоты и гармонии.

"Из глубины веков"
Откуда мы знаем, как наряжались тысячу лет назад наши далёкие предки, что надевали они зимою и летом, в будни, в праздничные и печальные дни? Конечно, на многие вопросы отвечает в первую очередь археология. Особенно полезными для изучения древних одежд оказались мужские, женские, детские захоронения, многие сотни которых обнаружены и исследованы учёными на всей территории расселения древних славян.

Погребальный обычай наших пращуров требовал отправлять человека в последний путь в богатом, удобном и красивом убранстве, причём для женщин и девушек это был, как правило, свадебный наряд.

Металлические, самоцветные, стеклянные элементы таких нарядов - пряжки, бусы, пуговицы - попадали в землю более или менее целыми даже в том случае, если тело предавали огню. Но, к счастью для современной науки, погребальный костёр устраивали не всегда, и во многих могилах сохранились настоящие комплекты амулетов, украшений и всевозможной "галантереи". По тому, как они расположены на костях древних скелетов, учёные делают выводы о древних костюмах.

От долгого лежания в земле обувь превращается в бесформенные комки, а ткань, в лучшем случае, становится тёмно-коричневой. Нужна специальная обработка, чтобы драгоценные клочки не погибли, извлеченные наружу. Однако со временем в руках учёных оказывается почти прежняя туфелька или сапожок, а современная техника помогает выяснить, из каких нитей была соткана материя и частицы какого красителя на ней остались. Существуют и методы, позволяющие установить "возраст" находки - иногда с точностью до нескольких лет.

И всё-таки было бы очень трудно, почти невозможно собрать из клочков полуистлевшей ткани целый костюм, если бы не изображения, сохранившиеся до наших дней или воскресшие под руками реставраторов на фресках древних соборов, на миниатюрах рукописей, камне и дереве языческих и христианских священных изваяний. Конечно, их создатели запечатлели в первую очередь знатных людей своей эпохи или вовсе мифологических персонажей, к тому же рисунки и скульптуры зачастую весьма схематичны. И, тем не менее, эту возможность увидеть прошлое трудно переоценить.

Подобный шанс дают нам и памятники литературы, в которых сохранились описания одежды.

И, наконец, нельзя пренебрегать сведениями, которые может дать народный костюм, кое-где перекочевавший из бабушкиного сундука на витрины музеев. Понятно, здесь необходима разумная осмотрительность, ведь на протяжении веков народный костюм хоть и медленно, но все же, менялся.

Материалом для одежды служили ткани домашнего производства: однотонные льняные и конопляные холсты, узорные льняные пестряди и набойки, сукно из овечьей шерсти. Помимо ткани, для изготовления одежды использовали кожу, овчину, меха.

  1. Общие характерные особенности русского народного костюма


История русского народного костюма насчитывает многие столетия. Точно также многие века практически неизменными оставались природные условия, в которых жило крестьянство, характер и условия крестьянского труда, продиктованные природной средой, обряды, верования, весь народный быт. В результате народный костюм оказался в максимальной степени приспособленным к жизни народа, и были выработаны приемы его изготовления.

Одна из характерных черт, свойственных всему народному костюму - его функциональность. Он не сковывает движений, легкий, не жаркий, и в то же время достаточно теплый и укрывает от непогоды. Для разных обстоятельств жизни в различных условиях, были выработаны и разные виды одежды- от легких поддёвки или казакина до закрывающих все тело от макушки до пят армяка и тулупа.

Крестьянская работа с ее интенсивными размашистыми движениями требовала свободной одежды, и в шагу крестьянских портов вставлялся широкий клин, "ширинка", а под мышки рубах - ромбические ластовицы. В жаркие дни страды крестьянка могла выйти в поле в одной легкой рубахе, лишь подпоясавшись, либо заткнуть полы понёвы за кушак, практически оставшись в одной понёве. Функциональными требованиями было продиктовано и отсутствие пуговиц на рабочей одежде с ее широким запахом: любой член семьи, независимо от телосложения, мог надеть зипун или полузипунник на рубаху, либо на овчинный полушубок, не переставляя пуговиц, а лишь подпоясавшись кушаком, а широкая пазуха служила объемистым карманом.

Другая характерная черта народного костюма - его ярко выраженная конструктивность. Рациональная конструкция рубахи, сарафана, зипуна, понёвы, армяка почти не требовала употребления ножниц, а отходы ткани ручной выделки были минимальными. Небольшое количество прямых швов сокращало время, потребное на изготовление одежды и не требовало большого мастерства от швеи.

Изготовляя ткань, крестьянка рассчитывай ее на конкретный вид одежды, и, следовательно, при шитье могла обойтись без подрубания швов и кромок, тем более что подрубить толстую армячину, сукно для понёвы и даже холст непросто.

В то же время, при всей простоте, это была очень яркая, декоративная одежда, украшавшая человека. Декоративность достигалась путем комбинирования праздничной одежды из тканей разного цвета и качества, что давало экономию дорогостоящих тканей, и за счет сравнительно простых средств декорирования путем нашивки лент, мелкой аппликации из ромбов и квадратов, вставок из простого крестьянского кружева, вышивки простым швом с геометрическим орнаментом.

Непревзойденная декоративность народного костюма - его типичнейшая черта. Но декорация имела и функциональное назначение, будучи в значительной мере связанной с верованиями народа.

На нижней одежде, непосредственно надевавшейся на тело, орнамент располагался на наиболее важных местах. Он выполнял роль оберега от нечистой силы, которая не могла миновать магические узоры на вороте, пазухе, обшлагах рукавов и подоле.

На праздничной одежде орнамент в виде прошв, вышивки, нашитых лент, мелкой аппликации располагался по плечевым швам, швам подоплеки и т.п., отмечая, таким образом, конструктивные и функциональные элементы. Орнамент употреблялся только мелкий, геометрический, реже растительный.

Нередко возникает вопрос о цветовой гамме народного костюма. Существует мнение о неслучайности расположения цветов на костюме в связи с цветовой символикой, например, о том, что нижняя, "земная" часть костюма (например, женские понёвы), намеренно была темной (черные, синие понёвы), а верхняя, связанная с небом, с солнцем - белая и красная.

Действительно цветовая символика известна. Но как тогда быть с красными понёвами и андараками и с тем, что совершенно не употреблялся в народном костюме зеленый цвет - цвет мира и покоя? Думается, что на выбор цвета оказывали влияние более прозаические обстоятельства. Ткани окрашивались только растительными красками. Таким образом, преобладание красного цвета связано с тем, что дававшая красную краску марена в качестве сорняка росла почти в каждом огороде, тогда как, растительных зеленых красителей природа почти не знает: растения, дававшие зеленую краску, росли только в Китае, поэтому лишь привозные с Востока шелка и атласы были зелеными, в ограниченном количестве попадая в народный быт.

Самую нарядную одежду крестьянки надевали не только по большим церковным, но и трудовым праздникам; в день первого выгона скота, на праздник первой борозды, в сенокос и жатву. Расшитая красочная одежда хорошо гармонировала с сельским летним пейзажем.

Декоративное оформление одежды соответствовало и внутреннему убранству крестьянской избы. Яркая расцветка рушников, подзоров, скатертей, половиков, покрышек на сундуки, а также расписной деревянной утвари перекликалась с красочными тканями одежды.

Наконец, отметим еще один определяющий признак народного костюма - его комплексность. Состав народного костюма был совершенно определенным и четко привязывался к тому или иному региону. По некоторым причинам, это, в основном, относится к женскому костюму.

Выделяется ряд женских костюмных комплексов: понёвный, комплекс с андараком, сарафанный, комплекс с кубельком и парочка. Первые четыре привязаны к губерниям южнорусским, западным и южным, центральным и северным, и к казачьим областям.

Парочка, пришедшая из города в конце XIX в., распределялась по всей территории России, заменяя, сначала у молодежи, традиционные комплексы. Урал и Сибирь, не имевшие коренного великорусского населения и заселявшиеся выходцами из разных регионов, четкой комплексности костюма не знали, здесь перемешивались разные типы костюма и быстро совершался переход к "круглому" сарафану - платью и парочке.


  1. Эстетический идеал красоты и особенности костюма

В XIIIXV вв. северные области (Вологда, Архангельск, Великий Устюг, Новгород, Владимир и др.) в отличие от южных не были разорены набегами кочевников.

Внешний облик, красота древних руссов вызывали восторженные отклики у европейцев и азиатов. Древние путешественники, люди различных вкусов и представлений о красоте, описывая руссов, обязательно отмечали их высокий рост, особую статность, белую с ярким румянцем кожу, красивые русые волосы. Арабский путешественник и писатель 1-й половины X в. Ахмет Ибн-Фадлан, описывая русских купцов, приезжавших к царю волжских болгар, замечает: «Они подобны пальмам, румяны, красны».

Знаменитый венецианец Марко Поло (XIII в.) так описывает жителей большой северной страны России: «Они — очень красивые люди, белые, высокие; их женщины также белые и высокие с белокурыми и длинными волосами».

Высокие критерии красоты с глубокой древности определяют эстетический народный идеал, о котором рассказывается в былинах и поется в народных песнях.

Привлекательную статность, гордую осанку, колорит помогал воссоздать древнерусский костюм своим силуэтом, формой деталей, декоративным решением, применяемыми тканями и украшениями, цветовым сочетанием.

К наиболее общим особенностям, характерным для костюма этого исторического периода, можно отнести следующее:

Нижняя крестьянская одежда.

Исключительно красочным и живописным был женский костюм Московской Руси. В конструктивном его решении было много общих черт с мужским костюмом, хотя предпочтение отдавалось глухому накладному типу одежды. Конструктивная основа женской одежды состояла из полочек и спинки, вырезанных из прямых кусков ткани, расширенных книзу за счет клиньев. Ширина женской одежды внизу, как и мужской, могла доходить до 6 м. Линия проймы была прямая, рукав не имел оката и мог по-разному оформляться внизу в различных видах одежды.

Нижней (а у крестьянок и верхней) одеждой по-прежнему служила рубаха из хлопчатобумажной или шелковой ткани, прямая, собранная по горловине, с узким длинным рукавом. Поверх рубахи надевали сарафан. Шили его из холста, шелка или парчи. По центру переда сарафан украшали вертикальной полосой с позументами или рядом медных оловянных пуговиц. Он держался на узких коротких плечевых лямках и подпоясывался под грудью.
Наряду с сарафанами в женском костюме Московской Руси продолжали носить старинную запону, нагрудник, поневу, передник. Короткой верхней распашной одеждой была душегрея, которая, так же как и сарафан, держалась на плечевых лямках. Полочки душегреи были прямые, спинка заложена трубчатыми защипами, вверху имела фигурный вырез мысом, к которому пришивались лямки.

Для знатной барыни или дворянки считалось неприличным появиться без густого слоя белил и румян, густо начерненных бровей и ресниц. Немецкий историк и путешественник Адам Олеарий в своем «Описании путешествия в Московию» рассказывает, что боярыня Черкесская отказалась белиться и румяниться, так как имела очень красивый естественный цвет лица. Жены других бояр были возмущены этим и уговаривали ее не пренебрегать народными обычаями.

Наиболее распространенными украшениями костюма были ожерелья, серьги, перстни, браслеты, булавки.

Верхняя одежда крестьян.

Душегрею надевали поверх сарафана и рубахи, шили из дорогих узорчатых тканей и обшивали по краю декоративной каймой (М. Шибанов «Празднество свадебного договора»). Будучи самобытной национальной одеждой, душегрея возвращалась в моду более поздних времен.

Художники XIX и XX вв. часто изображали женщин в этой живописной красочной одежде.

Верхней накладной одеждой, которую носили в основном состоятельные женщины, был летник — глухая одежда прямого покроя, расширенная за счет боковых клиньев до 4 м внизу. Особенностью летника были широкие колоколообразные рукава, сшитые от проймы только до локтя. Далее они свободно свисали до пола остроугольными полотнищами ткани. Внизу их украшали вошвами — треугольными кусками атласа или бархата, расшитыми золотом, жемчугом, металлическими бляхами, шелком. Такие же вошвы пришивали к вороту и спускали на грудь.

Летник украшали также бобровым ожерельем-воротником. Мех для ожерелий подкрашивали обычно в черный цвет, чтобы подчеркнуть белизну и румянец лица.

Разновидностью летника была накладная шубка, которая отличалась от него покроем рукава. Рукава шубки были длинные и узкие. По линии проймы делался прорез для продевания рук.

Телогрея по силуэту, форме деталей, тканям напоминала шубку, но являлась распашной одеждой с пуговицами или завязками.

Так же как в Киевской Руси, головной убор продолжает быть композиционным центром костюма. Чело кичное и венец украшают жемчужные пряди с подвесками — рясы вдоль щек, поднизь — на лоб. В косу девушки вплетали золотые, серебряные, жемчужные нити, цветные шнурки, треугольные украшенные накосники в конце косы. У замужних женщин получил широкое распространение головной убор кика, носимый поверх повойника и состоящий из обруча, чехла — «сороки» и назатыльника. Деревянный или кожаный обтянутый тканью обруч имел различную форму: полумесяца, подковы, лопаты. К нему прикрепляли чехол — «сороку» и назатыльник, которые делались из дорогой, украшенной вышивкой ткани. Кику могли носить под убрусом или сверху него.

Самым нарядным головным убором был кокошник, цельный, украшенный жемчугом, с очень высокой передней частью. Иногда к нему прикрепляли покрывало из дорогой узорной ткани. В холодное время года женщины носили меховые шапки горлатные или колпаки с околышем.

Женщины носили кожаные, сафьяновые, бархатные, атласные сапоги и башмаки. До XVII в. обувь была без каблуков, затем появляется высокий каблук.

Неповторимую красоту старинного русского женского костюма, поиски национального образа и его эстетическое осмысление мы находим в произведениях изобразительного искусства и художественной литературы.

Царицына одежда.

Первой одеждою была сорочка. Как белье, рубашка, которая шилась из полотна, называлась белою. Это была сорочка нижняя. Верхние сорочки кроились так же, как и нижние, с тою разницей, что они были шире и длиннее и имели длинные рукава. Верхние сорочки шились из легких шелковых тканей. Это была исключительно комнатная повседневная одежда, носимая с поясом, следовательно, обозначала грудь и стан. Из вторых, или выходных, одежд самою употребительною была телогрея. Это было плать распашное, застегиваемое по передам небольшими пуговками или нашивкою, т. е. завязками. Для телогрей употребляли ткани более тяжелые, чем для верхних сорочек. Холодные, или летние, телогреи подкладывались тафтою.

К тому же отделу вторых одежд принадлежала накладная или столовая шубка. Она шилась покроем сорочки, без разреза на полы. Кроилась она длиною тоже до пят. Ширина подола расставлялась клиньями.

Летник принадлежал к одеждам накладным, т. е. надеваемым с головы и потому кроился также сорочкою без разреза на полы. Особый наряд или убор летника составляли вошвы. Это были небольшие полотнища, скроенные косынями. Для осеннего или зимнего времени летник опушался бобровым пухом. В холодное время с летниками носили накладное бобровое ожерелье, т. е. меховую ленту.

Летник, разрезанный на полы, распашной, назывался роспашницею или опашницею.

Кортель – одежда зимняя меховая. Он украшался всегда богатыми вошвами и подольником. Кортель опушался пухом. Торлоп, то же, что и кортель – меховая одежда, крытая тафтою, украшенная вошвами на рукавах. Поверх некоторых одежд (летников, шубок) плечи покрывались пуховым ожерельем.

Зимою для защиты рук от холода, кроме теплых рукавиц, царицы одевали иногда рукав (муфту).

Царицыну обувь составляли: чулки, башмаки, чеботы, ичедыги.
Башмаки кроились из бархата атласа и сафьяна. С башмаками, как их принадлежность, носились нередко ичедыги или ичедоги. Это сафьянные чулки, так как всегда шились из сафьяна без особой подошвы. Упоминаются ещё при башмаках и черевинки – обувь, вроде туфель ли тех же ичедыгов.

Женские чеботы, род сапог, кроились из сафьяна, бархата и атласа. Это были башмаки с голенищами.

Сапогами называлась обувь кожаная, которая в царском быту в женском наряде не употреблялась, а изготавливалась только для придворных женщин.
Для сохранения в порядке ниспадавших волос была необходима перевязка. Это была простая шелковая или золотая неширокая лента.

Повязка, устроенная сплошною, например жемчужною, каймою вокруг головы, нзывалась венком. В 16-17 веках венец составляет необходимый убор царевен с малого возраста.

Замужние женщины собирали свои волосы в подубрусник, род повойника или легкой шапочки. Своим именем он показывает, что служил только принадлежностью- подставною частью другого убора, который назывался убрусом. Это было тонкое полотняное полотнище, уменьшительно называемое полкою. Убрус свертывался, повивался на голове красивым узлом.

Русский костюм XVIII в. развивался в соответствии с требованиями общей европейской моды.

Мода распространялась в основном с помощью готовых образцов, выписываемых наиболее состоятельными дворянами из Парижа и Лондона или заказываемых в иностранных мастерских.

Женский купеческий костюм испытывал большое влияние дворянской моды, проявлявшееся в покрое, манере ношения, дополнениях (косынках, чулках, обуви). Так, рубахи и сарафаны могли иметь более глубокое декольте, душегреи были прилегающего силуэта, русский головной убор повязывался в виде модной в то время чалмы.

В противоположность мужскому женский костюм характеризовался большей пестротой, яркостью сочетаний цветов (малинового, лилового, зеленого, голубого, красного), с применением атласных, бархатных, парчовых тканей, дорогого меха, модной обуви на высоких каблуках.

Регулярных модных журналов в это время еще не было, но информация о модных новинках костюма появляется в таких популярных журналах для чтения, как «Трудолюбивая пчела», «Всякая всячина», «Магазин общеполезных знаний». Основным силуэтом женского костюма второй половины XVIII в., за исключением, последнего его десятилетия, был приталенный силуэт, сильно расширяющийся к бедрам и низу. Его создавали плотно облегающий по линии плеч, груди и талии лиф с глубоким декольте и широкая каркасная юбка — панье, позднее фижмы. Такое платье мы видим на портрете Сарры Элеоноры Фермор художника Вишнякова.

В 70-е гг. в моду, как и на Западе, входит профильный силуэт, высокие прически и головные уборы, украшенные лентами, перьями, оборками. Так же как и для мужского костюма, для женского применялись дорогие привозные ткани с богатой отделкой: вышивкой (золотыми и серебряными нитями), драгоценными камнями, тончайшим кружевом, газом. Эта роскошь часто граничила с расточительством и приводила к разорению дворянских семей. Распространенная в период расцвета дворянского государства иллюзия о разумном и образованном монархе, который с помощью гуманных и справедливых законов решит все социальные конфликты, нашла отражение в указах Екатерины, предписывающих умеренность в использовании дорогих тканей, отделки, украшений. Женских костюмов Петровской эпохи не сохранилось. В период царствования Елизаветы, дочери Петра, их характеризует особая пышность и богатство. Придворные дамы носили низко декольтированные приталенные платья на каркасной основе (корсет и фижмы).

В 1720 г. появляется платье со складкой Ватто. Коронационное платье императрицы Елизаветы на корсете и фижмах было сшито из серебряного глазета (тонкой парчи) и украшено золотым позументом. На плечи надевалась кружевная мантия из серебряных нитей. После смерти Елизаветы в ее гардеробе осталось до 15 тысяч таких же роскошных платьев. В 90-е гг. под влиянием моды эпохи Великой французской революции в России начинают носить тонкие платья-рубашки с высокой талией, прическу с локонами или греческим узлом, мягкие туфли без каблуков, с завязками вокруг икр. Такие костюмы можно видеть на портретах.

Указы об одежде.

По указу Петра I в 1700 г. дворянам и горожанам было запрещено ношение старого русского костюма, и вместо него были установлены следующие формы: для мужчин — короткий прилегающий кафтан и камзол, кюлоты, длинные чулки и башмаки с пряжками, белый парик или напудренные волосы, бритое лицо; для женщин — широкая каркасная юбка, плотно облегающий лиф (корсаж) с глубоким декольте, парик и туфли на высоких каблуках, яркая декоративная косметика (румяна и белила).

Таким образом, основные формы европейского костюма — «платья саксонского, немецкого или французского» — заменили абсолютно несхожий с ними по конструктивному и декоративному решению древнерусский костюм, вызвали к жизни новые представления о красоте, новые эстетические идеалы.

Преобразования Петра I совпали с господством французской моды в Европе. Однако для Петровской эпохи более характерным было влияние голландского и немецкого костюмов. Оно, прежде всего, сказывалось в большей простоте тканей и отделки, ориентации на вкусы бюргерства.

Большую роль играют в XVIII в. государственные постановления и указы об одежде дворян, четко регламентирующие не только форму костюма, но и характер его отделки, цвет, ткань, украшения. С 1700 по 1725 г. по указу Петра I горожане не имели права носить русское платье. Но тяготение к его основным формам всегда было сильно, особенно в средних и низших по имущественному положению кругах. После смерти Петра, когда многие купцы и горожане вернулись к национальному костюму, западное влияние не исчезло окончательно.

В 1782 г. Екатерина II издала три указа. Первый из них — «Об уборе дам, имеющих приезд ко двору». В нем рекомендовалось соблюдать «более простоту и умеренность в образе одежды» и запрещалось отделывать платье золотым и серебряным шитьем или кружевом шире двух вершков (9 см) и носить головные уборы выше двух вершков. Во втором указе рекомендовалось дворянам (мужчинам и женщинам) являться в столицу и ко двору в платьях тех цветов, которые присвоены их губернии. Например, мундир дворянина Петербургской губернии представлен светло-синим кафтаном с черными бархатными отворотами, воротником и обшлагами; Московской губернии — красным кафтаном с темно-серой отделкой и т. д. В этой же цветовой гамме должны были решаться наряды их жен и дочерей. Третий указ — «О назначении, в какие праздники какое платье носить особам обоего пола, имеющим приезд ко двору» — разрешал носить в особо торжественных случаях одежду из золотой и серебряной парчи, в менее торжественных — из шелка и сукна. Все ткани должны быть русского производства.

Один из указов Екатерины определял форму придворного женского платья в праздники — национальный сарафан — распашная одежда из дорогой ткани, надевавшаяся на корсаж и каркасную юбку.

Целым рядом государственных указов были встречены в России заимствования из моды революционной Франции. Екатерина II высмеяла моду «инкроаблей неподражаемых», приказав одеть в такой костюм всех петербургских постовых полицейских. Павел I в 1796 г. запретил длинные панталоны санкюлотов, фраки, круглые шляпы и короткую стрижку. Конечно, остановить такими указами развитие моды невозможно, тем не менее при жизни Павла I (в течение пяти лет) дворянство России вынуждено было одеваться, как на маскарад, в старомодные костюмы. После его смерти новые формы костюма с молниеносной быстротой были восстановлены в быту.

Крестьянский костюм.

Во второй половине XIX — начале XX в. крестьянская одежда начинает испытывать влияние общей моды, выразившееся сначала в использовании фабричных тканей, отделки, головных уборов, обуви, а затем уже в изменении самих форм одежды.

Женский костюм в северных и южных областях различался отдельными деталями, расположением отделки. Главным различием было преобладание в северном костюме - сарафана, а в южном — поневы.

Основными частями женского народного костюма были рубаха, передник, или занавеска, сарафан, понева, нагрудник, шушпан.

Женская рубаха, как и мужская, была прямого покроя, с длинным рукавом. Белый холст рубахи украшали красным узором вышивки, расположенной на груди, внизу рукавов и по низу изделия. Самые сложные, многофигурные композиции с крупным рисунком (фантастические женские фигуры, сказочные птицы, деревья) располагались по низу изделия. Для каждой части рубахи было свое традиционное орнаментальное решение.

В южных областях прямой покрой рубах был более сложным, он осуществлялся с помощью, так называемых, поликов — деталей кроя, соединяющих полочку и спинку по линии плеча. Полики могли быть прямыми и косыми. Полики прямоугольной формы соединяли четыре полотнища холста шириной 32-42 см каждый. Косые полики (в форме трапеции) соединялись широким основанием с рукавом, узким — с обшивкой горловины. Оба конструктивных решения подчеркивались декоративно.

Самой декоративной и богато украшенной частью как северного, так и южного женского костюма был передник, или занавеска, закрывающий женскую фигуру спереди. Передник обычно делали из холста и орнаментировали вышивкой, цветными отделочными вставками, шелковыми узорными лентами. Край передника оформляли белым или цветным кружевом, бахромой из шелковых или шерстяных ниток, оборкой разной ширины.

Холщовые белые рубахи и передники северные крестьянки носили с сарафанами. В XVIII в. и в первой половине XIX в., сарафаны делали из однотонной, без узора ткани: синего холста, бязи, красной крашенины, черной домотканой шерсти. Многоузорная и многокрасочная вышивка рубах и передников очень выигрывала на темном гладком фоне сарафана. Наиболее распространенным был сарафан со швом посередине переда, отделанным узорными лентами, мишурным кружевом и вертикальным рядом медных и оловянных пуговиц. Такой сарафан имел силуэт усеченного конуса с большим расширением книзу (до 6 м), придающий фигуре стройность.

В одежде Русского Севера от древнерусского костюма сохраняются «епанечки» и душегреи, стеганные на вате, с рукавами.

В русском народном костюме сохраняются старинные головные уборы и сам обычай для замужней женщины прятать волосы, для девушки — оставлять непокрытыми. Этим обычаем обусловлена форма женского головного убора в виде закрытой шапочки, девичьего — в виде обруча или повязки. Широко распространены кокошники, «сороки», разнообразные повязки и венцы.

Из ювелирных украшений применяли жемчужные, бисерные, янтарные, коралловые ожерелья, подвески, бусы, серьги.

Женской обувью служили кожаные полусапожки, коты, отороченные вверху красным сукном или сафьяном, а также лапти с онучами и оборами.

Поясная одежда.

В южнорусском костюме вместо сарафана более широко применялась понева — поясная одежда из шерстяной ткани, иногда на холщовой подкладке. Ткань, используемая для поневы, — чаще всего темно-синяя, черная, красная, с клетчатым или полосатым (с поперечным расположением полос) узором. Будничные поневы отделывались скромно: шерстяной домотканой узорной тесьмой по низу. Праздничные поневы богато украшались вышивкой, узорной тесьмой, вставками из кумача, крашенины, мишурным кружевом, блестками. Широкая горизонтальная полоса подола сочеталась с прошвами, вертикальными цветными вставками. Колористическое решение понев было особенно ярким и красочным благодаря их темному фону.

По конструкции понева представляет собой три — пять полотнищ ткани, сшитых по кромке. Понева могла быть глухой и распашной. Распашные поневы иногда носили «с подтыком подола». В этом случае поневу орнаментировали с изнанки.

В поневе женская фигура утрачивала величавую стройность, придаваемую ей сарафаном. Линия талии, выявляемая поневой, обычно маскировалась напуском рубахи или передником. Часто поверх рубахи, поневы и передника надевался нагрудник — накладная или распашная одежда из шерсти или холста (прямой силуэт). Нагрудник отделывали тканой или плетеной тесьмой по горловине, борту, низу изделия и низу рукавов.


  1. История бытования русского народного костюма.


Формирование национальных особенностей русского народного костюма происходило в XIV - XVI вв. одновременно с выявлением русского (великорусского) этнического самосознания и распространением этнонима "русские".

К XVII в. полностью сложились основные костюмные комплексы. Следует отметить, что социальная среда бытования русского народного костюма на протяжении истории его существования менялась.

Исследователи отмечают, что характерной особенностью древнерусской одежды было то, что костюм у различных слоев населения отличался преимущественно количеством деталей и разнообразием материалов при одинаковом покрое отдельных составляющих его частей.

При этом к особенностям национальных эстетических воззрений относят наличие общенародного эстетического идеала красоты. "У русских, — пишет М.Г. Рабинович, — сохранивших в течение веков государственную самостоятельность, национальные черты в костюме феодальной верхушки были выражены вплоть до петровских реформ".

В XVII в. чрезвычайно важным считалось в торжественных случаях быть обязательно в русском традиционном платье, даже иноземцам. Так, в 1606 г. Марина Мнишек венчалась в Москве в Успенском соборе с Лжедмитрием I по настоянию бояр в русском платье. Позднее парадная русская одежда выдавалась иноземным послам специально для торжественного представления государю.

Впервые годы 18-го столетия по указу Петра I правящие классы должны были перейти на обязательное ношение платья иноземного образца.

Однако поскольку реформа не коснулась такого огромного пласта общества, как крестьянство, то именно крестьянский костюм становится подлинно народным. В его русле развивалась одежда казаков, поморов, однодворцев, разных групп старообрядческого населения.

Подчинившись капризам западноевропейской моды, представители высших слоев общества вынуждены были отказаться от исконно русских представлений о красоте облика, его одежды, манер.

Победа в Отечественной войне 1812 г. вызвала подъем патриотических чувств, и многие светские дамы стали носить стилизованные русские национальные костюмы, состоявшие из рубахи с глубоким вырезом (по моде начала XIX в.), косоклинного или прямого сарафана, стянутого поясом под грудью, кокошника, повязки или венца.

Лучшие люди России всегда понимали жизненную необходимость бережного сохранения самобытности русской национальной культуры, и в частности костюма.

В начале 20-х гг. 19-го столетия блестящий эрудит, поэт, мыслитель и государственный деятель А.С. Грибоедов, которого А.С. Пушкин считал одним из самых умных людей России, писал:

Пускай меня объявят старовером,

Но хуже для меня наш Север во сто крат,

С тех пор, как отдал все в обмен на новый лад —

И нравы, и язык, и старину святую,

И величавую одежду на другую

По шутовскому образцу...

Далее устами Чацкого А.С. Грибоедов с горечью восклицает: "Воскреснем ли когда от чужевластья мод?".

Н.И. Лебедева и Г.С. Маслова отмечали, что в костюмах мещан и купечества долго сохранялись черты, общие с крестьянской одеждой. В середине XIX в. "русский наряд" — сарафан и кокошник — носился во многих городах. У горожан, особенно у наиболее богатых, он отличался от крестьянского, дорогим материалом, драгоценными украшениями".

Во второй половине XIX в. в русское народное платье по идеологическим соображениям одевались писатели славянофильского направления.

Рассуждая о народном костюме, как знаке сословной принадлежности, П.Г. Богатырев отмечает, что в России "богатые купцы, иногда миллионеры, носили преимущественно "полумужицкий" костюм, чтобы показать этим, что свой костюм, указывающий на их сословное положение, они носят с чувством превосходства и не хотят уподобляться часто более бедным в сравнении с ними чиновникам и дворянам".

Вначале XX в. русский народный костюм носили такие видные представители творческой интеллигенции, как В.В. Стасов, Ф.И. Шаляпин, М. Горький, Л.А. Андреев, С.А. Есенин, Н.А. Клюев.

В 1902 г. в Санкт-Петербурге вышла книга П. Шипова "Русская одежда", в которой рассказывается о создании Общества любителей древнерусской одежды.

В книге подчеркивается эстетическое и патриотическое значение дела возрождения и распространения среди культурных русских людей традиционной национальной одежды.

Осуществление этой идеи связывалось с подъемом национального духа и, по словам автора, с "пробуждением любви и уважения к нашей славной старине, запечатленной столькими христианскими и гражданскими подвигами, беспримерным мужеством и храбростью, великодушием, самоотвержением, пламенной любовью к Царю, Вере и Отечеству".

Примечательно, что в XX в. при царском дворе бывали приемы, на которых фрейлины согласно царскому указу 1834 г. обязательно надевали костюмы, стилизованные под русский боярский наряд.

Восхищение красотой русского народного костюма выразили в своих произведениях Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, И.А. Бунин, М.А. Шолохов и многие другие замечательные русские писатели.

Рассматривая вопрос этнического сознания и духовной культуры, К.В. Чистов высказал мысль о том, что "всякое осознание элементов материальной культуры как знаковых или символических может придать им идеологический характер".

Эти слова наглядно подтверждаются историей русского народного костюма, который во все времена олицетворял идею сохранения национальной самобытности, выступал как средство диалогического общения прошлого России с ее настоящим и будущим.

Создавая незабываемые образы русских людей, и изображая их в традиционных национальных костюмах, выдающиеся русские художники в значительной мере способствовали эстетической ориентации современников и потомков, превращению русских народных костюмов в этнический символ.

В начале XX в. основоположницей использования традиционных форм и характера орнаментации, декоративных принципов народной одежды в создании костюма современной повседневной жизни стала общепризнанный художник-модельер Н.П. Ламанова.

Ее модели одежды и теоретические статьи доказывали, что целесообразность народного костюма, благодаря вековому коллективному творчеству, может служить как идеологическим, так и пластическим материалом, вложенным в нашу одежду города.

Благодаря усилиям крупных исследователей и этнографов Д.К. Зеленина, Н.М. Могилянской, Н.П. Гринковой, коллекционеров И.Я. Билибина, А.В. Худорожевой, Н.Л. Шабельской и многих других квалифицированных специалистов собраны великолепные коллекции русского народного костюма, обладающие огромной исторической и художественной ценностью.

Среди них на первом месте — собрания Государственного музея этнографии народов СССР в Санкт-Петербурге, Государственного Исторического музея в Москве.

В послеоктябрьский период началось чрезвычайно быстрое разрушение многовекового уклада и обычаев русской деревни, обнищание крестьян и их массовой переезд на жительство в города.

Тогда же практически все семейные, календарные и религиозные обряды и праздники были отнесены к "пережиткам темного прошлого" и всемерно искоренялись как не соответствующие новой советской действительности.

Этим во многом объясняется исчезновение из жизни народа традиционного костюма и многих других неотъемлемых составных частей обрядового синкретизма, упадок общего уровня мастерства практически во всех видах традиционного искусства.

Семидесятилетнее уничтожение национальной самобытности в России, и прежде всего в русской деревне, привело к искоренению из сознания русского народа многих его этнических символов и святынь.

Так, в 30-е гг. угасла традиция изготовления русского народного костюма. Со сценических подмостков, с экрана кино, затем и с телеэкрана навязывался новый стереотип псевдорусского наряда, в котором до неузнаваемости искажались национальный стиль и идейно-образное содержание русской одежды.

В последние два десятилетия, в связи с новым подъемом национального самосознания и стремлением узнать свое историческое прошлое, наметился поворот в отношении культурной общественности России к национальному костюму.

Неуклонно растет число исполнителей фольклора, которые стремятся бережно воссоздать в своих сценических костюмах традиции народной одежды. Русский народный костюм стал постепенно возвращаться и в быт людей.

Так, в деревнях Архангельской, Брянской, Курской, Воронежской, Белгородской и некоторых других областей, а также в местах компактного проживания казачества и старообрядцев он используется в качестве празднично-ритуальной одежды.

История социального бытия русской национальной одежды позволяет утверждать, что ее эстетическое воздействие во все времена велико и распространяется на весь русский народ в целом.


  1. Классификация русского народного костюма.



Структурный анализ является дополнительным средством исторического исследования художественного строя русского народного костюма и предполагает анализ всех его элементов, как в отдельности, так и во взаимосвязи. Крестьянскую одежду классифицируют по следующим признакам:

- региональному (южнорусский поневный и северорусский сарафанный комплексы и др.);

- этнолокальному;

- половозрастному (детский, молодых и пожилых женщин и мужчин);

- степень зажиточности владельца;

- сословной принадлежности (к однодворцам, казачеству и т. д.);

- социально-бытовых функций (рабочие, будничные, праздничные и обрядовые: свадебные, погребальные, траурные, пожнивные);

- практического назначения (нательная, горничная, верхняя одежда).

Из огромного разнообразия женской русской народной одежды можно выделить два основных типа — южнорусский и северорусский. В южнорусский поневный комплекс входили: богато вышитая рубаха, клетчатая понева, пояс, передник ("запан"), "навершник" — наплечная одежда типа укороченной рубахи, другие детали и украшения, головной убор "сорока", обувь.

Северорусский сарафанный комплекс составляли: рубаха, сарафан, пояс, душегрея, кокошник, украшения, обувь. В связи с этим примечательно следующее высказывание Б.А. Куфтина: "Установленный Д. Зелениным в качестве северо-великорусского, в противоположность южно-великорусскому, комплекс костюма — сарафан-кокошник может относиться к этому вторичному слою (имеется в виду слой мещанско-торговой городской культуры в деревне), так как более древний в северо-великорусской народной среде косоклинный сарафан, по существу, не связан с кокошником и в северо-великорусских губерниях еще недавно сопровождался головным убором, совершенно аналогичным южно-великорусскому, т. е. кичкой-волосником с твердой основой, сорокой и бисерным позатыльником, иногда даже с сохранением этой терминологии".

В центральной России костюм был близок к северному, хотя в ряде мест встречались костюмы с чертами южнорусского комплекса.

Исследуя материальную культуру русской Мещеры, Б.А. Куфтин отмечал, что "передвижения населения с севера на юг и обратно сильно стерли своеобразие древнего слоя.

В области самой Москвы это сказалось особенно ярко на костюме, в полном исчезновении древней поневы под влиянием широкого распространения с севера и северо-запада, по-видимому, под влиянием боярского костюма сарафана с пуговицами. Понева, еще недавно бытовавшая в некоторых южных уездах Московской губернии, может быть, уже являлась там позднейшим наслоением, проникшим туда вторично с южно-великорусскими выходцами, например, в связи с переселением крестьян помещиками в крепостное время.

Имеются некоторые сведения о поневе в Бронницком, Подольском уезде, в Верейском уезде и у так называемых "шуваликов" (крепостных гр. Шувалова)".

Небольшая часть крестьянок южных губерний носила рубаху с однотонной или полосатой юбкой, кокошником или колпаком, а также костюм с кубельком — платьем типа татарского камзола, надеваемым на длинную туникообразную рубаху с широкими рукавами.

В ансамбль также входили серебряный или бархатный пояс "тартаур", парчовый повойник, или рогатая кичка, или расшитый колпак, узорные татарские сапоги или туфли, украшения и дополнения. В комплекс с кубельком входили и штаны, что свидетельствует о сильном влиянии на одежду казачек культуры их восточных соседей.

У донских казаков, сформировавшихся из русских выходцев из разных губерний и включавших также неславянские элементы, бытовало несколько типов женского костюма: у верховых казачек можно было найти поневу и рогатую кичку, местами — сарафан и кокошник; в среднем и нижнем течении Дона широко бытовал комплекс с кубельком.

В одежде уральских казачек господствовал комплекс с сарафаном, у терских было много общего с одеждой кавказских горцев, у кубанских казачек также были свои отличия в одежде (домотканая, иногда полосатая юбка и др.).

На рубеже XIX и XX вв. по всей территории России распространилась "парочка" — комплекс из юбки и кофты (или цельного платья), сшитый из фабричной ситцевой ткани.

Мужской костюм русских крестьян отличался однотипностью и состоял из рубахи, пояса, портов, верхнего и нижнего кафтанов, головного убора и обуви — лаптей или сапог.

Детская одежда и покроем, и орнаментом почти полностью повторяла взрослую, но изготавливалась из более дешевых материалов и состояла из меньшего количества деталей.

Известно, что деревенские мальчики и девочки ходили летом в длинных подпоясанных рубахах из льняного или конопляного ("посконного") полотна. Подростки же носили как длинные рубахи, так и комплекты из рубахи с сарафаном (или с юбкой) и рубахи со штанами.

Характерной особенностью крестьянской культуры являлось одновременное бытование костюмных комплексов, сложившихся в разное время.

Традиционная мужская и женская одежда обладали сходством, различались мужской и женский костюмы только деталями, некоторыми элементами покроя, размером. Одежда была повседневная и праздничная - богато украшенная вышивкой, узорным ткачеством, орнаментальными композициями из тесьмы, галуна, блестками и др. материалами. Однако в русской деревне богато украшали не всякую одежду, а только праздничную и обрядовую. Самую красивую, годовую, надевали всего три-четыре раза в год, в торжественные дни. Её берегли, старались не стирать и передавали по наследству.
    1.   1   2   3   4


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации