Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы (этнопсихологические очерки) - файл Pronnikov_Yapontsyi_etnopsihologicheskie_ocherki_.153626.rtf

приобрести
Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы (этнопсихологические очерки)
скачать (940.1 kb.)
Доступные файлы (1):
Pronnikov_Yapontsyi_etnopsihologicheskie_ocherki_.153626.rtf1922kb.22.08.2009 18:23скачать

Pronnikov_Yapontsyi_etnopsihologicheskie_ocherki_.153626.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Владимир Алексеевич Пронников Иван Дмитриевич Ладанов

Японцы (этнопсихологические очерки)



Владимир Алексеевич Пронников, Иван Дмитриевич Ладанов
Японцы (этнопсихологические очерки)
Предисловие
Япония – древнее, самобытное государство. Развитие всесторонних связей СССР и Японии вызывает к нашему восточному соседу глубокий интерес советской общественности. Советские люди больше хотят знать о различных аспектах японской действительности, о материальной и духовной жизни этой страны.

Год от года растет число публикаций, авторы которых тщательно исследуют вопросы географии и истории Японии. За последнее время у нас получили признание работы по различным проблемам политической жизни, экономики и культуры послевоенной Японии. Советские ученые приложили немало усилий, раскрывая подоплеку важнейших событий японской действительности, анализируя социальные противоречия японского общества на фоне научно технической революции и неутихающих политических бурь. В серьезных монографических трудах проанализирована социальная организация японского общества, отмечена специфика классовых боев, связанная с ростом влияния прогрессивных политических партий; не оставлен без внимания механизм влияния правящих группировок на рабочий класс и другие слои общества. Наши читатели получили фундаментальные сведения о системе идеологической обработки народных масс, стержнем которой служит антинаучная идея о «классовом равенстве» японского общества. Группа интересных, обширно документированных публикаций затрагивает специфику промышленного производства, особенности японской экономики. Без преувеличения можно сказать, что советский читатель получает богатейшую информацию о Японии. Вместе с тем приходится с определенностью констатировать: мы знаем Японию одновременно и очень хорошо, и еще очень слабо. Последнее относится главным образом к области духовной жизни японцев, их национально психологическим особенностям.

Современная Япония расположена на архипелаге, который тянется с севера на юг вдоль восточного побережья Азиатского континента; ее главные острова: Хоккайдо (наименее населенный) – на севере, Хонсю и Сикоку – в центре и Кюсю – на юге, а также более трех тысяч небольших островов. Площадь Японии – около 400 тыс. кв. км, население – 119 млн. человек. Почти 80% суши японского архипелага покрыто горами, среди которых много вулканов. Природа на Японских островах нередко выступает как грозная разрушительная сила.

Извержения вулканов, землетрясения, наводнения, горные обвалы и ураганы испокон веку сопутствовали жизни японцев; не в последнюю очередь природные катаклизмы способствовали выработке таких национальных качеств, как мужество, терпеливость, самообладание, сноровка. Стоит ли удивляться, что природа вызывает в душах японцев и чувство обреченности, и одновременно чувство благоговения?

Хотя природные условия Японских островов и оказали заметное влияние на формирование национальной психологии японцев, но определяющим фактором здесь, как и повсюду на земле, безусловно, выступил способ производства. То, что представляют собой люди, отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, «совпадает… с их производством – совпадает как с тем, что они производят, так и с тем, как они производят. Что представляют собой индивиды, – это зависит, следовательно, от материальных условий их производства» [8, с. 19].

Японцы издревле занимались охотой, морским промыслом, животноводством, но большая часть самодеятельного населения веками возделывала рисовые поля. Трудовые навыки, привычки, система поведения, тесно связанные со сложнейшими социальными условиями Японии, формировали у японцев такие черты, как трудолюбие, дисциплинированность, стремление к согласованным действиям в группе, а также готовность четко выполнять указания признанного лидера группы и т. п. Поскольку на поведение японцев столетиями влияли условия жизни и социальные факторы высокой степени стабильности, отмеченные черты закрепились в национальном японском характере.

Поэтому можно утверждать, что всестороннее представление о Японии и японцах создается не только знанием социально политических и экономических условий страны, но и точной ориентацией в проблемах японской этнографии, в первую очередь той ее части, которая имеет отношение к национальной психологии.

Конечно же, в этом смысле японцы – не исключение. Многие советские ученые, ведущие исследования в области социальных наук, считают, что при рассмотрении любого социального процесса конкретной этнической общности необходимо тщательным образом учитывать психологический фактор. Советские философы, разрабатывающие методологические вопросы социальной психологии, указывают здесь на важность изучения «общественных потребностей, социальных чувств и настроений, классового и национального психических складов, национальной психологии.,.» [64, с. 214], т. е. тех факторов, которые дают возможность представить психологический облик изучаемых народов.

Психологический облик японцев, как и любой другой этнической общности, формируется под влиянием прошлого опыта и новых веяний, причем прошлое в этом процессе играет исключительно важную роль. Удивительно современно звучит мысль К. Маркса, которую он высказывал в своей работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»: «Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого» [3, с. 119 120].

Цель нашей книги – осветить широкий круг национально психологических особенностей современных японцев. При этом мы применяем термин «национальная психология», понимая под ним психологию всей нации. Национальный характер рассматривается как центральный структурный компонент национальной психологии.

Конечно, как отмечали основоположники марксизма, проявляется эта психология у разных классов по разному. Буржуазия и рабочий класс, писал Ф. Энгельс, «это два совершенно различных народа, которые так же отличаются друг от друга, как если бы они принадлежали к различным расам» [10, с. 356]. Эти различия без труда улавливаются в повседневной жизни, однако они отнюдь не исключают известной общности национально психологических черт у людей, принадлежащих к различным классам и социальным прослойкам. К. Маркс и Ф. Энгельс часто указывали на такие черты при характеристике психологии англичан, ирландцев, французов, немцев [4; 9; 10; 11].

Известный советский философ Г. Е. Глезерман в своей работе «Классы и нации» показывает, что подобного рода черты «вырабатываются в результате всей истории данной нации, в течение многих поколений под влиянием условий ее существования» (57, с. 33) Общенациональные черты поведения отражают специфику национальной психологии любой этнической общности людей.

Все явления национальной психологии японцев, как это принято в советской философии и социальной психологии, мы рассматриваем на фоне японской культуры, имея в виду не содержание той или иной формы культуры, а ее проявление в манере поведения японцев.

При работе над книгой использованы данные экспериментальных психологических исследований по вопросам индивидуальной и групповой психики японцев, работы японских и зарубежных авторов по проблемам японского, национального характера, труды русских и советских путешественников, писателей, журналистов. Ряд выводов сделан нами на основании личных наблюдений и впечатлений, сложившихся в ходе общения с различными категориями японцев.

Настоящая работа, конечно, не претендует на всестороннее освещение сложных и довольно противоречивых проблем японской этнографии и национальной психологии.
Глава I. Японский национальный характер
Термин «национальный характер» широко использовали еще основоположники марксизма. В работах К. Маркса и Ф. Энгельса многократно встречаются выражения: «английский национальный характер», «немецкий национальный характер», «особенности характера каждого народа» и т. д., причем национальный характер рассматривается в качестве важнейшего фактора, отличающего одну нацию от другой. «Английский национальный характер,  пишет Ф. Энгельс, – существенно отличен как от немецкого, так и от французского» [9, с. 602].

Анализируя национальный характер той или иной нации, К. Маркс и Ф. Энгельс выделяли в нем определенные существенные черты. Так, в работе «Положение рабочего класса в Англии» Ф. Энгельс, описывая черты национального характера ирландцев, отмечал: «Ирландцы по своему национальному характеру сродни романским народам, французам и в особенности итальянцам… у ирландцев чувства и страсти безусловно берут верх над разумом. Чувствительный, легко возбудимый характер ирландцев не дает развиться рассудительности и мешает равномерной, настойчивой деятельности» [10, с. 493 494].

Основоположники марксизма подчеркивали, что национальный характер, его черты являются результатом многовекового развития нации, достоянием ее истории. Поэтому, обращаясь к национальному характеру какого нибудь народа, они прежде всего исследовали социальную историю этого народа.

В работах основоположников марксизма отмечалась зависимость облика и образа жизни людей от условий материального производства, от способа их деятельности. «Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами», – писали К. Маркс и Ф. Энгельс в работе «Немецкая идеология» [8, с. 19]. Исходя из того, что «человек – продукт природы, развивавшийся в определенной среде и вместе с ней» [12, с. 34], и что сущность человека «есть совокупность всех общественных отношений» [2, с. 3], можно выделить две группы факторов, оказывающих наиболее общее влияние на формирование психологических особенностей людей, принадлежащих к различным социально этническим общностям. Это – факторы природной среды и факторы социальной среды. Именно эти два фактора оказали решающее влияние на формирование различных этнических общностей, в том числе и японцев.
1. Кто такие японцы?
Вопросы этногенеза японцев и в настоящее время все еще вызывают споры, рождая самые противоречивые гипотезы и теории, ни одна из которых не в силах объяснить всей совокупности накопленных наукой фактов.

В советском японоведении считается, что древнейшую основу населения Японии составляли айны. Их хозяйство базировалось на охоте, рыболовстве, лесном и прибрежном собирательстве. На Хоккайдо к айнам примешивались мигрировавшие туда выходцы с восточного побережья Азиатского материка. На островах Кюсю и Сикоку и на юге Хонсю айнское население смешивалось и ассимилировалось с аустронезийскими племенами.

В середине первого тысячелетия до нашей эры на Японские острова через Корейский пролив с юга Корейского полуострова проникают так называемые протояпонские племена. С их приходом на островах появились домашние животные – лошадь, корова, овца, к этому периоду относится и возникновение культуры поливного риса. Процесс культурного развития пришлых племен, их взаимодействие с местным аустронезийско айнским населением происходили вплоть до V в. Основным направлением хозяйства на Японских островах окончательно стало рисосеяние.

К VI VII вв. островное население восприняло из Кореи, а также и из Китая элементы китайской и корейской культуры. В VIII в. завершилась ассимиляция на юге Кюсю остатков аустронезийского населения. Одновременно начался процесс заселения лесистого севера острова Хонсю. Местное айнское население этого острова частично смешалось с пришельцами, частично было оттеснено на север.

В настоящее время Япония – одна из самых однородные по этническому составу стран мира, основу нации (более 99% населения) составляют японцы. Айны теперь сохранились лишь на Хоккайдо, их численность не превышает 30 тыс. В Японии проживает около 600 тыс. корейцев, которые в основном переселились туда в годы второй мировой войны, и до 40 тыс. китайцев. Европейцев и американцев среди постоянных жителей страны ничтожно мало.
Социальная история японцев
Первые сведения о японцах содержатся в китайских источниках, относящихся к I в. до н. э.  V в. н. э. В VIII в. появляются японские хроники, представляющие собой своды мифов и исторических преданий. Это «Кодзики» («Записки древности» – 712 г.) и «Нихон секи», или «Нихонги» («Анналы Японии» – 720 г.).

Согласно японской системе верований – синтоизму японская нация ведет свое начало от богини солнца Аматэрасу, прямым потомком которой был легендарный император Японии Дзимму (Дзимму Тэнно), взошедший на престол «государства Ямато» в 660 г. до н. э. и положивший начало непрерывной династии японских императоров. В Японии принято подразделять историю страны на эры правления того или иного императора. В настоящее время (с 1926 г.) японцы живут в эру императора Хирохито. Личность императора, сама идея императорской власти всегда выступали как важнейший цементирующий фактор национального самосознания японцев.

Буддизм проник в Японию из Индии через Корею и Китай в VI в. Буддийские проповедники сразу оценили все выгоды союза с синтоизмом, где только можно было, старались они использовать синтоистские верования для пропаганды идей буддизма. Так, один из известнейших буддийских деятелей, Кобо Дайси (774 835), доказывал, что синтоизм и буддизм тесно связаны между собой, что лучезарная богиня Аматэраеу – это и есть воплощение Будды. В результате, успешно утвердившись в Японии, буддизм подвергся здесь значительной трансформации и стал отличаться и от индийского, и от китайского прототипов. Японский бонза далеко не всегда был священнослужителем, он был (и остается) кем угодно: учителем, дельцом, политиком, солдатом. Поэтому и влияние буддизма в Японии столь всепроникающе: буквально все сферы общественной жизни испытали на себе его воздействие. Пожалуй, существенный отпечаток на психологию японцев наложило и конфуцианство, пришедшее в Японию сначала через Корею – в IV V вв. и затем непосредственно из Китая – в VI в. Тогда то китайский язык стал языком образованных японцев, на нем велась официальная переписка, создавалась литература. Если проникновение конфуцианства повлекло за собой распространение китайского языка, то китайский язык, привившийся в высших сферах страны, в значительной степени служил целям пропаганды конфуцианского влияния. Неудивительно, что конфуцианская доктрина обожествления предков, почитания родителей, беспрекословного подчинения низших высшим, подробнейшая регламентация поведения любого члена общества прочно врезалась во все сферы психологии людей. Конфуцианские представления хорошо выражены в следующем изречении: «Отношения между высшим и низшим подобны отношениям между ветром и травой: трава должна склониться, если подует ветер». Социальные нормы поведения современных японцев во многом сформированы подобными конфуцианскими догматами.

Буддизм и конфуцианство стали играть в Японии роль своеобразной идеологической и моральной надстройки. Конфуцианство, например, постепенно превратилось в господствующую идеологию правящего военно феодального сословия, которое со временем сложилось в Японии.

В период Камакурского сёгуната 1 (1192 1333) выделилось военно служилое дворянство, появилось сословие самураев, признававших «военную доблесть» основой общества. Поначалу самураи владели земельными наделами, но позже указом сегуна Иэцуна (1641 1680) земли у них отобрали, и воины самураи были переведены на жалованье. Именно в среде этих лишенных земли воинов ронинов 2, которые принуждены были бродить по стране в поисках применения своей воинской доблести, и оформился своеобразный моральный кодекс «бусидо» (букв, «путь воина»), который постепенно стал неписаным нравственным идеалом для их общества.

Формальная ликвидация сословия самураев с падением сёгуната Токугава (1867) отнюдь не привела к искоренению этических норм бусидо из психологии японца. Беспредельная преданность сюзерену, вассальная готовность пойти за своим господином даже в могилу, кодифицированная процедура самоубийства – харакири – все это не исчезло бесследно. «Самурайские доблести» воспринимались и культивировались японцами всех социальных слоев с большой готовностью во многом потому, что от них веяло подлинно своим, японским духом. Эти качества помогали японцам противостоять иностранному влиянию, они в какой то мере поддерживали в сознании японцев идею самоизоляции, которая возникла в начале XVII в.

В 1611 1614 гг. сегун Иэясу издал ряд указов о запрещении христианской религии, которую миссионеры настойчиво внедряли на Японских островах; из Японии были изгнаны иезуиты и монахи других католических орденов. В доследующие годы усилились преследования и даже казни христиан. В 1624 г. был запрещен въезд и проживание в Японии испанцев, а в 1639 г. были изгнаны португальцы. В 1633 1636 гг. появились указы, налагавшие запрет на выезд японцев из страны; одновременно тем, кто жил за ее пределами, под страхом смертной казни запретили возвращаться в Японию. В 1636 г. всех иностранцев переселили на остров Дэсима (в районе Нагасаки). В 1639 г. было окончательно запрещено исповедание христианства. Португальским кораблям, поскольку они доставляли христианских миссионеров, запрещалось даже приближаться к японским берегам. Так завершилась самоизоляция Японии.

Отъединенность от остального мира создала благоприятные условия для культивирования принципов феодального домостроя и строгой регламентации социальных норм поведения. Получил, в частности, распространение так называемый принцип лояльности, положенный в основу дзюнси – обычая, по которому вассал в случае смерти сюзерена следовал за ним в могилу. Этим же принципом диктовался обычай кровной мести (катакиути), когда самурай должен был отомстить за насильственную смерть своего господина или старшего члена семьи. В японской литературе, например, широко известны многочисленные произведения, прославлявшие «подвиг 47 ронинов» (1702), которые, отомстив за смерть сюзерена, сделали себе харакири.

Хотя долговременная «закрытость» Японии пагубно сказалась на экономическом развитии страны, она в то же время способствовала возникновению феномена японской национальной психологии. И когда в середине XIX в. Япония встретилась лицом к лицу с иностранными державами, японская традиционная культура, законсервировавшаяся в эпоху Токугава, смогла успешно противостоять воздействию иноземной (западной) культуры, сравнительно безболезненно усваивала при этом ее наиболее рациональные элементы.

Даже когда незавершенная буржуазная революция 1867 1869 гг., известная под названием «Мэйдзи исин» – «реставрация Мэйдзи» (по посмертному имени японского императора Муцухито, правившего с 1868 по 1911 г.), привела к коренным изменениям в области экономики, политики, культуры, за которыми последовали существенные изменения в системе социальных отношений, национальная психология японцев изменилась очень мало. По прежнему в характере японцев доминировали черты, сложившиеся в эпоху изоляции Японии, в условиях закрытого, строго ритуализованного сословного общества: трудолюбие, организованность, готовность к безоговорочному подчинению, настойчивость, выдержка, нетребовательность в отношении жизненных условий и т. п.

Хотя не все из этих черт обладают одинаковой степенью существенной устойчивости, они четко прослеживаются как в феодальный, так и в капиталистический периоды Японии. Безусловно, преемственность психологии обусловлена преемственностью социальных институтов.

В частности, причину постоянной готовности японцев к беспрекословному подчинению американский исследователь Дуглас Харинг видит в более чем трехсотлетнем господстве и стране тоталитарной системы угнетения, основанной на всепроникающем шпионаже а полицейском произволе. То, что было создано при Токугава, считает Харинг, было лишь модифицировано и продолжено в послемэйдзийской императорской Японии [28].

В свою очередь, национальная психология способствовала развитию централизованного государства. Япония быстрыми темпами реорганизовала промышленность, ввела усовершенствования в сельское хозяйство, реформировала общественное устройство. Самурайский воинский дух побуждал народные массы на борьбу за «доблесть нации». За какие нибудь три четыре десятилетия Япония шагнула вперед. Не будь у этой нации соответствующих психологических качеств, буржуазные отношения не получили бы столь интенсивного прогресса, как это случилось весле выхода Японии на капиталистический путь развития.

В августе 1945 г., когда Япония потерпела поражение в войне и японский император объявил о безоговорочной капитуляции, многие японцы восприняли это событие как величайшую катастрофу. Но хотя японское общественное сознание и вынуждено было резко переориентироваться на новые идейные ценности, оно сохранило в своих глубинах ориентацию на унаследованные этические в нравственные нормы. Об этом наглядно свидетельствуют материалы японского Института математической статистики, который с 1953 г. регулярно, через каждые пять лет [266], проводит исследования японского национального характера.

Судя по опубликованным данным, японцы не склонны отказываться даже от того, что уже сами считают устаревшим. Это касается, в частности, принципов домостроя, традиций, этикета и т. д. Так, на вопрос: «Как вы думаете, замужняя женщина должна заниматься только домашними делами или еще работать на производстве?» – Мужчин и женщин ответили, что ей лучше сидеть дома. На вопрос: «Есть ли врожденная разница в умственных способностях мужчины и женщины?» – 62% мужчин в 63% женщин дали утвердительный ответ (в обоих случаях опрашивалось по 700 человек). На вопрос: «Стоит ли японцам обходиться без привычных оборотов вежливой речи, в частности без многообразных форм „я", „ты", "вы"?» – 60% опрошенных ответили, что этого делать не стоит, в лишь 28% назвали существующую практику общения устаревшей. Не менее показательны ответы японцев на вопросы о самоубийстве, о кодексе поведения и т. д.
Японский язык
На японском языке сегодня говорят 119 млн. жителей Японии. Отдельные группы населения, понимающие по японски, живут в Корее, Гонконге, на Тайване, Гаваях, Гуаме и в некоторых районах Бразилии.

Хотя японский язык построен на той же иероглифической основе, что и китайский, общность двух языков ограничивается письменностью. Сам же японский язык, его грамматика и лексика относятся к языкам не аналитического, как китайский, а агглютинативного строя. Да и генетически они различны. Японцы не имели исконно японской письменности и свои древние хроники записывали китайским письмом. Китайские иероглифы не были приспособлены к фонетическому строю японского языка, что внесло большие трудности не только в систему письма и чтения, но и в понимание японского текста. Китайские иероглифы в японском тексте читались на японский лад и нередко обозначали совсем иные реалии, чем в китайском тексте. Это побудило японцев обратиться к слоговой азбуке, две фонетические разновидности которой – хирагана и катакана – объединяются под общим названием кана. С помощью кана японцы начали записывать слова, для которых не находилось китайских смысловых иероглифов. Кроме того, кана оказалась удобной для обозначения служебных глаголов, окончаний знаменательных глаголов и грамматических частиц. Создалось уникальное сочетание двух систем письма – иероглифической и фонетической.

Если взять наугад какую нибудь страницу современного японского журнала, то на ней будет в полтора два раза больше кана, чем иероглифов. Это соотношение изменяется в зависимости от характера текста. Обычно иероглифами в японской литературе записывают слова, обозначающие предметы, действия, состояния, признаки и т. п. Так, если передать на японский язык предложение «человек приехал из города», надо корневые морфемы «человек», «город» и «ех» в слове «ехал» обозначить иероглифами, а послелог «кара», соответствующий русскому предлогу «из», – значками кана.

Перед второй мировой войной в известных токийских газетах употреблялось от 7500 до 8000 иероглифов. Первая попытка сократить их количество относится к 1872 г., когда было предложено довести число употребляющихся знаков до 3167. В 1946 г. министерство просвещения рекомендовало сократить этот список иероглифов до 1850. Принята также упрощенная и сокращенная форма написания около 740 иероглифов. Несмотря на эти реформы, в настоящее время число употребляемых иероглифов в японской прессе доходит до 4 5 тысяч, а в специальной литературе – до 8 10 тысяч. Иероглифы связывают национальную культуру Японии с культурой дальневосточного региона, которая вся сложилась на основе единства иероглифики, а кана привносит в японскую письменность самобытность, позволяет ощутить именно ее национальную принадлежность. Японская специфическая речь еще ярче оттеняет это ощущение (см. главу IV).

2. Что пишут о японцах?
Вопросы национального характера японцев уже не одно десятилетие занимают историков, философов, психологов различных стран. Сейчас можно даже говорить о массовом увлечении на Западе различными аспектами духовной жизни японского народа. Западные исследователи пытаются проникнуть в сущность общественного сознания японцев, стараются понять мотивацию поведения японской нации.
Запад о японцах
Большинству западных авторов свойственна субъективность в оценке национальной психологии японцев. При рассмотрении различных ее сторон они не всегда учитывают социально экономические факторы, их влияние на духовную жизнь японцев. Одной из наиболее характерных в этом плане работ является вышедшая в 1947 г. книга американского этнографа Р. Бенедикт «Хризантема и меч» [190].

Это было первое послевоенное исследование о японском национальном характере, и пользовалось оно исключительной популярностью. Книга была тотчас переведена на японский и опубликована в Токио. Этому усиленно способствовали американские оккупационные власти, которые полагали, что знакомство японцев с концепцией, положенной в основу книги Р. Бенедикт, облегчит американской администрации управление побежденной Японией.

Р. Бенедикт никогда не бывала в Японии. Работу над книгой она начала в июне 1944 г. по поручению американского военного командования в узко практических целях: политическим и военным деятелям нужен был материал для определения военной стратегии и послевоенной политики в отношении Японии. Р. Бенедикт, в частности, исследовала следующие вопросы, которые дебатировались американскими политиками и военными, планировавшими и принимавшими решения в отношении Японии: «Возможна ли капитуляция без вторжения? Следует ли бомбить императорский дворец? Что можно ожидать от японских военнопленных? Потребуется ли после установления мира введение в Японии постоянно действующего военного закона, чтобы поддерживать порядок? Следует ли американской армии быть готовой к ожесточенному сопротивлению японцев в каждом укрепленном горном ущелье? Не произойдет ли в Японии революции подобно французской или русской до заключения мира? Не является ли альтернативой революции искоренение японцев как нации?» и т. д.

Книга «Хризантема и меч» в значительной степени стимулировала исследования о японском национальном характере, но оценка ее была далеко не однозначной. Так, в 50 е годы с опровержением ряда положений исследовательницы выступили некоторые японские ученые, в частности психолог Хироси Минами, который утверждал, что представления автора о «рядовом японце» оказались во многом неверными или устаревшими. Р. Бенедикт, отмечал Хироси Минами, судила о японцах в основном по довоенным японским фильмам и литературе; она наблюдала только японцев – жителей США. Поэтому мнение ее о психологии японцев оказалось предвзятым [237].

Хотя Хироси Минами, пожалуй, излишне резко нападает на книгу, его критика не лишена оснований. Со своей стороны, мы бы добавили, что в концепциях Р. Бенедикт отчетливо проступает фрейдистский подход к толкованию социальных процессов: автор при характеристике психического склада японцев оперирует такими психоаналитическими моделями, как «культура вины» и «культура стыда». В целом правильно характеризуя японца как воплощение межличностных обязательств (семейных, групповых, общинных) и подмечая его оглядку на тех, с кем он находится в постоянном общении, Р. Бенедикт относит японскую культуру к «культуре стыда» (западную она называет «культурой вины») Утверждать как это делает автор, что «стыд» является практически единственной движущей силой японской нации, – значит закрывать глаза на социальную основу развития человеческого общества – способ производства.

Известно, что стыд и вина относятся к моральным категориям и с точки зрения советской психологии – это переживания индивидуального плана. Без сомнения, «стыд» и «вина» проявляются в виде эмоциональных оценок. Но это всегда эмоции конкретного человека, имеющие место в конкретной ситуации, их проявление у целой этнической общности не доказано фактами и логически не обосновано. И все таки, несмотря на существенные недостатки, книга Р. Бенедикт оказала воздействие на характер дальнейшего развития японской этнопсихологии.

Много шума наделала в свое время книга Исайи Бен Дасана «Японцы и евреи» [188]. Появление книги совпало с бурными событиями на Японских островах. В ноябре 1970 г. покончил жизнь самоубийством Юкио Мисима, писатель, призывавший к возрождению японского самосознания, к военно фашистскому перевороту и подчеркивавший исключительность японской нации. Газетная шумиха вокруг этого самоубийства продолжалась до весны 1971 г. На международной арене и в самой Японии в этот период отмечались серьезные изменения: японо американская «текстильная война», «долларовый шок», значительные сдвиги в сфере отношений Японии с США и Китаем и т. д. Во всем мире заговорили о японском «экономическом чуде». И как раз тогда, когда в самой Японии вовсю зазвучали голоса, твердившие о моральной деградации японской нации. Все это побудило самих японцев произвести «переоценку ценностей», заставило ученых – экономистов, социологов, психологов во всем мире задуматься над тем, куда идет Япония. В результате – поток исследований японского национального характера, поток, в котором книга Бен Дасана прозвучала особенно неожиданно и парадоксально.

Так, Бен Дасан утверждал, что вся целиком японская нация представляет собой единую массу верных последователей так называемого японизма, что японцы фактически не имели своей подлинно японской базы развития, что они никогда определенно не высказывали своего мнения, что они не выступали творцами своей жизни, а лишь приспосабливались к обстоятельствам. Бен Дасан указывал на примитивность социальных процессов в японской истории и подчеркивал, что каждый якобы может понять психологию японца, не прибегая к научному анализу. Такой произвольный подход к исследованию особенностей психического склада нации, по справедливому замечанию Хироси Минами, свидетельствует в значительной мере о научной некомпетентности автора.

Несомненный вклад в исследование отдельных сторон японского национального характера внес американский ученый японского происхождения Хадзимэ Накамура своей работой «Образ мышления восточных народов» [243]. В его книге исследуются культуры Индии, Китая, но половина книги отдана Японии. X. Накамура указывает на особое умение японцев выбрать в других культурах то, что представляет для них интерес на конкретном этапе их исторического развития. Например, буддизм после его появления в стране в VI в. был воспринят именно как буддизм, который требовался Японии в тот период, т. е. в весьма простых своих формах.

Автор книги прослеживает, каким образом, опираясь на собственные культуру и традиции, Япония заимствует иностранный опыт и создает новое, как взаимодействуют эти элементы, определяя своеобразное сочетание консерватизма и динамизма. Этот механизм регулирования заимствований при сохранении традиции, как мы видим, исторически изменялся, но никогда не исчезал.

Французский исследователь Р. Гийен в своей книге «Япония: третья великая» делает серьезный анализ промышленной и финансовой структур страны [210]. При этом он показывает те стороны национального характера, которые позволили японцам превратить свое государство в «великую мировую державу». Он высоко оценивает японское усердие и рвение и с похвалой отзывается о трудолюбии народа, чьи усилия и поддерживают экономический прогресс, создают динамичность экономики.

Р. Гийен видит в Японии страну с «двухъярусной культурой», где сосуществуют культуры новая и старая. Он показывает, что приверженность японцев к древним традициям – это способ ухода от мирской суеты, и сожалеет о том, что «самый колоритный в мире народ» делают соучастником в «преступлениях торгашества». Р. Гийен считает, что только старая культура может противостоять «губительной модернизации», а потому «двухъярусная культура» будет существовать еще долго.

Американский ученый Р. Халлоран, много лет проживший в японской семье и глубоко вникший в специфику японского быта, провел социологическое исследование, которое легло в основу его книги «Япония воображаемая и действительная» [212]. Как и Р. Гийен, он отмечает, что японской культуре и национальному характеру свойственно ярко выраженное своеобразие: приверженность традиции и активность в восприятии нового, причем последнее, в частности элементы зарубежной культуры, не просто заимствуется, а определенным образом трансформируется и перерабатывается, для чего, по мысли ученого, в японской культуре имеется специальный социально психологический механизм.

Известный вклад в изучение национальной психологии внесла работа С. Галика «Восток и Запад» [211]. В книге исследуется широкий круг вопросов, связанных с анализом психического склада различных этнических общностей Востока, причем Японии уделено особое внимание. Автор подробно рассматривает процесс складывания японского национального характера, описывает семейную систему Японии, религиозные верования, этические и социальные ценности японской нации. В качестве устойчивых черт японского характера выделяются вежливость, любовь к природе, самообладание, быстрая реакция на новое.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Владимир Алексеевич Пронников Иван Дмитриевич Ладанов
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации