Грузицкий Ю.Л. История развития денежно-кредитной системы Беларуси - файл n1.doc

приобрести
Грузицкий Ю.Л. История развития денежно-кредитной системы Беларуси
скачать (1173.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1174kb.18.09.2012 21:43скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ю.Л.Грузицкий

Глава 1

СТАНОВЛЕНИЕ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНЫХ

ОТНОШЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ

(конец I — XIII в.)

1.1. Античные монеты на восточнославянских землях. Появление товаро-денег (конец I - VIII в.)

Деньги являются исторической категорией товарного произ­водства, объективно обусловленным результатом длительного становления процесса обмена. В ходе эволюции товарного обра­щения роль всеобщего эквивалента стоимости выполняли разно­образные товары (скот, меха пушных зверей, зерно, соль). Раз­витие производительных сил вело к совершенствованию стоимо­стного эквивалента, роль которого начинают выполнять метал­лы. Завершающим этапом в формировании денег явилось появ­ление монеты как результата развития товарного производства

и обмена.

С металлическими деньгами наши далекие предки познако­мились задолго до возникновения первых государственных об­разований. Они были представлены в основном монетами Рим­ской империи, которые поступали на территорию современной Беларуси в конце I - первой трети II в. н.э. К ним относились преимущественно серебряные денарии (от лат. denarius — по де­сяти, серебряная монета, равная 10 медным монетам - ассам). В меньшей степени встречались медные сестерции (от лат. sesterti­us - два с половиной, составлял 2 1/2 асса) и очень редко золо­тые ауреусы (от лат. aureus - золотой). Обнаружены единичные экземпляры монет других античных государств - Боспора, Фракии, Птолемеевского Египта.

Большая часть римских монет была обнаружена в западных областях Беларуси - Брестской и Гродненской. Это объясняется тем, что в начале 1-го тысячелетия н.э. через территорию совре­менной Польши проходил знаменитый «янтарный путь», связы­вавший Прибалтику и Рим. Естественно, что часть поступавших на него монет попадала и на смежные западные земли современ­ной Беларуси.

Римские монеты выполняли главным образом функцию средства накопления богатства. О денежном обращении как движении денег в сфере товарообмена, их функционировании в качестве средства обращения и платежа в этот период говорить

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ 5

еще нельзя, так как производительные силы у восточнославян­ских племен не достигли уровня, при котором были бы возмож­ны товарно-денежные отношения и существовала потребность в таком стоимостном эквиваленте, как монета.

С конца первой четверти III в. приток римской монеты на земли Восточной Европы прекращается. Объясняется этот факт такими объективными причинами, как глубокий экономический и политический кризис Римской империи, который привел ее к краху; потеря ею окраинных имперских владений, через кото­рые осуществлялись связи с Восточной Европой.

Все это привело к разрушению денежной системы Римской империи, ухудшению качества монет, резкому сокращению их эмиссии.

В IV-VIII вв. практически полностью отсутствуют монетные поступления на земли восточных славян. Тем не менее не исклю­чено, что у наших предков зарождались зачаточные формы де­нежного обращения, основанного на накопленных ранее запасах римской монеты.

Общественное разделение труда, развитие сельского хо­зяйства, углубление специализации ремесленного производст­ва вели к расширению как товарообмена между различными регионами, населяемыми восточными славянами, так и внеш­неэкономических связей. Производительные силы достигают такого уровня, когда товарно-денежные отношения становят­ся объективно необходимыми и возникает потребность в ка­ком-то стоимостном эквиваленте для осуществления обмена продуктами.

У наших далеких предков, как и у многих народов мира, роль такого эквивалента первоначально выполняли наиболее важные предметы потребления: домашний скот, меха пушных зверей и др.

Универсальным платежным средством становится скот. В древнерусском языке слово «скот» являлось обобщающим поня­тием «имущество», «деньги». В Древней Руси термин «скот» долго определял степень состоятельности, богатства. «Скотни­цей» именовали казну, «скотником» — казначея.

Наряду со скотом в качестве стоимостного эквивалента (де­нег) у восточных славян долго выступали и меха пушных зве­рей, получившие обобщающее название «куны» (вероятно, от меха куницы), которые в раннем Средневековье являлись рас­пространенными орудиями обмена. Термин «куны» на белорус­ских землях для обозначения денег использовался до второй по­ловины XIV в.

«Повесть временных лет» - древнерусский летописный свод начала XII в., восхваляя добродетели великого князя Вла­димира Святославича, извещает, как он, призвав к себе нищих, не только кормил и поил их, но и одарял «от скотниц кунами», т.е. из казны деньгами.

Развитие товарного производства и обмена, расширение внешнеэкономических связей требуют более совершенного стои­мостного эквивалента, способного связать отдельных товаро­производителей через общественное разделение труда и рынок в единый хозяйственный механизм. Древнерусское общество под­ходит к необходимости создания денежной системы.

1.2. Формирование древнерусской денежной системы. Период куфического дирхама (IX—X вв.)

Период IX-X вв. характеризуется становлением на древне­русских землях собственной денежной системы. Ее появление связано с проникновением сюда серебряной монеты Арабского халифата - куфического дирхама (от гр. драхма). Куфическим дирхам называют по наименованию орнаментального письма, возникшего в иракском городе ал-Куфа, которым выполнялись легенды (надписи) на монетах.

На западных землях Древней Руси период куфического дирхама длился с начала IX по 80-е гг. X в. Арабская монета, чеканившаяся во многих городах Средней Азии, Ирана, За­кавказья, Месопотамии, Малой Азии, на Ближнем Востоке, в Северной Африке и в захваченной арабами Испании, быстро захватила абсолютную монополию в древнерусском денежном

обращении.

На территорию современной Беларуси эта денежная едини­ца попала в связи с тем, что в Поднепровье и Подвинье прохо­дил известный путь из «варяг в греки». Знаменитый торговый водный путь протяженностью свыше 2000 км, связывавший скандинавскую Европу и Византию и проходивший в основной своей части через Русь, обслуживался монетой Арабского хали­фата. Это способствовало активному развитию торговли, имев­шей в значительной мере транзитный характер, и немалая часть монет оседала на древнерусских землях. Став главным средст­вом обращения, арабская монета заложила основы древнерус­ской денежно-весовой системы.

Складывающаяся денежная система состояла из целых (но­гата, куна) и фрагментарных (резана, веверица (векша)) эк-

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ 7

земпляров дирхама, о чем свидетельствуют многочисленные на­ходки обрезков, а также монет с ножевыми разметками для их последующего разрезания. На территорию современной Бела­руси поступала только стандартная монета, содержавшая 2,5-3,6 г серебра. Для того чтобы был набор различных денеж­ных номиналов, ее делили на части.

О том, что ногата, куна, резана и веверица составляли основ­ные элементы денежного хозяйства древнерусских земель, гово­рят многочисленные их упоминания в письменных источниках раннего Средневековья.

На территории современной Беларуси было обнаружено не­мало монетных кладов. В древние времена сокрытие денег в зем­ле, их тезаврация (от гр. thesauros - сокровище) были таким же обычным делом, как сегодня хранение денежных средств на банковском счете.

В период обращения металлических денег тезаврация вы­полняла роль регулятора денежного обращения. Если масштабы производства и товарного обращения расширялись, деньги, осевшие в кладах, поступали на рынок для покупки товаров, т.е. . выполняли функцию средства обращения. Если же производст­во и обращение товаров сокращалось, то часть денег, ставшая излишней, превращалась в сокровище, выходила из обращения. Поэтому при полноценных металлических деньгах в обращении обычно находилась монетная масса, необходимая для реализа­ции товаров.

Продолжавшийся в IX-X вв. приток арабского серебра на древние восточнославянские земли объясняют их активным тор­говым балансом во внешнеэкономических связях. У наших предков было достаточно товара, чтобы вести интенсивную тор­говлю. Кроме того, немалая часть монет оседала здесь в резуль­тате посреднической торговли.

К концу X в. поступления арабской монеты прерываются. Это объясняется рядом следующих обстоятельств:

происходит экономический и политический кризис Араб­ского халифата, что ведет к ослаблению его международных связей;

идут бурные процессы феодального дробления халифата, активизируется внутренний обмен, требующий монеты, потреб­ность в которой растет:

истощаются, вырабатываются серебряные рудники, на Вос­токе наступает «кризис серебра».

Таким образом, в конце X в. в истории денежного обращения

о

Древней Руси завершается период куфического дирхама - иск­лючительно важный этап, положивший начало формированию

ее денежной системы.

Для этого времени характерен переход от стоимостного эк­вивалента, который представляли разнообразные товары, к осо­бому товару, ставшему всеобщим эквивалентом, — металличе­ским деньгам.

Арабская серебряная монета становится денежной формой стоимости и выполняет разнообразные функции денег.

1.3. Период западноевропейского денария. Первые монеты Древней Руси (конец X в. — 1060-е гг.)

В конце X - начале XI в. Древняя Русь активизирует поли­тические и экономические связи с европейскими государства­ми — Венгрией, Польшей, Чехией, Германией, Францией, Скан­динавией. Существенно усиливается западный вектор внешнеэ­кономических контактов.

В условиях расширения международных торговых связей и внутреннего товарооборота растет потребность в монетах. При отсутствии собственной чеканки монет недостаток денег мог быть восполнен только за счет внешних источников. Под влия­нием бурно развивавшегося межгосударственного обмена на восточнославянские земли хлынул поток новой серебряной мо­неты - западноевропейского денария (масса 1-1,4 г).

На территорию Беларуси денарии поступали с конца X в. до середины 60-х гг. XI в. В денежном обращении до середины XI в. преобладали германские (пфенниги) и англо-саксонские (пенни) денарии, незначительный удельный вес составляли де­нарии Чехии, Венгрии, Франции и других государств.(Район обращения денария охватывал преимущественно Верхнее По-

днепровъе и ПодвиньеТ}

Во второй половине XI в. обозначилось сокращение притока денариев на восточнославянские земли. Основными причинами прекращения импорта монет были следующие:

начавшийся в Западной Европе процесс феодальной раз­дробленности привел к распаду общеевропейской денежной системы, нарушению метрологического стандарта и качества

монет;

рост западноевропейских городов, развитие внутреннего об­мена вели к увеличению спроса на денежный эквивалент.

В конечном счете европейская монета так и не стала МОНО-

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ 9

польным средством платежа в системе денежного обращения древнерусских земель. Об этом свидетельствует большинство обнаруженных в Беларуси монетных кладов, содержащих де­нарии в немалом количестве и куфические дирхамы, которые продолжали оставаться важным (порядка 30 %) компонентом денежного обращения.

С прекращением в середине 60-х гг. XI в. поступлений монет из Западной Европы завершается период обращения денария. Хотя эта монета не стала основной на древнерусских рынках, она оставила заметный след в истории денежного обращения у восточных славян.

Характерным элементом древнерусского денежного хозяйст­ва были византийские монеты - золотые номисмЫ (от гр. по-mos - закон), серебряные милиарисии (от лат. miliarense - ты­сячный, первоначально составляли 1/1000 золотого фунта-либ­ры), и медные фоллисы (от лат. follis - мешочек, кошелек). Од­нако удельный вес византийской монеты был весьма незначите­лен. Эмиссии монеты Византийской империи было недостаточно для ее широкого экспорта.

Появление первых монет Древней Руси явилось важным со­бытием в истории денежного обращения. К ним относятся золо­тые, биллонные (от фр. billon - низкопробное серебро) и сереб­ряные монеты, чеканенные в конце X - начале XI в. князьями Владимиром (980-1015), Святополком (1015-1016, 1018) в Ки­еве и Ярославом (1014-1015) в Новгороде.

Выпуск первой древнерусской монеты, которая была отчека­нена из золота, относится к 989 г. и был, вероятно, приурочен к крещению Руси и женитьбе Владимира Святославича на визан­тийской принцессе.

Монеты из золота массой около 4 г получили впоследствии в нумизматике название «златники» (от др.-рус. злато), серебра массой около 3 г — «сребреники» (от др.-рус. сребро).

Малочисленность найденных древнерусских монет свиде­тельствует о том, что их эмиссия была эпизодической и поэтому они не могли заменить в обращении арабские дирхамы и запад­ноевропейские денарии. Чеканка собственного . платежного средства на Руси больше имела политический характер, была связана с ее крещением и рассчитана на повышение междуна­родного авторитета молодого христианского государства.

1.4. Безмонетный период (вторая половина XIXIII в.)

С прекращением поступления денария со второй половины XI в. на территории Беларуси начинается новый этап денежного

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

11


Ю.Л.Грузщкий

10

обращения, который продолжался до XIV в. и получил назва­ние безмонетного. Его содержание заключается в существенной перестройке системы денежного обращения: на смену монете приходят серебряные (изредка золотые) слитки определенной

массы и формы.

В Беларуси встречаются три вида слитков: «киевские» в виде ромба с усеченными острыми углами (140-165 г) и «запад­норусские», или «литовские», палочкообразной формы (100-110 г). Гораздо реже попадаются «новгородские слитки» -ладьевидный брусок, слегка вогнутый посередине (190-200 г).

В письменных источниках платежные слитки называли гривной, рублем, серебром литым, «изроем» (название слитка западнорусского типа). Слитки-гривны стали первыми рубля­ми, а половинные их обрубки - первыми полтинами. Такая форма денег свидетельствует о резком сужении сферы денеж­ного обращения, а также высокой концентрации богатства в руках правящей элиты. Топография находок слитков совпада­ет с топографией западноевропейского денария - Поднепро-

вье и Подвинье.

Причины столь серьезных изменений в денежном хозяйстве кроются в политических и экономических потрясениях, которые переживали восточнославянские земли с конца XI по XIII в.

В первую очередь необходимо отметить ускорившиеся во вто­рой половине XI - первой половине XII в. процессы феодального дробления Руси, которые привели к разрушению ее политиче­ского и экономического единства.

Кроме того, в результате вторжения в Прибалтику немецких завоевателей были утрачены важнейшие северо-западные торго­вые пути Новгорода, Полоцка. В XIII в. происходит монголо-та­тарское завоевание значительной части восточнославянских зе­мель за исключением их северных и западных окраин. В итоге экономическим центром северорусских земель стал Новгород, а западных - Полоцкое княжество.

В конечном счете среди причин, которые определили на про­тяжении почти двух с половиной веков существование безмонет­ного периода, были факторы внешнего порядка (прекращение импорта серебряной монеты) и внутреннего (отсутствие эконо­мических и политических условий для организации обращения монеты, вызванное феодальной раздробленностью). Наличное серебро как в монетной, так и иной форме выходит из обраще­ния и переплавляется в слитки.

Так получают хождение специфические деньги - серебряные

слитки. Материалом для их изготовления служили накоплен­ные ранее запасы дирхамов и денариев, а также германские ле­пешкообразные слитки, поступавшие в полоцкие земли через Новгород.

Обращение крупных «неразменных» слитков имело, несо­мненно, ограниченный характер, ибо они могли использовать­ся только при крупных платежах. Как же осуществлялся по­вседневный массовый обмен при отсутствии мелких номина­лов?

Слитки не сразу вытеснили из обращения монеты, некоторое время обращались и те и другие. Однако нельзя назвать монету, которая «разменивала» платежные слитки, «вводила» бы их та­ким образом в сферу обращения. В итоге сформировалась слож­ная денежно-весовая система, пока еще слабо изученная.

В основе такой денежной системы первоначально лежала гривна, которая выступала не только как денежный номинал, но и как весовая единица. Отсюда возникла «гривна серебра» как денежно-весовая единица.

Поскольку вначале определенный вес серебра мог слагаться из некоторого числа одинаковых монет, то с весовой гривной се­ребра возникла счетная «гривна кун». Гривна серебра (весовая) и гривна кун (счетная) стали в Древней Руси платежно-денеж-ными единицами.

Первоначально вес гривны серебра и гривны кун был оди­наковым. В дальнейшем вследствие изменения гривны как единицы веса гривна серебра стала равняться нескольким гривнам кун. В XI в. гривна серебра, составлявшая около 200 г, равнялась уже 4 гривнам кун (одна гривна кун - около 50 г).

Письменные источники характеризуют содержание денеж­ной системы того времени, основанной на серебряной гривне новгородского типа, сохранившей названия единиц, сложив­шихся в период куфического дирхама, — ногата, куна, резана, веверица:

1 гривна серебра (около 200 г) = 4 гривнам кун;

1 гривна кун (около 50 г) = 20 ногатам = 25 кунам = 50 реза­нам = 100 веверицам;

1 ногата (около 2,5 г) = 1,25 куны = 2,5 резаны = 5 веверицам;

1 куна (около 2 г) = 2 резанам = 4 веверицам;

1 резана (около 1 г) = 2 веверицам;

1 веверица = около 0,5 г серебра.

В XII в. из-за изменения курса куны и резаны гривна кун со-

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

13


12

ставляла уже не 25 кун, а 50, произошли перемены и в содержа­нии денежной системы:

1 гривна серебра новгородского типа = 4 гривнам кун; 1 гривна кун (около 50 г) = 20 ногатам - 50 кунам =100 веве­рицам;

1 ногата (около 2,5 г) = 2,5 куны = 5 веверицам; 1 куна (около 1 г) = 1 резане = 2 веверицам; 1 веверица = около 0,5 г серебра.

Как видно, гривна серебра остается основой денежной сис­темы, которая существовала на территории Беларуси в ХН-ХШ вв. в безмонетный период. Она состояла из конкрет­ных денежных единиц - ногаты, куны, резаны, веверицы. Трудно определенно сказать, что стояло за этими понятиями. Одни полагают, что меха пушных зверей, другие - товары. Это скорее всего дробные по отношению к гривне весовые и счетные единицы, которые, по-видимому, выполняли функ­цию денег при обмене товарами.

О платежной силе этих денежных единиц можно судить по письменным свидетельствам тех времен. Конь, например, стоил 3 гривны, корова - 2. Ювелиру Лазарю Богше за знаменитый напрестольный крест из дерева, покрытый золотом, серебром и драгоценными камнями, заплатили 40 гривен, значительную тогда сумму. Овца стоила 3 резаны. Самой мелкой денежной единицей являлась веверица (векша).

«Митрополичье правосудие» (ХШ в.) определяет размеры штрафов за кражу птиц и животных: «...за голубь 9 кун, за гусь 30 кун, за лебедь 30 кун, за жеравь 30 кун, за кошку 3 гривны, за собаку 3 гривны, за кобылу 60 кун, за вол 3 грив­ны, за корову 40 кун... за боран ногата, за порося ногата, за овцу 5 кун, за жеребца гривна» (обращает на себя внимание высокий штраф за хищение кошки и собаки, сопоставимый с

размером штрафа за вола).

Между тем развитие внутреннего обмена требовало прове­дения мелких, массовых платежей. Как же они осуществля­лись? Существуют разные предположения. Многие исследо­ватели называют в качестве разменных денег шкурки пушных зверей. Некоторые считают, что роль заменителей денег вы­полняли наиболее распространенные изделия ремесленного производства, различные товары. К ним относят овручские сланцевые пряслица. Другие называют такие заменители мо­нет, как раковины каури.

В конце XVIII в. появились различные гипотезы с целью ра: зобраться в этой сложной проблеме. Сторонники «меховой» тео-

рии отстаивали возможнось обращения кусочков кожи. Разви­тием такой позиции явилась теория «кожаных денег», последо­ватели которой выдвигали идею кожаных ассигнаций, своеоб­разных кредитных денег. Однако она не получила подтвержде­ния в последующих исследованиях историков.

Несомненным является наличие в те времена товарообмена через существовавшие стоимостные эквиваленты: ногата, куна, резана, веверица с использованием товаро-денег, прежде всего меховых «денег».

1.5. Становление кредитных отношений у восточных славян (XI — XIII вв.)

Значительное развитие в древнерусских землях функций де­нег как меры стоимости, средства обращения, образования со­кровищ, мировых денег обусловило и утверждение такой функ­ции, как средство платежа, когда возникает необходимость реа­лизации товара в кредит с отсрочкой уплаты денег.

В Русской Правде - своде древнерусского феодального пра­ва XI-XII вв., имевшей несколько редакций (Краткая, Про­странная, Сокращенная), содержится много свидетельств, под­тверждающих широкое развитие кредитных отношений. Поня­тия «куны в рез» (деньги в долг, под процент), «о долзе» (о зай­ме), дать «куны в куплю или в гостьбу» (т.е. для торговых опе­раций) присутствуют в ряде статей различных редакций этого сборника законов.

Много внимания Пространная Русская Правда уделяла ре­гулированию нормы ссудного процента, оформлению кредит­ных соглашений, установлению форм ответственности несостоя­тельных заемщиков. Кроме начальной формы кредита■- ростов­щической - широко практиковался и коммерческий кредит - пе­редача товара одного купца другому в кредит не для потребле­ния, а для дальнейшей реализации.

Характерным являлся достаточно высокий ссудный про­цент, составлявший 50 % годовых. При этом в Русской Правде фактически не ограничена норма месячного процента при полу­чении краткосрочной (менее года) ссуды.

Столь значительная величина ставки за ссужаемую стои­мость в древнерусских землях вызывала социальную напря­женность в обществе. Восстание горожан в Киеве в 1113 г. за­ставило верховного князя Владимира Мономаха четче регла­ментировать кредитные отношения (в первую очередь — рос-

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

15


товщичество). Был принят так называемый «Устав о резах» (процентах), содержавший статьи о займах и близких к ним

операциях.

Не отменяя действовавший уровень процентной ставки за пользование ссудой (50 %), Владимир Мономах несколько кон­кретизировал его в интересах заемщика. Было определено, что кредитор мог взять со своего должника в виде платы за ссуду по 50 % только дважды. Если он получал 50 % за предоставленный кредит трижды (т.е. 150 %), то лишался права на возвращение

своего капитала.

В конечном счете эта правовая норма давала кредиторам га­рантию надежности заключенных сделок, ибо в любом случае они имели право на получение двух «резов», т.е. на удвоение ка­питала. При этом и заемщик получал защиту от произвола рос­товщика. Таким образом, «Устав о резах» создавал определен­ную правовую основу для ростовщического кредита. Регулиро­вание государством процентной ставки является одной из пер вых попыток воздействия на кредитные отношения.

Термин «рез» означал, таким образом, ссудный процент в денежной форме. Предоставление кредита в натуральной форме породило особые названия платы за пользование им - «присоп» для зерна (от глагола «присыпать»), «наклад» («настав») для меда, т.е. с условием возвращения продукта с надбавкой. Рас­пространение ссуд в натуральной форме свидетельствует о втя­гивании в кредитные отношения широких слоев населения ран­нефеодального общества.

Русская Правда допускала и некоторую дифференциацию | ссудного процента в зависимости от кредитоспособности заем­щика. Чем больше было уверенности у ростовщика, предо- ' ставлявшего «куны в рез» (деньги под процент), что ссуда бу­дет возвращена в оговоренный срок, тем меньшим был про­цент.

Между купцами нередко заключались сделки о займе денег

для вообще беспроцентных, основанных на доверии торговых операций, что поощрялось существующим законодательством: «Аже кто купец купцю даст в куплю куны или в гостьбу... то по-слуги ему не надобе...» В данном случае имеет место беспроцент­ная ссуда, основанная на доверии. На принципе доверия осуще­ствлялся и кредит в товарной форме, хранение товаров одного

купца у другого.

Купцам, торговцам на «чужие куны» под процент давалась правовая защита, если они не смогли вовремя рассчитаться с кредитором - «не насилит ему», «не продати его». Однако дол-

говые обязательства сохранялись, предоставлялась только от­срочка в погашении ссуды.

Устанавливалась и очередность погашения ссуды. Приори­тет отдавался «чужеземцу» перед «домашния». Особо рассмат­ривался вопрос о «княжих кунах» — ему долг возвращался в первую очередь. Это говорит о том, что сами князья выступали в роли крупных ростовщиков.

В результате судьба должника, «аже кто многим должен бу­дет», передавалась во власть кредитора, предписывая заемщика «вести на торг» и «продати».

Об утверждении кредитных отношений в древнерусских землях свидетельствует и содержание новгородских берестя­ных грамот. Некоторые из них были обнаружены также и в Бе­ларуси (Витебск, Мстиславль). Нередко содержание грамот XI-XII вв. включало только сведения о предоставлении денег или товаров в долг, требование о возврате ссуды. Это подтвер­ждает берестяная грамота, найденная в конце 50-х гг. в Витеб­ске. «От Степана к Нежиле. Если ты продал одежды, то купи мне на 6 гривен ячменя. А если ты что-нибудь не продал, то по­шли мне в наличии. Если же продал, то сделай милость - купи мне ячменя». На 6 гривен можно было купить 300 овчин, 2 ко­былы или 3 коровы.

Русская Правда отразила также и отношения землевладель­цев - феодалов - с теми свободными людьми, которые, не имея своего имущества, брали в долг деньги или получали ссуду в виде зерна, скота — «купу» под обеспечение собственной особы и становились феодально-зависимыми - «закупами». Нередко та­кая временная зависимость превращалась в постоянную: закуп становился крепостным.

Ссуда, полученная в денежной или натуральной форме, часто обязывала заемщика отрабатывать ее на земле феодала -кредитора, что порождало категории зависимых крестьян -«рядовичей» (от др.-рус. ряд - договор), «вдачей» (должни­ков).

Таким образом, в XI-XIII вв. на восточнославянских землях складываются разнообразные кредитные отношения, свидетель­ствующие о том, что общество шагнуло вперед в развитии хозяй­ственной жизни.

ВОПРОСЫ

  1. Расскажите о первых монетах на территории Беларуси.

  2. Проанализируйте становление денежной системы у восточных
    славян на основе куфического дирхама, ее содержание.

16 Ю.Л.Грузицкий

  1. Охарактеризуйте первые русские монеты.

  2. В чем состояла сущность безмонетного периода?

  3. Охарактеризуйте структуру денежной системы безмоиетного пе­
    риода.

  4. Приведите примеры, свидетельствующие о развитии кредитных

отношений у восточных славян в XI - ХШ вв.

ЛИТЕРАТУРА

Археалопя i нум1зматыка Беларуси Энцыклапедыя. Мн., 1993. Галубовгч B.I. Эканам1чпы стан, побыт i гандаль Старажытнай Бе-ларуа IX—XIII стст.: Дапаможнж. Мп., 1997.

Зварич В.В. Нумизматический словарь. Львов, 1980. Михалевский Ф.И. Очерки истории денег и денежного обраще- ,

ния. М., 1948. Т.1.

Правда Русская. Комментарии. М., 1947. Т.2.

Рябцевич В.Н. Нумизматика Беларуси. Мн., 1995.

Смирнов И. И. Очерки социально-экономических отношений Руси

XII-X1II веков. М., 1963.

Спасский И.Г. Русская монетная система: Историко-иумизматиче-

ский очерк. М., 1970.

Трифонов А. Г. История денежно-кредитной системы СССР: Учеб­ное пособие. М., 1988.

Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. До­монгольский период. М., 1956.

Глава 2

ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ И КРЕДИТ

ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

(XIV - первая половина XVII в.)

2.1. Период обращения пражского гроша (XIV— XV вв.)

В XIII-XIV вв. в условиях постоянной и жесткой борьбы с агрессией крестоносцев на Западе и монголо-татарским нашест- вием на Востоке возникает и укрепляется крупное государство - Великое княжество Литовское, ядром которого становятся бело- русские земли, игравшие ведущую роль в экономическом и по- литическом развитии страны.

В период становления этого государства шел активный процесс развития феодального хозяйства с постепенным рас- ширением обмена, утверждением товарно-денежных отноше- ний, что вызывало необходимость формирования единой де- нежной системы.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ Г7

Денежная система Великого княжества Литовского начала складываться в рамках так называемого «безмонетного» пери­ода, продолжавшегося до начала XIV в., когда в обращении сохраняются платежные слитки западнорусского (литовско­го) типа — «изрой». Для обозначения денежных единиц про­должают использовать такие понятия, как «гривна», «рубль», «полтина». В широком смысле слова деньги еще называют «кунами».

Как видно, литовские средства обращения были представле­ны слишком крупными номиналами (рублями, полтинами), что не могло удовлетворить потребности развивающегося рынка. Необходимы были более разнообразные платежные единицы.

В XIV в. в Великом княжестве Литовском шло формирова­ние общегосударственной денежной системы. Денежное хозяй­ство государства было представлено региональными денеж­но-весовыми системами, характерными для западнорусских и южнорусских княжеств и земель.

В этот период на территорию княжества начинает проникать и быстро распространяться чешская серебряная монета — праж­ский грош (от лат. grossus - большой) массой около 3,7 г. Начи­нается очередной этап денежного обращения, получивший на­звание «период пражского гроша», который охватывает XIV-XV вв.

В письменных источниках Беларуси пражский грош упоми­нается под названием «широкий», «плоский», «прагский», «че-ский» и просто «грош». Проникновение чешской монеты на местные рынки началось в 1337 г., основная же масса этого сред­ства обращения поступает на земли Беларуси в конце 70-х гг. XIV - первые два десятилетия XV в. Грош постепенно превра­щается в ведущую денежную единицу страны, составившую основу денежного хозяйства Великого княжества Литовского в XIV-XV вв.

Обращение пражского гроша породило в Беларуси новую счетную денежную единицу - копу. Копа стала первоосновой исчисления сумм в грошах и соответствовала 60 грошам.

В 1387 г., в годы правления великого князя Ягайло, начина­
ется эмиссия литовских денариев. На литовско-белорусских и
украинских землях эти крохотные серебряные монетки порядка
1 г получили название «пенязь» (от польск. pieniadz). Такой
мелкий номинал должен был обеспечить потребности внутрен-
него товарооборота.

На белорусских рынках слова "куны" и «серебро» как 0б-



Ю.Л.Грузицкий

18

щее обозначение денег вытесняются термином «пенези» («пеня-зи»), который используется наряду со словом «гроши».

В XIV в. на белорусских рынках обращались и другие пла­тежные средства. Это немногочисленные серебряные дирхамы и медные пулы Золотой Орды, которые появились на юге и юго-западе Беларуси - районах, граничивших с захваченными монголо-татарами землями. В обращении участвуют и шиллин­ги Ливонского ордена, получившие наибольшее распростране­ние на Полотчине и Витебщине.

К началу XV в. монетная система Великого княжества Лито вского была представлена как крупными номиналами в виде се­ребряных слитков - гривна (рубль), полтина, так и мелкими -денариями-пенязями. Промежуточное положение занимал пражский грош, что позволяло иметь набор платежных средств разных номиналов, обеспечивавших запросы развивающегося

рынка.

В XV в. в Великом княжестве Литовском продолжает фор­мироваться общегосударственная денежная система. Этому спо­собствовал и политический фактор - усиление централизации в стране. В 1401 г. великим князем становится Витовт, который ликвидировал ряд удельных княжеств и существенно расширил

границы государства.

Несмотря на то что длительная полоса гуситских войн в Че­хии привела к прекращению эмиссии пражского гроша (1419 г.) и его поступлению на рынки Беларуси, до конца XV в. эта моне­та продолжала оставаться основой денежного хозяйства Вели­кого княжества Литовского.

На белорусских рынках XV в. окончательно утвердились счетно-денежные понятия «копа» и «полукопа», «рубль» и «полтина». Падение качества пражских грошей, выразившее­ся в снижении серебряного содержания, привело к тому, что их число в весовом рубле возросло до 100. В результате счет­ным понятием «рубль» стала определяться сумма в 100, а «полтиной» - 50 грошей. Копа по-прежнему соответствовала

60 грошам.

К середине XV в. рубль-гривна выходит из обращения и тер­мин «рубль» остается только счетной единицей.

Во второй половине XV в. на территории Беларуси и Украи­ны в денежную систему включается еще одна счетно-денежная единица - польская гривна, которая равнялась 48 пражским

грошам.

Копный счет становится основой денежного исчисления


19

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

пражских грошей. Счет на рубль был менее распространен, хотя иногда рубль и полтина применялись как самостоятельные счет­ные единицы.

В этот период на рынках продолжают обращаться дирхамы и пулы Золотой Орды, шиллинги Ливонского ордена, польские полугроши.

На территорию княжества проникает золотая монета из стран Центральной и Западной Европы. К таким платежным средствам в первую очередь относится венгерский дукат (от лат. ducatus — герцогство) массой около 3,5 г, который включается в денежное хозяйство в XV в. Эту монету называли «золотым», «угорским».

В 90-х гг. XV в. рыночный курс дуката стал паритетным 30 польским грошам. Такое стоимостное соотношение было официально подтверждено в 1493 г., а затем и в 1496 г. В итоге термин «золотой» («злотый») выступает в двуединой роли: он, как и ранее, определяет реальную золотую монету - дукат и в то же время сумму, выраженную 30 польскими счетными грошами.

Еще более дорогой монетой, известной в Великом княжестве Литовском, был золотой английский нобль (от англ. noble -благородный) массой около 7,7 г. Эта монета получила в Бела­руси название «корабелник» от изображения на ее лицевой сто­роне корабля.

Вместе с тем в условиях сложившейся общегосударственной монетной системы с набором номиналов, позволявшим обслужи­вать различные торговые и платежные операции - от мелких до самых крупных, в Великом княжестве Литовском продолжали бытовать и архаичные стоимостные эквиваленты.

Письменные источники XV—XVI вв. свидетельствуют об ис­пользовании при расчетах и платежах не звонкой монеты, а то-наров («фантов»).

В многочисленных документальных источниках четко выде­ляют суммы в реальной монете, именуя их «готовизна», «грошы одличоные», «грошы готовые», «грошы рукоданые», отделяя их, таким образом, от товаров.

В XIV -XV вв. в Великом княжестве Литовском складывает­ся собственная денежная система. В 1492 г. открывается Вилен-ский монетный двор, который начинает массовую чеканку дена­рия (пенязя) и полугроша, что свидетельствует о начале форми­рования национального денежного хозяйства.

20

Ю.Л.Грузицкий
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

21


2.2. Особенности денежного хозяйства белорусских земель в XVI — первой половине XVII в.

В конце XV- начале XVI в. в денежном хозяйстве Великого княжества Литовского обозначились определенные изменения, вызванные главным образом объединительными тенденциями Великого княжества Литовского и Польши. Развитие торговых и экономических связей княжества с польскими землями объек­тивно требовало определенной стандартизации монетных номи­налов. Поэтому правящие круги обоих государств стремятся к созданию единой монетной системы. Однако этот процесс растя­нулся на несколько десятилетий.

Сеймовая конституция 1501 г. провозглашала, что литов­ские и польские монеты должны быть «одинаковыми и одинако­вого веса», делая тем самым важный шаг на пути объединения денежных систем.

Варшавский сейм 1564 г. объявил о намерении эмитировать польские и литовские монеты «равными по весу, зерну, денеж­ному счету и надписям», т.е. пробе, номиналам и внешнему оформлению.

Петрковский сейм 1567 г. принял постановление, идентич­ное предшествующему (1564 г.) решению.

Однако заявления об унификации монетных систем не полу­чили в дальнейшем реализации. Литовское и польское денеж­ные хозяйства, имея одинаковую основу монетных систем, раз­личаются по содержанию серебра (реальной стоимости) чека­нившихся в Вильно и Кракове монет.

Так, литовский денарий (пенязь) оказался равен 2,25 дена­рия польского. Литовский грош составлял 10 литовских, но 22,5 польского денария или 1,25 польского гроша. Грош Польши со­ответствовал 18 польским, но 8 литовским денариям или 0,8 гро­ша Великого княжества Литовского.

Таким образом, грош Королевства Польского по содержа­нию серебра равен 0,8 гроша Великого княжества Литовского. Иными словами, стоимость польского гроша равнялась 4/5 ли­товского.

Обращавшийся еще пражский грош, в отличие от польского и литовского, имел относительно стабильный курс с колебания­ми от 14 до 15 литовских денариев.

Фактически складываются две параллельные денежные сис­темы, при которых рынок вводит целый ряд понятий, различав­ших польскую и литовскую монеты. Польский грош получил на-

звание «осьмак» («осмак»), так как составлял 8 пенязей литов­ских, или «грош польский», «грош по осми пенязей». Грош ли­товский именовали «грошем по десяти пенязей».

Поскольку грош являлся счетным понятием для мелких монет Великого княжества Литовского и Польши, а в качестве реального платежного средства обращался преимущественно полугрош, в последней четверти XVI в. возник денежный тер­мин «пятак» как название полугроша литовского, равного 5 пенязям, а также «четвертак» - для полугроша польского (4 пенязя).

Такая особенность денежного обращения Великого княже­ства Литовского привела к тому, что в начале XVI в. в практи­ке финансовых операций используются так называемые «лич-бы» - системы пересчета более или менее крупных сумм, пред­ставленных различными номиналами, на единообразной осно­ве - рыночных курсов литовского, польского или пражского грошей.

«Личбы», основанные на литовском гроше, через который пересчитывали денежные суммы до конца XVI в., выступали в четырех разновидностях: «дробной», «литовской», «полугрош-ковой» и «широкой».

«Личбы», основанные на курсе польского гроша, были пред­ставлены тремя вариантами: «польская» («лядская»), «узкая» и «полугрошковая».

Продолжавший обращаться на белорусских рынках праж­ский грош пересчитывался по «личбе широкой».

Денежное обращение Великого княжества Литовского XVI в. характеризуется введением ряда новых разменных и пол­ноценных номиналов. Виленский монетный двор кроме денария (пенязя) и полугроша эмитирует обол (полуденарий), грош, двухгрошовик (двояк), трехгрошовик (трояк), четырехгрошо-вик (чворак), шестигрошовик (шостак), талер, а также дукат. Аналогичные денежные единицы чеканились на монетных дво­рах Польши.

Всередине 60-х гг. XVI в. денежное обращение пополняется новой, самой крупной (28-30 г) серебряной монетой - талером. Наименование этой монеты произошло от окончания названия чешского города Иоахимсталя, начавшего его чеканку. Курс та­лера, выражаемый в грошах, нередко колебался из-за ухудше­ния качества мелких номиналов.

В денежном хозяйстве Великого княжества Литовского про­исходят значительные прогрессивные сдвиги, в результате кото­рых монетная система государства выходит на общеевропейский

24

Ю.Л.Грузицкий

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

25


ского и Польского Королевства в единое федеративное государ­ство - Речь Посполиту. В конституции Люблинского сейма об унии двух держав провозглашалось: «Монета как в Польше, так и в Литве должна быть с общего совета однообразна и тождест­венная по весу, пробе, счету, ценности и нарицательной стоимо­сти, что привести в исполнение обязаны е. Вел. Король и его по­томки».

Однако в 1570 г. единственный из функционировавших мо­нетных дворов - Виленский - практически прекратил чеканку монеты. Реализация столь важного решения о создании единого денежного хозяйства Речи Посполитой была отложена. Первое десятилетие своего существования Речь Посполита не проводи­ла эмиссии собственной монеты, пользуясь платежными средст­вами выпуска прошлых лет, а также поступлениями в обраще­ние иноземной чеканки.

Переход к единой монете был осуществлен королем Речи По­сполитой Стефаном Баторием (1576-1586). С его именем связа­ны денежные реформы, которые привели к унификации денеж­ной системы государства.

Согласно сеймовым ординациям 1578 и 1580 гг. вводились новые весовые и качественные данные монет. Руководство всем денежным хозяйством страны поручалось великому под-скарбию, который заведовал государственной казной. Впер­вые вводилась единая для всех субъектов федерации денежная система. Монеты получали одинаковые качественные и метро­логические показатели. Варшавский сейм 1578 г. заявил: «Крайне необходимо бить монету как в Литве, так и в Польше; что же касается иноземных монет, то одни следует изъять, а другие переоценить».

Возобновившие свою работу монетные дворы Речи Посполи­той осуществляли эмиссию дукатов, талеров, полуталеров, шес-тигрошовиков, трехгрошовиков, грошей, полугрошей, солида (1/3 гроша), тройного денария, денария двойного, денария (1/18 гроша). Стопа, установленная ординацией 1580 г., просу­ществовала до 1604 г.

Из широкого круга монет, которые чеканились в конце XVI в. в Речи Посполитой, следует выделить биллонный солид (от лат. solidus - сильный), эмиссия которого началась при Сте­фане Батории. Масса монеты колебалась от 0,6 до чуть больше 1 г с изменяющейся пробой. На белорусских землях ее называли «шеляг» (от нем. шиллинг). Солид-шеляг стал очень распро­страненной монетой.

Вместе с тем устойчивому денежному обращению Речи По­сполитой, которая обрела единую монетную систему, мешал процесс порчи монеты - снижения в них содержания благород­ного металла. Усиливается приток зарубежной неполноценной монеты, которая наводняет местные рынки. Набирает силу вы­воз национальной полноценной монеты за пределы страны, где она перечеканивалась на неполноценную. Обозначился рост курса дуката и талера при падении покупательной силы размен­ных номиналов. В итоге ущерб был причинен как королевской казне, так и широким слоям населения.

Поэтому в первой четверти XVII в. король Сигизмунд III Ваза (1587 - 1632) проводит определенные преобразования мо­нетной системы. Согласно постановлению Скарбовой комиссии 1604 г. несколько сокращается содержание серебра в гроше и производных от него номиналов, а также в солиде. В 1608 г. на­чат выпуск новой серебряной монеты — орта (от нем. ort — чет­верть) номиналом в четверть талера, а в 1614 г. - биллонного по-луторагрошовика.

Полуторагрошовик («чех», «полторак») в польско-литов­ской монетной системе XVII в. становится важнейшим связую­щим звеном между разменными и полноценными номиналами.

Преобразования в денежном хозяйстве, проведенные Сигиз-мундом III, способствовали улучшению монетной системы феде­ративного государства, укреплению финансов Речи Посполи­той, которые достигли невиданного (как в предыдущей, так и в последующей ее истории) расцвета.

Эмиссия низкопробной биллонной монеты приобретает ши­рокие масштабы, что начало подрывать курс полноценных но­миналов. Рыночные котировки талера и дуката продолжали расти. Поэтому сейм 1627 г. принял решение о запрещении че­канки монетных номиналов ниже талера. До середины XVII в. монетные дворы Речи Посполитой фактически бездействовали, ограничиваясь незначительными эмиссиями талера и дуката.

Прекращение монетного производства создало благоприят­ные условия для расширения импорта зарубежной монеты, ко­торую исследователи делят на три основные категории.

К первой относятся биллонные монеты прусско-бранденбург-ской чеканки - шиллинги и драйпёлькеры (от нем. Dreipolker -«три половинки»,т.е. три полугроша), ко второй - прибалтий­ские драйпёлькеры и шиллинги. Третью представляла западно­европейская талерная и дукатовая монета.

Из Южных (испанских) Нидерландов поступают патаго-




26

Ю.Л.Грузицкий

ны (испанское название талера) с изображением скрещенных палиц Геракла, за что их прозвали в Беларуси «крыжовыми», а также полупатагоны и четвертьпатагоны. Из Северных Ни­дерландов (Голландской республики) шли лёвендаальдеры (от флам. Leeuwendaalder - «львиный талер») с изображени­ем льва, которые обращались под именем «левок», «таляр лев-ковый» и полу лёвендаальдеры, риксдаальдеры и полуриксда-альдеры (от флам. Rijksdaalder - «королевский талер»), а также дукаты.

Эти монеты заняли важное место в денежном хозяйстве бе­лорусских земель. Импорт зарубежного биллона, серебра и зо­лота позволил обеспечить потребности белорусских рынков в платежных средствах.

Значительная часть зарубежной чеканки была представлена низкопробной, неполноценной монетой, что вело к удорожанию «твердых» полноценных номиналов, снижению реальной стои­мости биллонной монеты. Так, если в 1616 г. дукат котировался в 75 грошей, в 1620 г. -в 120, то в 1640 г. -уже в 180 грошей.

Таким образом, завершается период наивысшего развития денежной системы Речи Посполитой. В стране формируется огромный монетный фонд, который оказался в состоянии обес­печить значительную часть потребностей денежного хозяйства почти до конца XVIII в.

2.3. Кредитные отношения в Великом княжестве Литовском

Рост производства и расширение торговли способствовали развитию кредитных отношений в Великом княжестве Лито­вском, которые в период XIV-XVH вв. проходят определенную эволюцию и становятся неотъемлемой частью феодальной эко­номики.

Широкое распространение получает первая историческая форма кредита - ростовщичество. Ростовщический капитал становится весьма распространенным явлением в хозяйствен­ной жизни Беларуси. В докапиталистических формациях рос­товщический капитал выступал в основном в двух формах: в виде ссуд ремесленникам, горожанам, крестьянам, а также в форме предоставления денежного кредита феодалам, предста­вителям знати.

Практически все кредитные соглашения регистрировались в городских магистратских книгах в форме записей о долговых обязательствах, исков по невозвращенным ссудам, решений о


27

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

передаче имущества по невозвращенным долгам. Эти докумен­ты свидетельствуют, что в качестве субъектов кредитных отно­шений - кредитора и заемщика - чаще всего выступали купцы с купцами, купцы и феодалы, феодалы и горожане, купцы и ре­месленники, крестьяне и горожане.

В период формирования феодальных отношений ростовщи­чество практически не представляло собой еще самостоятельно­го вида предпринимательской деятельности. В качестве креди­торов чаще всего выступали купечество, разбогатевшие горожа­не, крупные феодалы, монастыри. Кредит, таким образом, вна­чале был полностью децентрализован: ссуды выдавались отдель­ными лицами, имевшими свободный капитал, лицам, нуждав­шимся в деньгах.

Постепенно ростовщичество принимает профессиональный характер. Для некоторых купцов кредитные операции становят­ся как бы второй профессией наряду с основным занятием — тор­говлей. В результате стали появляться своеобразные банкир-ско-торговые дома.

Плата за пользование ссуженной стоимостью в разные пе­риоды колебалась, как правило, от 8 до 30 % и зависела от сро­ка, на который предоставлялась ссуда, степени ее обеспечен­ности.

В письменных источниках Беларуси с XIV в. процент за де­нежную ссуду или отданную в залог вещь назывался «лихва», а с XVI в. появляются термины «навезка», «гостинец».

Несколько позже, с XVI в., на белорусских землях стали со­здаваться различные религиозно-профессиональные организа­ции - братства, которые занимают определенное место на фи­нансовом рынке. «Братчики» формировали своего рода ссуд­ный фонд из взносов и вкладов членов организации - «скарбон-ку», которым пользовались для проведения торгово-финансо-вых операций как своеобразным банком. Кроме того, братства широко ссужали деньги городским властям, местным феодалам. Плата за предоставленную ссуду составляла примерно от 8 до 15 % в год.

Важное место в кредитных отношениях периода развитого феодализма стал занимать коммерческий кредит, который пре­доставлялся в товарной форме с отсрочкой платежа за передава­емый для продажи товар. Такие кредитные отношения часто складывались между купцами и ремесленниками.

В отличие от обычных оформленных в магистратских кни­гах кредитных сделок («опису на долг») эта кредитная опера-

28

Ю.Л.Грузицкий

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

29


ция не фиксировалась подобным образом. Здесь оформление сделки производилось посредством соответствующего письмен­ного долгового обязательства, которое называлось «обликг» и «церограф». Первые упоминания о подобных платежных доку­ментах в Беларуси относятся к концу XVI в.

Речь идет о векселе (от нем. Wecheln - менять) - документе, составленном с соблюдением определенных форм и представля­ющем собой денежное обязательство. В XVII в. использование «обликга» и «церографа» стало обыденным явлением и приоб­рело характерные черты современного векселя. Об этом свиде­тельствует появившаяся возможность передачи (перевода) век­селя, а также его сдачи под залог для получения ссуды в денеж­ной форме (косвенное кредитование).

Так, могилевский купец Федор Глебович Бунтик, забрав у кожевника товар на 300 коп грошей, 70 коп уплатил наличными деньгами, а на 230 коп выдал «церограф» до 2 мая 1645 г. Под этот вексель ремесленник взял ссуду с обязательством уплатить при просрочке по 4 злотых за каждую неделю. Векселями, полу­ченными у одних, рассчитывались с другими кредиторами. Су­ществует немало примеров получения денежных ссуд под залог «обликгов» и «церографов». Долговые обязательства становят­ся средством обращения наряду с металлическими деньгами и являются разновидностью кредитных бумажных денег.

В конце XVI-XVII в. объектом кредитных сделок стано­вятся не только денежные средства, товары, сырье, но и ору­дия труда. Субъектами подобных отношений являлись горо­жане и крестьяне, получавшие в аренду какие-то орудия, и лица, сдававшие их во временное пользование за плату. Так, могилевские магистратские книги за 1588-1647 гг. зарегистри­ровали, что местный купец Ян Высоцкий сдавал в аренду куз­нечный инструмент ремесленнику Яску на год с платой 6 гро­шей в неделю. Мастер-ножовщик Ждан Балашов, состоявший в цехе металлистов Могилева, в 1649 г. арендовал у кузне­ца-ремесленника весь рабочий инструмент за 0,5 злотого в не­делю. Так формировалась широко известная в наши дни фор­ма кредита - лизинг.

Расширение торгово-экономических отношений Великого княжества Литовского с соседними государствами вело к интер­национализации хозяйственной жизни, что способствовало утверждению международного кредита.

Кредитные сделки с иностранными купцами характеризуют­ся весьма солидными суммами. Рижский торговец Генрих Куза

в 1643 г. предоставил могилевскому коллеге Ивану Кондратови­чу ссуду в 656 талеров с уплатой 30 % «нагароды». В 1649 г. три могилевских купца получили у московского купца кредит в 2 тыс. талеров.

Важное место в кредитных отношениях рассматриваемого периода занимал принцип обеспеченности получаемой ссуды. Чаще всего в качестве залога выступала земля, являвшаяся соб­ственностью должника, другое недвижимое имущество, прочно связанное с землей.

Залог на недвижимое имущество в XVI в. мог осуществлять­ся в двух формах:

в форме так называемой «заставы», связанной с передачей имущества кредитору с правами дальнейшего выкупа, при этом кредитору переходили права на землевладение и пере­данных ему вместе с имуществом людей в счет процентов по займу;

в виде ипотеки, когда имение является предметом залога с записью в судебных книгах без передачи недвижимого имущест­ва кредитору.

Часто использовалась и такая разновидность ипотечной формы кредита, как так называемый «видеркаф» (от нем. Wie-derkauf - выкуп). В этом случае должник передавал кредитору имущество, которое служило гарантией возвращения долга, но сохранял за собой право выкупа его в определенный срок и за установленную сумму.

Широкое распространение в XVII в. получила своеобразная форма обеспечения полученной ссуды - выполнение различных работ в течение определенного времени. Записи в магистратских книгах белорусских городов ярко подтверждают это. Виленский ремесленник Криштоф Николаевич в 1616 г. отрабатывал моги-левчанину Аксентию Терешковичу долг в 10 коп грошей на про­тяжении года. За взятые в мае 1643 г. у могилевского мещанина Васка Романовича 5 талеров Юрко Васкович обязывался отра­ботать 4 талера в течение четырех месяцев, а по истечении этого срока - вернуть еще 5 талеров.

До конца XVI в. сохранился и имел широкое распростране­ние институт закупничества - заклад личности до отработки или погашения ссуды. Если размер отработок в кредитном соглаше­нии не оговаривался, то он определялся законом. Согласно ему, нормы погашения долга за год работы составляли в 1529 г. 15 грошей мужчине и 10 грошей женщине, в 1566 г. - 50 и 30, в 1588 г. - 100 и 60 грошей соответственно.


30
Ю.Л.Грузицкий

Отношения между кредитором и заемщиком в Великом кня­жестве Литовском детально регламентировались статутами -сводами законов государства. Кредитные отношения, согласно закону, как правило, должны были заключаться в присутствии свидетелей с исполнением некоторых ритуальных действий -«рукобитие», «магарыч», «памятное» и др. Сделки, связанные с залогом земли, должны были оформляться у служебных лиц в присутствии свидетелей, а затем заноситься в актовые книги земского суда. Письменная форма предусматривалась и для кредитного договора на сумму свыше 10 коп грошей.

В Статуте 1588 г. в специальном разделе «О записях и про­дажах» около 20 статей четко регламентируют залоговое право, различные формы кредитных отношений, получивших широкое распространение в Великом княжестве Литовском.

В конечном счете с XIV по XVII в. на белорусских землях идет утверждение и развитие различных форм кредитных отно­шений, характерных для государств с развитой экономикой, сформировавшейся кредитно-денежной системой.

ВОПРОСЫ

  1. Охарактеризуйте денежное обращение Великого княжества Ли­
    товского в XIV - XV вв.

  2. Каково влияние пражского гроша на формирование денежной
    системы государства?

  3. Назовите первые кредитные монеты, появившиеся в Беларуси,
    перечислите их особенности.

  4. В чем заключалась унификация денежных систем Польши и Ве­
    ликого княжества Литовского?

  5. Назовите основные формы кредита в Великом княжестве Лито­
    вском.

6. Какие формы обеспеченности кредита существовали в
XV-XVII вв.?

ЛИТЕРАТУРА

Археалопя i нум1зматыка Беларуси Эицыклапедыя. Мн., 1993.

Бектинеев Ш.И. Денежное обращение Великого княжества Лито­вского в XLLI-XV вв. Мн., 1994.

Грицкевич А.П. Социальная борьба горожан Белоруссии (XVI-XVIIbb.). Mil, 1970.

Колобова И.Н. К вопросу о денежной терминологии белорусского рынка XVI-XVIII вв. // Новое в советской нумизматике и нумизма­тическом музееведении (к 200-летию Эрмитажа).Л., 1987.

Копысский З.Ю. Экономическое развитие городов Белоруссии (XVI-XVIIbb.). Мн., 1966.

ИГТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

Рябцевич В.Н. Денежный счет на рынках Великого княжества Ли­товского в XVI в. // Всероссийская нумизматическая конференция 6-8 апр. 1994 г. Тезисы докладов. СПб., 1994.

Рябцевич В.Н, Нумизматика Беларуси. Мн., 1995.

Рутковский Я. Экономическая история Польши. М., 1953.

Синчук И. Денежный счет в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой // Банковский вестник. 1994. №10.

Статут Великого княжества Литовского 1929 г. Мн.,1960.

Статут Великого княжества Литовского 1566. Б.м.,Б.г.

Статут Вял1кага княства Л1тоускага 1588. Тэксты. Даведшк. Ка-ментарьп. Ми., 1989.

Юхо И.А. Правовое положение населения Белоруссии в XVI в. Мн., 1978.

Глава 3

ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ БЕЛАРУСИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.

3.1. Кризис денежного хозяйства Речи Посполитой

Середина XVII в. ха^ктершзу^тс^^щ^

ским_кризисом федеративного государства. Постоянно веду-~ щиеся войны (антифеодальная война 1648-1654 гг.; война с Россией 1654-1667 гг.; война со Швецией 1655-1660 гг.) при­вели народное хозяйство к упадку. Обозначился резкий~спадГ товарного производства, рыночной торговли, что вело к суще­ственному сокращению налоговых поступлений в казну. Уве­личивалась задолженность государства по выплате жалованья наемным войскам, которая обостряла финансовый кризис. Огромные расходы на содержание армии вынуждали правя­щие круги увеличивать налоговое бремя. Ввиду разорения страны даже высокие налоги не могли обеспечить необходи­мых поступлений.

Ппгтпжрнир: ууудртя гтя обозначившаяся тенденция децентра­лизации государственных финансов, когда по поручению сейма местные органы власти сами изыскивали средства на оборону страны, получали право устанавливать размеры налогов, что-вело к распаду финансовой системы, Отдельные части которой стали обособляться и приобретать самостоятельность.

Все эти негативные тенденции усугубляли и ситуацию в де­нежном обращении. Продолжался уход полноценной националь­ной валюты за рубеж, взамен же в страну поступала низкопроб­ная иностранная чеканка, которую дополняла монета такого же

32
Ю. Л. Грузицкий

типа местного производства. Разорившиеся купцы и другие со­словия переключаются на валютные спекуляции, которые ста­новятся весьма прибыльным занятием.

Определенные меры по стабилизации денежного обращения пытается предпринять правительство Яна II Казишфа_Вазы (1649-1668). Варшавский сейм 1649 г., рассмотрев состояние финансов государства, сформировал специальную комиссию, которой было поручено разработать программу денежной ре­формы, первоочередные мероприятия но оздоровлению денеж­ного обращения.

Чтобы остановить прогрессирующее падение покупательной способности разменных номиналов, сеймовая комиссия в 1650 г. рекомендует наполовину снизить рыночные котировки талера с 3 до 1,5 злотого, дуката - с 6 до 3 злотых. Кроме того, было предложено в трехмесячный срок изъять из обращения низко­пробные монеть1_иностр.анного происхождения и отправить на переплавку с последующим использованием серебра для госу­дарственной денежной эмиссии.

Сеймовая комиссия предложила также ввести единую для всех ^еребтжных монет пробу (соотношение между драгоцен­ным металлом и сплавом-лигатурой). Под угрозой смерти запре­щалась перечеканка полноценных монет в низкопробные, ужес­точались наказания за подделку монеты. Однако реализовать подобные рекомендации практически не удалось.

Уже в начале своего правления Ян Казимир предпринимает попытку изменения денежной системы государства. Согласно сеймовой конституции 1650 г. содержание благородного метал­ла сохранялось только в дукате, талере и орте, а в остальных но­миналах уменьшалось. Вместо полуторагрошовика в 1650 г. по­явился двухгрошовик, впервые в небольшом количестве был пу­щен в обращение медный солид, заменивший биллонный - пол­ноценная монета массой 2,62 г, паритетная 1/4 гроша.

В 1651 г. универсал Яна Казимира в противовес разработан­ным сеймовой комиссией мероприятиям заявил о повышении курса монет: дуката - до 7 злотых, талера - до 3,5 злотого, а так­же более низких номиналов. Однако через полтора месяца отме­няется и это постановление, что свидетельствует о непоследова­тельности денежной политики правящих кругов, отсутствии чет­кой программы финансовой стабилизации.

В 1652 г. вновь появляются полуторагрошовик и биллонный солид, снижается содержание серебра в шестигрошовике, гро­ше. В 1656 г. снижается проба орта и шестигрошовика, в

иСТПРИЯРАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ 33
1657 г.- опять орта, в 1658 г. - тройного гроша, полуторагрошо-вика и гроша.

Все эти меры на какое-то время способствовали пополнению казны, но в конечном счете усиливали инфляционные процессы и еще больше усугубляли состояние денежного обращения.

Ухудшавшаяся экономическая ситуация в стране, затянув­шиеся войны, сепаратизм крупных магнатов расшатывали фи­нансы государства. Продолжавшиеся поступления низкопроб­ной и фальшивой монеты усиливали инфляционные процессы. Так, шведская армия, оккупировав значительную часть Речи Потполитой, с 1655 по 1658 г. на оборудовании Краковского мо­нетного двора вела эмиссию низкопробной, фальшивой по сути монеты польскими штемпелями.

Правящие круги ведут активный поиск эффективных путей оздоровления финансов. Варшавский сейм 1658 г. принимает постановление об обложении купеческого сословия Великого княжества Литовского единовременным налогом на сумму в 10 000 злотых на нужды Речи Посполитой под угрозой штрафа. На такую же сумму облагалось поголовной податью и подым­ным сбором еврейское население княжества. Татарам, занимав­шимся извозом и ремеслом, надлежало внести в общегосударст­венную казну поголовную подать по одному злотому от члена се­мьи. Однако усиление налогового пресса не смогло восстано­вить благополучия государственных финансов. Продолжавший­ся спад товарного производства, обнищание населения вели к дальнейшему сокращению поступлений в казну.

3.2. Денежная реформа 1659-1666 гг.

Верховная власть с целью выхода из финансового кризиса решила осуществить массовую эмиссию неполноценных монет с принудительным курсом, т.е. положить в основу денежной сис­темы государства кредитные платежные средства.

Вторая половина XVII в. в истории денежного обращения Речи Посполитой связана с утверждением кредитной монеты с номинальной стоимостью, превышающей ее реальное стоимост­ное содержание и обращающейся по установленному государст­вом курсу. Наступает важный этап превращения металлических денег в знаки стоимости.

В этот период в мире утверждается номиналистическая тео­рия денег, оправдывавшая наводнение денежной системы не­полноценными монетами, которые до появления бумажных де-

34

Ю.Л.Грузицкий

ИГТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

35


нег лежали в основе этой теории. Ее сторонники, не понимая происхождения, сущности и функций денег, а также объектив­ных законов денежного обращения, утверждали, что правитель­ства вправе уменьшать металлическое содержание монеты и си­лой закона определять стоимость денег. В результате номинали­сты, не поняв сущности денег как всеобщего стоимостного экви­валента, объективно возникшего из товарного обращения, рас­сматривали их как продукт субъективной воли или желания го­сударства.

В конце 50-х гг. XVII в. король Речи Посполитой Ян II Кази­мир Ваза начал в стране денежную реформу. Ее суть состояла в попытке улучшить состояние финансов за счет косвенного нало­га в виде эмиссии неполноценных монет, наделенных принуди­тельным курсом.

В 1659 г. было решено ввести в денежный оборот медные со-лиды. Реализовать этот проект взялся Тит Ливии Боратини (Бу-раттини), итальянец по происхождению, который с 1658 г. яв­лялся арендатором крупнейшего в стране Краковского монетно­го двора. Боратини предложил следующий проект решения фи­нансовых проблем государства: провести значительную эмис­сию неполноценной монеты, наделив ее существенно завышен­ным курсом, который не был обеспечен официальным номина­лом. Предполагалось выпустить в обращение медный солид с курсом чеканившегося ранее биллонного, т.е. по цене в 1 /3 гро­ша. Это означало эмиссию денежной единицы из меди, которой был присвоен номинал монеты, содержавшей благородный ме­талл - серебро. Таким образом, используя инфляцию, верхов­ная власть собиралась пополнить казну за счет населения, реа­льные доходы которого в условиях удешевления денег и роста цен должны были резко сократиться.

В марте 1659 г. Варшавский сейм принимает постановление «О чеканке монеты», которое указывало на необходимость эмиссии медных солидов Короны (Польши) и для Великого княжества Литовского. Для выполнения этой задачи сейм при­нял также решение об основании монетного двора в Бресте. Од­нако из-за сложной политической обстановки и недостатка средств Брестский монетный двор начал функционировать толь­ко в конце 1665 г.

Летом 1659 г. была обнародована сеймовая ординация, под­тверждавшая курс обращения медного солида. Новая монета должна была чеканиться по стопе в 150 экземпляров из краков­ской гривны меди (201,9 г), иными словами, ее вес устанавли-

вался в 1,346 г. Таким образом, будучи почти вдвое легковеснее, т.е. дешевле медного солида 1650 г. (2,622 г; 77 штук из краков­ской гривны), она в то же время получала более высокий офици­альный курс обращения - треть серебряного гроша (вместо прежней одной четверти). В итоге ее реальная стоимость состав­ляла лишь 15 % от официально установленной. Стоимостная разница должна была покрыть затраты на чеканку монеты и обеспечить доход казне.

Предусматривалась эмиссия монеты на сумму 2 млн злотых: 1 млн - для Польши, 1 млн - для Великого княжества Литовско­го. Исходя из сложившейся денежно-счетной системы, в кото­рой 1 серебряный грош составлял 3 солида, 1 счетный злотый равнялся 90 солидам, 1 млн злотых соответствовал 90 млн соли­дов, а 2 млн - 180 млн медных монет.

В Речи Посполитой активно заработали монетные дворы, осуществлявшие чеканку солидов. По имени Тита Ливия Бора­тини новая монета получила популярное название «боратын-чик». В 1663 г. под давлением военных конфедераций, требо­вавших погашения войску задолженности со стороны государст­ва, было принято решение о дополнительной эмиссии медных солидов - сверх определенных ранее 2 млн злотых.

Выпуск в обращение «боратынчиков» кроме ряда монетных дворов Польши осуществляли и центры денежного производст­ва в Великом княжестве Литовском. В 1664-1666 гг. только на Виленском монетном дворе было выбито медной монеты почти на 4,5 млн злотых. В 1665-1666 гг. напряженно работал открыв­шийся наконец Брестский монетный двор, за время функциони­рования которого было отчеканено около 241 млн экземпляров медных солидов на сумму свыше 2,6 млн злотых. Медные соли-ды для Великого княжества Литовского выпускали в Ковно, а также в Уяздове, Оливе, Мальборке. В результате каналы де­нежного обращения княжества пополнили больше чем 9,7 млн злотых, т.е. почти в десять раз больше, чем предусматривалось вначале. Заслуживает внимания тот факт, что, согласно разно­временным заказам, только в Великом княжестве Литовском предполагалось выбить солидов на сумму, превышавшую 22,5 млн злотых. Как оказалось, технические возможности мо­нетного производства были недостаточными для реализации на­меченного проекта. Примерно такой же была ситуация с эмис­сией неполноценной медной монеты для Польши.

Чеканка медной монеты становится настолько прибыль­ным делом, что начали активную деятельность фалынивомо-

оо

нетчики («клепачи») разных мастей, производившие монету, часто не уступавшую по стоимости подлинным солидам и включавшуюся в обращение, так как мастера монетных дворов в целях личного обогащения нередко уменьшали толщину мо­нетных кружков, получая из каждой гривны меди дополните­льные десятки солидов.

Удельный вес фальшивой монеты в денежном хозяйстве страны был весьма значительным, что еще больше нарушало устойчивость денежного обращения. В результате практически бесконтрольной денежной эмиссии инфляционные процессы до­стигли критического уровня. Отношение населения к «боратын-чикам» стало пренебрежительным, в белорусском фольклоре эта монета ассоциировалась с чем-то никчемным, ничего не стоя­щим: «Ён гарэлага шэляга няварты», «За шэляг сваю душу ад-дас1>>, «За шэляг цягнешся» и т.д.

Реформа вконец расшатала денежную систему федеративно­го государства, в котором к началу второй четверти XVII в. сло­жилось относительно устойчивое денежное хозяйство. Надежды на то, что медный со л ид не вызовет повышения курса полноцен­ной монеты, не оправдались. Так же, как в свое время грош поль­ский четко отделялся от гроша литовского, теперь расчеты ве­дутся в монете «доброй», т.е. полноценной и «шеляжной». Ры­нок при расчетах неполноценной монетой требовал «наддачи» (надбавки), т.е. шеляг котировался ниже официально установ­ленного курса. В этой связи резко повысился спрос на полно­ценную монету.

Для властных структур становятся очевидными катастро­фические последствия эмиссионной деятельности Боратини. В этой критической ситуации казначейство принимает очеред­ные меры для оздоровления денежного хозяйства. Впервые в истории денежного обращения Речи Посполитой было решено начать чеканку новой биллонной монеты - злотого достоинст­вом в 30 грошей.

На этот раз в качестве инициаторов эмиссии этой денежной единицы выступили германские монетчики Андрей и Фома Тымфы. В 1663 г. был принят проект чеканки биллонной моне­ты номиналом в 30 грошей, т.е. один злотый. Подобно медному солиду, получившему название по имени своего создателя, зло­тый вначале в народе, а затем и официальных документах фигу­рирует под названием «орт тынфовый» или «тынф».

Эта монета, подобно медному солиду, имела принудитель­ный курс обращения. Обладая массой около 6,7 г, она содержа-


37

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

ла благородного металла чуть больше 3 г. Отсюда реальная сто­имость нового денежного номинала составляла всего 40 % от провозглашенной. При официальной стоимости в 30 грошей он содержал серебра лишь на 12 грошей. Появился по сути своеоб­разный «смягченный» вариант «боратынчика».

Новая монета не спасла положения. Экономическая и фи­нансовая ситуация в стране продолжала ухудшаться. Прину­дительный курс тридцатигрошовика дал возможность госу­дарству расплатиться по «горящим» долговым обязательст­вам, но спровоцировал лаж (надбавку) на полноценную моне­ту: в 1667 г. он составил 20 %, в 1669 г. - 50, а к концу XVII в. дошел до 100 %.

В результате реформы произошло раздвоение денежной сис­темы на старые полноценные деньги и кредитную монету, кото­рая представляла косвенный инфляционный налог, тяжким бре­менем легший на плечи населения.

В конечном счете в стране формируется биметаллизм - де­нежная система, при которой за двумя металлами законодатель­но закрепляется роль всеобщего стоимостного эквивалента. Од­нако в отличие от классического европейского биметаллизма (серебро-золото) в Речи Посполитой денежная система основы­вается на серебре и меди. При этом стоимостное соотношение между металлами пытается регулировать государство.

Параллельное обращение медной и серебряной монет приве­ло к достаточно сложной системе денежных расчетов, так как соотношение между двумя металлами, законодательно закреп­ленное сеймом, не соответствовало рыночной стоимости серебра и меди. Широко практиковались «наддачи» к цене серебра, ко­торые устанавливалась стихийно в результате обесценения мед­ной монеты. Например, если кредит был взят серебряной моне­той, а возвращался медной, то доплачивалась определенная сумма сверх занятой, без учета процентного прироста. На рын­ках складывается двойная система цен, что затрудняло расчеты, дезорганизовывало хозяйственную жизнь.

Чрезмерная эмиссия неполноценной монеты приводит к уходу из обращения полноценных номиналов, что еще более усиливает инфляцию и дестабилизирует денежное обращение. В этом проявляется действие закона Коперника-Грешема (от­крытого польским ученым Н. Коперником в 1526 г. и оконча­тельно сформулированного английским финансистом Т. Гре-шемом в 1560 г.): «Плохие деньги вытесняют из обращения хорошие».

Таким образом, денежная реформа Яна II Казимира Вазы

38

Ю.Л.Грузицкий

ЦГТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ

39


не достигла намеченной цели. Она привела денежную систему Речи Посполитой в полный упадок. В 1666 г. под давлением общественности вышел королевский указ, потребовавший за­крыть все государственные монетные дворы. Введенные де­нежной реформой монеты находились в обращении до середи­ны XVIII в.

3.3. Денежная система в последней трети XVII в.

Неудачи попыток хозяйственной и финансовой стабилиза­ции, осложнение политической ситуации в Речи Посполитой привели к отречению от престола Яна Казимира.

В непродолжительный период правления нового короля Ми­хаила Корибута Вишневецкого (1669-1673) и последовавшее затем трехлетнее междуцарствие в денежном обращении прак­тически не происходит никаких изменений. Государственные монетные дворы не проводят денежных эмиссий, «боратынчи-ки» и «тынфы» обеспечивали потребности рынка в платежных средствах. По-прежнему большим спросом пользовались полно­ценные монеты первой половины XVII в.

С 1676 по 1696 г. на престоле находится Ян III Собесский, в начальный период правления которого сейм поднимает вопрос о необходимости возобновления денежного производства и ставит задачу проводить эмиссию серебряной монеты, аналогичной платежным средствам соседних стран.

Сейм 1677 г. принял постановление об открытии польских монетных дворов для чеканки «единой монеты». Предполага­лось также открытие центров монетного производства и в Вели­ком княжестве Литовском, но это решение не было осуществле­но. Возобновленная в Польше эмиссия была представлена номи­налами от тройного гроша до двойного дуката, из которых на бе­лорусских рынках наибольшее распространение получили шес-тигрошовики и орты.

Варшавский сейм 1685 г. потребовал полного прекращения монетного производства, мотивируя такое решение низкой до­ходностью для государственной казны эмиссии серебряной мо­неты. Вследствие этого почти до конца столетия в Речи Поспо­литой чеканка монеты была прекращена.

Какая же монета обращалась в федеративном государстве в последние десятилетия XVII в., что представляла собой струк­тура денежной системы?

Кроме небольшой массы относительно высокопробной про­дукции польских монетных дворов 70-80-х гг. XVII в.рынок был наводнен медными солидами и «тынфами». По-прежнему

обращается талерная монета Нидерландов, биллонная монета Прибалтики и Германии. Денежное хозяйство страны пополня­ется серебряными прусскими шестигрошовиками и ортами.

Характерной чертой денежной системы Речи Посполитой рассматриваемого периода было увеличение числа российских серебряных монет, среди которых преобладали копейки. Одна­ко поступление и утверждение этого номинала на белорусских землях сдерживалось его неудобством для обращения и счета. Копейка представляла собой высококачественную, но крохот­ную (0,45-0,46 г) монету неправильной, близкой к овальной формы.

Монетная система России была самой отсталой в Европе. Се­ребряная копейка не могла конкурировать с разнообразным на­бором номиналов польско-литовских и западноевропейских мо­нет, обслуживавших рынки Беларуси. Московское правительст­во запретило вывоз серебра из государства. Россия практически не имела собственных серебряных рудников и покупала этот благородный металл в виде западноевропейских талеров, кото­рые являлись сырьем для ее денежных дворов.

В 1654-1663 гг. царь Алексей Михайлович провел денеж­ную реформу с целью модернизации монетной системы и полу­чения дополнительных доходов в государственную казну.

Реформа породила новые платежные средства: чеканив­шийся на талерах, с которых сбивали изображения и надписи, рубль в 100 копеек и серебряную полуполтину - «четвертак» (1/4 рубля) - из рассеченной на четыре части монеты. Кроме того, в обращение были пущены «ефимки» (русское название талера), контрмаркированные Московским денежным двором в 1655 г. - надчеканка круглым штемпелем изображения всад­ника с датой «1655», с целью присвоить монете курс рубля в 100 копеек, несмотря на то что он представлял собой талер реаль­ной стоимостью в 64 копейки. Действительная стоимость пу­щенных в обращение серебряных монет составляла примерно 2/3 от номинала. Разница направлялась в доход казны.

Основой реформы явилась эмиссия неполноценных медных монет с официальным принудительным курсом. Это копейка, денга (1/2 копейки), грош (двухкопеечник), алтын (3 копей­ки) и полтинник. Из фунта меди, рыночная цена которого со­ставляла 12 копеек, чеканилось монет на 10 рублей. Однако до­статочно быстро рыночная стоимость медной монеты упала до 1~2 % номинала, т.е. количества обозначенного на ней металла. В России столь сильное обесценивание денежной единицы вы­звало в 1662 г. известный «медный бунт», что привело к прекра­щению чеканки медных номиналов.



Ю.Л.Грузицкий

40

В ходе войны России с Речью Посполитой (1654-1667) на территориях, занятых русскими войсками, распространяется медная, а также серебряная монета, эмитированная в ходе этой денежной реформы. Обращавшейся в основном на землях Вели­кого княжества Литовского монетной меди Алексея Михайлови­ча с самого начала был объявлен решительный бойкот.

Вместе с тем белорусский рынок охотно принял пришедшие из России «ефимки с признаком», т.е. контрмаркированные за­падноевропейские талеры. Однако на территории Беларуси над-чеканка («признаки») в расчет не принималась, и эта монета об­ращалась не как новая российская денежная единица, а как при­вычный «таляр».

В конце XVII в. в денежном обращении Беларуси пытается утвердиться еще одна российская монета~так называемый «сев-ский чех», которая типологически имитировала польский бил­лонный полуторагрошовик, предназначенная в качестве офици­альной для Левобережной Украины, вошедшей в 1654 г. в со­став Российского государства. Крайне низкопробные (практи­чески медные) монеты, чеканившиеся в г. Севске (ныне район­ный центр Брянской области), качественно намного уступали польскому полуторагроиювику и были решительно отвергнуты рынком.

В конечном итоге неоднократные попытки внедрения в денеж­ное обращение белорусских земель различных неполноценных российских платежных средств закончились полной неудачей.

Наличие в обращении как реальных полноценных денег, так и низкопробных монет вело к постоянным колебаниям их кур­сов. Поэтому денежное хозяйство Беларуси последней трети XVII в. исследователи разделяют на две составные части, взаи­мосвязанные между собой. С одной стороны, это реальные, а также реально-счетные номиналы, которые проявляются как в виде конкретных монет, так и в роли счетных единиц — солид, полуторагрошовик, трехгрошовик, шестигрошовик, орт, талер и дукат. С другой стороны - это чисто счетные понятия - денарий, грош, злотый, копа, гривна и рубль.

Наиболее распространенной монетой был солид, обслужи­вавший, как правило, мелкие торговые сделки, хотя по мере уменьшения в обращении серебряных монет он используется и при осуществлении крупных платежей. При этом курс медного солида по отношению к серебряному грошу постоянно колебал­ся, имея тенденцию к снижению.

Продолжали обращаться параллельно с «боратынчиками» дореформенные биллонные литовские и польские солиды, ры­ночный курс которых оставался неизменным - 1/3 гроша.

ЦГТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ 41^

Долго удерживались в обращении польские и литовские бил­лонные полуторагрошовики (полтораки, чехи), которыми в ряде случаев выплачивали значительные суммы.

Затем следовал трехгрошовик (трояк, потройный). На про­тяжении последних десятилетий XVII в. он, как и полуторагро­шовик, полностью оправдывал свое название, сохраняя курс, соответствующий номиналу.

Широкое хождение имели также шестигрошовики польской и прусской чеканки, которые рынок относил к монете «доброй». Дороже, чем польские, ценились прусские монеты этого номи­нала, которые были более высокого качества. Курс шестигрошо-вика зависел от того, в каких (медных или биллонных) солидах он выражался. В 1687 г. «шостак» в медных солидах составлял порядка 12, а в биллонных — 6 грошей.

В роли твердой денежной единицы в Речи Посполитой неиз­менно выступал орт (польский и прусский). В начале XVII в. орт, размениваясь на 10 грошей, составлял 1/4 часть 40-грошо-вого талера. Но в результате обесценения разменных монет в 1677 г. его курс был определен в 18 грошей.

Неполноценный «тынф»-тридцатигрошовик, порожденный реформой Яна Казимира, наделенный курсом обращения в 30 серебряных грошей, котировался в лучшем случае по курсу орта, хотя имел и более низкое содержание серебра.

Крупнейшей серебряной монетой продолжает оставаться та­лер с его фракциями в 1/2 («полталяра») и 1/4 («чвертка»), который котировался достаточно высоко. При этом талер под­разделялся на «твердый» и второсортные - «злотковый» (лег­ковесный) и «левковый» (низкопробный лёвендаальдер). «Твердый» талер котировался по 3—3,5 злотого в серебре или биллоне, по 6 и более злотых - в меди.

Самой дорогой монетой в государстве оставался золотой ду­кат («червоный злотый»), с помощью которого осуществлялись наиболее крупные платежи. В XVII в. он вместе с талером оста­вался монетой, которая не была девальвирована. Поэтому коти­ровка дуката неуклонно росла, так как обращавшиеся в государ­стве монетные номиналы, через которые оценивался дукат, по­стоянно обесценивались.

Вторую составную часть денежной системы федеративного государства представляли, как уже отмечалось, счетные поня­тия. Из них самым мелким является пенязь (денарий), который «разменивает» счетные же гроши. С унификацией в конце XVI в. монетных систем Великого княжества Литовского и Польши раз­деление грошовиков на литовский и польский - коронный («осмак») - утратило смысл. К тому же монеты грошового но-


пСТПРИЯ^РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ БЕЛАРУСИ


Ю.Л.Грузицкий
42

минала в обращении уже не было. Поэтому осмак становится основной единицей исчисления денежных сумм.

В XVII в. сохраняется и такое счетное понятие, как гривна, которая в большинстве случаев продолжает выполнять «штраф­ную» функцию: органы власти, цеховое руководство за те или иные нарушения правовых норм требовали компенсации в грив­нах. В конце 60-х гг. XVII в. гривна продолжала равняться 48 грошам.

Распространенной счетно-денежной единицей остается зло­тый. Он по-прежнему соответствует 30 грошам.

Денежная система Речи Посполитой продолжает, хотя и зна­чительно реже, пользоваться и такой счетной единицей, как копа, которая остается основой исчисления сумм, выражаемых в 60 счетных литовских грошах.

Что касается рубля, то он выступает как российская счетная единица, соответствующая 100 копейкам, и как единица счета польско-литовских монет. Он равнялся 100 грошам литовским или 125 грошам польским. Десятичная система денежного счета не являлась распространенной в Речи Посполитой.

Счетные единицы «грош», «злотый», «копа» широко ис­пользовались на белорусских землях. В них определялись за­работная плата, цены на товары. По уставу брестских мясни­ков 1670 г. заработная плата за работу у мастера не должна была превышать 4 гроша еженедельно. Три литовских гроша в неделю получал подмастерье у минских сапожников. У гродненских котельщиков и минских пушкарей подмастерье работал за ползлотого в неделю. 12 грошей в неделю получал подмастерье у минских кузнецов, котельщиков, слесарей и мечников.

Чтобы иметь представление о покупательной способности денег в тот период, необходимо обратиться к некоторым приме­рам. Во второй половине XVII в. стоимость одной бочки ржи (24 пуда) составляла около 30—32 грошей литовских, стоимость женского платка - 15 грошей, рубашки - 2 злотых. Конь оцени­вался примерно в 80 злотых, курица - 13 польских грошей («осмаков»).

Таким образом, вторая половина XVII в. характеризуется существенными изменениями в денежном хозяйстве. Начинает­ся новый этап денежного обращения на территории Беларуси -неполноценной кредитной монеты. Речь Посполита переходит на биметаллическую денежную систему, основанную на серебре и меди, что существенно усложнило проведение финансовых и кредитных операций, создало условия для развития инфляции, дестабилизировало денежную единицу страны.

43

ВОПРОСЫ

1 Назовите причины финансового кризиса Речи Посполитой в се­редине XVII в.

  1. Какие методы стабилизации денежного обращения предприни­
    мало правительство?

  2. Проанализируйте механизм денежной реформы 1659-1666 гг.,
    ее последствия.

  3. Дайте характеристику элементов денежной системы второй по­
    ловины XVII в., выделите ее характерные особенности.

ЛИТЕРАТУРА

Археалопя i нум!зматыка Беларуси Энцыклапедыя. Мн., 1993.

Белоруссия в эпоху феодализма: Сб. док. и матер.: В 3 т. Мн., 1960. Т.2.

Мельникова А.С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Первого: История русской денежной системы с 1533 по 1682 год. М.,1989.

Михалевский Р.И. Очерки истории денег и денежного обращения. М., 1948. Т 1.

Рябцевич В.Н. Нумизматика Беларуси. Мн., 1995.

Рябцевич В.Н. Российско-«польские» монетные эмиссии эпохи Петра 1. Тольятти, 1995.

Рцтковский Я. Экономическая история Польши. М., 1953.

Стчук I. Манетныя двары Вялшага княства ТПтоускага / / Бан­ковский вестник. 1994. № 12.

Спасский И. Г. Деньги и денежное хозяйство // Очерки русской культуры XVII в. М., 1979. Ч. 1.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Ю.Л.Грузицкий
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации