Радугин А.А.(ред.) Эстетика - файл n1.doc

приобрести
Радугин А.А.(ред.) Эстетика
скачать (1285.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1286kb.18.09.2012 21:37скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Тема 2

Основные этапы развития западноевропейской эстетической мысли
I/ Феномен античного мифа 2/ Эстетика древней Греции и Рима

З/ Эстетика Византии и западноевропейского средневековья 4/ Эстетика Возрождения 5/ Эстетика Классицизма б/ Эстетика Просвещения

7/ Немецкая классическая эстетика (конец XVIII — начало XIX вв.) 8/ Проблемы эстетики в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса 9/ Западноевропейская эстетика второй половины XIX в.

9.1. Германия

9.2. Франция 9.3. Англия 9.4. Эстетическое обоснование основных европейских художественных стилей и направлений второй половины XIX в.

10/ Эстетика XX в.

10.1. Основные тенденции развития эстетической мысли в XX в.

10.2. Западная эстетика конца XIX — первой половины XX вв.

10.3. Развитие эстетики после второй мировой войны
Теорию любой науки невозможно изложить вне ее истории. Проверяемая и обогащаемая исторической практикой, теория в решающей мере направляет эту практику на развитие. Данные положения распространяются и на эстетику, ее историю и теорию. Эстетика подходит к исследованию художественно-эстетических явлений, отношений и процессов как к исторически возникшим, развивающимся и изменяющимся.
1. Феномен античного мифа
Исторической предпосылкой, сформировавшей эстетическое сознание, стала мифология,«... то есть такая природа и такие общественные формы, которые уже сами по себе бессознательно-художественным образом переработаны народной фантазией» (Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Соч. 2-е изд.— Т. 46. Ч. 1.— С. 47). Мифология охватывала и отражала все стороны общественной жизни. Она была первой архаичной формой донаучного синтеза всего наличного знания, от которого в дальнейшем отпочковались важнейшие области человеческого познания и творчества — философия, искусство, наука, религия и т. д.

В этот период в продуктах духовно-практической деятельности, которые принято называть произведениями первобытного искусства, переплетались реальные жизненные представления с фантастическими (тотемными, первобытно-культовыми), конкретные образы с элементами отвлеченных представлений. Это было свидетельством рождения высших механизмов мышления и становления различных форм общественного сознания.

Представления, обладавшие безусловной наглядностью, сочетались в чувственно-образные ассоциации и, трансформируясь бессознательно-художественным образом, персонифицировались, обретали значение антропоморфных символов и аллегорий. Таков механизм становления различных преданий, поговорок и пословиц, представляющих собой «... в большей мере лишь искание воплощений в образной форме» (Гегель Г. Эстетика. В 4-х тт. Т. 1.—М., 1968.—С. 82).

Примитивный характер производственной деятельности в архаическую эпоху обусловливает мифологический тип сознания. В нем мир воспринимается как всеобщая незыблемость всех вещей, которую община (род) отождествляла со всей природой. «Ведь мифология, — как пишет А. Ф. Лосев, — это и есть понимание природы и всего мира, как некой универсальной родовой общины» (Лосев А. Ф. История античной эстетики— М., 1963.— С. 127).

Практическая ситуация, в которой находился первобытный человек, была крайне сложна. В ней было много случайного, непредвидимого, ибо индивид был еще очень слаб, а бесконечно могущественная природа слишком сурова к нему. Наконец, эта практическая ситуация была связана с тем, что коллектив (община) играл для индивида роль среды.

Индивид имел перед собой коллектив и только через него приспосабливался к природе. Как верно заметил Л. К. Науменко: «Мифологическое сознание воспринимает вещь, событие, поступок не столько соответственно их собственной природе, их собственной мере и ценности, сколько через отношение к... запредельной реальности, через призму коллективного родового сознания, через отношение к традициям рода, авторитета его основателя.... Поэтому вещь выступает и как символ, знание которого выходит за пределы самой вещи. Это значение не прочтешь в свойствах самой вещи. Логика здесь бессильна. Здесь работает фантазия» (Науменко Л. К. Монизм как принцип диалектической логики.— Алма-Ата, 1968.— С. 23).

Постепенное овладение человеком «... силами природы (пусть в фантазии) означает начало истории «духа» и конец чисто животного бытия» (Кессиди Ф. X. От мифа к логосу.— М., 1972.— С. 44). Мифологическое сознание становится творческой деятельностью всего рода, в которой отсутствуют различимые границы между объективной реальностью и воображением.

В свою очередь, мифологическое воображение самым причудливым образом сочетало явления действительности, при этом руководствуясь не знанием их сущностных связей, а представлением об их случайных отношениях и формах. Как подчеркивает А. Ф. Лосев:

«Ни в какой вещи человек не находит ничего устойчивого, ничего твердого, определенного. Каждая вещь для такого сознания может превращаться в любую другую вещь. Другими словами, всеобщее, универсальное оборотничество есть логический метод такого мышления. ... Здесь господствует принцип «все есть все» или «все во всем» (Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии.— М., 1957—С. 12-13).

В ходе эволюции общины постепенно осуществляется поступательное движение человечества на путях его духовного развития. Происходящее восхождение общечеловеческого сознания «от мифа к логосу» (то есть к расширительному природопониманию) нельзя воспринимать как простое линейное движение. Это — новый, более абстрактный тип мышления, связанный с обобщением многообразного индивидуального опыта людей, касающегося свойств природных явлений. Как правильно заметил А. С. Богомолов: «Движение «от мифа к логосу» подразумевает участие зачатков, элементов научного знания» (Богомолов А. С. Диалектический логос.— М., 1982.— С. 29).

Существенной особенностью мифа, генетически связавшей его с художественным творчеством, явилось богатство образной фантазии, метафоричность, чувственная наглядность представлений. В собственном смысле слова они не были художественными образами. Они становились таковыми в процессе обработки, в практике формировавшихся видов искусств: скульптуры, трагедии, музыки, живописи. Мифология была базой развития искусства всех народов мира, составляя, как, например, в древней Греции, не только «... арсенал греческого искусства, но и его почву» (Маркс К. Введение (из Экономических рукописей 1857-1858 гг.)Собр.соч. Т. 12.— С. 736). «Живая мифология народа, — отмечал Гегель, — составляет, следовательно, основу и содержание его искусства» (Гегель Г. Эстетика. Т. 4.— С. 160). Мифы подготовили соответствующий уровень развития художественного сознания членов общества, их способность создавать и осваивать художественные ценности. Из мифов художники черпали сюжеты для своих образов, использовали и развивали уже найденные формы.

Дошедшие до нас памятники художественной культуры Древнего Египта, Китая, Двуречья говорят и об определенных эстетических нормах и принципах, которыми руководствовались их создатели; об этом же свидетельствуют каноны пропорций и цветовая палитра произведений искусства.

Однако на уровне древнейших форм художественной культуры, в первобытной мифологии эти явления не были теоретически отрефлексированы. Осознание природы художественного творчества, объяснение специфики эстетической деятельности, формирование категориального аппарата эстетики, и, наконец, возникновение первых эстетических теорий в европейской культуре начинается с античной Греции.
2. Эстетика Древней Греции и Рима
Греческая эстетика времен античности складывается в течение I тысячелетия до н. э. в восточной части Средиземноморья. В своем развитии она прошла три периода: архаический (VIII-VI вв. до н. э.), классический (V- IV вв. до н. э.), эллинистический (III в. до н. э. — III в. н. э.). Имея своим истоком мифологию, античная эстетика зарождается, переживает время расцвета и приходит в упадок в рамках рабовладельческой формации, являясь одним из наиболее ярких проявлений культуры того времени.

В архаический период воплощением гармонии и красоты выступает космос. Космос для греков был чувственно материален. Он, космос, был греками видим, слышим и осязаем.

Одной из первых философских школ, разрабатывавших в том числе и эстетические понятия, была школа, основанная Пифагором (VI в. до н. э.) в г. Кротоне. Пифагорейцы предположили, что в основе мира лежит некая абстракция — число. Более того, число в различных ипостасях: «бог-число», «вещь-число», «искусство-число» и т. д. стало у пифагорейцев «сущностью мира». Эта «числовая конструкция» бытия мыслилась ими как конкретный "музыкально-числовой космос» или «строй мира», действующий гармонично во всех явлениях жизни, в том числе и в искусстве. Таким образом, Пифагор и его последователи попытались объединить математику, гармонию и музыку в единую эстетическую сущность не только космоса, но и человеческой души, а также конкретной вещи. Учение пифагорейцев о числовой гармонии — стало первой эстетической теорией античности.

Кульминацией развития древнегреческой эстетической мысли стал классический период ее развития (V-IV вв. до н. э.). Само понятие «классический» подразумевает зрелость, совершенство, соразмерность, в том числе и эстетических концепций. Среди эстетиков того периода особо выделяются фигуры Сократа, Платона, Аристотеля.

Сократ (469-399 гг. до н. э.) развивал учение об эстетических категориях: прекрасное и гармония. Прекрасное понималось философом как общее понятие, отличное от отдельных прекрасных вещей. Прекрасное по сущности совпадает с целесообразным. Прекрасное — это то, что полезно, что имеет смысл — в этом сущность сократовской эстетики. В своей теории Сократ особое место отводил прекрасному и гармоничному телом и духом человеку. Поэтому задачей искусства является воспроизведение единства гармоничной формы жизни с прекрасными свойствами духа человека.

Вопросы эстетики занимают значительное место в философском наследии Платона (427-347 гг. до н. э.). В диалоге «Гиппий Больший» философ анализирует категорию «прекрасное». И если Сократ подчеркивает, что идея красоты непосредственно присуща сознанию человека, то у Платона красота — безлична, существует вечно, выступает как образец, порождающий прекрасные вещи. В диалоге «Пир» он продолжает свои рассуждения об абсолютно прекрасном. Подлинно прекрасное, по его мнению, находится не в чувственном мире, а в мире идей. Таким образом, прекрасная идея противопоставляется Платоном чувственному миру. Прекрасная идея не изменяется, она находится вне пространства и времени.

Основным вкладом Платона в развитие эстетики является то, что ключевые эстетические понятия связывались философом с искусством. Платон одним из первых подчеркнул противоречивый характер классового содержания искусства. Признавая силу воспитательного воздействия художественных произведений на примере музыки, он выражал сомнение в полезности этого воздействия. Платон ограничивал познавательные возможности искусства, поскольку его образы представляли собой, по мнению философа, лишь несовершенные копии идей. Таким образом, анализ специфики искусства и его функций он производил отнюдь не абстрактно-логически, а выражая вполне определенное классовое отношение к практике самого греческого государства на рубеже V-IV вв. до н. э.

Полноценное художественное воплощение идеала свободного гражданина греческого полиса периода классики, выражение гармонии чувства, воли и разума, как отражения всеобщей гармонии ставится Платоном в диалоге »Законы» под сомнение. Платон отрицает существование чувственных критериев прекрасного в вещах, предметах, являющихся, согласно его объективно-идеалистическому воззрению, лишь бледными копиями идей.

Философ исключает возможность установления такого критерия и в отношении мусических искусств, в которых все относительно, и мера удовольствия, получаемого людьми от них, лишь вводит людей в заблуждение.

Достоинства искусства, способного приносить пользу государству, -Платон признает лишь за строго регламентированным художественным творчеством под контролем власти, образец которого он видел в искусстве Древнего Египта. В книге «Государство» Платон сконцентрировал свое внимание на проблемах государственного контроля над искусством и роли последнего в воспитании человека. Отсюда ценность искусства Платон видит не столько в его эстетических достоинствах, сколько в согласии его содержания с целями воспитания добродетельных граждан. В свою очередь, постичь сущностные стороны искусства могут, по мнению Платона, только избранные, с точки зрения классового положения в обществе, люди.

Стройную эстетическую теорию в античной философии создал Аристотель (384-322 гг. до н. э.). Из дошедших до нас произведений Аристотеля целый ряд прямо связаны с эстетикой. Это знаменитые трактаты: «Поэтика», «Риторика». «Политика», XII книга «Метафизики», «Большая этика» и т. д.

Аристотелем осмыслены многие эстетические категории. Остановимся на анализе некоторых из них.

Калокагатия (от греч. calos — прекрасный и agathos — хороший, нравственно совершенный) — понятие, обозначающее гармонию внешнего и внутреннего, которая является условием красоты человека. Таким образом, в реальной человеческой жизни «прекрасное» и «благое» настолько сближаются, что между ними теряется решительно всякое различие. Оба эти термина (т. е. «прекрасное» и «благое») у Аристотеля безраздельно сливаются в новом термине калокагатия. При этом из области морали нужно взять ее фактическое осуществление, то есть использование материальных благ, а из «прекрасного» берется сам принцип красоты. Калокагатия у Аристотеля является внутренним объединением морали и красоты на основе создания и использования материальных благ.

В книге «Политика» Аристотель выдвинул на первый план и с наибольшей логической ясностью и последовательностью обосновал характерную для классической античности теорию «мимезиса» (подражания), связывающую функции искусства с его способностью воспроизводить реальный мир таким, каков он есть. На этой основе Аристотель подчеркивал познавательно-воспитательную роль музыки, трагедии и поэзии.

Ориентируя общечеловеческую природу искусства, связанную с проявлением типического в окружающей действительности, Аристотель ориентировал художников на реальный житейский идеал. На долю художника приходилась роль нравственного воспитателя и политического манипулятора поведением свободнорожденных граждан общества. Искусство, по мнению философа, непосредственно воспроизводит определенные этические качества и служит средством воспитания элиты, аристократов с целью подготовки из них правителей общества, способных постигать и реализовывать высшие добродетели. В воспитании демоса — ремесленников, торговцев, земледельцев — перед государством стоят другие задачи. Ему необходимо было овладеть стихийными страстями народа, подчинить их своей воле, направить их в нужное русло. Это с наибольшим эффектом может сделать трагедия. Поэтому кульминацией в восприятии произведения искусства было ощущение катарсиса, выражавшее состояние очищения души «путем сострадания и страха». Именно в этом Аристотель увидел огромную гуманистическую сущность искусства. Катарсис мыслился Аристотелем не как конечный результат, а как процесс очищения и приобщения к высоким этическим принципам. Катарсис возникал не просто из сопереживания, а из просветления. В этом Аристотель видел ценность трагедийных произведений искусства.

Конечно, в трудах Платона и Аристотеля учение о воспитательной роли искусства еще только зарождалось, было исторически ограниченным, но тем не менее в их лице общество уже глубоко осознало огромную воспитательную силу искусства и стремилось овладеть этой силой, подчинить себе стихийную природу искусства, регламентировать его, сознательно влиять на развитие художественного процесса. С этого момента в стихийный художественный процесс начинают вторгаться элементы его подчинения государственным интересам.

Эстетические воззрения Платона и Аристотеля сформировались прежде всего как специфически ограниченное выражение объективных условий жизни древнегреческого античного государства V-IV вв. до н. э. Коренные, глубинные интересы социального слоя «свободнорожденных», к которому они оба принадлежали, должны были получить свое выражение в различных продуктах духовной жизнедеятельности граждан, в том числе и в произведениях искусства. Художественное творчество реализовало в своих произведениях античную философскую концепцию человека, в которой доминантами были следующие идеи: «I. Человек занимает особое, высшее место в организации Вселенной. 2. Индивид принадлежит не только к своей особенной, родоплеменной общности, но и к человечеству как к целому» (Кон И. С. В поисках себя: Личность и ее самочувствие.— М., 1984.— С. 80).

Эллинистический период развития античной эстетики (III в. до н. э. — III в. н. э.) нашел свое развитие в стоицизме Зенон (ок. 336-264 гг. до н. э.), Цицерон (106-43 гг. до н. э.), Сенека ок. (4-65 гг.));в эпикуреизме (Эпикур (341-270 гг. до н. э.), Лукреций(1 в. до н. э.));в скептицизме (Пиррон (ок. 365-275 гг. до н. э.), Секст Эмпирик (200-250 гг. н. э.)); в неоплатонизме (Плотин (205-270 гг. н. э.), Прокл (410-485 гг. н. э.)).

Среди всего многообразия имен, концепций, сочинений, особо выделяется римский поэт Квинт Гораций Флакк (65-8 гг. до н. э.), поклонник Эпикура, автор знаменитого «Послания к Пизонам», названного еще в древности «Наукой поэзии». Трактат Горация представлял собой свод правил, которым должен следовать не только каждый поэт, но и вообще творец. Суть этих правил заключается в том, что любое произведение искусства должно быть содержательным. Основные идеи произведения, по мнению Горация, можно почерпнуть только из греческих философских сочинений. Автор должен стремиться к правдоподобию замысла, любое нарушение гармонии, простоты, последовательности Горацием осуждалось. Следует заметить, что многие аспекты книги Горация выдержаны в лучших классических традициях. Не случайно один из крупнейших теоретиков эпохи классицизма XVII в. Н. Буало в своем трактате «Поэтическое искусство» (1674) почти дословно воспроизводит сочинение Горация.

Говоря об эстетических концепциях Древней Греции и Древнего Рима нельзя не сказать и о величайшем искусстве этой эпохи, без которого невозможно себе представить всю последующую историю художественной культуры человечества. Это искусство и поныне доставляет нам глубокое эстетическое наслаждение и, как говорил об этом К. Маркс: «... продолжает служить в известном отношении образцом и недосягаемой нормой» (Маркс К. Введение (Из экономических рукописей 1857-1858 гг.) Собр.соч. Т. 12.— С. 737).

Это искусство достигло своих вершин в Афинском демократическом государстве. Оно создало идеал прекрасного и доблестного человека, то есть создало образ героя, совершенного нравственно и физически. Этот герой существовал в гармонии с окружающим миром, который поэтическая фантазия древних греков и римлян населила мифологическими существами и богами, наделенными чисто человеческими качествами: и благородными и отрицательными.

Словом, это было искусство, широко принимавшее жизнь и умевшее придать впечатлениям от этой жизни высокое художественное совершенство.

"Ars longa, vita brevis" — жизнь коротка, искусство вечно — таков девиз художественной культуры античности. Само же осознание социального статуса искусства в античную эпоху было весьма неполным, в некоторых случаях искаженным и исторически ограниченным, но тем не менее явилось значительным шагом в развитии художественного прогресса. Как отметил Д. С. Лихачев: «... всякое искусство, если оно развивается не только под воздействием внешних условий, но и в связи с законами внутренней необходимости, должно «видеть себя» в некоем зеркале» (Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы.— М., 1979.— С. 25). Одним из таких «зеркал» и явилась античная эстетика, стремившаяся осмыслить искусство, законы его развития и функционирования.

3.

Эстетика Византии и западноевропейского средневековья
Византийская эстетика (IV-cep. XV вв.) — наиболее динамичное направление средневековой эстетики. Первые византийские эстетические концепции сформировались в IV-VI вв. Они представляли собой сплав эллинистического неоплатонизма и ранней средневековой патристики (Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Псевдо-Дионисий Ареопагит).

Идеалом ранневизантийской эстетики становится христианский Бог как источник «абсолютной красоты» и «собственно прекрасного».

Огромное значение в эстетической организации жизненной среды начинает играть искусство. Византийцы сумели создать свою художественную систему, которая включала элементы художественной культуры Древней Греции, Сирии, Древнего Египта. Появился своеобразный византийский стиль, тесно связанный с новым христианским вероучением. В искусстве господствуют строгие правила и каноны, а красота материального мира рассматривается как отблеск неземной божественной красоты. Вершиной художественной культуры этого периода считаются храм св. Софии в Константинополе (532-537) и церковь Сан-Витале в Равенне (V-VII вв.).

В VIII-IX вв. начинается новый этап в развитии патриотической эстетики, связанный с острой полемикой между иконоборцами и иконопочитателями.

Иконоборцы считали, что божественную природу Христа нельзя воплощать в изобразительном искусстве, а можно лишь намекнуть о его присутствии некоторыми знаками (например, крестом, виноградной лозой, цветами).

Против иконоборцев выступил византийский отец церкви Иоанн Дамаскин (700-750). В своем трактате «Три защитительных слова против отвергающих святые законы» средневековый богослов доказывает, что икону нужно понимать как идеально видимый облик первообраза. Поэтому, когда мы поклоняемся иконе, мы поклоняемся не только образу, а первообразу.

Отношение к иконе стало и сущностью эстетической концепции Иоанна, в основе которой лежало образно-символическое понимание искусства.

В IX в. иконопочитание было восстановлено, однако византийское искусство становится все более условным, лаконичным и каноничным.

Условность подчеркивала отличие художественного произведения от воспроизводимой в нем действительности; лаконизм — характеризовал сдержанность, а порой и скупость художественных приемов, отсутствие в произведениях искусства излишеств; каноничность пресекала все отступления художника от выработанных, строго регламентированных иконографических схем. Между тем, в процессе самого творчества происходило художественное преодоление канона внутри него самого. Канон, сформированный в процессе художественной практики, стал ведущей категорией средневековой эстетики, без понимания которой невозможно представить себе весь смысл византийской культуры.

Значительный культурный подъем Византии отмечен в X-XI вв. Он связан с новым расцветом искусства, оживлением научной и философской мысли, серьезными успехами в области образования. В Константинополе разворачивает свою деятельность школа светских наук. Одним из руководителей этой школы становится известный ученый-энциклопедист Михаил Псёлл (1018-1078). В своих эстетических высказываниях он все настойчивее проводит мысль о ценности искусства как такового, не связанного с религиозно-пропагандистскими целями.

Таким образом, в Византийской эстетике были поставлены значимые вопросы, ив первую очередь, положение о месте и роли искусства в философском осмыслении мира; о воспитательном значении художественного творчества, которое мыслилось теперь шире, чем просто очищение и облагораживание души. Византийская эстетика, по своему переосмыслив многие эстетические идеи древности, продолжала разрабатывать такие категории, как прекрасное, красота, образ, символ, канон. При этом следует подчеркнуть, что эти проблемы осмысливались с богословских позиций, что наложило на них несомненный религиозный отпечаток.

Наиболее известными западноевропейскими средневековыми эстетиками (IV-XIII вв.) были Августин Аврелий, Василий Великий, Иоанн Златоуст, Боэций, Фома Аквинский. Они разработали основные эстетические принципы, ставшие не только основой их эстетических трактатов, но и воплотившиеся в различные виды и жанры средневекового официального искусства.

У истоков средневековой эстетики стоял влиятельнейший деятель церкви, епископ Аврелий Августин (354-430). Он прошел сложный путь исканий и через манихейство, скептицизм и неоплатонизм уже в зрелом возрасте пришел к христианству. Эту эволюцию он и описал в автобиографическом трактате «Исповедь». В своем исследовании Августин попытался соединить античное и христианское миросозерцание. Постоянно подчеркивая, что именно Богвысочайший художник, который творит красоту по своим законам, Августин, тем не менее, искал числовое выражение этой самой красоты. Объясняя красоту как гармонию и порядок, философ отдавал дань пифагорейской античной традиции. С пифагорейской соединялась и неоплатоновская традиция, видящая красоту в свете. Именно родство света с душой, осмысление земной красоты как отблеска божественной становится неотъемлемой чертой христианского учения. Другой важной темой эстетики Августина была проблема отношения к театру, и вообще к зрелищным искусствам. В сочинении «О граде божьем» мыслитель, интерпретируя учение Платона, подчеркивает, что в чистый, духовный «град божий» зрелища не должны допускаться.

В своих сочинениях Августин теоретически оправдывал аллегоризм, схематизм и символичность официального искусства, в то время как светский вариант художественного творчества не нашел своего анализа в эстетическом наследии средневекового философа.

В позднесредневековый период (XII-XIII вв.) повышается теоретический интерес к эстетическим проблемам, появляются специальные трактаты, в составе больших философско-религиозных сводов (так называемых «сумм»). В «Суммах» изложение ведется в следующем порядке: постановка проблемы, анализ различных мнений, решение автора, логические доказательства, опровержение возможных и действительных возражений.

По этому же принципу построена и «Сумма богословия» великого итальянского теолога Фомы Аквинского (1225-1277). В этом сочинении Аквинский как бы подводит итоги средневекового схоластического мышления и эстетики. Одну из ключевых категорий эстетики «прекрасное» он определяет как то, что доставляет удовольствие своим видом. Для красоты, по его мнению, требуются три условия: совершенство, пропорция, ясность. В учении об искусстве Фома Аквинский принимает многие положения Аристотеля, высказанные им в «Метафизике». Искусство он рассматривает как подражание природе.

В период позднего средневековья был создан и доведен до высочайшей выразительности синтез искусств. Никогда прежде все виды искусства не объединялись столь целостно, полно и соразмерно. Причем, в основе этого синтеза лежит не столько их простое соединение, сколько стремление к максимально полному выражению главной идеи христианского мировоззрения.

В основе художественной целостности средневековой эстетики и культуры находится идея Бога и божественного происхождения всего сущего. Согласно христианскому учению Бог — это наивысшая красота, первообраз материальной и духовной красоты. В само определение красоты входили и такие эстетические категории, как гармония, число, пропорция, свет.

Средневековая эстетическая культура оказала влияние на формирование двух европейских художественных стилей того времени — романского и готического.

Романский стиль (от лат. romanus — римский) — это стилевое направление в западноевропейском искусстве Х-ХП вв. Его появление было вызвано желанием государственной власти и церкви средневековой Европы опереться на достижения культуры бывшей Римской империи. Романский период средневековья — это время возникновения и функционирования общеевропейского монументального стиля в архитектуре, скульптуре и живописи в эпоху наивысшего расцвета феодализма. Монумент выступает как главная составляющая, прежде всего, архитектуры, подчиняя себе все другие виды искусства. Мощные конструкции архитектурных сооружений сочетались с многофигурными скульптурными композициями, в которых господствовали библейские темы и евангельские сюжеты о страданиях, неизбежной трагической гибели человечества и торжества христианства над темными силами мироздания. В свою очередь в проповедях церкви и в сознании народа сформировалась главная идея греховности мира полного зла, соблазнов, подвластного воздействию страшных таинственных сил. Данные сюжеты иносказательно отражали характерные стороны современной жизни людей.

Именно на этой основе в романском искусстве Западной Европы сложился эстетический идеал, противоположный античному.

Готический стиль (итал. gotico — готский, варварский) — художественное направление в западноевропейском искусстве XII-XVI вв. Готика — это более зрелый стиль, чем романский. Его характерной чертой является единство и целостность художественных проявлений во всех видах искусства под эгидой архитектуры. Готическая архитектура, ведущим типом которой стал городской собор, отличается динамизмом устремленных вверх форм храма, устойчивой каркасной системой, огромными прорезными окнами, многоцветностью витражей и гобеленов.

Реалистические завоевания готики, мастера которой воспроизводили образ своего современника в природной и предметной среде, свидетельствует о том, что эстетическая культура средневековья была достаточно богата, разнообразна и не оправдывала возрожденческого представления о «десяти веках мрака». И хотя в значительной мере эта эстетика была теологической и носила ярко выраженный схоластический характер, она поставила ряд назревших вопросов, решением которых занялись теоретики и практики нового этапа развития культуры — Ренессанса.
4.

Эстетика Возрождения
Эпоха Возрождения — один из самых замечательных периодов в истории европейской эстетической мысли. Сам термин «ренессанс» (возрождение) впервые был употреблен в книге Д. Вазари «Жизнеописание наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» (1568). И это было очень точным определением эпохи, когда перед человеком возникли совершенно новые горизонты, когда мир как будто стал в несколько раз обширней. В течение трех веков, с XIII по XVI вв., Европа стала огромной кузницей, где выковывались новые формы жизни и новые человеческие, характеры. Уходило средневековье, уходил феодальный мир, менялись общественные отношения, возникало новое светское мировоззрение. «О, дивное и возвышенное назначение человека, которому дано достигнуть того, к чему он стремится, и быть тем, чем он хочет». Эти гордые слова итальянского гуманиста Пико делла Мирандолы объясняют нам, почему главной темой эстетики и художественной культуры Возрождения стал человек.

Наиболее ярко и раньше, чем в других европейских странах, Возрождение проявилось в Италии. И дело не только в том, что страна занимала выгодное географическое положение, располагаясь на перекрестке традиционных торговых путей. К XIII в. в Италии, помимо Рима, выросли, окрепли, расцвели и другие города на правах отдельных независимых государств — Венеция, Неаполь, Флоренция, Мантуя. Именно в XII-XIII вв. в итальянских городах-государствах обнаруживаются значительные, глубокие сдвиги в социально-экономических отношениях, которые приводят к ослаблению феодальной системы в целом. Италия, с ее процветающими городами, в этом отношении оказалась как бы на острие исторического прогресса.

Нарождающийся мир нуждался не только в новых формах политической жизни и производства, но и в
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Тема 2 Основные этапы развития западноевропейской эстетической мысли
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации