Тенденции современного развития семьи и брака - файл n1.doc

приобрести
Тенденции современного развития семьи и брака
скачать (171 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc171kb.18.09.2012 20:57скачать

n1.doc

Тенденции современного развития семьи и брака
СОДЕРЖАНИЕ
Введение..................................................................................................................3

Глава 1. Современное состояние и перспективы развития института семьи и брака......................................................................................................................4

1.1. Изменения в семейно-брачных отношениях.................................................4

1.2. Альтернативные формы семьи и брака........................................................16

Глава 2. Кризис семьи в современном обществе...........................................24

Заключение.............................................................................................................30

Список использованных источников...................................................................32

ВВЕДЕНИЕ
Семья и брак – культурно-исторические явления, претерпевшие значительные изменения в процессе развития человечества.

В течение большей части XX века не только в Западной Европе, но и в России современники событий были участниками мегапроцесса, заключавшегося в количественном уменьшении семьи, сокращении детности и одновременно резком росте уровня образования, повышении качества и уровня жизни новых поколений людей. Речь идет об исторически очень быстром переходе от архаичных стереотипов семьи к современной модели в условиях, когда такой переход был еще не вполне подготовлен в социально-экономическом плане, в определённой мере продолжая оставаться в контексте идейной, моральной и конфессиональной системы представлений о должном состоянии семьи и деторождения.

Современная семья, несмотря на сокращенные до минимума размеры, в принципе остаётся всё еще той формой общества, которая способна успешно решать задачи физического, душевного, духовного здоровья человека, гарантировать человеку стабильность в быстро меняющемся, нестабильном мире. Вместе с тем активное разрушение на протяжении XX века института брака и семьи с их социализирующими и психотерапевтическим функциями является фактором-катализатором роста всех деструктивных явлений в обществе.
ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА СЕМЬИ И БРАКА

1.1. Изменения в семейно-брачных отношениях

Можно выделить ряд основных тенденций изменения семейно-брачных отношений:

1. Изменение состава семьи.

В России и во многих странах Европы происходит уменьшение численности семьи в результате снижения рождаемости и сведение её к супружеской паре и её потомству (нуклеарная семья – семья, состоящая из одной брачной пары с детьми).

Несмотря на то, что в России значение детей для полноценности жизни женщины оценивается сравнительно высоко – это мнение поддержали 83% респондентов, современная городская семья чаще бывает малодетной – с одним или двумя детьми, причем такой сдвиг в репродуктивном поведении и соответствующих социально-психологических установках является, по-видимому, устойчивым и закономерным.1

Результаты исследования ВЦИОМ показали, что хотя 51% опрошенных в России считают идеальной семью с двумя детьми, планируют иметь двух детей лишь 20,7% респондентов. 17,9% опрошенных считают идеальной семью из трех детей, а планируют иметь трех детей только 3,4% опрошенных.2 Таким образом, желаемые установки родителей на идеальную семью расходятся с их реальным поведением.

2.Увеличение числа неполных семей и количества детей, рожденных вне брака.

Семьи с одним родителем получают всё более широкое распространение. Главой подавляющего большинства таких семей является женщина, поскольку, как правило, после развода дети остаются с матерью.3

Одной из относительно новых для демографии тенденций является рост числа детей, родившихся вне брака. Возраст матерей при внебрачных рождениях имеет два пиковых значения – до 20 лет и 30-35 лет. Первый пик отражает снижение возраста начала сексуальных отношений, рост добрачных беременностей, второй – во многом осознанное материнство при отказе от регистрации брака со стороны как некоторых мужчин, так и женщин.

Как отмечает Э. Гидденс, большинство людей не хотели бы быть одинокими родителями, но есть достаточно много женщин, которые решили завести ребенка «для себя». «Матери-одиночки по выбору» – так определяют женщин, которые имеют достаточно ресурсов для самостоятельного воспитания ребенка. Однако для большинства одиноких матерей характерна высокая корреляция между показателями рождаемости вне брака и показателями бедности.

Отношение к одинокой женщине в современном обществе неоднозначное – оно может быть негативным, нейтральным, уважительным. Все зависит от воспитания людей и соответствующих установок – традиционных или либеральных. В экономически развитых странах (Великобритания, Швеция, Финляндия) достаточно велико число респондентов (от 37% до 41%), считающих, что «для роста и развития ребенка не обязательно иметь двоих родителей». В России такого мнения придерживаются только 5% опрошенных.4

Однако очевидно, что распад или ослабление семейных связей, рост числа неполных семей самым неблагоприятным образом сказываются на выполнении семьей основных функций. В неполной семье не только чаще возникают материальные проблемы, отражающиеся на хозяйственно-организаторской функции, но, что более опасно, возникает дефицит полноценных семейных отношений. При отсутствии одного из родителей ребенок не всегда может получить полноценное общение, удовлетворить в полной мере потребности в совместном проведении досуга, почувствовать психологическую защищенность. Кроме того, в неполной семье в урезанном виде реализуется функция социализации, поскольку ребенок лишен положительного образца для подражания в освоении роли семьянина.5

3.Увеличение количества людей, проживающих в незарегистрированном сожительстве.

Эта форма неформальных брачно-семейных отношений получила широкое распространение в России под названием «гражданский брак». Сегодня в литературе активно дискутируется вопрос о том, является ли незарегистрированное сожительство исторической альтернативой брачно-семейным взаимоотношениям. Р.Зидер считает, что эта форма может рассматриваться одновременно как предварительная ступень к последующему браку и как альтернатива традиционному браку.

Супруги, проживающие в подобном браке, отмечают следующие преимущества незарегистрированного сожительства:

Современные опросы показывают, что разделение труда в сожительствующих союзах является более традиционным, однако сожительствующие мужчины и женщины отмечают более активное участие мужчин в домашних делах и большую удовлетворенность разделением домашнего труда. Как отмечают авторы исследования, вероятно, происходит сдвиг властных полномочий с вступлением в брак: мужчины более склонны помогать женщинам, когда в их отношениях меньше определённости и поэтому сожительствующие женщины больше удовлетворены браком.6

В литературе описаны особенности людей, склонных к незарегистрированному сожительству. Для них характерны более либеральные установки на жизнь, меньшая религиозность. «Экспериментальные» формы совместной жизни требуют более высокого уровня рефлексии и способности к общению, а также наличия психологических сил, позволяющих противостоять давлению общественных норм. Помимо психологических, существуют и социально-экономические причины выбора незарегистрированного сожительства. В России это жилищные проблемы, вопросы прописки, возможность получения детских пособий в качестве матери-одиночки и т.п.7

Этот вид брака больше свойственен молодым парам в возрасте до 25-30. В более позднем возрасте идёт снижение удельного веса таких отношений. Либерализация общественного мнения по отношению к сожительству обуславливает взгляд на него как на нормальное явление и не дает оснований говорить об уменьшении их количества в будущем.

Рост внебрачных рождений, с одной стороны, и незарегистрированных фактических супружеских союзов – с другой, означают тенденцию разделения институтов брака и семьи. Эту тенденцию еще предстоит осознать ученым, занимающимся изучением семьи.

4. Рост числа разводов

В большинстве стран Европы удельный вес разводов по отношению к заключаемым бракам заметно возрос, тогда как показатель разводов, приходящихся на 1000 жителей, с течением времени относительно снизился, поскольку уменьшилось количество браков.

По мере обретения женщинами экономической самостоятельности брак – всё реже следствие необходимости экономического партнерства, как это было когда-то. Общий рост благосостояния приводит к тому, что в случае неудовлетворённости браком устроить свою собственную жизнь теперь значительно легче. Кроме того, разводы теперь уже не несут на себе позорного клейма, и в какой-то степени это их стимулирует. Ещё один важный фактор – растущая тенденция оценивать брак в терминах уровня личностного удовлетворения, приносимого им. По всей вероятности, рост числа разводов связан не с глубоким разочарованием в браке как таковом, а с усиливающимся стремлением превратить его в полнокровный союз, приносящий удовлетворение.

В России ежедневно регистрируется в среднем 3616 браков и 1534 развода. Среди мотивов разводов одно из первых мест занимает пьянство или наркомания одного из супругов (51%), затем идут конфликты и скандалы, плохие отношения с родственниками мужа или жены и их вмешательство в отношения молодой семьи, измена мужа или жены, сексуальная несовместимость.8 В указанных мотивах можно выделить общую черту – отсутствие у супругов должной социально-психологической подготовки к браку, выполнению семейных ролей.

5. Изменение ролевой структуры семьи.

Распределение обязанностей в семье становится более равноправным, повышается авторитет и влияние женщины-матери, изменяются представления о главе семьи.

До Второй Мировой войны в России преобладала патриархальная семья, которая характеризуется главенством мужчины в доме и подчинением ему всех остальных членов семьи. В послевоенные годы, начиная с конца 40-х годов до 80-х, доминирующей стала детоцентристская семья, в которой очень большое значение придается благополучию детей и сохранению брака в интересах детей. Совсем недавно возникла супружеская семья, в которой доминируют равноправные отношения, стабильность брака зависит от желаний и качества отношений между супругами.

Основными из причин появления данного типа можно назвать повышение экономического и социального статуса женщин, возрастающую автономию детей, а главное – изменение норм семейной жизни. Супруги отказываются подчинять все свои интересы интересам детей. Складывается тенденция к возрастанию автономности супругов, так как интересы каждого из них разнообразнее семейных, и круг значимого общения выходит за рамки супружества. При этом в супружеской семье доминируют эгалитарные отношения между мужем и женой. В данном типе семьи главное – это отношения между мужем и женой, в процессе которых формируются семейные ценности, которые впоследствии становятся базой для отношений «родители – дети». На смену «физическому» выращиванию детей (в патриархальной модели), привития нравственных принципов и трудовых навыков (в детоцентристской модели) приходит целенаправленное формирование индивидуальности человека.9

Принципы, на которых строится «супружеский тип» семейных отношений, привлекательны с точки зрения идеала, ориентированного на саморазвитие личности, личностный рост, индивидуализацию. Семья уже не выглядит структурой, подавляющей индивидуальность личности.

Современная семья в промышленно развитых странах мира обладает значительным потенциалом для развития бикарьерной семьи. Это тип семьи, в которой равнозначимыми при­знаются профессиональные интересы мужа и жены и оба супруга успешно сочетают ценности создания собственной семьи и построения своей карьеры. Супруги равномерно распределяют между собой домашние обязанности, уважительно относятся к профессиональным планам друг друга, проявляют взаим­ную терпимость, готовность оказать помощь и поддержку.

Однако распределение домашних обязанностей в России во многом остаётся традиционным. Женщина тратит на домашнюю работу почти в два раза больше времени, чем мужчина. С.И. Голод считает, что это следствие «консерватизма традиций», который блокирует переход к более ситуационному разделению труда среди супружеских пар.10

М. Арутюнян отмечает, что наиболее стабильные браки – это браки супругов, имеющих два заработка и достигших гармоничной комбинации экономической и семейной активности, ориентированных на демократическое распределение семейных обязанностей.11

6. Нежелание иметь детей, кризис традиционного материнства.

В сознательно бездетном браке здоровые молодые люди могут, но не хотят иметь детей. По статистике сознательно не хотят иметь детей 10% женщин в западных странах, для которых характерна массовая стерилизация, и 1% в России, где более часто используются аборты. По данным О. Здравомысловой, лишь 24% россиянок и 1% шведок согласны с тем, что быть хорошей женой и матерью – главное предназначение женщины.

Идеология бездетных семей базируется на такой аргументации:

Инициатором отказа от деторождения в браке может выступать как мужчина, так и женщина. Бездетные семьи испытывают сильное общественное давление. При этом сам человек, если он осознанно сделал свой выбор и несёт за него ответственность чаше всего не испытывает психологического дискомфорта и мучений.

При принятии такого решения субъект демонстрирует не только свою ограниченную потребность в детях, но и стремление удовлетворить какие-то иные социально-психологические потребности. Поэтому в данном случае уместно говорить скорее не о наличии или отсутствии потребности в детях, а о силе конкурирующих потребностей.12

Изучая основные причины этого явления, уместно говорить не только о кризисе семьи, но и о кризисе традиционного материнства, ярко проявляющем себя в современном мире.

Е.В. Шамарина утверждает, что отношение к материнству в истории человечества изменялось в зависимости от представлений о нём в данной конкретной культуре. При этом ученый замечает, что «отказ от материнства, небрежение по отношению к детям существовали всегда в том или ином виде как исключение и сопровождались чувством вины, и только сегодня эти отношения стали нормой».13

Именно этот факт подтверждают исследования, направленные на изучение семейных ценностных ориентаций современных молодых людей.

М.Н. Симоненко считает, что снижение ценности родительства связано, в первую очередь, с «гиперсоциализацией» современной молодежи. СМИ, сверстники, а подчас семья и школа ориентируют юношу или девушку на реализацию себя в обществе любой ценой. Рождение ребенка представляется шагом весьма рискованным, так как ребенок требует внимания, ухода, заботы, а главное, – ответственности, которую люди все чаще просто не хотят на себя брать.14 Исходя из этого, психологи и педагоги с тревогой пишут о новом явлении общественной жизни, свойственной некоторой части российской молодежи – нежелании иметь детей, из-за боязни нести моральную и экономическую ответственность за них.

Об этом же факте снижения значения семейных ценностей в сознании современных молодых людей свидетельствуют данные социологических опросов. По мнению авторов исследования «Семья и дети в жизненных установках россиян», семейные ориентации 36 % молодых людей до 30 лет не сопровождаются установкой на рождение детей.15

В. Пантин делает вывод о том, что у большинства наших молодых соотечественников есть потребность в принятии семьи, материнства и детства как главнейших ценностей.16 Однако в реальности эта потребность уходит на второй план не только из-за материальных трудностей, но и под влиянием определённых стереотипов общественного сознания, акцентирующих внимание на экономической, социальной и нравственной незащищенности семьи, матери и детей перед угрозами современного мира.17

Материальные проблемы вытесняют духовные, нравственные, т.е., те которые являются сущностными в семейной жизни, тем самым ущербно трансформируя семью в её ценностных ориентациях. Прежде всего, это проявляется в формализации семейных отношений, когда жизнь семьи строится на выполнении обязанностей без особых душевных затрат, когда важны лишь материальные проблемы, когда в общении недостаточно теплоты, заботы, внимания. Формализация отношений сопровождается эмоциональным отторжением супругов друг от друга, родителей от детей, проявляющимся как нравственно-психологическое противостояние отцов и детей. Такое противостояние в подростковом возрасте вызывает лавинообразный рост агрессии, садизма, немотивированной преступности. Многие исследователи считают, что проявления подростковой и юношеской жестокости – это проекция отношения к родителям в ситуации эмоционального отторжения.

Нужно отметить, что некоторые современные мамы признают, что не испытывают горячей любви к своим детям, что их отношение к ним базируется лишь на ощущении необходимости как-то выстраивать свои отношения с детьми. Часть мам отмечает, что не могут справиться со своими детьми либо из-за незнания, либо из-за отсутствия умения налаживать контакты с ребенком.18

7. Откладывание момента вступления в брак.

Как правило, согласование высоких требований, предъявляемых к человеку современным обществом, и его индивидуальных предпочтений и интересов приводит к тому, что формирование семьи и обзаведение потомством в раннем возрасте постепенно уступает место более позднему родительству. Получение образования и поиск первой работы в развитых странах, как правило, не отягощаются проблемами, связанными с выполнением материнских функций.

Средний возраст вступления в брак в Европе для женщин – 30 лет, а для мужчин – 33 года. Для сравнения: в России в 2011 году средний возраст вступления в брак мужчин составил 26 лет, а женщин – 24. Хотя процесс «постарения» брачности в России начался поздно и не равен европейским и мировым показателям, он, тем не менее, происходит.19

8. Увеличение числа одиноких людей, не вступающих в брак.

Выбор данного варианта жизни определяется рядом факторов:

1.Рост уровня образования женщин, определяющий её взгляды относительно самореализации. Женщина начинает искать возможности реализации себя в профессиональной сфере, в духовных исканиях, в области увлечений. Эти установки «уводят» женщину от обременительных, по её мнению семейных уз. Кроме того, получение хорошего образования требует времени и женщина иногда просто «пропускает» детородный период.

2. Преобладающее число женщин в брачном возрасте, вследствие более высокой смертности мужского населения, в том числе в результате аварий, убийств, военных действий. В связи с этим неминуемо определённое количество женщин всё равно останется в безбрачном состоянии, вследствие чего увеличивается число женщин, изначально отказывающихся от поисков партнера, используя данную позицию как своего рода защитный механизм.

3. Распространение точки зрения, о том, что в современных условиях легче прожить одному. Выгоды от психологического комфорта проживания в семье перекрываются в данном случае социально-экономическими издержками.

Эмпирически установлено, что женщины переносят одиночество значительно легче, чем мужчины. При этом образовательный уровень, карьера, психическое здоровье, домашний быт одиноких женщин выше, чем у одиноких мужчин. Установка на одиночество может не быть пожизненной. Замечено, что у женщин она чаще всего изменяется в 30-35, а у мужчин в 40-45 лет, когда активизируются попытки найти спутника жизни. 20

П. Стейн опросил 60 одиноких людей в возрасте от 25 до 45 лет. Многие из них оценивают свое состояние весьма противоречиво. Они осознают, что одиночество означает большие перспективы в отношении карьеры, возможность отдавать всего себя работе, одиночество делает доступным разнообразный сексуальный опыт и даёт максимальную свободу и независимость. С другой стороны, они чувствуют сложность своего состояния в мире, где большинство людей их возраста женаты, и поэтому они страдают от своего одиночества. В целом, мотивы вступления в брак у них выражены более сильно, чем стимулы к одиночеству.21

Итак, в настоящее время семья подверглась серьезным изменениям – трансформировались её принципы, структура, усложнились задачи и функции, видоизменилась типология, усилились деструктивные процессы, появились новые ориентации на семейный образ жизни.

Современная семья отличается от традиционной социально-демографическими характеристиками, социокультурными проблемами, психологическими особенностями. Новые количественные и качественные параметры семьи, обуславливают специфику выполняемых семьёй функций, особенно репродуктивной и воспитательной.
1.2. Альтернативные формы семьи и брака

Возрастает количество людей разного возраста, стремящихся к альтернативным формам устройства собственной жизни. Браки без регистрации, «жилые сообщества», самостоятельная жизнь со сменой сексуальных партнеров и пр. По-видимому, такие формы брачно-семейных отношений предполагают лучшие возможности для познания жизни, адаптации партнеров друг к другу и к семейной жизни, облегчают разрыв не сложившихся или негармоничных отношений.22 Некоторые альтернативные формы брачно-семейных взаимоотношений сформировались достаточно давно, другие же появились и открыто проявили себя только в последние десятилетия, сформировавшись в странах Запада и некоторых скандинавских государствах, имеющих более свободные сексуальные традиции и взгляды.

Рассмотрим эти альтернативные формы подробнее.
Открытый брак

В открытом браке супруги живут вместе, но относительно независимо друг от друга, каждый из них, помимо семьи, имеет право на личную жизнь. Целью такого брака является увеличение самовыражения и аутентичности отношений, повышение толерантности партнеров по отношению друг к другу. Каждый партнер в открытом браке имеет право на собственную личную жизнь, его личное, психологическое пространство закрыто от вмешательства партнера. Фактически открытый брак узаконивает супружеские измены. Главной особенностью этой формы отношений, отличающей её, например, от соседства и т.п., на основании которой она признаётся в качестве брака, является наличие негласного или озвученного договора о совместной жизни и ведении общего хозяйства

Считается, что данная форма брака возникает на почве протеста против способов поведения в семейных отношениях предыдущих поколений. Брачно-семейные отношения часто сотрясаются вскрывшимися изменами супругов. И открытый брак возник как отрицание установок предыдущих поколений, которые, сталкиваясь с изменой, начинали ревновать, шпионить, скандалить. Сторонники открытого брака считают, что если брак существует только на долге, то он по сути себя исчерпал.

Возникновение открытого брака связывают с движением за обогащение брачно-семейных отношений, которое реализуется через постоянное обновление человека в брачно-семейных отношениях и возможность личностного роста партнеров, обновление семьи в целом.23

С. Кратохвял определяя основные принципы открытого брака, относит к ним:


Прерывающийся брак, ограниченная временем семья

Прерывающийся – это брак, при котором супруги живут вместе, но считают допустимым разъезжаться на любой срок: неделю, месяц, полгода. Причины перерывов в отношениях могут быть самые разнообразные: от командировок до того, что людям просто необходимо отдохнуть друг от друга. Такого рода отношения вписываются в тенденцию расширения личностной автономии партнеров.

Похожим на прерывающийся брак является ограниченная временем семья. Брак заключается на определенный срок, который оговаривается в некотором договоре. По истечении этого срока брак считается автоматически расторгнутым. После чего «временные» супруги, взвесив итоги, решают: или расстаться, или заключить новый брак на следующий срок, или заключить формальный брак бессрочно.25
Годвин-брак предполагает раздельное проживание супругов. У.Годвин – английский анархо-социалист – утверждал, что совместное проживание супругов есть зло, препятствующее самостоятельному развитию супругов вследствие несовершенства людей и различия их склонностей и потребностей. Такая форма супружеских отношений – это попытка разрешить напряжение, возникшее между мужем и женой путем их временного дистанцирования. Чем выше уровень цивилизационно-культурного развития общества, тем полнее индивид сознает себя как индивидуальность и тем более высока его потребность в обособлении. В связи с процессом становления и развития индивидуальности, самостоятельности, особенно современной женщины, такая форма семейной жизни вполне реальна, особенно у людей, имеющих высокие доходы. С ней связывается возможность равноправия супругов, обеспечения духовного простора и бытового раскрепощения женщин.26
Внебрачный секс и интимная дружба не предполагают семьи как таковой, в обоих случаях речь идет о наличии внебрачных связей интимного характера. Однако внебрачная связь предполагает некоторое участие партнера в совместном ведении хозяйства, возможно появление внебрачных детей. Такую связь женатого мужчины с незамужней женщиной, имеющей от него детей, называют конкубинатом.

Семья-конкубинат (термин принадлежит сербскому юристу М.Босанац) означает возможность мужчины жить в официальном браке и при этом параллельно иметь союз с другой женщиной, имеющей от него внебрачного ребенка. Либо, сохранив неформальную связь с первой женой, юридически оформить брак с бывшей конкубинатной женой. При этом мужчина выполняет обязанности мужа, отца по отношению к той и другой семье. Семейные отношения в данной семье чреваты непредсказуемыми эмоциональными и психологическими стрессами.

Как правило, женщина решается на рождение ребенка вне брака, надеясь, что отношения мужчины в первичной паре будут прерваны, а из их связи оформится новый брак. Естественно, подобные внебрачные отношения случаются, когда удовлетворенность браком в первичной паре предельно низкая. Внебрачные связи не являются продолжительными: они либо действительно перерастают в новый брак, либо становятся обузой, утомляют – человеку становится обременительно вести двойную игру.

Интимная дружба редко угрожает стабильности первичного брака и может длиться долго – до 10 лет. Вместе с тем, при её наличии, сохраняется очень высокий уровень близости и доверия в первичной паре.27

Свингерство

Это достаточно новая форма семейных отношений, которая предполагает обмен брачными партнерами. Обмен брачными партнерами зародился в 1970-е гг. в Скандинавии, поэтому иногда такой вариант брачного взаимодействия называют «шведская семья». В настоящее время подобный вариант отношений характерен для 2% населения США. Исследования показывают, что партнеры, практикующие свингерство, характеризуются меньшей связью с родителями в детском возрасте, и сами демонстрируют практически полное отсутствие контакта с собственными детьми. Инициаторами свингерских отношений чаще выступают мужчины. Отмечается также высокая самооцснка обоих супругов в паре, использующей данную форму отношений.28

Групповой брак

Еще в XIX веке многочисленные мыслители утверждали, что семейную жизнь следует заменить на общественные формы существования. Некоторые идеи были воплощены на практике. Лучшим примером может стать Община Онейда из Новой Англии существовавшая в середине XIX века. Она основывалась на религиозных взглядах Джона Хэмфри. Каждый мужчина Общины был женат на каждой из женщин, и все они считались родителями всех детей коммуны. Коммуна просуществовала около 30 лет, достигла численности трехсот человек и потом распалась. После этого в западных странах было множество других общин. Большое количество таких групп, основанных на свободных сексуальных отношениях и коллективной ответственности за воспитание детей, возникло в 60-х годах 20 века.29

По мнению Л.Б. Шнейдер, активная критика социальных функций семьи, развернувшаяся в обществе в начале 1970-х гг. породила попытки противопоставить ей альтернативу в виде группового брака. Изначально эта форма отношений носила радикальный и даже политический характер, её связывали с наркотическими оргиями, групповым сексом и терроризмом. Сегодня групповой брак трансформировался в жилые сообщества и коммуны. В. Сатир использует для их обозначения термин «коллективная семья».

С точки зрения структуры отношений выделяют следующие виды жилых сообществ: - жилые сообщества из нескольких пар; - жилые сообщества из нескольких лиц, не связанных парными отношениями; - смешанные формы.

Нередко жилые сообщества включают и детей. В их рамках одна группа редко остается неизменной, т.е. имеется тенденция к смене партнеров и изменению структуры сообщества. В этом смысле жилые сообщества в большей степени удовлетворяют требованиям гибкости и мобильности. В сообществах присутствует высокая степень материальной защищенности для отдельного лица, т.к. в моменты отсутствия заработка солидарность группы оберегает личность от нравственного и физического упадка. Коллективное право собственности снижает необходимость и значимость личной собственности. Личные потребности в значительной степени находятся под контролем группы.

Следует отметить, что в России жилые сообщества как форма брачно-семейных взаимоотношений практически не распространены.30

Наиболее важным примером современного коммунального устройства домашней жизни является израильский киббуц. Киббуц – сообщество семей и индивидов, совместно воспитывающих детей. Большинство киббуцев первоначально были сельскохозяйственными коллективными предприятиями, сейчас многие из них занимаются и промышленным производством. В Израиле насчитывается более 240 киббуцев с общим числом членов приблизительно в 100 000 человек. Некоторые из них невелики – не более 50 человек, другие включают до 2 000 человек. Каждый киббуц действует как общий дом, забота о детях воспринимается как дело всей общины, а не отдельной семьи. В некоторых киббуцах дети живут в специальных «домах для детей», а не со своими родителями, хотя выходные дни они проводят вместе со своими семьями.31

Гомосексуальные пары

В основе таких брачно-семейных отношений лежит однополая любовь, проявляющаяся в сексуальном влечении к лицам своего же пола. Истоки и формы гомосексуальности разнообразны. Несмотря на возможную генетическую предрасположенность, в целом она строится на основе индивидуального опыта и научения.

В отличие от российской литературы, в европейской активно и открыто, помимо непосредственного статистического подсчета, обсуждаются проблемы гомосексуальных союзов как одной из форм семьи. Гомосексуальные пары сталкиваются с теми же проблемами, что и гетеросексуальные: измены, ревность, обиды, доминирование, непонимание, отсутствие доверия, несоответствие ролевых установок и ролевой согласованности.

Отношение к гомосексуальным парам в обществе различное, но, как правило, всегда ярко выраженное от смертной казни (Мавритания, Тунис, арабские страны) до официального признания такой пары семьей с юридической легализацией отношений (Дания).32

Какие-то из перечисленных альтернативных моделей брачно-семейных отношений уже исчерпывают свой преобразовательный порыв, потенциал других только начинает осознаваться и оцениваться обществом. Некоторые из обрисованных альтернатив «экстремальны» и ограничиваются социальными меньшинствами и молодыми людьми, другие – распространяются всё шире. Но в причинах появления этого многообразия форм лежит глубокая структурная метаморфоза самой сути семьи. Сама тенденция возникновения новых семейных типов указывает на ослабление родительских и родственных отношений, на «разделение» брачного, сексуального и репродуктивного поведения.

Для тех людей, кто продолжает жить в традиции, сильнейшим аргументом в пользу стереотипного варианта остаются интересы детей. Но с облегчением экономических возможностей самостоятельно поднять потомство брачно-семейные отношения представляются менее прочными, менее безальтернативными и менее само собой разумеющимися, чем прежде. Толерантность в отношении меньшинства, которое не живет в браке и семье, значительно возрастает. Вместе с нею у большинства повышаются требования к качеству собственной супружеской и семейной жизни.

Несмотря на существование различных точек зрения по поводу тенденций в развитии брачно-семейных отношений, в настоящее время всё же большая часть молодых людей предпочитает традиционную семью, а сами семейные ценности в ряду других занимают лидирующую позицию.

ГЛАВА 2. КРИЗИС СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
Семья как социальный институт исторически всегда изменялась в соответствии с более широкими социальными изменениями в обществе и никогда не была жестким автономным образованием. Сейчас же происходят достаточно быстрые изменения в обществе, что не может не отражаться на семье как социальном институте и социальной группе.

В рамках научной полемики о стоянии современной семьи выделяются два концептуально противоположных подхода – «прогрессистская» теория и парадигма «институционального кризиса семьи».

Среди социологов прогрессистского толка (А.Г. Вишневский, А.Г. Волков, С.И. Голод и др.) происходящие изменения рассматриваются как процессы, связанные с демократической революцией общественных отношений. Модернизация брака и семьи, происходящая в России, европейских и североамериканских странах, оказывает влияние на многие стороны частной жизни. Признаки трансформации семьи стали проявляться в странах западной Европы уже с середины 1960-х годов, а в других европейских странах – с конца 1980-х – начала 1990-х годов.33

В противовес модернистской позиции сторонники кризисного подхода (А.И. Антонов, В.А. Борисов, В.М. Медков, А.Б. Синельников и др.) считают, что семья находится в глубоком упадке, который необходимо оценивать как ценностно-институциональный кризис. Они возводят проблему в разряд глобальных цивилизационных, считают её, при недостаточных усилиях по разрешению, способной привести к катастрофическим последствиям. Сторонники кризисной парадигмы предельно строги к дефиниции семьи. Защищая традиционную семью и традиционное в семье, они настаивают на неправомерности считать равноценными полноценную семью и её осколочные формы. «Кризисники» отрицают расширенные трактовки семьи, полагая, что это приводит к нивелированию специфики этого социального явления, к разобщению институциональных характеристик семьи, затрудняет диагностику изменений и определение перспектив развития.34

Исследователи указывают, что само понятие семьи утратило в настоящее время былую четкость и определённость. Вот лишь один из примеров того, как определяется семья современными американскими исследователями: «...семьей следует считать любое объединение людей, которое определяет себя в качестве семьи и включает в себя индивидов, связанных кровно-родственными связями или браком, а также тех, которые приняли решение разделить свои жизни друг с другом». Это определение включает в себя как «традиционную» семью, так и другие стили жизни, варьирующие от расширенной семьи и системы родственных связей до семей с одним родителем и живущих вместе партнеров одного пола. Ключевые элементы определения семьи состоят в том, что члены этого объединения рассматривают себя как семью, испытывают взаимное тяготение (аффилиацию) и посвящают себя заботе друг о друге.35

С этой точки зрения, кризис семьи можно рассматривать как её освобождение от такой её наиболее институциализированной формы, какой является социально санкционированный брак. Как правило, преодолевается определение семьи через систему брачных отношений, преодолевается брак как таковой. Семья как система отношений конкретных людей может испытать при этом очень сильные напряжения и деформации, но она не перестаёт существовать как явление.

Несмотря на разногласия в оценке степени тревожности обсуждаемой проблемы, ни один из авторов не отрицает очевидных черт деструкции (или «болезней роста») семейно-брачных отношений.

Нестабильность современных семьи и брака некоторые исследователи связывают с действием внутренних и внешних сил «отталкивания» и с менее сильным влиянием внутренних и внешних сил «притяжения».

В качестве внешних сил «отталкивания» называют следующие:

Внутренние же «силы отталкивания» определяются как:

Способность личности легко перестраиваться является необходимым качеством в эпоху постоянных изменений, занятости обоих супругов вне дома и необходимости менять модели взаимодействия, распределения труда. Чем в большей мере браки становятся гетерогенными, тем больше они уязвимы с точки зрения оптимального функционирования и стабильности. Понятие супружеской автономии является отражением растущей индивидуализации западного общества, потребности человека иметь интересы за пределами семьи. Особое значение приобретает совпадение взглядов супругов в отношении границ автономии каждого из них36.

Кризис семьи, проявляется, считает А.И. Антонов, в первую очередь, как кризис системы ценностей.37 В настоящее время семья перестаёт быть ценностью для людей, исчезают мотивы, побуждающие вступать в брак, рожать и воспитывать детей. Проводившиеся на эту тему исследования показали, что улучшение материальных условий не приводит к существенному увеличению числа детей в семье, так как экономический фактор в данном случае не играет ведущей роли.38

По мнению известного исследователя ценностей Р. Инглехарта, современные рациональные ценности – «ценности самовыражения» – отличны от традиционно-религиозных ценностей – «ценностей выживания». Лишь последние предполагают важность семьи и детей. Ценности личностной автономии, профессиональной самореализации, гедонизма не всегда совместимы с семьей, основанной на браке. То есть решение проблем современной семьи следует искать именно в сфере социально-нравственных установок.

Экономической же причиной кризиса института семьи ряд исследователей считает нерегулируемую глобальную экономику, которая предполагает ненормированный рабочий день, постоянную смену места работы, необходимость постоянно максимизировать свой человеческий капитал, риск остаться без подходящей работы. Работодатели не заинтересованы в работниках с семейными обязанностями (чаще всего это женщины).39

Российскую семью не могли не затронуть явления, характерные для всего индустриально развитого мира. Она, как и любой общественный организм, развивается и видоизменяется вместе с обществом, по-своему реагируя на вызов времени, отвечая на общественные потребности и формируя их.

Высокий темп жизни, практицизм, массовые установки на карьеру и получение прибыли, высокий уровень урбанизации, когда всё строится на целесообразности и выгоде, – всё это расстроило социальный механизм бракосочетания. Поиск брачного партнера требует душевных, временных и определенных материальных затрат. Брачные страницы СМИ, Интернета становятся в перспективе основной службой знакомств. Одиночество с присущим ему набором комплексов и психических нарушений становится атрибутом современного человека.

С другой стороны, уже созданные семейные союзы подвержены действию разрушительных факторов, влияющих на прочность брака и семьи в современном обществе, среди которых приводятся следующие:

– рост алкоголизации общества;

– конфликт поколений, вынужденных жить зачастую в стесненных жилищных условиях и приспосабливаться друг к другу;

– анахронизм в распределении домашних обязанностей, когда муж в условиях города утратил свои традиционно мужские семейные роли, а женщина приплюсовала к ним необходимость трудиться в общественном секторе;

– культурный анахронизм в отношениях между супругами, неумение решать спорные вопросы без конфликтов;

– гедонистические установки человека, испытывающего «одиночество в толпе». 40

Таким образом, развитие института семьи в России на современном этапе повторяет путь развитых западных стран: увеличение количества разводов, внебрачных рождений, развитие альтернативных форм семьи, уменьшение количества детей в семьях, эмансипация женщин и детей. В нашей стране ситуация осложняется тяжелым экономическим положением многих семей, а также трудностями политического, социального и нравственного порядка.

Подводя итоги, следует заметить, что проблемы современной семьи очевидны. Проблемы говорят о возможности (а некоторые исследователи заявляют об этом как о реальности) кризиса института семьи. Однако не стоит забывать, что изменения в институте семьи сегодня, его трансформация – это именно изменения, обусловленные реалиями современной жизни, сегодняшнего существования и функционирования человека, а не крах семейной сферы. Семья эволюционирует, развивается, приобретая различные формы, но не уходит с социальной арены.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследуя признаки современной семьи, одни ученые рассматривают процесс модернизации семьи и брака как естественный, другие – как кризис.

Падение рождаемости, распространение свободных союзов и других форм совместной жизни, рост числа юридически не оформленных сожительств, уменьшение зарегистрированных браков, увеличение возраста рождения первого ребенка, увеличение числа разводов и внебрачных детей – всё это тенденции современных перемен, происходящих с семьей.

Но помимо перечисленных явлений, которые в основном воспринимаются как негативные, в трансформации семьи произошли и позитивные перемены, такие, как равенство партнеров, эмансипация женщин, свобода выбора брачного партнера и формы совместной жизни, возможность самореализации. Такая трансформация в целом, безусловно, прогрессивна. Вместе с тем она создает и ряд проблем, так как делает семью менее стабильной.

По мнению социологов, модель типичной семьи в современном индустриальном обществе – это семья полная, нуклеарная, состоящая из одной пары супругов с детьми и находящаяся в зарегистрированном браке, работающих в семье двое. Среднее число членов семьи – 3,6 человека. Современная семья переживает существенные трансформации, вызванные глубокими сдвигами в развитии общества, при этом она продолжает занимать важное место в жизненных планах молодежи.

В настоящее время наряду с традиционными формами брачно-семейных отношений существует достаточно большое количество так называемых альтернативных, нетипичных форм организации семейной жизни. Существует открытый брак, где супруги живут вместе, но относительно независимо друг от друга и каждый из них, помимо семьи, имеет право на личную жизнь. Широкое распространение получила семья-конкубинат, означающая возможность мужчины жить в официальном браке и при этом иметь параллельный союз с другой женщиной, имеющей от него внебрачного ребенка или, сохранив неформальную связь с первой женой, юридически оформить брак с бывшей конкубиной. Еще одна своеобразная форма брака – это так называемый Годвин-брак, предполагающий раздельное проживание супругов. Также существуют такие формы семейно-брачных отношений как прерывающийся брак, ограниченная временем семья, свингерство, жилые сообщества и др.

На сегодняшний день альтернативные формы брака поддерживаются меньшинством населения. Сильным аргументом в пользу традиционных отношений являются интересы детей. Тем не менее, увеличение терпимости общества к альтернативным формам и расширившиеся возможности расторжения традиционного моногамного брака усиливают тенденцию увеличения их распространенности.




СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Антонов, А.И. Судьба семьи в России XXІ века. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции /А.И. Антонов, С.А. Сорокин. – М.: Изд. дом «Грааль», 2000. – 416 с.

  2. Богоявленский, Д.Д. Демографическая ситуация в России: состояние, тенденции, прогноз / Современная женщина, семья, демография. Актуальные исследования // под ред. О. Здравомысловой. – М.: Звенья, 2007. – 184 с.

  3. Вишневский, А.Г. Эволюция российской семьи / А.Г. Вишневский // Экология и жизнь. – 2008. – №7. – С. 6-11.

  4. Гидденс, Э. Социология: учеб. / Э. Гидденс. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – 532 с.

  5. Грицай, Л.А. Кризис традиционного материнства в современной России: социально-психологический аспект [Электронный ресурс] / Л.А. Грицай // Журнал практической психологии и психоанализа. – 2010. – №3. – Режим доступа: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20100309

  6. Гурко, Т.А. Трансформация института родительства в постсоветской России: автореф. дис. док. соц. наук [Электронный ресурс] / Т.А. Гурко. – М., 2008. – Режим доступа: http://www.isras.ru/publ.html?id=903[1]

  7. Дружинин, В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер,2008. – 176 с.

  8. Захаров, С.В. Перспективы рождаемости в России: второй демографический переход / С.В. Захаров // Отечественные записки. – 2005. – №3. – С. 124-140.

  9. Зритнева, Е.И. Семьеведение: учеб. пособие / Е.И. Зритнева, Н.П. Клушина. – М.: Владос, 2006. – 246 с.

  10. Королева, Ю.Г. Современная семья как социокультурный феномен / Ю.Г. Королева// Материалы IV международной научно-практической конференции «Научное пространство Европы». – 2008. – Режим доступа: http://www.rusnauka.com/25_DN_2008/Psihologia/28932.doc.htm

  11. Кузьмина, К.А. Трансформации модели семьи и потребностей в социальной защите в условиях социально-демографических и социально-экономических перемен / К.А. Кузьмина // Журнал исследований социальной политики. – 2008. – №2. – С. 200-216.

  12. Митрикас, А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. – 2004. – № 5. – С. 65-73.

  13. Орлов, А.Б. Эволюция межличностных отношений в семье: основные подходы, ориентации и тенденции / А.Б. Орлов // Mагистр. – 1996. – №1. – C. 52-64.

  14. Орлова, Н.Х. Семья как объект социально-философского исследования (Эволюция семейных отношений на рубеже XX-XXI столетий): автореф. дис. канд. философ. наук [Электронный ресурс] – С-Пб., 2003. – Режим доступа: http://www.scorcher.ru/art/love/intercourse4.php

  15. Попова, Л.В. Основные тенденции в развитии современных брачно-семейных отношений [Электронный ресурс] / Л.В. Попова // Вестн. ун-та (Гос. ун-т управления). – М., 2009. – №32. – Режим доступа: http://www.sociograd.ru/index.php/abutur/1-articles/152-savchenko

  16. Синельников, А.Б. Трансформация семьи и развитие общества: учеб. пособие / А.Б. Синельников. – М.: КДУ, 2008. – 320 с.

  17. Семья: XXI век. Проблемы формирования региональной семейной политики / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. – 2002. – №11. – С. 35-78.

  18. Социология семьи: учеб. / под ред. А.И. Антонова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 640 с.

  19. Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – С-Пб.: Питер, 2008. – 672 с.



1 Богоявленский Д.Д. Демографическая ситуация в России: состояние, тенденции, прогноз / Современная женщина, семья, демография // под общ. ред. О. Здравомысловой. – М.: Звенья, 2007. – С.21.

2 Митрикас А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. – 2004. – № 5. – С. 65-73.


3 Гидденс Э. Социология: учеб. / Э. Гидденс. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – С. 277-391.

4 Митрикас А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. – 2004. – № 5. – С. 65-73.

5 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.


6 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.

7 Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 376.

8 Митрикас А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. – 2004. – № 5. – С. 65-73.


9 Кузьмина К.А. Трансформации модели семьи и потребностей в социальной защите в условиях социально-демографических и социально-экономических перемен / К.А. Кузьмина // Журнал исследований социальной политики. – 2008. – №2. – С. 200-216.

10 Голод С.И. Состояние и перспективы развития семьи: Теоретико-типологический анализ (Эмпирическое обоснование) / С.И. Голод, А.А. Клецин. – С-Пб: С.-Петерб. филиал ин-та социол. РАН, 1994. – С.28.

11 Арутюнян М.Ю. . Распределение обязанностей в семье и отношения между супругами // Семья и социальная структура / под ред. М. С. Мацковского. – М.: ИСИ АН СССР, 1987. – С. 53-70.

12 Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 315-377.

13 Шамарина Е.В. Культурный смысл материнства в западноевропейской и отечественной философской мысли: автореф. дис. канд. философ. наук / Е.В. Шамарина. – Барнаул, 2008. – С. 18.

14 Симоненко М.Н. Образ «молодой семьи» в средствах массовой информации / Актуальные проблемы обучения и воспитания в образовательных учреждениях и социуме: материалы межвуз. научно-практич. конф. студентов и аспирантов (20-21 марта 2008 г.) // под ред. Т.В. Ганина. – Рязань, 2008. – С. 83-84.

15 Варламова С.Н. Семья и дети в жизненных установках россиян / С.Н. Варламова и др. // Социс. – 2006. – №11. – С. 61-73.

16 Пантин В. Семья и семейные ценности в сознании россиян / В. Пантин // Воспитание школьников. – 2008. – №10. – С. 9-14.

17 Грицай Л.А. Кризис традиционного материнства в современной России: социально-психологический аспект / Журнал практической психологии и психоанализа. – 2010. – №3. – Режим доступа: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20100309

18 Семья: XXI век. Проблемы формирования региональной семейной политики / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. – 2002. – №11. – С. 35.

19 Захаров С.В. Перспективы рождаемости в России: второй демографический переход / С.В. Захаров // Отечественные записки. – 2005. – №3. – С. 124-140.

20 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.

21 Гидденс Э. Социология: учеб. / Э. Гидденс. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – С. 277-391.

22 Зритнева Е.И. Семьеведение: учеб. пособие / Е.И. Зритнева, Н.П. Клушина. – М.: Владос, 2006. – С. 13-37.

23 Синельников А.Б. Трансформация семьи и развитие общества: учеб. пособие / А.Б. Синельников. – М.: КДУ, 2008. – С. 147-315.

24 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.

25 Антонов А.И. Судьба семьи в России XXІ века. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции /А.И. Антонов, С.А. Сорокин. – М., 2000. – С. 234-388.

26 Черняк Е.М. Трансформация семьи в двадцать первом веке / Е.М. Черняк // Семья в России. – 2008. – № 4. – С.4-6.

27 Синельников А.Б. Трансформация семьи и развитие общества: учеб. пособие / А.Б. Синельников. – М.: КДУ, 2008. – С. 147-315.

28 Эйдемиллер Э.Г.Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 315-376.

29 Гидденс Э. Социология: учеб. / Э. Гидденс. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – С. 277-391.

30 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.

31 Гидденс Э. Социология: учеб. / Э. Гидденс. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – С. 277-391.

32 Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – С-Пб.: Питер, 2008. – С. 68-132.


33 Митрикас А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. – 2004. – № 5. – С. 65-73.

34 Попова Л.В. Основные тенденции в развитии современных брачно-семейных отношений [Электронный ресурс] / Л.В. Попова // Вестн. ун-та (Гос. ун-т управления). – М., 2009. – №32. – Режим доступа: http://www.sociograd.ru/index.php/abutur/1-articles/152-savchenko

35 Орлов А.Б. Эволюция межличностных отношений в семье: основные подходы, ориентации и тенденции / А.Б. Орлов // Mагистр. – 1996. – №1. – C. 52-64.

36 Гурко Т.А. Трансформация института родительства в постсоветской России: автореф. дис. д. соц. наук [Электронный ресурс] / Т.А. Гурко. – М., 2008. – Режим доступа: http://www.isras.ru/publ.html?id=903[1]

37 Социология семьи: учеб. / под ред. А.И. Антонова. – М.: ИНФРА-М, 2005. – С. 227.

38 Медкова М.В. Семьи «звезд» шоу-бизнеса (контент-анализ материалов прессы) / М.В. Медкова // Социологические исследования. – 2002. – № 1. – С. 131-135.

39 Гурко Т.А. Трансформация института родительства в постсоветской России: автореф. дис. д. соц. наук [Электронный ресурс] / Т.А. Гурко. – М., 2008. – Режим доступа: http://www.isras.ru/publ.html?id=903


40 Орлова Н.Х. Семья как объект социально-философского исследования (Эволюция семейных отношений на рубеже XX-XXI столетий): автореф. дис. канд. философ. наук [Электронный ресурс] / Н.Орлова. – С-Пб., 2003. – Режим доступа: http://www.scorcher.ru/art/love/intercourse4.php






Тенденции современного развития семьи и брака
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации