Родригес А. Новая история стран Европы и Америки. XVI-XIX века. В 3 частях. Часть 1 - файл n1.docx

приобрести
Родригес А. Новая история стран Европы и Америки. XVI-XIX века. В 3 частях. Часть 1
скачать (807.7 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.docx447kb.07.01.2012 03:47скачать
n2.docx783kb.08.01.2012 19:56скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.docx

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

УДК 94(4+7)"15/18"(075.)


ББК 63.3(4)5я73+63.3(7)5я73

Н72

. AF,1

Авторским коллектив:

Родригес A.M., доктор исторических наук, профессор - Введение;
Мельянцев В А., доктор исторических наук, профессор -61,2
(в соавторстве с
Пономаревым М.В.);
Пономарев М.В.,
кандидат исторических наук, доцент - § 3, 6, 7, 9, 10
(в соавторстве
сКаримовой JIA, кандидат исторических наук);
Никонов OA,.кандидат исторических наук - § 4, 5;
Рафалюк С.Ю., кандидат исторических наук - § 8

Новая история стран Европы и Америки. XVI-XIX века. В 3 ч.
Н72 Ч. 1 : учеб. для студентов вузов /
[A.M. Родригес и др.] ; под ред.
A.M. Родригеса, М.В. Пономарева. - М. : Гуманитар, изд. центр
ВЛАДОС, 2010. - 528 с. - (Учебник для вузов).


ISBN 978-5-691-01419-2. ISBN 978-5-691-01420-8 (4.1).
Агентство
CIP РГБ.

Учебник посвящен истории стран Европы и Америки в XVI-XIX вв.
В нем рассматриваются важнейшие события и проблемы истории Нового
времени, анализируются основные тенденции социально-экономического
и государственно-правового развития западного общества в указанный пе-
риод, эволюция общественной мысли и культуры. Оригинальная структура
учебника позволяет использовать его как в рамках учебного процесса, так
и для самостоятельной подготовки студентов и аспирантов.

Учебник издается в трех частях. В первой части рассматриваются
основные тенденции общественного развития стран Европы и Америки
в Новое время. Учебник является частью учебного комплекта «Новая и
новейшая история зарубежных стран».

УДК 94(4+7)"15/18"(075.8)
ББК 63.3 (4)5я73+63.3(7)5я73

© Коллектив авторов, 2005

© ООО «Гуманитарный издательским центр ВЛАДОС», 2005
тчима7я * ко1 л 1 л 1 о о ® Серия «Учебник для вузов» и серийное оформление,


тчйы о™?м л Ж /н , > ^ 000 "гУма»итарный издательский центр ВЛАДОС», 2005
lbBJN 978-5-by 1-01420-8 (4.1) © Макет. ООО «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС» 2005


Учебное издание
Родригес Александр Мануэльевич, Мельянцев Виталий Альбертович,
Пономарев Михаил Викторович и др.


НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
XVI-XIX ВЕКА


Учебник для студентов вузов

Зав. редакцией Л. Р. Новоселова; редактор О. А Шашкова
Зав. художественной редакцией И. А. Пшеничников
Компьютерная верстка Л. И. Кудрявцев; корректор Т. Я. Кокорева

Отпечатано с диапозитивов, изготовленных
ООО «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС».


Лицензия ИД № 03185 от 10.11.2000.
Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.02.953.Д.005490.08.04 от 26.08.2004
Сдано в набор 20.10.04. Подписано в печать 14.02.05. Формат 60x90/16. Печать офсетная
Бумага офсетная. Усл. печ. л. 33,00. Тираж 20 000 экз. (1-й завод 1 10 000 экз.) Заказ № А 353.
Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС.
119571, Москва, просп. Вернадского, 88,
Московский педагогический государственный университет
Тел. 437-11-11, 437-25-52, 437 99-98; тел./факс 735-66-25.
E-mail:
vlados@dol.ru http://www.vlados.ru

Отпечатано в полном соответствии с качеством
предоставленного электронного оригинал-мвкетп
в типографии филиала ОАО «ТАТМЕДИА» «ПИК «Идем Пресс».
420066 г. Казань, ул. Декабристов, 2.

Содержание

Содержание 2

Раздел I 8

Промышленный переворот 36

и формирование индустриальной 36

экономической системы 36

Особенности социально-
экономического развития западного
общества на рубеже XIX—XX вв. 59

Глава Государственно-правовое 99

П развитие стран
Европы и Америки
в XVI-XIX вв. 99


Предпосылки возникновения
и эволюция абсолютизма
в странах Европы 99

Становление конституционной 160

модели государственности 160

nY Общественная мысль
Л и культура
в Новое время 184


Ш Духовные искания в эпоху
Возрождения и Реформации 184




Новое время является одним из наиболее насыщенных
периодов мировой истории. Оно сопряжено с событиями гло-
бального масштаба, определившими динамику складывания
современной цивилизации. Эта эпоха неизменно вызывала
повышенный, обостренный интерес у каждого поколения ис-
следователей. Летопись Новой истории, неотделимо связанной
с современностью и одновременно уходящей корнями в далекое
прошлое, раз за разом становилась полем политизированных
дискуссий, сильным аргументом в противостоянии враждеб-
ных мировоззренческих систем, важным средством обоснова-
ния правомерности любых идеологических доктрин.


История самого понятия «Новое время» несет отпечаток
острого идеологического противоборства. Еще в эпоху Воз-
рождения итальянскими гуманистами было предложено трех-
членное деление всемирной истории на «высокую античность»,
«темные, или средние века» и «новое время, или возрождение».
В дальнейшем вычленение Древней истории, Средних веков и
Новой истории, отражающее присущий европейской историо-
графии прогрессистский взгляд на характер исторического
процесса, стало универсальным. Впрочем, жесткое хроноло-
гическое разграничение этих периодов не играло принципи-
альной роли. Более важным оказывался эпицентр проблемной
нагрузки исследований, в частности, в области медиевисти-
ки анализ развития феодального общества и христианской
духовной традиции в средневековой Европе, при изучении
Нового времени - анализ революционного становления буржу-
азного общества, утверждения капиталистических порядков и
складывания системы международных отношений.



ВВЕДЕНИЕ

С течением времени в западной исторической науке, наряду
с «новой историей», закрепляется и понятие «современная
история». Предлагаемая датировка этого периода была весь-
ма различной. В качестве рубежной даты рассматривались
события 1815, 1871, 1900, 1918 гг. Каждое новое поколение
историков, пытающихся проанализировать генезис современ-
ных форм общественной жизни и вычленить последний этап
этого процесса в качестве «современности», оказывалось перед
сложно разрешимой методологической проблемой — необхо-
димостью обоснования принципиального различия основного
содержания «новой» и «современной» истории. В конечном
счете, приоритет в обобщающих исторических работах, по-
священных последним периодам развития западного общества,
был отдан «вековым историописаниям» («история XIX века»,
«история XX века»). В рамках же аналитического подхода к
анализу развития современного общества инициатива пере-
шла к представителям социологической, политологической,
экономической наук.


В марксистском обществознании, в лоне которого сформиро-
валась и современная отечественная историография, проблема
периодизации Нового и Новейшего времени, а также точной
характеристики предмета соответствующих дисциплин приоб-
рела первостепенное значение. Это было связано прежде всего с
формационной концепцией, в рамках которой каждый период
истории отражал ключевые этапы процесса обобществления
труда, смены общественно-экономических систем в результате
борьбы антагонистических классов. Классовая борьба рассма-
тривалась как «основное содержание» каждой эпохи и дви-
гатель общественного прогресса. С этой точки зрения, Новое
время трактовалось как эпоха торжества капиталистической
формации, начавшаяся событиями Английской буржуазной
революции XVII в. Внутренняя периодизация Новой истории
отражала представления о переломном рубеже в развитии ка-
питалистического общества, выходе на историческую арену
нового прогрессивного класса — пролетариата. Соответствен-
но, в качестве события, отделявшего «первый» и «второй»
периоды Новой истории, рассматривалась эпопея Парижской
коммуны (1870).



Введение



Вычленение особого периода Новейшей истории связыва-
лось в марксистской традиции с динамикой формационного
перехода от капиталистического общества к коммунистиче-
скому, завершением «предыстории человечества» и началом
«подлинной истории». Точка зрения о Новейшей истории
как периоде с самостоятельным формационным характером
(впервые представленная в трудах проф. Б.Ф. Поршнева)
первоначально не закрепилась. В печально известном «науч-
ном» труде «Замечания И. Сталина, С. Кирова и А. Жданова о
проекте учебника новой истории» (1934) содержалось понятие
«третьего периода новой истории, или новейшей истории»,
который рассматривался в качестве этапа «упадка капита-
лизма и победного строительства социализма». Позднее с
этим понятием была соотнесена концепция «общего кризиса
капитализма», разработанная идеологами Коминтерна. Со-
ответственно, формировалось и представление о внутренней
периодизации Новой и Новейшей истории - их границей стал
считаться 1917 год, Великая Октябрьская социалистическая
революция, означавшая «начало торжества коммунизма во
всемирном масштабе».


По вопросу рубежа между средневековьем и Новой историей
в советской историографии возникла дискуссия между москов-
ской и ленинградской школами. Московские историки считали
событием, разделившим две эпохи, Английскую буржуазную
революцию (середина XVII в.), а ленинградские — Француз-
скую (конец XVIII в.). Первая точка зрения со временем стала
преобладающей, что нашло отражение и в монографической
литературе, и в издававшихся на протяжении многих лет
учебниках истории для вузов и средней школы.


В современной отечественной историографии дискуссия о
хронологических границах средневековья, Нового времени и
Новейшей истории не имеет столь важного значения. Прин-
ципиальная значимость придается смысловой трактовке этих
периодов Мировой истории. Для цивилизации Запада границы
Нового времени
(«Modern age», «Neuzeit») определяются про-
цессом модернизации - переходом от традиционного, аграрного
общества к индустриальному, капиталистическому. Причем,
предпосылки этого процесса в Европе складывались в разное
время, а сам процесс модернизации приобретал совершенно
разную динамику и формы. Для анализа этих событий важно
определить не степень приближенности Запада к некоей «со-
временности», не поворотную точку «магистрального пути»
исторического развития, а вычленение качественных этапов
модернизации, постепенной эволюции традиционного обще-
ства и складывания принципиально новых общественных
институтов.


Важно учесть, что понятие «Новая история» как период Все-
мирной истории является характеристикой, приемлемой как
для стран Запада, так и для стран Азии и Африки. Естественно,
содержание этого исторического периода для таких разных
регионов земного шара представляется явно не однотипным:
в передовых странах Запада происходило развитие, а затем и
торжество капиталистических отношений; страны Азии и Аф-
рики, наоборот, вступали в длительную полосу кризиса своих
феодальных структур, а затем стали легкими объектами для
капиталистической экспансии со стороны капиталистических
стран Запада. Но все же существует нечто определяющее для
периода Новой истории как в странах Запада, так и в странах
Востока. В целом, это формирование колониальной системы, в
рамках которой горстка стран-метрополий (Запад) и подавля-
ющее количество зависимых стран (Восток) впервые в истории
человечества вместе образуют единую систему мирового капи-
талистического хозяйства на базе сформировавшегося единого
мирового экономического рынка.


В принципе, такой подход является достаточно распростра-
ненным и типичным для характеристики основного содер-
жания периода Нового времени. Обобщая разные трактовки,
можно выделить следующие периоды, образующие историче-
ское пространство Нового времени: период меркантилизма,
великих географических открытий и захвата торговых путей,
первоначального накопления капитала и деформации тради-
ционной социокультурной среды под влиянием Возрождения
и Реформации; период буржуазных революций, становления
капиталистической экономики, промышленного переворота
и формирования базовых социальных и правовых институтов
индустриального общества; период формирования монополи-
стического капитализма, массового производства, завоевания
Западом тотального мирового господства и, одновременно,
зарождения глубинных социально-экономических и полити-
ческих противоречий в развитии индустриального общества.
Поиск выхода из этих противоречий и станет основной целью
исторического развития в XX в.


Структура предлагаемого учебника имеет определенную
специфику. Исходя из характеристики основного содержания
Новой истории, в качестве хронологических рамок этого пе-
риода рассматриваются, с одной стороны, рубеж
XV-XVI вв.
(эпоха Великих географических открытий и «Высокого Воз-
рождения»), а, с другой, — рубеж
XIX-XX вв. (эпоха моно-
полистического капитализма, или империализма).


Эпоха Великих географических открытий, начало которой
положили плавания Христофора Колумба (1492) и Васко да
Гамы (1498), коренным образом изменила не только геогра-
фическую, но и экономическую, социальную, политическую
картину всего мира. На Западе началась так называемая «ре-
волюция цен», ставшая мощнейшим катализатором развития
капиталистических отношений и, в конечном итоге, превраще-
ния большинства европейских держав в метрополии. На Вос-


токе, в свою очередь, тот же процесс вызвал противоположные
последствия. Там многократно усилился кризис феодальных
структур, замедлились темпы развития, что, в конечном ито-
ге, превратило когда-то высокоразвитые восточные страны в
колонии и полуколонии. Таким образом, произошли процессы
огромной важности, приведшие к возникновению колониаль-
ной системы, в рамках которой возник общемировой экономи-
ческий рынок (где страны Востока играли подчиненную роль),
и впервые в истории человечества история стала единой.


Грань XIX и XX вв. также является переломной в истории
развития не только стран Европы и Америки, но и всего ми-
ра. На Западе в конце XIX в. свободный капитал стал пере-
оформляться в монополистический, что совершенно изменило
ситуацию в развитых странах. А на Востоке именно в конце


  1. в. начинается развитие собственных капиталистических
    отношений, что, в свою очередь, вызвало процесс появления
    новых классов и групп общества, возникновения буржуазного
    революционного движения и последующие буржуазные рево-
    люции («пробуждение Азии»), ставшие прологом к развалу
    колониальной системы. Кроме того, именно на грани XIX и


  2. вв. произошли первые межимпериалистические конфлик-
    ты (испано-американская война 1898 г., англо-бурская война
    1899-1902 гг. и русско-японская война 1904-1905 гг.), ставшие
    прообразом будущих мировых войн. Таким образом, хронология
    Нового времени предлагается в рамках
    XVI-XIX вв. Однако это
    не означает, что авторы отрицают право на другие точки зрения
    по данному вопросу.


Предлагаемый учебник включает три раздела. Первый раз-
дел (составляющий первый том издания) посвящен анализу
основных тенденций общественного развития стран Европы
и Америки в
XVI-XIX вв. Материал здесь распределен на три
проблемных блока: социально-экономическое развитие Запада
в Новое время, проблемы государственно-правового развития
(включая анализ становления абсолютизма и конституцион-
ного типа государственности), а также эволюция обществен-
ной мысли, научных достижений и культуры в Новое время.
Второй раздел (вошедший во второй том издания) посвящен
истории международных отношений. Третий раздел (часть
второго и третий том издания) построен по страноведческому
принципу. В нем рассматривается история крупнейших стран
и регионов Европы и Америки на протяжении
XVI-XIX вв.


Раздел I

ОСНОВНЫЕ
ТЕНДЕНЦИИ
ОБЩЕСТВЕННОГО
РАЗВИТИЯ СТРАН
ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
В XVI-XIX вв.

Социально-экономическое
развитие Запада в Новое
время: от традиционного
к индустриальному обществу


К Материальная культура
Hi европейского общества и развитие
К» Щт капиталистических отношений
I в период мануфактурного

HI • •• капитализма

Исторические предпосылки процесса модернизации
европейского общества


Экономический рывок Западной Европы в доиндустриаль-
ную эпоху — один из самых любопытных и загадочных фено-
менов мировой истории. В самом деле, почему и как отсталая,
бедная, полудикая периферия Евразии, какой, по существу,
была Европа во второй половине первого тысячелетия н.э.,
сумела к началу промышленной революции значительно про-
двинуться вперед, догнав и перегнав другие, прежде могуще-
ственные империи и государства, обратив некоторые из них
в колонии и зависимые страны? Эта проблема тесно связана
с общей трактовкой периода Новой истории, с осмыслением
исторической природы и сущности процесса модернизации.


В XIV-XV вв. европейское общество оказалось в состоянии
системного кризиса, открывшего путь для коренного обновле-
ния всех сфер человеческой жизни. В эту эпоху складываются
предпосылки для развертывания процесса модернизации — по-
этапного перехода от общественной системы традиционного ти-
па (аграрного, сословно-корпоративного) к индустриальному,
или «современному обществу»
(modern society).



I
Модернизация сопряжена с закреплением классовых форм
социальной стратификации и партикуляризма (доминирования
частных интересов), складыванием национальных сообществ,
формированием основы конституционной государственно-
правовой системы и электоральной модели политического по-
ведения. Модернизация, с точки зрения экономической, — это


переход к капитализму западного типа, обеспечение свободного
функционирования капитала и полного преобладания рыноч-
ных механизмов общественного воспроизводства. Шаг за ша-
гом в ходе модернизации складывалась и особая духовная сре-
да, основанная на индивидуализации ценностных ориентаций,
секуляризации и рационализации общественного сознания,
преобладании научного типа познания. В ходе модернизации
складывается новый тип идентичности европейского человека,
основанный на инновационной, деятельной социальной актив-
ности, секуляризированном, «обмирщенном» мировосприятии
и целесообразной, рационализированной мотивации. Модер-
низация разрушала традиционную картину мира с присущим
ей восприятием человека как части нерушимого богоданного
порядка вещей. Происходящая в ходе ее радикальная смена
мировоззренческих установок и морально-этических норм
носила в высшей степени драматический характер.


Динамика, сроки и формы модернизации в странах Запада
и Востока имели огромную специфику. В Европе предпосылки
для развертывания этого процесса складывались поэтапно.
Уже в начале второго тысячелетия здесь возникли необхо-
димые и достаточные условия для обеспечения ускоренного
развития производительных сил, роста капиталовооруженно-
сти и, в конечном счете, — производительности труда. Ввиду
климатических особенностей этой части Евразии ее народы
(в отличие от народов Востока и Юга) в сравнительно меньшей
степени были избалованы богатством естественных условий
труда и средств существования, но в то же время и меньше
зависели от «роковых капризов» природы. Вместе с тем Запад-
ная Европа располагала благоприятными возможностями для
развития относительно дешевых, надежных и эффективных по
меркам традиционных обществ средств коммуникаций (обилие
судоходных рек, большая протяженность морских берегов),
а также для наращивания основного капитала и энергетиче-
ского потенциала (ввиду наличия не истощенных в результате
длительного антропогенного воздействия макроландшафтов с
огромными лесными массивами).


В отличие от многих азиатских обществ, располагавших
плодородными землями и сумевших найти в ходе длитель-
ного исторического развития относительно эффективные и
адекватные своим природно-климатическим особенностям
технологии (например, заливного риса), позволявшие им быть
н известной мере самодостаточными, а их элитам получать
колоссальный прибавочный продукт, западноевропейский
периферийный вариант даннического способа производства
не был самодостаточен. Существовавшая на Западе система
«человек — природа» была сравнительно малоэффективна.
Достаточно сказать, что в средние века общая продуктивность
земли там была как минимум в пять раз ниже, чем в странах
Востока. Сложившиеся условия требовали «самоусиления»
человека, подталкивали его к поиску новых средств и форм
адаптации, к экспансии во всех возможных направлениях:
в освоении новых территорий, технологий, в социально-ин-
ституциональной и духовной сферах.


В известной мере благодаря географическому расположению
Западной Европы (удаленность от основных мест дислокации
номадов), ее народам в целом удалось избежать или свести к
минимуму последствия социально-политических шоков, свя-
занных с завоеваниями кочевников. Уместно напомнить, что
их набеги были отбиты не только силами западноевропейцев.
Немалую роль сыграли стойкость и мужество восточноевро-
пейских и южноевропейских народов, ослабивших натиск
номадов, но заплативших при этом дорогую цену: многие из
них в результате отстали в своем развитии. В то же время мно-
гократные попытки объединения Европы изнутри силовыми
способами, как известно, в конечном счете терпели неудачу.
Ввиду разнообразных обстоятельств, многие из которых нуж-
даются в уточнении (географическая фрагментация, особенно-
сти более позднего этногенеза), в Западной Европе постепенно
сложилась своеобразная система более или менее равновесных
конкурентно-контрактных отношений, препятствующая обра-
зованию губительной для прогресса монополии власти. Сфор-
мировались относительно независимые, децентрализованные
источники силы: церковь, города, феодалы, университеты,
гильдии и т.п. В средневековой Европе сложилась уникальная
модель городских поселений с коммунитарным типом обще-
ственных связей. Система землевладения, а вслед за ней и вся
структура феодального сословия оказалась децентрализована
(что нашло выражение в принципе «вассал моего вассала — не
мой вассал»). В ходе длительной эволюции был постепенно
ограничен произвол королей и князей, которые в целях более
успешной борьбы со своими соседями-конкурентами оказались
вынуждены опираться на экономическую силу третьего, глав-
ным образом торгово-промышленного сословия, предоставив
ему некоторые свободы и гарантии существования. Этому спо-
собствовал и дуализм двух высших сословий — как духовной
и светской властей.


Наконец, яркой спецификой обладала и европейская сред-
невековая духовная культура. Она основывалась на синтезе
совершенно разнородных компонентов — античном наследии
(концепция свободы, институты демократии, частное и публич-
ное право, научно-технические изобретения, достижения в об-
ласти литературы и искусства), «восточном» технологическом
трансферте (заимствование и творческая адаптация европей-
цами ближневосточных, индийских и китайских инноваций),
«германском» факторе (этническое обновление носителя евро-
пейской культуры, привнесение «свежей энергии»), широком
распространении иудео-христианских традиций и системы
ценностей. Иудео-христианская традиция придала особый
импульс движению европейского исторического субъекта. В от-
личие от многих других религий и этических систем в иудаиз-
ме и христианстве время не циклично, а линейно, в известном
смысле оно — вектор (ибо мир, согласно иудео-христианскому
учению, был создан, имеет начальную и конечную точки), вре-
мя господствует над пространством. Тем самым была заложена
идея прогресса и возможности рационального освоения мира.
В христианской культуре весьма сильно антропоцентричное
начало: дух не растворен в природе, а сконцентрирован в са-
мом Человеке, который создан по образу и подобию Божьему.
Спасение возможно через созидание, через активную борьбу
со злом в посюстороннем мире. В отличие от античности,
в христианском мире труд не проклятие, а важнейшая форма,
источник спасения. Трудовая этика получила широкое распро-
странение благодаря деятельности монахов (бенедиктинцев,
цистерцианцев и др.), провозгласивших принципы
«laboiarc
est
огаге» («work is worship», «кто не работает — не ест») за-
долго до возникновения кальвинизма.


Сочетание всех этих уникальных особенностей пред-
определило особую динамичность европейского средневеко-
вого общества по сравнению с традиционными восточными
цивилизациями. Уже в доиндустриальную эпоху в Европе
складываются предпосылки для ускорения социально-эко-
номического развития и формирования нового типа матери-
альной культуры.


Доиндустриалыный рост стран Запада:
факторы, темпы, динамика


Вопреки еще сохраняющимся представлениям о так назы-
ваемом средневековом застое (стагнации), Западная Европа в
XI-XIII вв. в целом переживала период относительно быстрого
экономического роста. По имеющимся оценкам, в 800-1000 гг.
валовая урожайность возросла примерно на 20-30%, а чистая
(за вычетом семян) — на 45-55%; в 1000-1300 гг. соответству-
ющие показатели составили 35-45 и 60-70%. В эти столетия
осуществлялся переход от двухполья к трехполью, начиная с
XII в. происходила широкомасштабная распашка целинных
земель. С конца XI по конец XIII в. общая площадь обрабаты-
ваемых земель в Англии, Франции и Германии увеличилась
примерно на 35-55%, а объем условно чистой продукции сель-
ского хозяйства в 1000-1300 гг. — на 180-260%. В
XI-XIII вв.
промышленное производство в странах Западной Европы воз-
росло не менее чем на 110-280%, а доля населения, занятого
в сельском хозяйстве, уменьшилась с 79-85% до 77-82%.
Учитывая, что численность населения в регионе в 1000-1300 гг.
увеличилась примерно на 90-95%, можно предположить, что
подушевой национальный продукт возрос в среднем на 40-70%,
а его среднегодовой темп прироста составил 0,13-0,16%.


Повышательный тренд обнаруживается и на основе демо-
графических реконструкций. Потепление климата в Западной
Европе, наступившее в
VIII-XIII вв., снижение интенсивности
распространения эпидемий, относительное уменьшение хао-
са, вызванного последствиями великого переселения народов,
способствовали хозяйственному и демографическому подъему
(несколько приостановленному в результате рейдов викингов
и венгров в 850-950 гг.). Численность населения стала быстро
увеличиваться, возможно, с конца VII в., достигнув в 800 г.
уровня 500 г. Затем темпы роста населения уменьшились
в 800-1000 гг. вдвое по сравнению с 700-800 гг. — до 0,11-
0,12% в год. В 1000-1100 гг. они составили 012-0,14% в год,
затем возросли вдвое в 1100-1300 гг. Однако в 1300-1340 гг.
темпы понизились до 0,2% в год. В целом, за 650-1340 гг.
(т.е. предположительно речь может идти о 500-700-летнем
мегапериоде) население увеличилось более чем в 4 раза, в том
числе в Северо-Западной Европе — в 6 раз, в Испании и Ита-
лии — примерно в 3 раза.


Сверхдлинная волна 650-700/1300-1340 гг. состоит, таким
образом, из двух макрокомпонентов — восстановительного
периода и примерно трех столетий «чистого» роста. Эта дли-
тельная протяженность отмечена крупными изменениями в
структурах производительных сил. Они связаны не только с
собственными изобретениями европейцев, но и с широким вне-
дрением и творческой адаптацией ими технических средств,
созданных в античном мире, а также на Востоке. Трансферт
знаний, технологий, культурных ценностей, потребительских
стереотипов интенсифицировался в результате межцивилиза-
ционных контактов, в ходе реконкисты, крестовых походов,
а также расширения евразийской сухопутной торговли вслед-
ствие установления
Pax Mongolica в 1240-1340 гг. Западная
Европа быстро впитывала нововведения, ибо, как отмечалось,
ее социально-экономическая система в силу гетерогенности
(и конкурентного начала), а также сравнительно низкой эф-
фективности испытывала в них постоянную потребность.


К числу крупнейших инноваций в сельском хозяйстве мож-
но отнести применение в Северо-Западной Европе тяжелого
плуга (с VII в., заимствован, вероятно, у славян), введение
трехпольной системы (с VIII в.), интенсифицировавшей ис-
пользование живого труда, земли и скота; подковы (с IX в.,
ранее применялась кельтами); хомута (с IX в., вероятно, заим-
ствован из Китая), увеличившего КПД лошади в 4-5 раз. Про-
мышленная, транспортная и информационная «революции»
средневековья связаны с появлением усовершенствованного
ткацкого станка (середина XI в., Фландрия), повысившего
качество продукции и увеличившего производительность
труда в 3-5 раз; изобретением компаса (1090), очков (1285,
Италия), механических часов (XIV в.), ставших, по-видимо-
му, катализатором технологических и организационных из-
менений в европейском обществе; с широким применением
тачки, строительством каналов; с достижениями в области
кораблестроения, навигации, многими инновациями в горном
деле, металлургии; с развитием книгопечатания. Значительно
увеличились также энергетические возможности европей-
цев — это было вызвано распространением водяных и ветряных
мельниц (соответственно с X и
XI-XII вв.).


В итоге, несмотря на многие негативные обстоятельства
(общая бедность преобладающей массы эксплуатируемого
населения, паразитизм основной части светских и духовных
феодалов, частые войны, стихийные бедствия, например, по-
жары, недостаточная четкость прав собственности, в том числе
наличие общих полей), европейское средневековое общество
сумело в целом обеспечить известный рост массы и нормы
производственных накоплений, создававших основу превра-
щения простого (а временами и суженного) воспроизводства
в расширенное. Этому способствовали климатические, геопо-
литические и цивилизационные факторы, отмеченные ранее,
а также социально-институциональные изменения, проис-
ходившие в западно-европейских обществах при переходе от
раннего средневековья к его более зрелым фазам.


Экспансия роста XI-XIII вв. была прервана экологическим,
социально-экономическим и политическим кризисом XIV в.
Приращение новых обрабатываемых земель отставало от уве-
личения численности населения: в 1100-1300 гг. в среднем по
странам Северо-Западной Европы, включая Англию, Францию
и Германию, соответствующие показатели составили 35-55
и 65-75%. К концу XIII — началу XIV в. стали вовлекаться
в оборот менее плодородные земли. Изменился климат: в
1300-1450 гг. он стал более холодным и сырым, чем прежде.
Голодовки, которые стали более частыми с 1300-х гг., а также
повторяющиеся эпидемии, войны, восстания, религиозные
репрессии привели к значительному сокращению числен-
ности европейского населения — в 1330-1347/1380-1400 гг.
примерно на 1/3, хотя в отдельных регионах и городах это
падение было более существенным. Например, число жителей
Венеции всего за 18 месяцев (с осени 1347 г. по весну 1349 г.)
уменьшилось на 3/5. Погибали мастера, квалифицированные
работники, сокращался спрос, производство оказалось в значи-
тельной мере дезорганизованным. И хотя некоторые отрасли,
например, металлургия и строительство (ввиду эскалации
войн), не переживали столь заметного спада, в целом период
XIV-XV вв. стал временем экономического упадка.


Вместе с тем часть населения, избежавшая худшей доли,
сумела поправить свое положение. Вследствие расширения
практики дарений церкви и роста спроса на ее услуги, церковь
в XIV-XV вв. аккумулировала немалые богатства. Повысились
уровень и качество питания отдельных категорий рабочих,
мастеров и ремесленников. В то же время падение ренты,
а также цен на продукцию растениеводства при росте ставок
зарплаты и удорожании промышленных товаров ослабило
позиции основной части феодалов, способствовало оттоку де-
нежных и материальных ресурсов в пользу городов и сельских
предпринимателей, сделавших ставку на интенсивное земле-
делие и животноводство (в том числе, путем осуществления
огораживания). В
XIV-XV вв. в ряде стран Западной Европы
в ходе ожесточенной борьбы крестьяне получили свободу.
Стали постепенно складываться условия, при которых было
выгодно замещать относительно дорогой фактор (труд) други-
ми, сравнительно более дешевыми ресурсами (при тогдашнем
динамическом соотношении цен) — скотом и иными формами
«первоначального» основного капитала.


Со второй половины XV в. в ряде стран Западной Европы
начался экономический подъем, сопровождавшийся относи-
тельно быстрым ростом численности населения, которая к
началу XVI в. превысила уровень 1300 г. Это было связано с
рядом обстоятельств, в том числе с улучшением климатиче-
ских условий в 1450-1550-х гг., а также с великими географи-
ческими открытиями, с такими феноменами, как Ренессанс и
Реформация. Великие географические открытия занимают в
этом ряду особое место.


В 1492 г. испанский подданный генуэзского происхождения
Христофор Колумб в поисках нового пути в Индию впервые
достиг берегов Америки. В результате этого плавания были
открыты Багамские острова и северные берега Кубы и Вене-
суэлы. Второе плавание Колумба 1493-1496 гг. открыло для
европейцев Малые Антильские острова, Пуэрто-Рико, Ямайку
и южный берег Кубы. В 1502-1504 гг. в результате его оче-
редной экспедиции, направленной, как и прежние, на поиски
золота, произошло открытие Карибского берега Центральной
Америки. Началось активное освоение испанцами нового
континента. Уже в 1508-1511 гг. были открыты Флорида,
полуостров Юкатан и юго-восточное побережье Мексики.
Участник нескольких испанских и португальских экспедиций
(1499-1504) к берегам Южной Америки, Америго Веспуччи
назвал эти земли Новым Светом и впервые предположил, что
они представляют собой неизвестный материк. В начале XVI в.
испанцы начали активное освоение южноамериканских тер-
риторий. Ими были открыты Гвиана, Венесуэла, Бразилия.
В 1519-1525 гг. началось кровавое завоевание Мексики под
руководством Ф. Кортеса. Вскоре началось и освоение порту-
гальцами Бразилии. В 1530-1535 гг. испанский конкистадор


Ф. Писарро завоевал Перу, а в 1535-1537 гг. Диего де Альмагро
предпринял поход в Чили.


В результате экспедиции португальца Васко да Гамы 1497-
1498 гг., обогнувшей Африку в поисках нового морского пути в
Индию, был открыт доступ к богатствам Юго-Восточной Азии.
В 1500 г. Д. Диаш открыл остров Мадагаскар близ африканских
берегов. В 1519-1522 гг. португалец Ф. Магеллан осуществил
первое в истории человечества кругосветное путешествие,
открыв по пути Патагонию, Огненную Землю и пролив, отде-
лявший последнюю от континента и названный впоследствии
его именем. В первой половине XVII в. голландцы продолжили
освоение азиатских территорий. Ими были открыты земли
Индонезии, Австралии (Новая Голландия), Новой Зеландии,
т.н. Вандименовой Земли и островов Тропической Океании.


Экспедиция Д. Кабота в 1497-1498 гг. сделала первые шаги
по освоению англичанами североамериканских территорий.
Корабли знаменитого британского пирата на королевской
службе Ф. Дрейка во второй раз в мировой истории обогнули
Земной шар (1577-1580). В 1534-1536 гг. была предпринята
первая попытка колонизации Канады экспедициями Ж. Кар-
тье (Франция). В 1608 г. С. Шамплен основал Квебек и открыл
Великие озера.


Эпопея Великих географических открытий положили нача-
ло системе колониализма, которая просуществовала вплоть до
второй половины XX столетия. Первыми крупнейшими коло-
ниальными державами были Испания и Португалия, позднее
лидерами этого процесса стали Голландия, Англия и Франция.
Покорение новых территорий сопровождалось вывозом в Евро-
пу драгоценных металлов и различных экзотических товаров.
В обыденную жизнь европейского населения, сначала высшего,
а затем и всех остальных сословий, постепенно входят такие но-
вые продукты питания, как картофель и помидоры, чай, кофе,
какао, рис, сахар, различные пряности и т.д. На европейском
рынке появляются ранее неизвестные табак, индиго и другие
диковинные товары. Новым источником доходов предприим-
чивых европейцев также стала работорговля.


Открытие мира, резкая интенсификация морских коммуни-
каций придали огромный импульс экономическому развитию
и самой Европы. За XVI в. объем сухопутных перевозок стран
Северо-Западной Европы возрос вдвое, а морских — в 5-10 раз.
В 1500-1700 гг. объем внешней торговли западноевропейских
государств увеличился в 3-5 раз, в том числе со странами Вос-
тока и Юга — более чем в 15 раз. Однако не стоит преувеличи-
вать прямой эффект развития внешнеэкономических связей.
В 1500-1800 гг. на долю экспорта пришлось в целом не более
1/4 прироста промышленной продукции стран Западной Евро-
пы. Расширение экономических контактов со странами Востока
и Юга, нередко принимавших форму их прямого ограбления,
играло важную, но все же не определяющую роль в накоплении
финансового и физического капитала европейских государств
(хотя Испания, Португалия, Голландия и Англия получали от
этих «контактов» больше, чем, например, Франция, Германия
и Италия). Доходы от эксплуатации новых территорий в XVI в.
были в среднем эквивалентны 1% национального продукта
стран Западной Европы. Доходы же от торговли со странами
Азии, Африки и Латинской Америки в 1492-1789 гг. едва ли
в целом достигали 1/5 валовых капиталовложений, реализо-
ванных в Западной Европе в
XVI-XVIII вв.

Таким образом, ничуть не умаляя роль внешних факторов,
следует отметить, что внутренние факторы, связанные с транс-
формацией экономической, социально-политической и куль-
турной жизни западноевропейских обществ в
XVI-XVIII вв.,
оказали решающее воздействие на масштабы накопления ими
физического и человеческого капитала. Толчком к разитель-
ным изменениям в экономической организации европейского
общества послужила «революция цен». Она была вызвана
отчасти притоком драгоценных металлов из колоний, но в
не меньшей мере и ростом численности населения в Европе.
Наиболее ярким проявлением «революции цен» стал рост
стоимости продуктов питания. Так, например, уже к 1601 г.
в Испании цены выросли в 4,5 раза, в Англии — в 4, во Фран-
ции — в 2,5 раза, в Германии и Италии — в 2 раза. Общий объ-
ем монет на протяжении XVI в. увеличился в 4 раза, а потому
упала стоимость самих драгоценных металлов.


Последствия «революции цен» ощущались на протяжении
длительного периода — с конца XV и вплоть до первой трети
XVII в. Но в разных странах они имели существенную специ-
фику. Для Испании и Португалии, где приток драгоценных
металлов из колоний был наибольшим, «революция цен»
имела особенно разрушительный характер. Резкий взлет цен
на производимые в этих странах товары привел к падению
их конкурентоспособности на европейском рынке и повлек
за собой заметное падение производства. В Англии и Голлан-
дии «революция цен», напротив, способствовала процессу
первоначального накопления, давая преимущество предпри-
нимателям, по сравнению с получателями феодальной ренты,
вызывая опережающий рост цен на промышленные товары, по
сравнению со стоимостью сельскохозяйственной продукции
и денежной оплатой труда наемных работников. Так, напри-
мер, в Англии в XVI в. цены на товары массового потребления
выросли на 155%, а зарплата наемных работников — лишь
на 30%. В северо-итальянских и фландрских городах «рево-
люция цен» не столь жестко сказалась на уровне заработной
платы благодаря традициям цеховой корпоративности. Но в
итоге эти регионы не получили столь же ощутимый толчок
для первоначального накопления капитала в промышленной
сфере, и традиционные центры ремесленного производства
здесь быстро пришли в упадок.


В целом «революция цен» ускорила переход к мануфактур-
ному капитализму. Она вызвала перераспределение доходов
между сословиями и обострила процесс классообразования.
Еще большую роль в этом плане сыграла Реформация в странах
Северо-Западной Европы. Она сопровождалась секуляризаци-
ей церковной собственности, относительным уменьшением
непроизводительных и увеличением производительных рас-
ходов населения, укреплением трудовой этики, повышением
активности человека и рационализацией его деятельности,
способствовала накоплению капитала, повышению эффектив-
ности его использования. Жители многих западноевропейских
стран стали придерживаться некоторых рациональных прин-
ципов регулирования рождаемости и планирования семьи,
практикуя в зависимости от обстоятельств безбрачие (в среднем
от 1/10 до 1/4 населения брачного возраста не имело семьи),
более поздние браки, а также ограничение числа детей. Эти
особенности демографического поведения жителей Западной,
и прежде всего Северо-Западной, Европы в немалой мере спо-
собствовали увеличению сбережений, социальной мобильности
населения, повышению его квалификационного и образова-
тельного уровня.


Помимо прямого перераспределения собственности и роста
уровня накоплений существовали и иные факторы «перво-
начального накопления капитала» — формирование т.н.
«стартового капитала», необходимого для создания новых
предприятий. На раннем этапе этого процесса шло преиму-
щественно накопление денежного капитала, формирование
«денежного класса». Источниками его могли быть ростов-
щичество и практика откупов, государственные займы и обе-
спечиваемые государством монополии на те или иные виды
торговли и производства, использование ресурсов колоний для
неэквивалентного торгового обмена с метрополией, каперство и
пиратство. Немалую роль играло использование крайних форм
эксплуатации работников, особенно на фоне роста пауперизма.
В качестве особого источника первоначального накопления
капитала можно рассматривать и использование феодальных
привилегий (землевладения, феодальной ренты и т.п.).


Большинство из этих факторов не были связаны с фор-
мированием устойчивых экономических институтов нового
типа. Однако на ранней стадии модернизации они сыграли
решающую роль в складывании экономических, а, главное,
и социальных предпосылок формирования рыночной эко-
номики. С этой точки зрения, важнейшей частью процесса
первоначального накопления было не только формирование
социального слоя предпринимателей, использующих различ-
ные средства для консолидации капитала, но и разрушение
традиционной системы трудовых отношений — отделение
работника от средств производства и превращение производи-
телей в наемных рабочих. Основой этого процесса было, в пер-
вую очередь, насильственное обезземеливание крестьянства.
Любопытную роль в складывании новой производственной
культуры сыграла и Реформация. В протестантской Европе
существенно сократилось число праздников, составлявших в
Европе до XVI в. от 1/4 до 1/3, а в поздней Римской империи от
1/3 до 1/2 всех дней в году. Среднее число отработанных часов
на одного занятого в год увеличилось в Европе с 2400-2600 в
XII-XlII вв. до 2700-2900 в конце XVII — середине XVIII в.


Развертывание процесса первоначального накопления ка-
питала обеспечило опережающее экономическое развитие тех
стран и регионов, где торгово-финансовые, административно-
политические и социальные факторы действовали в комплек-
се — Голландии, Англии, Северо-Восточной Франции и Северо-
Западной Германии. Но «классической» можно считать именно
английскую модель первоначального накопления капитала.
Здесь эффективное включение в колониальную экспансию и
обновленную систему межрегиональной торговли сочеталось
с массовым отрывом крестьянства от средств производства
(земли) и вытеснением его на рынок труда. В результате т н
«огораживаний», т. е. отторжения общинных или арендуемых
земель и развития на них овцеводства, массы крестьян лиша-
лись привычного уклада жизни и пополняли растущую армию
наемных работников. Тем самым, обеспечивалась социальная
основа для развития мануфактурного производства.


Итак, уже в течение доиндустриального периода в странах
Запада происходило относительно быстрое наращивание мате-
риально-вещественных компонентов производительных сил.
В результате роста региональной и мировой торговли, секу-
ляризации церковной собственности, расширения практики
огораживания, а также повышения степени имущественной
и личной безопасности купца и ремесленника, активизации
предпринимательской деятельности вследствие Реформации и
распространения протестантской этики, укрепления позиций
третьего сословия в ходе буржуазных революций и реформ и
колониальной экспансии европейских государств не только
возросли размеры прибавочного продукта, но и уменьшилось
его непроизводительное использование. В целом, в странах
Западной и Северо-Западной Европы норма чистых капиталов-
ложений (без учета изменения запасов) увеличилась с 1-2% в
XIII в. до 3-4% в
XVI-XVII вв. Средняя капиталовооружен-
ность труда в Западной Европе возросла в
XI-XVIII вв. при-
мерно в 3 раза. Энерговооруженность труда также увеличилась
в отмеченный период примерно в 3 раза. Еще более высокими
темпами увеличивались энергоинформационный потенциал
человеческого фактора и доступность средств коммуникации.
Это и стало ключевым моментом в становлении «западной»
модели социально-экономического развития.


Эпоха мануфактурного капитализма в Европе

Со второй половины XVI столетия в Европе начинается
период длительного демографического и хозяйственного
подъема, сменившего экономическую депрессию
XIV-XV вв
В этот период не только значительно увеличилась численность
народонаселения Европы, но и улучшились условия жизни
основной его массы. Показателями экономического роста были
расширение промышленного производства и увеличение про-
дуктивности сельского хозяйства. Но первенство по уровню
экономической активности первоначально принадлежало
торговле и финансово-кредитной сфере. Активизация внутрен-
ней и международной торговли, организация дорогостоящих
колониальных экспедиций потребовали создания особой ин-
фраструктуры, способной обеспечить потребность в денеж-
ном капитале и устойчивых каналах сбыта. Переживавшие в
XIV-XV вв. расцвет итальянские города-республики (прежде
всего Генуя и Венеция) и города Ганзейского Союза постепенно
утрачивали свою монополию. После завершения национально-
освободительной войны лидером европейской торговли стала
Голландия. Недостаток природных ресурсов, традиции судо-
строения и мореплавания, наличие многочисленных островов
и удобных гаваней, выгодное расположение относительно
океанских путей сообщения превратили голландцев в при-
знанных лидеров мировой торговли. Освободившись от испан-
ского господства, Голландия достигла уже к середине XVII в.
торгового оборота в 75-100 млн флоринов в год. Голландский
флот насчитывал в это время 15 тыс. кораблей, и строительство
судов на голландских верфях обходилось в 1,5-2 раза дешевле,
чем в Англии (не говоря о других странах Европы).


С конца XVII в. на лидирующие позиции в европейской
торговле выходит Англия. Уже в эпоху королевы Елизаветы
англичане с успехом включились в борьбу с испанцами и пор-
тугальцами за господство на морских коммуникациях. Со-
бытия революции, гражданских войн и реставрации приоста-
новили движение Англии к роли ведущей морской державы
мира, но уже Навигационный акт 1651 г. показал готовность
англичан бросить открытый вызов своим соперникам. Мер-
кантилистские положения Навигационного акта впоследствии
неоднократно подтверждались государственными законами
и привели к тому, что большая часть колониальных товаров
начала попадать в Европу именно на английских судах. Уже
в 1700 г. в Лондон ежегодно прибывало свыше 1300 кораблей.
Вторым по значению городом Англии стал Ливерпуль. Из
французских городов в торговле наибольшее значение имели
в это время Марсель, Гавр, Бордо, а также Париж — «все-
общая кладовая королевства, где совершается обмен произ-
ведений одних провинций на продукты других». Именно во
Франции в
XVII-XVIII вв. появляются новые виды торговых
городов — порто-франко — портовые города, которые лежат
за таможенной границей государства. На порто-франко не
распространялась политика протекционизма, активно прово-
димая в период первоначального накопления капитала (при
ввозе во внутренние регионы привезенные товары облагались
меньшими таможенными пошлинами).


Менялась и организация торговли. Ключевую роль в миро-
вой торговле по-прежнему играли крупные кампании. В XV-
XVI вв. торговые кампании создавались как монопольные объ-
единения, контролирующие торговлю с определенной страной
или регионом. При этом купцы, входившие в ту или иную
кампанию, зачастую вели торговые операции самостоятельно.
Со временем появились и новые виды кампаний — «полные
товарищества», где купец участвовал как лично, так и своими
капиталами, и «товарищества по вере», часть членов которых
участвовали в торговле только своим капиталом. Наконец,
начиная с XVII в. появляются и акционерные кампании.
Первоначально акции были только именными, поскольку
так назывался весь пай акционера. Впоследствии, наряду с
именными, появляются анонимные акции на предъявителя,
одинаковые по номинальной стоимости, которые становились
объектом свободной купли-продажи. Так зарождался акци-
онерный капитал, сыгравший огромную роль в развитии не
только торговли, но и промышленности.


Ярмарочная торговля постепенно утрачивала свое значение.
Появление оптовых и специализированных ярмарок стало
преддверием формирования целостной торговой инфраструк-
туры. Быстро развивались прямые связи с производителями,
расширялась практика торговли со складов, нередко в виде
аукционов (особенно в портовых городах). Все более четко про-
слеживалось разделение на внешнюю и внутреннюю, оптовую
и розничную торговлю. Выделяются в самостоятельные виды
торговой деятельности, формы, основанные на экспедитор-
ских, комиссионных и транспортных функциях. Принци-
пиально новой формой организации торговли стала биржа.
Первая биржа появилась еще в конце XV в. в Брюгге (слово
«биржа» связано с фамилией известной купеческой семьи фон
дер Берзе; в Италии и Франции первоначально существовало
другое название — «ложа»). В отличие от ярмарки, действовав-
шей лишь периодически, биржа функционировала постоянно,
и здесь шла торговля по образцам товаров. В XVII в. утвер-
дилась специализация биржевой торговли. В Антверпене и


Лионе впервые биржа была разделена на товарную и фондовую
(вексельную). Оплата векселями, т.е. коммерческий кредит,
приобретал в период первоначального накопления капитала
все большее значение. В результате возник «вторичный» рынок
векселей, когда вексель продавался за меньшую сумму другому
лицу, которое и получало долг по истечении срока векселя.
Вскоре на фондовых биржах стали проводиться операции и с
государственными ценными бумагами. Крупнейшей в XVII в.
стала фондовая биржа в Амстердаме, где широко продавались
акции частных купеческих кампаний.


Наряду с биржевыми операциями дальнейшее развитие
получает и банковское дело. В дополнение к традиционным
операциям банкиров (прием вкладов, выдача кредитов, об-
мен монет) появляется такая операция, как «учет векселей»
(перевод векселя на имя банкира с получением уменьшенной
суммы выплаты). Впоследствии банки начали выпускать и
собственные «банкноты» — своего рода векселя банка, оплачи-
ваемые банком по первому требованию. Банкноты принимали
при платежах и лица, не имевшие вкладов в этом банке, так
как их оплата гарантировалась. Еще одним новшеством стали
банковские чеки, т.е. поручение вкладчика своему банкиру
уплатить предъявителю известную сумму за счет его вклада в
банке. Крупнейшим банковским центром уже в XVII в. стал
Лондон. Одновременно начали образовываться и государ-
ственные банки (первый такой банк был создан еще в XV в. в
Генуе). Многие государственные банки, в том числе Англий-
ский, Амстердамский, Гамбургский, участвовали и в частных
коммерческих операциях.


Развитие торговой и банковской инфраструктуры обеспе-
чило условия и для быстрого роста промышленного произ-
водства. Ремесленный труд, ориентированный на городской
или региональный рынок, сменяется специализированным
производством, обеспечивающим межрегиональную торговлю.
Если в традиционных ремесленных мастерских работником,
как правило, осуществлялся полный технологический цикл
по производству того или иного изделия, то на предприятиях
нового типа — мануфактурах — стало широко использоваться
разделение труда. Первоначально широкое распространение
получили т.н. «рассеянные мануфактуры», основанные пре-
имущественно на надомной работе. Скупщик размещал зака-
зы, нередко — предоставлял сырье для работы, брал на себя
обязанности по реализации продукции. Такая организация
труда была гораздо эффективнее, чем традиционный труд ре-
месленника, хотя и не предполагала техническое и технологи-
ческое перевооружение производства. К тому же «рассеянные
мануфактуры» не были связаны цеховыми уставами, что по-
зволяло получать дополнительную прибыль от эксплуатации
наемных работников.


В дальнейшем стали появляться и централизованные ма-
нуфактуры, которые зачастую представляли собой уже до-
статочно крупные предприятия с десятками и даже сотнями
работников. Труд на них оставался по-прежнему в основном
не механизированным, т.е. ремесленным. Но специализация
работников, рост их квалификации, экономия на издержках
перевозки сырья и деталей, ориентация на крупную оптовую
торговлю обеспечивали мануфактурам гораздо большую эф-
фективность, чем традиционным ремесленным мастерским.
В отличие от «рассеянных мануфактур», распространенных
прежде всего в текстильном деле, централизованные ману-
фактуры распространились в
XVII-XVIII вв. в металлургии,
судостроении, производстве стекла, оружия, селитры, карет-
ном и полиграфическом деле.


Большую роль в распространении этой формы организации
производства сыграло и государство. Проводя политику мер-
кантилизма и протекционизма, государство брало на себя ор-
ганизацию и финансирование мануфактур в наиболее важных
отраслях, поощряло привлечение иностранных мастеров. Для
обеспечения достаточного рынка сбыта снижались или даже
отменялись внутренние таможенные сборы, расширялось стро-
ительство дорог и каналов, практиковались налоговые льготы
и монопольные привилегии. Все это стимулировало развитие
промышленности и обеспечивало стремительный переход
от индивидуального труда к малосерийному производству.
Именно мануфактура стала основой для превращения капи-
талистических отношений в важнейшую часть общественной
жизни, имевшую самые серьезные социальные и культурные
последствия.


Утверждение мануфактурного капитализма, или «протоин-
дустриализация», было противоречивым процессом, с подъ-
емами, откатами и спадами. Оно осложнялось войнами, восста-
ниями, демографическими спадами и другими факторами. Но
в целом, в
XVI-XVIII вв. промышленное производство в запад-
ноевропейских странах увеличивалось сравнительно быстро.
В 1500-1750 гг. подушевое производство железа, в среднем по
региону, выросло в 1,7-1,9 раза. Среднегодовые темпы про-
мышленного производства в расчете на душу населения до-
стигали во Фландрии-Брабанте в 1510-1610 гг. -0,16-0,20 /о,
в 1610-1710 гг. - 0,40-0,42, в 1710-1812 гг. - 0,34-0,38 /о;
во Франции в 1701-1710/1780-1790 гг. - 0,40-0,45%;
в Великобритании в 1700-1760 гг. - 0,31-0,35% в 1760-
1780 гг - 0,80-0,82%, в 1780-1800 гг. - 1,1-1,2%. В целом
по Западной Европе в
XVI-XVIII вв. среднегодовой темп при-
роста промышленной продукции в расчете на душу населения


составлял 0,17-0,23%. virrrr

Очевидный подъем на протяжении XVII-XVlli вв. пере-
живало и сельское хозяйство. Удар по системе феодальных от-
ношений был нанесен «революцией цен». В условиях падения
стоимости денег и роста цен фиксированные денежные оброки
утрачивали свою былую привлекательность для собственников
земли. Выгодным предприятием становилась передача земли
в аренду или сбор в качестве оброка доли урожая (шампар во
Франции). Аренда распространялась в нескольких вариан-
тах — издольная (когда хозяин земли предоставлял в аренду
не только надел, но и инвентарь, посевной материал, жилье,
получая взамен определенную долю урожая), испольная (когда
арендатор и землевладелец несли равные затраты и делили до-
ходы поровну), денежная (арендатор вносил деньги за аренду).
Ради получения арендной платы землевладельцы стремились
согнать крестьян с их наделов. Подобный процесс активно
проходил в Англии, Нидерландах и Северной Франции, где
постепенно формировалась социальная прослойка фермеров-
арендаторов, применявших в своем хозяйстве наемный труд и
отдававших часть получаемой при этом прибавочной стоимости
собственнику земли в виде ренты. Часть земель вообще изыма-
лась из сельскохозяйственного производства и переориентиро-
валась на нужды текстильной промышленности (овцеводство,
производство технических культур).


С конца XI в. и до конца XVIII в. площадь обрабатываемых
земель увеличилась в Германии в 3,5-4 раза, а в Англии в
2 5-3 раза. Но если учесть, что численность населения и в
Англии и в Германии возросла за отмеченные семь столетии
примерно в 6-6,5 раза, то площадь обрабатываемых земель в
расчете на душу населения сократилась за этот период при-
мерно вдвое в Англии и на 50-70% — в Германии. Снизилась
и доля занятых в сельском хозяйстве — с 77-82% в 1500 г. до
62-66% в 1800 г.


Сокращение занятости в сельскохозяйственной сфере и
уменьшение показателя «природообеспеченности» живого
труда в определенной степени компенсировалось улучшением
использования земли, капитала, энергии и, не в последнюю
очередь, «человеческого фактора». Правда, техническая ба-
за аграрного производства оставалась прежней. Основными
орудиями обработки земли были плуг, коса, серп, борона.
Для удобрения почв использовались натуральные удобрения:
навоз, торф, зола и т.п. Но в целом агрикультура значитель-
но изменилась. Трехпольная система постепенно сменялась
многопольем — вместо пара стали сеять кормовые травы и кор-
неплоды. Шире начали использоваться дренаж, минеральные
удобрения. В практике скотоводства получил распространение
стойловый откорм скота. Более ярко выраженный характер по-
лучила специализация сельскохозяйственного производства,
особенно применительно к молочному скотоводству, тонкорун-
ному экспортному овцеводству. Все это позволило существенно
увеличить продуктивность сельского хозяйства. За период с
конца XV в. по начало XVIII в. сельскохозяйственный продукт
в расчете на душу населения увеличился более чем на 10%.
А в XVIII столетии его среднегодовые темпы равнялись по
Западной Европе уже 0,15-0,18%. Урожайность зерновых в
среднем по ряду основных регионов Западной Европы увели-
чилась в
XVI-XVIII вв. в 1,5-2 раза.


Процесс закрепления рыночных отношений в сельском
хозяйстве имел значительную специфику в разных странах
Европы. В Англии, Голландии, Швейцарии, Северной Италии
он привел к полной ликвидации крестьянства в его традици-
онном, феодальном качестве. Уничтожение личной зависимо-
сти крестьян сопровождалось распадом общины. Беднейшая
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


УДК 94(4+7)"15/18"(075
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации