Реферат - Судебно-медицинская экспертиза взрывных травм - файл n1.doc

Реферат - Судебно-медицинская экспертиза взрывных травм
скачать (203 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc203kb.18.09.2012 16:36скачать

n1.doc



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ




КАФЕДРА УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

РЕФЕРАТ

ПО ДИСЦИПЛИНЕ СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА

Тема: СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ВЗРЫВНЫХ ТРАВМ


Выполнила:

студентка группы Ю-402

Добарская О.А.

Научный руководитель:

д.м.н, профессор

Попов В.Л.

Санкт-Петербург

2011

СОДЕРЖАНИЕ


Тема: СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ВЗРЫВНЫХ ТРАВМ 1

ВВЕДЕНИЕ 4

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВЗРЫВНЫХ 5

УСТРОЙСТВ 5

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 6

ПОВРЕЖДЕНИЙ ОТ ВЗРЫВОВ 6

Общие особенности повреждений, возникающих в результате взрыва 6

Частная характеристика 7

повреждений, возникающих в результате взрыва 7

Особенности повреждений от взрывов беззарядных устройств и воздушных смесей 11

МЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ТРУПА 12

И ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ 12

ВОЗМОЖНОСТИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ 20

Решение вопроса о наличии и характере телесных повреждений 22

Установление взрывного характера травмы 23

Определение особенностей взрывного устройства 23

Определение дистанций взрыва 25

Установление позы пострадавшего и положения его тела 26

относительно центра взрыва 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 30

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 31

ВВЕДЕНИЕ


Феномен взрывной травмы изучается с того времени, как люди начали использовать энергию взрыва, хотя это имело отношение главным образом к военным действиям. В последние два десятилетия отмечается резкое увеличение частоты взрывных повреждений в мирное время у гражданских лиц в связи с изготовлением и применением самодельных взрывных устройств. Постоянная опасность взрыва существует на складах промышленной продукции и на предприятиях в различных отраслях производства. Кроме того, взрывная травма остается ведущей причиной травматизма, связанного с воздействием огня; такие травмы все чаще имеют место при взрывах автомобильных аккумуляторов.

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВЗРЫВНЫХ

УСТРОЙСТВ


Первую группу составляют взрывные устройства, имеющие специальный заряд бризантного или метательного взрывчатого вещества. К таким устройствам относятся: а) боевые взрывные устройства специально предназначенные для поражения живой силы, технихи, сооружений (мины, гранаты, бомбы, ракеты и Пр.); б) взрывные устройства, не заключенные в оболочку и не имеющие специальных поражающих элементов (толовые, тротиловые или иные шашки, имитационные заряды, пиротехнические устройства); в) атипичные взрывные устройства (самодельные, комбинированные и т.д.).

Вторую и третью группы составляют устройства, не содержащие специального заряда. Понятие «взрыв» применительно к устройствам этой группы в значительной мере условно и заключается в быстром изменении исходного объёма с воспламенением или без такового. Скорость такого «взрыва» не соизмерима с детонацией или взрывным горением, однако на практике, за счет того что эти устройства достаточно массивны, выделяющейся энергии достаточно для образования значительных по объёму повреждений. К этой группе относятся: а) устройства, содержащие легко воспламеняющиеся жидкости и газы; б) устройства, содержащие жидкости и газы под высоким давлением.

Третью группу составляют пылевоздушные смеси и скопления газов. Взрыв достаточно большого объёма таких веществ, особенно в условиях закрытого помещения, часто приводит к тяжёлым и смертельным повреждениям.

Строго говоря, только первая группа с конструктивной и физико-химической точки зрения является типичными взрывными устройствами, которые способны формировать типичные для взрыва повреждения одежды и тела человека (носящие признаки «огнестрельности» - обладающие механическим, термическим и химическим поражающим действием)1.

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ПОВРЕЖДЕНИЙ ОТ ВЗРЫВОВ


Морфология взрывной травмы отличается с одной стороны исключительным многообразием, с другой - достаточной специфичностью. Это единственный вид травмы, где одновременно, в течение сотых долей секунды на тело человека действуют механические, термические и химические факторы. Именно такое сочетание обуславливает её своеобразие, возможность дифференциальной диагностики различных видов взрывов по результатам судебно-медицинской экспертизы. Большое количество существующих сегодня специальных и лабораторных методик криминалистического исследования безусловно расширяют возможности судебно-медицинской экспертизы взрывной травмы. Но все они по своей сути, только дополняют комплекс выявляемых экспертом повреждений и изменений, возникающих на теле и одежде пострадавшего, а также на окружающих предметах в результате взрывов. Этот комплекс признаков служит основой для решения вопросов следствия о виде взорвавшегося устройства, дистанции взрыва, действиях пострадавшего (пострадавших) в момент взрыва.

Общие особенности повреждений, возникающих в результате взрыва


К общим особенностям повреждений, возникающих в результате взрыва относятся:

Частная характеристика

повреждений, возникающих в результате взрыва


Главным фактором, определяющим характер взрывных ранений тела и одежды человека является дистанция и расстояние от центра взрыва.

Для 1-й зоны и начальной части 2-й зоны близкой дистанции взрыва характерна полная дезинтеграция тканей (дробление, распыление и разбрасывание), независимо от их биохимических и топографо-анатомических взаимоотношений, с образованием абсолютного дефекта поражаемой части тела. Проксимальной границей данного уровня является линия перелома костей. Ниже костных отломков могут свисать только сухожилия, в т.ч. с костными фрагментами на концах, редко - лоскуты кожи или отдельные элементы сосудисто-нервных пучков. Неполное разрушение этих образований происходит, по-видимому, благодаря отклонению их в момент взрыва за пределы очага сверх высокого давления.

Взрывы при условии контакта с ВУ и в пределах 2-й зоны всегда сопровождаются разрушениями кожи, мышечных масс, костей скелета. При этом в размозженных мягких тканях обнаруживаются осколки оболочки ВУ, кусочки не прореагировавшего ВВ, вторичные снаряды.

При взрыве более мощных ВУ характер и объём возникающих повреждений существенно увеличивается.

На протяжении 2-й зоны близкой дистанции взрыва (зона действия взрывных газов) величина разрушений целиком и полностью определяется свойствами анатомических структур и особенностями костнофасциальной архитектоники конечности. Чем слабее в механическом отношении ткань, тем большими оказываются её разрушения. Этим объясняется столь характерное для взрыва расслоение относительно прочных анатомических образований костей, сухожилий, кожи, сосудисто-нервных пучков, мышечных групп или отдельных мышц. По краю взрывной раны разрушения рыхлых тканей носят сплошной характер. В проксимальных отделах поврежденного сегмента наиболее глубоко взрывные газы проникают вдоль «слабых» мест конечности - паравазальных, параос-сальных, подфасциальных и межмышечных пространств, однако при одном условии - если промежутки открыты в сторону взрывной раны. Клетчаточные слои, ориентированные (расширяющиеся) в противоположную от центра взрыва сторону, оказываются интактными.

Что касается повреждений осколками и вторичными снарядами, то ещё В.И.Молчанов (1976) отмечал, что чем ближе тело находится к ВУ, тем большее число осколков может причинить повреждения. При близком взрыве в тело проникают не только крупные, но и мелкие осколки и даже металлическая пыль. На больших расстояниях взрыва (неблизкая дистанция) в тело попадают лишь единичные крупные осколки. При этом такие осколки причиняют преимущественно слепые ранения. Основная масса наружных повреждений локализуется на обращенной к центру взрыва поверхности тела. Повреждения обычно обнаруживаются на нескольких частях тела (вне зависимости от мощности заряда и конструкции ВУ), если они не были защищены какой-либо надёжной преградой. Строго изолированные повреждения одной конечности от близкого взрыва (даже ВУ малой мощности - запала, взрывателя, мины и т.п.) могут быть лишь при условии защиты остальных частей тела какой-либо преградой, от действия осколков и вторичных снарядов.

Большим разнообразием отличаются переломы костей черепа: от мелких дырчатых переломов в результате действия осколков, до полного разрушения головы. Это в первую очередь зависит от дистанции взрыва (часто зависящей от позы пострадавшего) и, в меньшей степени, от вида взрывного устройства и мощности взрыва3.

Весьма характерными и, соответственно, информативными (с точки зрения их судебно-медицинской значимости) являются и менее тяжёлые повреждения, такие как ссадины, ожоги, раны. Ссадины и разнообразные очаги осаднений в той или иной степени всегда имеются на кожных покровах погибших от взрывной травмы. Они по своему происхождению могут быть подразделены на ссадины от: а) действия взрывных газов и ударной волны; б) действия осколков оболочки взрывных устройств; в) действия вторичных снарядов; г) ударов при отбрасывании тела.

Ссадины (осаднения) первой группы локализуются только на частях и поверхностях тела, обращенных к центру взрыва, они более обширны по площади, но не имеют четких границ. На практике достаточно сложно отдифференцировать такие ссадины от ожогов, так как они в той или иной степени сочетаются с ожогами. В случаях, когда кожа пострадавшего в момент взрыва была прикрыта одеждой, от действия этих же факторов взрыва возникает другая разновидность ссадин. Они обычно имеют более разнообразную форму и чёткие границы, представляя собой следы-отпечатки складок, швов и других деталей одежды.

Кровоподтёки и кровоизлияния являются одним из наиболее частых видов повреждений, которые формируются при взрывной травме. Но они редко имеют самостоятельное экспертное значение. Исключение представляют случаи, когда кровоподтёки носят «штампованный» характер (образуются в результате ударов о тело пуговиц, ременных пряжек и других частей одежды, снаряжения и проч.) со специальным зарядом (напалм, фосфор и др.) ожоги могут возникать и при больших расстояниях от центра взрыва. При взрывах ВУ малой и средней мощности ожоги локализуются только на свободных от одежды частях тела, обращенных к центру взрыва. Ожоговые поверхности, как правило, имеют ограниченный вид, с чёткими контурами, иногда отражают особенности имевшейся на пострадавшем одежды. Обычно это ожоги I-III степени, и только по краям отрывов частей тела иногда имеются элементы обугливания. При воспламенении одежды, которое наблюдается при взрывах снаряженных порохом устройств и боеприпасов со специальным зарядом (типа напалма), выраженность ожогов резко возрастает4.

Особое место в этой группе повреждений занимают точечные ожоги от действия разлетающихся при взрыве горящих частиц взрывчатого вещества. Такие ожоги имеют вид «осыпи». Отличить их от поражений мелкими осколками можно зачастую только по результатам рентгенографического исследования (по отсутствию рентгеноконтрастных элементов).

Ожоги сочетаются с отложениями на коже и раневых поверхностях копоти. Это сочетание зависит от вида взорвавшегося устройства (оболочечный, безоболочечный), состав заряда обусловливает только степень выраженности ожогов и интенсивность отложений копоти. Отложения копоти (также как и ожоги) отчетливо видны на свободных от одежды участках кожи и по краям отрывов частей тела, однако по своей площади они более обширны и перекрывают последние. Отложения копоти наблюдаются не только на поверхности кожи, но и в глубине ран, а также на повреждённых внутренних органах, в случаях проникающих ранений.

Характерно отложение копоти на более выступающих частях тела.

Одним из характерных морфологических признаков взрывной травмы является формирование осколочных ран. Обычно они локализуются на поверхностях тела, обращенных к центру взрыва, как правило носят слепой характер и весьма различны по своей форме и размерам. Сквозных осколочных ранений массивных частей тела (груди, живота, таза), даже при взрывах большой мощности, практически не наблюдается. На более тонких частях тела (конечностях) сквозные ранения формируются чаще.

Большинство входных ран располагаются в виде отдельных групп («осыпей»), значительно удаленных друг от друга. Количество осколочных ран зависит от вида взорвавшегося устройства: чем более мощным оно было, тем меньше выявляется осколочных повреждений. Этот факт легко объясним: мощные взрывы на близком расстоянии вызывают, в первую очередь, обширные разрушения тела, на фоне которых обнаружить осколочные повреждения удается не всегда. Кроме того, осколки таких устройств обладают большим запасом энергии и часто дают сквозные осколочные ранения. На открытых частях тела осколочные раны при близких взрывах локализуются на фоне ожогов и окопчений.

Форма входных ран весьма разнообразна. Часто очень сходные между собой по форме и размерам осколки вызывают образование резко отличающихся по форме и размерам ран: от точечных до обширных повреждений неправильной геометрической формы размерами 10 х 15 см и более. К другим особенностям входных осколочных ран в первую очередь следует отнести выраженное в той или иной степени осаднение краев. Осаднение практически всегда неравномерное, выраженность его зависит от формы осколков, преимущественного вида их движения (вращательное, поступательное с вращательным) и угла вхождения в тело. Следующей особенностью осколочных ран является образование по их краям надрывов кожи. Часто такие надрывы придают осколочным ранам сходство с ушибленными ранами от действия тупогранных предметов5.

Выявить место первичного контакта осколка с костью при сопоставлении костных отломков удается не часто.

Дырчатые переломы от действия осколков на плоские кости имеют неправильную форму и неровные края. Судить о размерах осколков взрывного устройства по размерам дырчатых переломов затруднительно. Довольно часто размеры переломов оказываются гораздо большими, чем образовавшие их осколки. Сколы, дополнительные растрескивания одинаково часто встречаются на обеих костных пластинках.

Осколочные повреждения чаще всего образуются в результате действия частей разрушенной оболочки ВУ, частиц ВВ, а также фрагментов окружающих предметов («вторичные осколки»).

Вообще вопрос о вторичных снарядах при взрывах в последние годы очень усложнился. Серия «криминальных» взрывов с использованием самодельных устройств показали, что в качестве поражающих элементов во взрывные устройства стали вводить случайные предметы: гвозди, шурупы, куски металла, подшипники и проч. Дифференцирование их от вторичных снарядов весьма затруднительна.

Особенности повреждений от взрывов беззарядных устройств и воздушных смесей


Термин «беззарядные устройства» появился в специальной литературе только в последние годы. Он используется для обозначения устройств не предназначенных для производства взрывов, но взрывающихся при определенных условиях. Понятие взрыв по отношению к «беззарядным» устройствам применимо весьма относительно, - фактически, с точки зрения химической физики, это воспламенение распыленных частиц вещества или расширение сжатых газов или жидкостей за счет нарушения целости содержащих их ёмкостей. Часто оба эти процесса сочетаются один с другим. Скорость этих процессов несоизмерима со скоростью детонации истинных ВВ или взрывным горением порохов, однако образующиеся на теле и одежде пострадавших повреждения могут быть достаточно велики6.

К таким «беззарядным» устройствам условно относятся:

- ёмкости, содержащие взрывоопасные жидкости и газы;

- ёмкости, содержащие жидкости и газы под высоким давлением;

- «взрывоопасные» воздушные смеси.

Из приведенной классификации наибольшее значение, в судебно-медицинском отношении, имеет последняя группа - повреждения от взрывов воздушных смесей.

Следует сказать, что именно группа взрывов беззарядных устройств изобилует своего рода казуистикой.

Наиболее важным в судебно-медицинском отношении представляется возгорание различных смесей. При этом часто имеют место повреждения от взрывов газов в производственных условиях. Достаточно большая литература посвящена описанию случаев гибели людей от взрывов метана и других сопутствующих газов в шахтах.

Ведущими признаками травмы в результате возгорания газо- или пыле-воздушных смесей являются ожоги, баротравма (лёгких, внутреннего уха и проч.), а также тупая травма от ударов частей тела об окружающие предметы. В крови пострадавших обнаруживается карбоксигемоглобин. Характер и особенности повреждений в подобных случаях зависят от ряда условий. Первое из них - мощность взрыва, которое определяется объёмом смеси. Второе условие - расположение пострадавшего по отношению к очагу взрыва. Если пострадавший находится в помещении, полностью заполненном горючей смесью, то говорить о центре такого взрыва практически нельзя, так как «взрывается» все окружающее пространство. Каких-либо механических повреждений у пострадавших обычно не выявляется. Тяжесть и объём повреждений определяется обширными циркулярными ожогами и опалениями. Ожоги захватывают не только кожные покровы, но и дыхательные пути вплоть до крупных бронхов. Но ожоги могут быть не только циркулярными. Примером возникновения односторонних повреждений является следующий случай. В момент взрыва паров нитрокрасителя пострадавший находился в проеме двери ведущей в замкнутое помещение, в котором выполнялись хозяйственные работы. Ожоги в этом случае носили односторонний характер, кроме того, пострадавший получил массивные механические повреждения от ударов об окружающие предметы7.

Взрывы паровых котлов дают повреждения сочетающие «влажные» ожоги (в виде обваривания) на открытых частях тела, часто в виде вертикальных потёков, на поверхности тела, обращенной к источнику «взрыва». Они могут сочетаться с повреждениями от ударов об окружающие предметы или в результате обрушивания конструкций помещений. Описан слу-чай смертельной травмы дверью котельной, выбитой при взрыве парового котла.

Взрывы баллонов со сжатым газом обычно сопровождаются разлётом осколков их стенок. Последние могут причинять разнообразные механические повреждения окружающим. В то же время, непосредственное действие ударной волны в этих случаях выражено слабо, либо вовсе отсутствует.


МЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ТРУПА

И ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ


При взрывной травме судебно-медицинскому эксперту приходится исследовать трупы погибших и освидетельствовать пострадавших, оставшихся в живых.

При фрагментации тела пострадавшего в результате взрыва эксперт должен изучить все представленные на исследование части тела в отдельности, а затем их необходимо соединить вместе (сшить) и вновь исследовать труп. Секционное исследование трупа и одежды должно сопровождаться составлением подробных схем и фотографированием повреждений.

Для более полного выявления повреждений в методике вскрытия трупа целесообразно использовать специальные секционные разрезы (Лаврентюк Г.П., 1987), которые заключаются в следующем:

1. На голове обычный разрез мягких покровов переходит с обеих сторон на шею по направлению заднего края грудинно-ключично-сосцевидных мышц до ключиц.

2. На туловище разрез начинается с передней поверхности левого плечевого сустава, проходит над ключицами и рукояткой грудины по передней поверхности правого плечевого сустава, а от него продолжается вниз по правой передней подмышечной линии до передне-верхней ости правой подвздошной кости. Затем он дугообразно опускается вниз до верхней ветви лобковой кости и заканчивается у передне-верхней ости левой подвздошной кости8.

Кроме визуального - морфоскопического исследования при изучении огнестрельных повреждений применяются и ряд специальных лабораторных методов. Последовательность применения их должна быть всегда следующей: сначала используются те методы, которые не изменяют и не портят объект и повреждения на нём; затем применяют те, которые изменяют его незначительно; в последнюю очередь используют методы, способные разрушать объект - вещественное доказательство. С учётом этого порядок использования частных методов исследования взрывных и огнестрельных повреждений может быть следующим:

1. Фотографирование: общие (обзорные), узловые и

детальные снимки с использованием масштаба, стрелок, указателей и фона; снимки одежды на проволочном манекене с неметаллическими зондами.

2. Исследование и фотографирование объектов в

отраженных инфракрасных лучах (ИКЛ) для выявления копоти, поясков обтирания на тех тканях, где визуально указанные отложения не заметны, а также на одежде, залитой кровью.

3. Исследование и фотографирование в фильтрованных ультрафиолетовых лучах (УФЛ), с использованием ртутно-кварцевых ламп (прибора «Таран-63»), для выявления: формы и размеров закопчения и пояска обтирания на тканях, непо-глощающих УФЛ; очагов опаления, имеющих оранжевую или буроватую люминесценцию; а также, в случае проведения повторных экспертиз, участков одежды, с которых делались цветные отпечатки (по люминесценции частиц желатины на этих местах).

4. Рентгенография в максимально мягких или жестких лучах для обнаружения застрявших осколков оболочки ВУ, кусочков металла взрывателя, специальных поражающих элементов, зон металлизации кожи и. ткани одежды. Рентгенография с прямым увеличением используется для установления формы и размеров осколочных раневых каналов, детального изучения особенностей ранящих снарядов в теле пострадавшего.

5. Непосредственная стереомикроскопия (МБС) с целью изучения особенностей ран, характера повреждений волос и нитей ткани по краям повреждений, наличия опаления волос и ворса ткани, оплавления синтетических волокон, отложений кусочков ВВ, порошинок и других частиц.

6. Исследования частиц ВВ, снятых с ран или ткани одежды с помощью проб: на вспышку и дифениламином в концентрированной серной кислоте (или бруцином).

7. Гистологическое исследование для установления

прижизненности травмы и уточнения характера изменений в тканях, обусловленных травмой. Гистологическое исследование отдельных кусочков поврежденных тканей фрагментирован-ного тела, обнаруженных на месте происшествия, позволяет установить их морфологическое строение, органную или тканевую, а также половую принадлежность.

8. Биологические исследования для определения наличия, видовой и групповой принадлежности крови, волос, костей, кусочков мягких тканей и изолированных клеток, обнаруженных на месте происшествия. Половая

принадлежность подобных объектов устанавливается путем исследования Х- и Y-хромосом.

9. Генетическое исследование трупов неопознанных

пострадавших, а также фрагментов их тел (метод генотипирова-ния тканей, геномная дактилоскопия).

10. Судебно-химическое исследование для определения качественного и количественного содержания алкоголя, нар котических веществ и карбоксигемоглобина в биологическом материале, изъятом из трупа, а также химических элементов, характерных для копоти взрыва (см.табл. 3.4).

11. Исследование на металлы взрыва (железо, свинец, медь и др.) методом цветных отпечатков (контактно-диффузным, электрографическим, хроматографическим).

12. Спектральное исследование (в т.ч. микроспектральное);

13. Изучение раневых каналов в теле с помощью

полимерных слепков (паста «К», латекс, стоматологические полимерные пасты и др.).

14. Исследование одежды на манекене для установления взаимного совпадения (по локализации, форме, размерам и др. особенностям) повреждений на разных её предметах. Установление направления «осколочных каналов» в слоях одежды. Выяснение вопроса: «Была ли одежда на пострадавшем расстегнута или застегнута в момент причинения ранения?».

15. Сравнительно-экспериментальное исследование.

Проводится для установления дистанции, зоны и расстояния взры-ва, взаимного положения ВУ и тела пострадавшего, а также позы последнего в момент взрыва. При проведении сравнительно-экспериментального исследования должны соблюдаться следующие условия: а) ВУ применять аналогичное тому, что фигурирует по делу; б) в качестве мишеней применять или ту же одежду, что была на пострадавшем (только с разрешения следователя!), или аналогичную по материалу, цвету, изношенности; в) подлежащие слои одежды (подложка) должны быть аналогичны имевшей место в изучаемом случае; г) первичное расстояние взрыва выбирают в пределах возможных, предварительно установленных с помощью сравнения со стандартными мишенями или табличными данными; д) сравнение экспериментальных и изучаемых повреждений осуществляются с учётом всех ранее применённых методов исследования (визуального, в ИКЛ, в УФЛ, цветных отпечатков и др.)9.

16. Методы моделирования и пластического макетирования.

Все применённые методы исследования с перечислением приборов, условий и подробным описанием результатов указываются в исследовательской части заключения. Записи лучше вести по порядку примененных методов, например, сначала всё о результатах визуального осмотра всех повреждений и микроскопии, затем о результатах исследований в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, далее о результатах применения метода цветных отпечатков и т.д.

После описания наблюдаемых явлений следует дать пояснение, что они означают. Например, если при исследовании в инфракрасных лучах обнаружен участок поглощения ИКЛ (такой-то формы и размеров), то следует написать, что это указывает на возможность отложения здесь копоти взрыва. Если при исследовании на металлы методом цветных отпечатков обнаружено диффузное оливково-зеленое (тёмно-зеленое) окрашивание (такой-то формы и размерами), необходимо отметить, что это окрашивание указывает на отложение меди вокруг повреждений, что характерно для близкого взрыва устройства, имеющего в своём составе медь. В ходе судебно-медицинского исследования трупа и изучения осколочных ранений весьма важное значение имеет обнаружение и изъятие из тела осколков ВУ и вторичных снарядов с последующим установлением их природы и других ососледователю) прийти к правильным выводам о свойствах взрывного устройства и о механизме травмы.

Большую роль в выявлении осколков оболочки взрывных устройств играет рентгенографическое исследование тела и одежды пострадавшего, которое целесообразно проводить в двух проекциях. Все обнаруженные при вскрытии предметы надо изъять, тщательно осмотреть и сохранить для дальнейшего специального исследования (взрывотехнической экспертизы)10.

Обнаружить, оценить и собрать такие осколки без рентгенографии практически невозможно.

В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы взрывной травмы важное значение имеют и другие лабораторные и специальные методы исследования трупа и одежды.

При близких взрывах и взрывах, сопровождавшихся воспламенением одежды или окружающих предметов, в крови пострадавших, как правило, обнаруживается карбоксигемог-лобин. Концентрация его может быть различна — от незначительной до 60-70%. При этом важно отметить, что указанные значения концентрации карбоксигемоглобина нельзя расценивать как прямой признак переживания пострадавших в атмосфере взрывных газов. При мощных взрывах, со вскрытием полостей и разрушением частей тела окись углерода взрывных газов практически мгновенно способна насыщать кровь. Этот признак можно считать патогномоничным для близких взрывов мощных устройств с бризантным зарядом.

Крайне важное значение при экспертизе взрывной травмы имеет исследование одежды, которое обычно проводится в лабораторных условиях. Одежда является первой преградой для любых внешних воздействий, в том числе и в случаях взрывов. Этим и определяется её высокая судебно-медицинская информативность.

Повреждения одежды весьма полиморфны: от полного фрагментирования с выгоранием, до заметных только под сте-реомикроскопом поверхностных опадений ворса или деформацией нитей.

Исследование одежды начинается ещё при осмотре трупа на месте происшествия, а затем продолжается в морге при вскрытии трупа. Здесь она описывается, измеряется, а фрагменты её сопоставляются. В случаях, когда одежда состоит из нескольких слоев, в ней часто фиксируются осколки оболочки устройств или вторичные снаряды. При осмотре одежды эти осколки важно не утратить.

Термическое действие взрывных газов - постоянный признак контактных взрывов или взрывов на близкой дистанции. Оценивая этот признак, наиболее важным считается установление его минимальных проявлений на максимальном удалении от центра взрыва.- На синтетических тканях действие термического фактора выражается в изменении их цвета - появлении буроватого оттенка, оплавления и сплавлении отдельных нитей.

На ворсистых тканях опадение ворса по периферии действия взрывных газов имеет вид отдельных участков различной формы и размеров.

При взрывах малой мощности обугливание материала одежды на всю толщину наблюдается только на тех её частях, которые непосредственно соприкасались со взрывным устройством. Естественно, что это обугливание сочетается с её грубыми механическими повреждениями (отрывами и разрывами).

Взрывы средней мощности (тротиловый эквивалент до 200-250 г) дают обугливание в радиусе до 10-20 см, а минимальные признаки действия высокой температуры на ворсистых тканях удается выявить до 50-70 см от центра взрыва.

Более мощные взрывы (тротиловый эквивалент свыше 250 г) вызывают столь обширные разрушения одежды, что установить на их фоне какие-либо другие признаки термического действия, кроме обугливания, просто невозможно и лишено смысла11.

Взрывы самодельных устройств с пороховым зарядом зачастую сопровождаются возгоранием одежды. Аналогичные возгорания наблюдаются также при попадании на одежду пиротехнических составов устройств или специальных зарядов типа напалма.

Отложения копоти является характерным признаком взрывной травмы, особенно от устройств со специальным зарядом.

Выявление отложений копоти на светлых тканях затруднений не вызывает. На тёмных тканях обнаружение участков окопчения, их топографию и интенсивность возможно только при исследовании одежды в инфракрасных лучах. Отложения копоти, как и следы термического воздействия, обычно неравномерны - от достаточно толстого слоя, до едва заметных наложений на ворсе тканей. По мере удаления от центра взрыва окопчение уменьшает свою интенсивность и соответствие участков термического воздействия и окопчения нарушается. Зона отложений копоти выходит за пределы участков выраженного термического действия, а сами отложения копоти приобретают вид пятен, по периферии которых иногда прослеживается лучеобразность.

Повреждения одежды осколками оболочки взрывного устройства является постоянным признаком взрыва оболочечного устройства. Осколочные повреждения могут иметь раз-78 личную форму: прямолинейную, дугообразную, округлую, овальную, многоугольную. При взрывах штатных боеприпасов на близкой дистанции повреждения имеют вид очагов «осыпей», расположенных иногда на частях одежды, значительно удалённых друг от друга.

Дефекты ткани обнаруживаются далеко не на всех входных осколочных повреждениях одежды. Это не всегда зависит от формы осколка - очень часто плоские осколки образуют повреждения с дефектом ткани, а сферической формы (компактные элементы) - наоборот. При проведении экспертизы можно столкнуться с феноменом, когда один и тот же осколок образующий единый канал на разных слоях одежды и теле оставляет повреждения различной формы и размеров, с дефектом ткани и без такового. Детальное изучение этого явления показало зависимость образования дефекта не только и не столько от формы осколка, сколько от типа его движения. То есть, от преобладания вращательного или поступательного движения осколка в сочетании с его энергетическим запасом - кинетической энергией.

Повреждения щелевидной формы, напоминающие резаные, колото-резаные или рубленные, образуются от действия на одежду плоских осколков под острым углом. Под стерео-микроскопом выступающие в просвет таких повреждений нити обычно разделены на нескольких уровнях (ступенеобразно), а отграничивающие нити имеют надрывы и другие признаки перерастяжения12.

Осколочные повреждения с образованием дефекта ткани характеризуются резко разволокнёнными краями с частичными разрывами и «стиранием нитей». Такой вид повреждений свидетельствует о вращательном движении осколка.

Другим видом повреждений одежды являются её разрывы. Их классифицируют следующим образом: а) разрывы одежды, возникающие от действия взрывных газов и воздушной ударной волны; б) разрывы от действия осколков; в) разрывы одежды, возникающие от ударов об окружающие предметы при отбрасывании тела.

Разрывы от действия взрывных газов и воздушной ударной волны отличаются большим разнообразием: от почти полного разделения на многочисленные лоскуты до единичных мелких надрывов в местах пришива пуговиц. На степень выраженности надрывов оказывают влияние как мощность взрывного устройства, так и свойства самой одежды. В тех случаях, когда взрыв имеет относительно небольшую мощность, разрывы от действия всех поражающих факторов наблюдаются только на поверхностях обращенных к центру взрыва и имеют прямолинейный или лоскутообразный характер. Линейные разрывы обычно множественные, вертикальные, параллельные друг другу. В случаях, когда одежда полностью застегнута, разрывы проходят через швы и места пришива пуговиц. При стереомикроскопическом исследовании краев таких разрывов выявляются признаки перерастяжения нитей. Механизм образования разрывов можно представить следующим образом: взрывные газы и воздушная ударная волна как бы натягивают одежду на пострадавшего со стороны центра взрыва. Описанные признаки разрывов одежды от перерастяжения чётко указывают на особенности взрывной травмы: лоскуто-образные разрывы наблюдаются как правило на передне-боковых поверхностях, если они были обращены к центру взрыва. Такие разрывы имеют Г-образную или П-образную форму. Форма лоскутообразных разрывов зависит от вида и фактуры материала. Диагностическая ценность таких повреждении состоит в том, что своими свободными краями они всегда оказываются обращенными к центру взрыва. Многочисленные вертикальные, параллельные друг другу линейные разрывы одежды, часть из которых проходит по швам на куртках из синтетической и хлопчатобумажной тканей. Хорошо видны Г-образные разрывы. Свободные концы лоскутов направлены к центру взрыва13.

Судебно-медицинское значение разрывов одежды в случаях взрывной травмы достаточно велико: это и установление расстояния от центра взрыва, направления распространения взрывных газов и воздушной ударной волны, а также направления разлета осколков.

Определенный экспертный интерес представляют повреждения предметов, находящихся в момент взрывов в карманах одежды . Они позволяют судить о размере действовавших осколков, их кинетической энергии, а также о мощности взрыва.

Практически всегда при взрывах на поверхности грунта, наблюдается внедрение его частиц в одежду. Внедрение грунта, которое по существу является действием вторичных снарядов, необходимо отличать от обычного опачкивания землёй, которое также имеет место практически всегда. Дифференцировка подобных опачкиваний и внедрений частиц грунта (действовавших как вторичные снаряды) требует исследования под стереомикроскопом. Частицы, «вбитые» в одежду силой взрыва, внедряются глубоко под нити, в сочетании, как правило, с деформацией указанных нитей.

Исследуя инородные частицы, обнаруживаемые на одежде, в поляризованном свете, можно разделить их и по своей природе: частицы кварца, других пород, микроскопические осколки металла, несгоревшие порошинки и не продетониро-вавшие частицы ВВ14.

ВОЗМОЖНОСТИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ


При взрывной травме следственные органы ставят перед судебно-медицинским экспертом вопросы, имеющие целью выяснить объективную картину происшедшего. Эти вопросы частично являются общими для любого вида насильственной смерти, но многие из них специфичны для взрывной травмы. Среди вопросов, общих для всех случаев насильственной смерти, обязательно ставится вопрос о причине смерти пострадавшего, а также вопросы в отношении обнаруженных на трупе повреждений, количество и содержание которых во многом зависят от того, что уже известно следователю о происхождении повреждений в данном случае, что он хочет ещё выяснить, установить или опровергнуть с помощью судебно-медицинской экспертизы. В большинстве случаев в самом общем виде первый вопрос о повреждениях обычно формируется следующим образом:

  1. Какие повреждения имеются (обнаружены) на пострадавшем, каков их характер и локализация ?

  2. Прижизненно или посмертно причинены обнаруженные на трупе повреждения?

  3. Мог ли пострадавший после получения повреждений совершать самостоятельные целенаправленные действия - самостоятельно передвигаться, звать на помощь, позвонить по телефону и т.п.? Если мог, то в течение какого времени?

  4. Какова давность наступления смерти?

  5. Какова степень тяжести повреждений, обнаруженных на трупе?

  6. Употреблял ли погибший незадолго до смерти спиртные напитки?

  1. Характерными для взрывной травмы являются следующие вопросы:

  1. Имеются ли на трупе и его одежде повреждения, образовавшиеся в результате взрыва?

  2. Все ли повреждения, обнаруженные на трупе, причинены взрывом?

  3. Взрывом какого устройства (снаряда) могли быть причинены повреждения (вид взрывного устройства)?

  4. Мощность взрывного устройства и его конструктивные особенности?

  5. Могли ли повреждения образоваться от неогнестрельного взрыва (в результате взрыва беззарядного устройства)?

  6. На каком расстоянии от центра (эпицентра) взрыва находился пострадавший?

  7. В какой позе находился погибший в момент взрыва?

  8. Каково было взаимное положение взрывного устройства (снаряда) и отдельных частей тела пострадавшего в момент взрыва?

  9. Имеются ли в теле и одежде погибшего частицы ВВ и осколки оболочки снаряда?

  10. Не находилось ли между центром взрыва и отдельны ми частями тела пострадавшего какая-либо преграда15?

Эксперту могут быть поставлены и другие вопросы, интересующие следствие, например:

Участие эксперта в указанных следственных действиях в случаях взрывной травмы весьма желательно, так как факты, выявленные и зафиксированные при этом, вместе с результатами других исследований, эксперт использует в своем Заключении для ответов на поставленные перед ним вопросы.

Решение вопроса о наличии и характере телесных повреждений


Во всех случаях выводы желательно начинать с ответа на вопрос о повреждениях, обнаруженных на пострадавшем. Вывод о наличии и характере имеющихся повреждений следует делать даже в тех случаях, когда такой вопрос перед экспертом не ставился вовсе (ибо на этом выводе фактически базируются все остальные).

Установление взрывного характера травмы


В судебно-медицинской практике нередки случаи, когда по повреждениям на одежде и на теле пострадавших необходимо установить сам факт взрыва16.

На взрывной характер травмы указывают следующие особенности повреждений: разрушения частей тела; отрывы частей тела (чаще дистальных отделов конечностей - пальцев, кистей, стоп); отслойка кожи и радиальные разрывы по краям ран; дефекты кожи в области ран; преимущественно слепой характер ранений; радиальное направление раневых каналов; разные размеры ран; разная длина раневых каналов; наличие осколков взрывного устройства, частиц ВВ, копоти в ранах и раневых каналах; опадение волос, ворса ткани одежды, возгорание одежды, ожоги; ярко красное окрашивание поврежденных тканей.

Значительные трудности для определения факта взрыва представляют пожары, которым, по словам очевидцев, предшествовал взрыв. Как правило, в таких случаях путаются причина и следствие - в очагах пожара взрываются баллоны со сжатым газом, примуса и прочее. Однако, обнаружение на указанных пожарищах трупов и фрагментов разорвавшихся бытовых устройств вынуждает очень внимательно исследовать такие трупы. Несмотря на использование всего арсенала медицинских и медико-криминалистических методик, высказаться в подобных случаях о взрывной травме не всегда представляется возможным.

Показателен случай с обнаружением обгоревшего трупа ребёнка. Уже после выполнения рентгенограммы было выявлено инородное тело в брюшной полости (гвоздь). В результате установлено, что внедрение гвоздя не связано со взрывом, а является результатом обрушивания перекрытий помещения, где произошёл пожар.

Определение особенностей взрывного устройства


Одним из наиболее сложных является вопрос об установлении конкретного вида взрывного устройства, снабженного специальным зарядом (боеприпасы, самодельные устройства и проч.). Для решения вопроса об особенностях взрывного устройства (его вида, мощности, конструктивных особенностей) необходим анализ морфологических особенностей повреждений, их объёма, обнаруженных осколков, частиц непрореагировавшего ВВ, цвета и химического состава копоти. Этот вопрос должен решаться судебно-медицинским экспертом совместно со специалистами минно-взрывного дела. Для установления конструктивных особенностей взрывного устройства судебно-медицинский эксперт должен изъять из тела и одежды трупа максимально возможное количество деталей взрывного устройства - осколков взрывателя (запала), осколков оболочки, частиц непрореагировавшего ВВ, специальных поражающих элементов (шариков, стрелок и т.п.). Эти детали, осколки, частицы передаются через следователя специалистам минно-взрывного дела. Частицы ВВ и копоть следует направлять на химическое исследование. Анализ результатов исследований выявленных деталей взрывного устройства с учетом данных осмотра места происшествия позволит высказать обоснованное суждение о том, какой боеприпас взорвался (или это был беззарядный взрыв).

Взрывы боеприпасов большой мощности на близких дистанциях вызывают образование обширных повреждений вплоть до полного разрушения тела. В таких случаях признаки действия высокой температуры и отложения копоти занимают большую часть обращенной к центру взрыва поверхности тела. Осколочные повреждения от взрывов мощных устройств отличаются также относительно большими размерами. Так при взрывах артиллерийских снарядов всегда удается извлечь из трупов погибших крупные осколки, на которых обнаруживаются элементы резьбы. На рис. 7.1-7.3 показаны примеры установления вида взрывного устройства по обнаруженным в теле пострадавших его осколкам, характерной формы и размеров.

Близкие и контактные взрывы аналогичных боеприпасов средней мощности (ручные гранаты, минометные мины и артиллерийские снаряды калибром до 50 мм) часто вызывают резко отличающиеся друг от друга по своей локализации и морфологии повреждения. Это явление в первую очередь связано с позой пострадавших. Осколочные повреждения в подобных случаях множественные, имеют вид отдельных или сплошных осыпей. Часто осколки настолько малы, что обнаружить их без рентгенографии практически невозможно. Взрывы устройств самодельного типа или полусамодельные устройства с бризантным зарядом, в которых используются специальные поражающие элементы (чаще «рубленый» металл, гвозди, шарики от подшипников и пр.), легко диагностируются именно по обнаружению этих элементов как в трупах, так и в окружающих предметах. Ведущую роль в таких экспертизах играет рентген. В литературе описаны случаи, когда из трупов извлекаются части взрывных устройств в виде частей часовых механизмов, взрывателейодежде и теле пострадавшего. Кроме факта взрыва, отложение копоти на различных частях и предметах одежды играет очень важную роль и для последующей реконструкции происшествия, а её химический состав позволяет высказываться о наличии у устройства металлической оболочки и судить о составе самого заряда.

В заключении следует добавить, что собственно вопрос о виде взорвавшегося устройства не входит в компетенцию судебного медика. Опыт показывает — решение этого вопроса возможно только в ходе комплексной экспертизы, при которой судебному медику принадлежит одна из ведущих ролей17.

Определение дистанций взрыва


Дистанция взрыва может быть установлена по действию тех или иных повреждающих факторов взрыва. Обнаружение повреждений от продуктов детонации ВВ (взрывных газов, копоти), от ударной и звуковой волны позволяет говорить о близком взрыве (при этом одновременно могут быть выявлены повреждения осколками оболочки, специальными поражающими элементами, вторичными снарядами). Если же на трупе обнаружены только осколочные ранения, ранения специальными убойными элементами, повреждения вторичными снарядами - можно говорить о неблизком взрыве.

Наибольшие разрушения наблюдаются при контактном взрыве. При этом на тело действуют все повреждающие факторы взрыва. От действия взрывных газов возникают: разрушения частей тела, отрывы периферических отделов конечностей (кистей, стоп, дистальных отделов предплечий, других участков тела, соприкасавшихся с взрывным устройством), радиальные взрывы, расслоения тканей, опадение волос, ожоги, возгорание одежды, образование в тканях, подвергшихся воздействию взрывных газов, карбокси-. мет- и сульфгемоглобина.

При контактном взрыве наблюдается диффузное отложение копоти тёмно-серого или черного цвета в области повреждений, внедрение копоти в поврежденные ткани.

При относительно близкой дистанции взрыва от воздействия ударной волны возникают закрытые повреждения внутренних органов, баротравма легких, придаточных полостей носа, среднего уха. При взрыве оболочечного взрывного устройства одновременно могут быть выявлены осколочные ранения и повреждения вторичными снарядами.

Неблизкая дистанция взрыва характеризуется наличием осколочных ранений, ранений специальными поражающими элементами, повреждений вторичными снарядами. При этом отсутствуют следы действия взрывных газов, копоти, ударной и звуковых волн.

Осколочные ранения неблизкого взрыва, как правило, слепые. В зависимости от расстояния взрыва число, плотность осколочных ранений, а также их глубина уменьшаются. Направления раневых каналов теряют выраженную радиальность («веерообразный характер») и всё более становятся параллельными друг другу. Перечисленное является объективной основой для установления конкретного расстояния взрыва. Исследования выполняются в рамках моделирования и экспертного эксперимента.

Установление позы пострадавшего и положения его тела

относительно центра взрыва


Ориентация тела пострадавшего по отношению к центру (эпицентру) взрыва устанавливается по расположению зоны наибольшего числа наиболее массивных повреждений: участка разрушения или отрыва какой-либо части тела, топографии зоны закопчения, локализации места наиболее кучного расположения осколочных ран. На той поверхности тела, которая была обращена к центру взрыва, возникают опадения волос и ворса ткани одежды, возгорание одежды и ожоги. Осаднения от воздействия ударной волны, обычно имеющие большие размеры, также локализуются на поверхности тела, обращенной к центру взрыва.

Отложения копоти всегда указывают на поверхность тела, обращенную к центру взрыва. Наличие копоти (так же как и ожогов) в различных областях тела даёт возможность устанавливать позу пострадавшего в момент взрыва. В тех случаях, когда значительная часть тела в момент взрыва была свободна от одежды, можно проследить неравномерность её отложений, «веерообразность» по периферии. Естественно, что наибольшую интенсивность имели отложения копоти на участках, приближенных к взрыву.

Пороховые заряды вызывают очень обильные отложения копоти, которые в замкнутых помещениях распространяются на несколько метров от центра взрыва. Однако характер отложений иной - копоть как бы заполняет всё помещение, а потом осаждается на теле, одежде и окружающих предметах.

Взрывы паровых установок в больших помещениях или на открытой местности образуют ожоги преимущественно на поверхности тела, обращенной к центру взрыва. При взрывах же в небольших замкнутых пространствах у пострадавших наблюдаются ожоги (в виде обваривания) на всех поверхностях тела.

Любая необычная локализация повреждений на теле пострадавшего имеет важное значение для последующей реконструкции его позы в момент взрыва. Например, повреждения в области промежности, ягодиц и по задней поверхности нижних конечностей указывает на положение ВУ и особенности позы пострадавших в момент взрыва. иллюстрирует случай внедрения грунта в забрюшинное пространство вплоть до диафрагмы через обширные раны паховых областей. Такое «вбивание» позволило сделать вывод о вертикальном положении пострадавшего при взрыве у его ног. В другом случае болотистый грунт образовал на передней брюшной стенке своеобразную картину «силовых линий» взрыва, напоминавших вид рыбьей чешуи18.

Для установления дистанции взрыва, положения и позы пострадавшего по отношению к взрывному устройству, многие исследователи рекомендуют использование метода визирования. Суть его заключается в том, что направления раневых каналов, которые расходятся в теле радиально, проецируются в одну точку - центр взрыва. С этой целью в имеющиеся осколочные раневые каналы вводят неметаллические спицы (пластмассовые, стеклянные и др.), а затем поврежденным частям тела придают соответствующее положение (Лаврентюк Г.П., 1985). страдавших относительно центра взрыва учитываются данные осмотра места происшествия, в частности, направление отбрасывания тела в момент взрыва.

Эффективной разновидностью данной методики является метод пластического макетирования. Он был разработан и предложен И.Д.Катковым (1977). Суть его заключается в том, что из любой пластической массы (например, пластилина) изготавливается фигурка человека в масштабе 1:15 - 1:20. На макете тела человека обозначаются отложения копоти с помощью графитового порошка или сажи. Направления раневых каналов обозначаются стрелками, уровни травматических отделений частей тела - сплошными линиями. Затем макету тела человека придается такая поза, при которой направления всех раневых каналов (за исключением раневых каналов от вторичных снарядов и рикошетировавшихся осколков) в своем продолжении проецируются в одну точку (точку разлета осколков), условно совпадающую с центром взрыва. Макет в окончательном виде фотографируется в нескольких проекциях.

Использование метода пластического макетирования возможно и в случаях взрывов беззарядных устройств.

В случаях взрывной травмы, когда на пострадавшем в момент происшествия имелась многослойная одежда, в ней часто фиксируются осколки оболочки устройств или вторичные снаряды. Сопоставление осколочных повреждений в различных слоях одежды, проводимом на проволочном манекене, позволяет судить о её положении на пострадавшем в момент взрыва.

При групповых подрывах, когда важно реконструировать расположение нескольких пострадавших по отношению к центру взрыва, весьма информативно рентгенографическое исследование. Взрывная травма нередко причиняется самим пострадавшим, например, при попытке самостоятельно разобрать какой-либо снаряд. Иногда взрыв может произойти при изготовлении самодельных взрывных устройств, или взрывоопасный предмет используется для членовредительства. В последнем случае военнослужащие используют устройство малой мощности, например запал к ручной гранате или взрыватель противопехотной мины. Во многих случаях при членовредительстве используется какая-либо преграда для защиты от действия поражающих факторов взрыва лица (головы), груди, живота19.

Признаками случайного причинения повреждений самим пострадавшим являются: близкая дистанция взрыва (контактный взрыв); локализация повреждений от действия взрывных газов на периферических отделах верхних конечностей (отрывы пальцев, одной или обеих кистей); отложение копоти, локализация ожогов на передней поверхности тела; осколочные ранения лица, передней поверхности груди и живота. Такая картина взрывной травмы характеризует, как правило, несчастный случай и пострадавший нередко получает при этом смертельные повреждения.

При членовредительстве обычно используют взрывное устройство малой мощности и применяют преграду (лист железа, броневой щиток и т.п.). В таких случаях наблюдается изолированный характер повреждений, например, на одной кисти (отрыв одного или нескольких пальцев) при отсутствии повреждений на других частях тела. Иногда при полном или частичном разрушении преграды могут быть обнаружены её осколки и повреждения от их действия (ссадины, кровоподтеки, неглубокие раны).

Во всех таких случаях необходимо проводить следственный эксперимент с участием судебно-медицинского эксперта для решения вопроса о том, соответствуют ли особенности повреждений, обнаруженных у пострадавшего, и механизм их образования версии, которую он выдвигает. В процессе следственного эксперимента пострадавший должен рассказать и показать, при каких обстоятельствах он получил повреждения. Его действия фиксируются фото- и видеосъёмкой. Если показ пострадавшего не соответствует объективной картине имеющихся у него повреждений, судебно-медицинский эксперт просит его принять позу и держать макет взрывного устройства в таком положении, при котором наиболее вероятно получение повреждений. Эта поза пострадавшего и положение макета взрывного устройства также фиксируется следователем с помощью фото- и видеосъёмки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Под взрывом понимают очень быстрое выделение энергии в результате физических, химических или ядерных изменений взрывчатого вещества (ВВ).

Под взрывным устройством понимают «специально изготовленное устройство, обладающее совокупностью признаков, указывающих на его предназначенность и пригодность для производства взрыва».

Повреждения, возникающие в результате взрыва, были впервые выделены из гнестрельных повреждений в отдельный вид травмы в 1962 году. В настоящее время взрывная травма рассматривается и изучается как самостоятельная нозологическая единица, как амостоятельный вид травматизма. Она имеет свои характерные отличительные признаки, позволяющие надёжно её ифференцировать с огнестрельной и другими видами повреждений.

Доля взрывной травмы в структуре смертельного и несмертельного травматизма составляет около 0,1% и постоянно растёт. Это связано как с техногенными, так и

криминальными причинами. Изредка взрыв используется для членовредительства и самоубийства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Агеев А.К, и др. Патологическая анатомия боевых травм и их осложнения. - Л., 1958.

  2. Александров Л.Н., Дыскин Е.А. О механизме воздействия на организм взрывной волны большой мощности газодинамического давления // Вестн. хирургии. - 1967. -№ 11.

  3. Величко М.А., Лихачёв Л.В. Особенности минно-взрывной травмы по патологоанатомическим данным // Специальная мед. помощь при боевой патологии. - М., 1991

  4. Грицанов А.И., Мусса М., Миннулин И.П., Рахман М. Взрывная травма. - Кабул, 1987.

  5. Исаков В.Д. Классификация повреждений от взрывов и выстрелов. В кн.: Акт. военно-мед. и общие вопр. патологической анатомии и судебной медицины. - СПб., 1996.

  6. Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Калмыков КН., Белых А.Н. и др. Структура и аргументация выводов при судеб.-мед. экспертизе огнестр. повреждений и взрывной травмы. - СПб., 1995.

  7. Калмыков КН. Повреждения от взрывов. В кн.: Судебная медицина.-Л., 1976.

  8. Кустанович С.Д. Повреждения при взрыве горючих газов и паров. - В кн.: Вопросы судебной медицины. Вып. 4. - Саратов, 1969.

  9. Несчастное MB. Промышленные взрывы. Оценка и предупреждение. - М., 1991.

  10. Самовзрывания // Судебно-медицинская экспертиза. - 1965. - №1.

  11. Эпштейн А.С. К вопросу о судебно-медицинском значении осмотра места происшествия при экспертизе




1 Агеев А.К, и др. Патологическая анатомия боевых травм и их осложнения. - Л., 1958. - С. 53.

2 Александров Л.Н., Дыскин Е.А. О механизме воздействия на организм взрывной волны большой мощности газодинамического давления // Вестн. хирургии. - 1967. -№ 11. - С. 89-94.

3 Несчастное MB. Промышленные взрывы. Оценка и предупреждение. - М., 1991. - С. 91-93.

4 Величко М.А., Лихачёв Л.В. Особенности минно-взрывной травмы по патологоанатомическим данным // Специальная мед. помощь при боевой патологии. - М., 1991 – С 228-229.

5 Величко М.А., Лихачёв Л.В. Особенности минно-взрывной травмы по патологоанатомическим данным // Специальная мед. помощь при боевой патологии. - М., 1991 – С 229-230.

6 Грицанов А.И., Мусса М., Миннулин И.П., Рахман М. Взрывная травма. - Кабул, 1987.- С. 288.

7 Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Калмыков КН., Белых А.Н. и др. Структура и аргументация выводов при судеб.-мед. кспертизе огнестр. повреждений и взрывной травмы. - СПб., 1995.- С. 50.

8 Исаков В.Д. Классификация повреждений от взрывов и выстрелов. В кн.: Акт. военно-мед. и общие вопр. патологической анатомии и судебной медицины. - СПб., 1996. - С. 39-44.

9 Исаков В.Д. Классификация повреждений от взрывов и выстрелов. В кн.: Акт. военно-мед. и общие вопр. атологической анатомии и судебной медицины. - СПб., 1996. - С. 39-44.

10 Калмыков КН. Повреждения от взрывов. В кн.: Судебная медицина.-Л., 1976.-С. 109-113.

11 Калмыков КН. Повреждения от взрывов. В кн.: Судебная медицина.-Л., 1976.-С. 113-115.

12. Калмыков КН. Повреждения от взрывов. В кн.: Судебная медицина.-Л., 1976.-С. 115-116.

13 Кустанович С.Д. Повреждения при взрыве горючих газов и паров. - В кн.: Вопросы судебной медицины. Вып. 4. - Саратов, 1969. - С. 61-68.

14 Кустанович С.Д. Повреждения при взрыве горючих газов и паров. - В кн.: Вопросы судебной медицины. Вып. 4. - Саратов, 1969. - С. 68.

15 Эпштейн А.С. К вопросу о судебно-медицинском значении осмотра места происшествия при экспертизе

самовзрывания // Судебно-медицинская экспертиза. - 1965. - №1. - С.48-49.

16 Эпштейн А.С. К вопросу о судебно-медицинском значении осмотра места происшествия при экспертизе

самовзрывания // Судебно-медицинская экспертиза. - 1965. - №1. - С. 49-50.

17 Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Калмыков КН., Белых А.Н. и др. Структура и аргументация выводов при судеб.-мед. экспертизе огнестр. повреждений и взрывной травмы. - СПб., 1995.- С. 95.

18 Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Калмыков КН., Белых А.Н. и др. Структура и аргументация выводов при судеб.-мед. экспертизе огнестр. повреждений и взрывной травмы. - СПб., 1995.- С.74.

19 Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Калмыков КН., Белых А.Н. и др. Структура и аргументация выводов при судеб.-мед. экспертизе огнестр. повреждений и взрывной травмы. - СПб., 1995.- С. 76.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации