Жукова В.И., Краснова Б.И. Общая и прикладная политология: Учебное пособие - файл n1.doc

приобрести
Жукова В.И., Краснова Б.И. Общая и прикладная политология: Учебное пособие
скачать (1592 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc5717kb.16.12.2005 17:12скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. – М.: МГСУ; Изд-во “Союз”, 1997. – 992 с.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Редакционный совет. Авторский коллектив

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ I. ОБЩАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ВВЕДЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКУЮ НАУКУ

Глава I. Политология – наука и учебная дисциплина
Глава II. Сравнительная политология
Глава III. Развитие политической мысли до возникновения политологии как науки и учебной дисциплины
Глава IV. Возникновение политологии как науки и учебной дисциплины. Основные периоды ее развития в ХХ в.

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ. ПОЛИТИКА

Глава V. Политика как общественное явление
Глава VI. Политика и экономика
Глава VII. Социальная политика
Глава VIII. Национальная политика (этнополитика)
Глава IX. Политика и религия
Глава Х. Военная политика
Глава XI. Внешняя политика
Глава XII. Современная геополитика

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ. ВЛАСТЬ

Глава XIII. Теория власти и властных отношений
Глава ХIV. Политическое представительство
Глава XV. Выборы в органы политической власти

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Глава XVI. Политическая жизнь общества и ее демократические параметры
Глава XVII. Политические системы
Глава XVIII. Политические режимы
Глава ХIХ. Политические процессы
Глава XX. Политическая модернизация
Глава XXI. Политические конфликты
Глава XXII. Этнополитические конфликты

РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ

Глава XXIII. Понятие, структура и классификация политических институтов
Глава XXIV. Государство
Глава XXV. Идея гражданского общества: история и современность
Глава XXVI. Гражданское общество и государство
Глава XXVII. Политические партии
Глава XXVIII. Парламент и парламентаризм
Глава XXIX. Институт президентства
Глава XXX. Бюрократия и бюрократизм
Глава XXXI. Политические институты и политическая стабильность

РАЗДЕЛ ШЕСТОЙ. СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЙ

Глава XXXII. Субъективные основы и субъекты политики
Глава XXXIII. Личность в политике
Глава XXXIV. Женщина и политика
Глава XXXV. Молодежь и политика
Глава XXXVI. Политическое лидерство
Глава XXXVII. Политическая элита
Глава XXXVIII. Политические интересы

РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ. ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ

Глава XXXIX. Политическое сознание
Глава XL. Политические идеологии
Глава XLI. Политическая культура
Глава XLII. Политическая социализация

ЧАСТЬ II. ПРИКЛАДНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ

РАЗДЕЛ ВОСЬМОЙ. МЕТОДОЛОГИЯ ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Глава XLIII. Предмет и специфика прикладной политологии
Глава XLIV. О системной методологии социально-политических трансформаций
Глава XLV. Новые информационные технологии и политика
Глава XLVI. Компьютерные технологии в политике и политологии
Глава ХLVII. Политическое прогнозирование

РАЗДЕЛ ДЕВЯТЫЙ. ТЕХНОЛОГИЯ ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Глава XLVIII. Структурно-логическая модель общества
Глава XLIX. Анализ политической ситуации. Метод сценариев
Глава L. Методики оценки расстановки политических сил в обществе
Глава LI. Политический мониторинг и контент-анализ в политическом исследовании
Глава LII. Политическое решение: алгоритм и методы принятия
Глава LIII. Политический риск

РАЗДЕЛ ДЕСЯТЫЙ. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ. ИМИДЖЕЛОГИЯ

Глава LIV. Общая характеристика избирательной кампании
Глава LV. Технология избирательной кампании
Глава LVI. Информационно-аналитическое сопровождение избирательной кампании
Глава LVII. Имидж организации
Глава LVIII. Инновационные технологии в политологии. Методические приемы, используемые при проведении организационно-мыслительных занятий

Приложение 1. Программа курса “Прикладная политология. Основы политического анализа”

Приложение 2. Анкета для молодежи

Приложение 3. Применение контент-анализа для изучения политических событий

Приложение 4. Процедура контент-анализа. Последовательность отдельных операций контент-анализа, каждая из которых основана на определенной технике

Приложение 5. Фрагмент бланка кодирования

Приложение 6. Факторы, учитываемые при анализе политического участия

Приложение 7. Методы анализа характера политической власти

Приложение 8. Информация кандидату в депутаты для оценки политической ситуации в период избирательной кампании

Приложение 9. Распространение листовок

Редакционный совет: Жуков В.И. (председатель), Данченко В.Т., Краснов Б.И., Митрохин В.И., Тавадов Г.Т., Тарасов Е.Н.

Авторский коллектив:
Краснов Б.И. (руководитель авторского коллектива) – гл. I, III, IV, IX, XIII, XVI, XX, XXI, XXIII, XXVIII (§1), XXXI, XLII, XLIII, XLVII, XLIX, приложения 18; методические материалы к главам (в соавторстве);
Андреев Э.М. – гл. XLIV;
Анохин М.Г. – гл. XLVI;
Ануфриев Е.А. – гл. XXXII, XXXIII (§ 1, 2);
Ашин Г.К. – гл. XXXVII (§ 4);
Авцинова Г.И. – гл. III (§ 5);
Баталов Э.Я. – гл. XLI;
Бельков О.А. – гл. XII (§ 2, 3);
Беляев А.А. – гл. V, XVII;
Бутенко А.П. – гл. XVIII;
Воробьев Г.В. – гл. XLVIII;
Данченко В.Т. – гл. XXVI, L, LII;
Еськов Г.С. – гл. XXXIII (§ 3);
Жуков В.И. – предисловие, гл. VII;
Иванов В.Н. – гл. XXXI;
Комаров С.М. – гл. XXI (§ 4); XXXVII;
Левадный Н.П. – гл. II;
Мешков П.Я. – гл. ХХХ, LI;
Митрохин В.И. – гл. XXXIX,
Митрошенков О.А. – гл. XIX,
Новиков В.В. – гл. XXXVIII;
Пусько В.С. – гл. Х;
Резник Ю.М. – гл. XXV;
Радачин В.М. – гл. XL;
Руденко Р.И. – методические материалы к главам;
Рыжов О.А. – гл. LVIII;
Сахаров Н.А. – гл. XXVIII (§ 2), XXIX;
Симоненко В.Б. – гл. XLV;
Тарасов Е.Н. – гл. XXIV, LVII;
Тавадов Г.Т. – гл. VIII, XXII, XXVII;
Тихомиров В.Б. – гл. XLVIII, LV;
Тихомирова И.В. – гл. LIII, LV;
Трофимов М.И. – гл. VI, XXXVI;
Устименко С.В. – гл. XIV, XV, LIV, LVI, LVII; приложение 9;
Ушков А.М. – гл. II, XII (§ 1);
Чусовикин Ф.Л. – приложения 6, 7;
Шахов А.Н. – гл. XLII (§ 2);
Шинелева Л.Т. – гл. XXXIV;
Федотов А.В. – гл. XI, XXXV.

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала данного издания

ПРЕДИСЛОВИЕ

Читатель держит в руках книгу, подготовленную коллективом авторов в соответствии с государственным образовательным стандартом. Тематика политологии предполагает адаптацию к профилю получаемой специальности. Так, для политологов, как специалистов по технологии политики и власти, интересующихся всеми политическими процессами и институтами в обществе, способами принятия политических решений и прогнозирования их последствий и дающих практические рекомендации, сделан акцент на политическом анализе, методах оценки расстановки политических сил в обществе (часть II-я “Прикладная политология”).

Для социологов сделан акцент на проблемы политических субъектов, их влиянии и статуса, групповых политических решений, политических технологий.

Для юристов – выделены темы политических систем и институтов; для журналистов – даны общие характеристики политической жизни, ее особенностей и стиля, политических партий и лидеров, электоральных систем, международных реальностей.

Для педагогов – большое внимание уделено проблемам политической социализации, политического поведения, политических норм и политического сознания, для специальностей естественнонаучного профиля – проблемам геополитики, политической экологии, регионалистики; для инженерных специальностей – проблемам политической модернизации, политического управления и др.

Одной из доминант политологического цикла для всех специальностей следует считать проблемы современных политических ценностей и норм, политической культуры и этики. [c.3]

Политическое образование – один из способов современной социализации личности и формирования политической культуры, приобщения к демократическим ценностям. Политологический курс призван дать студенту необходимый любому образованному гражданину минимум знаний о политических реальностях и ценностях, нормах политического поведения. Политическое образование является условием для превращения общества из объекта манипуляций властей в коллективный субъект политики.

Авторы книги выражают надежду, что их политология окажет помощь выпускнику вуза в подготовке по вопросам методологии анализа политической жизни, в выработке необходимых мировоззренческих и ценностных критериев оценки текущих событий, умению связывать политологические знания с общественной практикой.

Политология – одна из авторитетных обществоведческих дисциплин в странах Запада. И не вызывает сомнения необходимость использования опыта их политологических и социологических школ. Это естественный процесс. Но нам необходимо создавать свою политологическую школу, а не просто переносить опыт и учебники европейских и американских университетов на почву нашей системы образования. Прав был В.С.Соловьев, писавший, что главное не перенять чужой опыт, а понять. Эта мысль остается актуальной и сегодня.

Предлагаемая читателю книга разработана с учетом учебных программ и пособий зарубежных университетов, опыта преподавания политической науки в вузах России.

При изложении проблем авторы широко опирались на идеи политических мыслителей прошлого и достижений политической науки сегодняшнего дня. [c.4]

ЧАСТЬ I. ОБЩАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ [c.5]

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ВВЕДЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКУЮ НАУКУ

ГЛАВА I. ПОЛИТОЛОГИЯ – НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Политология представляет собой целостную, логически стройную совокупность знаний о политике и организации политической жизни.

Во всех сферах жизнедеятельности российского общества идет процесс обновления. Возрастает и внутринаучный статус гуманитарного знания. Политология в нем играет важнейшую роль. Как отрасль науки она изучает политическую жизнь общества, исследует политику как разновидность продуктивной деятельности, посредством которой люди изменяют свою судьбу и окружение, ищут и осуществляют альтернативные проекты будущего. Важнейший аспект современной политологии – выявление причины, а не цели политической деятельности, выяснение “кто есть кто” и “кто где” в политической жизни. [c.6]

1. Предмет политологии

Политология – термин, образовавшийся из двух греческих слов: “politike” + “logos”, и буквально означает “политическая наука”. Исходное значение термина “наука” – “знание”. Наука – это система постоянно развивающегося знания, адекватно отражающая объективную реальность в понятиях. Следовательно, определение предмета политологии требует выяснения и анализа политической реальности как таковой (политической сферы, политики как системы деятельности, политического пространства) и понятийного аппарата как инструментария [c.6] этой науки. Трудность определения предмета политологии сегодня состоит в том, что многие авторы стремятся ответить на вопрос: “Что есть наука политология?” А проблема, думается, лежит несколько в другой плоскости. Необходимо сосредоточить внимание на том, что политология делает, выделяя главное, из чего постепенно складывается эта наука (подходы, методы, понятия, модели), ее основные элементы, чтобы последние можно было затем применять к анализу политической действительности, изучая политику, власть, политическую систему в их конкретной форме.

Кроме этого весьма важно определить угол зрения относительно концептуального понимания политологии. Речь идет о том, что у всякого социального явления есть политические аспекты. Читателю известно, что проблема нехватки продовольствия, жилья, транспорта из, казалось бы, чисто житейско-экономической превращается в политическую, когда граждане игнорируют избирательную кампанию или голосуют против существующего правительства. Отсюда бытует мнение: “все политика”, “политика и власть безбрежны”.

Разумеется, перед политологией не стоит задача охватить весь спектр мира политики. С определенной долей уверенности можно сказать, что она выясняет в политике суть политического. Может быть такая постановка вопроса не совсем корректна, но истина, однако, совсем рядом.

Прежде всего следует обратить внимание на две парадигмы: первая – Мишеля Фуко, согласно которой общество по мере своего развития все больше и больше политизируется, и вторая – Генри Беккера, по мнению которого движение общества вперед будет сопровождаться все большим сужением сферы политики.

Более того, ряд авторов (Д.Белл, Д.Гэлбрейт, С.Липсет, Р.Арон) вообще считает, что в постиндустриальную эру политика опускается на уровень банальности, становясь результатом эмпирических и пунктуально выполняемых корректировок. А поэтому серьезно вести речь о науке, изучающей политику, вряд ли и стоит.

Существует мнение о ненужности политической науки и на том основании, что политика является лишь искусством, а потому к ней якобы неприменимы научные категории, что политические ситуации есть нечто одноразовое, [c.7] не повторяющееся, и потому для их познания вполне достаточно исторической науки, что политическая наука имеет дело с формами господства, а это относится к компетенции общего государственного права, что в ее исследованиях участвует социология и другие науки (1, 8).

Вот почему политология и по сей день “борется” за статус самостоятельности, несмотря на казалось бы, очевидное признание ее как науки наравне с другими дисциплинами, исследующими политическую жизнь общества. Это и является одним из стимулирующих факторов для уточнения предмета политологии и связанных с ней проблем.

Для этого, необходимо, как минимум, знать исходные позиции, в данном случае концепции, сложившиеся в ходе становления и развития политологии.

Здесь мы сталкиваемся с непростой ситуацией. И предмет политологии (политическая наука, наука о политике) и политика как ее центральная категория объясняются с помощью одних и тех же понятий: власть, государство, господство, политический порядок.

По всем этим вопросам имеются многочисленные публикации как отечественных, так и зарубежных ученых. В период становления науки все они представляют огромную ценность: это те крупицы необходимого политического знания, вносимые в общую копилку науки, без которых развитие ее вряд ли возможно. Чем больше плюрализма мнений в науке, тем, конечно, труднее в них разобраться “простому смертному”, но тем лучше для специалиста, умеющего добывать из груды руды драгоценные камни. Рассмотрим в качестве примера некоторые позиции авторов относительно понимания предмета политологии, и попытаемся ответить на ранее поставленный вопрос: “что она делает?”

Перед этим, однако, следует взять несколько уроков политической мудрости, чтобы иметь ясное представление о сути рассматриваемых вопросов.

Первый урок – у Платона. Согласно платоновской концепции, мерилом политики служат структура и толкование человеческого бытия. Участие в политической жизни предполагает наличие различных качеств: практического ума, способности к трезвой оценке обстановки, умение правильно владеть конкретными ситуациями, ораторских способностей, справедливости, опытности, бескорыстия и т.п. Под “наукой о политике” изначально и понималось [c.8] усвоение таких качеств. Частью политического воспитания, причем самой главной, самой “архитектонической” считалась подготовка будущих законодателей. Начиная с Платона, одним из коренных вопросов науки о политике был вопрос и о том, кто должен управлять государством. Платон считал: править должны лучшие. Но, безусловно, – не многие, не толпа, не демос (2). В дальнейшем этот вопрос оставался предметом обсуждения всех поколений политических философов.

Платона можно считать “отцом политической науки”. Он впервые намеревался перекроить всю структуру государства сверху, предложив свою модель политической системы. Его государство не является ни утопией, ни описанием конкретной действительности. Оно является парадигмой, т.е. изображением того, что, по мнению Платона, составляет сущность государства. В то же время его государство – это первый пример воспитательной диктатуры, когда элита единовластно решает, чему быть и не быть общественным благом. Этика и политика в его системе неразрывно связаны. В платоновском учении о государстве отсутствуют индивидуальная мораль, представление о гарантированных человеческих правах и личном достоинстве. Однако, несмотря на это, а может быть и благодаря этому, платоновская мысль держала в напряжении все последующее развитие политической науки.

Мы подробно остановились на “линии Платона” в развитии науки о политике и убедились в том, “что она делает” и какую играет роль в политической жизни.

Аристотель противоречит Платону, выдвигая аргумент, согласно которому в каждом человеке, обладающем благоразумием и решимостью, заложены задатки философа, а следовательно, платоновское деление на людей, которые должны повиноваться, и на тех, которые властвуют, и вытекающее отсюда неравенство прав и обязанностей, должны быть поставлены под вопрос. Эта мысль никого не оставляет равнодушной и по сей день.

Аристотеля можно считать основателем аналитического направления в политической науке, опирающегося на наблюдение, а не на интуицию. Он дал первый в истории анализ государства и пытался исследовать социальные факторы за фасадом государственных учреждений. Аристотель видел в государстве созданное людьми учреждение и не был склонен идеализировать его, исходил из [c.9] человеческой психологии, а не из произвольно установленных ценностей. Аристотель указывал, что государство не может быть стабильным, если оно не выполняет желание граждан. На место платоновского государственного единства он ставил плюрализм сталкивающихся в государстве интересов. В его системе – конституция и законы – являются высшей инстанцией; тем самым он хотел дать в руки людей объективные критерии управления государством (3). Человека он рассматривал как существо политическое и в отличие от Платона этика и политика у него выступают порознь. Таков урок политической мудрости Аристотеля.

Отмечая огромный вклад в становление и развитие политической науки Аристотеля и его предшественника, следует подчеркнуть, что они фактически составляют два полюса, между которыми и поныне движется политическая философия и политическая наука: нормативной концепции Платона противостоит аналитический метод Аристотеля.

С выдвижением монархических форм правления и восхождением христианства (от Аристотеля до Макиавелли) политическая мысль импульсировала слабо. В связи с этим обстоятельством третий урок политической мудрости мы вынуждены брать у великого политического мыслителя итальянца Н.Макиавелли (спустя более чем полторы тысячи лет).

Н.Макиавелли – родоначальник третьего традиционного направления политического мышления (оно пришло на смену классическому взгляду на политику), политической теории как учения о государстве. Последнее рассматривается в этом учении не как общество (коммуна, коллектив) в старом смысле, а как организация господства, отличительной чертой которого является суверенитет, т.е. неограниченные правовые полномочия инстанции для поддержания правопорядка и мира внутри определенной области (4). Подчеркнем, что со времен Н.Макиавелли, который разработал принципы изменения политических структур и тактику этих изменений, политическую теорию можно назвать в некотором смысле одним из методов исследования. Он помогал ответить на вопросы, касающиеся типов человеческих взаимоотношений, основанных на власти, правлении, авторитете. Макиавелли значительно обогатил и понятийный аппарат науки о политике. [c.10]

Проблемы, поднятые Платоном, Аристотелем, Макиавелли, развивались учеными в новое и новейшее время, при формировании политологии как науки и учебной дисциплины на заре ХХ века. В то время относительно политической науки преобладало мнение как о дисциплине, представляющей собой перекресток многих других дисциплин, включая социологию, государство и право, историю, экономику, социальную психологию и т.д. И называлась она – “политические науки”.

Однако настоятельная потребность в научном познании и рациональной организации политики, а также развитие самого политического знания требовали более конкретного понимания предмета политической науки. К середине ХХ в. сфера, представляющая предмет изысканий политической науки, трактовалась неоднозначно. Вот почему в 1948 г. группа экспертов ЮНЕСКО приняла специальную резолюцию. В ней был дан перечень, изучаемых политической наукой вопросов по четырем основным проблемам: 1) политическая теория и история политических идей; 2) политические институты; 3) партии, группы, общественное мнение, выборы, информация и пропаганда; 4) международные отношения и внешняя политика (5).

Казалось бы “аcta est fabula”. Однако это только подлило масла в огонь. Ряд ученых уже в начале 50-х гг., пункты второй и третий стали объединять под общим названием “политическая социология”, а часть пункта второго выделять под названием “административные науки” (исследования о центральном и местном правительствах, о правительcтвенных учреждениях и др.). Так появились четыре главные ветви политической науки: политическая теория, политическая социология, административные науки, международные отношения. Все они связаны понятием “политика”, которое в свою очередь различные исследователи трактовали по-разному (19).

Поэтому в определении предмета политологии и сегодня существует несколько точек зрения. Первая исходит из понимания ее как метатеории политики. Она включает все дисциплины, исследующие политику, и охватывает все политические связи и взаимодействия, существующие в обществе, включая и изучение механизмов власти.[c.11]

В этом плане в понятие “политология” вкладывается “собирательный” смысл по объекту исследования. По мнению немецкого исследователя П.Ноака, политология содержит четыре элемента: политическую философию (или политическую теорию); учение о политических институтах; политическую социологию; международную политику. Причем, политическая философия служит основой для остальных дисциплин (1). Д.Берг-Шлоссер и Х.Майер в политической науке различают политическую философию, учение о политических системах и теорию международных отношений (6). Но здесь и возникает вопрос о предмете собственно политической науки. Преобладает мнение, что подобная дисциплина может стоять лишь на перекрестке выше перечисленных дисциплин, что по существу является отстаиванием концепции начала нынешнего века, хотя и на ином уровне.

Согласно второй точке зрения политология отождествляется с политической социологией, так как они имеют один и тот же объект (общество, социально-политические явления) и используют одинаковый подход. Это отмечают Р.Арон, М.Дюверже, С.Липсет, Р.Шварценберг. В частности, Р.Шварценберг прямо говорит, что политическая социология или политическая наука (политология) – это отрасль общественных наук, изучающая феномен власти. И напрасное занятие придумывать другие категории политической науки (7). Действительно их сходство видно уже из того, что и политические социологи и политологи рассматривают некоторых мыслителей древности (прежде всего Аристотеля и Платона) как своих предтеч, а таких теоретиков новейшего времени, как М.Вебер, В.Парето, Г.Моска, М.Острогорский, Р.Михельс, А.Бентли, Д.Трумен, Ч.Меррием, Г.Лассуэл – как основателей этих наук.

В настоящее время зарубежные политическая социология и политическая наука (политология) в теоретико-методологическом и категориально-понятийном плане малоразличимы. Это подтверждается и деятельностью совместного исследовательского комитета по политической социологии – Международной социологической ассоциации политической науки. В то же время имеется различие между этими двумя дисциплинами. Политическая социология, имея свой предмет исследования – анализ поведения (взаимодействия) индивидов, социальных [c.12] общностей, политических институтов по поводу власти, т.е. социальных механизмов власти, – как бы завершает формирование целостного представления о политике как отношениях социальных субъектов, их деятельности и поведения. Политическая социология сама дает конструктивный “снятый” материал для общей теории политики. Безусловно, она имеет свой предмет исследования, свои специфические методы и методики, но все же, как двуликий Янус, в теоретико-методологическом и понятийном аспектах не может разойтись с политологией.

Различие предметов социологии и политологии обнаруживается лишь тогда, когда последняя понимается как наука, имеющая практические применения, когда главной ее задачей, выступает оказание непосредственной помощи политическим деятелям, принимающим важные решения. По крайней мере, в том смысле, что наука должна указывать им на возможности осуществления целей, хотя для нее самой эти цели остаются недостижимыми.

Политическая социология, видимо, все же дисциплина промежуточная между социологией и политологией и поэтому не имеет четких границ. Соединение социологии и политологии – это “брак по расчету, а не по любви”. В этом браке объединены совершенно различные концепции: социологическая, ориентированная на общество, и политологическая, ориентированная на государство.

Третья точка зрения, которой придерживается автор, рассматривает политологию как общую теорию политики. В этом плане ее отличает от других политических наук то, что она изучает политику как целое, как социальное явление, не ограничиваясь рассмотрением отдельных аспектов политики или анализом политики в ряду других, неполитических объектов (см. дискуссию, 17). Данный взгляд на политологию исходит из того, что стремление к власти, борьба за власть и ее удержание и есть, собственно говоря, политика. Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическим), либо к власти ради нее самой, чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает.

Следовательно, политика является той областью общественной жизни, где конкурируют или противоборствуют различные политические силы, стремящиеся к власти. А социальной организацией, обладающей [c.13] “конечной” властью над людьми, выступает государство. Оно как субъект управления, призвано сплачивать, объединять, интегрировать индивидуальные, групповые воли, цели, интересы и по возможности направлять их на реализацию единой общенациональной политики – эта функция в той или иной степени присуща любому государству и его политике. Полнота ее осуществления в значительной степени зависит от уровня демократичности государственных структур.

Еще раз повторим, что есть мнение об отрицании в политической сфере каких-либо законов, правил и норм. Например, известный философ А.Зиновьев в своей книге “Запад. Феномен западнизма” пишет: “Хотя существует особая профессия, называемая политологией, никакой более или менее полной и систематизированной науки о законах политической деятельности не существует. Этому есть объяснение. Если бы такая наука была создана и стала общедоступной, то она выглядела бы в глазах обывателей как нечто аморальное, циничное, преступное, а люди в сфере политики выглядели бы как негодяи, лжецы, насильники, изверги... Все знают, что это представление близко к истине, но все делают, вид, будто такие явления суть редкие исключения, будто политики действуют тоже в рамках правил морали.

Никакой моральной политики вообще не существует” (22).

Не будем дискутировать по вопросу о соотношении политики и морали. Эта важная проблема специально рассматривается в теме “Политика”.

Однако вряд ли можно отрицать, что политика есть особая сфера жизнедеятельности людей, связанных с властными отношениями, с государством и государственным устройством, социальными институтами, принципами и нормами, функционирование и действие которых призвано гарантировать жизнеспособность того или иного сообщества людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей.

И здесь вполне четко просматриваются связи и отношения, носящие закономерный характер и являющиеся предметом изучения науки политологии.

Политология раскрывает природу, факторы формирования, способы функционирования и институционализации политики; определяет основные тенденции и [c.14] закономерности, действующие в политической сфере общества, стратегические приоритеты и на этой базе способствует выработке долгосрочных целевых установок и перспектив развития политических процессов, показывает политику как борьбу за власть и ее удержание, формы и методы властвования; вырабатывает методологию политического анализа, политических технологий и политического прогнозирования, базирующихся на теоретическом видении проблемы, а также на результатах эмпирических исследований. Как всякая наука, она вычленяет из совокупности взаимодействий лишь некий момент, исследует то, “что в политике является политическим”.

Предметом политологии являются закономерности-тенденции и проблемы политики и власти: структурные, институциональные и функциональные.

Политология как научная дисциплина охватывает существующий политический порядок, где доминируют постоянные величины, и политический процесс, где доминируют переменные величины. Она исследует, например, такие проблемы: политическое господство и правление, конституирование власти и политическое неравенство, механизмы правления в рамках различных государственно-политических систем, отношения людей с институтами власти, личность и социальные группы (включенные в политику) во всем многообразии их политико-психологических и политико-культурных характеристик.

Кроме трех рассмотренных позиций относительно предмета политологии существуют и другие. Среди них те, кто определяет ее как а) науку о государстве; б) о политическом господстве; в) о политическом порядке; г) о формировании и разделении власти; д) об авторитетном распределении ценностей в обществе (9, 10). Среди американских политологов распространено мнение о политологии как теории регуляции конфликтов.

Политология как самостоятельная научная дисциплина имеет свой категориальный аппарат и систему методов познания политической действительности. Рассмотрим их. [c.15]

2. Система категорий политологии

Категориями являются наиболее общие понятия, отражающие существенные характерные черты и связи [c.15] явлений. Это язык науки. Проблема выяснения понятийного аппарата политологии очень важна, так как она наряду с раскрытием содержания дисциплины помогает ближе подойти к пониманию сути предмета науки.

При объяснении категорий политологии встречается много трудностей. Они заключаются прежде всего в интердисциплинарном характере этой науки (в приспособлении понятий других наук), что приводит в конце концов к беспринципному сочетанию разнородных понятий. Сложность заключается и в том, как показывает анализ теоретических источников, что политология в каждой стране как бы “своя” и, например, использование заимствованных категорий из западной политологии не всегда может быть плодотворным. Как мы уже убедились ранее сами политологи в понятие “политология” вкладывают не одинаковое содержание.

Политология создала вполне определенное число понятий, которые являются инструментами исследования. Они составляют, по нашему мнению, следующие группы. Первая группа понятий – дает возможность выявить, определить, что есть политология: ее объект, предмет (политическое пространство или политическое поле, парадигма, методы и функции, политика). Вторая – позволяет анализировать структуры и силы, которые для политических лидеров, элиты являются целью или средством (из-за своей всеобщности они имеют вертикально-горизонтальный (поперечный) характер. Это прежде всего “политическая власть”, “господство”, “порядок”). Третья – связана с исследованием политических институтов (государство, политические партии, группы давления, административный аппарат, избирательные системы, правовые системы и суды) и субъектов политики (личность лидера, политическая элита, этнические группы, классы). Четвертая – позволяет анализировать политическую систему. Это такие понятия, как “собственно политическая система”, “компоненты”, “нормы”, “структуры политической системы”, “вход”, “выход”, “требования”, “артикуляция интересов”, “агрегирование интересов”, “спрос”, “поддержка”, “среда”, “обратная связь”, “коммуникация”, “рецепторы”, “память” и т.п. Благодаря введению данных понятий в теорию политических систем, произошел значительный скачок в развитии политологии в целом. Это [c.16] обстоятельство считается общепризнанным среди различных специалистов политической науки.

Однако традиционное понимание политической системы среди отечественных ученых не исключает понятий, входящих во вторую и третью группу, но, как нам кажется, не придает ясности анализу политических систем ни по одному из признаков: ролевому, функциональному, институциональному.

Пятая группа понятий позволяет анализировать политический процесс во всей его совокупности: революция, реформы, политическая модернизация, избирательная кампания, конфликты, политическое событие, ситуация, обстановка и др.

Шестая группа понятий, пользующаяся в последнее время признанием многих специалистов, науки, охватывает в основном область политического сознания. Речь идет о таких понятиях, как политическая психология, способствующая выработке у человека непосредственных мотивов и установок политического поведения; политическая идеология, являющаяся мощным мобилизующим средством, в котором сходятся коллективное и индивидуальное; политическая культура, показывающая насколько человеком освоены общезначимые образцы политической деятельности, насколько ему удалось возвысить свою субъективность до признаваемых в обществе культурными нормами мыслительной и практической деятельности: политическая социализация как вхождение человека в политику, его подготовка и включение в отношения власти; политическая пропаганда, имеющая априорно чисто технический характер, однако, представляющая собой основной способ сознательного воздействия на представления, которые структурируют мир политики.

Формирование понятийного аппарата политологии относится к числу наиболее дискуссионных проблем данной науки. Есть такое выражение: “работа с понятиями”. Рассматривая в данном случае вопрос конвенциональной1 техники работы с понятиями, принято выделять четыре ее аспекта. Первый следует отнести к инструментальному [c.17] характеру понятий. В прагматическом смысле последние являются инструментарием науки и основанием для их признания служит прежде всего пригодность для научного познания. Каждая категория выступает лишь средством выделения того или иного явления из всей их совокупности и представляет собой только гипотезу, к построению которой исследователя побуждает практический интерес к познанию сущности явления. Второй аспект относится к точности образования понятий, чем, собственно, и определяется научная пригодность используемой категории. Третий – связан с рационализацией пользования политическим языком, выражающей требование освобождения понятий от многозначности. Публикация политических словарей, полагаю, благотворно влияет на решение этой проблемы. Важно отметить еще и четвертый аспект “согласительной” техники работы с понятиями – это способы обращения с основными из них.

Существует мнение, что основные понятия науки не являются каким-то фундаментом, на котором возводится ее здание, что они представляют собой только инструментарий. Основанием науки может служить только действительность, даже и в том случае, если ее понятийное постижение отсутствует или является еще слабым. Делается вывод, что основные понятия частных наук носят только операциональный характер, который имеет мало общего с поиском абсолютной истины. Соглашаясь в принципе с этими доводами, нельзя однако отрицать того факта, что изложение основных понятий всегда представляет собой нечто вроде теории. [c.18]

3. Методы политологии

Общепризнано, что методы исследования – это средства анализа, а также способы проверки и оценки теории. Некоторые авторы считают, будто не существует специфических политологических методов, что исследование политической жизни характеризуется определенной эклектичностью, симбиозом методики гуманитарных исследований и техники эмпирических исследований. Правда, какая из общественных наук может претендовать на чисто свои методы. Известное течение в политологии – эмпирико-аналитическое (сциентистское – представление о единстве наук), основано на такой позиции: всем наукам [c.18] свойственны одни и те же научно-логические эмпирико-аналитические критерии.

Методов познания действительности довольно много. Существует и их классификация. Говорят, например, о методике экспериментов, о методах обработки эмпирических данных, методах построения научной теории, методах изложения научных результатов. По другой классификации, методы делятся на философские, общенаучные и специально-научные. Так, методы, имеющие общенаучный характер – это сравнение, анализ и синтез, обобщение, восхождение от абстрактного к конкретному, индукция и дедукция, наблюдение. Есть и иная классификация. Она опирается на различие методов качественного и количественного изучения реальности. Образно говоря, методы можно квалифицировать и по такому признаку: с птичьего полета, с горы и из мышиной норы (Л.Гумилев). В настоящее время углубление взаимосвязи наук приводит к тому, что результаты, модели и методы одних наук все более широко используются в других, конкретизируясь в каждой отдельной науке.

В политологии представляется возможным разделить методы на две группы: традиционные и новые. К первой группе относятся следующие.

Исторический метод. Важность применения в политическом анализе исторического метода в огромной степени обусловлена потребностями политической практики, ибо своевременное и правильное его применение позволит избежать проявлений волюнтаризма и субъективизма в политике. Кроме того, точное и полное отражение истории изучаемого политического явления, события предполагает также воспроизведение конкретных черт и специфических особенностей, присущих им в конкретных исторических условиях (18).

Метод сравнения. С точки зрения формальной логики всякое сравнение – это действие, направленное на установление признаков сходства или различия двух или более сопоставимых событий, явлений, так как “кто знает одно, не знает ни одного”. Известно и высказывание Юма: “Если хотите знать греков и римлян – изучайте англичан и французов”. Сравнительный метод в политике ориентирует прежде всего на раскрытие общих черт политической жизни разных стран, народов и эпох (13, 20). Однако только этим он ограничиться не может, так как в [c.19] политике мы имеем дело с системами особой сложности. К примеру, в политике, как нигде, большое значение имеют такие “подвижные переменные”, как личность лидера, динамика политических ситуаций, процессов, соотношение и расстановка политических сил; как участников политических событий, характер внешних и внутриполитических конфликтов, разработка, принятие и реализация политических решений, поведение избирателей и др. Поэтому сравнительный метод не может фиксировать лишь общие черты политических систем, режимов, а должен выявлять и специфику их функционирования и развития.

Системный подход. В настоящее время он занимает одно из ведущих мест в научном познании вообще. Наиболее широкое применение системный подход находит при исследовании сложных развивающихся объектов – многоуровневых, как правило, самоорганизующихся. К ним, в частности, и относятся политические системы, организации, институты. При системном подходе объект рассматривается как множество элементов, взаимосвязь которых обусловливает целостные свойства этого множества. Например, среди политических институтов важное место принадлежит государству. При его анализе основной акцент делается на выявлении многообразия связей и отношений, имеющих место как внутри государства (системы), так и в его взаимоотношениях с внешним окружением (другими политическими институтами внутри страны, государствами). Государство структурно представлено многими элементами. Среди них основным является аппарат управления, состоящий, в свою очередь, из сотен элементов. Системный подход в политологии одним из первых применил Д.Истон (США). Подробно его концепция изложена в теме “Политические системы” (13).

В силу чрезвычайно большого числа элементов, составляющих объекты политического характера, при системном подходе требуется использование современной вычислительной техники.

Структурно-функциональный анализ. Используя структурно-функциональный подход, политолог определяет важнейшие структуры и пытается проследить их функции или же анализирует определенные действия в обратном порядке – вплоть до структур, породивших их, не руководствуясь при этом какой-то конкретной связью [c.20] между данной структурой и функциями. Цель структурно-функционального анализа состоит в количественной оценке тех изменений, к которым данная система может приспособиться не в ущерб своим основным функциональным обязанностям. Этот метод целесообразен для исследования способов сохранения и регулирования системы, однако, максимальный его эффект проявляется в сравнительном исследовании политических систем (14).

Структурно-функциональный метод позволяет раскрыть не только само строение и внутреннюю форму политической системы, но и описать функции каждого элемента, которые входят в их компетенцию. В анализе проблем политики используются и другие исследовательские процедуры, и в частности, моделирование.

Метод моделирования. Потребность в этом методе возникает тогда, когда исследование реального политического явления, события невозможно или затруднительно, слишком дорого или требует длительного времени. Модель здесь выступает как аналог реального политического объекта. Моделированию подлежат: какой-либо механизм политической системы (скажем, механизм реализации политической власти) или же процесс (к примеру, процесс принятия решений), либо отдельный фрагмент функционирования системы (предположим, управление ею), институты, их элементы или объединения (государство, его органы, политический режим конкретно), взаимодействие с другими политическими системами (международные отношения) и т.п.

Кроме традиционных методов, политология использует и свои средства познания политической реальности. К ним относятся следующие.

Группа бихевиористских методик. Бихевиоризм (от англ. behaviourism “поведение”) в качестве объекта исследования рассматривает политическое поведение индивидуумов в различных ситуациях: при проведении выборов в условиях конкуренции разных партий; при принятии политического решения и др. Цель исследований – в построении системной эмпирической модели. Исследование политического поведения личности направляется на поиск всей эмпирической информации (измерение) с помощью непосредственных наблюдателей (участвующих) или опосредованно (эксперимент, анкета, интервью и анализ документов 20, № 1). [c.21]

Теория групп. Это общее название одного из распространенных подходов к политическому анализу. Артур Ф. Бентли и Е.Р. Херринг (США) выдвинули идею о том, что политика, в сущности, является борьбой групп. Концепция их соотечественника Д. Трумэна в принципе знаменует собой признание групповой парадигмы в политологии. В соответствии с его теорией, главное – это не общность позиций, а взаимодействие внутри группы на основе тех взглядов, которые разделяют члены группы. Это взаимодействие является ключом к пониманию групп интересов.

Групповую теорию политики кратко можно изложить следующим образом: политика – процесс авторитетного распределения социальных ценностей – это достигается с помощью принятия решений; решения – продукт деятельности; любая деятельность не изолирована от прочих ее видов, и совокупность последних характеризуется общей тенденцией в отношении принятия решений; многообразие видов деятельности обусловлено деятельностью групп, поэтому борьба между группами (за интересы) определяет принятие тех или иных решений. Группа и интерес неразделимы. Принятие решений является результатом деятельности организованных групп, вторгающихся в процесс выработки и принятия решений. Поэтому политическая реальность кроется в постоянной борьбе за власть и влияние между группами.

Итак, группы воздействуют на политическую деятельность и процессы. Это воздействие необходимо исследовать, изучать в свете целого ряда факторов: общенационального или регионального характера групп; их универсальности или специфичности; их структуры и членства; их лидеров и ресурсов, методов мобилизации общественного мнения; их взаимоотношений с политическими партиями и другими квазиобщественными институтами; по степени внутренней автономии и характеру внутренней организации.

Метод политической коммуникации. Коммуникация – передача смысла с помощью символов. Это процесс, посредством которого лицо или группа (лиц) дает знать другому лицу или группе (лиц) о своем отношении к конкретному вопросу. Коммуникация осуществляется посредством произведений живописи, музыки, математических символов, художественных произведений, жестов, [c.22] мимики и т.д. Политолог К.Дойч в 1963 г. выпустил в свет книгу “Нервы управления”, в которой разработал стимулирующую “кибернетическую” модель политических систем как коммуникационных структур.

Теория игр и метод принятия решений. В политологии теория игр представляет большую ценность. На уровне политической философии формальные игровые модели помогают исследованию таких категорий как власть, свобода, равенство. С точки зрения изучения бюрократического процесса они полезны при исследовании коммуникации, информатизации, а также централизации и децентрализации. Модели (игровые) также способствуют постановке вопросов, связанных с общественной и политической стабильностью. Теория игр помогает ответить на вопрос о достоверности, адекватности формальных рациональных моделей поведения политического лидера. В изучении процесса политических переговоров и достижения соглашений, они помогают выявить значение таких понятий как, например, угроза (13).

Составной частью теории игр является метод принятия решений. В любой политической системе имеются лица или организации, принимающие решения. Они составляют элиту данной политической системы. В то же время бывают ситуации, когда официальные институты превращаются в марионеток и ответ на вопрос – “кто принимает решения” – не так прост. В подобных случаях следует выявить конкретные лица, которые контролируют или оказывают влияние на формальные институты, принимающие решения. Алгоритм принятия политического решения дан в “Прикладной политологии” (12).

В целом следует отметить, что теория игр и методики принятия решений позволяют почти полностью охватить политические явления; содержат требование динамических изменений политической действительности; дают возможность формализованного политологического анализа через определенную локализацию центра принятия решений; интегрируют другие методы, используемые в науке о политике. Достоинство этой методики заключается в приближении науки к практике.

Можно выделить и такую методику политического анализа, как “структурно-логическая модель общества “восемь колес”, успешно применяемую политологом [c.23] В.Б.Тихомировым (15; подробнее см. в разделе “Прикладная политология”).

В политологии представляется целесообразным разграничение методов и методик. Если метод характеризует способ, подход к изучению действительности, отражающей общую взаимосвязь и логику политических процессов, то методика есть лишь сумма приемов, по преимуществу технических, применяемых для накопления и систематизации эмпирического материала.

Таким образом политология стремится не только описать и объяснить политические феномены, но и ориентируется на действие, на организацию современной общественной жизни. Есть, однако, мнение, что по мере развития политологии, все больше используются количественные методы исследования, происходят изменения в ее языке. Это затрудняет восприятие общественностью ее результатов. Многие из этих исследований в политологии подаются в таком виде, словно все заинтересованы в том, чтобы их поняли только специалисты. В связи с этим существует некоторое недоверие к выводам и рекомендациям политологов. Оно со временем, естественно, изменится, если анализ политических событий будет научно обоснован и рекомендации пойдут на пользу тому, кто принимает те или иные политические решения. [c.24]

4. Функции политологии

Само понятие “функция” (от лат. functio) означает совершение, исполнение, обязанность, круг деятельности.

Реализуются функции политологии на многих плоскостях политической жизни и поэтому могут быть соответственно дифференцированы (16). Выделим первую группу – “классических теоретических функций”. В нее входят:

1) концептуально-описательная. Она состоит в предоставлении исследователю в рамках политологии и за ее пределами определенного запаса терминов, понятий и категорий, а также правил описания отражающих содержание политической действительности, охваченное в этих категориях и понятиях. Это позволяет ответить на вопрос “что и как делается?”;

2) объясняющая функция, предоставляющая определенные объяснения политических процессов и событий [c.24] на основе выявленных тенденций, фактов, закономерностей. Это позволяет ответить на вопрос “почему делается так, а не иначе?”;

3) прогностическая функция. Ее назначение состоит в формулировании предвидения в соответствии с утверждениями, которые прежде были использованы для объяснения.

Одна из целей науки – прогноз. Поэтому ценность политологического исследования определяется не только тем, насколько адекватно оно отражает те или иные тенденции, но и тем, в какой степени они завершаются научно обоснованными прогнозами. Особый интерес вызывает прогнозирование последствий принимаемых сегодня политических решений, а также политический мониторинг – слежение и раннее предупреждение нежелательных в будущем политических событий. Заметим, что определение ближайших и отдаленных перспектив развития нашего общества не входит в функцию политологии (это прерогатива науки прогностики).

Рассмотренные три функции собственно отражают саму суть науки, которая состоит в описании, объяснении и прогнозе.

Вторая группа функций политологии носит прикладной характер:

1) методологическо-оценивающая. Она представляет исследователю систему методов и исследовательских процедур. Это своего рода теория политических технологий и политического анализа; формулирование оценок познавательной полезности результатов этих исследований;

2) интегрирующая функция, которая состоит в создании возможности использования достижений других дисциплин. То есть насколько данная наука на основе своего языка (терминов, понятий, категорий) и методического инструментария способна сотрудничать с родственными науками, обогащая себя и “соседа”.

Третья группа функций – реализуемые за пределами науки:

1) инструментально-рационализирующая (управленческая), дающая субъектам политики знания о политической обстановке, ситуации и средствах успешного воздействия на них. Она отвечает на вопрос – “как и почему?” Политология выступает здесь одним из элементов системы средств, реализующих политические цели и являющихся инструментом формирования ситуации, оптимальной [c.25] для субъектов политических действий. Политология специально рассматривает проблему выработки, принятия и реализации политических решений, выдает рекомендации для оптимальной и эффективной политической деятельности;

2) идеологическая функция, построенная вокруг вопроса – “для чего?” Она состоит в перестройке содержания функционирующих общественно-политических ценностей, в обосновании существенной связи ценностей, мотивирующих действия участников политических событий.

Все рассмотренные функции политологии отражают ее тесную связь с жизнью. Их реализация на разных уровнях политической жизни показывает политологию как науку действующую, как одну из важных общественных дисциплин, роль которой сегодня в политической модернизации России неуклонно возрастает.

Особенности политического знания определяются тем, что оно рассматривает общество как органическое единство различных сторон его жизнедеятельности, функционирующих и развивающихся через политическую деятельность людей. Политология исследует политические интересы и отношения, возникающие в процессе этой деятельности, во взаимосвязи объективного и субъективного факторов. Политическая система и в целом политическая сфера общества выступает в качестве важнейшего объекта политологических исследований. Ее анализ включает все вопросы, связанные с проблемами политики, с политическими потребностями и ценностями, политическими ориентациями людей и степенью их реализации, с отношением людей к самим себе как субъектам политики, а также к различным политическим событиям, процессам, происходящим в обществе.

Круг вопросов политического знания довольно широк и можно сделать вывод о политологии как науке, охватывающей весь спектр мира политики. Но такое заключение вовсе не обретает сути проблемы. Ведь политика изучается многими науками, причем каждой из них, присущ свой специфический подход, они имеют свой предмет, который, отражая динамику объекта не остается раз и навсегда данным.

Поэтому политология как и любая общественная наука, если она хочет предотвратить дезинтеграцию или утрату своего структурного единства, сохранить и повысить [c.26] свое научное и практическое значение, обязана постоянно уточнять свой предмет, категориальный аппарат (язык науки), методы и функции. [c.27]

Глава I.

Основные понятия: политическое, политическая наука, политология – наука, политология – учебный предмет, теоретическая политология, прикладная политология, сравнительная политология, политическая социология, объект политологии, предмет политологии.

Вопросы для размышления и самопроверки, учебные задания:

1. Раскройте сущность понятия “политическое”.

2. Чем занимается политическая наука? Каковы ее место и роль в системе современного общественного знания и общественной жизни? Основные функции? С какими науками политология наиболее тесно связана?

3. В чем отличие учебной дисциплины “политологии” от науки “политологии”?

4. Что является объектом политологии? Сформулируйте свое определение предмета политологии.

5. Определите соотношение понятий “теоретическая” и “прикладная” политология?

6. Назовите основные категории политологии, есть ли среди них главная категория?

7. Какие методы использует политология при исследовании своего объекта?

8. Зачем нужна политология специалисту Вашей специальности? Имеет ли она воспитательное значение?

9. Проанализируйте основные доктрины и направления современной зарубежной политологии: англо-американской, французской, немецкой и итальянской политологических школ.

10. Согласны ли Вы, что политология это наука:

– о политике,
– о власти,
– о государстве.
Аргументируйте свой ответ.

11. В чем Вы видите отличие политологии от технических наук?

– С точки зрения критерия научности.
– С точки зрения методики предвидения.
– С точки зрения реализаций научных идей.

12. Какая связь политологии с теми науками, которые Вы изучаете профессионально в своем вузе. [c.27]

13. Объясните высказывание Аристотеля: “Человек по природе своей есть существо политическое”.

Литература:

1. Noack P. Was ist Politik?.../Geleitw von Grosser A. – Munchen; Zurich: Knaur, 1978, s. 10-11.
2. Платон. Государство // Платон. Соч. в 3 т. М., 1971. Т. 3. Ч. 1. С. 271.
3. Аристотель. Политика // Аристотель. Соч. в 4 т. М., 1983. Т. 4.
4. Макиавелли Н. Государь. М., 1990.
5. Политология вчера и сегодня. М., 1990. С. 236.
6. Berg-Schlosser D., Maier H., Stammen Th. Eindurung in die Politikwissenschaft. – Munchen, 1974. – IX. S. 40.
7. Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология. М., 1992. Ч. 1. С. 58.
8. Zolo D. La “tragedia” della scienza politica. // Democrazia e diritto. – 1988ю – № 6. – P. 307.
9. Lasswell H. “Who Gets What, When and How in the “Pollitical Writings”; Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992. С. 8-9. Ч. II. С. 85; Политология (70-80-е годы). М., 1993. С. 67-71.
10. Hattich M. Grundbegriffe der Politikwissenschaft. – Darmstadt: Wisseuschaftliche Buchgeselschoft, 1980. – VI. S. 25.
11. Политология. Уч. пособие. / Под ред. Б.И.Краснова. М., 1995. С. 11-12.
12. Сборник учебно-методических материалов. / Под ред. Б.И.Краснова. М., “Союз” МГСУ, 1996.
13. Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992. Ч. 1.
14. Американская социологическая мысль: тексты. – М., 1994.
15. Тихомиров В.Б., Тихомирова И.В. Политическая обстановка в стране и вокруг нее. – М., 1992.
16. Боднар А. Наука о политике. Варшава, 1984.
17. Социально-политические науки, 1991, № 3.
18. Реформирование России: мифы и реальность (1989-1994). М., 1994
19. Баталов Э.Я. Политическое “слишком человеческое” // Полис, 1995, № 5.
20. Вестник Московского Университета. Серия 12, 1992, № 3; 1993, № 1, 3.
21. Рогачев С.В. Политология. Введение к предмету. – М., 1992.
22. Зиновьев А. Запад. Феномен западнизма. М., 1994.
23. Панарин А.А. Введение в политологию. – М., 1994.
24. Политологический словарь. Под ред. Е.Н.Тарасова. – М.: МГСУ, 1996. [c.28]

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


Общая и прикладная политология
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации