Зателепин О.К. Объект преступлений против воинской службы - файл n1.doc

приобрести
Зателепин О.К. Объект преступлений против воинской службы
скачать (870.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc871kb.18.09.2012 14:04скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7
В О Е Н Н Ы Й У Н И В Е Р С И Т Е Т


На правах рукописи

Зателепин Олег Кимович


Объект преступления против военной службы
Специальность: 20.02.03.- Военное право.

Военные проблемы международного права.

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель - Заслуженный юрист Российской

Федерации, кандидат юридических наук, профессор Шулепов Н.А.
МОСКВА - 1999

Оглавление
Введение..............................................................................................................5
Глава 1. Понятие объекта преступления против военной службы.................16

1.1. Общетеоретические и правовые основы понятия объекта преступления против военной службы ...........................................................................16

1.2. Военная безопасность государства как объект преступления против военной службы .......................................................................................36
Глава 2. Функции объекта преступления против военной службы ..............62

2.1. Криминализация и систематизация преступлений против военной службы по объекту уголовно-правовой охраны......................................62

2.2. Влияние объекта на содержание иных элементов состава преступления против военной службы ...........................................................................88

2.3. Квалификация преступлений против военной службы по объекту посягательства.........................................................................................104
Заключение......................................................................................................123

Список литературы........................................................................................138

Приложения. Номера и наименования приложений:

1. Национальная безопасность как социальная ценность (Схема)...............168

2. Национальная безопасность как объект уголовно-правовой охраны (правовое благо)(Схема).............................................................................169

3. Структура военной безопасности государства (Схема) ...........................170

4. Соотношение между военной и оборонной безопасностью

государства (Схема).......................................................................................171

5. Структура военной организации государства и основные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок прохождения военной службы.........................................................................................................172

6. Перечень международных договоров Российской Федерации, в которых устанавливаются особенности порядка прохождения военной службы российскими и иностранными гражданами в российских воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации .......................185

7. Сравнительные таблицы санкций отдельных статей УК РФ 1996 г. .........................................................................................................190

8. Система преступлений против военной службы в истории отечественного военно-уголовного законодательства.........................................................195
Перечень сокращений, принятых в тексте диссертации

- СССР - Союз Советских Социалистических Республик

- РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

- РФ - Российская Федерация

- ФЗ - Федеральный закон

- УК РСФСР - Уголовный кодекс РСФСР, принятый на третьей сессии Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г., с последующими изменениями и дополнениями

- УК РФ или УК - Уголовный кодекс Российской Федерации, принят Государственной Думой 24 мая 1996 г., введен в действие с 1 января 1997 г.

- УПК РСФСР - Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принятый третьей сессией Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г., с последующими изменениями и дополнениями

-СЗ РФ -Собрание законодательства РФ

-САПП - Собрание актов Президента и Правительства РФ

- ВВС - Ведомости Верховного Совета СССР, после 1992 г. - Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР

- Бюллетень УВТ (УВС) и ВК ВС - Бюллетень Управления военных трибуналов (Управления военных судов) и Военной коллегии Верховного Суда СССР (РФ)

- ООН - Организация Объединенных Наций

- МО СССР (РФ)- Министерство обороны СССР (РФ)

- ГШ ВС РФ - Генеральный штаб Вооруженных Сил РФ

- ВС РФ - Вооруженные Силы РФ

- ВК ВС СССР - Военная коллегия Верховного суда СССР

- ВК ВС РФ - Военная коллегия Верховного Суда РФ

- УВС (УВТ) МЮ - Управление военных судов (трибуналов) Министерства юстиции РФ

- ГВП - Главная военная прокуратура

- ВИ, ВКИ - Военный (Краснознаменный) институт

- ВА ЭФиП - Военная академия экономики, финансов и права

- Воен. ун-т - Военный Университет

- ВАГШ - Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил РФ

*****

В тексте диссертации использован следующий указатель ссылок на использованные источники: фамилия и инициалы автора (авторов) либо название книги, год издания, после двоеточия - страница (страницы); между собой источники разделены точкой с запятой.


Введение

I. Актуальность темы исследования

Осуществление военно-правовой реформы в Российской Федерации ставит перед отечественной юридической наукой огромное число вопросов, решение которых немыслимо без проведения серьезных теоретических исследований.

Военно-правовая наука, к сожалению, не располагает достаточным количеством работ, в которых бы на высоком научном уровне рассматривались правовые аспекты реформирования военной организации государства на современном этапе. Ряд весьма важных проблем, в том числе военно-уголовного характера, анализ которых является необходимым для ускорения и завершения военно-правовой реформы, оказались практически незамеченными. К их числу следует отнести и проблему объекта преступления против военной службы.

С принятием Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года, в котором нормы, определяющие понятие и содержание объекта преступления подверглись существенным изменениям по сравнению с ранее действовавшим законодательством, проблема объекта преступлений вообще и преступлений против военной службы, в частности, приобрела большую актуальность.

В теории военно-уголовного законодательства на сегодняшний день можно выделить два подхода к сущности объекта преступления против военной службы. В первом из них объектом признается порядок прохождения военной службы, во втором - военная безопасность государства. Правовой основой понятия объекта преступления против военной службы являются соответствующие нормы уголовного законодательства. В ст.ст. 1 и 7 УК РСФСР 1960 г. для характеристики общего объекта преступления использовался термин “правопорядок”. Составной частью последнего признавался и порядок несения воинской службы (воинский правопорядок), специально не упоминаемый в указанных статьях, но о котором шла речь в ч. 1 ст. 237 УК РСФСР 1960 г. В ч. 1 ст. 2 УК РФ, где перечисляются защищаемые уголовным законом ценности, ни общий правопорядок, ни порядок прохождения военной службы в качестве таковых не указываются. По существу получается, что порядок прохождения военной службы, о котором говорится в ч. 1 ст. 331 УК РФ, не вписывается, в отличие от УК РСФСР 1960 г., в систему социальных ценностей, охраняемых уголовным законом. В действующем УК РФ общий объект уголовно-правовой охраны представлен термином “охраняемый уголовным законом интерес”.

Содержание объекта преступления против военной службы в теории военно-уголовного законодательства всегда устанавливалось с учетом положений той концепции объекта посягательства, которая считалась общепризнанной. В уголовно-правовой доктрине отсутствует былое единство взглядов на объект преступления как общественные отношения (правоотношения, правопорядок). Данный подход разделялся почти всеми юристами в советском периоде развития уголовного права. Сегодня в литературе встречаются и иные позиции по этому вопросу. В частности, объектом преступления одни ученые полагают субъективные права, другие - правоохраняемые интересы (блага), третьи - человека.

Такое положение вещей в учении об объекте преступления и уголовном законодательстве затрудняет исследование специальных проблем и обусловливает необходимость установления общетеоретических и правовых основ понятия объекта преступления против военной службы.

Понятие объекта преступления против военной службы должно базироваться не только на положениях об общем объекте преступления, но и, непременно, включать в себя признаки, обусловленные задачами военной организации государства. Подходы к определению объекта преступления против военной службы были тесным образом взаимосвязаны с теми функциями, которые были у военной организации государства. Основу этой организации всегда составляли ВС РФ. Однако на сегодняшний день военная организация государства представляет собой весьма сложное в структурном и в функциональном отношении образование. Данное обстоятельство объективно требует уточнения понятия объекта преступления против военной службы под углом зрения функционального предназначения военной организации государства.

В России система преступлений против военной службы всегда была включена в той или иной форме в общее уголовное законодательство. Разграничение преступлений военнослужащих на общеуголовные и против военной службы осуществляется главным образом с учетом свойств объекта, как основного систематизирующего признака Особенной части уголовного законодательства. Анализ развития отечественного военно-уголовного законодательства свидетельствует об отсутствии какой-либо системности данного процесса (см. приложение 8). В одних случаях, деяния без достаточных к тому оснований признаются преступлениями против военной службы, в других - исключаются из системы этих преступлений. Данная ситуация во многом объясняется недостаточной разработкой вопроса о роли объекта преступления против военной службы при криминализации (декриминализации) воинских общественно опасных деяний, а также для их систематизации.

Объект посягательства существенно влияет на характеристику других элементов состава преступления против военной службы. Он позволяет на основе своего содержания устанавливать юридические признаки субъекта преступления, объективной и субъективной сторон преступления. Весьма важное место занимает объект в процессе квалификации преступных деяний по данному элементу состава преступления, особенно при конкуренции уголовно-правовых норм. Отмеченным выше функциям объекта преступления против военной службы, несмотря на их значимость для правотворческой и правоприменительной деятельности, в теории военно-уголовного законодательства должного внимания не уделяется.

В настоящее время не имеется специальных научных исследований проблемы объекта преступления против военной службы в свете указанных выше аспектов. Многие положения ранее опубликованных научных и учебных трудов по данной проблематике устарели и не отвечают потребностям сегодняшнего дня.

Приведенные выше аргументы позволяют прийти к выводу, что исследование проблемы объекта преступления против военной службы, и прежде всего, разработка его понятия и анализ основных функций, а также внедрение результатов исследования в законодательство и правоприменительную деятельность, является одной из актуальных задач военно-юридической науки.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы и определение основных направлений настоящей диссертационной работы.

II. Цель и задачи исследования

Целью настоящей диссертационной работы является исследование объекта преступления против военной службы с учетом современного состояния общей теории объекта преступления и под углом зрения функций, возложенных на военную организацию на данном этапе развития государства; рассмотрение объекта уголовно-правовой охраны как одного из важных критериев криминализации и систематизации преступлений против военной службы и разработка на этой основе предложений по совершенствованию уголовного законодательства; установление неразрывной взаимосвязи объекта преступления против военной службы с другими элементами состава и определение степени влияния объекта на их содержание; уяснение роли объекта преступления против военной службы в процессе квалификации и выработка соответствующих рекомендаций по применению военно-уголовного законодательства для органов военной юстиции.

Достижение цели исследования осуществляется постановкой и последовательным решением следующих задач:

- установление общетеоретических и правовых основ понятия объекта преступления против военной службы;

- уяснение тенденций развития понятия объекта преступления против военной службы в теории и истории военно-уголовного законодательства;

- определение понятия объекта преступления против военной службы, обоснование этого понятия;

- анализ наиболее актуальных аспектов функций объекта преступления против военной службы;

- формулирование предложений по совершенствованию уголовного законодательства в связи полученными результатами исследования;

- выработка отдельных рекомендаций для органов военной юстиции по применению военно-уголовного законодательства.

III. Методологическая основа и источники исследования

В процессе разработки теоретических и научно-прикладных положений, постановки цели и решения указанных задач автор руководствовался общенаучным диалектико-материалистическим методом познания, а также частно - научными методами исследования: сравнительно-правовым, историко-аналитическим, системно-структурным, формально-логическим и другими.

Исходной теоретической базой работы явились труды в области теории уголовного права отечественных ученых как дореволюционного периода - Л.С. Белогриц-Котляревского, Л.Е. Владимирова, В.В. Есипова, П.Д. Калмыкова, А.Ф. Кистяковского, Г.Е. Колоколова, А. Лохвицкого, Н.А. Неклюдова, Э.Я. Немировского, С.В. Познышева, А.А. Пионтковского (отца), П.П. Пусторослева, Н.Д. Сергиевского, В.Д. Спасовича, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, А.П. Чебышева-Дмитриева и других, так и современного - Н.А. Беляева, Я.М. Брайнина, М.А. Гельфера, В.К. Глистина, Ю.А. Демидова, Н.Д. Дурманова, Н.И. Загородникова, Е.К. Каиржанова, А.В. Кузнецова, М.И. Ковалева, Н.И. Коржанского, Г.А. Кригера, В.Н. Кудрявцева, Ю.М. Ляпунова, В.Д. Меньшагина, А.В. Наумова, Б.С. Никифорова, Г.П. Новоселова, А.А. Пионтковского (сын), В.Я. Тация, А.Н. Трайнина, М.И. Федорова, Е.А. Фролова, М.Д. Шаргородского и других.

Диссертационное исследование основывается на анализе дореволюционных работ, посвященных проблемам военного-уголовного права, Д.Д. Бессонова, С.А. Друцкого, В.Д. Кузьмина-Караваева, А.А. Мушникова, Н.И. Фалеева, И.А. Шнедзиковского и других, а также на изучении трудов по теории военно-уголовного законодательства Х. М. Ахметшина, Ф. С. Бражника, Н.В. Васильева, С.М. Иншакова, Б.А. Кожемякина, В.В. Лунеева, В.Д. Меньшагина, А.С. Самойлова, А.А. Тер-Акопова, А.А. Толкаченко, В.М. Чхиквадзе, В.П. Шупленкова, Н.А. Шулепова, и других.

В работе также использованы научные труды в области общей теории права, военного права, военной теории, философии, системных исследований, социологии.

Диссертация основывается на действующем общем, уголовном и военном законодательстве с учетом его изменений и дополнений. Проведена систематизация нормативных правовых актов, в том числе международно-правового характера, регламентирующих деятельность военной организации государства.

Впервые в теории военно-уголовного законодательства рассмотрены фактически все отечественные источники военно-уголовного законодательства под углом зрения систематизации преступлений против военной службы по критерию объекта уголовно-правовой охраны.

Эмпирическую базу исследования составили:

- обзоры, справки Управления военных судов Министерства юстиции РФ, Военной коллегии Верховного Суда РФ, Главной военной прокуратуры;

- изучение судебной практики Военной коллегии Верховного Суда РФ (СССР), опубликованной в Бюллетене Управления военных судов (Управления военных трибуналов) и Военной коллегии Верховного Суда РФ (СССР) за 1991-1998 гг.;

- результаты изучения более 500 копий приговоров, содержащихся в нарядах Военного суда Московского гарнизона за 1996-1998 гг.

IV. Научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы заключается в попытке впервые исследовать на диссертационном уровне проблему объекта преступления против военной службы. На основе теоретических выводов выработаны предложения по совершенствованию системы преступлений против военной службы и внесению соответствующих изменений в военно-уголовное законодательство. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании курса уголовного права в Военном университете, на курсах переподготовки практических работников военной юстиции. Конкретные рекомендации, изложенные в диссертации, могут использоваться органами военной юстиции в своей деятельности по применению действующего военно-уголовного законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Понятие объекта преступления должно отражать реально существующий и затрагиваемый преступлением внешний феномен действительности, обладающий свойствами ценности-цели, в определенном состоянии которого и соответственно в защите которого общество заинтересовано. Причинение вреда данному феномену должно составлять сущность общественной опасности любого преступного посягательства.

2. В действующем УК РФ общий объект уголовно-правовой охраны представлен термином “охраняемый уголовным законом интерес”. Характеристика объекта преступления как правоохраняемого интереса (правового блага) недостаточна для уяснения его содержания, поскольку благом может быть любой феномен внешнего мира. Вещной (материальной) основой правоохраняемых интересов (правовых благ) является безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность). Отсюда, объект преступления - это охраняемая уголовным законом безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность), которой причиняется или может быть причинен вред в результате преступления.

3. Понятие объекта преступления против военной службы по своему содержанию является производным от общего понятия объекта преступного посягательства и должно обязательно включать в себя в качестве главного материального признака - безопасность. Вместе с тем в нем необходимо отразить и специфические свойства объекта, обусловленные задачами (функциями) военной организации государства. Объектом преступления против военной службы следует признать охраняемую уголовным законом от преступных посягательств военную безопасность, представляющую собой состояние боевой готовности военной организации государства, гарантирующее вооруженную защиту конституционному строю, независимости, суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации от внешних и внутренних военных угроз.

4. В ст. 331 УК РФ объект преступления против военной службы обозначен термином “порядок прохождения военной службы”. “Порядок”, являясь признаком формальным, не может выступать объектом уголовно-правовой охраны, поскольку, во-первых, он представляет собой правовую ценность-средство, а не цель правового регулирования, а во-вторых - его нарушение не составляет сущности общественной опасности воинского посягательства.

5. Военная безопасность государства - сложная и разносторонняя социальная ценность, которая охраняется как в главе 33 УК РФ, так и в некоторых общеуголовных нормах. Правила криминализации (по объекту уголовно-правовой охраны) деяний как преступлений против военной службы, ответственность за которые предусмотрена в главе 33 УК РФ, должны быть дифференцированными для различных групп преступных посягательств, и прежде всего в зависимости от того - защищается или нет военная безопасность государства в общеуголовных нормах.

6. Систематизация преступлений против военной службы тесным образом связана с проблемой криминализации деяний по объекту уголовно-правовой охраны. В действующем военно-уголовном законодательстве в основном верно определен перечень видов военной безопасности, подлежащих уголовно-правовой защите. Однако система преступлений как по групповым объектам уголовно-правовой охраны, так и по видовым, не может считаться совершенной, поскольку она во многих случаях не в полной мере отражает возложенные на военную организацию государства задачи. В связи с этим она нуждается в оптимизации.

7. Среди элементов состава преступления против военной службы объекту посягательства принадлежит особое место. Содержание признаков субъекта, субъективной и объективной сторон преступления против военной службы во многом определяется свойствами объекта посягательства. Последний обусловливает круг лиц, являющихся специальными субъектами, воинский характер деяний и их последствий, а также содержание вины, мотива и цели в преступлениях, предусмотренных в главе 33 УК РФ.

8. Свойство объекта преступления против военной службы наиболее точно выражать социальную и юридическую сущность посягательства определяет его важную роль при квалификации совершенных воинских общественно опасных деяний. Квалифицировать преступление против военной службы по объекту - значит установить, а затем и юридически закрепить в правовом акте, что военная безопасность государства, которой причинен ущерб преступлением, охраняется главой 33 УК РФ.

V. Апробация результатов исследования и внедрение его результатов

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Военного университета, где проводилось ее обсуждение. Автор апробировал результаты исследования в научных сообщениях, сделанных им на заседаниях кафедры, на научно-практических семинарах, конференциях, проводимых в Военном университете, Институте государства и права Российской академии наук, Международном независимом эколого-политологическом университете.

Выводы, изложенные в диссертации, отражены в 11 научных публикациях, в том числе в статьях, опубликованных в Бюллетене Управления военных судов и Военной коллегии Верховного Суда РФ, Информационном бюллетене Главной военной прокуратуры. Отдельные положения работы включены в качестве приложений в учебник “Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы”. На основе материалов диссертации были подготовлены две методические рекомендации для проведения занятий с военными судьями.

Некоторые положения диссертации внедрены в учебный процесс на военно-юридических факультетах, использованы курсантами и слушателями при подготовке курсовых и дипломных работ.

VI. Структура работы и содержание плана

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и 8 приложений, исполнена на 211 страницах.

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна и практическая значимость темы, определяется цель и задачи исследования, методологическая основа работы.

В первой главе “Понятие объекта преступления против военной службы” на основе анализа общетеоретических положений учения об объекте преступления, действующего уголовного и военного законодательства формулируется определение понятия объекта преступления против военной службы как военной безопасности государства.

Вторая глава “Функции объекта преступления против военной службы” посвящена исследованию роли объекта в процессе криминализации и систематизации преступлений против военной службы, а также анализу влияния его на содержание иных элементов состава преступления против военной службы и значения для квалификации преступлений против военной службы.

В заключении работы формулируются выводы, предложения и рекомендации.

В приложениях к диссертации содержатся вспомогательные и дополнительные материалы, иллюстрирующие отдельные выводы в работе.
Глава 1. Понятие объекта преступления против военной службы

1.1. Общетеоретические и правовые основы понятия объекта преступления против военной службы
Понятие объекта преступления против военной службы по своему содержанию является производным от общего понятия объекта преступного посягательства. Определение объекта преступления против военной службы должно обязательно включать в себя помимо специфических признаков, отражающих задачи (функции) военной организации государства, признаки, характерные для всех объектов уголовно-правовой охраны.

В теории военно-уголовного законодательства на сегодняшний день можно выделить два подхода к сущности объекта преступления против военной службы. В первом из них, объектом признается порядок прохождения военной службы. (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 1996:580-582; Уголовное право. Особенная часть. 1998:707-713; и др.). Этот подход имеет в своей основе, с одной стороны, законодательную дефиницию преступлений против военной службы (ч. 1 ст. 331 УК РФ), а с другой - концепцию объекта посягательства как общественных отношений (правопорядка), защищаемых уголовным законом.

Во втором - объектом преступления против военной службы считается военная безопасность государства. (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп. 1997:746-747; Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник. 1998:433) К сожалению, представители данного взгляда лишь в общих чертах раскрывают его правовые и общетеоретические основания.

Правовой основой понятия объекта преступления против военной службы являются соответствующие нормы уголовного законодательства. В ст.ст. 1 и 7 УК РСФСР 1960 г. для характеристики общего объекта преступления использовался термин “правопорядок”. Составной частью последнего признавался и порядок несения воинской службы (воинский правопорядок), специально не упоминаемый в указанных статьях, но о котором шла речь в ч. 1 ст. 237 УК РСФСР 1960 г. (Борисов В.В. 1977:45-73; Хропанюк В.Н. 1993:253) В ч. 1 ст. 2 УК РФ, где перечисляются защищаемые уголовным законом ценности, ни общий правопорядок, ни порядок прохождения военной службы в качестве таковых не указываются. В данной статье вообще отсутствует какое-либо понятие, отражающее признаки общего объекта уголовно-правовой охраны, что вряд ли следует признать правильным. По существу получается, что порядок прохождения военной службы, о котором говорится в ч. 1 ст. 331 УК РФ, не вписывается, в отличие от УК РСФСР 1960 г., в систему социальных ценностей, охраняемых уголовным законом.

Содержание объекта преступления против военной службы в теории военно-уголовного законодательства всегда устанавливалось с учетом положений той концепции объекта посягательства, которая считалась общепризнанной (подробнее об этом см. параграф 1.2.). В уголовно-правовой доктрине отсутствует былое единство взглядов на объект преступления как общественные отношения (правоотношения). Данный подход разделялся почти всеми юристами в советском периоде развития уголовного права. (Глистин В.К. 1979:19-58; Коржанский Н.И. 1979:2-20; Никифоров Б.С. 1960:8-122; Фролов Е.А. 1971:8-22; и др.) Сегодня в литературе встречаются иные позиции по этому вопросу. В частности, объектом преступления одни ученые полагают субъективные права, другие - правоохраняемые интересы (блага), третьи - человека. (Красиков А.Н. 1996:6-7; Наумов А.В. 1996:146-151; Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. 1997:125-135; Уголовное право. Общая часть. Учебник. 1996:37)

Такое положение вещей в уголовном законодательстве и учении об объекте преступления затрудняет разработку понятия объекта преступления против военной службы. “Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя натыкаться на эти общие вопросы”. (Ленин В.И. Т.15. 1968:368) В связи с этим, прежде чем исследовать непосредственно объект преступления против военной службы, необходимо установить общетеоретические и правовые основы данного понятия. Для этого нужно критически проанализировать имеющиеся в уголовном праве концепции объекта преступления и соответствующие положения УК РФ с целью установления признаков, свойственных каждому объекту уголовно-правовой охраны. Иначе говоря, в данном параграфе следует определиться с общим понятием объекта преступления.

Любое научное исследование требует от автора в первую очередь выработать собственный “инструментарий”, который даст возможность обосновать свое видение рассматриваемой проблемы. С учетом этого необходимо изложить вначале исходные критерии оценки законодательных положений и различных теоретических позиций по вопросу о содержании общего понятия объекта преступления. Условно эти критерии можно разделить на четыре группы: 1) философские (гносеологические); 2) аксиологические (ценностные); 3) социальные (материальные); 4) юридические (формальные).

1. В понятии объекта преступления основную смысловую нагрузку несет термин “объект”. Юридическая наука не разрабатывает самостоятельную категорию объекта, а использует уже имеющиеся в философии подходы к ее сущности. (Дудин А.П. 1980: 14-15; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. 1961:229; Огурцов Н.А. 1976:14-15; и др.)

Любой дефиниции всегда оказывается недостаточно для раскрытия всех сторон отражаемого явления. Ниже рассмотрим лишь те признаки объекта с точки зрения гносеологии, которые, на наш взгляд, имеют значение для исследования объекта преступления (более подробно о проблеме объекта в философии см. напр.: Авакян Р.А. 1986: 3-16; Демидов В.И. 1975:56; Краснова Н.В. 1980:2-14; Кокорин А.Г. 1975:4-27; Лекторский В.А. 1965:3-60; Любутин К.Н. 1981:2-20; Любутин К.Н., Пиваваров Д.В. 1993:10-48; и др.):

а) объект - это не вся объективная реальность, а только определенная ее область, которая вступила во взаимодействие с субъектом;

б) объект - это всегда сложное, а не однородное, одномерное явление;

в) формой проявления бытия конкретного объекта реальности является состояние, под которым понимается доминирующий способ реализации бытия объекта в определенный момент времени, в данном пространстве.

С учетом изложенных свойств объекта несомненным будет являться то обстоятельство, что любая преступная деятельность субъекта (поведенческий акт) всегда воздействует на определенный внешний факт, феномен действительности. Другими словами, преступление всегда на что-то направлено, как-то опредмечивается во внешнем мире.

2. Для установления вещной (материальной, предметной) природы объекта преступления необходимо раскрыть качественную характеристику тех феноменов действительности, на которые посягают преступления.

С позиции аксиологии охраняемые уголовным законом объекты представляют собой в самом общем виде ценности (блага). (Демидов Ю.А. 1975:32) Однако такой характеристики, бесспорно важной, все-таки недостаточно для уяснения сущности объекта преступления. Дело в том, что ценности (блага) - “это не сами вещи, существующие самостоятельно как отдельные части мира, а это качества вещей...”. (Герасимов В.М. 1985:5) Отсюда - ценностью (благом) может быть все, любое. (Селиванов Ф.А. 1967:7)

Уголовное право охраняет только фундаментальные социальные ценности, которые значимы для всего общества. (Уголовное право России. Т.1. 1998:101-105) В юридической аксиологии принято различать два вида ценностей: ценности-цели и ценности-средства. (Неновски Н. 1987:187) При этом считается, что ценности-цели стоят над ценностями-средствами и обусловливают их. Право в качестве социального регулятора поведения не есть ценность-самоцель, оно является вторичной ценностью, поскольку подчиняется как средство защищаемым им благам личности, общества и государства. В этом смысле право (правовые нормы, субъективные права и юридические обязанности, правоотношения и другие юридические институты) можно считать “инструментальной ценностью”, поскольку оно ценно в той мере, в какой помогает реализации признанных в обществе ценностей высшего порядка. (Черданцев А.Ф. 1978:21-28)

Как видно, с точки зрения аксиологии охраняемые уголовным правом фундаментальные социальные ценности должны выступать в качестве цели правового, в том числе уголовно-правового, регулирования. Из этого следует, что объект преступления, как определенный феномен внешнего мира, должен обладать свойствами ценности-цели.

3. Основным материальным признаком преступления, характеризующим его как социальное явление, является общественная опасность. Суть последней заключается прежде всего в способности предусмотренного уголовным законом деяния причинять существенный вред охраняемым объектам (ценностям). (Бражник Ф.С. 1995:8) Отсюда, объект преступления должен быть такой частью действительности, преступное воздействие на которую обусловливало бы общественную опасность посягательства в целом.

4. С юридической стороны объектом уголовно-правовой охраны являются не любые явления окружающей действительности, а только те, которые защищаются уголовным законом и в отношении которых возможно совершение преступного посягательства. В этом смысле круг объектов преступления нормативно определен в УК РФ. Однако отнесение тех или иных ценностей к объектам уголовно-правовой охраны вовсе не означает, что они защищаются только уголовно-правовыми средствами. Очень часто одни и те же ценности охраняются нормами разных отраслей права. Следовательно, отнесение определенных благ к категории охраняемых уголовным правом еще не превращает любое посягательство на них в уголовно наказуемое. Таковыми, как правило, становятся лишь наиболее опасные посягательства на эти объекты, предусмотренные только уголовным законом. “Не характер защищаемых интересов, - писал в свое время Ф.Лист, - которые могут принадлежать к самым различным областям права, а своеобразный характер защиты составляет сущность уголовного права”. (Лист Ф. 1903:71)

Рассмотренные критерии, а они постоянно поддаются дальнейшей конкретизации, не являются единственно возможными и бесспорными. Тем не менее они позволяют утверждать, что понятие объекта преступления должно отражать реально существующий и затрагиваемый преступлением внешний феномен действительности, обладающий свойствами ценности-цели, в определенном состоянии которого и соответственно в защите которого общество заинтересовано. Причинение вреда данному феномену должно составлять сущность общественной опасности любого преступного посягательства.

Установленные “контуры” объекта преступления, на наш взгляд, вполне достаточны для решения поставленной в данном параграфе проблемы. Поскольку сегодня, как отмечалось, в уголовном праве существует несколько подходов к общему понятию объекта преступления, постольку следует критически проанализировать основные их них.

Теория объекта преступления как общественных отношений, а точнее - правоотношений, которая долгое время считалась единственно верной, по-прежнему имеет своих многочисленных сторонников. В понятийном аппарате уголовно-правовой науки категория “общественные отношения” употребляется с 1825 г. (Цветаев Л. 1825:35) Многие дореволюционные ученые, исследуя феномен преступления с социологической стороны, рассматривали общественные отношения в качестве объекта преступления. (Кистяковский А.Ф. 1891:236; Неклюдов Н.А. 1875:14; Пионтковский А.А. 1916:177; Пусторослев П.П. 1912:256; Спасович В.Д. 1863:84; Таганцев Н.С. 1867:5-7, 10,12, 29; Фойницкий И.Я. 1912:4,5)

В советской литературе данная концепция впервые была сформулирована в учебнике А.А. Пионтковского. (Пионтковский А.А. 1924:129,130) В дальнейшем этот взгляд на объект преступления был воспринят почти всеми советскими учеными. (Гельфер М.А. 1959:41; Глистин В.К. 1979:19-31; Коржанский Н.И. 1980:14; Никифоров Б.С. 1960: 28,29; Таций В.Я. 1988:13-21; Фролов Е.А. 1971: 9-18; и др.) В некоторых новейших учебниках по уголовному праву, а также в диссертационных исследованиях объектом преступления, как и ранее, признаются общественные отношения. (Иванова В.В. 1995:11; Уголовное право России. Общая часть. Учебник. 1994:100; Уголовное право России. Общая часть. Учебник. 1996:110; Хлопцева Е.Ю. 1995: 6; и др.)

Вместе с тем сегодня ряд ученых-юристов предлагают отказаться от концепции объекта преступления как общественных отношений. Так, Н.И. Загородников считает, что “традиционное понимание объекта (как общественных отношений - О.З.) основано на абстрактных, умозрительных, идеологических постулатах, искусственно внедренных в нашу действительность”. (Загородников Н.И. 1994:22) По мнению А.Н. Игнатова, “использование для обозначения объекта преступления социолого-философской категории “общественные отношения” представляется нецелесообразным....Оно (общественное отношение - О.З.) не отражает свойств объекта преступления. Противоречивость отношений людей в обществе не позволяет считать эти отношения объектом однородным, т.е. одинаково ценным, повреждаемым, нуждающимся в защите. Измерить параметры общественных отношений невозможно.” (Уголовное право России. Т.1. 1998:101-105)

Диссертант в целом разделяет позицию указанных авторов по вопросу о необходимости пересмотра традиционного для отечественного уголовного права взгляда на объект преступления как общественные отношения (правоотношения). Для обоснования такой точки зрения можно привести следующие дополнительные аргументы.

Во-первых, единодушно признавая общественные отношения объектом преступления, авторы резко расходились, да и расходятся, в понимании самих общественных отношений, их структуры и т.д.(подробнее об этом см. напр.: Глистин В.К. 1979:3-18) Это объясняется тем, что категория “общественные отношения” в структуре социальной философии является системно более высокой и более абстрактной, чем любая категория уголовного права. (Андреев Ю.П. 1990:8-31; Арапова М.А. 1991:5-17; Кондратьев В.М. 1989: 3-18; Перфильев М.Н. 1974: 96-124; Песенко В.Н. 1982:6-39; и др.) В связи с этим ученым пришлось написать очень много страниц, чтобы приспособить категорию “общественные отношения” к действительным нуждам теории уголовного права и правоприменительной практики. Однако многие теоретические суждения об объекте преступления, обеспечивающие “идеологическую чистоту”, фактически игнорировались и игнорируются в Особенной части уголовного права. В частности, при характеристике отдельных преступлений без ссылки на общественные отношения объектом преступления объявляют какое-либо явление внешнего мира, например, личную, т.е. физическую свободу, государственный строй. (Уголовное право России. Особенная часть. 1996:183)

Во-вторых, признание объектом преступления общественных отношений (правоотношений) ставит их по существу на высшую ступень иерархии ценностей. Получается, что уголовный закон существует ради установленного порядка отношений. Правоотношения же с точки зрения аксиологии представляют собой так называемую “инструментальную” правовую ценность, т.е. являются ценностями-средствами. В механизме правовой охраны они выполняют служебную роль, суть которой заключается в правовом обеспечении защиты определенных благ высшего порядка. Понятие же объекта преступления должно отражать лишь те феномены реальности, которые обладают качествами ценностей-целей.

В-третьих, несмотря на то, что любое преступное посягательство всегда сопряжено с нарушением тех или иных правоотношений (общественных отношений), тем не менее этот факт не образует сущности общественной опасности преступлений. Основным показателем преступления является причинение вреда тем ценностям (благам), ради охраны которых существует уголовный закон. “Признавать в качестве сущности убийства нарушение порядка отношений, охраняющих жизнь человека, значит переставлять ценности с ног на голову: признавать основной социальной ценностью не человека, а отношения, в которые он входит и которые существуют, собственно, ради него”. (Тер-Акопов А.А. 1995:10)

И наконец, в действующем УК РФ, как отмечалось, правопорядок уже не упоминается в качестве общего объекта уголовно-правовой охраны. С учетом этого, видимо, Н.Ф. Кузнецова указывает, что в УК РФ “общий объект, охватывающий объекты всех преступлений, представлен термином “охраняемый уголовным законом интерес”. (Кузнецова Н.Ф. 1996:6)

Изложенное позволяет утверждать, что на сегодняшний день у нас нет достаточных правовых и теоретических оснований считать концепцию объекта преступления как общественных отношений общей универсальной теорией. (Наумов А.В. 1996:146-151)

В настоящее время получила “вторую” жизнь дореволюционная концепция объекта преступления как субъективных прав частных лиц, общества и государства. (Спасович В.Д. 1863:94; Фейербах А. 1810:21) В современной доктрине уголовного права рассматриваемый подход получил свое развитие применительно к преступлениям против личности во взглядах А.Н. Красикова. (Красиков А.Н. 1996: 6-7, 151, 157, 170)

Субъективные права, представляя собой по сути лишь юридическую форму различных благ личности, общества и государства (Протасов В.Н. 1995:5; Лифшиц Р.З. 1994:161-164), на наш взгляд, не могут рассматриваться в качестве ценностей-целей, ради охраны которых существует уголовный закон. Более того, вряд ли можно утверждать, что нарушение субъективных прав, которое имеет место при совершении преступного посягательства, составляет сущность общественной опасности последнего. С учетом сказанного, как представляется, субъективные права различных субъектов, в том числе и человека, нельзя считать объектом преступления.

Некоторые юристы, например, Н.И. Загородников и Г.П. Новоселов (Загородников Н.И. 1994:17,19-22; Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. 1997:125-135), предлагают вернуться к дореволюционной теории, в которой объектом преступления признавался человек (Будзинский С. 1870:123; Есипов В.В. 1904:256; Калмыков П.Д. 1866:49; Лохвицкий А. 1871:199,200; Кистяковский А.Ф. 1891:280; Чебышев-Дмитриев А.П. 1862:54). Данная концепция весьма удачна адаптирована в отношении преступлений против человека, но по существу вряд ли пригодна для других видов преступлений, в частности, против общества или государства. Это обстоятельство не позволяет считать ее универсальной.

В юридической литературе отдельные авторы рассматривают объект преступления как правовое благо (правоохраняемый интерес). (Кузнецова Н.Ф. 1996:23,24; Наумов А.В. 1996:146-151; и др.) Этот взгляд был наиболее распространенным в дореволюционном уголовном праве. (Белогриц-Котляревский Л.С. 1903:161; Владимиров Л.Е. 1889:62; Вульферт А.К. 1896:4; Колоколов Г.Е. 1893:113; Немировский Э.Я. 1917:155; Сергиевский Н.Д. Б.г.:266; Таганцев Н.С. 1887:44). В современном зарубежном уголовном праве ему также отдают предпочтение большинство юристов. (Демидов Ю.А. 1975:34; Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. 1997:58-73; Современное зарубежное уголовное право. Т. 1, 1957:125; Т. 2, 1958:43,324; Т. 3, 1961:604)

В целом с таким подходом согласиться можно, однако характеристика объекта преступления как правового блага (правоохраняемого интереса) является недостаточной для уяснения содержания данного понятия. Это объясняется тем, что, как отмечалось, благом, в том числе правовым, в принципе может быть любое явление внешнего мира. В связи с этим необходимо, учитывая установленные “контуры” понятия объекта преступления, раскрыть вещную, материальную природу (или предметную основу) охраняемых уголовным законом благ (интересов).

Правовым основанием для взгляда на объект преступления как правовое благо (правоохраняемый интерес) служат ст.ст. 37-42 УК РФ, в которых указывается, что причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, не является преступлением.

В дореволюционной уголовно-правовой науке понятия “интерес” и “благо” (“ценность”), как правило, считались тождественными. (Немировский Э.Я. 1917:155) Ф.Лист полагал бесплодным спор против отождествления “блага” и “интереса”. (Лист Ф. 1903:67) Однако отдельные ученые указывали, что правильней все-таки считать объектом преступления не правоохраняемые интересы, а правовые блага, ибо “интерес не может быть нарушен иначе, как посредством посягательства на то благо, с которым этот интерес связан и которые являются настоящим объектом преступления”. (Познышев С.В. 1912:133) Анализ современной юридической литературы по данному вопросу позволяет утверждать, что в ней термины “правовое благо” и “правоохраняемый интерес” обозначают одно и тоже явление действительности. С этим, видимо, нужно согласиться, поскольку для его опровержения на сегодняшний день автору не удалось найти достаточно весомых аргументов, и прежде всего, философского характера. (Михайлова О.Н. 1991:5-12; Здравомыслов А.Г. 1986:45; Кулиев Г.А. 1967:9; Чан Бао 1992:4-12; Дидковский А.М. 1987:5-8; Мезенцев Ю.Л. 1991:5-11; Бернацкий В.О. 1990:6-29; и др.)

Устанавливая вещную (материальную) основу охраняемых уголовным законом благ (интересов), следует помнить, что объект преступления должен быть, во-первых, тесным образом взаимосвязан с сущностным (материальным) признаком преступления - общественной опасностью, а во-вторых, с позиции аксиологической иерархии обладать свойствами ценности-цели.

Основным смыслообразующим понятием в таком признаке преступления, как общественная опасность, является “опасность”. Последнюю  можно охарактеризовать как наличие и действие сил (факторов), которые являются деструктивными и дестабилизирующими по отношению к какой-либо системе. При этом деструктивными и дестабилизирующими следует считать те силы (факторы), которые способны нанести ущерб данной системе, вывести ее из строя или полностью уничтожить. (Общая теория безопасности. 1994:17) Применительно к понятию преступления источниками общественной опасности (а точнее - деструктивными силами) будут предусмотренные уголовным законом преступные действия или бездействия определенных субъектов - физических вменяемых лиц, достигших возраста уголовной ответственности.

В общей доктрине безопасности парной (коррелятивной с философской точки зрения) категорией опасности считается безопасность. Иначе говоря, безопасность - это то явление действительности, на что в целом направлены деструктивные факторы (силы). Под безопасностью в ст. 1 Закона РФ “О безопасности” 1993 г. понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства. (ВВС. 1993. № 2. Ст. 77) Близкое по смыслу определение безопасности содержится и в толковом словаре В. Даля, в котором говорится, что под безопасностью следует понимать отсутствие опасности, сохранность чего - или кого-либо. (Даль В. 1989:67-68) Теоретические основы данного понятия подробно изложены в работе А.А. Тер - Акопова “Безопасность человека (Теоретические основы социально- правовой концепции)”. (Тер-Акопов А.А. 1998:9-19)

Рассматривая категорию “безопасность” в ракурсе проблемы общественной опасности преступления, можно прийти к выводу, что последняя заключается прежде всего в том, что преступными деяниями (источниками опасности) в той или иной форме причиняется существенный вред безопасности личности, общества и государства.

Такой вывод частично подтверждается и ст. 7 УК РФ, в которой провозглашается один из важнейших принципов уголовного права - принцип гуманизма. В ч. 1 этой статьи указывается, что уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. Это по существу означает, что законодатель приоритетной задачей считает охрану безопасности человека от преступлений. В УК РФ, к сожалению, непосредственно не говорится, что уголовный закон обеспечивает также безопасность общества и государства. Вместе с тем такой вывод вытекает из ч. 2 ст. 2 УК РФ, в которой отмечается, что уголовное законодательство определяет, какие “опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями” (разрядка наша - О.З.).

В правовой аксиологии безопасность (наряду со справедливостью, свободой, равенством, демократией) является одной из центральных правовых ценностей-целей. (Неновски Н. 1987:177) Отсюда, на наш взгляд, безопасность личности, общества и государства является именно той ценностью, ради охраны которой и существует уголовное право, представляющее собой по сути реакцию общества и государства на преступления, как наиболее опасные посягательства на безопасность указанных субъектов.

Изложенное позволяет утверждать, что вещной (материальной) основой правовых благ (правоохраняемых интересов) как объектов преступления является в самом общем виде безопасность личности, общества и государства. “Безопасность личности, общества и государства можно обозначить единым понятием социальной (по современной терминологии - национальной) безопасности”. (Тер-Акопов А.А. 1998:5)

Рассмотрев общие формальные и материальные признаки объекта преступления как правового блага, можно дать следующее определение: объект преступления - это охраняемая уголовным законом безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность), которой причиняется или может быть причинен вред в результате преступления. Из этого определения вытекают следующие существенные признаки данного понятия.

Во-первых, безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность), являясь вещной (материальной) основой объекта преступления, представляет собой относительно самостоятельную область объективной реальности, которая вступила во взаимодействие с определенным субъектом (в уголовно-правовом смысле - с субъектом преступления). Другими словами, объект преступления опредмечивается в целом через безопасность кого-то (чего-то).

Во-вторых, национальная безопасность, представляя собой феномен внешнего мира, который обладает качествами фундаментальной социальной ценности-цели, объективно нуждается в уголовно-правовой охране от преступных посягательств.

В-третьих, безопасность, как и любой объект действительности, проявляется во вне через состояние. Последним следует считать защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от различных форм преступного посягательства (подробнее о понятии “защищенность” см. напр.: Тер-Акопов А.А. 1998:9-13).

В-четвертых, национальная безопасность (конкретно - безопасность личности, общества и государства), взятая под уголовно-правовую охрану, кроме свойств полезности (значимости) для общества в целом, приобретает и новое качество - уголовно-правовую защищенность. Тем самым она оказывается как бы “включенной” в сферу уголовного права и у нее появляется защитная “уголовно-правовая оболочка” (см. приложение 2). Появление у безопасности как социальной ценности нового состояния, а именно - уголовно-правовой защищенности, не означает каких-либо изменений в самой сути национальной безопасности. “Субстанциональность материи с точки зрения диалектического материализма заключается в том, что она, постоянно изменяясь, превращаясь из одного качественного состояния в другое, во всех своих изменениях, превращениях остается одной и той же”. (Шептулин А.П. 1967:115-116)

В философии любой объект (феномен действительности) принято рассматривать как явление достаточно сложное, многомерное, и следовательно, требующее для уяснение своей структуры системного подхода (подробнее о системном подходе см. напр.: Аверьянов А.Н. 1976; Его же, 1985; Блауберг И.В., Мирский Э.М., Садовский В.Н. 1982; Веденеев Ю.А.1974; Гвишиани Д.М. 1988; Сагатовский В.Н.1976; Тюхтин В.С. 1972; Юдин Э.Г.1976). Национальная безопасность как объект-система представлена на схеме в приложении 1. Как видно, элементами данной системы являются безопасность личности, безопасность общества и безопасность государства. Поскольку совокупность безопасности личности, общества и государства составляет в целом национальную безопасность, постольку последнюю можно считать общим объектом уголовно-правовой охраны.

В свою очередь, каждый из элементов национальной безопасности может быть рассмотрен сам как система, в которой также выделяются элементы и отношения между ними (см. приложение 1). Элементами в данных системах (а точнее - подсистемах) будут являться, с одной стороны, личность, общество и государство, так называемые субъекты благ (интересов). (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 1997:2) А с другой - принадлежащие этим субъектам весьма различные по своей вещной природе субстраты, т.е. материальные носители ценностных качеств. В самом общем виде последние представляют собой разнообразные формы существования материи. Во-первых, это различные неорганические (неживые) объекты, например, атмосфера, недра, вода и т.д. Во-вторых, это органические (живые) объекты - жизнь и здоровье человека, животный мир и т.д. В-третьих, это социальные объекты, в частности, половая свобода и неприкосновенность, собственность, боевая готовность военной организации государства и другие. Классификация этих материальных носителей может быть осуществлена и по другим основаниям. (Уголовное право России. Т.1. 1998:99)

Указанные элементы находятся между собой в определенных целесообразных связях, имеющих в целом ценностный характер. Это означает, что материальные носители (или субстраты) жизненно значимы для своих субъектов, в связи с чем последние заинтересованы в их безопасности.

Рассматривая национальную безопасность (безопасность личности, общества и государства) как систему, необходимо иметь в виду, что в любой системе образующие ее части тесным образом взаимосвязаны между собой, причем связь эта настолько органична, что изменение одной из них с необходимостью вызывает то или иное изменение других, а также системы в целом. В связи с этим следует остановиться на механизме причинения вреда объекту преступления.

В оконченных преступлениях преступник непосредственно причиняет вред различным материальным носителям благ (интересов) личности, общества или государства, например, жизни, здоровью. Последние в данный момент времени и в определенном пространстве утрачивают свое прежнее состояние защищенности. Кроме этого, преступление одновременно нарушает и “правовую оболочку” благ (интересов), поскольку их состояние уголовно-правовой защищенности сменяется на свой антипод - уголовно-правовой незащищенности. Таким образом, преступник, непосредственно воздействуя на отдельные элементы - материальные носители благ (интересов), разрушает (изменяет) в целом и безопасность личности, общества или государства как определенную целостность (систему).

В неоконченных преступных деяниях, например, при покушении, виновный не причиняет реального вреда материальным носителям благ (интересов), против которых направлено преступление. Тем не менее своей преступной (антисоциальной) деятельностью, направленной на причинение вреда, он в любом случае нарушает “правовую оболочку” охраняемой ценности. Это объясняется тем, что создание угрозы причинения уголовно наказуемого вреда уже само по себе нарушает состояние уголовно-правовой защищенности ценности (интереса). Последнее обстоятельство, на наш взгляд, является одним из объективных оснований привлечения к уголовной ответственности за неоконченную преступную деятельность.

Взгляд на содержание объекта преступления как безопасность человека, общества и государства не является принципиально новым для отечественной уголовно-правовой доктрины. Так, Б.С. Никифоров, являясь сторонником концепции объекта как общественных отношений, общим объектом преступления считал нормальное функционирование или возможность нормального функционирования общества, групповым - нормальное функционирование или возможность нормального функционирования отдельных социальных установлений, а непосредственным - “охраняемые уголовным законом условия нормального функционирования социального установления (разрядка наша - О.З.), которое (функционирование) составляет групповой объект соответствующего преступного деяния”. (Никифоров Б.С. 1960:114-116) Нетрудно заметить, что в этих суждениях по сути речь идет о безопасности тех или иных социальных установлений. Близкую позицию по данному вопросу занимают Н.И. Коржанский и Е.А. Фролов. (Коржанский Н.И. 1980:14; Фролов Е.А. 1971: 9-18; и др.)

Подход к объекту преступления как национальной безопасности позволяет предложить внести изменения в ч. 1 ст. 2 УК РФ. В последней используется перечневой способ описания объектов уголовно-правовой охраны. Как правило, данный прием неудобен при обрисовки большого круга явлений, поскольку всегда есть вероятность что-то пропустить. В связи с этим представляется более удачной следующая редакция ч. 1 ст. 2 УК РФ: “Задачами настоящего Кодекса являются: охрана безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений”.

Рассмотрение объекта преступления как безопасности личности, общества и государства (национальной безопасности) требует уточнения содержания понятия предмета преступления. В дореволюционной науке понятия объекта и предмета преступления рассматривались как равнозначные. (Владимиров Л.Е. 1889:61, 62; Неклюдов Н.А. 1875:3; Спасович В.Д. 1863:94; и др.) Проблема разграничения объекта и предмета преступления возникла в 30-40-е гг. нашего столетия при трактовке объекта как общественных отношений, т.е. некого идеального, умозрительного образования. За его рамками оставались материальные предметы окружающей действительности, на которые в ряде случаев непосредственно посягает преступник.

В литературе по данному вопросу можно выделить следующие основные подходы: а) предмет преступления - это любой элемент общественного отношения (Кригер Г.А. 1955:123; Кудрявцев В.Н. 1951:48; Никифоров Б.С. 1960:130; и др.); б) предмет преступления - это только материальный элемент общественного отношения (Коржанский Н.И. 1980:103; Кравцов С.Ф. 1976:3,8,16; Фролов Е.А. 1969:222-224; Спиридонов А.М. 1986:45; Уголовное право России. Общая часть. Учебник. 1994:110,111); в) предмет преступления - это объекты общественных отношений, которые могут быть как вещественными, так и идеальными.(Глистин В.К. 1979:48-53); г) предмет преступления - это любой материализованный предмет, упоминаемый в уголовном законе (Таций В.Я. 1988:41-58).

С философской точки зрения под предметом понимаются “зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства и отношения объектов, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах”. (Философский словарь. 1975:326) Из этого определения следует, что предметом является в целом определенная часть объекта.

Объектом преступления, как установлено, является безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность). Безопасность, будучи ценностью, имеет в своей основе различные материальные или идеальные блага, на которые непосредственно и воздействует преступник, осуществляя посягательство на безопасность как некую целостность. Например, при посягательстве на безопасность здоровья человека таким благом (материальным носителем) является здоровье, при посягательстве на безопасность половой свободы человека - половая свобода и т.д. На наш взгляд, различные по характеру (содержанию) блага, являясь неотъемлемой частью (элементами) объекта преступления, выступают в качестве предметов преступлений.

Кроме этого, в некоторых статьях речь идет о различных материальных предметах внешнего мира, не всегда являющихся частью объекта преступления, но на которые непосредственно воздействует преступник, осуществляя посягательство на соответствующий объект. Например, при хищении оружия преступник непосредственно воздействует на само оружие, осуществляя посягательство на общественную безопасность. В этом случае оружие вряд ли можно считать благом (материальным носителем) такой ценности, как общественная безопасность. Представляется, что подобные материальные образования также можно отнести к предметам преступлений (подробнее об этом см. напр.: Таций В.Я. 1988:41-58).

В контексте изложенного предметом преступления следует считать блага личности, общества или государства, а также различные материальные образования, упоминаемые в уголовном законе, на которые непосредственно воздействует преступник, осуществляя посягательство на объект преступления.

Подводя итоги рассмотрения вопроса о правовых и общетеоретических основах понятия объекта преступления против военной службы, представляется необходимым сделать ряд выводов, имеющих значение для темы исследования.

1. Понятие объекта преступления должно отражать реально существующий и затрагиваемый преступлением внешний феномен действительности, обладающий свойствами ценности-цели, в определенном состоянии которого и соответственно в защите которого общество заинтересовано. Причинение вреда данному феномену должно составлять сущность общественной опасности любого преступного посягательства.

2. Анализ современных взглядов на содержание объекта преступления под углом зрения его аксиологических (ценностных) и материальных (социальных) признаков позволяет утверждать, что ни общественные отношения (правоотношения), ни субъективные права, ни человек не могут рассматриваться в качестве общего объекта преступления.

3. В действующем УК РФ общий объект уголовно-правовой охраны представлен термином “охраняемый уголовным законом интерес”. Характеристика объекта преступления как правоохраняемого интереса (правового блага) недостаточна для уяснения его содержания, поскольку благом может быть любой феномен внешнего мира. Вещной (материальной) основой правоохраняемых интересов (правовых благ) является безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность). Отсюда, объект преступления - это охраняемая уголовным законом безопасность личности, общества и государства (национальная безопасность), которой причиняется или может быть причинен вред в результате преступления.

4. Национальная безопасность является сложным, многомерным феноменом внешнего мира, требующим для своего познания системного подхода. В качестве ее элементов выступают безопасность личности, безопасность общества и безопасность государства. В свою очередь, каждый из элементов национальной безопасности может быть рассмотрен сам как система, в которой выделяются собственные элементы и отношения между ними.

5. Определение понятия объекта преступления против военной службы должно обязательно включать в себя в качестве главного материального признака - безопасность. Вместе с тем в нем необходимо отразить и специфические свойства объекта, обусловленные задачами (функциями) военной организации государства.
  1   2   3   4   5   6   7


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации