Жуйков В.М. (ред.). Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам - файл n1.rtf

приобрести
Жуйков В.М. (ред.). Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам
скачать (14407 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf14407kb.18.09.2012 10:59скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Е.А. Борисова, С.А. Герасименко, Б.А. Горохов и др.; под ред. В.М. Жуйкова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: НОРМА, 2008. – 832 с.
КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЯМ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
Издание второе,

переработанное и дополненное
Под редакцией

заместителя Председателя

Верховного Суда Российской Федерации,

доктора юридических наук, профессора,

заслуженного юриста Российской Федерации

В.М. ЖУЙКОВА
Коллектив авторов:
Борисова Елена Александровна, профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук.

Герасименко Светлана Анатольевна, заместитель начальника Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, государственный советник юстиции 3 класса.

Горохов Борис Александрович, судья Верховного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Ершов Валентин Валентинович, ректор Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор.

Жуйков Виктор Мартенианович, заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Зимненко Богдан Леонидович, профессор кафедры международного права Дипломатической академии при Министерстве иностранных дел Российской Федерации, доктор юридических наук.

Каминская Елена Ивановна, доцент кафедры международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений (Университета) Министерства иностранных дел Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Кудрявцева Елена Васильевна, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

Манохина Галина Владимировна, судья Верховного Суда Российской Федерации.

Новоселова Людмила Александровна, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Пчелинцева Людмила Михайловна, судья Верховного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Сарбаш Сергей Васильевич, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук.

Сокерин Сергей Григорьевич, начальник общего отдела Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Щербаков Николай Борисович, советник Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, советник юстиции 1 класса.
ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
Предлагаемая книга представляет собой второе, существенно дополненное и переработанное издание комментариев к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, включая комментарии к совместным постановлениям Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, по гражданским делам (по вопросам гражданского права и процесса, семейного, жилищного, трудового, социального права), вышедших впервые в свет в 1999 г.

Роли разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в обеспечении единства судебной практики и защиты прав человека было посвящено предисловие к первому изданию. Следует только отметить, что с годами их значение не уменьшается, а наоборот, возрастает, поскольку законодательство значительно усложняется, сфера его действия расширяется, в связи с чем в судебной практике возникают новые, все более сложные вопросы, требующие правильного разрешения.

С момента выхода в свет первого издания прошло немало времени. За этот период законодательство значительно обновилось.

Приняты новые Кодексы Российской Федерации: Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный, об административных правонарушениях, Трудовой, Жилищный.

Действует Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", имеющий огромное значение для большей части населения Российской Федерации.

Неоднократно вносились существенные изменения в законодательные акты, касающиеся прав граждан (например, в Закон Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС").

Пленум Верховного Суда РФ за это время внес изменения и дополнения в принятые ранее постановления, а также принял около 20 новых, очень важных Постановлений: от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих"; от 14 декабря 2000 г. N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (позже в него вносились изменения и дополнения); от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"; от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации"; от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении"; от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в связи со значительными изменениями Трудового кодекса в 2006 г. в декабре того же года Пленум утвердил новую редакцию этого Постановления); от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц"; от 20 декабря 2005 г. N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии"; от 20 апреля 2006 г. N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей"; от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" и др.

Совместно с Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ приняты Постановления от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" и от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

6 февраля 2007 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 6 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам", которым привел в соответствие с новым законодательством восемь постановлений, принятых до выхода в свет первого издания комментариев, а 26 апреля 2007 г. - Постановление N 15, которым признал утратившими силу 14 постановлений по различным категориям гражданских дел, не имеющих в настоящее время практического значения.

Все это породило потребность в новом издании комментариев к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ.

В данный сборник включены комментарии к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам, принятым после выхода в свет первого издания.

В него также вошли (с необходимыми уточнениями и дополнениями) комментарии к тем ранее принятым Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, которые сохраняют свое значение в настоящее время: от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями); от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (с изменениями и дополнениями); от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изменениями и дополнениями); от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (с изменениями и дополнениями); от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" (с изменениями и дополнениями) и некоторые другие.

Включены в сборник также комментарии к совместным Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам гражданского права: от 28 февраля 1995 г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"; от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"; от 5 февраля 1998 г. N 3/1 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О переводном и простом векселе".

В связи с введением в действие с 1 февраля 2003 г. ГПК РФ в сборнике не комментируются три Постановления Пленума по вопросам гражданского судопроизводства, принятые во время действия ГПК РСФСР: "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", "О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции", "О применении судами Российской Федерации законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции".

Эти Постановления официально не признаны утратившими силу, поскольку некоторые содержащиеся в них разъяснения могут применяться судами с учетом положений ГПК РФ и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Пленум Верховного Суда РФ предполагает принять по вопросам, возникающим в каждой из стадий процесса, новые постановления.
Заместитель Председателя

Верховного Суда РФ,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ

В.М.Жуйков
РОЛЬ РАЗЪЯСНЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЕДИНСТВА СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

И ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
Конституция РФ, закрепив приоритет прав и свобод человека, установила, что они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. ст. 2, 18, 46).

Совершенно очевидно, что, исходя из этих конституционных положений, любое заинтересованное лицо (как физическое, так и юридическое) вправе рассчитывать на эффективную защиту судом своих прав, свобод или охраняемых законом интересов в любом регионе Российской Федерации в равной степени.

В связи с этим приобретает особое значение обеспечение единства судебной практики, с тем чтобы Конституция РФ и федеральное законодательство применялись всеми судами Российской Федерации на всей ее территории правильно и, следовательно, единообразно, независимо от каких-либо местных влияний и попыток ограничить действие этих правовых актов в тех или иных регионах.

Актуальность обеспечения единства судебной практики в последнее время значительно возросла и определяется рядом новых факторов.

Во-первых, кардинально изменяется на принципиально новой основе все законодательство РФ, что порождает очень много сложных вопросов в правоприменительной практике.

Во-вторых, значительно усложнилась правовая система Российской Федерации, складывающаяся в связи с принятием новой Конституции РФ.

Теперь правовую систему России составляют:

а) сама Конституция РФ, имеющая высшую юридическую силу, прямое действие и подлежащая применению на всей территории Российской Федерации;

б) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации;

в) федеральное законодательство, принимаемое по предметам ведения Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ) и по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Конституции РФ);

г) законодательство субъектов Российской Федерации, принимаемое по предметам их совместного ведения с Российской Федерацией и по предметам собственного регулирования (ст. 72, ч. 4 ст. 76 Конституции РФ).

Разобраться в этой непростой системе, правильно разрешить многочисленные коллизии между нормативными актами очень сложно, что порождает большие трудности и может приводить к ошибкам в судебной практике.

В-третьих, значительно возросло количество нарушений федерального законодательства субъектами Российской Федерации. По данным статистики, только суды общей юрисдикции за пять полных лет действия новой Конституции РФ (1994 - 1998 гг.) признали недействительными более семи тысяч нормативных актов по мотивам противоречия их федеральному законодательству, в том числе более 800 нормативных актов, принятых органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Причем число нормативных актов субъектов Российской Федерации, признанных судами недействительными, возрастает: в 1994 г. - 71, в 1995 г. - 82, в 1996 г. - 137, в 1997 г. - 233, в 1998 г. - 336.

В-четвертых, с принятием Конституции РФ компетенция судов значительно расширилась, а их роль и значение - усилились. В их ведении появились принципиально новые категории дел, имеющие большое общественное и государственное значение (дела, связанные с осуществлением избирательных и других политических прав, с защитой права собственности, осуществлением предпринимательской деятельности, оспариванием нормативных актов и т.п.).

Соответственно, возрастает и ответственность судов.

Ошибки судов при рассмотрении и разрешении таких дел могут очень дорого стоить обществу, поэтому необходимы дополнительные меры по обеспечению правильного применения всеми судами федерального законодательства и выработке единой судебной практики.

В-пятых, в Российской Федерации фактически отсутствует единая судебная система. Ее составляют самостоятельные и независимые друг от друга системы судов общей юрисдикции, арбитражных судов и обособленный орган, не имеющий "своей" системы, - Конституционный Суд РФ. Это создает условия, когда один и тот же закон в судах разных систем может применяться по-разному, что будет приводить к судебным ошибкам и нарушениям прав заинтересованных лиц.

В-шестых, в Российской Федерации отсутствует единое судопроизводство для рассмотрения одинаковых по своей природе дел (имеются существенные и неоправданные различия между порядками рассмотрения гражданских дел в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах).

В-седьмых, усилились попытки принизить роль судов (включая роль Верховного Суда РФ, на котором лежит обязанность обеспечить единство практики судов общей юрисдикции), сузить их компетенцию, отменить гарантии неприкосновенности судей и их независимой деятельности. Судебная реформа, еще не осуществившись, уже встретилась с активной контрреформой.

Из этого следует вывод о том, что необходимость обеспечения единства судебной практики в современных условиях становится важнейшей задачей, решение которой связано не только с защитой субъективных прав, свобод и охраняемых законом интересов, но и с сохранением единого правового и экономического пространства Российской Федерации, государственности России в целом.

Основными способами обеспечения единства практики судов общей юрисдикции в Российской Федерации традиционно являются:

1. Принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, содержащих разъяснения по вопросам применения законодательства (практикуется также принятие совместных постановлений Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам, возникшим в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов).

2. Изучение практики рассмотрения судами Российской Федерации различных категорий дел, подготовка и опубликование обзоров судебной практики.

3. Использование результатов рассмотрения Верховным Судом РФ конкретных дел по первой инстанции, в кассационном порядке и в порядке надзора.

Наиболее важную роль в обеспечении правильного и единообразного применения судами федерального законодательства играют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики. Ранее такую же роль играли разъяснения Пленума Верховного Суда СССР.

Правом давать руководящие разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике, Верховный Суд СССР обладал в течение всего времени своей деятельности; на начальном этапе он был наделен также и правом давать толкования общесоюзного законодательства.

Так, в соответствии с первым Положением о Верховном Суде Союза ССР, утвержденным Декретом ЦИК СССР от 23 ноября 1923 г. (ст. 2) <1>, и Наказом Верховному Суду Союза ССР, принятым Постановлением ЦИК СССР от 14 июля 1924 г. (ст. 25) <2>, Верховный Суд СССР давал руководящие разъяснения и толкования общесоюзного законодательства верховным судам союзных республик по предложению ЦИК СССР или его Президиума, ЦИК союзных республик, по представлению прокурора Верховного Суда СССР или прокуроров союзных республик. Эта функция Верховного Суда СССР была отнесена к сфере общего надзора за законностью, который он в то время осуществлял.

--------------------------------

<1> См.: Вестник ЦИК, СНК, СТО СССР. 1923. N 10. Ст. 331.

<2> СЗ СССР. 1924. N 2. Ст. 25.
Положением о Верховном Суде Союза ССР и прокуратуре Верховного Суда Союза ССР, утвержденным Постановлением ЦИК и СНК СССР от 24 июля 1929 г. (ст. 3) <1>, дача верховным судам союзных республик руководящих разъяснений и толкований общесоюзного законодательства по вопросам, возникающим в их судебной практике, была отнесена к области судебного надзора Верховного Суда СССР и он был наделен правом давать эти разъяснения и толкования по собственной инициативе.

--------------------------------

<1> СЗ СССР. 1929. N 50. Ст. 444, 445.
В последующем право толкования законодательства из компетенции Верховного Суда СССР было исключено, но право давать руководящие разъяснения по вопросам судебной практики сохранено (ст. 75 Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик от 16 августа 1938 г. <1>, ст. 1 Положения о Верховном Суде СССР от 12 февраля 1957 г. <2>).

--------------------------------

<4> См.: Собрание законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР 1938 - 1958 гг. М., 1959. Ст. 559.

<5> ВВС СССР. 1957. N 4. Ст. 85.
В перечисленных законодательных актах не говорилось о значении руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, в связи с чем этот вопрос долгое время оставался дискуссионным. Фактически руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда РСФСР воспринимались судами как обязательные в силу их авторитета и сложившейся традиции; ссылки на них в судебных постановлениях были также обычны, как и ссылки на законы.

Закон СССР "О Верховном Суде СССР" от 30 ноября 1979 г. <1> подвел итог этим спорам, указав в ст. 3: "Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение".

--------------------------------

<1> ВВС СССР. 1979. N 49. Ст. 842.
Таким же образом законодатель решил этот вопрос относительно руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РСФСР в ст. 56 Закона "О судоустройстве РСФСР" от 8 июля 1981 г. <1>.

--------------------------------

<1> ВВС РСФСР. 1981. N 28. Ст. 976.
Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г., сохранила право Верховного Суда РФ давать разъяснения по вопросам практики судов общей юрисдикции, однако без указания на то, что они являются руководящими (ст. 126). Таким же правом Конституция РФ наделяет Высший Арбитражный Суд РФ относительно вопросов, возникающих в практике арбитражных судов (ст. 127).

В связи с принятием Конституции РФ вновь возникли вопросы о природе разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, их значении для судов общей юрисдикции, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение.

В последнее время высказываются многочисленные суждения о необязательности разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, предлагается рассматривать их лишь в качестве рекомендаций. При этом авторы таких предложений ссылаются на высшие принципы судопроизводства, закрепленные в ст. 120 Конституции РФ, - на независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону, которые, на первый взгляд, как будто бы нарушаются в случае придания разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ общеобязательного значения.

Эти и некоторые другие предложения (лишение Верховного Суда РФ права рассматривать дела по первой инстанции, сохранение в его компетенции только рассмотрения незначительного числа дел в порядке надзора и т.п.) выражают попытки снизить роль Верховного Суда РФ и превратить его по существу в декоративный орган без реальных властных полномочий, не имеющий возможности серьезно влиять на формирование судебной практики, на состояние правосудия и положение дел в системе органов судебной власти в целом. Реальное же положение дел, о котором было сказано выше, наоборот, требует усиления роли Верховного Суда РФ, с тем чтобы обеспечить эффективный судебный надзор за деятельностью судов общей юрисдикции, правильное применение на всей территории Российской Федерации федерального законодательства и защиту прав заинтересованных лиц.

Какова природа и значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, изменялись ли они в связи с принятием новой Конституции РФ?

Главное изменение, полагаю, состоит в том, что по новой Конституции РФ, которая в основах конституционного строя Российской Федерации закрепила принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10), постановления Пленума Верховного Суда РФ, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики, становятся актами органа государственной власти и должны играть важную роль в системе сдержек и противовесов, основанной на этом принципе (ранее, как известно, суд не был носителем государственной власти, а являлся одним из многочисленных и весьма второстепенных государственных органов).

Поэтому представляется и нелогичным, и неоправданным при значительном повышении роли и статуса суда снижать значение актов высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, каковым в силу ст. 126 Конституции РФ является Верховный Суд РФ, превращая его разъяснения из общеобязательных в рекомендательные.

Далее, Конституция РФ 1993 г., в отличие от предыдущей Конституции, не предусматривает права законодательного органа Российской Федерации (Федерального Собрания РФ) давать толкование федеральных законов, оставляя этот вопрос нерешенным (ранее такое право было в силу ст. 109 Конституции РСФСР у Верховного Совета РСФСР). Право же толкования самой Конституции РФ теперь предоставлено органу судебной власти - Конституционному Суду РФ (ч. 5 ст. 125 Конституции РФ), что является для нашей правовой системы принципиально новым положением.

Исходя из этого, было бы правильным аналогично определить и значение актов другого органа судебной власти - Верховного Суда РФ, придав его разъяснениям по вопросам судебной практики общеобязательный характер судебного толкования федерального законодательства.

Не противоречит ли эта точка зрения конституционному принципу независимости судей (судов) и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону, на который ссылаются противники такого подхода к разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ? Полагаю, что нет.

В подтверждение можно провести аналогию с актами Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ. О их значении, так же как и о значении разъяснений вопросов судебной практики Верховным Судом РФ, в Конституции РФ ничего не сказано. Между тем в ст. 106 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <1> содержится норма о том, что толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом РФ, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Если такое положение федерального конституционного закона не считается противоречащим Конституции РФ и толкование ее Конституционным Судом РФ должно обязательно учитываться судами общей юрисдикции (это, безусловно, правильно), то почему же в таком случае обязательность разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, которыми, по существу, толкуется федеральный закон, будет противоречить Конституции РФ?

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.
Еще более близкая аналогия разъяснений Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, которые он дает арбитражным судам на основании ст. 127 Конституции РФ, - разъяснения последнего в силу ст. 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" обязательны для арбитражных судов <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589.
Подход к этим актам Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ должен быть одинаков исходя из того, что Конституция РФ определяет равное положение этих трех федеральных судов - ни один из них не является по отношению к другому вышестоящей инстанцией и ни один не может пересматривать решения другого.

Поэтому считаю, что Конституция РФ не препятствует признанию разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, принимаемых им на основании ее ст. 126, в качестве общеобязательных без какого-либо дополнительного законодательного подтверждения; равным образом нет препятствий и для включения соответствующей нормы в федеральный конституционный закон "О судах общей юрисдикции", который должен быть принят.

Известно, что любая истина, возведенная в абсолют, может превратиться в свою противоположность. Так же и с независимостью суда. Абсолютна ли она, от чего и от кого независим суд, есть ли пределы независимости суда, каковы ее цели? Ответы на эти вопросы имеют большое значение как для регулирования деятельности судов и осуществления правосудия в целом, так и для разрешения обсуждаемой проблемы о значении разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

В ст. 10 Конституции РФ указано, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны, т.е. независимы. Означает ли это, что они абсолютно свободны друг от друга? Безусловно, нет.

Суды обязаны подчиняться закону, о чем говорится в ст. 120 Конституции РФ. В этом их определенная зависимость от органов законодательной власти, но они, исходя из положений ст. 15 Конституции РФ, обязаны отказать в применении закона, противоречащего Конституции РФ, и органы законодательной власти вынуждены будут считаться с этим - в этом их зависимость от органов судебной власти. Суды обязаны также применить не только закон, но и нормативный акт органа исполнительной власти, принятый в пределах его компетенции, но должны признать недействительным акт органа исполнительной власти, если он противоречит закону, - в этом взаимная зависимость органов исполнительной и судебной власти.

Таким образом, органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны и независимы не абсолютно, а в определенных пределах - в пределах своей компетенции. В этом и состоит смысл разделения власти и созданной на его основе системы сдержек и противовесов.

Аналогичная картина наблюдается и внутри судебной системы: каждый суд независим и самостоятелен лишь в пределах своей компетенции, абсолютной независимости нижестоящего суда от вышестоящего нет и не может быть.

Между этими судами существует определенная зависимость, которая устанавливается процессуальным и иным федеральным законодательством. Наличие такой зависимости объективно необходимо и служит выполнению важной конституционной обязанности правосудия - защите прав, свобод и охраняемых законом интересов заинтересованных лиц (в том числе и от нарушений со стороны судов, допущенных при разрешении дел), которая осуществляется судами общей юрисдикции в форме гражданского, уголовного и административного судопроизводства путем рассмотрения дел по первой инстанции, а затем вышестоящими судебными инстанциями (кассационной, надзорной).

Отсутствие такой процессуальной зависимости сделало бы невозможным исправление судебных ошибок, допущенных судами при рассмотрении и разрешении дел, восстановление нарушенных прав и создавало бы условия для судебного произвола.

Например, если вышестоящий суд отменил определение нижестоящего суда, которым производство по делу было прекращено за неподведомственностью дела суду, указав, что оно противоречит ст. 46 Конституции РФ и нарушает право истца на судебную защиту, и направил дело на рассмотрение по существу в суд первой инстанции (сам рассмотреть дело он не вправе), то нижестоящий суд обязан выполнить это указание и не имеет права вновь прекратить производство по делу, независимо от того, как судьи этого суда будут понимать закон, регулирующий подведомственность дела. В данном случае толкование указанного закона вышестоящим судом будет обязательно для нижестоящего суда. В противном случае (если допустить абсолютную независимость суда) дело никогда не будет рассмотрено и право заинтересованного лица на судебную защиту окажется нарушенным судом. К каким последствиям такие и подобные случаи могут привести, нетрудно представить.

В связи с этим важно уяснить, для чего установлен принцип независимости суда. Независимость суда является не самоцелью, а одной из гарантий эффективной деятельности правосудия по обеспечению защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов. Она должна служить не столько суду, сколько обществу, когда речь идет о деятельности правосудия в целом, и участникам судебного процесса, когда речь о конкретном деле; она должна создавать условия для объективного рассмотрения судом каждого дела, а не для произвола суда, действующего по принципу абсолютной независимости "что хочу, то и ворочу".

Поэтому независимость суда не может быть абсолютной и трактоваться в отрыве от другого конституционного положения - его подчинения Конституции РФ и федеральному закону. Не случайно положения о независимости суда и подчинении его Конституции РФ и федеральному закону сформулированы в одном предложении ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, что дает основания для восприятия их в неразрывной связи.

В известном смысле, исходя из этого, можно сказать, что судьи самые зависимые люди - они не могут отвергнуть Конституцию РФ и не противоречащий ей закон, ссылаясь на свою независимость.

Независимость суда надо понимать как недопустимость чьего бы то ни было противоправного (непроцессуального) вмешательства в деятельность судов по рассмотрению и разрешению находящихся в их производстве дел.

Вышестоящий суд вмешивается в дело правомерно, осуществляя в установленных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за законностью и обоснованностью вынесенных по нему судебных постановлений (рассматривая дело в качестве суда второй инстанции или в порядке надзора), в том числе давая свое толкование нормам материального и процессуального права, которое является обязательным для нижестоящего суда, если дело передается ему на новое рассмотрение.

Вышестоящий суд, рассматривая дело, имеет одну главную цель - проверить законность и обоснованность постановлений нижестоящего суда (нижестоящих судов), исправить судебную ошибку, если она допущена, и обеспечить защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов. Поэтому его деятельность, в том числе и по толкованию подлежащих применению по данному делу норм материального и процессуального права, не может рассматриваться как покушение на независимость суда.

Придание разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ обязательной силы тем более не является нарушением конституционного принципа независимости суда и противоправным вмешательством в деятельность судов по рассмотрению дел. Эти разъяснения даются правомерно - на основании ст. 126 Конституции РФ. Они носят общий характер, т.е. не касаются конкретных дел, и принимаются на основе толкования федеральных законов, которым суды в силу ст. 120 Конституции РФ обязаны подчиняться. Они касаются только вопросов права, а вопросы фактов оставляют в исключительной компетенции судов, рассматривающих конкретные дела.

Конечно, можно подозревать, что Верховный Суд РФ станет выполнять чью-то злую волю и начнет давать неконституционные разъяснения. Подобные рассуждения иногда приходится слышать. Однако с таким же успехом можно подозревать и Федеральное Собрание РФ в том, что оно станет принимать заведомо неконституционные законы, а Конституционный Суд РФ - что он эти законы умышленно признает соответствующими Конституции РФ. Но это уже будет не нормальная деятельность органов государственной власти, которая имеется в виду при обсуждении данной проблемы, а преступная, которая должна найти соответствующую оценку в обществе со всеми вытекающими последствиями.

Если же отказаться от признания обязательности разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, то возникает резонный вопрос: зачем их принимать Верховному Суду РФ? Конечно, незачем. Но тогда возникает и другой не менее резонный вопрос: для чего Конституция РФ предусмотрела их принятие?

Поскольку разъяснения по вопросам судебной практики либо толкование федерального закона, применяемого судами общей юрисдикции (называть можно как угодно - суть остается одна), дает высший судебный орган, который осуществляет и надзор за рассмотрением судами конкретных дел, то, естественно, надо полагать, что этот орган, следуя собственному толкованию, должен будет отменять судебные решения, которые противоречат ему.

В этом главное практическое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и ответ на вопрос об их юридической силе. Дача разъяснений Пленумом Верховного Суда РФ, по сути, представляет собой обнародование его официальной позиции по тем или иным сложным и важным вопросам судебной практики, что на деле значительно облегчает работу судов общей юрисдикции и возлагает на них обязанность следовать этим разъяснениям.

Одновременно все это возлагает и на Верховный Суд РФ огромную ответственность за принимаемые им постановления. Они должны быть юридически безупречны, понятны, не вызывать сомнений в их правильности и выполняться самим Верховным Судом РФ.

В ходе судебной реформы в Российской Федерации довольно часто выдвигаются предложения о признании права судебных прецедентов, когда судебное решение, вынесенное по конкретному делу, становится обязательным в последующем для однородных дел, разрешаемых судами низших или равных инстанций.

Право судебных прецедентов существует во многих странах, конституции которых признают независимость суда (например, в США), и это не считается противоречащим указанному принципу.

Противники обязательности разъяснений Пленума Верховного Суда РФ не возражают против перехода к праву судебных прецедентов. Это представляется по меньшей мере нелогичным.

В Российской Федерации действительно имеется потребность и возможность перехода к праву судебных прецедентов, под которыми следует понимать (для судов общей юрисдикции) постановления Верховного Суда РФ по конкретным делам. Это в значительной степени способствовало бы обеспечению правильного и единообразного применения федерального законодательства всеми судами Российской Федерации и облегчило бы их работу.

Однако, учитывая отсутствие опыта, было бы правильным осуществить этот переход постепенно, закрепив на первом этапе (лучше всего - в федеральном конституционном законе "О судах общей юрисдикции") пока еще не обязанность, а только право суда ссылаться в своих решениях на официально опубликованные постановления Верховного Суда РФ по конкретным делам (его Президиума и коллегий), в которых решены вопросы толкования норм права.

В последующем, накопив положительный опыт, можно было бы перейти и к обязательности прецедентов, выраженных в официально опубликованных постановлениях Верховного Суда РФ.

Надо заметить, что некоторый переход к прецедентному праву в Российской Федерации уже происходит без специального законодательного регулирования.

Так, решения Конституционного Суда РФ приобрели прецедентное значение, и Конституционный Суд РФ часто ссылается в своих постановлениях на предыдущие постановления по другим делам, по которым были решены аналогичные вопросы конституционного права <1>. Ссылки на постановления Конституционного Суда РФ встречаются и в решениях судов общей юрисдикции, что вполне допустимо, хотя вопрос о пределах обязательности решений Конституционного Суда РФ для других судов весьма сложен и требует специального рассмотрения <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 1998 г. N 22-П по делу о проверке конституционности Постановлений Правительства РФ от 26 сентября 1995 г. N 962 и от 14 октября 1996 г. N 1211 // СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3800.

<2> По этой проблеме см., например: Жуйков В. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997. С. 223 - 233.
Прецедентное значение имеют и решения Европейского суда по правам человека, юрисдикция которого признана Россией путем ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Этот процесс надо развивать. Разумное сочетание судебных прецедентов и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ было бы очень полезным для повышения эффективности правосудия и обеспечения единства судебной практики.

Отказываться же от обязательности разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в том числе и в "обмен" на судебный прецедент, как это иногда предлагают, нельзя. Более того, эти разъяснения могут быть значительно эффективнее судебного прецедента, так как являются более обобщенными и многогранными, могут быть даны Верховным Судом РФ заблаговременно, т.е. до возникновения конкретных дел, когда неясность закона очевидна, что позволит предупредить судебные ошибки, тогда как прецедент - это, как правило, исправление одной из них.

В связи с данной проблемой выдвигалось еще одно предложение: если придать разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ общеобязательную силу, то тогда их необходимо поставить под контроль Конституционного Суда РФ.

Это неверно с точки зрения действующего законодательства, в изменении которого нет необходимости.

Во-первых, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ уже были подконтрольны Конституционному Суду РФ, когда ранее действовавшая Конституция РФ (ст. 165.1, в редакции от 21 апреля 1992 г.) <1> не определяла компетенцию Конституционного Суда РФ исчерпывающим образом, и Генеральный прокурор РФ в соответствии со ст. 36 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" <2> имел право вносить представление в Конституционный Суд РФ, если усматривал, что постановление Пленума Верховного Суда РФ не соответствует Конституции РФ. Кстати, ни одного представления по этому поводу не вносилось.

--------------------------------

<1> ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. N 20. Ст. 1084.

<2> ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. N 8. Ст. 366.
Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г., существенно изменила компетенцию Конституционного Суда РФ и определила ее исчерпывающим образом (ст. 125), не предусмотрев его контроля за разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ.

Это, полагаю, сделано не случайно, а в связи с изменением статуса Конституционного Суда РФ, который перестал быть "высшим органом судебной власти по защите конституционного строя", каким он был по ранее действовавшей Конституции РФ (ст. 165, в редакции от 21 апреля 1992 г.), и превратился в "судебный орган конституционного контроля" (ст. 1 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" 1994 г.).

При утверждении новой редакции Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" 18 октября 1995 г. <1> указанное право Генерального прокурора РФ, как противоречащее Конституции РФ, было из названного Закона исключено.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472.
Таким образом, данное предложение противоречит действующей Конституции РФ.

Во-вторых, это предложение лишено и практического значения. Граждане и юридические лица, считающие, что применением разъяснения Пленума Верховного Суда РФ нарушены их конституционные права, могут на основании ч. 4 ст. 125 Конституции РФ обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на закон, по которому дано это разъяснение. Конституционный Суд РФ, рассматривая жалобу, исходит не только из буквального текста закона, но и из сложившейся практики его применения, т.е. и из данного Пленумом Верховного Суда РФ разъяснения.

Если при таком понимании закона он будет признан неконституционным, то Пленум Верховного Суда РФ должен будет либо отменить, либо соответствующим образом изменить свое разъяснение, чем проблема исчерпывается.

Деятельность Верховного Суда РФ по даче разъяснений подтверждает их большое положительное значение для правоприменительной практики, обеспечения правильного и единообразного применения законодательства и его совершенствования. В разное время многие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ (это относится и к разъяснениям Пленума Верховного Суда СССР), восполняя пробелы в законодательстве, по своей сути явились источниками права, а затем были восприняты законодателем и возведены в ранг закона.

Например, разъяснение Пленума Верховного Суда СССР в Постановлении "О практике применения судами жилищного законодательства" от 27 июня 1975 г. N 5 <1> о возможности в судебном порядке принудительного обмена жилого помещения по требованию нанимателя или члена его семьи (подп. "е" п. 4) долгое время применялось судами самостоятельно и способствовало разрешению многих жилищных конфликтов, а затем было включено в ст. 31 Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик, введенных в действие с 1 января 1982 г. <2>. Разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР, содержащееся в Постановлении "О внесении дополнений и изменений в Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 20 декабря 1965 г. N 30 "О вопросах, возникших в практике применения судами некоторых норм ГК РСФСР, регулирующих жилищные отношения" от 23 декабря 1980 г. N 7 <3>, о возможности обмена членом семьи нанимателя приходящейся на его долю жилой площади также применялось судами непосредственно, способствовало защите жилищных прав граждан, а затем было включено в Жилищный кодекс РСФСР (ст. 70) <4>.

--------------------------------

<1> БВС СССР. 1975. N 4. Ст. 12 - 16.

<2> ВВС СССР. 1981. N 26. Ст. 834.

<3> БВС РСФСР. 1981. N 4. Ст. 8 - 9.

<4> ВВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.
Особенно возрастает значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ с принятием новой Конституции РФ.

Это объясняется тем, что впервые в нашем государстве Конституция принята в качестве акта высшей юридической силы, который должен фактически иметь прямое действие и подлежать непосредственному применению на всей территории Российской Федерации (ст. 15). Конституция РФ, как уже отмечалось, значительно повысила статус судов, расширила их полномочия и возложила на них важнейшую задачу - обеспечить защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 18 и 46). Между тем выполнить эту задачу судам чрезвычайно сложно, поскольку в правовой системе РФ, с одной стороны, еще много пробелов из-за отсутствия необходимых, конкретизирующих положения Конституции РФ законов, что затрудняет их непосредственное применение, а с другой - очень много противоречий в связи с тем, что все еще действует старое законодательство, а также как на федеральном, так и особенно на уровне субъектов Российской Федерации принимаются законы, противоречащие Конституции РФ.

Все это создает огромные трудности в правоприменительной деятельности судов и может отрицательно повлиять на их работу, особенно если Верховный Суд РФ в таких условиях перестанет разъяснять постоянно возникающие сложные вопросы судебной практики либо его разъяснения утратят юридическую силу, превратившись в никого ни к чему не обязывающие "рекомендации".

Станет ли Конституция РФ в условиях ее массовых нарушений фактически актом высшей юридической силы или останется формальным текстом, на который при таком положении со временем будут обращать все меньше и меньше внимания, - все это во многом зависит от судов. Фактически действующая Конституция РФ - это не столько ее текст, сколько тысячи и тысячи судебных решений по всей стране, основанных на ней и защищающих конституционные права и свободы заинтересованных лиц.

В целях обеспечения фактического действия Конституции РФ Пленум Верховного Суда РФ 31 октября 1995 г. принял Постановление N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <1>, которое, без преувеличения, явилось самым значимым Постановлением за всю историю существования Верховного Суда РФ.

--------------------------------

<1> Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996 гг. М., 1997. С. 11 - 21.
Самое главное и новое в этом Постановлении - разъяснение вопросов непосредственного применения судами Конституции РФ в целях обеспечения надежной защиты прав и свобод человека и гражданина. Пленум сформулировал принципиально важное положение о том, что суды обязаны по каждому делу оценивать содержание закона или иного нормативного акта на предмет соответствия Конституции РФ и во всех необходимых случаях (когда закон противоречит Конституции РФ, имеется пробел в отраслевом законодательстве и т.п.) применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. Это означает, что суды не вправе слепо следовать закону, а обязаны каждый раз проверять, соответствует ли он Конституции РФ, и отказать в применении закона, противоречащего ей, обеспечивая тем самым защиту прав заинтересованных лиц от их нарушений со стороны законодателя.

Значение такого разъяснения трудно переоценить; признание же его необязательным для судов привело бы по существу к ограничению действия Конституции РФ.

Зачастую постановления Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющие вопросы судебной практики, восполняют существенные пробелы в законодательстве и являются по сути источниками права, которые служат основой для разрешения судами многих дел.

В качестве примеров можно привести постановления Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющие вопросы, возникшие в практике реализации права граждан на судебную защиту.

Вопросы возникли в связи с тем, что указанное право, закрепленное в самом общем виде в ст. 46 Конституции РФ (до нее - в ст. 63 ранее действовавшей Конституции РФ, в редакции от 21 апреля 1992 г.), оказалось на практике трудно реализуемым применительно к определенным правоотношениям или субъектам из-за отсутствия в федеральном законодательстве конкретизирующих его норм (регулирующих порядок рассмотрения новых категорий дел, принципиально отличающихся от других дел, подведомственных судам; определяющих суды, управомоченные рассмотреть эти дела, и т.д.).

Так, в 1992 г. (после изменения ст. 63 действовавшей тогда Конституции РФ, гарантировавшей каждому право на судебную защиту) в практике возникла серьезная проблема с обеспечением судебной защитой военнослужащих от нарушений их прав со стороны органов военного управления и воинских должностных лиц. Проблема состояла в том, что отраслевое законодательство не регулировало отношения, связанные с реализацией этого права военнослужащими с учетом специфики воинской службы: не определяло суды, компетентные рассматривать жалобы военнослужащих на действия органов военного управления и воинских должностных лиц, и порядок рассмотрения таких жалоб. В соответствии с действующим тогда законодательством в компетенцию военных судов входило лишь рассмотрение уголовных дел (гражданские дела они рассматривали как исключение - в тех местностях, где не было народных судов), а рассмотрение таких дел народными судами в связи с их спецификой и особенностями дислокации некоторых воинских формирований было очень затруднительным, а нередко и вообще невозможным.

Пленум Верховного Суда РФ решил эту проблему на основании прямого применения ст. 63 действовавшей тогда Конституции РФ, считая невозможным дожидаться принятия законодателем необходимых для реализации военнослужащими конституционного права на судебную защиту законов. В Постановлении от 18 ноября 1992 г. N 14 "О судебной защите прав военнослужащих от неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц" <1> Пленум разъяснил, что военнослужащие имеют право обжаловать указанные действия в военные суды, которые рассматривают дела по таким жалобам применительно к правилам, установленным действовавшим тогда Законом СССР от 2 ноября 1989 г. "О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан".

--------------------------------

<1> См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996 гг. С. 121 - 122.
Это Постановление, полагаю, явилось источником права и положило начало функционированию в Вооруженных Силах Российской Федерации судебной власти: оно впервые поставило под судебный контроль действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц; оно конкретизировало положения Конституции РФ о праве на судебную защиту применительно к отношениям, возникающим из воинской службы; оно наделило военные суды компетенцией рассматривать гражданские дела по жалобам военнослужащих на действия органов военного управления и воинских должностных лиц, нарушающих их права; оно определило порядок рассмотрения таких дел.

Основываясь на этом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ как на источнике права, военные суды рассмотрели много дел, связанных с нарушениями прав военнослужащих. Специальный закон, который закрепил право военнослужащих на судебную защиту и компетенцию военных судов в этих делах, - "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" <1>, был принят только 27 апреля 1993 г.

--------------------------------

<1> ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. N 19. Ст. 685.
Совершенно очевидно, что если бы Пленум Верховного Суда РФ не принял названное Постановление либо военные суды посчитали бы его необязательным, то военнослужащие в нарушение Конституции РФ оказались бы лишенными права на судебную защиту.

Другое Постановление Пленума Верховного Суда РФ связано с реализацией положений ст. 23 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Конституция РФ в самом общем виде установила возможность ограничения указанного права на основании судебного решения, тогда как согласно отраслевому законодательству, действовавшему на время вступления Конституции РФ в силу (25 декабря 1993 г.), это ограничение допускалось с санкции прокурора (ст. 174 УПК, ст. 8 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", в редакции от 2 июля 1992 г.) <1>. Однако со дня введения в действие Конституции РФ названные нормы, как противоречащие ей, применяться не могли, а судебный порядок ограничения указанного права законодателем еще не был урегулирован.

--------------------------------

<1> ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. N 17. Ст. 892.
Сложившаяся ситуация породила много сложных и важных вопросов, решать которые суды должны были незамедлительно. В целях обеспечения действия положений Конституции РФ и единообразного применения их всеми судами РФ Пленум Верховного Суда РФ разъяснил все эти вопросы в Постановлении от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996 гг. С. 355 - 356.
Это Постановление конкретизировало положения ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ применительно к подведомственности судам материалов, связанных с ограничением прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни и жилища при проведении оперативно-розыскных действий; определило подсудность этих материалов, порядок их рассмотрения судьями, виды выносимых ими постановлений, движение материалов в случае отказа судьи в разрешении на проведение указанных действий.

Новый Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", который привел ранее установленный порядок ограничения конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни и жилища в соответствие с Конституцией РФ, был принят только 5 июля 1995 г. и введен в действие с 18 августа 1995 г. <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.
Таким образом, Постановление Пленума Верховного Суда РФ, которое по сути явилось источником права, применяемым судами, в течение более полутора лет обеспечивало прямое действие указанных положений Конституции РФ.

Можно было бы привести еще немало подобных примеров деятельности Верховного Суда по разъяснению вопросов судебной практики. Однако, полагаю, и указанные Постановления Пленума Верховного Суда РФ достаточно ярко подтверждают его большую роль в обеспечении правильного и единообразного применения федерального законодательства на всей территории Российской Федерации, в предупреждении или исправлении судебных ошибок, в защите прав, свобод и охраняемых законом интересов, а также то, к каким неблагоприятным последствиям может привести отказ от их обязательности и возможность их неисполнения.
***
Выпускаемый в свет сборник комментированных постановлений Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам является первым изданием такого рода.

Ранее выпускались только единые сборники официальных текстов (без комментариев) постановлений Пленума Верховного Суда РФ как по гражданским, так и по уголовным делам, расположенных в хронологическом порядке, что создавало некоторые неудобства в пользовании ими.

Постановления, включенные в данный сборник, систематизированы по категориям дел и отраслям права. Это значительно облегчит поиск нужных материалов.

В раздел "Общие положения" включено важнейшее Постановление Пленума Верховного Суда РФ, имеющее значение для всей деятельности судов, - "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. N 8.

В сборнике помещены постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые совместно с Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ, по разъяснению вопросов нового гражданского законодательства, которое применяется как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами.

Некоторые давно принятые постановления Пленума Верховного Суда, которые стали противоречить новому законодательству, но официально еще не признаны утратившими силу либо не приведены в соответствие с ним, в сборник не включены.

При подготовке сборника возник вопрос, ответ на который во многом определяет его полезность: нужно ли комментировать постановления Пленума Верховного Суда РФ или достаточно включить в сборник их официальные тексты, имея в виду, что они сами разъясняют закон и по этой причине как бы не нуждаются в дополнительных комментариях?

Авторы комментариев положительно отвечают на этот вопрос. Комментарии постановлений Пленума Верховного Суда РФ помогут глубже понять их смысл и облегчить их применение, они раскрывают актуальность и сложность разъясненных в них вопросов судебной практики, затрагивают другие, связанные с ними вопросы, сопровождаются примерами их практического применения судами.

Содержащиеся в сборнике материалы будут полезны судьям, адвокатам, прокурорам, студентам и преподавателям юридических вузов, научным и практическим работникам, а также любым другим читателям, интересующимся вопросами права и его применения.
Заместитель Председателя

Верховного Суда РФ,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ

В.М.Жуйков
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации