Николаева Ю.В. Преступления, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (статья) - файл n1.doc

приобрести
Николаева Ю.В. Преступления, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (статья)
скачать (120.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc121kb.18.09.2012 09:43скачать

n1.doc

Ю.В. НИКОЛАЕВА,

кандидат юридических наук,

заведующая кафедрой уголовно-правовых дисциплин МИЭМП

ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ВОВЛЕЧЕНИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

И ИНЫХ АНТИОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



Традиционно несовершеннолетние признаны одним из самых незащищенных слоев населения. Именно поэтому приобретает актуальность законодательное закрепление их прав и их защита на самом высоком уровне. И защита должна строиться не только от посягательств на права несовершеннолетних, но и от действий совершеннолетних членов общества, направленных на вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий.

В соответствии с Декларацией прав ребенка от 20 ноября 1959 г.1 ребенку должна быть обеспечена специальная защита законом или другими средствами, предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем в условиях, обеспечивающих свободу и достоинство личности. Кроме того, Конституция Российской Федерации провозглашает защиту несовершеннолетних, их прав и законных интересов одним из приоритетных направлений деятельности государства (ст. 38).

Преступность несовершеннолетних становится одной из самых серьезных проблем формирующегося гражданского общества в России. Не имея устоявшихся мировоззренческих принципов, молодежь подвержена негативным социальным влияниям, которые существуют и продолжают усиливаться в обществе, «моральные чувства у них еще не имеют характера устойчивых нравственных убеждений. Они могут восхищаться героическим поступком и в то же время не испытывать отвращения к аморальному, безнравственному. Несовершеннолетних нередко привлекают внешние проявления личности. Вместе с тем они не всегда умеют за ними увидеть действительные побуждения. Отсюда возникают псевдоувлечения. Вот почему подростки, особенно нравственно неустойчивые, сравнительно легко могут быть вовлечены взрослыми лицами в преступную или иную антиобщественную деятельность»2.

Поэтому негативное влияние взрослых, стимулирующее совершение преступлений и иных антиобщественных действий, особенно опасно: оно отрицательно влияет на формирование подростковой психики и духовное развитие несовершеннолетних. Вышеуказанное влияние взрослых стало причиной появления в Уголовном кодексе РФ самостоятельных преступлений, предусматривающих вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления или иного антиобщественного действия, обусловленных повышенной общественной опасностью действий совершеннолетних лиц. Это ст. 150 УК РФ – «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления», и 151 УК РФ РФ – «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий», а также некоторые другие составы преступлений, в которых вовлечение или склонение несовершеннолетних является квалифицирующими признаками, например: ст. 230 УК РФ – «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ», ст. 240 УК РФ – «Вовлечение в занятие проституцией». Сами факты такого выделения в самостоятельные составы или, наоборот, включение в основные составы в качестве квалифицирующего признака общественно опасных деяний по вовлечению несовершеннолетних, их причины и предпосылки, повышенная общественная опасность деяний являются основанием рассмотрения этих составов в данной статье. А недостатки и пробелы в уголовном законодательстве, регламентирующем преступления по вовлечению несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий, требуют разработки и внесения изменений и дополнений в действующий закон, при этом о наличии таких недостатков свидетельствует практика правоохранительных и судебных органов, подтверждающаяся официальными данными.

По данным статистики Министерства внутренних дел РФ, за январь – август 2007 г. каждое тринадцатое преступление (или 7,6% от общего числа преступлений) было совершено несовершеннолетними или при их соучастии3, что составляет 188 047 преступлений. За вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность в 2007 г. привлечены к ответственности 4 308 человек4. И это только официальная статистика, незарегистрированных же случаев намного больше. Вообще же, по мнению кандидата юридических наук Е.В. Сокол, уровень латентности преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлений, достигает 80–90%5. Особенно это заметно при анализе официальных сведений статистики, в соответствии с которой количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, из года в год только уменьшается, в то же время средства массовой информации регионов и муниципалитетов все чаще освещают преступную деятельность молодежи.

Так, в 2006 г. на участке обслуживания Кемеровского линейного отдела внутренних дел на транспорте (ЛОВДТ) в три раза увеличилось число преступлений, совершенных несовершеннолетними, – 36 фактов, что составляет 13% от общего числа преступлений, зарегистрированных Кемеровским ЛОВДТ за год.

Одним из направлений борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних является выявление и привлечение к ответственности взрос­лых лиц, вовлекающих несовершеннолетних в преступную и антиобщественную деятельность. Негативное влияние взрослых преступников не только способствует совершению преступлений подростками, но и нередко придает им более организованный и дерзкий характер. Законодатель обращает вни­мание на данный отрицательный фактор и указывает на необходимость его установления при расследовании уголовных дел в отношении подростков. Преступления, предусмотренные в ст. 150, 151 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ), традиционно рассмат­риваются следователями и дознавателями как «дополнительные» к основным составам (хищениям, угонам и пр.), по которым возбуждаются уголовные де­ла. По статьям 150, 151 УК РФ уголовные дела возбуждаются крайне редко, что обусловлено несколькими факторами. Преимущественным является все-таки не столько невозможность установления фактов вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, сколько совокупность причин, обусловленных психологическими особенностями несовершеннолетних6 и особенностью процессуального законодательства в отношении несовершеннолетних. В связи с этим налицо расхождение между количеством преступлений, совершенных несовершеннолетними в соучастии со взрослыми, и числом взрослых лиц, которым предъявлено обвинение по ст. 150 и 151 УК РФ.

Все это вызывает необходимость оптимизации криминологических и уго­ловно-правовых мер борьбы с вовлечением несовершеннолетних в совершение пре­ступлений или иных антиобщественных действий на основе детального юридического анализа составов преступлений, предусмотренных ст. 150, 151 УК РФ, рассмотрения спорных вопросов их квалификации, выявления причин и условий совершения этих преступных посягательств.

Преступления, обозначенные вышеуказанными статьями УК РФ, звучат как «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления»7 и «вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий»8. Для понятийного аппарата уголовного права интересно само понятие «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или иного антиобщественного действия (далее – вовлечение несовершеннолетнего)», так как законодательно не закреплено, что включается в его содержание.

Надо отметить, что до 2000 г. определение такого понятия существовало. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 16 под вовлечением несовершеннолетнего в преступную деятельность понимались «действия, направленные на возбуждение у него желания участвовать в совершении одного или нескольких преступлений, сопряженные с применением физического или психического воздействия (побои, уговоры, уверения в безнаказанности, лесть, угрозы и запугивание, подкуп, обман, возбуждение чувства мести, зависти или других низменных побуждений, дача совета о месте и способах совершения или сокрытия следов преступления, обещание оказать содействие в реализации похищенного и другие)»9, а под вовлечением в занятие азартными играми или попрошайничеством – «умышленное склонение несовершеннолетнего к систематической игре на деньги и иные материальные ценности либо к систематическому выпрашиванию денег или иных материальных ценностей у посторонних лиц». Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 они были признаны недействующими, а следовательно, был искусственно создан очередной пробел в уголовном законодательстве. Многие правоведы сходятся во мнении, что, несмотря на то, что Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. признано недействующим, понятие «вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность» необходимо считать действующим и актуальным. Однако такое утверждение весьма спорно, так как понятие «вовлечение несовершеннолетнего» все-таки законодательно не закреплено и имеет ряд недостатков, например:

1. В понятии необходимо указать характеристику лица, которое вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления или иного антиобщественного действия (совершеннолетние). Только совершеннолетнее лицо может являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 150 и 151 УК РФ. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 разъяснено, что «судам следует иметь в виду, что к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лица, достигшие 18-летнего возраста и совершившие преступление умышленно. Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления». Кроме того, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (распитие спиртных напитков, употребление одурманивающих веществ) предусмотрена административная ответственность ст. 6.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Поэтому «по смыслу указанных норм привлечению к административной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в употребление пива и напитков, изготавливаемых на его основе, спиртных напитков или одурманивающих веществ подлежит совершеннолетнее лицо»10. Такое лицо должно быть вменяемо, в противном случае не будет состава преступления.

2. Все действия, применяемые к несовершеннолетнему и направленные на возбуждение у него желания участвовать в совершении преступления, имеют основой умысел11. Поэтому эту особенность также необходимо включить в понятие «вовлечение несовершеннолетнего».

3. Необходимо определить, с какого возраста ребенка можно «вовлечь» в совершение преступления или в иные антиобщественные действия. Ребенка, которому от роду год, а то и меньше, невозможно «вовлечь» в силу его возраста и умственного (психического) развития. Здесь уместнее был бы термин «использование ребенка». В соответствии с общепринятым мнением психологов «вовлечь» ребенка во что-то можно только тогда, когда у него появились и сформировались социальные нормы и ценности, как только его внутреннее «я» начинает отражать внешние процессы и у него начинает формироваться абстрактное мышление. Этот период начинается в среднем у ребенка в четыре года.

Так, по мере развития речи и связанных с ней кортикальных центров доминантного полушария (левого у правшей) последнее становится ведущим в развитии (II период), привнося свой (аналитический, вербально-логический) способ обработки информации, свой (аналитический, поленезависимый) способ восприятия – «левополушарные» (ЛП). В развитии мышления начинается переход от мышления конкретного к абстрактному, словесно-понятийному, связанное с формированием собственно сознания (Л.С. Выготский)12. По Ж. Пиаже, данный этап рассматривается как предоперациональная стадия интеллектуального развития. Она характеризуется развитием символического, образного мышления, которое представляет собой начальный этап интериоризации мыслительных действий, приводящей к формированию операционального мышления13. К этому же периоду относится начало осознавания ребенком собственного «Я», развития «Я-концепции» и формирования самостоятельной регуляции деятельности, стремление к самостоятельности – «Я сам» (A.Kоссаковский)14. С появлением образа «Я» связано и формирование в этом возрасте берновской жизненной установки индивида по отношению к себе, связанной с самооценкой: «Я +/–». По Э. Эриксону, в этом периоде в связи с приучением ребенка к самостоятельному контролю физиологических отправлений, требующим проявления им «автономной воли», формируются такие личностные черты, как автономия, самостоятельность, в дальнейшем перерастающие в ответственность и уверенность в себе (позитивный вариант) либо зависимость, неуверенность, стыдливость15 (негативный вариант, лежащий в основе развития в дальнейшем описанного А.Адлером «комплекса неполноценности»).

Следовательно, вовлечь ребенка в совершение преступления или иного антиобщественного действия возможно именно с четырех лет, что также необходимо указать в определении понятия «вовлечение несовершеннолетнего».

Вместе с тем Постановление Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. игнорирует психологический аспект возраста вовлечения и связывает его только с возрастом уголовной ответственности, что является для данного понятия недопустимым.

Исправление указанных недоработок очень актуально, так как при применении норм ст. 150 и 151 УК РФ в судебном разбирательстве возникает огромное число вопросов, которые судьи решают, руководствуясь своим опытом и мнением, что не всегда приводит к вынесению справедливого решения суда. Поэтому имеет смысл внесение в качестве примечания в указанные статьи полноценного и отвечающего действительности определения понятия «вовлечение несовершеннолетнего».

Особенность правового статуса несовершеннолетнего, его девиантное поведение под отрицательным влиянием взрослого обусловили выделение в Уголовном кодексе РФ самостоятельной группы преступлений против семьи и несовершеннолетних в целом и отдельных преступлений против вовлечения несовершеннолетних совершение преступлений и иных антиобщественных действий в частности. Эксперты констатируют, что «едва ли не каждое первое совершенное подростком преступление становится возможным исключительно благодаря вовлекательским действиям взрослого (около 90 %)»16.

Законодатель дифференцирует деяния на деяния, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ) и антиобщественного действия (ст. 151 УК РФ). Указанные статьи относятся к числу уголовно-правовых норм с двойной превенцией, когда угроза ответственности за деяния, предусмотренные ст. 150, 151 УК РФ, ограничивает возможность в последующем совершения преступлений и взрослыми, и несовершеннолетними. Данные нормы отличаются от ранее действовавшей аналогичной нормы (ст. 210 УК РСФСР) более точной дифференциацией ответственности, зависимостью ее от обстоятельств, повышающих общественную опасность деяния.

Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий суды, как правило, понимают сам факт совершения преступления несовершеннолетнего вместе со взрослым. Именно это ошибочное понимание ст. 150 УК РФ требует основательного знания состава преступления указанной статьи.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных ст. 150, 151 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие права и инте­ресы личности (право на безопасность жизни, здоровья, достоинства, чести, на поло­вую свободу и неприкосновенность, конституционные права и свободы и т.д.). Однако понятие личности не охватывает всю совокупность несовершеннолетних, так как «в широком, традиционном смысле – личность, это индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности. Стержневым образованием личности является самооценка, которая строится на оценках индивида другими людьми и его оценивании этих других»17. Структура сознания индивида формируются в раннем онтогенезе и в пределах понятия «личность» сформировывается к трем–четырем годам жизни. Поэтому до четырех лет ребенка нельзя назвать личностью в полном смысле этого слова, а следовательно, эта группа несовершеннолетних не попадает в родовой объект преступлений, предусмотренных ст. 150 и 151 УК РФ. В связи с этим более правильно было бы определить родовой объект как общественные отношения, обеспечивающие права и интересы индивида. Следует также отметить, что к основным характеристикам индивида относится целостность психофизиологической организации, устойчивость во взаимодействии с внешним миром, активность. Поэтому для определения родового объекта данный термин более приемлем и охватывает всю совокупность представителей hominis sapientis. Таким образом, наименование разд. VII УК РФ должно звучать как «Преступления против человека», поскольку человек является индивидом, включенным в социальные связи в процессах обучения и воспитания, формирования в деятельности и общении.

При этом международное право пришло именно к такому термину в уголовном законодательстве, так как оно «лишено социально-ролевой направленности и какой-либо привязки к государству»18.

Видовой объект – общественные отношения, обеспечивающие правильное вос­питание несовершеннолетнего, развитие и сохранение семьи как социального инсти­тута, который формирует личность несовершеннолетнего19. Видовой объект, совпадая, по сути, с наименованиями глав Уголовного кодекса РФ, позволяет выделить узконаправленную группу преступлений против семьи и несовершеннолетних, подчеркивая общественную значимость института семьи и охраны прав и интересов несовершеннолетних как одной из незащищенных категорий общества.

При обращении к зарубежному законодательству в целях определения аналогичных групп преступлений представляется следующая картина. В странах ближнего зарубежья, например в Болгарии, Беларуси, Казахстане, Узбекистане, уголовное законодательство сходно с уголовным законодательством РФ, т.е. во всех уголовных кодексах выделяется специальная глава, посвященная преступлениям против семьи и несовершеннолетних. Так, Уголовный кодекс Республики Казахстан предусматривает гл. 2 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (ст. 131 и 132); Уголовный кодекс Республики Беларусь – гл. 21 «Преступления против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних» (ст. 172 и 173)20; Уголовный кодекс Республики Узбекистан – гл. 5 «Преступления против семьи, молодежи и нравственности» (ст. 127); Уголовный кодекс Республики Армении – гл. 20 «Преступления против семьи и интересов ребенка» (ст. 165 и 166)21.

Однако существует ряд стран, которые относят аналогичные преступления к преступлениям, нарушающим общественный порядок и общественную безопасность. Прежде всего, это Уголовный кодекс Украины, где ст. 304 «Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность» входит в разд. 12 «Преступления против общественного порядка и нравственности»22; Уголовный кодекс Эстонской Республики, где ст. 202 «Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность или в занятие проституцией» входит в гл. 11 «Преступления против общественного порядка и общественной безопасности»23.

В то же время большинство стран Европы вообще не группируют преступления против прав и интересов несовершеннолетних, в основном они разбросаны по особенным частям уголовных законов, а выделенных преступлений относительно вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления или иных антиобщественных действий нет. Так, Уголовный кодекс Федеративной республики Германия предусматривает следующие преступления: § 171 – нарушение обязанности попечения и воспитания, § 182 – сексуальное злоупотребление в отношении несовершеннолетнего, § 180 – пособничество сексуальным действиям малолетних. Уголовный кодекс Швеции предусматривает следующие статьи: ст. 7 гл. 6 ч. 2 о вовлечении несовершеннолетнего в действия сексуального характера, ст. 12 гл. 16 ч. 2 о распространении среди несовершеннолетних аморальной информации24 и др. В качестве примера из Уголовного кодекса Дании можно использовать следующие статьи: гл. 22 § 197 о нищенстве, гл. 24 § 228 (2) о склонении во вступление в аморальное половое сношение25 и др.

Основным объектом вовлечения несовершеннолетнего в со­вершение преступления или иных антиобщественных действий следует признать общественные отношения, обеспечивающие право несовершеннолетнего на защиту от информации, наносящей вред его нравст­венному и духовному развитию26 и способствующей совершению им преступления или иного антиобщественного действия.

Дополнительным объектом преступления могут являться общественные отношения, обеспечивающие безопасность имущества – при угрозе уничтожением или повреждением имущества, безопасность чести и достоинства – при шантаже (ч. 1 ст. 150 УК РФ), общественные отношения, обеспечивающие здоровье или свободу – при применении насилия; общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ – при угрозе при­менения насилия (ч. 3 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК РФ).

Объективная сторона вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступлений и (или) иных антиобщественных действий характеризуется несколькими факторами. Прежде всего, это способы, средства и условия вовлечения несовершеннолетнего. Важен также момент окончания совершения преступления и некоторые другие факторы.

В соответствии со ст. 150 УК РФ объективной стороной данного преступления является «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом»27. Из определения вовлечения следует, что преступление может быть совершено только путем действия, причем активного действия. Данное действие может быть выражено несколькими формами. Например, кандидат юридических наук Р.С. Дмитриевский выделяет понуждение, подстрекательство и привлечение, что абсолютно оправдано и соответствует тем способам вовлечения несовершеннолетнего, которые указаны в законе. Понуждение является наиболее опасной и агрессивной формой вовлечения, когда «взрослый действует, прежде всего, через эмоции страха, заставляя подростка вопреки его желанию принять участие в противоправном деянии»28.

При подстрекательстве взрослый склоняет несовершеннолетнего к совершению преступления и укрепляет его убежденность в принятом решении предусмотренными законом способами вовлечения, т.е. путем обещаний, обмана, угроз или иным способом. Различие этих форм не только в волеизъявлении подростка, но и специфичности использования способов вовлечения, если для принуждения характерны способы психического или физического насилия, то подстрекательство по большей части сопровождается убеждением, обещаниями, уговорами, предложениями.

Привлечение Р.С. Дмитриевский рассматривает как «приобщение несовершеннолетнего к противоправному поведению совместно со взрослым подстрекателем или организатором, или иным подростком»29. Разграничение «вовлечения» на указанные формы имеет важное смысловое значение, так как позволяет разграничить и дифференцировать различные формы противоправной деятельности взрослых, а также способствует определению субъективной стороны преступления. Именно поэтому необходимо включить формы вовлечения в диспозицию ст. 150 и 151 УК РФ.

С формами вовлечения тесно связаны способы вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий. Перечень способов указан в диспозиции ч. 1 ст. 150 УК РФ, но он не является исчерпывающим:

- обещание – добровольное обязательство сделать что-нибудь. В данном контексте взрослый обещает подростку совершить для последнего какое-либо действие (подарить что-то, познакомить с кем-то и т.д.);

- обман – введение в заблуждение. Взрослый искажает факты, преподносимые несовершеннолетнему, с целью побудить и закрепить уверенность в намерении совершить преступление или иное антиобщественное действие, так как данные способы вовлечения используются и при вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий;

- угроза – обещание причинить какую-нибудь неприятность, зло. Объектом причинения вреда может быть не только несовершеннолетний или его материальные интересы, но и родственники и близкие ему лица. Причем закон понимает под близкими лицами иных, за исключением близких родственников и родственников, лиц, состоявших в свойстве с потерпевшим, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений;

- иные способы. Традиционно к иным способам вовлечения относят возбуждение вражды, чувств ненависти, зависти, корысти. Особенно в последнее время получило распространение совершение преступлений с участием несовершеннолетних экстремистской направленности. Причем организаторы подобных преступлений взяли на вооружение те же методы, что и организованные преступные группировки, поскольку участие в бандах несовершеннолетних интересно для них в том смысле, что ниже ответственность, а также возможно более высокое сочувствие в суде. В данном случае целесообразно ввести более жесткую уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений экстремистского характера.

Криминалистическая характеристика вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления не в полной мере учитывает происшедшие в последние годы изменения в структуре преступности под влиянием глобальных преобразований в российском обществе.

В данном определении есть некий парадокс: к иным способам вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления относится вовлечение несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством и попрошайничеством, а также в употребление наркотических средств и психотропных веществ и занятие проституцией. Другими словами, способом совершения преступления по ст. 150 УК РФ является совершение других преступлений, в частности по ст. 151, 230, 240 УК РФ. Но для того, чтобы не ограничивать следователей узкими рамками законодатель не закрыл список способов вовлечения, так как в правоприменительной практике все чаще встречаются новые способы вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления или иных антиобщественных действий. Поэтому в качестве способов вовлечения несовершеннолетнего могут восприниматься любые способы, которые выступают в виде определенных технологий причинно-следственных изменений в психике несовершеннолетнего, в результате применения которых у него возникает желание или укрепляется решимость совершить преступление.

Так, обобщая судебную практику по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних, рассмотренных судами Ростовской области в 2005 г., в отношении ст. 150 УК РФ можем выделить следующие способы вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий:

Следует выделить, что именно со способами, их доказыванием связано огромное количество оправдательных приговоров по ст. 150 и 151 УК РФ. Зачастую при расследовании основного преступления доказательства вовлечения несовершеннолетнего утрачиваются тем или иным способом. Основная причина несвоевременного возбуждения уголовных дел заключается в отсутствии надлежащей организации следователем выявления признаков вовлечения. Так, например, по всем уголовным делам этой категории, поступившим на кассационное рассмотрение и в президиум Калининградского облсуда в порядке надзора, наряду с несовершеннолетними осуждены и взрослые соучастники, однако все они оправданы по ст. 150 УК РФ. Из этих дел видно, что в ходе расследования не полностью исследуются обстоятельства, связанные с конкретными способами вовлечения, а по некоторым делам в постановлениях о предъявлении обвинения вообще не указываются эти способы, не уделяется должного внимания доказательствам информированности взрослых о несовершеннолетнем возрасте осужденных, а также конкретным действиям по вовлечению несовершеннолетних в преступление. По этим причинам обвинение в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность в большинстве случаев ввиду его сомнительности признавалось недоказанным с последующим оправданием подсудимых.

В связи с этим необходимо разработать строгую технологию расследования преступлений, в которых принимают участие несовершеннолетние, с целью полного выявления элементов состава преступления и сохранению доказательственной базы.

Средство вовлечения – это материя, посредством которой реализуется способ вовлечения, т.е. инструмент. Кандидат юридических наук Е.В. Сокол делит средства вовлечения следующим образом: «1) непосредственные, при которых вовлекатель использует свои (личные, внутренние, т. е. психологические и физические) средства воздействия на несовершеннолетнего; 2) опосредованные, при которых вовлекатель использует внешние средства, выступающие в качестве посредника между ним и несовершеннолетним»30.

Условия вовлечения – это совокупность факторов, оказывающих влияние на эффективность применения того или иного способа вовлечения. Условия могут и увеличивать, и уменьшать эффективность воздействия на несовершеннолетнего в процессе его вовлечения в совершение преступления. Высокая криминалистическая и криминологическая значимость вышеуказанных составляющих объективной стороны, а также низкая их практическая востребованность выражает необходимость их законодательного закрепления.

Часть 3 ст. 150 и 151 УК РФ предусматривают в качестве способа вовлечения – применение насилия или угрозу его применения. Законодатель выделяет эти способы из-за их повышенной общественной опасности. Однако их диспозиции являются неполными, так как угроза применения насилия к близким потерпевшего не служит признаком состава преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 150 УК РФ. Между тем вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления под воздействием такой угрозы существенно увеличивает общественную опасность содеянного. Поэтому указанный признак целесообразно включить в ч. 3 ст. 150 УК РФ31.

В рамках объективной стороны преступления необходимо указать и такие квалифицирующие признаки, как вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу и в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, как выделяющиеся по степени общественной опасности. Под преступной группой в рамках данной статьи следует рассматривать только организованную группу и преступное сообщество как наиболее опасные виды соучастия, а также группу лиц по предварительному сговору, если несовершеннолетнее лицо достигло возраста уголовной ответственности, т.к. до этого момента соучастия быть не может32. Данная часть ст. 150 УК РФ была добавлена еще одним квалифицирующим признаком, однако его более характеризует субъективная сторона состава преступления.

Важным аспектом объективной стороны состава преступления является момент окончания преступления. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 преступления, ответственность за которые предусмотрена в ст. 150 и 151 УК РФ, считаются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий. Данное положение закона достаточно спорно. Несомненно, законодатель повысил ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий, установив формальный состав преступления (т.е. при вовлечении несовершеннолетнего не требуется последствие в виде совершенного им преступления), учитывая неоспоримый приоритет общественных отношений по защите и охране прав и законных интересов несовершеннолетних. Однако существует ряд отрицательных моментов. В частности, как уже говорилось, на практике следователи возбуждают уголовные дела по вышеуказанным статьям только по факту совершения основного преступления либо привлечения взрослого необходимое количество раз к административной ответственности и уже на поздних этапах расследования. Значит, последствие выступает как способ выявления преступления, предусмотренного ст. 150 и 151 УК РФ. Поэтому смысл в формальном составе этих преступлений теряется. К тому же доказать совершение преступления по данным статьям без наличия последствия на практике тяжело, а подчас и невозможно. Таким образом, целесообразно вернуть этим преступлениям материальный состав, а при вовлечении несовершеннолетнего без совершения им требуемых действий будет применяться положение о приготовлении или покушении на преступление33. В этом случае закон будет ближе к действительному положению вещей и к существующей на данный момент практике расследования преступлений.

Отдельно следует отметить положение Верховного Суда РФ, регламентирующее осознание вовлекающим лицом возраста несовершеннолетнего. В настоящее время, если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по ст. 150 УК РФ34. Такое жесткое определение не лишено недостатков. Более оптимальным представляется аналогичное положение Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 16, где отмечалось, что уголовная ответственность наступает как при условии осведомленности взрослого о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого лица, так и в тех случаях, когда по обстоятельствам дела он мог и должен был предвидеть это35. Аналогично необходимо рассматривать и ст. 151 УК РФ.

При рассмотрении объективной стороны состава преступления, предусмотренного в ст. 151 УК РФ, необходимо, помимо вышеперечисленного (как аналогичного), за исключением последних квалифицирующих признаков, отметить два неоднозначных момента. Прежде всего, это виды антиобщественных действий. Уголовный кодекс РФ дает исчерпывающий список антиобщественных действий. В него входят употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством и попрошайничеством36. Занятие проституцией и употребление наркотических средств и психотропных веществ не входят в указанный перечень, они выделены отдельно. В то же время Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» под антиобщественными действиями понимает «действия несовершеннолетнего, выражающиеся в систематическом употреблении наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, алкогольной и спиртсодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, занятии проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством, а также иные действия, нарушающие права и законные интересы других лиц»37. Поэтому необходимо привести к единообразию понимание антиобщественных действий путем внесения поправки в Уголовный кодекс РФ, в частности, название ст. 151 УК РФ должно звучать следующим образом: «Вовлечение несовершеннолетних в совершение некоторых антиобщественных действий». Необходимо законодательно определить понятия бродяжничества и попрошайничества.

Следует отметить, что законодателем в этом случае также был искусственно создан пробел в праве, поскольку эти понятия были закреплены в утратившем силу Постановлении Президиума ВС РСФСР от 13 декабря 1984 г. «О порядке применения статьи 209 Уголовного кодекса РСФСР»38. Как представляется, необходимо узаконить указанные понятия, используя терминологию М.Н. Марченко. Так, под бродяжничеством он понимает систематическое изменение места своего нахождения при отсутствии постоянного проживания по конкретному адресу, социально полезной деятельности, связанное с неимением в законном порядке приобретаемых в законном порядке средств для существования. Под попрошайничеством – систематическое выпрашивание у посторонних лиц (под различными предлогами и без них) денег, продуктов питания, одежды и других предметов, из которых можно извлечь материальную выгоду.

1 Декларация прав ребенка. Провозглашена резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1959 г. Международные конвенции и декларации о правах женщин и детей. Сборник универсальных и региональных международных документов, принцип 2 / Сост. Л.В. Корбут, С.В. Поленина. М., 1998.

2 Цит. по: Миньковский Г.М., Тузов А.П. Профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. Киев: Политиздат Украины, 1987. С. 125.

3 См.: Краткая характеристика состояния преступности. Статистика // Официальный сайт МВД России, http://www.mvdinform.ru/stats/10000033/10000091/4922/

4 См.: Охота на маньяков // Общая газета.РУ. 2007. 2 августа.

5 См.: Сокол Е.В. Организационно-тактические особенности расследования вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 3.

6 Например, желание взять вину на себя из побуждения выгородить более старшего товарища или показаться более зрелым, чем он есть.

7 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

8 Там же.

9 Цит. по: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 03.12.1976 № 16 (с изм. на 05.12.1986) «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность», п. 10 // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977. Ч. 2. М.: Известия, 1978.

10 См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г. «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2007 года». Документ опубликован не был.

11 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», п. 8. // Бюллетень ВС РФ. 2000. № 4.

12 См.: Выготский Л.С. Проблема возрастной периодизации детского развития // Вопросы психологии. 1972. № 2.

13 См.: Пиаже Ж. Теория Пиаже // В кн.: История зарубежной психологии. Тексты / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Изд. МГУ, 1986. С. 232–292.

14 См.: Коссаковский А. Психическое развитие личности в онтогенезе // В кн.: Психология личности в социалистическом обществе. Активность и развитие личности. М.: Наука, 1989. С. 37–67.

15 См.: Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: ЛЕНАТО, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996.

16 Цит. по: Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: понятие, структура, источники // Журнал российского права. 2002. № 3.

17 Цит. по: Словарь психолога-практика / Сост. С.Ю. Головин. 2-е изд., перераб. и доп. Мн.: Харвест, 2005. С. 318.

18 См.: Мкртычян Б.А. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 35.

19 См., например: Косова Н.Н. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и (или) иных антиобщественных действий: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 19.

20 См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь / Под ред. Р.М. Асланова, А.И. Бойцова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

21 См.: Уголовный кодекс Республики Армения / Под ред. Е.Р. Азарян, Н.И. Мацнева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

22 См.: Уголовный кодекс Украины / Под ред. В.Я. Таций, В.В. Сташис. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

23 См.: Уголовный кодекс Эстонской Республики. Сборник нормативных документов. Таллин: Изд-во Юрид. бюро Дефендо, 1996.

24 См.: Уголовный кодекс Швеции / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, С.С. Беляева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

25 См.: Уголовный кодекс Дании / Пер.: А.Н. Рычева; науч. ред. и предисл. С.С. Беляев. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

26 См.: Осипьян А.В. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений или иных антиобщественных действий: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 11.

27 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007), ч. 1 ст. 150 // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

28 Там же. С. 10.

29 Цит. по: Дмитриевский Р.С. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (криминологический аспект): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 11.

30 Цит. по: Сокол Е.В. Указ. соч. С. 12.

31 Цит. по: Мкртычян Б.А. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 86.

32 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», п. 9. // Бюллетень ВС РФ. 2000. № 4.

33 См.: Мкртычян Б.А. Указ. соч. С. 47, 48.

34 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», п. 8. // Бюллетень ВС РФ. 2000. № 4.

35 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 16 (с изм. на 05.12.1986) «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность», п. 9 // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924–1977. Ч. 2. М.: Известия, 1978.

36 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, ч. 1 ст. 151 // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

37 Цит. по: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ (ред. от 24.07.2007) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», абз. 5 ст. 1 // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

38 См.: Постановление Президиума ВС РСФСР от 13 декабря 1984 г. «О порядке применения статьи 209 Уголовного кодекса РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР. 1984. № 52.


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации