Кохановский В.П. (ред.) Основы философии науки - файл n1.doc

приобрести
Кохановский В.П. (ред.) Основы философии науки
скачать (3549.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3550kb.18.09.2012 09:04скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35
Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 159

шение между «естественным» и «искусственным» в форме изуче­ния соотношения между естественными и техническими свойства­ми объекта. Научно-техническое знание должно синтезировать данные, получаемые в результате инженерно-практического опы­та и естественнонаучного исследования. Поскольку через техни­ческие характеристики обнаруживают себя отличительные особен­ности функционирования технических объектов, то без фиксации этих свойств и их описания техническое знание немыслимо. В то же время техническое функционирование выступает как проявле­ние естественных характеристик объекта, естественных природ­ных сил. В результате соотношение двух типов характеристик представляет специфическое содержание, выходящее за границы естествознания, и исследование его позволяет, образно говоря, проложить мост от естественнонаучных знаний и открытий к их техническому применению, к изобретениям.

Первоначально же в техническом знании стояла другая зада­ча: вскрыть связь между особенностями функционирования и стро­ения объекта. Соединение представлений о естественных и тех­нических характеристиках осуществляется в ходе решения ука­занной традиционной задачи технического знания и представляет собой своеобразный способ ее решения, возникающий на уровне теоретического знания.

Для технических средств деятельности, в особенности для про­стых орудий труда, связь строения и функционирования обнару­живает себя особенно определенно. Действие инструмента (доло­та, сверла, рашпиля и пр.) зависит от ряда морфологических при­знаков, прежде всего от формы и характера материала. Какими понятиями ни пользовалось бы техническое знание донаучного периода, оно фиксировало главным образом связь функциональ­ных и морфологических особенностей своих объектов. При этом устройства разного рода различались прежде всего по морфоло­гическим признакам. Функциональные особенности технических средств фиксировались через осознание их целевого технологи­ческого назначения и способа применения. На указанном уровне рассмотрения еще нет места для различения «естественного» и «искусственного».

Постепенно техника начинает совершенствоваться. Человек обращается в процессе технического творчества непосредственно уже к целесообразным предметным структурам, связь же техничес-

160 Основы философии науки

кой структуры с целью не утрачивается. Она присутствует в яв­ном или неявном осознании функции, определяющей строение предметной целесообразной структуры в решении технических задач. Данная тенденция развития техники, включающая в себя, в частности, трансформацию цели в задачу и функцию, берет начало в технике каменного века и прогрессирует до настоящего времени.

При осуществлении периодизации технического знания нуж­но принимать во внимание как относительную самостоятельность развития технического знания, так и его обусловленность прогрес­сом естествознания и техники. На основании этого Б. И. Ивано­вым и В. В. Чешевым выделяются четыре основных этапа (пери­ода) в развитии технических знаний.

Первый этап — донаучный, когда последние существовали как эмпирическое описание предмета, средств трудовой деятельнос­ти человека и способов их применения. Он охватывает длитель­ный промежуток времени, начиная с первобытнообщинного строя и кончая эпохой Возрождения. Технические знания развивались и усложнялись одновременно с прогрессом техники, чему свиде­тельство эволюция этого знания: от практико-методического к тех­нологическому и от него к конструктивно-техническому. В этот период естественнонаучные и технические знания развивались па­раллельно, взаимодействуя лишь спорадически, без непосред­ственной и постоянной связи между ними. В технике этот период соответствует этапу орудийной техники.

Второй этап в развитии технического знания — зарождение технических наук — охватывает промежуток времени, начиная со второй половины XV в. до 70-х гг. ХГХ в. Для этого этапа харак­терно то, что для решения практических задач начинает привле­каться научное знание. На стыке производства и естествознания возникает научное техническое знание, призванное непосредствен­но обслуживать производство. Формируются принципы и мето­ды получения и построения научного технического знания. Одно­временно продолжается становление естествознания, которое свя­зано с производством опосредованно, через технические науки и технику. В естествознании в это время складываются все те осо­бенности, которые определили в дальнейшем лицо классической науки. В технике — это период возникновения машинной техни­ки, связанный со становлением капиталистического способа про­изводства..

Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 161

Второй этап в развитии технического знания расчленяется на два подэтапа. Первый подэтап (вторая половина XV в. — начало XVII в.) — это становление экспериментального метода на основе соединения науки и практики. Наука проникает в прикладную сфе­ру, но техническое знание еще не приобретает статуса научной теории, поскольку еще не сформировались окончательно теоре­тические построения естественных наук, основанные на экспери­менте. Второй подэтап (с начала XVIII в. до 70-х гг. XIX в.) — характеризуется тем, что появление новых научных теорий в естествознании (во всяком случае в механике) создало необходи­мые предпосылки для появления технической теории. Поэтому в этот период технические знания также начинают приобретать тео­ретический характер.

Третий этап в истории технических наук, который может быть назван «классическим», по времени охватывает 70-е гг. XIX в. и продолжается вплоть до середины XX в. Технические науки вы­глядят сформировавшейся и развитой областью научных знаний со своим предметом, средствами и методами и ясно очерченной объектной областью исследования. В этот период сложились до­вольно устойчивые, четкие формы взаимосвязи естествознания и технических наук.

Четвертый этап продолжается и в настоящее время, и среди его характерных особенностей можно выделить интеграцию есте­ственнонаучного и технического знания как проявление общего процесса интеграции науки1.

На начальных этапах развития человеческого общества про­цесс производства был примитивным. Объекты, становившиеся средствами труда, могли быть найдены непосредственно в при­родных условиях, и субъект имел возможность овладевать сред­ствами труда простым их присвоением.

Известно также и то, что производственный процесс осуще­ствляется посредством трудовых операций. В условиях, когда при­менялись простые универсальные орудия, различные продукты деятельности производились за счет увеличения многообразия тру­довых операций. От искусного использования естественных орга­нов, снабженных орудиями труда, зависел успех производствен­ной деятельности. Поэтому в центре эволюции производственно-

1 См.: Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. Л., 1977. С. 111—114.

6. Основы философии науки

162 Основы философии науки

го процесса стояли трудовые действия субъекта, направленные на получение того или иного продукта.

Освоенный людьми производственный процесс общественно закреплялся и передавался из поколения в поколение с помощью первой простейшей формы знаний, в которой центральное место занимали знания о действиях субъекта в процессе производства продукта. Эту форму знаний называют практико-методическими знаниями, не имеющими письменной формы их фиксации. Они содержались в человеческом опыте и передавались в процессе обу­чения. Но обогащение производственного опыта, накопление боль­шого многообразия трудовых действий привело к тому, что про­изводственный процесс начал расчленяться на специализирован­ные операции, в ходе осуществления которых происходила диф­ференциация форм и функции используемых орудий. Определен­ному типу действий ставился в соответствие специализирован­ный инструмент. Таким инструментом и соответствующими спе­циальными движениями естественных органов осуществлялась конкретная технологическая операция — частица совокупного технологического процесса.

Уже в первобытнообщинном строе, особенно на последних этапах его развития, накапливалось множество простых специа­лизированных орудий труда: скребки, долота, шилья, резцы и т. д. Наличие этих инструментов говорит о том, что в производ­ственном процессе произошло выделение целого ряда специали­зированных технологических операций, применявшихся при из­готовлении тех или иных продуктов. Знание, получаемое в этом опыте, называют технологическим. Некоторые авторы, анализи­руя формы донаучного технического знания, не склонны разли­чать практико-методическую и технологическую его формы. «Тех­нологические знания зарождаются с первыми каменными оруди­ями, и рассматривать их как развитие, усложнение практико-ме-тодических знаний неверно. Технические знания донаучного эта­па — это, по сути, эмпирические знания практической деятельно­сти. Представляя собой сплав невежества и практических навы­ков, они накапливаются методом проб и ошибок веками»1.

В ходе производственной деятельности начинают использо­ваться вспомогательные инструменты, заменяющие движения рук

' Ильин В. В., КалинкинА. Т. Природа науки. М., 1985. С. 154

Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 163

или ног человека механическими движениями. Появляются так называемые конструктивно-технические элементы, которые вы­полняют функции, принципиально отличающиеся от функций тех­нологических инструментов. Они не воздействуют непосредствен­но на объект преобразования (это делает рабочий инструмент), а только обеспечивают взаимодействие инструмента и объекта пре­образования в рамках определенной технологии.

Накопление и применение различных конструктивно-техни­ческих элементов закрепляется производственным опытом, воз­никает новая составляющая технических знаний. Такое знание можно назвать конструктивно-техническим. В содержание его входят сведения о структуре и действии того или иного элемента в их взаимосвязи, а также типовые способы использования кон­структивно-технических элементов. Но это все еще практическое эмпирическое знание, направленное на удовлетворение практи­ческих интересов человека, характерное для докапиталистическо­го способа производства.

Уже в античности были ученые, обладавшие техническим зна­нием, которое опережало свое время. В частности, Архимед при­менял свои теоретические знания для решения различных техни­ческих задач в строительстве и военном деле. В трудах по механи­ке он не только дал научный анализ работы простых машин, но заложил основы статики и гидростатики. Примером техническо­го подхода к изучению простых машин (ворота, рычага, блоков и т. д.) могут служить сочинения Герона Александрийского (около I в. н. э.).

Но в античные времена производственная практика использо­вала теоретические достижения Архимеда и его современников в ограниченном объеме. Только в эпоху Возрождения, когда осо­бенно интенсивно стали развиваться мастерство, точные расчеты, работы Архимеда были оценены должным образом.

Развитие эмпирического теоретического знания ведет к созда­нию машин и машинного производства, что характерно уже для мануфактурного производства, и происходит это не без участия механики и математики, отчасти физики и химии. Возникнове­нию экспериментальной науки больше всего способствовали зна­ния о действии устройств (прежде всего механических), а также сведения из области технологии. Между субъектом и предметом труда помещались все более сложные механические устройства

164 Основы философии науки

Понятно, почему и в знаниях о них важнейшая роль принадлежа­
ла механике, которая раньше других отраслей знания сложилась
в естественную науку и имела значительные теоретические и прак­
тические достижения в механизмах для ирригации, переноса тя- I
жестей, судостроения, а также для создания и совершенствова- I
ния военных устройств. I

Из всех наук механика была наиболее тесно связана с техни- | кой: она раньше других наук разделилась на теоретическую и при- | кладную механику. В целом, в эпоху феодализма не стимулиро- I валось систематическое изучение природы и применение естествен­нонаучных знаний в технике и технологии производства. Но тем не менее появляются новые конструктивно-технические элемен­ты, технологические приемы и соответствующие им технические знания, применяемые в производстве. Достоянием многих стран становятся такие крупнейшие открытия и изобретения, как порох, бумага, книгопечатание, компас. В исследовании различных свойств вещества и энергии нуждались, в частности, текстиль­ная, керамическая, стеклодувная и металлообрабатывающая про­мышленности. Все это создало материальную основу для станов­ления и развития подлинной экспериментальной науки.

Выдвижение в этот период именно механики на первый план находилось в соответствии с особенностями процесса познания, поскольку механика изучает простейшую форму движения мате­рии — перемещение. Коренные преобразования в мануфактурном производстве в условиях зарождавшегося капитализма привели к возникновению современного естествознания.

Главной особенностью этапа зарождения технических наук является превращение технических знаний в научные, что исто­рически связано с переходом к машинному производству. Если машинное производство стало первым фактором, породившим необходимость научного технического знания, то возможность воз­никновения последнего была обусловлена вторым фактором, а именно достижениями теоретического естествознания, опираю­щегося на эксперимент. «Рождение технических наук, необходи­мых для разработки технических средств, было обусловлено дву­мя встречными процессами: с одной стороны, использованием естественнонаучных законов, теорий и отдельных данных при изучении технических объектов и происходящих в них процессов, а также Применением методов научного познания, с другой —

Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 165

j обобщением отдельных наблюдений и фактов технико-производ-

| ственного характера и прежде всего опыта создания технических

| средств»1.

I Фундаментальное значение естественных наук в становлении

научного технического знания определялось тем, что они раскры­вали сущность, описывали явления и процессы, применявшиеся в производственной технике, и брали на вооружение формальный математический аппарат для количественного расчета структур­ных элементов технических устройств, происходящих в них явле­ний и процессов.

Естественные науки давали возможность оказать решающее влияние на конструирование, так как позволяли по-новому рас­сматривать технические устройства. Всякий механизм, любую со­вокупность определенным образом сочлененных конструктивно-технических элементов можно было понять теперь как реализа­цию естественного процесса, что явно обнаружило себя в процес­се изобретения парового двигателя. Технические средства отныне могли быть исследованы и созданы как особая форма «естествен­ного», как форма овеществления процессов природы. Естествен­ные процессы были положены в основу построения технических средств производственной деятельности. Со временем эта тен­денция становится нормой конструирования технического объек­та2. На основе знаний, полученных в естественных науках, мож­но было представить идеальную модель процесса, реализуемого в техническом устройстве, что становилось отправным пунктом конструирования технических объектов. Конструирование стано­вится разновидностью научной деятельности. В результате син­теза технического опыта с научным знанием возникает научное техническое знание.

Решающая стадия в становлении технических наук приходит­ся на рубеж XVHI—XIX вв. Но процесс этот был очень сложным и неравномерным, что обусловлено неравномерным развитием наук. В это время возникают новые научные теории в естество­знании, что создало необходимые предпосылки для появления

1 Уварова Л. И. О возникновении технических наук, используемых при
разработке технических средств // Наука и техника (вопросы истории и
теории). Вып. VII. Ч. 1. Л., 1972. С. 122.

2 См.: Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических
наук. Л., 1977. С. 127—128.

166 Основы философии науки

технической теории, технические знания также приобретают тео­ретический характер, т. е. происходит окончательная достройка научного технического знания, имеющего свой предмет, средства исследования, методы. Начинает зарождаться научная деятель­ность в технических науках. Начиная с 70-х гг. XIX в. наступает «классический» этап развития технических наук. Одной из харак­теристик зрелости технических наук является применение науч­ного знания при создании новой техники. Так, например, в обла­сти электротехники (одна из технических дисциплин, становле­ние которой пришлось на этот период) эта тенденция проявила себя в ходе развития конструкций электродвигателей, электрома­шинных генераторов, электрического телеграфа, электрического освещения, электроавтоматики и т. д._ Случались в развитии элек­тротехнической теории и отставания, вызванные особенностями практического использования электрического тока. Отсутствие раз­работок по теории переменного тока привело к отставанию элект­ротехники от объективных практических потребностей ее разви­тия. Становление электротехники как самостоятельной техничес­кой науки (а продолжалось оно до начала XX в.) характеризуется тем, что она обрела свои объекты исследования, свои цели и соб­ственные методы.

На рубеже XIX и XX вв. наука перешла от познания явлений макроскопического масштаба к познанию микропроцессов. Но­вый импульс развития теоретической физике дает М. Планк, ко­торый впервые (1900) выдвинул гипотезу квантов энергии. Путь, по которому пошло развитие квантовой физики, привел к тому, что она далеко обогнала весьма скромные потребности техники конца XIX — начала XX в. и в дальнейшем обусловила создание новых ее областей: электроники, радиотехники, рентгенотехники и т. п.

Начиная с этого периода, наука не только стала обеспечивать потребности развивающейся техники, но и опережать ее разви­тие, формируя схемы возможных будущих технологий и техни­ческих систем. Необходимо отметить, что в это время техничес­кие науки представляют собой сформировавшуюся область науч­ного знания со своим предметом, особыми теоретическими прин­ципами, специфическими идеальными объектами. Ряд дисцип­лин был уже обеспечен эффективным математическим аппара­том. Система технических наук приобретает устойчивые формы

Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 167

взаимоотношений с естественными науками. Важным механиз­мом возникновения новых научно-технических дисциплин стано­вится отделение одних технических наук от других, т. е. происхо­дит дифференциация технического знания. Ускоряются темпы математизации технических дисциплин.

Период от начала XX в. и до середины 50-х гг. XX в. является переходным от «классического» к «неклассическому» этапу разви­тия естествознания. В то же время технические науки продолжали преимущественно находиться на этапе «классического» периода своего развития. Но именно в этот период развитие естествозна­ния и автоматизации производства подготовили переход техни­ческих наук к современному состоянию своего развития, что про­явилось в зарождении таких наук, как электроника, радиоэлект­роника и др. На этом этапе все более нарастает поток, идущий от науки к технике, производству, сравниваясь с потоком, идущим в противоположном направлении; начался процесс единения науки и производства. С середины XX в. начинается «неклассический» этап развития.

На этом этапе в результате усложнения объектов инженер­ной деятельности, точнее усложнения проектирования такого рода объектов, формируются комплексные научно-технические дис­циплины (технические науки неклассического типа) — эргоно­мика, системотехника, дизайн систем, теоретическая геотехно­логия и т. д.

Сложившиеся в науке внутридисциплинарные и междисцип­линарные механизмы порождения знаний, как замечает В. В. Сте-пин, обеспечили ее систематические прорывы в новые предмет­ные миры. В свою очередь эти прорывы открывают новые воз­можности для технико-технологических инноваций в самых раз­личных сферах человеческой жизнедеятельности1.

1 См.: Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 95.

Глава III ;

Структура научного познания

§1. Эмпиризм и схоластическое теоретизирование

В истории познания сложились две крайние позиции по воп­росу о соотношении эмпирического и теоретического уровней на­учного познания: эмпиризм и схоластическое теоретизирование. Сторонники эмпиризма сводят научное знание как целое к эмпи­рическому его уровню, принижая или вовсе отвергая теоретичес­кое познание. Эмпиризм абсолютизирует роль фактов и недооце­нивает роль мышления, абстракций, принципов в их обобщении, что делает невозможным выявление объективных законов. К тому же результату приходят и тогда, когда признают недостаточность «голых фактов» и необходимость их теоретического осмысления, но не умеют «оперировать понятиями» и принципами или делают это некритически и неосознанно.

Эмпиризм (от греч. impeiria — опыт) отрицает активную роль и относительную самостоятельность мышления. Единственным источником познания считается опыт, чувственное познание (жи­вое созерцание), вследствие чего эмпиризм всегда был связан с сенсуализмом (от лат. sensus — чувство), но это не тождествен­ные понятия. При этом содержание знания сводится к описанию этого опыта, а рациональная, мыслительная деятельность сво­дится к разного рода комбинациям того материала, который да­ется в опыте, и толкуется как ничего не прибавляющая к содер­жанию знания.

Однако для объяснения реального процесса познания эмпи­ризм вынужден выходить за пределы чувственного опыта и описа-

Глава III. Структура научного познания 169

ния «чистых фактов» и обратиться к аппарату логики и математи­ки (прежде всего к индуктивному обобщению) для описания опыт­ных данных в качестве средств построения теоретического зна­ния. Ограниченность эмпиризма состоит в преувеличении роли чувственного познания, опыта и в недооценке роли научных абст­ракций и теорий в познании, в отрицании активной роли и отно­сительной самостоятельности мышления.

Говоря о схоластическом теоретизировании, необходимо от­метить, что понятие «схоластика» чаще всего употребляется в двух смыслах: прямом — как определенный тип (форма) религиозной философии, в особенности характерный для Средних веков, и в переносном — как бесплодное умствование, формальное знание, оторванное от реальной жизни и практики.

В свое время Гегель справедливо называл схоластику «вар­варской философией рассудка», лишенной всякого объективного содержания, которая «вертится лишь в бесконечных сочетаниях категорий» (а точнее— слов, терминов). При этом «презренная действительность» остается рядом и ею совсем не интересуются, что не позволяет понять ее существенные характеристики и фор­мообразования. Однако, как верно заметил великий математик Г. Вейль, ученый обязан пробиваться сквозь туман абстрактных слов и «достигать незыблемого скального основания реальности».

Схоластика — отвлеченно-догматический способ мышления, опирающийся не на реалии жизни, а на авторитет канонизирован­ных текстов и на формально-логическую правильность односто­ронних, чисто словесных рассуждений. Она не совместима с твор­чеством, с критическим духом подлинно научного исследования, поскольку навязывает мышлению уже готовый результат, подго­няя доводы под желаемые выводы.

Таким образом, схоластика представляет собой такой способ мышления, для которого характерны несвобода и авторитарность мысли, ее отрыв от реальной действительности, обоснование офи­циальной ортодоксальной доктрины и подчинение ей, абсолюти­зация формально-логических способов аргументации, субъекти­визм и произвольность в оперировании понятиями и терминами (зачастую переходящие в «словесную эквилибристику»), работа в рамках компилятивного, комментаторского исследования текстов, многосложность и полисемантичность дефиниций и вместе с

170 Основы философии науки

тем — стремление к четкой рационализации знания, формально­
логической стройности понятий. ;

Отрыв от опыта, от экспериментально установленных фак- \ тов, замкнутость мышления только на самого себя — недопусти- j мое явление для научного познания. Как подчеркивал А. Эйнш- ; тейн, «чисто логическое мышление само по себе не может дать никаких знаний о мире фактов; все познание реального мира ис­ходит из опыта и завершается им. Полученные чисто логическим путем положения ничего не говорят о действительности»1. Вели­кий физик считал, что даже самая блестящая логическая матема­тическая теория не дает сама по себе никакой гарантии истины и может не иметь никакого смысла, если она не проверена наибо­лее точными наблюдениями, возможными в науках о природе.

Проявления схоластического мышления чаще встречаются в \
социально-гуманитарном познании, чем в естественнонаучном,
особенно в условиях тоталитарных политических режимов. Это —
цитатничество, начетничество и компилятивность, которые ста­
новятся основными «методами» исследования; несвобода и авто­
ритарность мысли, ее подчинение официальной идеологической
доктрине и ее обоснование, субъективизм и произвольность в опе­
рировании понятиями и терминами («словесная эквилибристика»),
комментаторство и экзегетичность (произвольное толкование текс- ,
тов). «Это — пресловутая «игра в дефиниции», манипулирование |
«голыми» (зачастую «заумными») терминами, тяга к классифика- I
торству и системосозиданию, доказыванию давно доказанного, 1
псевдоноваторство с забвением азбучных истин, движение мысли |
от умозрительно сконструированных схем и формул к реальным |
процессам (но не наоборот), бесплодные перетасовки понятий и |
бесконечное «плетение словес» и т. д. |

I

§2. Особенности эмпирического j

исследования \

Научное познание есть процесс, т. е. развивающаяся система 1 знания, которая включает в себя два основных уровня — эмпири­ческий и теоретический. Они хотя и связаны, но отличаются друг

1 Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965, С. 62.

Глава III. Структура научного познания 171

от друга, каждый из них имеет свою специфику. В чем она заклю­чается?

На эмпирическом уровне преобладает живое созерцание (чув­ственное познание), рациональный момент и его формы (сужде­ния, понятия и др.) здесь присутствуют, но имеют подчиненное значение. Поэтому исследуемый объект отражается преимуще­ственно со стороны своих внешних связей и проявлений1, доступ­ных живому созерцанию и выражающих внутренние отношения. Сбор фактов, их первичное обобщение, описание наблюдаемых и экспериментальных данных, их систематизация, классификация и иная фактофиксирующая деятельность — характерные призна­ки эмпирического познания.

Эмпирическое, опытное исследование направлено непосред­ственно (без промежуточных звеньев) на свой объект. Оно осваи­вает его с помощью таких приемов и средств, как описание, срав­нение, измерение, наблюдение, эксперимент, анализ, индукция, а его важнейшим элементом является факт (от лат. factum — сде­ланное, свершившееся).

Любое научное исследование начинается со сбора, системати­зации и обобщения фактов. Понятие «факт» имеет следующие ос­новные значения: 1. Некоторый фрагмент действительности, объективные события, результаты, относящиеся либо к объектив­ной реальности («факты действительности»), либо к сфере созна­ния и познания («факты сознания»). 2. Знание о каком-либо собы­тии, явлении, достоверность которого доказана, т. е. синоним истины. 3. Предложение, фиксирующее эмпирическое знание, т. е. полученное в ходе наблюдений и экспериментов.

Второе и третье из названных значений резюмируются в по­нятии «научный факт». Последний становится таковым тогда, когда он является элементом логической структуры конкретной систе­мы научного знания, включен в эту систему. Данное обстоятель­ство всегда подчеркивали выдающиеся ученые. «Мы должны при­знать, — отмечал Н. Бор, — что ни один опытный факт не может быть сформулирован помимо некоторой системы понятий»2.

1 Иногда утверждают, что эмпирическое познание отражает лишь вне­
шние свойства и отношения предметов и процессов. Но это неверно,
ибо тогда мы никогда не выявим их внутренние связи, существенные,
закономерные отношения.

2 Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М., 1961. С. 114.

172 Основы философии науки

Луи де Бройль писал о том, что «результат эксперимента никогда не имеет характера простого факта, который нужно только кон­статировать. В изложении этого результата всегда содержится не­которая доля истолкования, следовательно, к факту всегда при­мешаны теоретические представления»1.

А. Эйнштейн считал предрассудком убеждение в том, что буд­
то факты сами по себе, без свободного теоретического построе­
ния, могут и должны привести к научному познанию. Собрание
эмпирических фактов, как бы обширно оно ни было, без «дея­
тельности ума» не может привести к установлению каких-либо
законов и уравнений. ■

В понимании природы факта в современной методологии на-1
уки выделяются две крайние тенденции: фактуализм и теореМ
тизм. Если первый подчеркивает независимость и автономность!
фактов по отношению к различным теориям, то второй, напро-1
тив, утверждает, что факты полностью зависят от теории и при
смене теорий происходит изменение всего фактуального базиса
науки. Верное решение проблемы состоит в том, что научный факт,.
обладая теоретической нагрузкой, относительно независим от те­
ории, поскольку в своей основе он детерминирован материальной
действительностью. \

Парадокс теоретической нагруженности фактов разрешается 1 следующим образом. В формировании факта участвуют знания, \ которые проверены независимо от теории, а факты дают стимул для образования новых теоретических знаний. Последние, в свою очередь, — если они достоверны — могут снова участвовать в фор­мулировании новейших фактов и т. д.

В научном познании факты играют двоякую роль: во-первых, совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдви­жения гипотез и построения теорий; во-вторых, факты имеют ре­шающее значение в подтверждении теорий (если они соответству­ют совокупности фактов) или их опровержении (если тут нет со­ответствия). Расхождение отдельных или нескольких фактов с те­орией не означает, что последнюю надо сразу отвергнуть. Только в том случае, когда все попытки устранить противоречие между теорией и фактами оказываются безуспешными, приходят к вы­воду о ложности теории и отказываются от нее. В любой науке

Бройль Луи де. По тропам науки. М., 1962. С. 164—165.

Глава III. Структура научного познания 173

следует исходить из данных нам фактов, которые необходимо при­знавать, независимо от того, нравятся они нам или нет.

Говоря о важнейшей роли фактов в развитии науки, В. И. Вер­надский писал: «Научныефакты составляют главное содержание научного знания и научной работы. Они, если правильно установ­лены, бесспорны и общеобязательны. Наряду с ними могут быть выделены системы определенных научных фактов, основной фор­мой которых являются эмпирические обобщения.

Это тот основной фонд науки, научных фактов, их классифи­каций и эмпирических обобщений, который по своей достоверно­сти не может вызвать сомнений и резко отличает науку от фи­лософии и религии. Ни философия, ни религия таких фактов и обобщений не создают»1. При этом недопустимо «выхватывать» отдельные факты, а необходимо стремиться охватить по возмож­ности все факты (без единого исключения). Только в том случае, если они будут взяты в целостной системе, в их взаимосвязи, они и станут «упрямой вещью», «воздухом ученого», «хлебом науки».

Хотя любой факт, будучи детерминирован реальной действи­тельностью, практикой, так или иначе концептуализирован, «про­питан» определенными теоретическими представлениями, одна­ко всегда необходимо различать факты действительности как ее отдельные, специфические проявления, и факты знания как отра­жение этих проявлений в сознании человека. Не следует «гнать­ся» за бесконечным числом фактов, а, собрав определенное их количество, необходимо в любом случае включить собранную си­стему фактов в какую-то концептуальную систему, чтобы при­дать им смысл и значение. Ученый не вслепую ищет факты, а всегда руководствуется при этом определенными целями, задача­ми, идеями и т. п.

Таким образом, эмпирический опыт никогда — тем более в современной науке — не бывает слепым: он планируется, конст­руируется теорией, а факты всегда так или иначе теоретически нагружены. Поэтому исходный пункт, начало науки — это, стро­го говоря, не сами по себе предметы, не голые факты (даже в их совокупности), а теоретические схемы, «концептуальные каркасы действительности». Они состоят из абстрактных объектов («иде-

У Вернадский В. И. О науке. Т. 1. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. Дубна, 1997. С. 414—415.

174 Основы философии науки

альных конструктов») разного рода — постулаты, принципы, оп­ределения, концептуальные модели и т. п.

Как в этой связи отмечал А. Уайтхед, научное познание пред­ставляет собой соединение двух слоев. Один слой складывается из непосредственных данных, полученных конкретными наблю­дениями. Другой — представлен нашим общим способом пости­жения мира. Их можно, считает Уайтхед, назвать Слоем наблю­дения и Концептуальным Слоем, причем первый из них всегда интерпретирован с помощью понятий, доставляемых концепту­альным слоем.

Согласно К. Попперу, является абсурдом вера в то, что мы можем начать научное исследование с «чистых наблюдений», не имея «чего-то похожего на теорию». Поэтому некоторая концеп­туальная точка зрения совершенно необходима. Наивные же по­пытки обойтись без нее могут, по его мнению, только привести к самообману и к некритическому использованию какой-то неосоз­нанной точки зрения. Даже тщательная проверка наших идей опы­том сама в свою очередь, считает Поппер, вдохновляется идеями: эксперимент представляет собой планируемое действие, каждый шаг которого направляется теорией.

Поппер считает, что если в факты не «встроено нечто теоре­тическое», то такие «факты» не являются ни основой, ни их гаран­тией. Однако между теорией и фактами, описываемыми данной теорией, всегда надо проводить «реалистическое различие».

Причисляя себя к «реалистам», Поппер отмечает, что ответ на вопрос о том, истинны или нет созданные человеком теории, за­висит от реальных фактов, которые, за очень немногими исклю­чениями, явным образом не созданы человеком. Созданные че­ловеком теории могут приходить в столкновение с этими реаль­ными фактами, и тогда в наших поисках истины нам приходится приспосабливать теории к фактам или же отказываться от этих теорий1.

Таким образом, мы «делаем» наш опыт. Именно теоретик ука­зывает путь экспериментатору, причем теория господствует над экспериментальной работой от ее первоначального плана и до ее последних штрихов в лаборатории. Соответственно, не может быть и «чистого языка наблюдений», так как все языки «пронизаны тео-

1 См.: Поппер К. Р. Объективное знание. Эволюционный подход. М., 2002. С. 309.

Глава III. Структура научного познания 175

риями», ъ голые факты, взятые вне и помимо «концептуальных очков», не являются основой теории.

§3. Специфика теоретического познания и его формы

Теоретический уровень научного познания характеризуется пре­обладанием рационального момента — понятий, теорий, законов и других форм мышления и «мыслительных операций». Живое созерцание, чувственное познание здесь не устраняется, а стано­вится подчиненным (но очень важным) аспектом познавательного процесса. Теоретическое познание отражает явления и процессы со стороны их универсальных внутренних связей и закономерно­стей, постигаемых с помощью рациональной обработки данных эмпирического знания. Эта обработка осуществляется с помощью систем абстракций «высшего порядка» — таких как понятия, умо­заключения, законы, категории, принципы и др.

На основе эмпирических данных здесь происходит мыслен­ное объединение исследуемых объектов, постижение их сущнос­ти, «внутреннего движения», законов их существования, состав­ляющих основное содержание теорий, — и «квинтэссенции» зна­ния на данном уровне. Важнейшая задача теоретического знания — достижение объективной истины во всей ее конкретности и пол­ноте содержания. При этом особенно широко используются такие познавательные приемы и средства, как абстрагирование — от­влечение от ряда свойств и отношений предметов, идеализация — процесс создания чисто мысленных предметов («точка», «идеаль­ный газ» и т. п.), синтез — объединение полученных в результате анализа элементов в систему, дедукция — движение познания от общего к частному, восхождение от абстрактного к конкретному и др. Присутствие в познании идеализации служит показателем развитости теоретического знания как набора определенных иде­альных моделей.

Характерной чертой теоретического познания является его на­правленность на себя, внутринаучнаярефлексия, т. е. исследова­ние самого процесса познания, его форм, приемов, методов, по­нятийного аппарата и т. д. На основе теоретического объяснения

176 Основы философии науки

и познанных законов осуществляется предсказание, научное пред­видение будущего.

На теоретической стадии науки преобладающим (по сравне­нию с живым созерцанием) является рациональное познание, ко­торое наиболее полно и адекватно выражено в мышлении. Мыш­ление — осуществляющийся в ходе практики активный процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, обеспечивающий раскрытие на основе чувственных данных ее за­кономерных связей и их выражение в системе абстракций (поня­тий, категорий и др.). Человеческое мышление осуществляется в теснейшей связи с речью, а его результаты фиксируются в языке как определенной знаковой системе, которая может быть есте­ственной или искусственной (язык математики, формальной ло­гики, химические формулы и т. п.).

Говоря о важнейшем значении мышления для научного по­знания, М. Борн подчеркивал, что «человеческий ум может про­никать в тайны природы с помощью мышления вследствие гар­монии между законами мышления и законами природы»1. От­сутствие такой гармонии, расхождение законов мышления с за: конами бытия закрывает путь к истине, ведет к заблуждению.

Мышление человека — не чисто природное его свойство, а выработанная в ходе истории функция социального субъекта, об­щества в процессе своей предметной деятельности и общения, идеальная их форма. Поэтому мышление, его формы, принци­пы, категории, законы и их последовательность внутренне связа­ны с историей социальной жизни, обусловлены развитием труда, практики. Именно уровень и структура последней обусловливают в конечном итоге способ мышления той или иной эпохи, своеоб­разие логических «фигур» и связей на каждом из ее этапов. Вмес­те с развитием практики, ее усложнением и внутренней диффе­ренциацией изменяется и мышление, проходя определенные уров­ни (этапы, состояния и т. п.).

Исходя из древней философской традиции, восходящей к ан­тичности, следует выделить два основных уровня мышления рассудок и разум. Рассудок — исходный уровень мышления, на котором оперирование абстракциями происходит в пределах не­изменной схемы, заданного шаблона, жесткого стандарта. Это

1 Борн М. Размышления и воспоминания физика. М., 1977. С. 53.

Глава III. Структура научного познания 177

способность последовательно и ясно рассуждать, правильно стро­ить свои мысли, четко классифицировать, строго систематизиро­вать факты. Здесь сознательно отвлекаются от развития, взаимо­связи вещей и выражающих их понятий, рассматривая их как нечто устойчивое, неизменное. Главная функция рассудка — расчлене­ние и исчисление. Мышление в целом невозможно без рассудка, он необходим всегда, но его абсолютизация неизбежно ведет к метафизике. Рассудок — это обыденное повседневное житейское мышление или то, что часто называют здравым смыслом. Логи­ка рассудка — формальная логика, которая изучает структуру вы­сказываний и доказательств, обращая основное внимание на фор­му «готового» знания, а не на его содержание и развитие.

Разум — (диалектическое мышление) — высший уровень ра­ционального познания, для которого прежде всего характерны твор­ческое оперирование абстракциями и сознательное исследование их собственной природы (саморефлексия). Только на этом своем уровне мышление может постигнуть сущность вещей, их законы и противоречия, адекватно выразить логику вещей в логике поня­тий. Последние, как и сами вещи, берутся в их взаимосвязи, раз­витии, всесторонне и конкретно. Главная задача разума — объе­динение многообразного вплоть до синтеза противоположностей и выявления коренных причин и движущих сил изучаемых явле­ний. Логика разума — диалектика, представленная как учение о формировании и развитии знаний в единстве их содержания и формы.

Процесс развития мышления включает в себя взаимосвязь и взаимопереход рассудка и разума. Наиболее характерной формой перехода первого во второй является выход за пределы сложив­шейся готовой системы знания на основе выдвижения новых — диалектических по своей сути — фундаментальных идей. Пере­ход разума в рассудок связан прежде всего с процедурой форма­лизации и перевода в относительно устойчивое состояние тех си­стем знания, которые были получены на основе разума (диалек­тического мышления).

Формы мышления (логические формы) — способы отраже­ния действительности посредством взаимосвязанных абстракций, среди которых исходными являются понятия, суждения и умо­заключения. На их основе строятся более сложные формы ради-

178 Основы философии науки

онального познания, такие как гипотеза, теория и другие, кото­рые будут рассмотрены ниже.

Понятие — форма мышления, отражающая общие закономер­ные связи, существенные стороны, признаки явлений, которые закрепляются в их определениях (дефинициях). Например, в оп­ределении «человек есть животное, делающее орудия труда» вы­ражен такой существенный признак человека, который отличает его от всех других представителей животного мира, выступает фундаментальным законом существования и развития человека как родового существа. Понятия должны быть гибки и подвиж­ны, взаимосвязаны, едины в противоположностях, чтобы верно отразить реальную диалектику (развитие) объективного мира. Наиболее общие понятия — это философские категории (качество, количество, материя, противоречие и др.). Понятия выражаются в языковой форме — в виде отдельных слов («атом», «водород» и др.) или в виде словосочетаний, обозначающих классы объектов («экономические отношения», «элементарные частицы» и др.). ;

Суждение — форма мышления, отражающая отдельные вещи, явления, процессы действительности, их свойства, связи и отно­шения. Это мысленное отражение, обычно выражаемое повество­вательным предложением, может быть либо истинным («Париж стоит на Сене»), либо ложным («Ростов — столица России»). В форме суждения выражаются любые свойства и признаки пред­мета, а не только существенные и общие (как в понятии). Напри­мер, в суждении «золото имеет желтый цвет» отражается не су­щественный, а второстепенный признак золота.

В современной логике по сравнению с традиционной, т. е. с начала XX в., когда сформировалась математическая (символи­ческая) логика, вместо термина «суждение» обычно пользуются термином «высказывание». Последнее представляет собой грам­матически правильное повествовательное предложение, взятое вместе с выражаемым им смыслом. Основными типами выска­зываний являются дескриптивные (описательные) и оценочные.

Однако истинность и ложность не являются единственными характеристиками высказываний, что было присуще традицион­ной логике. Для гуманитарных наук особое значение приобрета­ют, например, нормативные суждения, в которых выражены нор­мы и-законы права, этики — нормы поведения людей в различ­ных условиях.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35


Глава II. Возникновение науки и основные стадии ее развития 159
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации